RSS

Архив за день: 2015/07/22

Социализм сбит с орбиты в 64-ом


Победное шествие капитализма в девятнадцатом веке, не осчастливило человечество. Новая формация, обеспечившая победу научно-технической революции и создавшая производительные силы невиданных до тех пор масштабов, одновременно разбудила в людях дух стяжательства, вражды и родила уже в двадцатом веке две невиданные ранее бойни.

Преимущества капитализма перед феодализмом столь очевидны, что давно уже споров не вызывают. Вызывают ожесточенные споры преимущества реального зрелого капитализма перед его наследником социализмом. У сторонников капитализма один «убийственный» аргумент – неудача первой попытки строительства социализма. Для обывателя, оценивающего преимущества той или иной формации по толщине кошелька и комфорту, этот аргумент сомнений не вызывает, а ученые, умеющие смотреть дальше своего носа, обязаны найти объяснение неудаче и составить новый реальный проект жизнеспособного социализма.

Многие противники социализма утверждают – жизнеспособна лишь та формация, которая возникает сама собой. Никто не строил феодализм, никто не проектировал и не строил здравствующий ныне капитализм. Подождем, мол, вылупится или не вылупится и ваш утопический социализм. Эти господа не учитывают, что все предыдущие формации естественно возникли из жизни животных, где главное – конкуренция, где побеждает сильнейший. Недаром Альберт Эйнштейн назвал капитализм звериной фазой в эволюции человека. Социализма в жизни животных не наблюдалось, поэтому и проектировать его, и строить придется человеку разумному с помощью математики и психологии. И этому человеку необходимо знать, почему капитализм его не устраивает и как правильно строить социализм.

В раннем возрасте в 1825 году у победителя обнаружилось генетическое заболевание – кризис перепроизводства. За прошедшие с тех пор почти двести лет лекари не смогли найти другого лекарства, кроме уничтожения избытка товаров и производящих товары людей. Кризисы, принявшие мировой масштаб, пришлось лечить и войной мирового масштаба. Перспектива для человека разумного не очень приятная. Тем более, что атомная бомба оставляет мало надежды на выживание и побежденным, и победителям.

Покончить с кризисами перепроизводства можно, только отменив частное присвоение прибавочной стоимости и перейдя к плановому производству предметов производственного и потребительского назначения, что и было сделано в СССР и в странах социалистического сообщества. Сделано так плохо, что никакого преимущества социализма обыватель этих стран не заметил и проголосовал ногами в сторону капитализма. Причина предельно проста, но искать ее, желающих мало, поскольку капиталистам это означает рыть собственную могилу, а ученым, строившим социализм, – распрощаться со своей научной мантией.

У капитализма, который назвал себя рыночной демократией, тоже ведь есть свой ГОСПЛАН, роль которого выполняет рынок. Рынок диктует, сколько и чего нужно произвести, куда отправить, кому и за сколько продать. И делает он все это намного лучше, чем ГОСПЛАН СССР или любой другой страны его лагеря. Единственный недостаток этого органа – неумение предотвратить перепроизводство, поскольку алчность капиталиста регулированию не поддается.

И только поэтому человечеству приходится говорить о плановом производстве – о социализме. Почему же первый опытный социализм потерпел поражение? Только потому, что ГОСПЛАН не смог заменить рынок. Тот объем информации, с которым рынок легко справляется, оказался непосильным для писарчуков ГОСПЛАНА, вооруженных вычислительной техникой прошлого века. Выяснилось, что жизнеспособное плановое общественное производство без информационных технологий просто немыслимо. И дело не только в планировании.

В середине двадцатого века общественное производство (и капиталистическое, и социалистическое) настолько усложнилось, что управлять им старыми способами стало уже нельзя. Производство уперлось в информационный управленческий барьер, похожий на звуковой. Звуковой барьер авиаторы взяли реактивным двигателем, управленческий — капиталисты преодолели с помощью автоматических систем управления производством АСУП. С помощью этих систем управления капитализм перешел от экстенсивного к интенсивному производству, которым справедливо гордится. Наши же «ученые» и рационализаторы типа Сергея Копылова направили усилия на совершенствование стимулирования внутри предприятий. Предлагались и предлагаются выборность руководителей предприятий, хотя любой руководитель, назначенный или избранный, не сможет выполнить план, если ему вовремя не поставить необходимые материалы и комплектующие. А несвоевременность таких поставок и была главной причиной почти всех бед «планового» производства.

