RSS

Архив за день: 2015/08/29

Коммунисты не в прошлом, коммунисты в будущем!


Нам говорят, что «время коммунистов ушло». Что «коммунисты в прошлом». Но это не так! Это вовсе не «коммунисты в прошлом»! Это все наше общество оказалось в глубоком прошлом! Украина из народной республики снова превратилась в «дикое поле» где действует право сильного и бесчинствуют банды наемников. Вместо совершеннейших производств — руины и горы щебня. Вместо демократического общества, даже и капитализма — сползание в форменный феодализм!

Некоторые мечтали о «вышневом садке коло хаты» из 16-17 века. Вот и получите теперь форменный 16 век! С магнатами и холопами!

Из этого следует вовсе не то, что «коммунисты в прошлом»! Это говорит нам, коммунисты — в будущем. Коммунизм будущее Украины! Ленин — снова молод, а октябрь — снова впереди!
Может быть, и даже скорее всего, он будет вовсе и не октябрь…
Не в этом суть!
Суть в том, что ради прогресса и процветания Украины перед нами стоит задача борьбы. Борьбы за жизнь, ведь альтернатива для Украины совсем даже и не капитализм. Альтернатива — рабство и смерть!
Мы снова в начале пути. Наивно думать, что история это прямая столбовая дорога. Но именно нам снова торить дорогу истории — больше то, некому…

тов. Скитиков

 

Метки:

Осваивая классиков


Цель настоящей статьи – изложить основные тезисы статьи В.И. Ленина «С чего начать?» (ПСС, 5 изд., т.5, с 5), сделать выводы из прочитанного и подумать, какие из предлагаемых Лениным методов классовой борьбы могут быть использованы в современной обстановке.

Важнейшие мысли Ленина (выделение жирным шрифтом — А.Н.):

«С одной стороны, далеко еще не умерло«экономическое» направление, старающееся обкарнать и сузить работу политической организации и агитации. С другой стороны, по-прежнему гордо поднимает голову направление беспринципного эклектизма, подделывающегося под каждое новое «веяние», не умеющего отличать запросов минуты от основных задач и постоянных нужд движения в егоцелом. Как известно, такое направление свило себе гнездо в «Рабочем Деле»»

«В 24 часа можно изменить тактику агитации по какому-нибудь специальному вопросу, тактику проведения какой-нибудь детали партийной организации, а изменить не только в 24 часа, но хотя бы даже в 24 месяца свои взгляды на то, нужна ли вообще, всегда и безусловно боевая организация и политическая агитация в массе, могут только люди без всяких устоев.»

«Принципиально мы никогда не отказывались и не можем отказываться от террора. Это — одно из военных действий, которое может быть вполне пригодно и даже необходимо в известный момент сражения, при известном состоянии войска и при известных условиях. Но суть дела именно в том, что террор выдвигается в настоящее время отнюдь не как одна из операций действующей армии, тесно связанная и сообразованная со всей системой борьбы, а как самостоятельное и независимое от всякой армии средство единичного нападения. Да при отсутствии центральной и слабости местных революционных организаций террор и не может быть ничем иным. Вот поэтому-то мы решительно объявляем такое средство борьбы при данных обстоятельствах несвоевременным, нецелесообразным, отвлекающим наиболее активных борцов от их настоящей, наиболее важной в интересах всего движения задачи, дезорганизующим не правительственные, а революционные силы.»

«Вспомните последние события: на наших глазах широкие массы городских рабочих и городского «простонародья» рвутся к борьбе, а у революционеров не оказывается штаба руководителей и организаторов. Не грозит ли при таких условиях уход самых энергичных революционеров в террор ослаблением тех боевых отрядов, на которые только и можно возлагать серьезные надежды?»

«Непосредственной задачей нашей партии не может быть призыв всех наличных сил теперь же к атаке, а должен быть призыв к выработке революционной организации, способной объединить все силы и руководить движением не только по названию, но и на самом деле, т. е. быть всегда готовой к поддержке всякого протеста и всякой вспышки, пользуясь ими для умножения и укрепления военных сил, годных для решительного боя.»

«Требуется не только уяснить себе, какая именно организация, для какой именно работы необходима, — требуется выработать известный план организации, чтобы к постройке ее могло быть приступлено со всех сторон.»

«По нашему мнению, исходным пунктом деятельности, первым практическим шагом к созданию желаемой организации, наконец, основною нитью, держась которой мы могли бы неуклонно развивать, углублять и расширять эту организацию, — должна быть постановка общерусской политической газеты.»

«Мы должны сделать следующий шаг: пробудить во всех сколько-нибудь сознательных слоях народа страсть политических обличений. Не надо смущаться тем, что политически обличительные голоса так слабы, редки и робки в настоящее время. Причина этого — отнюдь не повальное примирение с полицейским произволом. Причина — та, что у людей, способных и готовых обличать, нет трибуны, с которой бы они могли говорить, — нет аудитории, страстно слушающей и ободряющей ораторов, — что они не видят нигде в народе такой силы, к которой бы стоило труда обращаться с жалобой на «всемогущее» русское правительство.»

«И если мы соединим свои силы на ведении общей газеты, то такая работа подготовит и выдвинет не только наиболее умелых пропагандистов, но и наиболее искусных организаторов, наиболее талантливых политических вождей партии, способных в нужную минуту дать лозунг к решительному бою и руководить им.»

«Мы должны идти своим путем, неуклонно делать свою систематическую работу, и, чем меньше будем мы рассчитывать на неожиданности, тем больше вероятия, что нас не застанут врасплох никакие «исторические повороты».

Выводы:

В начале 20-го века вопрос «что делать?», какие практические шаги предпринимать революционерам для свержения самодержавия, остро встал перед русской социал-демократией. На тот момент времени было широко распространено такое явление как «экономизм», которое пыталось склонить рабочее движение в России к движению по пути «тред-юнионизма», не выходящего за рамки буржуазного строя. «Экономизм» стал мешать развитию классовой борьбы русского пролетариата, которая в условиях жесткого полицейского режима самодержавной страны стихийно все более и более становилось борьбой политической. С другой стороны, в российском обществе того времени, особенно среди революционной интеллигенции, были сильны анархические тенденции, тенденции мелкобуржуазного революционаризма, которые вели к чрезмерной и неразумной растрате революционных сил.

Товарищ Ленин показывает главные ошибки этих эклектиков и утопистов:

— неумение отличать запросов минуты от основных задач революционного движения;

— заигрывание с экономической борьбой и отбрасывание задач политических;

— призывы к рабочему классу строиться в «боевые колоны», когда в стране нет еще объективных условий для этого, в частности, революционного подъема.

Владимир Ильич также показал, что для того чтобы быть наготове к моменту «взрыва», нужно в спокойное время вести необходимую подготовительную работу, которая как раз и является наиболее важной для формирования и собирания революционных сил.

Последнее напрямую касалось вопроса о терроре. На тот период времени террор, использовавшийся народниками как основное средство борьбы против самодержавия, был все еще очень популярен в России. Ленин показал бесперспективность терроризма и вред его применения не в том месте и не в тех условиях, да еще и слабой организацией. Бессмысленный террор отрывал от революционных сил самых смелых и опытных революционеров, отталкивал от себя «сочуствующих» и широкие пролетарские массы, грозил скоропостижной смертью еще не вставшей на ноги молодой организации, но взамен не приносил ничего — путь народников это доказал со всей очевидностью.

На тот период времени революционные силы были раздроблены, Ленин говорит в этой статье о важности преодоления не только идеологической, но и организационной раздробленности, Ленин показывал, что необходима цельная, единая, революционная машина которая способна правильно устроить осаду царизма и разрушить его.

Первым шагом к созданию желаемой организации Ленин видел в создании общерусской газеты. Что это значит? Это значит то, необходимо создание общенационального информационного органа, который будет прорывать буржуазную информационную блокаду, и будет нести правду угнетенным классам. Почему именно общенациональную газету? Потому что чрезмерная занятость своими местными проблемами, мешает оценить проблемы в других местах страны, суживает кругозор революционера. Газета должна была выступить не только коллективным информатором, но и коллективным организатором всего пролетариата всей страны.

Ленин подчеркивал важность этой газеты как политического органа, как трибуны политических обличений. Важно было в тот период времени перейти от экономических обличений, к обличениям политическим, дабы объединить все элементы недовольства в масштабах всего государства.

Заканчивает Ленин статью тем что, газета должна подготовить отличных пропагандистов и агитаторов и тем что необходимо вести систематическую работу, дабы не быть застигнутыми врасплох никакими историческими поворотами.

Что применимо на сегодняшний день?

— Нужно вести борьбу с «тред-юнионством» и экономизмом в коммунистическом движении, ярая и жестокая идеологическая борьба с оппортунизмом во всех его проявлениях

— Создание крепкой и сильной организационной структуры, которая будет четко стоять на позициях пролетариата и выработает единый план действий.

— Создание общенациональной газеты. Задача упрощается появлением новейших информационных технологий, таких как Интернет, принтеры и прочее.

— Воспитание сильных пропагандистов и агитаторов. Ведение мощнейшей агитации и пропаганды в среде пролетариата. Вызывать в людях страсть политических обличений.

— Устанавливать связи с различными рабочими коллективами и искать политических союзников в борьбе с буржуазной диктатурой, с наступающим фашизмом и пр.

 

Метки:

«Теневой» капитализм в Советском Союзе


Без настоящего понимания теории научного социализма, без четкого понятия о диалектике понять социализм нельзя. Так же трудно понять и причины его гибели в СССР, на зная этих основ его существования.

Автор нижеприведенной статьи, увы, не обладает достаточным понимание социализма, но для того, чтобы понять одну из основных причин его гибели — развитие капиталистического подполья и теневой экономики в СССР, его профессиональных знаний вполне достаточно.

тов.Скитиков

Многие у нас в стране и за рубежом восприняли крушение социалистической государственности и развал СССР как достаточно неожиданное событие. Многие друзья и недруги СССР воспринимали нашу страну как незыблемый монолит. Прошло более двух десятилетий после тех трагических событий. К сегодняшнему дню сложилось два основных объяснения причин гибели советского государства.

О причинах гибели советского государства.

Первая версия. Запад и США сумели обыграть СССР в «холодной войне», используя такой арсенал методов, как гонка вооружений и экономическое изматывание, психологическое давление, подрывная деятельность спецслужб, информационное воздействие, изощренная дипломатия. Нередко вспоминается «пятая колонна». Но она рассматривается как результат усилий со стороны геополитических врагов Советского Союза. Одним словом, в качестве главной причины называются внешние факторы.

Вторая версия. СССР продемонстрировал неэффективность социалистической модели экономики. Мол, СССР оказался неконкурентоспособен и проиграл экономическое соревнование. Ярким проявлением указанной неэффективности называются дефициты потребительских товаров, очереди, рост цен (особенно в конце 1980-х гг.), отставание в развитии новых высокотехнологичных отраслей, усиливающаяся зависимость страны от экспорта нефти и других природных ресурсов. Такая версия сегодня очень популярна.

Между прочим, из признания второй версии следует, что у человечества не остается выбора. Ему, мол, остается следовать по капиталистическому пути. Американский политолог Френсис Фукуяма после развала СССР даже поспешил заявить о том, что наступил «Конец истории»: человечество достигло высшей и последней стадии своего развития в виде всеобщего, глобального капитализма.

Однако, подобного рода объяснения не вполне удовлетворительны. С нашей точки зрения, главные причины краха социалистической государственности и развала СССР находились внутри советского общества (а не были внешними). Но внутренние причины никак нельзя свести к низкой эффективности социалистической экономики. По той простой причине, что она еще задолго до развала социалистического государства уже перестала быть социалистической.

О реставрации капитализма в СССР.

По мнению подобного рода политологов, социологов и экономистов, обсуждение социалистической модели экономики, мол, вообще не заслуживает внимания. Лучше все силы сосредоточить на усовершенствовании капиталистической модели экономики. То есть такой модели, которая нацеливает всех членов общества на обогащение, а средством обогащения (получения прибыли) выступает эксплуатация одного человека другим. Правда, при этом возникают такие «естественные» атрибуты капиталистической модели, как социально-имущественное неравенство, конкуренция, циклические кризисы, банкротства, безработица и т.п. Все предлагаемые усовершенствования нацелены лишь на смягчение античеловеческих последствий капитализма. Что напоминает утопичные попытки ограничить аппетиты волка, пожирающего овец.

Будем исходить из того, что ключевыми социально-экономическими признаками социалистической модели является обеспечение благосостояния для всех членов общества (цель), общенародная собственность на средства производства (главное средство), получение доходов исключительно по труду, плановый характер экономики, централизация управления народным хозяйством, командные позиции государства в экономике, общественные фонды потребления, ограниченный характер товарно-денежных отношений и т.д.

При этом имеется в виду благосостояние не только в виде продуктов и услуг, обеспечивающих жизненно необходимые (биологические) потребности человека. Сюда также следует включить общественную безопасность и оборону, образование, культуру, условия труда и отдыха. Конечно, социализм – не только экономика и социальные отношения. Он предполагает также определенный тип политической власти, идеологию, высокий уровень духовно-нравственного развития общества и др. Высокие духовно-нравственные запросы должны предполагать наличие целей более высоких по отношению к целям социально-экономическим. Но мы сосредоточимся сейчас именно на социально-экономическом аспекте социалистической модели.

Так вот эрозия социалистической модели началось задолго до трагических событий декабря 1991 года, когда было подписано позорное соглашение о разделе СССР в Беловежской пуще. Это уже был финальный акт политического порядка. Это не только дата смерти СССР, но и дата полной легализации новой социально-экономической модели, которая называется «капитализм». Однако подспудно, капитализм в недрах советского общества вызревал на протяжении примерно трех десятилетий. Советская экономика де-факто уже давно приобрела черты многоукладной. В ней сочетался социалистический и капиталистический уклады. Впрочем, некоторые зарубежные исследователи и политики заявляли, что де-факто в СССР произошла полная реставрация капитализма еще в 1960-е – 1970-е гг. Реставрация капитализма увязывалась с появлением и развитием в недрах СССР так называемой «теневой», или «второй» экономики. В частности, еще в начале 1960-х гг. член Германской компартии Вилли Дикхут начал публикацию своих статей, в которых он констатировал, что с приходом к власти в нашей стране Н.С. Хрущева произошла (не началась, а именно произошла) реставрация капитализма в СССР[1].

