RSS

Архив за день: 2015/07/12

Как оправдывают в суде фальсификаторов выборов


В специализированной литературе говорится, что «покраснение кожных покровов в области лица — это почти единственное физиологическое изменение, которое напрямую связано не только с физическим состоянием человека, но и с психологическим». По-простому: это реакция тела на сильные эмоции — на стыд, гнев, смущение, раздражение, ложь, тревогу, волнение, страх или испуг. Удивительно, но люди никогда не покраснеют по данной причине в одиночестве. Ученые объясняют это тем, что человек имеет способность осознавать свое существование и оценивать себя самого с точки зрения окружающих.

…Судья Калинина зачитывает предсказуемое решение по гражданскому делу Тараника. А представитель ответчика Нечаева заливается краской.

Сама Нечаева! Председатель образцовой Территориальной избирательной комиссии № 1 города Санкт-Петербурга. Можно сказать, женщина-легенда. Железная леди. Гроза. Путин получил в ТИК № 1 самый высокий результат по городу — 69,14%. Это, конечно, не Чечня, но для СПб она передовик. И суд в 99% случаев на ее стороне (99% — это не фигура речи, а статистический факт). И вот опять оглашают судебное решение в ее пользу. А она стоит с лицом как маков цвет. Ничего не понимаю.

С чего ей краснеть?

В сентябре моя соседка Галя сказала, что на выборах не хватает независимых наблюдателей, и я пошла на выборы — как член избирательной комиссии с правом совещательного голоса. И хотя меня, как героя этого материала Игоря Тараника, с участка не удаляли и жалобы мои принимали, на одну даже дали ответ с невероятной фразой: «Комиссия приносит свои извинения» (кажется, я единственный человек в городе, перед которым комиссия письменно извинилась), но все же после многочасового хамства школьных учительниц, из которых состояла комиссия, а главное,

после того, как явка на нашем участке в итоге стала в пять раз выше, чем я видела своими глазами, — ну вот после этого я, конечно, сдулась.

Нет, я еще написала заявление в суд, но когда его отбрили, я перестала интересоваться темой выборов на полгода. (Тут бывалые наблюдатели снисходительно улыбнутся. Что делать — это был мой первый раз, и я, да, разочаровалась.)

Но прошло полгода. А суды все шли (отбрили-то не всех, слишком много было подано заявлений). И я не выдержала. Решила зачем-то сходить в суд — посидеть на зрительской скамейке. И попала прямо на допрос свидетелей по делу Тараника. Там-то и увидела, как краснеет сама Нечаева.

Ложь

Итак, в Октябрьском районном суде Санкт-Петербурга слушается дело «Тараник против Участковой избирательной комиссии № 28 (УИК № 28)». В день выборов 14 сентября 2014 года он, член этой комиссии с правом решающего голоса, был удален из помещения для голосования и требует признать это решение УИК № 28 незаконным. По закону удалять члена комиссии с правом решающего голоса нельзя, поэтому, будь мы наивными, мы бы посчитали дело Тараника простым и беспроигрышным. Ну посмотрим.

Дело рассматривают три месяца. Первые два заседания Игорь Тараник просидел молча, после этого приходить перестал. Наконец, члены комиссии, удалившей Тараника, дают показания. Заявителя представляет Алексей Одинг. Со стороны оппонентов — председатель Территориальной избирательной комиссии № 1 (ТИК № 1) Нечаева.

Первой допрашивают зампредседателя комиссии Капитанову, директора школы № 255 в Фонарном переулке, где и располагался избирательный участок. И сразу же нас ждет сюрприз:

— Мы его, честно говоря, не удаляли — мы его отстранили, — говорит Капитанова.

— В решении написано «удалить», — Одинг показывает решение об удалении.

— Дело в том, что у нас молодая была команда. Это было ошибкой, сделанной, естественно, нечаянно. И когда мы стали его подписывать, проверять, то увидели слово «удалить» и тут же пересмотрели и приняли другое решение — об отстранении.

На этих словах Капитановой Нечаева поворачивается ко мне, сидящей на зрительской скамейке, и, ища сочувствия, смотря в глаза, кивает на слова свидетеля: мол, так и было. Может, и было. Только после того, как Игорь Тараник в сопровождении полицейского покинул избирательный участок, — и как раз в самое время: начался подсчет голосов.

Далее все свидетели повторяют одно и то же: удаления не было. А еще чаще говорят: «Не помню».

— Я слова «удаление» вообще не слышала, — заявляет свидетель Цыганкова, замдиректора школы № 255 по воспитательной работе. Нечаева смотрит умиленно на нее, улыбается, кивает. Капитанова сидит на скамье рядом со мной и теребит платочек.

Третья и четвертая свидетели, двадцатилетние студентки, вообще ничего не помнят, зато мило улыбаются. Несколько раз они оговариваются и произносят вслух «решение об удалении», на что Нечаева делает страшные глаза и шепотом на весь зал судебного заседания поправляет их.

Смущение

После второго заседания Нечаева подловила Тараника на лестнице и говорит: «Вы извините, что я там на вас все время глядела, просто у вас такие глаза голубые!» Так что смущение как причину ее румянца, думаю, можно отбросить. А Тараник больше на заседания не ходил. Поэтому мы с ним встретились вне судебных стен. Глаза его мне, кстати, показались серыми.

— Зачем вы пошли в члены УИК? — спросила я сразу в лоб.

— Я решил, что их как-то надо разбавить. Чтоб там были люди, которые составляли бы оппозицию.

— Как прошел выборный день? Мне было тяжело: мне просто хамили весь день.

— Понимаете, хамство — это неприятно, но это не самое тяжелое. Самое тяжелое — что, даже находясь во всем этом внутри, ход событий не изменить. Они все равно примут те решения, которые считают нужными. Даже не примут, они их нарисуют потом. Придя на выборы, они себе уже все разрешили, они себя, свои действия уже оправдали и уверены, что не занимаются чем-то плохим. Ничто их не остановит. Ничто. Попытки привлечь кого-то на свою сторону бесполезны.

— Это отчаяние?

— Нет. Это осознание того, что мой подход был неправильный. Я думал: правильно действуя, можно получить желаемый результат. Нет, не надо этого ожидать. И на суде можно делать что угодно. Суд уже свершился. Это просто был ритуал, в котором нужно было обыграть уже принятое решение.

— На следующие выборы пойдете?

— Конечно. Я все равно пойду — и опять буду вести себя правильно.

Раздражение

Заседание суда длится несколько часов, и Алексей Одинг пытается выяснить у свидетелей, чем Тараник нарушил избирательное законодательство: ведь и для отстранения нужны основания.

— С самого начала он выставлял какие-то требования, как будто он не член комиссии, а со стороны наблюдает, — возмущается Капитанова. — Стоял поодаль. Ходил по помещению, общался с кем мог, к нему приходили люди. То есть он оказался в роли наблюдателя. Мешал избирателям.

— Каким образом? — интересуется судья.

— Заглядывал через плечо.

— Через чье? — судья невозмутима.

— Избирателя.

Он до такой степени ее раздражал, что уже в 7.33 утра (еще до открытия участка) она написала на него заявление.

— Как вы только что сказали, уже в 7.33 вам удалось сорвать маску с лица негодяя Тараника! — это к допросу свидетеля приступил Одинг.

— Я так не говорила! Я категорически возражаю!

— Хорошо, в 7.33 вы уже подали на него заявление. Что последовало дальше?

— Ему было сделано замечание.

— Вы не путаете Тараника со своим учеником?

— Нет, не путаю. Ему очень ласково было сказано: Игорь Петрович, пожалуйста, займите свое место в комиссии, не ходите и выполняйте свой функционал.

— То есть никакого заседания комиссии по вашему заявлению не проводилось? (По закону заявление должно тут же рассматриваться комиссией. — Е. Г.).

— Получается, что да.

— Чем Тараник занимался в день голосования?

— Ничем. Болтался по коридору. Не наблюдал. Не смотрел. Даже то, что ему было поручено, не делал. Я лично его просила, чтоб следил, чтоб в кабинке был только один избиратель. Прозевал! Я делала ему замечание, когда из одной кабинки четыре ноги, извините…

— Члены комиссии имеют право контролировать соблюдение избирательного законодательства? — Одинг гнет свою линию.

— Я говорю про себя конкретно. Я имею право.

— То есть правильно ли я вас понял, вы имеете право — вы белая кость, а Тараник не имеет права, Тараник — черная кость.

— Он имеет право, — вздыхает Капитанова.

— Ну просто пользование этим правом вы ему все время ставите в вину.