А поскольку другого способа наладить взаимодействие предприятий и перейти к интенсивному производству не существует, то и советские ученые – математики предложили создать такие же автоматические системы управления, намного более эффективные в условиях планового хозяйства. Еще в начале 60-х годов академик В. М Глушков предложил правительству СССР создать Общегосударственную автоматизированную систему управления экономикой страны (ОГАС) для чего, по его оценкам, требовалось как минимум 15-20 лет и 20 млрд. тогдашних рублей. Однако выигрыш стоил того. ОГАС давала реальный шанс построить самую эффективную экономику в мире.

Перед самой своей кончиной академик надиктовал дочери воспоминания, напечатанные уже в наши дни. «Как погас ОГАС». Привожу отрывки.

«Начиная с 1964 года (времени появления моего проекта) против меня стали активно выступать ученые -экономисты Либерман, Белкин, Бирман и другие, многие из которых уехали потом в США и Израиль»

«Я не скрывал от Косыгина, что она сложнее космической и атомной программ вместе взятых и организационно гораздо труднее»

«Но наши горе-экономисты сбили Косыгина с толку тем, что, дескать, экономическая реформа вообще ничего не будет стоить, т. е. будет стоить ровно столько, сколько стоит бумага, на которой будет напечатано постановление Совета Министров, и даст в результате больше. Поэтому нас отставили в сторону и, более того, начали относиться с настороженностью». Когда я пишу о проекте Глушкова, находится немало «специалистов», утверждающих, что проект был несовершенен и состояние тогдашней вычислительной техники не позволяло получить от него нужный эффект. Не буду спорить со знатоками ( не специалист), отмечу только – все мероприятия проекта и были направлены на совершенствование и вычислительной техники и программирования. 15-20 лет и огромные финансовые ресурсы. Как в атомный и ракетный проекты. И результат был бы точно таким же – социализм оказался бы конкурентоспособным и защищенным. Появилась бы возможность решить продовольственную проблему так же, как это сделал западный капитализм. И социалистический обыватель не побежал бы к капитализму, страдающему от безработицы и прочих болезней.

На помощь Либерману, Белкину, Бирману и экономическому отделу Академии Наук СССР поспешили их «друзья» из сопредельных стран.

«Первыми заволновались американцы. Они, конечно, не на войну с нами делают ставку – это только прикрытие. Они стремятся гонкой вооружений задавить нашу экономику, и без того слабую. И, конечно, любое укрепление нашей экономики — это для них самое страшное из всего, что только может быть. Поэтому они сразу открыли огонь по мне из всех возможных калибров. Появились сначала две статьи: одна в «Вашингтон пост» Виктора Зорзы, а другая в английской «Гардиан». Первая называлась «Перфокарта управляет Кремлем» и была рассчитана на наших руководителей. Там было написано следующее: «Царь советской кибернетики академик В.М. Глушков предлагает заменить кремлевских руководителей вычислительными машинами». Ну и так далее, низкопробная статья.»

«Статья в «Гардиан» была рассчитана на советскую интеллигенцию. Там было сказано, что академик Глушков предлагает создать сеть вычислительных центров с банками данных, что это звучит очень современно, и это более передовое, чем есть сейчас на Западе, но делается не для экономики, а на самом деле это заказ КГБ, направленный на то, чтобы упрятать мысли советских граждан в банки данных и следить за каждым человеком. Эту статью все «голоса» передавали раз пятнадцать на разных языках на Советский Союз и страны социалистического лагеря.

Потом последовала целая серия перепечаток этих грязных пасквилей в других ведущих капиталистических газетах – и американских, и западноевропейских, и серия новых статей. Тогда же начали случаться странные вещи. В1970 году я летел из Монреаля в Москву самолетом Ил-62. Опытный летчик почувствовал что-то неладное, когда мы летели уже над Атлантикой, и возвратился назад. Оказалось, что в горючее что-то подсыпали. А немного позже в Югославии на нашу машину чуть не налетел грузовик, — наш шофер чудом сумел увернуться.

И вся наша оппозиция, в частности экономическая, на меня ополчилась. В начале 1972 года в «Известиях» была опубликована статья «Уроки электронного бума», написанная Мильнером, заместителем Г.А. Арбатова – директора Института Соединенных Штатов Америки. В ней он пытался доказать, что в США спрос на вычислительные машины упал. В ряде докладных записок в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в командировках в США, использование вычислительной техники для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись. Мол, капиталисты покупают машины только потому, что это модно, дабы не показаться несовременным. Это все дезориентировало руководство».

Добавлю, что Бенцион Мильнер прекрасно знал о важности информатизации – его сынок стал долларовым миллиардером именно в этой области сразу же после крушения СССР.