В целом ряде работ социально-экономическая модель эпохи «застоя» СССР прямо называется «государственным капитализмом». Формально приватизации государственных предприятий не было, но они находились в безраздельном распоряжении партийно-государственной бюрократии («номенклатуры»).

Что такое «теневая» экономика?

«Теневая» экономика функционировала на принципах, отличных от социалистических. Так или иначе, она была связана с коррупцией, хищениями государственного имущества, получением нетрудовых доходов, нарушением законов (или использованием «дыр» в законодательстве). При этом не следует путать «теневую» экономику с «неофициальной» экономикой, которая не противоречила законам и принципам социалистического строя, а лишь дополняла экономику «официальную». Прежде всего, это индивидуальная трудовая деятельность. Например, работа колхозника на приусадебном участке или горожанина на своем дачном участке. А в лучшие времена (при Сталине) широкое развитие получила так называемая «промысловая кооперация», которая была занята производством потребительских товаров и услуг.

Для описания «теневой» экономики СССР использовались такие термины, которые не всегда понятны современному человеку.

Одним из ключевых понятий было «цеховик». Речь идет о предпринимателе, который организовывал подпольное производство дефицитных потребительских товаров – одежды, белья, шуб, головных уборов, обуви, солнцезащитных очков, дамских сумочек, дисков с музыкальными записями и т.п. Чаще всего, такое производство осуществлялось на площадях государственных предприятий, с использованием государственного оборудования и неучтенного (похищенного) сырья. Хотя в некоторых случаях использовались специально оборудованные помещения, находившиеся за пределами предприятий и фабрик.

Другое понятие – «барыга». Это предприниматель, который действовал не в сфере производства, а исключительно в сфере обращения товаров. В первую очередь, товаров потребительских, которые предназначены изначально для реализации через государственную торговую сеть по установленным фиксированным ценам. Барыги организовывали реализацию этих товаров по различным каналам по повышенным ценам. В товарно-распределительных цепочках «теневой» торговли могут быть задействованы сотни и тысячи людей. Постепенно барыги стали прибирать к своим рукам и реализацию тех товаров, которые не относятся к категории потребительских. Это бензин, черные и цветные металлы, лесоматериалы, кирпич, цемент, другие стройматериалы и др. Покупателями этих товаров являются упомянутые выше цеховики, а также отдельные граждане (например, для индивидуального строительства).

«Валютчики» — лица, которые занимались спекулятивными операциями с иностранной валютой и драгоценными металлами. Обычно действовали в тесном взаимодействии с фарцовщиками.

«Фарцовщики» — лица, которые занимались реализацией товаров, выменянных или перекупленных у иностранцев. Этот вид спекуляции существовал преимущественно в Москве, Ленинграде и крупных портовых городах. Фарцовщики стали достаточно распространенным явлением после VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1957 году. Кроме импорта реализовывалась и советская продукция (зачастую под видом фирменной), создававшаяся в подпольных цехах.

«Спекулянты» — лица, которые занимались продажами и перепродажами товаров по ценам, более высоким, чем государственные. Мы уже упомянули барыг — организованных спекулянтов, которые использовали сети реализации и занимались масштабными торговыми операциями. Кроме того, были индивидуальные спекулянты, которые действовали в одиночку.

«Шабашники» — бригады, которые занимались строительством различных объектов на селе. Заказчиками строительных работ выступали колхозы и совхозы, которые на эти цели получали большие деньги из бюджета. Потребность в шабашниках была обусловлена тем, что государственных строительных организаций на селе катастрофически не хватало. Взаимоотношения шабашников с колхозами и совхозами не регулировались четкими нормами, что создавало питательную почву для хищения бюджетных средств и строительных материалов как строителями, так и заказчиками. Шабашники – пример «серой» зоны в советской экономике. Деятельность в таких зонах не запрещалась, но плохо регламентировалась, что создавало благоприятные условия для злоупотреблений. По данным УБХСС МВД СССР, в 1983 году в стране насчитывалось 40 тыс. бригад шабашников с общей численностью работников 280 тыс. человек[2]. Кстати, таким же невнятным был статус так называемых «студенческих стройотрядов», которые были похожи на бригады шабашников.

В 1970-е годы появилось понятие «экономическая преступность». Большая часть крупных преступлений в СССР, уже начиная с конца 1950-х гг., имела признаки экономических преступлений. Другие преступления называли «профессиональной преступностью»; это были убийства, разбои, воровские сети, контрабанда, мошенничество и другие действия, перечисленные в Уголовном кодексе СССР. Грань между экономической и профессиональной преступностью была достаточно условной, поскольку большая часть преступлений имела ярко выраженную мотивацию обогащения. Постепенно эта грань стиралась. В 1970 г. в Киеве проходил всесоюзный сход воров в законе. На этом сходе было принято решение о том, что «профессиональные» воры в законе начинают «крышевать» цеховиков, барыг и прочих деятелей «теневой» экономики. В том числе (и даже в первую очередь) обеспечивают защиту «экономической мафии» от «наездов» со стороны милиции и других правоохранительных органов. В 1979 г. в Кисловодске произошел сход воров в законе и представителей «экономической мафии», на котором произошло окончательное сращивание профессиональной и экономической преступности. На этом «съезде» было принято решение о том, что деятели «теневого» бизнеса отчисляют 10% своей прибыли в общую кассу, а профессиональные воры в законе обеспечивают защиту («крышевание») бизнеса[3].

Сращивание «экономической мафии» и партийно-государственной номенклатуры.

Мало того, что «теневой» капитал сращивался с организованной преступностью, он также сращивался с партийно-государственной номенклатурой. Сначала это происходило на местном (региональном) уровне. Правильнее даже сказать, что это было не сращивание. Экономическая мафия «покупала» эту номенклатуру и заставляла ее действовать в своих интересах. Так было в 1960-е годы. А в 1970-е годы подпольный капитал вышел уже на уровень партийно-государственного руководства ряда союзных республик. Особенно наглядно это показали две крупные чистки, которые были проведены КГБ СССР в Азербайджане и Грузии. Удалось доказать, что крупные суммы денег стекались в ЦК КПСС Азербайджанской ССР и в руки лично первому секретарю Ахундову. Далее они уходили за границу и размещались в зарубежных банках. Были арестованы несколько сот партийных функционеров уровней секретаря райкома, председателей райисполкомов, районных прокуроров и т.д. Аналогичная операция была проведена в Азербайджане. С середины 1970-х гг. начинается расследование так называемого «хлопкового», или «узбекского» дела, в ходе которого были раскрыты связи «теневиков» с первыми лицами Узбекистана. Операциями по расследованию деятельности экономической мафии в республиках в 1970-е гг. руководил председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов. Тогда еще экономическая мафия не дотянулась до партийно-государственных органов власти в Москве[4]. Но в 1980-е годы, особенно после прихода на пост Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева захват власти теневым капиталом произошел и в Москве и всякая борьба с «теневым» капиталом и его сращиванием с «номенклатурой» прекратилась.

В СССР государственные и партийные власти предпочитали не замечать такого явления, как «теневая» экономика и «экономическая преступность». Нет, конечно, правоохранительные органы раскрывали и пресекали различные операции в сфере «теневой» экономики. Но руководители СССР, комментируя подобного рода истории, отделывались фразами типа: «исключения из правила», «отдельные недостатки», «недоработки», «ошибки» и т.п. Например, в начале 1960-х гг. тогдашний первый заместитель Совета Министров СССР Анастас Микоян определил «черный рынок» в СССР как «горсть некой грязной пены, выплывшей на поверхность нашего общества».

Откровения Константина Симиса.

Тема «теневой» («второй») экономика была табуированной в СССР. Но и в зарубежных СМИ и иностранной специальной литературе она почти не затрагивалась. Видимо, через «железный занавес» информация о «теневой» экономике СССР почти не проникала на Запад. Но вот в 1970-е гг. «занавес» был приоткрыт, несколько тысяч человек покинуло СССР и в качестве эмигрантов оказалось в Израиле, США, некоторых других странах. Это была так называемая «еврейская эмиграция». Одним из таких эмигрантов, оказавшихся в Америке, был советский юрист Константин Симис. В 1982 году он опубликовал книгу «Коррумпированное общество. Тайный мир советского капитализма»[5]. До этого, в 1981 году вышла статья Симиса в авторитетном журнале «Форчун» под названием «Подпольные миллионеры в России», которая была перепечатана в еще более авторитетном журнале «Тайм». Автор в период 1953-1971 гг. тесно соприкасался с некоторыми «теневиками», адвокатом которых он выступал на судебных процессах (позднее он работал в качестве эксперта по международному праву в министерстве юстиции СССР). Количественных оценок «теневой» («второй») экономики К. Симис не дает. Вместе с тем, он называет имена некоторых подпольных советских миллионеров. Например, он называет империю Глазенбергов (три брата), которая владела большим количеством подпольных предприятий и имела торговые базы в 64 городах и регионах СССР. Симис обращает внимание на некоторые особенности «теневой» экономики СССР.

Во-первых, как следует из самого названия книги Симиса, «теневая» экономика в СССР существовала на основе коррупции и становилась источником распространения коррупции. Подпольные бизнесмены давали взятки директорам предприятий, районным государственным и партийным руководителям для «прикрытия» их «теневого» бизнеса. Взятки использовались и для целей, непосредственно не связанных с «теневым» бизнесом. Например, для получения нужных должностей в государственном и хозяйственном аппарате, для устройства детей в ВУЗы, для выезда за границу и т.д. Взятки могли иметь как денежную форму, так и натуральную (дорогие подарки, встречные услуги).

Во-вторых, подавляющая часть подпольных бизнесменов была еврейского происхождения: «В силу ряда исторических причин среда подпольного бизнеса в крупных городах России, Украины и в прибалтийских республиках была преимущественно еврейской. Хотя среди моих клиентов были грузины и армяне, и представители других национальных групп, огромное большинство составляли евреи (и я в том числе)». Эта была, как отмечал Симис, очень специфическая часть советского общества: «Чувство национального самосознания развито у подпольных бизнесменов еврейского происхождения гораздо сильнее, чем у советской еврейской интеллигенции. Вряд ли среди них много тех, кто понимает, в чем суть сионизма, и еще меньше тех, кто готов отказаться от своих состояний и эмигрировать в Израиль. И все же мне не довелось встретить ни одного, кто был бы равнодушен к судьбе этой страны и кто не чувствовал кровного родства с ней. Меня нисколько не удивило, что во время шестидневной войны подпольные бизнесмены во многих городах жертвовали крупные суммы в долларах (не в рублях, подчеркиваю, а в долларах) Израилю».

В-третьих, как отмечает Симис, многие подпольные бизнесмены вели двойную жизнь. Они часто были достаточно известными людьми, занимавшими какие-то официальные должности, при этом были членами КПСС: «…многие подпольные бизнесмены-евреи самого разного возраста охотно вступали в коммунистическую партию исключительно из соображений выгоды, а именно, с целью укрепить свое общественное положение и гарантировать себе какую-то защиту (помимо взятки) от уголовного преследования со стороны ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности – подразделение МВД СССР – В.К.)».

В-четвертых, свои богатства подпольные миллионеры не выставляли напоказ. Основная часть капитала «теневых» бизнесменов материализовалась в золоте, драгоценных камнях, антиквариате, иногда – в иностранной валюте. Все это хранилось в тайниках, подальше от глаз простого народа и правоохранительных органов. «Торговцы и перекупщики драгоценных камней в Москве, Ташкенте и других городах усердно действуют и по сей день, наполняя тайники подпольных миллионеров образчиками своих товаров. Содержимое тайников подчас составляет целые состояния, возможно превосходящие по своей стоимости все награбленное пиратами, бороздившими просторы Карибского моря».

Примечательно, что К. Симис в своей книге указал на угрозу со стороны подпольных миллионеров для социалистической государственности: «И все же, что мы знаем об их владельцах (владельцах тайников – В.К.)? Чего они ждут? Будущего из области фантазии, когда они смогут извлечь из тайников свои богатства и по-царски распорядиться ими? Или они ждут падения советского режима?» Это самое «падение советского режима» произошло через десять лет после появления публикаций К. Симиса. К сожалению, намек Симиса советское руководство не восприняло всерьез. По крайне мере, никаких радикальных действий власти за этим не последовало.

«Теневая» экономика СССР: некоторые оценки.

Никаких серьезных исследований «теневой» («второй») экономики в СССР не проводилось вплоть до конца 1980-х гг.

За рубежом такие исследования появились раньше. Прежде всего, следует упомянуть работу американского социолога Грегори Гроссмана (Калифорнийский университет), которая называлась «Разрушительная самостоятельность. Историческая роль подлинных тенденций в советском обществе». Она получила широкую известность после того, как она была опубликована в 1988 году в сборнике «Свет в конце тоннеля» (Университет Беркли, под редакцией Стивена Ф. Коэна). Впрочем, первая статья Гроссмана на эту тему появилась еще в 1977 году и называлась ««Вторая экономика» СССР» (журнал «Problems of Communism», September-October 1977).

Позднее появились работы американских социологов и экономистов русского происхождения Владимира Тремля и Михаила Алексеева. С 1985 года Грегори Гроссман и Владимир Тремль выпускают периодические сборники по «второй экономике» СССР. Выпуски продолжались до 1993 года, всего было издано 51 исследование с участием 26 авторов. Многие исследования представляли собой социологические опросы семей эмигрантов из СССР (всего 1061 семья)[6]. Для исследований также использовались опросы эмигрантов из других социалистических стран, официальная статистика СССР, публикации в СМИ и научных журналах Советского Союза. Несмотря на различия в ряде количественных оценок отдельных авторов эти расхождения не были принципиальными. Различия возникали из-за того, что одни авторы рассматривали «неофициальную экономику», другие «теневую экономику», при этом их определения той и другой экономик могли не совпадать. Следует обратить внимание на пестроту терминологии в работах американских специалистов. Помимо термина «теневая» экономика они также используют такие выражения, как «спекулятивная», «частная», «вторая», «подпольная», «неформальная» и т.п.