Страх

— Для этих женщин, конечно, проблема, что их теперь таскают по судам, — говорит мне Тараник. — Но есть для них вещи более страшные. В любой комиссии всегда есть кто-то из руководителей и его прямые подчиненные. Спросите их: что им важнее — эти выборы, про которые через неделю все забудут, или их руководитель, с которым у них уже сложились отношения и от которого они зависят?

— Как вы думаете, когда они мухлюют, они не рефлексируют никак? Мои вели себя очень агрессивно.

— Там есть нормальные люди, которые очень переживают, что им приходится во всем этом участвовать, но по каким-то причинам им от этого не отказаться. Эти люди незаметные. Это их форма существования. Если они станут заметными, они не смогут выжить в этой среде.

— Вы их не осуждаете? Какие чувства они у вас вызывают?

Пауза. Вздыхает:

— Разные люди вызывают разные чувства. Я могу понять, почему они такие. Даже этого директора школы – у меня есть объяснения ее поступков. Но оправдать ее не могу. Это двуличный человек. И абсолютно беспринципный. Она красиво говорит о принципах, но фраза «цель оправдывает средства» — это для нее та среда, в которой она существует.

— Вас поддерживают друзья и близкие?

— Да. Но они не верят, что может получиться. И сами не действуют. Я один.

— Мне многие говорят, что все это зря, бессмысленно. Отговаривают.

— Есть вещи, которые просто невозможно терпеть. И в меру своих сил хочется им противодействовать. Альтернатива этому? Уход от социальной жизни? Но ведь невозможно уйти.

Мои действия рождают противодействия. И у той силы, которая мне противодействует, нет никаких ограничений: ни моральных, ни ресурсных.

И эти люди готовы врать даже в суде. Это же уголовное преступление — лжесвидетельство. Эти учительницы не моргнув глазом врут в суде. И ничего при этом внутри не дергается. Ничего нету внутри. Все выжгли уже. И вот она пришла в суд и лжет. А потом идет на урок к детям и говорит, что врать нехорошо. И ведь не возникает у нее никакого диссонанса, конфликта внутри.

Гнев

— Какие нормы права нарушал Тараник 14 сентября и какие меры комиссией в связи с этим были приняты? — Одинг продолжает допрос Капитановой.

— Он был отстранен — за то, что фотографировал списки избирателей с адресами!

— Это не норма права.

— Я не юрист!

Одинг достает акт, составленный комиссией после выборов, в котором говорится, что нарушений на участке № 28 не было. Свидетель сжимает в кулаке носовой платок и чеканит слова:

— Нарушений никаких у нас — у комиссии — не было. А человек, который нарушал, был отстранен. Нам не было сделано ни одного замечания наблюдателями. И, простите, мы сами друг другу никаких замечаний не делали.

— Вопрос очень простой: когда вы врали? Когда говорили о нарушениях Тараника? Или когда вы составляли акт об отсутствии нарушений на участке?

— Мы! — свидетель ставит акцент. — Не нарушали закон!

Свидетель Цыганкова на вопрос о нарушениях Тараника дословно повторяет Капитанову, но и добавляет кое-что новенькое:

— Он нервно себя вел.

— Какую норму избирательного права нарушает столь ужасное преступление, если человек нервно себя вел? Вы говорите, что три года являетесь членом УИК, значит, вы знаете законодательство.

— Не помню, — улыбается свидетель.

— Но тем не менее убеждены, что нарушал.

— Конечно.

— Общение с наблюдателями какую норму права нарушает?

— Это уже экзамен… — недовольна свидетель.

— Почему же в итоговом протоколе вы написали, что никто ничего не нарушал? Вот тут ваша подпись.

Пауза. Все смотрят на нее. Тишина. Нечаева играет ногтями.

— Вы будете отвечать? — спрашивает судья.

Нечаева суфлирует: «Не помню».

— Не помню, — повторяет свидетель.

Третья свидетель к списку «преступлений» Тараника прибавляет еще и написанные им жалобы.

Тревога

Суд переходит к прениям сторон. Первым говорит Одинг:

— Все наше грустное разбирательство — о формах игнорирования Тараника со стороны комиссии, членом которой он является. С моей точки зрения, может быть такой умысел: хотели сфальсифицировать, а честный человек этому мешал.

Нечаева закатывает глаза. Судья смотрит на нее внимательно. Одинг продолжает:

— Сначала игнорирование носило пассивный характер: его не извещали о заседаниях комиссии. Далее игнорирование размещением: посадили в черный угол, чтоб он никого не видел, чтоб его никто не видел. Далее — игнорирование жалоб. С утра он пытался подать жалобы. От этого всячески уклонялись и секретарь, и председатель. Дело со скрипом сдвинулось, только когда туда прибыл член вышестоящей ТИК № 1. Тогда наконец часть жалоб Тараника была принята, но никто не захотел в соответствии с законом рассматривать их.

Далее — переход к игнорированию активному: его удаляют. Тогда жизнь УИК № 28 рисовалась в розовом цвете: негодяя Тараника удалили, нет человека — и нет проблемы. Поэтому составляется акт об отсутствии нарушений. Но когда комиссию схватили за руку, сразу появились нарушения.

Одинг продолжает:

— Написано черным по белому: удалить. Но вдруг — нет, не удаляли — отстраняли. Отстранить действительно можно. Я мучительно пытался выяснить, какие нормы нарушил Тараник. Не услышал. Козырный аргумент у них, как они считают, это то, что он в неизвестное время неизвестным фотоаппаратом в неизвестном месте фотографировал неизвестно как открывшиеся книги со списками избирателей. Вынужден разочаровать оппонентов: даже если это не ложь, выдуманная в оправдание удаления, то избирательным законодательством данное действие не рассматривается как нарушение.

И смотрите, что подтверждает позднейшую фальсификацию: после того, как комиссия удалила злодея Тараника, она пальцем не пошевелила, чтобы защитить эти персональные данные. Ну так отберите эти фотографии, пресеките преступление! Нет, никаких попыток на эту тему предпринято не было. Больше того: мы открываем козлу ворота в огород. Только что он злостно фотографировал списки избирателей, и тут же мы ему даем выездное голосование — на тебе списки, на тебе заявления, милости просим, иди в огород, пользуйся.

Смеются все: Нечаева, судья, я.

Теперь слово берет Нечаева. Она не столь красноречива. Упирает на то, что «только два члена комиссии с правом решающего голоса имели опыт, для остальных же это были первые выборы, их первое боевое крещение». Отсутствие в итоговом протоколе сведений о жалобах Тараника она объясняет так:

— То, что человек называет свою бумагу жалобой, это не значит, что комиссия должна сразу регистрировать как жалобу. Бумаги Тараника не сочли жалобами. Поэтому в протоколе не отражено. Противоречий нет.

Доказав таким образом, что жалоб не было, она тут же сама и продолжает:

— Он говорит: не получил ответы на жалобы. Мы говорим: он отказывался брать.

Она говорит скороговоркой, уверенно, убежденно. Но совсем скоро — когда будут зачитывать решение — ее бросит в краску.

Нечаева в розовой шелковой блузке. На Одинге черный пиджак. А судья в черной мантии. И оттого выглядит беспристрастно. Мы же не знаем, каковы ее вкусы в одежде. Может, она тоже под мантией вся в розовом. А может, в черном деловом костюме? Не знаем. Она в мантии. И поэтому, если судья себя никак словами или мимикой не выдает, то вплоть до самого решения с легкостью верится в ее беспристрастность. Может, и на Нечаеву это подействовало? Я все о том же — гадаю, не от волнения ли так зарделись ее щеки.

…Решение судьи:

— Именем Российской Федерации… Таранику Игорю Петровичу отказать в удовлетворении искового заявления.

Идеалисты?

— Почему вы не пришли на их допрос? — спрашиваю Тараника.

— Не хотел быть свидетелем лжи. Выдержать, когда тебе лгут в глаза, да еще и в суде, это надо быть железным. Это перенести тяжело. Ну, я бы там вскипел, взорвался. И что?

Чтобы посвятить себя борьбе с этой ложью, надо отказаться от всего — семьи, дела. Но я просто обычный человек. Я компьютерщик, инженер IT. Мне не нравится то, что происходит, но я не готов костьми лечь. Мне их лица видеть лишний раз удовольствия не доставляет. И не хочу я идти на эти выборы. Ничего хорошего там не произойдет. Ты идешь туда, чтобы с этим злом бороться, но ты никакой не Дон Кихот.

— Но и просто сидеть дома вы тоже не можете.

— Не могу.

Вот и я не могу. И Одинг. И моя соседка Галя тоже. Мы, кстати, подали с ней совершенно идентичные заявления, но мое отвергли, а ее приняли к рассмотрению — уже было одно заседание. Ходили туда вместе.