Приведенные факты говорят о том, что социализм не был обречен на гибель до 1964 года, но в этом году его сбили с научной орбиты и обрекли на экономическое прозябание. Средства ПВО, сбившие социализм были созданы отечественными невеждами и предателями, под мудрым руководством западных доброхотов. Новый проект социализма должен быть защищен и от такой «науки», какая была в СССР, и от «науки», состоящей на содержании у капитализма.

 

Метки: , ,

Референдум о памятнике Дзержинскому превратился в фарс


Олег Комолов

Эпопея с референдумом о восстановлении памятника Ф.Э. Дзержинскому на Лубянской площади завершилась едва начавшись. Причиной тому, как можно было бы предположить, стали не запрет и противодействие со стороны властей, а отказ самих организаторов – партии КПРФ – от дальнейших попыток добиться проведения плебисцита.

Первый секретарь МГК КПРФ В.Ф. Рашкин заявил журналистам, что партия пока что «откладывает» сдачу подписей в избирком, поскольку намерена добиваться в Мосгорсуде разрешения на проведение референдума сразу по нескольким вопросам, связанным с реформами здравоохранения и образования.

Более, чем странное решение, учитывая тот факт, что заявление было сделано по прошествии нескольких недель сбора подписей, которые, по словам функционеров КПРФ, завершились успешно, о чём свидетельствуют якобы имеющиеся в наличии более 150 тысяч автографов. Да и разве не могла кампания завершиться неудачей, если, по словам всё того же Рашкина, в ней был задействован «труд около 2500 человек, 90 общественных организаций, депутатов Госдумы и Мосгордумы от КПРФ, лично вышедших на улицы, чтобы помочь осуществиться мечте, к которой коммунисты стремились долгих 5 лет»?

Забавно, что своей мечтой партия с серпом и молотом на эмблеме называет восстановление памятника, а не социализма. Впрочем, в этом – вся КПРФ. Распушить хвост, надуть щёки, привлечь внимание общественности, запрячь пожилой актив – и в конечном итоге слить идею под притянутым за уши предлогом.

Аргументация отказа от дальнейшей борьбы и вправду звучит как насмешка: куда и на какое время они намерены отложить подписные листы, если срок их годности закончится 25 июля? Неужели руководство КПРФ осознало бессмысленный характер проведения референдума в условиях абсолютного равнодушия населения к институту выборов? Как бы то ни было, подписи тех, кто поверил искренности КПРФ в её попытках восстановить историческую справедливость, отправятся в помойку.

Несмотря на то, что последние недели всевозможные эксперты с умными лицами говорили в СМИ о том, что референдум скорее всего состоится, лично я ни на минуту не сомневался в бесперспективности этой затеи. Тем политическим активистам, кто имел опыт сбора подписей на выборах разных уровней, известно, что заполучить даже несколько сотен автографов избирателей — сложнейшая задача, требующая от организаторов высокого профессионализма, а от сборщиков – идейности и самоотверженности.

Даже при наличии сети районных отделений осилить такой объем работы было КПРФ явно не по зубам. Реальная численность партийного актива, готового ежедневно участвовать кампании, особенно в летний сезон вряд ли дотянет и до 300 человек, чего, конечно же, недостаточно. Можно передать сбор подписей на «аутсорсинг» частным конторам. По тарифам кампании выборов в Мосгордуму-2014 150 тысяч подписей обошлись бы КПРФ в 400 млн. рублей – почти столько же, сколько бы стоило бюджету проведение самого референдума. Такой расклад выглядел ещё менее реальным.

Кроме того, сбор необходимого количества подписей всё равно не гарантирует ровным счётом ничего. Власть ведь неспроста установила «подписной» барьер для участников любых демократических процедур. Он даёт избиркомам возможность завернуть любого кандидата и партию в ходе проверки подписных листов или «закрыть глаза» на нарушения лояльных политиков. Таким образом, власть получает возможность как угодно манипулировать избирательным процессом.

На сей раз этот ресурс задействовать не пришлось, КПРФ предпочла сама сойти с дистанции. Вероятнее всего, это произошло потому, что партия не сумела собрать должное количество подписей и пытается делать хорошую мину при плохой игре, или же была получена команда «сверху». Впрочем, это не так важно. Сама по себе идея такого референдума изначально выглядела двусмысленно.