Приведем некоторые результаты этих исследований.

В 1979 г. незаконное производство вина, пива и других спиртных напитков, а также спекулятивная перепродажа спиртных напитков, произведенных в «первой экономике», обеспечили доходы, равные 2,2% ВНП (валовой национальный продукт).

В конце 1970-х гг. в СССР процветал «теневой» рынок бензина. От 33 до 65% покупок бензина в городских районах страны индивидуальными владельцами автомобилей приходилось на бензин, продаваемый водителями государственных предприятий и организаций (бензин продавался по цене, ниже государственной).

В советских парикмахерских «левые» доходы превышали суммы, которые клиенты уплачивали через кассы. Это лишь один из примеров того, что некоторые государственные предприятия де-факто принадлежали ко «второй экономике».

В 1974 г. на долю работы на частных и приусадебных участках приходилось уже почти 1/3 всего рабочего времени в сельском хозяйстве. А это составляло почти 1/10 всего рабочего времени в экономике СССР.

В 1970-е годы примерно ¼ продукции сельского хозяйства производилась на личных участках, значительная ее часть направлялась на колхозные рынки.

В конце 1970-х гг. около 30% всех доходов городского населения были получены за счет различных видов частной деятельности (как законной, так и незаконной).

К концу 1970-х гг. удельный вес лиц, занятых во «второй экономике», доходил до 10-12% общей численности рабочей силы в СССР.

В конце 1980-х гг. появился ряд работ по «теневой» и «второй» экономике в СССР. Прежде всего, это публикации советского экономиста Татьяны Корягиной и директора НИИ Госплана Валерия Рутгейзера. Вот данные из работы Т. Корягиной «Теневая экономика СССР»[7]. Годовая стоимость нелегально произведенных товаров и услуг в начале 1960-х гг. составляла примерно 5 млрд. руб., а в конце 1980-х гг. достигала уже 90 млрд. руб. В текущих ценах ВНП СССР составлял (млрд. руб.): 1960 г. – 195; 1990 г. – 701. Таким образом, экономика СССР за тридцатилетие выросла в 3,6 раза, а «теневая» экономика – в 14 раз. Если в 1960 году «теневая» экономика по отношению к официальному ВНП составляла 3,4%, то к 1988 году этот показатель вырос до 20%. Правда, в 1990 году он был равен 12,5%. Такой спад был обусловлен изменением советского законодательства, которое перевело в разряд легальных целый ряд видов экономической деятельности, которые ранее считались незаконными.

Число занятых в «теневой» экономике, по оценкам Т. Корягиной, в начале 1960-х гг. составляло 6 млн. чел., а в 1974 г. их число возросло до 17-20 млн. чел. (6-7% населения страны). В 1989 году таких «теневиков» было уже 30 млн. чел., или 12% численности населения СССР.

Угрозы и последствия развития «теневой» экономики в СССР.

И американские, и советские исследователи обращают внимание на некоторые особенности «теневой» экономики и ее влияние на общую обстановку в СССР.

«Теневая» экономика как заметное явление советской жизни возникло в конце 1950-х – начале 1960-х гг. Все исследователи однозначно связывают это с приходом к власти в стране Н.С. Хрущева, который рядом своих непродуманных решений выпустил из бутылки джина «теневой экономики». Примечательно, что даже те авторы, которые достаточно негативно относятся к Сталину, вынуждены признать, что в период нахождения Сталина у власти «теневой», или «подпольной» экономики почти не было. Зато было легальное мелкотоварное производство (например, промысловые артели в городах). Хрущев уничтожил такое мелкотоварное производство, на его место пришли «теневики».

«Теневая» экономика была более развита не в центральных регионах СССР, а на периферии страны. Так, Г. Гроссман оценивал, что в конце 1970-х гг. доля доходов от «второй» экономики составляла около 30% всех доходов городского населения в масштабах СССР. При этом в РСФСР она приближалась к среднему значению по стране, а в регионе Белоруссии, Молдавии и Украины среднее значение было около 40%, в Закавказье и Средней Азии – почти 50%. В Армении среди этнических армян показатель достигал 65%. Гипертрофированное развитие «второй» экономики в ряде союзных республик создавало иллюзию того, что эти регионы «самодостаточны». Мол, они имеют более высокий жизненный уровень, чем Россия, и могут вполне существовать и развиваться вне Союза ССР. Все это создавало благоприятную почву для сепаратистских движений в национальных республиках.
«Теневая экономика» существовала за счет государственных ресурсов, значительная ее часть могла нормально функционировать при условии хищения материальных ресурсов государственных предприятий и организаций. Таким образом, создавалась иллюзия, что «теневая экономика» восполняла недостатки «белой» экономики. Происходило просто-напросто «перераспределение» ресурсов из государственного (и колхозного) сектора экономики в «теневой».

Кроме того, «теневая» экономика подрывала систему централизованного управления народным хозяйством в СССР. Изначально все управление осуществлялось из центра, по вертикали. Позднее государственные предприятия стали выстраивать между собой неформальные отношения по горизонтали. Это были различные бартерные операции, о которых предприятия могли даже не информировать центр. Это тоже была «теневая» экономика внутри государственного сектора хозяйства.

В исследованиях, посвященных «теневой» экономике СССР, довольно часто приводятся сравнения с другими социалистическими странами. Там «теневая» экономика процветала не меньше, а иногда и больше, чем в Советском Союзе. В качестве примера чаще всего используется Польша. Впрочем, уже в первой половине 1980-х гг. в Польше, которая формально оставалась социалистическим государством, «теневая» экономика начала исчезать по той причине, что мелкий и средний бизнес был легализован.

«Теневая экономика» в СССР порождала коррупцию. Хозяева «теневых» структур занимались подкупом руководителей и функционеров государственных предприятий и организаций. С какой целью? – Чтобы те как минимум не мешали «теневому» бизнесу. А как максимум, чтобы становились соучастниками такого бизнеса, оказывая содействие в снабжении сырьем, товарами, транспортными средствами и т.п. Это первый, микроэкономический уровень коррупции. Далее следует второй, региональный уровень, который связан с подкупом правоохранительных органов и вообще органов государственной власти на местах. А также партийных органов (райкомов, горкомов КПСС). Создается система регионального «крышевания» «теневого» бизнеса. Наконец, коррупция выходит на третий, общегосударственный уровень. «Теневики» начинают лоббировать свои экономические интересы в министерствах и ведомствах и даже правительстве. Некоторые авторы полагают, что экономическая реформа Косыгина-Либермана (1965-1969 гг.) была «продавлена» «теневым» капиталом. Экономика лишь формально продолжает развиваться как «плановая». Управленческие экономические решения на общегосударственном уровне начинают приниматься под влиянием «теневиков».

Хозяева «теневого» бизнеса накапливают такие громадные капиталы, которые позволяют им заниматься лоббированием политической власти в стране. «Теневикам» становится тесно в рамках даже формального социалистического способа производства. Они начинают готовить полную реставрацию капитализма. Она и произошла в период нахождения у власти М. Горбачева под прикрытием лживых лозунгов «перестройки». Эта «перестройка», в конечном счете, была инициирована не М. Горбачевым или А. Яковлевым. Она была организована «теневым» капиталом, по указкам которого и действовали «реформаторы» из КПСС. «Теневики», как мы выше отметили, обладали очень большим влиянием во многих союзных республиках. Они поддерживали сепаратистские движения в регионах и сыграли важную роль в развале СССР.

В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

[1] Затем В. Дикхут написал книгу «Die Restauration des Kapitalismus in der Sowjetunion» («Реставрация капитализма в Советском Союзе»), которая вышла несколькими частями в 1971—1988 годах. В 2004 году она была издана у нас на русском языке под названием «Реставрация капитализма в СССР».
[2] Логинов Олег. Бешеные деньги. От фальшивых монет до финансовых «пирамид». – М.: Эксмо, 2008, с.199.
[3] Там же, с.165.
[4] Правда, некоторые эксперты полагают, что «экономическая мафия» дотянулась до центральной власти в Москве уже в 1970-е гг. Так, в частности, считает генерал-лейтенант милиции А.И. Гуров, известный специалист в области борьбы с организованной преступностью.
[5] Simis Konstantin. The Corrupt Society. The Secret World of Soviet Capitalism. New York: Simon and Schuster, 1982.
[6] Киран Роджер, Кенни Томас. Продавшие социализм. Теневая экономика в СССР. – М.: Алгоритм, 2009, с. 35.
[7] Корягина Т. Теневая экономика в СССР // Вопросы экономики. 1990. № 3

 

Метки: , ,

Осваивая классиков: О чистке партии


В этой статье В.И. Ленин раскрывает всю опасность мелкобуржуазного и меньшевистского влияния в партии. Ленин предупреждал партию о том, что нельзя отрываться от беспартийных масс, что нельзя медлить с чисткой партии, нельзя подходить к этому вопросу легкомысленно.

Теперь же некоторые«коммунисты» рассказывают небылицы про СССР, мол, там не было социализма, а был «госкап», путая базис с надстройкой и вообще наверняка не понимая, что такое социализм.

Троцкисты орут о деформированном рабочем государстве,что сродни «госкапу». Все они на все лады твердят, что развал СССР – это дело рук Сталина, расстрел ленинской гвардии и т.д. Но никто из них не хочет замечать, что развал СССР произошел из-за мелкобуржуазного влияния в партии и как следствие – ревизионизм в теории и развивающийся теневой капитал на практике. Это показывает, что даже в сталинское время этих чисток в партии не хватало и важнейший партийный принцип критики и самокритики в партии, был забыт и канул в лету. А притаившиеся троцкисты и меньшевики продолжали свои грязные дела и как результат – реставрация капитализма в СССР.

Читаем и вдумываемся, товарищи.

В.И.Ленин О ЧИСТКЕ ПАРТИИ

Чистка партии развилась, видимо, в работу серьезную и гигантски важную.

Есть места, где чистят партию, опираясь главным образом на опыт, на указания беспартийных рабочих, руководясь их указаниями, считаясь с представителями беспартийной пролетарской массы. Вот это — самое ценное, самое важное. Если бы нам действительно удалось таким образом очистить партию сверху донизу, «не взирая на лица», завоевание революции было бы в самом деле крупное.

Ибо завоевания революции теперь не могут быть такими же, как прежде. Они неизбежно меняют свой характер в зависимости от перехода с военного фронта на хозяйственный, от перехода к новой экономической политике, от условий, требующих в первую голову повышения производительности труда, повышения трудовой дисциплины. В такое время главным завоеванием революции становится улучшение внутреннее, не яркое, не бросающееся в глаза, не видное сразу, улучшение труда, его постановки, его результатов; улучшение в смысле борьбы против разлагающих и пролетариат и партию влияний мелкобуржуазной и мелкобуржуазно-анархической стихии. Чтобы осуществить такое улучшение, надо чистить партию от элементов, отрывающихся от массы (не говоря уже, разумеется, об элементах, позорящих партию в глазах массы). Конечно, не всем указаниям массы мы подчинимся, ибо масса тоже поддается иногда — особенно в годы исключительной усталости, переутомления чрезмерными тяготами и мучениями — поддается настроениям нисколько не передовым. Но в оценке людей, в отрицательном отношении к «примазавшимся», к «закомис-сарившимся», к «обюрократившимся» указания беспартийной пролетарской массы, а во многих случаях и указания беспартийной крестьянской массы, в высшей степени ценны. Трудящаяся масса с величайшей чуткостью улавливает различие между честными и преданными коммунистами и такими, которые внушают отвращение человеку, в поте лица снискивающему себе хлеб, человеку, не имеющему никаких привилегий, никаких «путей к начальству».

Чистить партию, считаясь с указаниями беспартийных трудящихся, — дело великое. Оно даст нам серьезные результаты. Оно сделает партию гораздо более сильным авангардом класса, чем прежде, сделает ее авангардом, более крепко связанным с классом, более способным вести его к победе среди массы трудностей и опасностей.

Как частную задачу чистки партии, я бы указал еще на чистку ее от бывших меньшевиков. По-моему, из меньшевиков, вступивших в партию позже начала 1918 года, надо бы оставить в партии, примерно, не более одной сотой доли, да и то проверив каждого оставляемого трижды и четырежды. Почему? Потому что меньшевики, как течение, доказали за период 1918- 1921 гг. два своих свойства: первое — искусно приспособляться, «примазываться» к господствующему среди рабочих течению; второе — еще искуснее служить верой и правдой белогвардейщине, служить ей на деле, отрекаясь от нее на словах. Оба эти свойства вытекают из всей истории меньшевизма: стоит припомнить аксельродовский «рабочий съезд», отношение меньшевиков к кадетам (и к монархии) на словах и на деле и т. д. и т. п. Меньшевики «примазываются» к РКП не только и даже не столько из макиавеллизма[1] (хотя по части приемов буржуазной дипломатии меньшевики еще с 1903 года доказали, что они первоклассные мастера в этой области), сколько из-за их «приспособляемости». Всякий оппортунист отличается приспособляемостью (но не всякая приспособляемость есть оппортунизм), и меньшевики, как оппортунисты, приспособляются, так сказать, «из принципа» к господствующему среди рабочих течению, перекрашиваются в защитный цвет, как заяц становится белым зимой. Эту особенность меньшевиков надо знать и надо ее учесть. А учесть ее — это значит очистить партию примерно до девяноста девяти сотых всего числа меньшевиков, примкнувших к РКП после 1918 года, т. е. тогда, когда победа большевиков стала становиться сначала вероятной, потом несомненной.

Очистить партию надо от мазуриков, от обюрократившихся, от нечестных, от нетвердых коммунистов и от меньшевиков, перекрасивших «фасад», но оставшихся в душе меньшевиками.

20 сентября 1921 г.

[1] Макиавеллизм — политика, сторонники которой не брезгуют никакими средствами для достижения цели, попирают всякую мораль и честность. Термин происходит от имени итальянского политического деятеля конца XV — начала XVI века Макиавелли, советовавшего правителям Италии не гнушаться никакими средствами (вплоть до вероломства, обмана, предательства, убийства) для достижения поставленных целей.