Вообще, Петербург лидирует по России по количеству жалоб, поданных в ЦИК по выборам 2014-го, — их было 342. Общее количество поданных в суд заявлений — 235, до судебного рассмотрения дошло 120 (одно из них Галино), удовлетворено (и то частично) — 1%. В нашем Адмиралтейском районе, где мы живем и где царит Нечаева во главе ТИК № 1, больше всего судебных разбирательств. И не знаю, о чем это говорит.

Недавно ходили зрителями — поддержать таких же, как мы, заявителей. Пока ждали начала, мимо нас по лестнице с зарешеченными пролетами полицейские провели парня в наручниках. Галя вжала голову в плечи и смотрела ему вслед:

— После нескольких месяцев этих заседаний по выборам кажется, что они все невиновны.

Когда заседание закончилось и мы вышли в коридор, там уже образовалась очередь из несколькоих мужчин, они оспаривают штрафы ГИБДД.

— Вы не сотрясете основы избирательной системы? — спрашивает один.

— Никакое землетрясение их не сотрясет, — отвечает кто-то из нас.

— Интересно видеть идеалистов.

— А вы разве не идеалист, раз сами здесь?

— И я в какой-то мере…

Идеалисты — это еще ласково. Обычно люди говорят, что мы занимаемся бессмыслицей. Мне нравится, как на это отвечает мой друг Даня (он тоже, как Тараник, был в комиссии и совершил невозможное: большинство членов комиссии встали на его сторону и отказались подписывать липовый протокол), так вот он отвечает таким умникам цитатой из Стругацких: «Бессмыслица — искать решение, если оно и так есть. Речь идет о том, как поступать с задачей, которая решения не имеет. Это глубоко принципиальный вопрос…» Так вот, ответ: решать! Не забывая, что она неразрешима.

Я заметила, что мы — Одинг, Галя, Тараник, Даня — все время цитируем литературу. А они нет. (Лишь однажды кто-то из них процитировал басню Крылова, которая входит в школьную программу.) Как-то судья Одингу так и сказала: «Давайте рассуждать в рамках дела, а не литературы!» И сразу после этого удалила его из зала суда. Это когда адвокат оппонентов произнес удивительную фразу: «Хотя заявление мы не получили и не видели, какие там к нам претензии, но мы против». А Одинг не удержался и прокомментировал: Пастернака не читал, но осуждаю.

Их всех вообще очень раздражали цитаты, метафоры и прочие фигуры речи. Когда Одинг при допросе свидетеля Капитановой упомянул Гришку Отрепьева на литовской границе, свидетель пожаловалась, обращаясь к судье: «Вот это та же самая история, что была у нас с Игорем Петровичем с самого начала. Вот в такой форме у нас и происходил с ним разговор — все время и постоянно! — тут она совсем завелась. — Сейчас я это слышу второй раз!»

Одинг говорит: «Мы проигрываем дело за делом, но мы безусловно многого достигли. Это ценный опыт для нас и определенное давление на них. Они тратят время. Они вытаскивают грязное белье фальсификаций наружу. Они перепугались».

Гале нравится формула одного из наблюдателей: «Решение суда — это зафиксированный протокол преступления». Некоторые считают, что нынешние судебные разбирательства — это сбор доказательной базы для будущей люстрации.

Зачем лично я хожу в суд на Почтамтской? Я же не наивный человек, чтоб надеяться, что беспристрастная женщина в черной мантии вынесет решение в пользу Тараника или процитирует в своем решении, ну, например, Довлатова. Нет. Я думаю, что суды — это идеальное поле для знакомства. Ну сколько можно длить эту гражданскую войну и ненавидеть друг друга абстрактно? Надо знакомиться! Лучше всего это делать в суде. Там хорошие правила: нельзя говорить грубости, нельзя перебивать. Уже после пары заседаний, проведенных вместе, некоторым оппонентам хочется даже улыбнуться при встрече. Мы уже так много друг о друге знаем. В бумажник одного вложена фотокарточка любимой жены, с экрана мобильника другого улыбается младенец. Вот этот забавно чихает. А тот часто клюет носом. В прошлый раз мы все дружно не выдержали и смеялись над удачной шуткой. А иные из нас иногда заливаются краской…

Стыд

Сегодня будет заседание суда по аналогичному делу. Я пойду.

Екатерина Гликман

Реклама
 

Метки: ,

Святые отцы РПЦ


ЖИТИЯ СВЯТЫХ ИЛИ СИМПТОМЫ ИСТИННОЙ ВЕРЫ это превосходный материал, вобравший в себя все основные симптомы истинной веры. Они наглядно, детально, последовательно демонстрируют, каким должно быть поведение и мышление верующего человека по меркам церкви. А по меркам и классической, и современной психиатрии 75% святых христианской церкви подлежат немедленной госпитализации и принудительному лечению. Итак:

Св. Симеон Столпник много лет простоял на «столпе». В частности, в своих ранах он разводил червей, а также натирался калом, дабы зловоние распространялось сильнее (отказа от ванных процедур было мало). Сами верующие к нему относили так: «Откуда привел ты к нам человека этого? Невозможно его терпеть: смрад от него исходит. Никто не может стоять рядом с ним. Когда он ходит, черви падают с него: постель его также полна червями» (Димитрий Ростовский. Житие преподобного и богоносного отца нашего Симеона Столпника)

Св. Никита «40 лет неснимаемо носил большую каменную шапку.

Св. Ориген, публично отрезал себе пенис во имя «царствия небесного».

Св. Макарий, во избавление от греховных мыслей «надолго погружал зад и гениталии в муравейник».

Св. Лавр был покрыт настолько густым слоем вшей, что под ним едва угадывались черты его лица, а смахнуть вшей не мог, ибо постоянно держал руки крестообразно.
апку».

Св. Нил Столбенский спал только стоя.

Св. Мелхиседек «ел кору древес и вместо пития росу лизал».

Св. Василий Блаженный ходил зимой и летом голый и кидался человеческим калом в тех, кого считал еретиками.

Св. Тихон Калужский, всю жизнь прожил как белка, в дупле дуба.

Св. Корнилий Молчальник всю свою жизнь молчал.

Св. Марон Пустынник дал обет «беспокровной» жизни, т.е. всю свою жизнь прожил под открытым небом.

Св. Илия Пещерник жил, как барсук, в норе.

Св. Марк Гробокопатель всю жизнь носил железный пояс, жил в норе и прославился своей любовью к копке могил.

Св. Арсений, «от постоянного плача о Господе у него выпали ресницы».

Св. Фотиния всю свою жизнь молилась, 12 раз в день и 24 раза за ночь.

Св. Анджела прославилась тем, что горящим поленом регулярно прижигала себе интимные места, чтобы «избавиться от огня сладострастия».

Понятно, что все упомянутые святые (попади они в руки психиатрии) были бы навечно размещены в строгорежимных стационарах. Благочестивые экстазы простых верующих (благосклонно воспринимаемые церковью) тоже, вероятно, были бы оценены психиатрией как тяжелые расстройства психики. Вспомним один из образчиков такого благочестия, оставленный нам Маргаритой-Марией Алакок: «Он, бог, столь сильно овладел мной, что однажды, желая очистить от рвотных масс одну больную, я не могла удержаться от того, чтобы слизать их языком и проглотить» (цит. по «Истории тела» А. Корбена). И т.д. и т.п. И весь этот сброд психопатов и садомазохистов, РПЦ навязывает православным как эталон христианской жизни и образец для подражания.
Святые люди, похожими на которых призывают быть детей в школах, — совершенные психопаты и дегенераты!
А. Невзоров

 

Метки: , ,

Будни путлеровского гестапо


В ходе проведения общественного расследования и мониторинга нарушений прав человека на территории Иркутской области правозащитная организация «Сибирь без пыток» получила информацию о длящихся нарушении прав заключенных, содержащихся в СИЗО-6 города Ангарска. На первый взгляд идеальное СИЗО! Комар носу не подточит. Его начальник сильно ратует за то, чтобы ни одна проверка не нашла в нем никаких нарушений! Между камерами в честь грядущего праздника объявлен конкурс по оформлению коридоров рисунками, гирляндами и флажками. Однако, как говорится, «бывали хуже времена, но не было подлей».Ключевые слова в вышесказанном «нарушений не выявлено», «в ходе проверки жалобы не поступили». В соответствие с многочисленными обращениями от ранее содержавшихся в этом СИЗО людей (их слова подтверждены результатами медицинских освидетельствований), в период с сентября 2014 по апрель 2015 года они и другие лица подверглись незаконному давлению. Их заставляли признаться в преступлениях, которые они не совершали, истязали, беспричинно унижали, безосновательно избивали. Всем этим занимались как сотрудники учреждения, так и сокамерники — лица, находящиеся в СИЗО-6 для «разработки» подследственных путем пыток, психического и физического воздействия. Как следует из объяснений пострадавших, еще во время следования по этапу их начали избивать другие заключенные – люди, которым сотрудники приказывают «разрабатывать» подследственных. В СИЗО 6 города Ангарска заключенных-подследственных начинают бить с самого их прибытия. Сначала это делает дежурная смена, принимающая этап.