«Железная Воля — Сильная Россия!» — под таким лозунгом проходила кампания КПРФ по сбору подписей под инициативой референдума. Из уст людей, называющих себя коммунистами, это звучит более, чем странно. Является ли «железная воля» достаточным условием для построения сильной России? Расстрел Верховного Совета в 1993 г., масштабные фальсификации выборов, принятие антинародных законов по монетизации льгот и уничтожению РАН, повышение тарифов и введение грабительской платы за капитальный ремонт – во всех этих случаях правящий класс проявлял, по истине, железную волю, ни на шаг не отступая от намеченных целей.

Акцентируя внимание на железной воле Феликса Эдмундовича, КПРФ стыдливо умалчивает о том, что, прежде всего, он был великим гуманистом, отдавшим жизнь за освобождение угнетённых народов царской России. «Я всей душой стремлюсь к тому, чтобы не было на свете несправедливости, преступлений, пьянства, разврата, излишеств, чрезмерной роскоши, публичных домов, в которых люди продают свое тело или душу или и то и другое вместе; чтобы не было угнетения, братоубийственных войн, национальной вражды…», — говорил Дзержинский. И в этих словах проявляется абсолютная его противоположность российской власти. Тем более неуместно смотрелся бы памятник революционеру на фоне здания современной российской жандармерии, именуемой ФСБ. В ещё большей степени имя Дзержинского, стоявшего у истоков советской индустриализации, диссонирует с губительной экономической политикой российского периферийного капитализма.

Дзержинский – символ эпохи революций и социального прогресса. Восстановление памятника такому человеку в современных условиях должно символизировать подъём политической сознательности масс, активизацию борьбы трудящихся за свои права, их готовность взять ответственность за собственное будущее в свои руки. Добиться этого без многолетней работы левых сил по организации и просвещению трудящихся невозможно. Вместо этого КПРФ, спекулируя на памяти народа о лучших моментах отечественной истории, пытается подменить содержание формой, пойти по пути наименьшего сопротивления, заработать политические очки на очередном обмане трудящихся.

Несостоявшийся референдум стал очередной попыткой привлечь к партии людей через эксплуатацию подсознательного стремления человека к справедливости. Ранее КПРФ неоднократно объявляла о проведении различных референдумов по наиболее актуальным вопросам социально-экономического развития России. В 2005 и 2011 г. Г.А. Зюганов объявлял о старте «Народных референдумов», которые проводились в форме анкетирования прохожих на улицах.

При этом в партии не скрывали их реального назначения. В 2011 г. руководство КПРФ в своих разъяснениях сути «референдума» прямо и цинично говорило о том, что «мы обращаемся к каждому гражданину страны накануне местных выборов и думских», а «перед партией стоит задача обеспечить единство трех кампаний: Народного референдума, думских и президентских выборов». Результаты референдума, не имевшего никакой юридической силы, были использованы, по словам партийных функционеров, при подготовке программных документов КПРФ. А как их использовала власть? Она их не заметила. И это не удивительно, поскольку политические заявления не стоят ничего, если они не имеют под собой реальной поддержки трудящихся, готовых организованно их отстаивать.

А пока этого нет, подобные попытки набрать популярность, прилагая минимум усилий, будут приводить лишь к дальнейшему разоблачению политических проходимцев, какую бы маску они на себя не надевали.

 

Метки: ,

В Минобороны РФ официально открестились от задержанных на Украине бойцов ГРУ


Арестованные в Донбассе в мае 2015 года «бойцы ГРУ» Александр Александров и Евгений Ерофеев приехали на территорию Украину после увольнения из Вооруженных сил России. Об этом говорится в официальном ответе Минобороны РФ на отправленный в июне запрос члена Совета по правам человека при президенте РФ и директора проекта «Гражданин и армия» Сергея Кривенко, сообщает «Газета.Ru». В документе, подписанном начальником Управления учета военнослужащих Сергеем Боцвиным отмечается, что «указанные граждане ранее проходили военную службу по контракту в Вооруженных силах», однако «события, связанные с их выездом из Российской Федерации и пребыванием на территории Украины, произошли после увольнения с военной службы и не связаны с ее прохождением».

Напомним, Ерофеев и Александров были задержаны украинскими военнослужащими вблизи города Счастье в Луганской области 16 мая. На распространенной Киевом видеозаписи допроса они заявили, что прибыли на Украину 26 марта 2015 г. в составе батальона из 220 человек, куда также входили служащие отдельной гвардейской бригады спецназа РФ, дислоцированной в Тольятти. После опубликования записи официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков также заявлял, что «эти ребята ранее действительно проходили службу в одном из соединений ВС РФ и имеют военную подготовку», но на момент задержания «не являлись действующими военнослужащими Вооруженных сил РФ». В интервью «Новой газете» сами задержанные опровергли информацию о своем увольнении.

 

Метки: , , , , ,