 

Метки: ,

Как я стал коммунистом


Прежде чем рассказать Вам о том, как и главное, зачем я начал изучать марксизм, стоит упомянуть в нескольких словах о себе и прошлом. Нашей семье часто приходилось экономить из-за нехватки средств когда, мы с младшим братом были детьми. С 14 лет летом на каникулах я начал работать почтальоном, разбирал радиоэлектронную аппаратуру, мастерил рамы в столярной, студентом в свободное время подрабатывал разнорабочим на стройке, мельником, грузчиком, охранником, мне повезло успешно сдать ЕГЭ и бесплатно получить историческую и юридическую специальности, но быть юристом и госслужащим довелось не долго, эти специальности не пришлись мне по нраву и будучи бюджетными, не приносили существенного дохода.

Не могу похвастаться своим статусом, крутыми связями и происхождением, я обычный парень с окраины провинциального городка: у меня нет собственной недвижимости, крупных вкладов, дорогих одежды и автомобилей, каждый день я сажусь на велосипед и гоню на завод, на который устроился сознательно. Здесь много товарищей и друзей, открытых и позитивных ребят, и я рад быть плечом к плечу среди тех, кто созидает, кто честно зарабатывает кусок хлеба для себя и своих близких, тех, кто не ворует, не обманывает, не наживается за счет других, а привык жить своим трудом и прокладывать себе дорогу сам!

Удивительно, но среди слесарей, токарей, механосборщиков, сварщиков и других рабочих оказалось много квалифицированных специалистов: врачей, учителей, музыкантов, представителей аграрного сектора, встретил даже свою бывшую преподавательницу доцента исторических наук, работает на звонке дежурной. Почему многие интеллигенты пролетаризировались? Не востребованы на рынке труда или нищенские условия оплаты. При таких обстоятельствах уровень квалификации и образования рабочей силы начинает превышать потребности деградировавшей экономики, а это представляет своего рода опасность. Поэтому власти делают все, чтобы максимально снизить эффективность системы образования, понизить уровень знаний, которыми располагает население (ЕГЭ, основы православия в школах, болонский процесс и реорганизации ВУЗов), а количество желающих, когда я поступал на одну специальность для примера 864 человека на 20 бюджетных мест + 5 целевых. А зачем собственно наука, медицина и образование в стране, которая собирается процветать за счет разворовывания ресурсов и грабежа населения, но это уже совсем другая история…

Жалею о том что, когда был студентом, бездумно прожигал день за днем, не прикладывал усилий для саморазвития и понимания мира, одурманивал и отравлял себя алкоголем и табаком, тратил время на пустые развлечения и игры. Потребовалось время, чтобы узнать, почему и как после был восстановлен в стране капитализм, произошла концентрация капитала в руках горстки монополий, их государства, их СМИ, их церкви, их армейской верхушки. А все остальные оказались в положении пролетариев. Чтобы выжить, людям ничего больше не остается, как продавать свою рабочую силу, свою способность к труду. Инфляция, рост цен, исчезновение прав политических и социальных, духовно-культурное угнетение, лишение людей правдивой информации, и другие виды гнёта пронизывают все общество на постсоветском пространстве, всю систему. Изучая историю, я отмечал, что люди двигавшие человечество вперед, к свободе и счастью – это ученые, изобретатели, великие художники, писатели, революционеры. Я испытывал чувство симпатии к Спартаку, Уоту Тайлеру, Емельяну Пугачеву, Симону Боливару, Гарибальди, Че Геваре, Владимиру Ленину и другим борцам за свободу. После того как я бросил вредные привычки у меня появились новые увлечения такие как спорт и чтение классической литературы, хотя раньше вообще не любил и читал только по необходимости. Моими любимыми писателями стали М.Горький, Н. А.Островский, М.Е Салтыков-Щедрин, Н. Некрасов, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов, В.В. Маяковский, Э. Золя, Э.Л. Войнич, Д. Лондон, Полевой Б.Н, С.М. Степняк-Кравчинский, многие из них были революционерами-демократами, народниками, соцреалистами, вели пропагандистскую деятельность против царского самодержавия и в поддержку революционных преобразований в России. Я начал рассуждать о том, что человек должен жить со смыслом, он должен понять объективный мир, найти в мире свое место. Человечеством всегда двигало стремление к счастью, к освобождению от гнета природных стихий и общественных бедствий. Меня начали интересовать труды Маркса, Энгельса, Ленина, потому что они были не просто теорией или философией. Материалистическая диалектика дает рабочим осуществимый, как показала практика, путь к построению социалистического общества, в котором нет эксплуатации человека человеком. Октябрьская революция была произведена под давлением и по инициативе рабочих партией большевиков, успех был определен тем, что борьбой рабочих руководила авторитетная партия марксистов-ленинцев, вооруженная теоретически и закаленная в борьбе.

Исторический материализм дался очень легко и был не менее интересен, только представьте первобытных людей, их производительность была крайне мала по сравнению с современным человеком, добытой пищи едва хватало на жизнь. Мы, всего пара десятков человек, когда подрабатывал летом, производили хлеба и хлебобулочных изделий для многих тысяч людей. Естественно было бы думать, что в правильно организованном обществе современному цивилизованному человеку живется в тысячу раз лучше и свободнее, нежели его предку, первобытному человеку, ведь за него львиную долю работы выполняют машины, а он не вынужден выполнять монотонную работу, изготавливать и затачивать примитивные орудия труда. Но так ли это? Давайте посмотрим! Сегодня много людей по всему миру живут в нищете, большую часть своего времени они проводят на работе даже в выходные, не приходится говорить ни о каком саморазвитии или совершенствовании окружающей действительности. Если производительность труда человека наших дней в сравнении с временами пещерного человека возросла тысячекратно, а то и больше (автоматизация, компьютеризация, механизация ручного труда, замена его станками с ЧПУ и т.д.), почему же сегодня миллиарды людей по всей планете голодны и не имеют жилья, вынуждены продавать свой труд за гроши на протяжении всей жизни и подвергаясь жестокой эксплуатации? Ответ прост, новые производительные силы используются при капитализме не для блага всего общества, а в целях увеличения прибылей эксплуататорского меньшинства. Вместо того чтобы вести к всеобщему изобилию, рост производительных сил ведет к периодически повторяющимся экономическим кризисам, к безработице, к нищете и страшно разрушительным войнам. Санкционные продукты давят тракторами, вместо того, чтобы накормить голодающих, с прилавков магазинов отправляются прямо на свалку миллионы не купленных испорченных товаров.

Все больше людей начинают постепенно осознавать, в каком мире они живут, интересоваться происходящими процессами и марксизмом. Он возрождается из пепла подобно фениксу, радует, что на революционной основе. Это не удивительно ведь за последние годы население прекрасно поняло бесполезность большого числа реформистских партий, пытающихся занять место в буржуазном парламенте. Рабочим нужна такая партия, которая будет вооружать их знаниями о том, как свергнуть власть буржуазии и чем её заменить. Без марксистской теории рабочее движение оказывается безоружным, способным лишь в лучшем случае добиться у буржуазии мелких уступок по какому либо вопросу в результате бунта. Но все чаще встречаешь и «марксистов», которые превращают науку в религию, старательно собирают цитаты из собраний сочинений классиков, вместо изучения реальной жизни общества. Любая самостоятельная мысль у них запрещена, а высшей священной истиной является цитата из Маркса или Ленина. Тем, кто серьезно решил изучать, хочется сказать: марксизм – это научная теория, а не откровения пророка. Помните, он не предсказывает будущее, не даёт рецептов на все случаи жизни, не избавляет от необходимости думать и действовать по обстановке. Он лишь даёт методику, как правильно эту обстановку оценить.

тов. Десятников

 

Метки:

О красной имперщине


Казалось бы, имперские амбиции и ностальгирование по великому прошлому должны быть прерогативой разных правых политических течений, которые хотят видеть Россию могучей империей, неким самодовлеющим царством, которому все остальные страны подчиняются, а на верху этой величественной пирамиды находится «царь». Увы, такое заболевание присутствует и в среде т.н. «коммунистов», у которых советский патриотизм и имперские амбиции в значительной степени определяют убеждения. В извращённом понимании этих людей марксизм – это поклонение Ленину-Сталину, идеализация советского прошлого и так далее. Зачем люди этим занимаются, спросите вы? Подобно индейцам, скачущим вокруг истукана, они надеются, что рассказав всем вокруг как чудесно было в Советском Союзе и какой Сталин хороший, народ вдруг «очнётся», скажет: «Ёлки-палки, да мы же, мать его, советский народ!» и пойдёт направлять на «путь истинный» всех и вся, попутно устанавливая советскую власть. Смешно? Вовсе нет, ибо такие «коммунисты» ещё более опаснее всякого националиста и другого врага из противоположного лагеря. Почему? Потому что они агитируют за свою идею новичков, потому что они вносят разлад в марксистское образование, потому что они занимаются откровенным шарлатанством в спектре подмены понятий научного коммунизма обычным советским патриотизмом.

Перед тем, как начать раскрывать сущность марксистского взгляда на государство в противовес советским патриотам, хочу заметить, что подобная идея «осветления советского прошлого», которая якобы принесёт неслыханные плоды и народ поднимется, уже существовала на практике. Собственно, что ещё оставалось на практике делать советским бюрократам, которых не пустили прямо к кормушке? Образовать свою КПСС 2.0, назвав уже КПРФ. Чем занималась КПРФ после распада СССР? Она, может быть раскрывала сущность классового общества, создавала рабочие ячейки и готовила кадры для агитационной работы? Нет, она лишь говорила, как хорошо жилось в Советском Союзе, писала длиннющие оды Сталину. И что же изменилось? КПРФ тоже всерьёз надеялась, что такой вот «простой и понятной» всякому гражданину информацией она всколыхнёт массы, ибо нет ничего легче, чем писать о том, как раньше хорошо жилось, какой хороший Сталин-Ленин, какая была сверхдержава. Так или иначе, этот неудачный опыт КПРФ повторяют и сегодняшние коммунисты, пусть даже которые открестились от КПРФ и ведут собственную «пропаганду». Собственно, такая вот пропаганда «коммунистов» просто сдуется как карточный домик при первой же волне мощной антикоммунистической пропаганды с телевидения. У большинства из них образ сильного государства с красным флагом изменится на образ не менее сильного государства с триколором. Почему?

Во-первых, в своей пропаганде они постоянно оглядываются назад, надеясь, что «истукан» прошлого оживёт и чудесным образом спасёт их. Увы, мы живем в реальном мире и сказочные представления о действительности только вредят практической работе.

Во-вторых, их пропаганда – пустая эмоциональная привязка, связанная не с марксизмом, которому по духу чужда всякая архаика, а с государственничеством вообще. Ничего общего с «мы раздуваем пожар мировой, церкви и тюрьмы сравняем с землёй» тут и в помине нет. Скорее «боже царя генсека храни».

Собственно, такие красные патриоты не очень отличаются от своих собратьев – патриотов царской или путинской России, которую первые без перебоя оскорбляют. Сами-то не далеко ушли: вам стоит заменить триколор на красный флаг, а Путина\Николая II на Сталина – сущность не изменится. Вот вам и эмоциональное восприятие. Различия то всего лишь формальные, качественно никаких отличий нет.

Если говорить о марксисте, то его эмоциональная составляющая мышления сосредоточена в области бесконечного познания и самопознания, разумного самоограничения и неприятия всякой буржуазной идеологии; высшей формы коллективизма — той зоны комфорта, которая простирается намного дальше подъезда, города, страны и нации. Рациональная же составляющая ориентирована на на строгий инструментарий научного познания, на самокритичность и объективность.

У лжекоммунистов советский патриотизм представляет собой крайнюю точку эмоционального мышления. Причем этот идеологический выродок, называемый ими совпатриотизмом, ориентирован исключительно на прославление всего советского, закрывая глаза на «небольшие» поражения. Ну и чем же такой их «сов патриотизм» отличается от обычного буржуазного патриотизма? Цветом флага и выбором вождя, всё остальное неизменно: сверхдержава, имперские амбиции, расширение территории, сферы влияния, красивые и пафосные парады, государственная эстетика. Этот культ государства остаётся таким же неизменным, обычный патриотизм, но в других красках. Что же находится в области рационального? Практический ничего. Ряд «нужных» цитат классиков и все, но к этому мы еще вернемся.

Замечу, что мы не спорим о необходимости «социалистического патриотизма» только в том случае, если, отдельно взятая социалистическая страна воспринимается как отечество для всех рабочих, а не отдельная имперская родина, и что понятие «социалистического патриотизма» означает любовь не к отдельно взятой стране или нации, а именно ко всему миру, ибо родина пролетария – весь земной шар без дележа границ. Задачей же пролетариата является не создание сверхимперии, а создание пролетарского государства, что будет вовсе не империей, а очагом мировой революции и которое, безусловно, после определенного развития начнёт отмирать. Утверждать, что задачей коммунистов является создание империи от Карпат до Владивостока – значит не быть коммунистом вовсе: настоящие коммунисты отбрасывают от себя всякую имперщину, им чужд культ государства. К сожалению, всё это непонятно нашей «красной вате», ибо её идеал вовсе не отмирание государства, а скорее, его усиление*, где коммунизм остаётся пустым звуком и красивой утопией.

Под усилением социалистического государства понимается не усиление классовой борьбы, обострение классовых противоречий, как писал Сталин, а просто создание мощного ВПК и грозного образа в глазах мировой общественности.

Что же есть марксистский подход к государству? Левые патриоты сейчас могут упрекнуть нас в том, что мы, как анархисты, отрицаем государство, и вообще погубим государство, если придём к власти. Напомню, что марксисты вовсе не отрицают государство. Мы воспринимаем его как необходимый этап развития общества, мы прекрасно понимаем, что отмирание государства – длинный путь и за один день оно не исчезнет. Государство для пролетариата – лишь инструмент подавления класса буржуазии, но никак не культ и тем более не истукан, вокруг которого надо плясать, обожествлять и тем более, с его помощью проводить имперскую политику в отношении других государств.