Бьют головой о стену, ладонями и кулаками по печени и в пах, ставят на растяжку и бьют по ногам деревянной киянкой предназначенной для простукивания стен на предмет обнаружения запрещенных полостей, сажают на шпагат и при этом глумятся.

Осматривающий этап медик полученные в результате этого телесные повреждения в карточку не вносит или записывает как полученные ранее в изоляторе временного содержания по месту прежнего нахождения. Пока заключенный находится в карантине, сотрудники СИЗО бьют его каждый день утром и вечером, в течение дня. Для того чтобы применить незаконное физическое насилие и нанести побои они выводят заключенных в непросматриваемые видеонаблюдением места: в сторону лестниц, в каптерки, в «слепые зоны» прогулочных двориков, на пороги камер. При помещении после карантина заключенных-подследственных в обычные камеры с заключенными-второходами, их также подвергают систематическим побоям, пыткам, истязанию со стороны, но на этот раз — со стороны других заключенных, которым сотрудники говорят «разрабатывать» подследственных. Известны прозвища прессовщиков (их фамилии также есть у правозащитников): Пан, Буня, Кот, Петруха, СОТИК, Исак, Романчик, Пират. Совместно с ними в камерах находятся 8-10 и более человек, помогающих пытать. Данные лица находились в разное время в камерах 67, 68, 70 второго этажа нового корпуса СИЗО 6, в настоящее время, по нашим сведениям, переведены на третий этаж старого корпуса.Как следует из обращений в организацию, в обмен на различные блага (наркотические средства, предметы быта и комфорта) названные «разработчики», применяют к находящимся в СИЗО-6 заключенным пытки и жестокое обращение.

При этом, по разрешению сотрудников СИЗО они могут выходить из своих камер и заходить в любые другие. Им разрешено забирать любые личные вещи и продукты питания заключенных, избивать их.

Входящего в такую пресс-камеру заключенного сразу же бьют, оглушая и подавляя сопротивление. Пока он находится в бессознательном состоянии, ему завязывают глаза, привязывают простынями к батареям, кровати (двухъярусная шконка) или оконным решеткам в виде распятого крестом. После чего по несколько человек подвергают его побоям по различным частям тела, по пяткам и голове. Бьют руками, ногами, палками, различными предметами, имеющимися в камере. Обратившиеся в «Сибирь без пыток» заключенные были избиты ремнями с металлическими пластинами на концах, плетками из толстых пучков проводов. Им вставляли иголки под ногти. Цепляли за различные части тела провода зарядного устройства и подключали его к розеткам с электрическим током. Угрожая изнасилованием, заключенных в этом СИЗО заставляют подписывать чистые листы, придумывать преступления, якобы совершенные их родными или друзьями, подписывать заявления о том, что их изнасиловали, угрожая, что, если они предадут факты пыток огласке, то эти заявления будут опубликованы.

При этом, указанные лица, угрозами заставляют пытаемых начинать «разрабатывать» других заключенных, а за отказ бьют.

Известен случай, когда у одного из заключенных ступни ног от ударов по пяткам настолько прогнили, что почернели по щиколотку, а через дыры в ступнях пошли гной, кровь, и заключенный увидел кость своей ноги. Только угроза потери конечности вынудила садистов перевести его в медицинский блок, где врач поставил диагноз «обморожение». На фото видны не проходящие шрамы на ступнях.Также недавно, как мне рассказали родственники заключенного, через несколько дней после помещения в СИЗО-6, у одного из находившихся в камере людей возникла травма головы – кости лба оказались в лобной доли головного мозга. При этом комиссия ОНК не нашла подтверждения вызова скорой помощи и доставления этого человека в больницу к хирургу. Наверное, именно из-за таких случаев, Общественную наблюдательную комиссию 25 апреля не пустили в СИЗО для проверки, и ее члены, прождав «под дверью» четыре часа были вынуждены составить Акт о недопуске.

Заключенным в этом «идеальном СИЗО» строго запрещается жаловаться врачу, а врач, даже описывая имеющиеся телесные повреждения, в том случае, если механизм их образования требует врачебной помощи, списывает их на бытовые травмы.

В результате применения к заключенным СИЗО-6 комплексного насилия, их заставляют сознаться даже в тех преступлениях, которые они не совершали. Бьют просто так или с целью выбить признательные показания даже после того, как в первый же день задержания люди подписывают чистосердечное признание оперативным сотрудникам органов внутренних дел. При этом, как говорят заключенные, сотрудники учреждения либо не обращают внимания на совершаемые прямо при них преступления, либо потворствуют им, либо,

если подвергнутый пыткам человек сопротивляется или кричит, они советуют покрепче его связать или заткнуть кляпом рот.

Что самое примечательное, за несколько дней перед этапированием в другие учреждения пытаемых заключенных перестают бить и дают медицинские препарата и мази для лечения следов побоев, пыток и истязаний. Лечат их либо сами «пытальщики» либо, если жертвы в состоянии, они лечатся самостоятельно. Но, даже если человек уже всё-всё-всё подписал и во всём сознался, его все равно привязывают на ночь, чтобы он, находясь в одной камере со своими мучителями, ничего не сделал с собой или с ними. Ночью в такой камере дежурит «часовой» из числа заключенных. Полагаю, что вышеуказанные сведения о нарушениях прав человека в ФКУ СИЗО 6 города Ангарска должны быть подвергнуты тщательной проверке, и виновные лица привлечены к предусмотренной законом ответственности. В связи с этим я подготовил жалобы в надзорные органы и заявления в Следственный комитет.

Святослав Хроменков

В Копейске снова избивают и пытают зеков при бесчеловечных условиях содержания. Осужденных избивают в присутствии начальника колонии Титова

Правозащитница и журналист Оксана Труфанова с членами ОНК по Челябинской области Диной Латыповой и Татьяной Лотц обнаружили ужасающие факты о содержании заключенных в 1-й и 11-й колониях Копейска. Об этом она сообщила на своей странице в Facebook. 27 апреля Труфанова вместе с Лотц посетила ИК-1. «В ШИЗО ИК-1 нашли троих заключенных с видимыми следами членовредительства — порезанными руками», — написала она.

У одного заключенного видны глубокие следы от наручников, у другого на левой руке глубокие порезы и уже почти сошедшие гематомы в области спины, еще у одного, вчера освободившегося из ШИЗО, — очень глубокие следы от порезов на правой руке, которые гноятся.

«Медицинскую помощь, по словам осужденных, им либо не оказывали вообще, либо оказали посредством предоставления йода — никто порезы не зашивал», — констатировала она. Осужденным-«штрафникам» не выдают постельное белье, в комнате для хранения матрасов и личных вещей «не было найдено ни простыней, ни наволочек, полный бардак, рваные матрасы, из которых выбегают крысы».

Осужденных избивают в присутствии начальника колонии Титова. Он также принимает участие в избиениях. Четверых избитых зеков правозащитникам и адвокатам обнаружить в колонии не удалось.

«По некоторым сведениям, часть из них уже увезли из ИК-1 в СИЗО-4 Златоуста и в СИЗО-2 г. Магнитогорска — видимо, подальше от нас. По словам осужденных, этим людям администрация обещала ломки в «лучших» пыточных лагерях Красноярска и Башкирии…»28 апреля Труфанова с Латыповой съездили с инспекцией в ИК-11. По словам правозащитницы, начиная с 24 апреля оттуда не прекращался поток жалоб от осужденных и их родственников. В отряде №13 правозащитники собрали большое количество жалоб на сотрудников колонии и спецназ ГУФСИН: при шмонах сотрудники применяют наручники, пускают в ход кулаки, матерятся, не составляют актов изъятия, портят вещи.

«Один осужденный опасается за жизнь и здоровье: по его словам, его заставляют подписать согласие на госпитализацию в тюремную психиатрическую больницу,

но он этого делать не желает. Дошло до того, что он боится пресловутого насильного вывоза его в неизвестном направлении», — рассказала она.

Беседы с ОНК тюремщики записывали на видеорегистратор, а фамилии общавшихся зеков занесли в блокнот. Теперь осужденные опасаются мести и репрессий.