К сожалению, этими словами вряд ли удастся достучаться до тех, против кого эта статья адресована, ибо в голове обывателя социализм – это и есть империя, это и есть максимальное усиление государства. Коммунизм как неизбежность воспринимается как шутка из советских скучных учебников и не более того. Для того, чтобы наглядно продемонстрировать чем занимается красная вата – я приведу ниже самые известные группы «правильных красных пропаганд». Типичными тут можно выделить три группы: Политштурм, Вечерний Политрук и Весёлый Чекист, чья пропаганда как раз заключается в
советской ностальгии, в имперских амбициях. Как говорится, «Сталин придёт, порядок наведёт» и, конечно же, «родину спасут массовые расстрелы».

Весёлый чекист ведёт свою пропаганду очень просто: оказывается, достаточно просто постить демотиваторы и картиночки о том, как хорошо было в СССР, шуточки о том, что всех либералов надо расстрелять. Очень «удачной» выглядит критика либеральной идеологии:

Большего, собственно, не надо. Не знаю, какой толк имеет такого рода пропаганда – известно, видимо, только «школьнику»-администратору. «Массовые расстрелы спасут Россию», — говорит он, «Встань в угол», — отвечают ему родители.

Вечерний Политрук – ещё один пациент из разряда советских патриотов. Оказывается, по мнению администраторов группы, главными врагами России и русских является вовсе не олигархическое правительство, не классовое разделение и вовсе не обнищание населения, а как раз информационная война Запада и США против России, гомосексуалисты и прочие «содомиты»: вот, оказывается, где главная проблема России сидит! Но вершиной их «коммунизма» является критика однополых браков, внимание, цитатами из библии: https://vk.com/pltrk?w=wall-64599002_20358 Это очень, к слову, по-марксистский, следует поставить туда свой «Класс», как раз аудитория подходящая.

Политштурм
Политштурм стоит на голову выше своих собратьев. Почему? Потому что помимо цитаток, которые должны играть, видимо, роль просвещения и восхваления Сталина со всем советским прошлым, здесь есть красиво отфотошопленные обложки. Как раз то, о чём говорилось выше: эмоциональная составляющая, за которой нет ничего рационального. Политштурм базируется всё на той же публике, что две вышеуказанные группы наряду с «СССР 2.0» – красная вата. К тому же, у всех этих трёх групп практически общие подписчики – это можно легко проверить, но не в этом суть. Политштурм представляет собой всё тот же центр бессмысленной пропаганды, нацеленной на ностальгирующую аудиторию. И если пенсионерам смотреть Политштурм мешает отсутствие у оных интернета, то у всяких «школьников» это как раз получается – просто достаточно посмотреть комментарии данной группы к определённым статьям. Достаточно и того, что и Ленин, и Сталин здесь изображаются не как интернационалисты, а как самые настоящие державные русские патриоты, что спасли страну от коварного Запада. Идеологическая импотенция и идейная ограниченность бросаются в глаза. Но всё это было бы пустыми словами, если Политштурм действительно «не палился» на т.н. имперщине.

Об имперщине группы красноречиво говорит то, что администраторы решили изобразить Владимира Ильича настоящим русским шовинистом, обрезав цитату https://vk.com/wall-78974213_8672

Из цитаты обыватель может сделать вывод, что Владимир Ильич стоит против независимости Украины как таковой. Но давайте прочитаем цитату полностью:

«Если великорусский коммунист настаивает на слиянии Украины с Россией, его легко заподозрят украинцы в том, что он защищает такую политику не по соображениям единства пролетариев в борьбе с капиталом, а по предрассудкам старого великорусского национализма, империализма. Такое недоверие естественно, до известной степени неизбежно и законно, ибо веками великороссы впитывали в себя, под гнетом помещиков и капиталистов, позорные и поганые предрассудки великорусского шовинизма.
Если украинский коммунист настаивает на безусловной государственной независимости Украины, его можно заподозрить в том, что он защищает такую политику не с точки зрения временных интересов украинских рабочих и крестьян в их борьбе против ига капитала, а в силу мелкобуржуазных, мелкохозяйских национальных предрассудков. Ибо опыт показывал нам сотни раз, как мелкобуржуазные «социалисты» разных стран – всякие якобы социалисты польские, латышские, литовские, грузинские меньшевики, эсеры и прочие – перекрашивались в сторонников пролетариата с единственной целью протащить обманом политику соглашательства с «своей» национальной буржуазией против революционных рабочих».

— В. И. Ленин, «Письмо к рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным»

И после этого всего Политштурм будет утверждать, что он какой-нибудь интернациональный марксистский вестник? Это намеренное искажение есть ничто иное, как проявление как раз тех самых имперских амбиций и русского шовинизма. Так чьи интересы Политштурм выражает и защищает? Ваты или марксистов? Явно не вторых: это не марксистский паблик, это сосредоточие обычного буржуазного патриотизма, что изнутри старается исказить марксизм.

Возвращаясь к тематике пропаганды необходимо упомянуть такое явление, как цитатничество. Почему оно не может сегодня являться успешной формой пропаганды марксизма?

1. Цитаты о величии революции, СССР и лично Ленине не в состоянии заинтересовать человека изучением марксизма. Они могут лишь создавать культ революции, СССР и лично Ленина и ничего более.

2. Постоянное цитирование прививает несамостоятельность мышления, прививает отказ от критического осмысления, как отдельных положений марксизма, так и его практического воплощения. Идейная критика подменяется догматизмом. Для догматика нечто не является верным не потому что оно не соответствуют действительности, а потому что это нечто противоречит высказываниям Ильича. Такова обратная сторона «борьбы с ревизионизмом», которая заключается не в развитии марксизма в соответствии конкретными историческими условиями, а заучивание и абсолютизирование каждого сказанного слова или действия Ленина-Сталина, не учитывая исторический контекст происходящего. Попросту говоря, отдельные тактические компромиссы (которые были неизбежностью) становятся для них рецептом на все случаи жизни.

Отдельные статьи, посвященные разоблачению откровенно идиотских антисоветских мифов разобраны относительно неплохо, но ничего нового в данный жанр товарищи не привнесли. На этом плюсы заканчиваются.

Для того, чтобы убедиться в справедливости обвинений достаточно заглянуть в данный паблик и почитать комментарии подписчиков, которых объединила правильная красная пропаганда. Нытье и рабские возгласы «Эх, ну, где же Сталин?», параноидальный дискуссии в которых хорошим тоном являются не аргументы, а крики «Ах ты либераст/путинист/прозападная тварь» и угрозы отправить оппонента в гулаг. Все по «заветам Ильича».

Вывод

Не смотря на то, что у каждой перечисленной группы есть свои особенности: у кого-то демотиваторы, у кого-то Путин, а у кого-то вырванные цитатки, что заменяют полноценное марксистское научное образование, смысл у них один – пропагандировать то, что всегда нравится красным патриотам – империя, сильная рука, могучее государство. В некоторых случаях добавляется шовинистическая риторика. Как уже было подтверждено выше, ничего общего это с марксизмом не имеет и иметь не может. Всю бессмысленность их пропаганды подтвердил предыдущий опыт таких вот агитаций.

Не нужно смотреть на то, что их много. Меньшевиков и эсеров тоже некогда было много, и все они играли на идейной незрелости части тогдашней левой молодежи. Конечный результат нам известен: будучи на словах революционерами, и меньшевики, и эсеры на деле проводили буржуазную политику, противоборствуя большевикам.

Так или иначе, «тотальная красная пропаганда» базируется на непостоянной ватной публике, которая в любой момент может сменить один флаг на второй, и ровно с такими же идеями и мыслями встать в ряды другого, кто пообещает «сильную империю». Это та же самая публика, что сперва громко аплодировала казни короля, а через время – и самих революционеров. Правда, из всяких ватруков и чекистов, в лучшем случае, выйдут ряды красной реакции, а не настоящие революционеры, особенно если учесть абсолютно антимарксисткие взгляды указанных групп. Основная же аудитория этих групп является по сути просто попутчиками, которые в реальной борьбе будут чуть более, чем полностью бесполезны и только какое-нибудь чудо сможет вознести их на политический олимп, где они создадут свою КПРФ 2.0.

Ну что ещё здесь можно сказать? Удачно поноситься с плакатами Сталина и Брежнева, вы без знания теории просто безнадёжны. Скиньте маску, ребята, убери интернациональное знамя, убери изображения вождей, за которыми вы постоянно прячетесь – и мы увидим очередного «крошку Цахеса» из сказок Гофмана.

 

Метки:

О ленинизме и абстрактном гуманизме


В ответ на мою статью «О «красной вате»(1), член Ленинградского отделения Объединённой Коммунистической партии тов. Ковалев опубликовал статью под пафосным названием «Ленинизм, как высшая форма гуманизма». В ней он выразил свое несогласие с аргументами, изложенными в моей статье.
В чем же выразилось это несогласие? Итак, посмотрим:
1.Дмитрий Ковалев пишет: «Уже долгое время в различного рода левых сообществах, а также в «научной литературе» всевозможных марксистских кружков, мы можем наблюдать в изобилии имеющиеся оскорбительные эпитеты по адресу людей, страдающих всякими религиозными и националистическими предрассудками. Особо популярны термины «ватник», «укроп», «бандера», «быдло». Их, не стесняясь, используют различные «марксисты», беспощадно критикуя обычных пролетариев и тех, кто запрещает использовать данные оскорбления (в том числе и наше сообщество). Здесь я попытаюсь высказать свою позицию в отношении данных эпитетов и обосновать, почему коммунист не должен их использовать.
В настоящее время у большинства людей действительно развиты различного рода предрассудки националистического толка. В этом нет ничего нового: национализм является одним из самых надежных методов мотивации людей страдать не за свои интересы, что отмечали многие коммунисты во всем мире на протяжении трёх последних веков. Именно по причине эффективности национализма в этом вопросе его и насаждают в СМИ, школах и вузах. Таким образом, мы приходим к старой избитой истине: идеология общества в стабильное время формируется правящим классом в его же интересах. В противном случае, «право имеющим» невозможно было бы удержаться на своих местах».
Что можно сказать по поводу претензий тов. Ковалева к самим эпитетам? Что эти эпитеты родились и получили свое распространение? Вопрос в том, почему они появились? Всякий эпитет заключает в себе тот или иной смысл, который закладывает в него тот, кто их употребляет. То есть, он имеет определенное смысловое значение. Какое же значение было заложено мной в термины «вата», «ватник», «красная вата»?
Ответ на это содержится в самой моей статье: «Он (термин «ватник» – ред.) стал в одном ряду со словами «холопы», «рабы», «быдло» и обозначает ту часть общества, которая является наиболее дремучей, невежественной, а в силу этого — заражённой буржуазией вирусом национализма, великодержавного шовинизма, госпатриотизма, слепого, совершенно противоречащего интересам самого трудового народа, преклонения перед эксплуататорами и угнетателями.
«Красная вата» — эта та, оппортунистическая, часть левого движения, которая стоит на позициях социал-шовинизма — защиты интересов «своего» буржуазного государства в противостоянии с иностранными буржуазными государствами, оправдания агрессивных империалистических войн, территориальных захватов и аннексий, – если они осуществляются «своим» правительством. Это та часть левого движения, которая рассматривает СССР как «красную империю», восхищается величием его территории и военной мощью, но вместе с тем, совершенно некритически относится к советской истории, считая развал СССР и реставрацию капитализма не следствием происходивших на протяжении многих лет разрушительных процессов, вызванных перерождением партийного и государственного руководства, а следствием некоего «заговора» невесть откуда взявшихся «тёмных сил» на фоне общего «благополучия».
Таким образом, «красная вата» — это часть левого движения, которая обладает низким уровнем теоретических познаний об объективных законах общественного развития, вследствие чего не способна самостоятельно, диалектико-материалистически, мыслить.
Их понимание Советского государства не как государства, поставившего своей целью служение интересам трудового народа, а как империалистического (в «позитивном» для них смысле), которого «боялся весь мир», вызывает чувство оскорбления их «национального самолюбия». Неудивительно, что в сегодняшней общественно-политической ситуации по-настоящему империалистическая путинская Россия с примитивной и совершенно неадекватной риторикой её руководства о «вставании с колен», с её «закручиванием гаек» – воспринимается ими как «продолжатель дела СССР». Так возник «красный путинизм», который есть не что иное, как современный российский вариант всё того же обыкновенного социал-шовинизма.
Можно уверенно сказать, что «красный путинизм» — это отражение давления на пролетариат наиболее отсталой и несознательной его части шовинистически настроенных кругов мелкой буржуазии, а также люмпен-пролетариата, — который, в свою очередь, находится в плену господствующей в обществе консервативной идеологии, — идеологии российского крупного бизнеса, стоящего у власти».
Из этого можно сделать вполне определенный вывод, что называем мы этими терминами, разумеется, не весь пролетариат в целом (об этом, безусловно, не может идти и речи), а только ту его часть, которая является наиболее отсталой и невежественной, представителей шовинистически настроенных кругов мелкой буржуазии, люмпен-пролетариата, и тех, кто в силу собственной безграмотности, а кто – сознательно обслуживая интересы капитала, в том числе находясь на агентурной работе у спецслужб, пропагандирует в левом движении социал-шовинистические идеи, стремясь поставить его на службу интересам буржуазного государства. Возникает вопрос: с каких пор коммунист должен вставать на защиту «чести и достоинства» носителей реакционных взглядов, пусть даже они пропагандируются представителями одной из частей трудящихся классов, если носители этих взглядов, — до тех пор, пока они их придерживаются – объективно являются врагами дела революционной борьбы пролетариата?

 

Метки: ,

О красной вате


Многие в левом движении иногда возмущаются употреблением коммунистами таких слов, как «ватник» и «вата» в отношении определенных людей. Считается, что эти термины были заимствованы нами из лексикона либералов на фоне украинского кризиса. В главной группе Объединенной коммунистической партии(1), к примеру, употребление таких слов и словосочетаний является нарушением правил группы. Но если разобраться, то где тут «либеральная» фразеология? Мне вот, например, очень понравилось недавно появившееся в комдвижении словосочетание «красная вата»… так что, этот термин уже вышел за пределы сообщества либералов. Он стал в одном ряду со словами «холопы», «рабы», «быдло» и обозначает ту часть общества, которая является наиболее дремучей, невежественной, а в силу этого – заражённой буржуазией вирусом национализма, великодержавного шовинизма, госпатриотизма, слепого, совершенно противоречащего интересам самого трудового народа, преклонения перед эксплуататорами и угнетателями.