В отрядах №6 и №10, из которых ранее поступало множество жалоб на условия содержания и на некачественное медицинское обслуживание, зеки жаловаться отказались. «Пока мы проводили проверку в отряде №13, до них уже добежал кто-то и уговорил повременить», — считает Труфанова. В спальном помещении отряда №10 в углах потолка — черная плесень, сам потолок облупился, штукатурка осыпалась, «линолеум на полу травмоопасен» из-за того, что «весь рваный» — «заключенный, побежав ночью в туалет, может просто разбить себе голову». В обоих отрядах на 80-90 спальных мест работают одна-две лампочки. В помещении ШИЗО находятся 50 «штрафников» против обычных 20 в средней колонии общего режима. Некоторые из них содержатся там более 15 суток, как, например, осужденный Б. — 28 суток (по журналу дисциплинарных комиссий). Сотрудники не выводят из ШИЗО после одного наказания перед следующим в отряд. Санузлы в камерах ШИЗО нигде не изолированы.

«В камере №22 метражом в 16 кв. м содержится 7 человек, которые спят на двух нарах, — написала Труфанова. — Спят на одних нарах по трое. Куда ложится четвертый — непонятно».

Аналогичная ситуация и в камере №17: заключенные спят вповалку. Труфанова задается риторическими вопросами: почему прокуратура никогда не выносила предписаний по данному факту, почему сам ГУФСИН не запрашивал финансирование на реконструкцию данных камер ШИЗО? ГУФСИН обнародованные факты пока не прокомментировал. Напомним, около двух с половиной лет назад в копейской колонии строгого режима №6 заключенные устроили бунт, итогом которого стал затянутый судебный процесс.

В воспитательной колонии Ангарска путлеровцы мучили и истязали подростков, треть пострадавших исчезла

Члены Иркутской ОНК Н. Хроменкова и Н. Варшней побывали с визитом в Ангарской воспитательной колонии (АВК), в которой 15 марта 2015 года произошел бунт малолетних.

Сотрудники колонии так и не смогли определиться с числом вывезенных из АВК после бунта подростков, а также с местом их нынешнего пребывания. Члены ОНК заявляют, что в итоге судьбы от 15 до 30 ребят неизвестны.

По итогам опроса малолетних преступников выяснилось, что в колонии действует некий актив из более старших осужденных: всем им в основном по 18 лет. Актив занимался «дедовщиной»: остальных, помладше, регулярно избивали с использованием палок, ставили в растяжку, унижали, заставляли часами ходить на корточках по плацу. Хулиганами было придумано даже специальное «наказание» — «за четыре кости»: когда подростка поднимают за руки и ноги высоко, под потолок, и бросают на пол. Самым страшным наказанием было «ставить под весло»: ребенка заставляли согнуться, на плечи клали палку (чаще эта палка из столовой, которой доставали противни из печи) и избивали.

Только «бугор» — лидер актива — решал, можно ли после экзекуции обратиться к врачу, и если можно, то кому. Пострадавшим было запрещено жаловаться сотрудникам колонии и родственникам. Еда в столовой на раздачах (особенно мясо, курица) заканчивались на середине очереди: «активисты» отнимали самое лучшее. «Избивали и наказывали за любое действие или в зависимости от настроения активистов. Подростки спрашивали: «За что?», а им отвечали: «За бесплатно!» — сообщается в отчете ОНК.

Сотрудники колонии, естественно, были в курсе происходящего — марши гуськом на плацу, например, попадали, как и многое другое, в обзор видеокамер, — но оставались безучастными.

Они попросту не занимались никаким, даже минимальным наведением порядка.Единственное — один из сотрудников также регулярно принимал участие в демонстративных «наказаниях» подростков и, видимо, с удовольствием бил их сам.

Все это продолжалось на протяжении длительного времени, и наконец 15 марта дети подняли бунт.

Начались драки, погромы, поджоги матрасов и простыней. Активисты и бугор побежали в дежурную часть, чтобы спастись. Дети выпрыгивали из окон здания, выбегали из дверей. Прибывшие на место сотрудники колонии и управления ГУФСИН сдержали толпу. Бунтующим было предложено пройти в школу, в кабинет №20, и составить жалобы. Им раздали бумагу и ручки. В этот же момент сотрудник-изувер вел видеосъемку происходящего.

Когда дети писали жалобы и заявления, в кабинет, отстранив сотрудников ФСИН, ворвался спецназ и стал избивать ребят дубинками.

Мальчишки рассказали, что у них были синяки на спине, голове, на шее, но на момент визита членов ОНК 21 марта 2015 года, 25-го и 27-го отметины уже сошли. «Били как взрослых», — вспоминают они. «А как их было еще успокоить, ведь они были для нас угрозой», — отвечают на это сотрудники АВК. Один подросток (как и остальные, просил не называть его фамилию, потому что боится расправы) во время избиения спецназом увидел на полу ножик и порезал себе руку, чтобы хоть как то прекратить избиения, но его тоже, несмотря на кровотечение, согнули в ласточку и вывели в грубой форме, даже не оказав первую медицинскую помощь.

Избитых малолетних заключенных уложили на пол, а потом ласточкой вывели из здания школы, а позднее развезли в разные УИС:

СИЗО №6 Ангарска, СИЗО №1 Иркутска, ЦБ-1 при ФКУ ИК №6 Иркутска.Учреждения, в которые развезли пострадавших, члены ОНК посетили также. Они отметили, что, хотя нарушения и есть, сотрудники ведут себя адекватно, ребята не выглядят запуганными. В АВК они постоянно озираются на сотрудников, а сами фсиновцы хамят даже наблюдателям.

Интересно, что весь актив не был переведен в колонию для взрослых, а целиком оставлен там, в той же общей комнате с его жертвами. Некоторые члены актива были впоследствии отпущены по УДО.

Правозащитники потребовали всестороннего расследования преступлений в отношении несовершеннолетних, совершенных и более старшими осужденными, и сотрудниками колонии, изоляции садистов, а также изучения вопроса правомерности применения спецсредств спецназом, привезенным в колонии для усмирения бунтовавших.

 

Метки: ,

Аварийный дом в российской глубинке



Утилизация слабых в процессе рыночного отбора идет постоянно. Это не предполагает, что человека сразу засунут в Гуантанамо, вырежут каким нибудь, ходящим под спецслужбами бандформированием или впрыснут эвтаназийного. Человеку достаточно выпасть из социальной ниши – лишиться работы, собственности и перспектив – дальше, на социальном дне, он постепенно утилизируется сам по себе от т.н. «естественных» факторов бедности.

Атомизация общества, разобщенность, СМИ и страхи лишают людей чувства реальности и понимания происходящего. Порой , до самого морга , человек продолжает надеяться на вбитые ему в голову миражи , будь то симулякры государства или иллюзии «социальной ответственности бизнеса».

Кураторы мировой финансовой системы способны сегодня создать очаг депрессии/бедности в любой точке своей глобальной экономики или временно погасить его — «поднять с колен». Ведь после побед над Социалистическим Миром в эту глобальную систему включены практически все страны. Все они придерживаются основных товарно-собственнических правил по которым функционирует система капиталистического насилия более денежных групп над менее денежными слоями населения и глобальной олигархии над всеми вместе взятыми.

 

Метки: ,

Затерянные общежития: у Администрации Президента


Жители общежитий у Приёмной Президента. Сотрудники приемной признали, что являются политическими импотентами!

11 июля жильцы московских общежитий вновь собрались перед Приёмной Президента на Ильинке. В одну сторону по этой улице двигались велосипедисты, в другую, к Приёмной — обездоленные жители. Они собрались вручить коллективное обращение представителям Президента, чтобы вновь обратить их внимание на массовые нарушения их жилищных прав. Жилищный Кодекс и Конституция попираются самим чиновниками высших государственных структур. Правоохранители произвол не пресекают, а если такое и происходит, то исключительно под давлением групп жильцов, сумевших организоваться для самостоятельной защиты своих прав.

Жильцов между тем путем жульнических махинаций снимают с очереди на улучшение жилищных условий, приписывают к их жилой площади площадь коридоров и лестниц общего пользования, тем высококвалифицированным специалистам, которым было обещано жильё за исполнение профессиональных обязанностей в поликлиниках, на заводах Москвы, теперь и вовсе лишают жилья, целые дома с жителями продаются в частные руки, а новым хозяевам, устраивающим травлю жильцов для их выселения, всё сходит с рук.

Жителей общежитий отказались коллективно пропустить на приём. Излюбленным методом — дозированными тройками им разрешалось войти в Приёмную для сдачи заявлений. На улице их поджидали журналисты — жители уже привычно раздавали интервью. Ничего нового не происходило. Приёмная Президента ничем не отличается от других чиновничьих мест, в которых жителей обманывают раз за разом. В Приёмной Президента этих чиновников только покрывают, то есть действуют с ними заодно.