«Красная вата» – эта та, оппортунистическая, часть левого движения, которая стоит на позициях социал-шовинизма – защиты интересов «своего» буржуазного государства в противостоянии с иностранными буржуазными государствами, оправдания агрессивных империалистических войн, территориальных захватов и аннексий, – если они осуществляются «своим» правительством. Это та часть левого движения, которая рассматривает СССР как «красную империю», восхищается величием его территории и военной мощью, но вместе с тем, совершенно некритически относится к советской истории, считая развал СССР и реставрацию капитализма не следствием происходивших на протяжении многих лет разрушительных процессов, вызванных перерождением партийного и государственного руководства, а следствием некоего «заговора» невесть откуда взявшихся «тёмных сил» на фоне общего «благополучия».
Таким образом, «красная вата» – это часть левого движения, которая обладает низким уровнем теоретических познаний об объективных законах общественного развития, вследствие чего не способна самостоятельно, диалектико-материалистически, мыслить.
Для представителей «красной ваты» комдвижение – это совокупность советских символов и портретов вождей. Их понимание Советского государства не как государства, поставившего своей целью служение интересам трудового народа, а как империалистического (в «позитивном» для них смысле), которого «боялся весь мир», вызывает чувство оскорбления их «национального самолюбия». Неудивительно, что в сегодняшней общественно-политической ситуации по-настоящему империалистическая путинская Россия с примитивной и совершенно неадекватной риторикой её руководства о «вставании с колен», с её «закручиванием гаек» – воспринимается ими как «продолжатель дела СССР». Так возник «красный путинизм», который есть не что иное, как современный российский вариант всё того же обыкновенного социал-шовинизма. Иногда он проявляется и более тонко, когда идеологи и носители указанных взглядов вовсе не заявляют прямо о том, что они являются сторонниками путинской политики и его режима, а иногда они говорят и о том, что они — противники лично Путина. Но по их характерным рассуждениям, обобщённые примеры которых указаны выше, их всегда можно чётко выявить и разоблачить.
Можно уверенно сказать, что «красный путинизм» – это отражение давления на пролетариат наиболее отсталой и несознательной его части шовинистически настроенных кругов мелкой буржуазии, а также люмпен-пролетариата, который, в свою очередь, находится в плену господствующей в обществе консервативной идеологии, – идеологии российского крупного бизнеса, стоящего у власти. Опасность «красной ваты» для левого в целом и коммунистического в частности движения состоит в том, что она выступает агентом реакционных и агрессивных кругов правящего крупного капитала в этом движении, мешая тем самым реализации его задач по развитию классовой борьбы, направляя само движение на откровенно ложный путь обслуживания чужих классовых интересов, дискредитируя движение в глазах масс. Эта опасность, в перспективе, чревата и тем, что «красная вата», зачастую сама того не ведая, переходит на откровенно национал-социалистские позиции. Вспомним, что фашист Муссолини когда-то тоже был социалистом. К чему привела эволюция его взглядов и взглядов, подобных ему «социалистов», мы хорошо знаем из истории. Поэтому необходима беспощадная идеологическая борьба с «красной ватой» в левом движении. Чем быстрее будут идейно и организационно разгромлены носители её взглядов, тем меньше вреда они смогут нам принести.

Денис Асюнькин

 

Метки: ,

Антикоммунизм в красной обёртке: как с ним бороться


В ХIX-XX веках слово «коммунизм» вызывало в буржуазных кругах панику, страх и ненависть, и потому буржуазия всячески пыталась препятствовать приходу коммунистов к власти. Капиталисты использовали империалистическую, либеральную и националистическую пропаганду; в США при маккартизме, в нацистской Германии и фашистской Италии шла «охота» на коммунистов. В наше время в ряде стран (в Латвии, Польше, а теперь уже и на Украине) запрещена коммунистическая символика, напоминающая о «тяжелом наследии тоталитарного режима».
Однако такие топорные методы антикоммунистической борьбы не всегда действенны, и поэтому капиталисты некоторых стран, не будучи дураками, решили использовать коммунистическую символику, коммунистические праздники и лозунги в своих целях. У буржуазных правительств имеется даже своя придворная «коммунистическая» или «социалистическая» партия. Во Франции, например, президент является «социалистом», в Молдавии бывший президент состоял в «компартии». В России есть целый ряд псевдокоммунистических партий, причём вожди каждой из них кричат о том, что именно они – наследники большевиков, борцы за дело рабочего класса и т.д.
Давайте же разберемся, в чём заключается «деятельность» этих прихвостней буржуазии, рядящихся в большевиков. Достаточно изучить то, что они декларируют, какую программу выдвигают и с кем сотрудничают.
При всем обилии современных псевдокоммунистических направлений, применительно к России все их можно свести к двум разновидностям – «левым патриотам» и «евролевым». Одни паразитируют на ностальгии по СССР, другие, напротив, – на стремлении части левых отмежеваться от советского опыта строительства социализма.
Говоря о первой разновидности лжемарксистов, начнём с классики – с КПРФ. Итак, кем же они себя позиционируют? «КПРФ – партия патриотов, интернационалистов, партия дружбы народов, защиты русской, российской цивилизации. КПРФ, отстаивая коммунистические идеалы, защищает интересы рабочего класса, крестьянства, интеллигенции, всех людей труда. КПРФ строит свою работу на основе Программы и Устава» [1]. Человеку, который хоть немного знаком с марксизмом, уже должно быть ясно, что никакие это не коммунисты. Патриот буржуазного государства, имперский шовинист, сторонник цивилизационного подхода никак не может являться борцом за интересы рабочего класса. А чьи интересы тогда защищает «товарищ» идеалист, если не рабочего класса? Естественно, буржуазии.
Быть может, КПРФ провозглашает своей целью борьбу против частной собственности на средства производства? Вовсе нет! В программе партии указана задача «создать условия для развития малого и среднего предпринимательства», что противоречит марксизму. Также наши оппортунисты предлагают укрепить обороноспособность капиталистического государства, которое в любой момент может использовать свою мощь для подавления народных восстаний.
КПРФ призывает защищать интересы «родной» буржуазии, объясняя это тем, что «защита национально-государственных интересов России органически сливается сегодня с борьбой за социализм и советские формы народовластия». Национальные интересы «Капиталистическая партия РФ» ставит выше классовых.
К.Маркс и Ф.Энгельс жёстко критиковали подобного рода мелкобуржуазных «социалистов», которые выступали за экономические преобразования в рамках существующей, капиталистической, системы [2]. Даже если предположить, что эта партия придет к власти, она не уничтожит частную собственность и никакой социалистической революции не будет. Напротив, приход подобных «коммунистов» только дискредитирует коммунизм, как когда-то дискредитировала его КПСС.
К сожалению, коммунистическое движение выставляет в дурном свете не только КПРФ, но и некоторые ее «отщепенцы», которые обвиняли партию в оппортунизме и соглашательстве с властью, но сами де-факто оказались ничем не лучше. Например, партия «Коммунисты России», созданная в качестве альтернативы КПРФ, наряду с последней, встала на сторону российского империализма в межимпериалистическом противостоянии на территории Украины [3], а также одобрила аннексию Крыма под предлогом «борьбы с фашизмом» [4]. А здесь [5] можно ознакомиться с текстом поздравления российских спортсменов от имени партии. Ура-патриотизм («великая держава», «Россия, вперед») и пропагандистские штампы («агент Госдепа») выдают в так называемых «коммунистах» великодержавных шовинистов. Они говорят о «заморских господах», но забывают о том, что в России правят такие же «господа», которые также эксплуатируют свой народ и проводят за его счёт игрища.
Помимо «комроссов», существуют и другие оппортунистические партии, такие как «Левый фронт», ОКП и т.д. Все эти партии провозглашают своей целью возврат России к социализму, однако взгляды партийцев не всегда соответствуют реальности. В программе ОКП указано, что капитализм в России несёт в себе «феодальные черты» [6]. Этим мифом очень любят пользоваться леволибералы, для которых Майдан – это народное восстание, а акции на Болотной площади – это чуть ли не классовая борьба. По мнению леволибералов, нужно разрушить «феодальный строй», приведя к власти проамериканскую буржуазию, которая более прогрессивна (результаты «арабской весны» и «Евромайдана» полностью опровергают подобные суждения). Проамериканская буржуазия ничем не лучше буржуазии пророссийской. Разница лишь в оболочке: американская буржуазия скрывает свои злодеяния под маской «свободы» и «демократии», а российская – под маской «духовности», «русского мира» и иногда «советскости».
Стремление буржуазии «обезопасить» марксизм закономерно, так как открытая антисоветская пропаганда на территории России, Беларуси и некоторых других стран потерпела поражение. Трудящиеся отказались верить в капиталистический «рай» и в свободный рынок. Зато они охотно верят в то, что «Путин – это новый Сталин», Евразийский союз идентичен СССР, а на Донбассе «антифашисты» борются со «злыми силами Запада». Подобные стереотипы засели в умах миллионов обывателей, и для того, чтобы бороться с невежеством, нам нужно приложить немало усилий.
Другим направлением оппортунизма является так называемое «евролевачество», прикрывающееся нонконформизмом, либерализмом и демократией. Это явление распространено и по сей день, но зародилось оно полвека назад.
В 60-е годы прошлого столетия США и страны Западной Европы захлестнула волна протестов, основную силу которых составляли «новые левые». Молодёжь протестовала против безработицы, расизма, угнетения меньшинств. Буржуазной культуре была противопоставлена «контркультура», которая отличалась от последней лишь внешними атрибутами, а по сути сыграла в пользу буржуазии.
Движение «новых левых» было разношерстным: хиппи, йиппи, пацифисты, феминистки, «зеленые» и т.д. Естественно, при таком разнообразии идеологических течений никакой единой теории они выработать не смогли. Основной их целью был сам протест, желание показать себя «борцами с системой». В итоге «новые левые» прочно срослись с системой, став орудием капиталистов. То, что ранее считалось контркультурой, превратилось в культуру массовую. Революция из внешнего мира перекочевала в сознание каждого бунтаря, тем самым обезопасив правящий класс США и стран Западной Европы от угрозы исчезновения. Один из основателей партии «йиппи», Стью Альберт, впоследствии охарактеризовал это явление как «социализм в рамках отдельно взятой личности». Экзистенциализм «новых левых» с примесью фрейдизма, анархизма и даже марксизма вполне устраивал буржуазию, поскольку был ориентирован в большей степени на отдельную личность, нежели на общество в целом. «Новый человек», становление которого предлагал Маркузе, не прижился в капиталистическом обществе.
В настоящее время в среде современных левых господствует представление о том, что для победы революции можно объединяться с различными буржуазными движениями. Достаточно показателен союз левых и «зеленых». Например, в Германии существует партия «Союз 90/Зеленые», в которую входят как левые различного толка, так и консерваторы. Эта партия объединила в своём составе социал-демократический «Союз 90» (ГДР) и «зеленых» (ФРГ). Если ранее эта партия провозглашала себя антибуржуазной, то в настоящее время она «переродилась» и борется за охрану окружающей среды в рамках капитализма.
Борьба «за экологию» привлекает многих левых, т.к. экологические проблемы уже давно обрели глобальный масштаб. Выступая в защиту лесов, рек, за «права животных», за всеобщее разоружение, они забывают о том, что при господстве частной собственности на средства производства ни о каком улучшении экологической ситуации не может быть и речи, а разоружение невозможно, потому что капиталисты всегда будут воевать между собой. Детский лепет «зеленых левых» не будет услышан, сколько бы акций и пикетов они ни проводили.
Методы решения экологических проблем в рамках марксисткой теории были предложены западными авторами М. Леви и Дж. Ковелом в их «Экосоциалистическом манифесте». В этой работе они справедливо критикуют неолиберальную экономику, а также утверждают, что спасти окружающую среду от негативного влияния антропогенных факторов в рамках капитализма невозможно. Экосоциализм, предложенный Леви и Ковелом как альтернатива капитализму, не противоречит марксистской теории, но и не развивает её. Это направление, столь почитаемое среди европейских левых, вредно, так как оно акцентирует внимание на частных проблемах буржуазного общества. Односторонний подход к проблеме приводит к некомпетентности в не менее важных вопросах, а также к борьбе не столько с капитализмом, сколько с его последствиями (к примеру, Дж. Ковел, будучи марксистом, состоит в буржуазной Зеленой партии США).
Борьба со следствиями, а не с причиной национального, расового и полового неравенства привлекает всё больше и больше людей, причисляющих себя к левым, и толкает их к новым ошибкам. Не будучи состоятельными в идеологическом плане, левые движения сотрудничают с буржуазными организациями, сливаются с ними, участвуют в митингах «за все хорошее, против всего плохого». Например, 1 мая 2015 года состоялся митинг левых сил. «Левые силы» были представлены следующими организациями: «Левое социалистическое действие — Союз левых – демократов», «Автономное действие», «Российское социалистическое движение», социалистическая группа «Манифест», Femband, Радужная Ассоциация, Комитет за рабочий интернационал, экоактивисты, «Платформа творческих работников». Что же представляют собой перечисленные «левые силы»? Рассмотрим некоторые из них.
«Левое социалистическое действие» — это организация социал-демократической направленности, выступающая за многоукладную экономику с преобладанием коллективной собственности. Предусматривается национализация банков и крупнейших компаний, а о собственности мелкой и средней буржуазии упомянуто лишь вскользь («демократический социализм, в ходе развития научно-технического прогресса и производительных сил, перерастёт со временем в бесклассовое общество, что в отдаленной перспективе частная собственность исчезнет ввиду большей справедливости общественной собственности, однако мы категорически против любых попыток её директивной отмены»). «Демократический социализм» противопоставляется «тоталитарным режимам» И. Сталина, Э. Ходжи и Мао Цзэдуна. ЛевСД предлагает децентрализованное планирование в экономике. А такое планирование может привести к конкуренции между предприятиями (в особенности, если учитывать, что частная собственность сохраняется) и к дезорганизации производства.
Российское социалистическое движение (РСД) имеет сходную с ЛевСД программу. Но в отличие от последней, РСД стремится «улучшить» капитализм в РФ. Убедиться в этом можно, ознакомившись с пунктом 2.1 программы этого движения:
«В сегодняшней России РСД поддерживает демократические требования, реализация которых возможна и при сохранении капиталистического строя:
— Отстранение от власти всей правящей верхушки и всестороннее расследование ее деятельности под широким общественным контролем.
— Освобождение всех политических заключенных. Роспуск так называемых центров «Э» (спецподразделений в структуре МВД по борьбе с экстремизмом). Отмена «антиэкстремистского» законодательства. Ограничение полномочий полиции и спецслужб, нарушающих свободу личности, неприкосновенность жилища и переписки. Увольнение и предание суду всех кадров полиции и спецслужб, причастных к политическим репрессиям, разгону митингов и демонстраций, пыткам и жестокому обращению с арестованными и задержанными.
— Демократизация избирательной системы.
— Свобода митингов, шествий и забастовок. Запрет на сопровождение мирных акций протеста спецподразделениями МВД (ОМОН, СОБР, внутренние войска и т.п.)».
Если отстранить от власти правящую верхушку при капиталистическом строе, её место тут же займет другая. Смена отдельных лиц во власти не повлияет на уровень жизни населения и тем более не приблизит социализм. Освобождение всех политзаключенных не является прогрессивной мерой, особенно если среди этих политзаключенных имеются нацисты и исламские фундаменталисты. Буржуазная власть, даже самая демократичная, найдет способ устранить неугодных, независимо от их политических убеждений.
В любом государстве, будь то капиталистическом или социалистическом, спецслужбы работают на правящий класс, охраняют его интересы. Поэтому глупо и наивно полагать, что буржуазия отменит слежку за гражданами по просьбе РСД.
Что касается демократизации избирательной системы — это достаточно частое требование парламентских и непарламентских «левых». Даже самые прозрачные выборы не в состоянии привести к власти в стране партию, отстаивающую интересы пролетариата. Участие в буржуазном парламенте допустимо, но не должно становиться самоцелью. А в партии, где главным критерием является количество участников, а не качество их теоретической подготовки, будут царить конъюнктурщина и оппортунизм.
ЛевСД, РСД, КРИ призывает к сотрудничеству с феминистками, мелкобуржуазными «антифашистами», «зелеными», объясняя это тем, что необходимо бороться с дискриминацией и загрязнением окружающей среды. Естественно, пока существует частная собственность на средства производства, в мире будут процветать различные виды дискриминации, и не замечать этого — преступление со стороны тех, кто борется за коммунистическое общество. Но сотрудничество с буржуазными силами, которые борются лишь против одной головы гидры капитализма и игнорируют остальные — неразумно и бесполезно, ведь на её месте обязательно вырастет новая. Говоря о таких уродливых явлениях, как расизм, нацизм и сексизм, нельзя забывать о том, что в основе их лежит экономическая эксплуатация человека человеком.
Видов оппортунизма сегодня великое множество. Под маской «коммуниста» зачастую прячется националист, патриот, великодержавный шовинист, либерал… Этот список можно продолжать бесконечно. Происходит это потому, что уровень сознательности трудящегося населения после поражения социализма в СССР невысок, теоретическая подготовка большинства коммунистов оставляет желать лучшего, а буржуазия находит более изощренные способы манипуляций сознанием трудящихся.
В чем же заключается наша цель? Во-первых, в тщательном изучении марксистской теории. Настоящий марксист никогда не поведется как на антикоммунистические мифы, так и на псевдокоммунистическую пропаганду, которая нередко опирается на ностальгию по советской эпохе. Во-вторых, нашей целью является пропаганда марксизма среди пролетариев физического и умственного труда. В наше время благодаря интернету распространять статьи, заметки и листовки не представляет особого труда. Проблема состоит в нехватке качественного агитационного материала. Эту проблему можно решить, повышая свой теоретический уровень. Вести пропаганду можно и с помощью искусства. Искусство подобного рода не будет массовым, но определенную часть населения творчество на социальную тематику заставит задуматься над общественными проблемами и причинами, их породившими. В-третьих, необходимо бороться с оголтелым антикоммунизмом в ряде постсоветских стран. Следует показать трудящимся, что «коммунизм» и «российский великодержавный шовинизм» — это абсолютно разные термины. Марксисты отрицательно относятся к идеологии «евразийства», концепции «русского мира» и другим реакционным доктринам, что бы ни говорили ревизионисты.
Нам, коммунистам, предстоит сложнейшая задача — вырвать марксистское учение из лап всевозможных реакционеров и оппортунистов, тем самым избавив его от различных искажений. Для этого мы должны учиться, думать, анализировать. Не зря В.И.Ленин писал: «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов» [7].
1. http://kprf.ru/party/program
2. К.Маркс, Ф.Энгельс «Манифест коммунистической партии»
3. http://komros.info/right-bar/right-bar_106.html
4. http://komros.info/right-bar/right-bar_105.html
5. http://komros.info/right-bar/right-bar_104.html
6. http://ucp.su/category/materialy-sezdov/5-programma-o..
7. В.И.Ленин «Три источника и три составных части марксизма» — ПСС, 5-е изд., т. 23, с. 47.

 

Метки:

Беседа И.В. Сталина по вопросам политической экономии. Запись 24 апреля 1950 г.


Первый и главный недостаток учебника, изобличающий полное непонимание марксизма, заключается в том, что здесь неправильно изложен вопрос о мануфактурном и машинном периодах капитализма. Раздел о мануфактурном периоде капитализма раздут, ему посвящено 10 страниц и поставлен выше машинного периода. Машинного периода капитализма в учебнике, по сути дела, нет, он исчез.
Машинный период не выделен в особую главу, его дали на нескольких страничках в главе «Капитал и прибавочная стоимость». Возьмите «Капитал» Маркса. В «Капитале» мануфактурный период капитализма занимает 28 страниц, а машинному периоду отведена большая глава — 110 страниц. Да и в других главах Маркс много говорит о машинном периоде капитализма. Такой марксист как Ленин в работе «Развитие капитализма в России» уделил главное внимание машинному периоду. Без машины нет капитализма. Машины — основная революционизирующая сила, которая преобразовала общество. В учебнике не показано, что такое система машин, о системе машин сказано буквально одно слово. Потому вся картина развития капитализма получила искаженное освещение. Мануфактура зиждется на ремесленном, ручном труде. Машина отметает ручной труд. Машинное производство — это крупное производство, основанное на системе машин.
Надо иметь в виду, что наши кадры, наша молодежь — это люди, имеющие 7-ми и 10-летнее образование. Они интересуются всем. Могут заглянуть в «Капитал» Маркса, в труды Ленина, они спросят: почему изложено не так, как у Маркса и Ленина? Это — главный недостаток. Надо излагать историю капитализма по Марксу и Ленину. В учебнике необходима специальная глава о машинном периоде, а главу о мануфактуре следует сжать.
Второй крупный недостаток учебника состоит в том, что в нем не дается анализ заработной платы. Главные вопросы не освещены. Заработная плата дается в разделе о домонополистическом капитализме только по Марксу. Нет заработной платы в условиях монополистического капитализма. После Маркса прошло много времени.
Что такое заработная плата? Это прожиточный минимум плюс некоторые сбережения. Надо показать, что такое прожиточный минимум, номинальная и реальная заработная плата, показать это живо и убедительно. Мы воюем теперь с капитализмом на базе заработной платы. Возьмите живые факты современной жизни. Во Франции, где падающая валюта, получают миллионы, а купить на них ничего нельзя. Англичане кричат, что у них самый высокий уровень заработной платы и дешевые товары. При этом скрывают, что заработная плата может быть высокой и все же она не обеспечивает даже прожиточного минимума, не говоря уже о сбережениях. В Англии цены на некоторые продукты, например, на хлеб, на мясо, низкие, но рабочий получает эти продукты по норме в ограниченном количестве. Остальные продукты он покупает на рынке по вздутым ценам. Там имеется множественность цен. Американцы кичатся высоким уровнем жизни, но по их собственным данным 2/3 рабочих не имеет прожиточного минимума. Все эти плутни капиталистов, их надо разоблачить. Надо на конкретных фактах показать тем же английским рабочим. которые давно живут за счет сверхприбылей и колоний, что падение реальной заработной платы при капитализме является аксиомой.

О плане построения книги. Раздел о капитализме следует разбить на две части: под буквой А — дать домонополистический капитализм и под буквой Б — монополистический капитализм.
Теперь о предмете политической экономии. В учебнике получается не определение предмета политической экономии, а скорее введение. Есть же разница между определением предмета политической экономии и введением. В этом отношении второй вариант ближе к теме, хотя здесь тоже получается введение. Тут разъясняются некоторые экономические термины Маркса. Это подводит читателя к усвоению экономических трудов Маркса и Ленина.
Пишут, что политическая экономия изучает производственные отношения. Но это не всем понятно. Говорят, что политическая экономия изучает отношения производства и обмена. Это неправильно. Возьмите обмен. При первобытнообщинном строе обмена не было. Не развит он был и при рабовладельческом строе. Термин обращение также не годится. Все это не совсем подходит и для социализма. Надо сказать: политическая экономия рассматривает производство и распределение материальных благ. Это применимо ко всем периодам. Производство — это отношение людей к природе, а распределение — куда идут произведенные блага, это чисто экономическая сторона.
В учебнике нет перехода от предмета политической экономии к первобытнообщинному строю. Маркс начинает «Капитал» с товара. А вы почему начинаете с первобытнообщинного строя? Это нужно объяснить.

Существуют два метода изложения: один метод — аналитический, абстрактный. При этом методе изложение начинается с общих, абстрактных понятий с привлечением исторического материала. Такой метод изложения (его придерживался и Маркс в «Капитале») рассчитан на более подготовленных людей. Другой метод — исторический. Он дает освещение исторического развития различных экономических систем и раскрывает общие понятия на историческом материале. Хотите, что бы люди поняли теорию прибавочной стоимости, — изложите вопрос с самого зарождения прибавочной стоимости. Исторический метод рассчитан на людей менее подготовленных. Он является более доступным, так как исподволь подводит читателя к пониманию законов экономического развития. (Читает определение аналитического и исторического методов).
В учебнике использована схема Энгельса о дикости и варварстве. Это абсолютно ничего не дает. Чепуха какая-то! Энгельс здесь не хотел расходиться с Морганом, который тогда приближался к материализму. Но это дело Энгельса. А мы тут причем? Скажут, что мы плохие марксисты, если не по Энгельсу излагаем вопрос? Ничего подобного! Получается большое нагромождение: каменный век, бронзовый век, родовой строй, матриархат, патриархат, а тут еще дикость и варварство. Это только путает читателя. Дикость и варварство — это презрительные названия со стороны «цивилизованных».
В учебнике много болтовни, пустых, ненужных слов, много исторических экскурсов. Я прочитал 100 страниц и страниц 10 вычеркнул, но можно вычеркнуть еще больше. В учебнике не должно быть ни одного лишнего слова, изложение должно быть скульптурно отточено. А тут в конце разделов какие-то выходки против империалистов: вот де вы, империалисты — подлецы, вводите рабство, крепостничество. Это все комсомольские штучки, плакат. Это отнимает время и засоряет головы. Нам нужно воздействовать на умы людей.

О Томасе Море и Кампанелле говорится, что они были одиночками, что они не связывались с массами. Просто смешно. Разве в этом дело? Ну, а если бы они связались с массами, что из этого получилось бы? Тот уровень развития производительных сил требовал имущественного неравенства. Это неравенство никак нельзя было тогда уничтожить. Утописты не знали законов общественного развития. Тут дается идеалистическая трактовка.

Нужно, чтобы наши кадры хорошо знали марксистскую экономическую теорию.
Первое, старшее поколение большевиков было теоретически подковано. Мы зубрили «Капитал», конспектировали, спорили, друг друга проверяли. В этом была наша сила. Это нам очень помогло.
Второе поколение менее подготовлено. Люди были заняты практической работой, строительством. Марксизм изучали по брошюрам.
Третье поколение воспитывается на фельетонах и газетных статьях. У них нет глубоких знаний. Им надо дать пищу, которая была бы удобоварима. Большинство из них воспиталось не на изучении работ Маркса и Ленина, а на цитатах. Если дело дальше так пойдет, то люди могут выродиться. В Америке рассуждают: все решает доллар, зачем нам теория, зачем наука? И у нас так могут рассуждать: зачем нам «Капитал», когда социализм строим. Это грозит деградацией, это — смерть. Чтобы этого не было даже в частностях, нужно поднять уровень экономических знаний.

Нынешний объем учебника не подходит, он разбух до 766 страниц. Надо, чтобы было не более 500 страниц, из них около половины на досоциалистические формации и половина на социализм.
У авторов первого варианта учебника нет заботы, чтобы разъяснить термины Маркса, которые встречаются в «Капитале». Наиболее употребительные термины Маркса и Ленина надо вводить с самого начала, чтобы подвести читателя к восприятию «Капитала» и других трудов Маркса и Ленина.
Плохо, что в комиссии нет споров, нет драки по теоретическим вопросам. Имейте в виду, что вы делаете историческое дело. Читать учебник будут все. 33-й год существует советская власть, а у нас нет книги по политической экономии. Ее все ждут. В литературном отношении учебник очень плохо обработан, много болтовни, иного экскурсов в гражданскую историю и историю культуры. Это же не учебник по истории культуры. Поменьше исторических экскурсов, прибегать к ним следует только в случае необходимости иллюстрации теоретических положений.
Возьмите «Капитал» Маркса, «Развитие капитализма [в России]» Ленина и руководствуйтесь ими в работе.
Когда учебник будет готов, мы поставим его на суд общественного мнения.