«Может, вам куда-то выше надо обращаться», — было рекомендовано кем-то из них. Интересно, если аппарат президента ничего не может сделать для людей, то кто же управляет данной страной?

В любом случае жильцы общежитий не собираться складывать руки. Впрочем, подробнее об этом расскажет следующая акция жителей общежитий Москвы.

РРП-инфо

 

Метки: , ,

АНКЕТА ДЕПУТАТА Жиганши Туктарова – ЛЮДИ ПОСМЕЯЛИСЬ, ПОРА И ПРАВДУ СКАЗАТЬ



Вопрос о степени грамотности Жиганши Туктарова, кандидата от ЛДПР на пост губернатора Пензенской области, становится уже почвой для анекдотов. То он официально афиширует своё высшее юридическое образование, избираясь в гордуму, то он открещивается от него и идёт на губернаторские выборы уже со средним специальным фотографическим образованием, а теперь выясняется, что у него вообще нет никакого образования, даже школу, судя по всему, не заканчивал…

Дотошный пензенский блогер и главный редактор оппозиционной газеты «Новая альтернатива» Павел Арзамасцев, который поставил перед собой цель выяснить, какое на самом деле имеет образование Жиганша Туктаров, в очередной раз поймал его и власть имущих на информационном шулерстве, когда обратил внимание, что на сайте Пензенской городской думы в биографии данного депутата исчезла всякая информация о его образовании. Не указано даже то, что он, Жиганша Туктаров, когда-то школу заканчивал. И где теперь правда, становится уже совсем интересно. Но уже не потому, чтобы посмеяться, а чтобы соответствующие компетентные органы и комиссии всякие занялись степенью грамотности депутата, да развеяли или подтвердили вполне обоснованные мнения о фальшивом дипломе и вранье в анкетных данных…

В самом деле, господа и товарищи, может быть, пора некоторым прекратить нервно ёрзать на стуле и смешить публику, да правду обществу поведать? Сначала сей господин Туктаров утверждает, что он юрист с высшим образованием, полученным в Московском Государственном университет технологий и управления в 2006 году, это о нём указано и на сайте облизбиркома. Потом в качестве кандидата в губернаторы он вдруг указывает, что кроме среднего профессионального образования никакой степени грамотности более не удостоен. А теперь вот на официальном сайте гордумы исчезла информация вообще о каком-либо образовании этого господина. Даже про школу ничего не сказано. У всех депутатов указано, какое образование они имеют, а у этого теперь вот нет… Вполне вероятно, что биографические данные депутата могут снова измениться, своя рука владыка, поэтому сохраним скриншот страницы на память…

Вся эта веселуха даёт повод к серьёзным размышлениям. В результате того, что диплом так и не предъявлен народу, теперь совершенно понятно, что г-н Туктаров есть юрист липовый. И непонятное поведение вышестоящих начальников, председателей и уполномоченных органов, никак не реагирующих на факт обмана, говорит лишь о том, что власть имущие вместе с Туктаровым сейчас в ступоре. И, кроме как совершать глупости с подчисткой биографии депутата на сайте гордумы, более ничего не могут сделать, а правду сказать – значит, подвести под монастырь свою родную партию «Единая Россия», взлелеявшую г-на Туктарова в качестве технического кандидата на предстоящих губернаторских выборах.

Можно представить только, какой поднялся бы лай, если бы вот таким вот образом выяснилось, что у какого-нибудь депутата-коммуниста липовый диплом, а ещё громче вопили бы единороссы в один голос, если бы, например, экс-кандидат в гордуму от оппозиции Людмила Коломыцева слукавила бы также вот со своим образованием!

В общем, позор какой-то получается. Посмешище, а не губернаторские выборы. Так в чём смысл тишины, господа чиновники и депутаты? Что забудется и замнётся? Или оперативно рисуется где-то правильный диплом для опростоволосившегося депутата? Не проскочит, раньше думать надо было. И надо бы теперь вообще проверить дипломы у всех господ, именуемых народными избранниками, на предмет подлинности. Для объективности, а то чего это к одному Туктарову пристали…

Виктор Шамаев.

 

Метки: ,

За чертой бедности: как живет каждый шестой житель России


Сергей Зинцов

В России число граждан, доход которых стал ниже прожиточного минимума достигло 23 миллионов. Причем, доля граждан из категории нищих быстро растет. Это подтверждается данными Росстата: в 1-м квартале число бедных людей увеличилось на 3,1% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года, достигнув почти 16% населения.

Причины тому – кризис российской экономики и рост инфляции. Уровень прожиточного минимума во всех регионах страны начал стремительно расти – в среднем на 17,3%. Специалисты уверены, что реальный уровень бедности в России выше, чем показывают данные официальной статистики, и в 2015 году оно будет только увеличиваться.

Немецкое издание Deutsche Welle опросило людей из разных регионов России, оказавшихся за чертой бедности. Что примечательно, что они таковыми себя не считают, думают, что другие живут так же или даже хуже. Некоторые просят изменить имя…

Например, Татьяна Сетдарова – санитарка в психиатрической клинике Биробиджана. Прожиточный минимум в регионе — 13129 рублей, а заработок Татьяны – вместе со ставкой уборщицы – составляет около 10 тысяч рублей. «Денег катастрофически не хватает. Сыну 6 лет, я его воспитываю одна, с мужем в разводе. Но за мужа приходится отдавать кредит — 5000 рублей. ЖКХ — еще 5000, я плачу напополам с братом. Все остальное уходит на сына — 2000 на садик, 1200 на подготовку к школе. 1500 на дорогу», — признается Татьяна. Если бы не подработки в виде уборки квартир, есть было бы нечего, а «на мясо чаще всего все равно не хватает». Женщина мечтает о повышении зарплаты в больнице, но этого не предвидится. Татьяна очень хочет съездить к родственникам в соседнюю область, но средств нет даже на это.

Ольга Николаева из Саратова (50 лет) занимается оформлением документов в газовой компании. Зарплата с подработками – около 10 тысяч, прожиточный минимум составил 8892 рублей, но денег на многое не хватает: «Все деньги уходят на питание и лекарства. Еду стараюсь покупать, где дешевле, но мяса все равно ем очень мало. Одежду и обувь позволить себе практически не могу, выручают подруги — отдают свои старые вещи». Живет вместе с сестрой и племянником, плату за жилье делят на троих. Денег на развлечения почти нет. Все радости – погулять пешком, сходить на пляж, посмотреть телевизор. Мечтает скопить денег, чтобы съездить на море.

Елена Милашина — акушерка в липецком роддоме, 39 лет. Оклад – 6 тысяч рублей, прожиточный минимум — 8900. Подрабатывает уборщицей в больнице. Во время кризиса объём нагрузки только вырос: «Несколько человек уволили, мы теперь делаем их работу». Елена одна растит двоих дочерей – погодков, поэтому младшая донашивает вещи за старшей. «Раньше мы сыр ели каждый день на завтрак, сейчас раз в неделю. Мяса мало едим, раньше я котлеты делала, сейчас покупаю полуфабрикат с соей — иначе никаких денег не хватит». 3 тысячи платит за коммуналку. Помогает выжить огород, но и с ним трудности — мешает непогода. Денег на отдых уже не остается. Иногда семья ходит на речку. Елена хочет купить компьютер дочерям, но для этого уже придется брать кредит, а значит, и платить придется еще больше. Елена очень обижена на власть и никогда не ходит на митинги в поддержку власти, даже если туда её гонят на работе насильно.

И подобным образом живут все больше и больше наших соотечественников. Многим выжить помогают прежние сбережения, но они начинают заканчиваться: цены выросли, а зарплаты в основном остались на прежнем уровне. Добавьте к этому переход на сокращенную рабочую неделю на многих предприятиях и рост безработицы…

 

Метки: , , , ,

Беглый Стерлигов как классовый приговор


Российский бизнесмен Герман Стерлигов объяснил, почему он решил переехать в Нагорный Карабах. В интервью «Комсомольской правде» он сообщил, что в адрес его семьи неоднократно поступали угрозы.

Он уточнил, что «есть масса вариантов уничтожения от убийства до подсадки на иглу». По словам Стерлигова, он планировал «податься» в самопровозглашенную Луганскую народную республику. Но посмотрел на их руководство, и оно ему не понравилось — «эти красные флаги и все такое», — отметил бизнесмен. В итоге решил остановиться в местечке под названием Ширлан, в 27 километрах от города Шуши.

«Карабах это еще источник абсолютно чистых и дешевых продуктов. Здесь столько разнообразных фруктов и овощей, которые надо перерабатывать и везти в Россию. Здесь можно производить такие чистые и полезные соки, компоты, вина, если Москва все это распробует, то после плюнет на многое, что там сейчас продают химическое», — уверен предприниматель.

В пятницу МИД Азербайджана объявил Стерлигова персоной нон-грата из-за его решения переселиться в Нагорный Карабах.

Адвокат Николай Полозов, защищающий интересы лидера ультраправой организации «Русский образ» Ильи Горячева, сообщил, что Стерлигова планировали вызвать в суд в качестве свидетеля по делу организации националистов-убийц БОРН. В то же время адвокат бизнесмена Артур Айрапетов эту информацию не подтвердил, напоминает «Эхо Москвы».

Комментируя в интервью «Комсомолке» информацию в том, что якобы в его имении проходили военную подготовку националисты, Стерлигов заявил, что это «брехня несусветная». «В моей слободе просто не могут жить люди без бород. Вот ты ко мне приезжай и живи пожалуйста. А эти националисты, которых я видал, они же все бритые. Я уже по этой причине не могу с ними дел иметь», — заявил он.

Напомним, о том, что на землях Стерлигова проходили физподготовку и обучение рукопашному бою представители запрещенных националистических организаций в июне в Мосгорсуде заявил один из основателей БОРН Никита Тихонов, осужденный на пожизненное заключение за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Об этом писал «Московский комсомолец».

Справка: кто такой Стерлигов

В 1990 году 24-летний Герман Стерлигов организовал первую в России товарно-сырьевую биржу «Алиса» и стал одним из первых миллионером в стране. В 1996 году занялся политикой, в 1998 году возглавил правление движения «Слово и дело» («Русский дом»). В 2002 году баллотировался на пост губернатора Красноярского края с лозунгом, который апеллировал к еще одному его бизнесу — похоронному: «Вы войдете в наши гробики без диет и аэробики». Он пытался стать мэром Москвы и президентом России.

В 2004 году Стерлигов оставил свой бизнес и вместе с семьей уехал из Москвы, правительство Московской области выделило ему 37 гектаров земли в одном из населенных пунктов Можайского района Подмосковья, где он занялся сельским хозяйством и животноводством.

В прошлом по политическим взглядам — патриот-монархист. Открыто заявляет, что политикой не занимается. Однако признает, что готов стать руководителем этнически и конфессионально однородной Руси. Ради чего предлагает усечение территории России и радикальную смену политического курса.

Редактор ФОРУМа.мск Дмитрий Чёрный подытоживает:

— Вообще в персонаже Стерлигова органично выразилась вся Постэпоха и её стержневой фактор — социально-экономический регресс. Тёмная история с лагерями фашиков в его имении, которые потом убивали наших товарищей — не есть в его судьбе что-то внешнее, неожиданное, оно буквально вырастает из всего жизненного пути этого, казалось бы, отдельного нового русского. Кстати, по иронии судьбы оба персонажа политикума 90-х, известные под фамилией Стерлигов — крайние националисты, и генерал-майор КГБ в отставке, который Алексей, и вот, младомиллионер и многочадец Герман. Жаль, не родственники — хотя, наверняка в дальнем родстве по дворянской линии. Итак, что же собрался искать сперва в ЛНР, а потом в совершенно не русском Нагорном Карабахе человек, скупавший соцсобственность, товар да сырьё, на своей бирже? Конечно же, убежища. «Дело БОРН» коснулось его напрямую — а всё, что он там рассказывает про «подсадить на иглу» — жалкие отговорочки. Он скрывается там, где его не достанет следствие. Но вернёмся в 1991-й, когда Стерлигов организовал Российский клуб молодых миллионеров — откуда у молодёжи миллионы в кризисном 1991-м? А вот это вам его «Алиса» могла бы рассказать — миллиардером-то он продолжает оставаться. Освежёванный СССР, ещё пульсировавший в виде частей соцсобственности в его карманах — преображался идеологически в бородатой голове в ту самую «Россию, которую потеряли». Сепаратизм — именно он, тоже миллионерам на роду написанный, — явился логично после обогащения.

Экономическая энтропия — а точнее растаскивание некогда едино-государственной собственности и было косвенно созданием фундамента для всего этого нелепого и в СССР невероятного старообрядчества. Но таки оно состоялось — когда подкрепилось рублём. Деловой человек, вроде бы в здравом и довольно пронырливом уме — селится в лесу и заводит там, словно Робинзон, эдакую Русь изначальную… Был бы анекдот — если б не выраал суть постсоветских социальных процессов. Просто «передовой класс» это раньше осознал. Это экс-республики Союза там впадали в разные свои «исконные» религии и ереси после пролетарского интернационализма — а Герман впал сразу куда надо, в самый посконно-исконный. Что же делать дальше, в эпоху глобализации индивидуально обогатившемуся? Ну, когда есть деньги и земля — можно начать готовить свои дружины черносотенцев, своих православно-националистических парамилитарес, которые как бы конвертируют эту преобразованную в частную собственность бывшую собственность Советов — уже в силу, в террор, в возможность идеологического запугивания, а значит власти. Так возникли лагеря, так возникли прикормыши из БОРН, ведь Герман, отгрызая свой кусочек СССР и делая ставку на «гробовой» бизнес — хотел иметь не только деньги, семью, но и соратников. Увы, соратники поши по мокрому делу, тут всё не бархатно. Значит, законы товарно-сырьевой империи еще немного «не доросли» до сознания монархиста, до его дремучих золотых червонцев, которые он пытался преподнести миру в период кризиса как открытие. В общем, случай сколь мрачно-вековой, поскольку являет социальный регресс поэтапно, столь и анекдотический. Березовский бежит в Лондон, Стерлигов — в Карабах. Класс-повелитель не в состоянии удерживаться на той земле, которая дала ему состояние, первообогатившиеся отваливаются — остаётся без конкурентов одна силовигархия, второй призыв в правящий класс. Он — по определению вор, этот класс, просто в нынешних законах нет такого определения, вот его и ловят по другим статьям, но момент истины тут назревает. Вот как раз те самые красные флаги в ЛНР, которых сущностно боится расхититель социалистической собственности, — они этот момент истины предвещают.

 

Метки: , , ,

ЧТО МЫ ДЕЛАЛИ В СССР И НЕ ДЕЛАЕМ В РОССИИ


Вчера в кафе услышал рассуждения двух женщин примерно моего возраста,которые жаловались на нашу медицину,на то, какие болезненные сейчас дети и как проходило их детство в СССР.
И вот что я вспомнил.

1.В СССР сотни и даже тысячи людей могли пить газировку в автомате из одного стакана. Попил, сполоснул, поставил обратно. Все кто в теме, помнят, что даже «соображающие на троих» крайне редко покушались на такое общенародное достояние, как граненый стакан.


2.В СССР среди подростков было в порядке вещей подбирать окурки. Если бычок был с фильтром, то фильтр либо отрывали, либо опаливали в целях «гигиены». Окурки без фильтра курились либо просто так, либо их табак забивали в самопальные трубки из бузины. Особо продвинутые товарищи использовали для таких целей мундштуки.

3.Большую часть свободного времени мы проводили на улице. Это были парки, примитивные спортплощадки, речки и озера. В лесах не было никаких клещей. Из ручьев можно было спокойно пить воду. Озера не закрывались по эпидемиологическим показаниям.В деревнях, вплоть до начала восьмидесятых, дети могли бегать босиком. Битые стекла на улицах были большой редкостью, потому что все бутылки сдавались.

4.Воду мы пили из под крана. И в самом большом городе, и в самом далеком колхозе. Санитарные нормы в ту эпоху были таковы, что в водопроводе не обживались кишечные палочки, бациллы гепатита или еще какая-нибудь гадость.


В лесу по непонятной причине не было клещей…

5.Страшно подумать, но в кулинарии продавщица подавала пирожок или коржик руками. Руками подавался хлеб, колбаса, да и любые другие продукты. Никто не заморачивался насчет перчаток.

6.Не знаю, как кто, а мы проводили в пионерском лагере одну или две смены, в обязательном порядке. Поехать куда-нибудь на курорт считалось удачей, основные лагеря находились в часе езды от дома. Но там всегда было весело и интересно. Не вспомню ни одного лагеря,где бы мне не понравилось.

7.Поскольку по телевизору смотреть было абсолютно нечего, он использовался пару-тройку раз в неделю в субботу и воскресенье плюс по вечерам, если шел сериал «про Штирлица».

8.В СССР встречались подростки, которые не читали книг, но их было совсем немного. И школа, и среда, и наличие свободного времени подталкивали нас к чтению.

9. У нас не было компьютеров, поэтому все наши игры проходили во дворе. Обычно собиралась разновозрастная толпа мальчишек и девчонок, игры придумывались на ходу. Были они простые и не затейливые, но главным фактором в них являлось общение. Через игры мы осознавали модели поведения в социуме. Поведение оценивалось ни по словам, и даже не по поступкам, а по их мотивам. Ошибки всегда прощались, подлость и предательство-никогда.

10.Разговаривали ли мы о политике? Были ли оболванены советской пропагандой? Страдали от кровавого режима? Нет, нет, нет. На все это нам было глубоко наплевать в свои 12-14 лет. Запомнилось только то, что каждый из нас смотрел в будущее с нескрываемым оптимизмом. И те, кто хотели служить в армии, и те, кто решили стать водителями и рабочими, и те , кто собирались поступать в техникумы и институты.

Мы знали, что для каждого из нас найдется место под солнцем….

 

Метки: , ,

ОМИЧ О СКАНДАЛЕ В САДИКЕ: МОЮ ДОЧЬ ШАРФАМИ ДУШИЛИ ДРУГИЕ ДЕТИ, А ВОСПИТАТЕЛЬ СПОКОЙНО НАБЛЮДАЛА


Мужчина утверждает: над 4-летней малышкой издевались. Он написал заявление в полицию

Житель поселка Лукьяновка рассказал шокирующую историю: в садике над его маленькой дочкой издевались подружки, а воспитатель в это время спокойно сидела за столом и наблюдала за происходящим. Об этом омич написал в соцсетях пост, который взорвал всех. Только за сутки его запись получила 1,5 тысячи комментариев.

«Комсомолка» попыталась выяснить, что же произошло в дошкольном учреждении.

«ОНИ ПРОСТО НАРЯЖАЛИ ВАШУ ДЕВОЧКУ»

Эдуард Галкин водит свою дочку Лену в садик в городке Нефтяников. Летом группы стали закрывать на ремонт, а детей перетасовывать с теми, кто еще посещает учреждение. Четырехлетняя Леночка попала в группу к детишкам постарше. Ребятишки, говорит отец, не слишком обрадовались гостье. Каково же было удивление Эдуарда, когда 7 июля он забрал свою девочку и услышал от нее леденящую кровь историю: две старшие одногруппницы, 5 и 6 лет, так сказать из «коренного» состава, мучили малышку.

– Сперва душили руками, закрывая нос и рот. После одна девочка держала мою дочь, а другая пошла за двумя шарфиками. Намотали их моему ребенку на шею и начали снова душить, тянули платки в разные стороны, – рассказывает Галкин.

Самое дикое в этой истории, что, по словам пострадавшей Леночки, воспитатель Виктория Викторовна в это время сидела за своим столом и спокойно смотрела на издевательства. Когда же отец потребовал у педагога объяснений, она – говорит мужчина – обняла мучительниц, завела в группу, а родителю спокойно заявила:

— Такого не было.

Другим родителям, узнавшим о скандале, воспитатель предложила другую версию:

– Старшие девочки играли, наряжали младшую.

«РЕБЕНОК ТЕПЕРЬ НЕ МОЖЕТ СПАТЬ»

Конечно, дети умеют придумывать и фантазировать. Первое, что приходит в голову – малышка могла сочинить жуткие воспоминания. Но вот незадача, при появлении рассерженного отца одногруппницы одна из двух «мучительниц» тут же закричала: «Это все она!». И показала рукой на якобы зачинщицу Юлю. Тут же кое-кто из родителей вспомнил, что та самая Юля уже не раз проявляла агрессию к новичкам. Девочка выталкивала других детей из группы со словами: «Иди домой!» Папа предполагаемой зачинщицы, по словам Эдуарда, не стал обсуждать произошедшее с Галкиным. Когда мужчина начал выяснять подробности, отец Юли попросту ушел.

То что Лена Галкина историю об удушении шарфами все-таки не придумала, говорит еще один факт. Бабушка другого ребенка из группы говорит, что их внучка рассказала о конфликте в садика то же самое. Чуть ли не слово в слово. И подтвердила, что новенькую Лену душили конкретно две этих девочки.

– Ребенок настолько напуган, что не мог уснуть полночи, – рассказывает Эдуард. – Боится спать. Только со светом.

Впрочем, главная претензия отца – не только к родителям девочек, но и к воспитателю, которая не заступилась за малышку. Что же на самом деле происходило в злополучной группе и как со своими обязанностями справлялась педагог, сейчас разбирается департамент образования (см. Звонок в департамент) и полиция, куда Эдуард Галкин уже обратился с заявлением.

– Садик отличный, в нем работают хорошие воспитатели. Просто нам не повезло, одна вот такая попалась… — заканчивает рассказ папа Лены.

Все фамилии и имена в материале изменены

КОММЕНТАРИЙ РОДИТЕЛЬНИЦЫ

О личности воспитателя, не вступившегося за истязаемую девочку, мамы и папы говорят неоднозначно.

– Очень хорошая, заботливая и ответственная. Мы к ней уже три года ходим, и не разу замечаний не было и от других родителей! Детки ее очень любят. Не знаю, почему так получилось.

Впрочем, мама мальчика, который вместе с Леной Галкиной перешел на время ремонта в группу, рассказывает о Виктории Викторовне с явным негативом:

– Внимательная? Да вы что! Я бы ее метлой гнала из садика. У нас с ней не раз скандалы были.

ЗВОНОК В ДЕПАРТАМЕНТ

«Комсомолка» связалась с директором департамента образования. Екатерина Спехова выслушала суть истории, пояснив, что слышит о ЧП от корреспондента впервые.

– Будем звонить в сад, узнавать, что произошло. Если выяснится, что такое имело место, будем принимать меры, – ответила руководитель профильного ведомства.

А ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

Работница одного из детских садов Омска, услышав о происшествии у коллег, рассказала «Комсомолке» вот что:

– Какой ужас! Не понимаю, когда люди в эту профессию идут за деньгами: посижу полдня, ничего не делая, и буду получать зарплату… Надеюсь, эту историю не замнут. У нас в прошлом году женщина работала. Днем в сончас педагог с другой группы зашла, чтобы узнать, как ее внук. А та с нянечкой чай пила. На вопрос о том, как мальчик, воспитательница ответила: «Все нормально, вы в спальню не заходите!» — «Почему?» — «Он наказан». Зашли – а ребенок лежит в своей кровати, голова закрыта подушкой и одеялом! Представляете? На следующий день эта женщина тут уже не работала.

Источник: http://www.kp.ru/daily/26404/3280212/

 

Метки: , , , , ,

В Артемовске Донецкой области гауляйтеры ТНК демонтировали памятник Ленину и Артему


С центральной площади Артемовска Донецкой области убрали памятник Ленину и Артему, сообщает ТАСС со ссылкой на местные СМИ.

Коммунальные службы начали демонтаж 10 июля. Они убрали памятник Ленину с помощью крана и танкового трала. По оценкам СМИ, люди выражали недовольство происходящим. Монумент был транспортирован на территорию предприятия «Ремондис».

На этот же завод отвезли и памятник Артему. Его демонтаж занял целый день. В ходе работу у памятника отвалилась кисть руки.

http://rusplt.ru/news/v-artemovske-donetskoy-oblasti-demontirovali-pamyatnik-leninu-i-artemu-389860.html

 

Метки: , , ,

В Рыбинске назревает транспортный коллапс: ПАТП-3 собирается на бессрочную забастовку


Похоже, в Рыбинске назревает транспортный коллапс. ПАТП-3, директора которого недавно «ушли» с должности, собирается объявить бессрочную забастовку, что грозит остановкой рейсовых автобусов на маршрутах, которые обслуживает данное предприятие. Основное требование — отменить объединение государственных предприятий Ярославской области и восстановить в должности директора предприятия Соколова Сергея Ивановича .

«Забастовка ГП-Рыбинское ПАТП-3. С 22 июля до выполнения требований Правительством Ярославской области в части отмены «объединения государственных предприятий Ярославской области» и восстановлении в должности директора предприятия Соколова Сергея Ивановича, будут выполняться первые и последние рейсы по всем маршрутам обслуживаемые нашим предприятием»,- говорится в сообщении.

Как сообщала «РН», 8 июля директор автотранспортного предприятия ПАТП-3 Сергей Соколов получил приказ о прекращении трудовых отношений. Договор с руководителем государственного предприятия расторгнут в связи с решением собственника – областного агентства транспорта. «Оргвыводы», о вероятности которых заговорили сразу после того, как коллектив ПАТП № 3 выразил свое несогласие с концепцией объединения всех автотранспортных предприятий в одно, последовали.

«Рыбинская неделя» 11.07.15

 

Метки: ,