Еще одно замечание. В учебнике рассмотрение капитализма ведется только по линии промышленности. А надо иметь в виду общенародное хозяйство. У Маркса в «Капитале» тоже излагаются главным образом вопросы промышленности. Но перед нами стояла другая задача. Ему надо было разоблачить капитализм. вскрыть язвы капитализма. Маркс понимал значение народного хозяйства в целом. Это видно из того, какое значение он придавал экономической таблице Кенэ. Нельзя ограничиваться изложением вопросов сельского хозяйства только в главе о земельной ренте.
Мы не только разоблачили капитализм, мы его свергли и стоим у власти. Мы знаем, какой удельный вес и значение в народном хозяйстве имеет сельское хозяйство.
Как у Маркса, так и в нашей программе сельскому хозяйству недостаточно уделено внимания. Это надо исправить.
Надо брать законы народного хозяйства в целом. Не пренебрегать аграрными отношениями при капитализме и социализме.

 

Метки: , , , ,

Беседа И.В. Сталина по вопросам политической экономии. Запись 22 февраля 1950 г.


Имеются два варианта макета учебника политической экономии. Однако, нет принципиальных расхождений между двумя вариантами в подходе к вопросам политической экономии и в трактовке этих вопросов. Следовательно, нет основания для двух вариантов. Есть вариант Леонтьева и этот вариант надо взять за основу. В учебнике надо дать конкретную критику современных теорий американского империализма. По этому вопросу печатались статьи в «Большевике» и в «Вопросах экономики».
Неграмотные в экономическом отношении люди не проводят различий между Китайской Народной Республикой и народными демократиями стран Центральной и Юго-Восточной Европы, допустим. Польской Народно-Демократической Республикой. Между тем, это вещи разные.
Что значит народная демократия? Она включает, по крайней мере, такие признаки:
1) политическая власть в руках пролетариата,
2) национализация промышленности,
3) руководящая роль коммунистических и рабочих партий,
4) строительство социализма не только в городе, но и в деревне.
В Китае не приходится говорить о строительстве социализма ни в городе, ни в деревне. Некоторые предприятия национализированы, но это капля в море. Основная масса промышленных товаров для населения производится ремесленниками. Ремесленников в Китае около 30 мил. Имеются серьезные различия между странами народной демократии и Китайской Народной Республикой:
1) в Китае существует демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, примерно то, о чем большевики говорили в 1904-1905 гг.,
2) в Китае был гнет иностранной буржуазии, поэтому национальная китайская буржуазия отчасти революционна; ввиду этого допустима коалиция с национальной буржуазией, в Китае у коммунистов существует блок с буржуазией. Это не противоестественно, у Маркса в 1848 г. тоже был блок с буржуазией, когда он редактировал «Новую Рейнскую газету», но это было не долго,
3) в Китае еще стоит задача расправится с феодальными отношениями; в этом отношении Китайская революция напоминает Французскую буржуазную революцию 1789 г.,
4) особенность Китайской революции состоит в том, что во главе государства стоит коммунистическая партия.

Поэтому можно говорить о том, что в Китае имеется народно-демократическая республика, находящаяся пока на первом этапе ее развития.
Путаница в этом вопросе объясняется тем, что наши кадры не имеют глубокого экономического образования.

 

Метки: , , , ,

Беседа И.В. Сталина по вопросам политической экономии. Запись 29-го января 1941 г.


Вопрос: Не правильнее ли сказать о потреблении «личное и производительное» вместо слов «личное и производственное».
После краткого обмена мнениями записали «личное и производственное».

Если мы примем предложенную формулировку предмета, то нужно сделать общий вывод, что вопросам распределения во всех формациях нужно уделить больше внимания, а то здесь о банках, о биржах, о рынке очень мало сказано. Это не годится. В частности, раздел социализма тоже страдает из-за этого. На 5-й странице имеются неровности стиля. Их нужно устранить. Здесь написано «она является исторической наукой, изучая различные способы производства и выясняя коренные различия каждого из них». Писать нужно по-русски, не «изучая» и «выясняя», а наукой «изучающей и выясняющей».

О законе стоимости

Перехожу к разделу о социализме. Кое-что улучшили, но много испортили по сравнению с тем, что было раньше в этом разделе.
Вот здесь записано, что закон стоимости преодолен. Тогда становится непонятным, откуда категория себестоимости, без чего нельзя калькулировать, нельзя производить распределение по труду, нельзя устанавливать цены. Закон стоимости не преодолен еще. Неверно, что мы командуем ценами, хотим командовать, но не получается. Для того чтобы командовать ценами, надо иметь громадные резервы, обилие товаров и только тогда мы сможем диктовать свои цены. А пока есть рынок нелегальный, рынок колхозный, существуют рыночные цены. Если нет стоимости, тогда нечем измерять доходы. Доходы трудом не измеряются. Когда станем распределять по потребностям, тогда другое дело, а сейчас закон стоимости не преодолен. Хотим сознательно использовать его. Мы вынуждены заниматься установлением цен в рамках закона. В 1940 г. был урожай ниже, в Латвии и Эстонии, не хватило хлеба, и цены на рынке сильно вскочили вверх, мы забросили туда 200 тысяч пудов хлеба, и сразу цены снизились. Но можем ли мы по всем товарам, по всей стране делать то же самое? Нет, далеко не по всем товарам мы можем диктовать цены. Для этого надо много, очень много производить. Гораздо больше, чем сейчас. А пока мы не можем командовать ценами, и доходы от продажи на колхозном рынке идут колхозникам. Конечно, у нас нельзя на эти доходы купить средства производства, и эти доходы идут на увеличение личного потребления.
В учебник врывается агитка — плакат. Это не годится. Экономист должен изучать факты, а здесь вдруг: «троцкистско-бухаринские предатели…». Зачем это говорить о том, что суд установил то-то и то-то? Что здесь экономического? Выкинуть нужно агитацию. Политэкономия — это серьезное дело.

Реплика: Это писалось давно, когда происходил процесс.

Ответ: Неважно, когда писалось, сейчас представлена новая редакция и в ней это есть. И здесь это неуместно. В науке мы апеллируем к уму. А здесь не то апелляция к желудку, не то к чему-то другому. Это портит дело.

О планировании

О плане хозяйственном наворочено много ужасных слов. Чего только здесь не написано: «Непосредственно общественный характер труда в социалистическом обществе. Преодоление законов стоимости и уничтожение анархии производства. Плановое ведение хозяйства как способ осуществления соответствия производственных отношений социализма характеру производительных сил». Изображается какое-то безупречное плановое хозяйство. А сказать надо просто: при капитализме в общенародном масштабе невозможно вести производство по плану, там конкуренция, там частная собственность, которая разъединяет, а у нас все предприятия объединены социалистической собственностью. Поэтому мы и можем и должны вести плановое хозяйство. Плановое хозяйство это не наше желание, а неизбежность, иначе все рухнет. Мы уничтожили такие буржуазные барометры, как рынки, биржи, при помощи которых буржуазия исправляет диспропорции. Мы сами все взяли на себя. Плановое хозяйство у нас так же неизбежно, как неизбежно потребление хлеба. И не потому, что мы «хорошие парни», все умеем, а они не умеют, а потому, что у нас объединены все предприятия. А у них объединение возможно лишь в трестах, картелях, т.е. в узких рамках, но они не способны организовать общенародное хозяйство (Здесь было бы, кстати, вспомнить ленинскую критику теории Каутского о сверхимпериализме). И промышленность, и сельское хозяйство, и транспорт капиталисты не могут вести по плану. При капитализме город должен пожрать деревню. Частная собственность у них мешает. Скажите просто — у нас объединение, у них разъединение. Вот здесь (стр. 369) написано: «плановое ведение хозяйства как способ осуществления соответствия производственных отношений социализма характеру производительных сил». Чепуха все это, школьная болтовня! (Маркс и Энгельс издалека говорили, они должны были говорить о противоречиях). Но на какой черт такими абстракциями угощать нас? Скажите просто — у них разъединено хозяйство, собственность разъединяет, у нас социалистическая собственность объединяет. Вы у руля и власть ваша. Говорите проще. Надо хорошо определить задачи планирующего центра. Не только пропорции он должен устанавливать. Пропорции — это не главное, это существенное, но, все же, производное.

В чем же основные задачи планирования?

Первая задача состоит в том, чтобы спланировать так, чтобы обеспечить самостоятельность социалистического хозяйства от капиталистического окружения. Это обязательно самое важное. Это форма борьбы с мировым капитализмом. Добиться того, чтобы металл и машины иметь в своих руках, чтобы не стать придатком к капиталистическому хозяйству — в этом основа планирования. Это главное. На этой базе был составлен план ГОЭЛРО и последующие планы.
Как организовать планирование? У них капитал стихийно распределяется по отраслям, в зависимости от прибыли. Если бы мы развивали отрасли в зависимости от их прибыльности, мы бы имели развитое мукомолье, производство игрушек (они дорого стоят и прибыли много дают), текстиль, но не имели бы тяжелой промышленности. Она требует больших вложений, она убыточна в первое время. Отход от развития тяжелой промышленности это то, что предлагали рыковцы. мы перевернули законы капиталистического хозяйства, поставили их на голову, вернее, на ноги. Начали с развития тяжелой промышленности и машиностроения. Без планирования хозяйства ничего не пройдет.

У них как происходит дело? Одни государства грабят другие, колонии грабят, займы кабальные получают. У нас же по-иному. Основное в планировании то, что мы не стали придатком к мировому хозяйству
Вторая задача планирования состоит в том, чтобы закрепить безраздельное господство социалистической системы хозяйства и закрыть источники и клапаны, откуда возникает капитализм. Рыков и Троцкий в свое время предлагали закрыть как нерентабельные передовые предприятия (Путиловский завод). Пойти на это, значило бы «закрыть» социализм. Капитал пошел бы в мукомолье, в производство игрушек, потому что это дает прибыль. Мы же не могли пойти по этому пути.
Третья задача планирования — это не допускать диспропорций. Но так как хозяйство громадное, то прорывы все-таки могут иметь место. Поэтому нужно иметь большие резервы, не только фондов, но и рабочей силы.
Надо кое-что нового дать читателю, не повторять без конца о соотношении производительных сил и производственных отношений, это ничего не дает. Не перехваливать нужно наш строй и не приписывать ему тех достижений, которых нет. Стоимость существует, и дифференциальная рента существует, но не туда попадает.
Я задумывался о категории прибыли — отказаться или оставить?

Реплика: Может быть, лучше взять слово «доход»?

Молотов Доход разный бывает.

Реплика: Может быть, социалистическое накопление?

Ответ: Когда прибыль еще не изъята, это не накопление. Прибыль получается в результате производства.

Вопрос: Надо ли иметь в учебнике, что в социалистическом обществе существует прибавочный продукт? По этому поводу были разногласия в комиссии.

Молотов: Нужно приучить рабочих, чтобы они знали, что они работают на все общество, а не только на свою семью.

Ответ: Без прибавочного продукта нового строя не построишь. Нужно, чтобы рабочий понимал, что при капитализме их интересует то, что они должны получить, а при социализме он заботится о своем обществе и это воспитывает рабочего. Доход остается, он приобретает другой характер. Прибавочный продукт есть, но он идет не эксплуататору, а на рост благосостояния народа, на усиление обороны и т. д. Прибавочный продукт преобразуется.
У нас распределение происходит по труду. У нас есть квалифицированный и неквалифицированный труд. Что такое труд инженера? Это помноженный простой труд. Доходы у нас распределяются по труду. Не может быть, чтобы это распределение происходило без закона стоимости. Думаем, что все хозяйство ведется по плану, а получается не всегда так. У нас тоже много стихийного. Мы сознательно, а не в порядке стихийном калькулируем по закону стоимости. У них закон стоимости действует стихийно, несет разрушения, требует огромных жертв. У нас характер закона стоимости меняется, приобретает другое содержание, другую форму. Мы сознательно, не стихийно определяем цены. У Энгельса говорится о скачке. Рискованная формула, но ее можно принять, если правильно понимать скачок из царства необходимости в царство свободы. Мы должны понимать свободу воли, как осознанную необходимость, когда скачок означает переход от стихийной неизбежности к осознанной необходимости. У них закон стоимости действует стихийно, приносит большие разрушения. А мы должны направлять так, чтобы жертв было меньше. Необходимость, вытекающая из действия закона стоимости, должна быть использована сознательно.

Вопрос: В комиссии были недоумения, была дискуссия, есть ли товар в советском хозяйстве. Автор вопреки мнению большинства комиссии говорит всюду не о товаре, а о продукте.

Ответ: Раз у нас есть денежное хозяйство, то есть и товар. Все категории остались, но другой характер приобрели. Деньги не служат у нас орудием эксплуатации, а они у нас приобретают другое содержание

Вопрос: До сих пор закон стоимости толковали у нас как закон стихийного рынка, определяющий и стихийное распределение рабочей силы.

Ответ: Это неправильно. Нельзя суживать постановку вопроса. Троцкий неоднократно сводил деньги к тому, что это средство калькуляции, он на этом настаивал и до перехода к нэпу, и после перехода к нему. Это неправильно. Мы ему отвечали: когда рабочий покупает что-либо, разве он калькулирует деньгами или, что-нибудь другое делает? Ленин на Политбюро не раз указывал, что такая постановка вопроса неправильна, что нельзя сводить роль денег к средству калькулирования.

Реплика: Смущает термин — прибавочный продукт в социалистическом обществе.

Ответ: Наоборот, надо приучить рабочего к тому, что прибавочный продукт необходим нам, ответственности будет больше, рабочий должен понять, что производит он не только для себя и своей семьи, но также и для того, чтобы создать в стране резервы, чтобы укрепить оборону и т. д.

Реплика: Маркс не писал в «Критике Готской программы» о прибавочном продукте.

Ответ: Если хотите на все искать ответов у Маркса, пропадете. Вы имеете такую лабораторию как СССР, который существует больше 20 лет, а думаете, что Маркс должен был знать больше вас о социализме. Не предусмотрел, видите ли, Маркс в «Критике Готской программы»! Надо самим головой работать, а не нанизывать цитаты. Новые факты есть, новая комбинация сил, извольте головой работать.

О заработной плате и трудоднях

Несколько слов о заработной плате, о трудоднях, о доходах рабочего, крестьянина и интеллигенции. В учебнике не учтено, что люди работают не только потому, что у власти стоят марксисты и хозяйство плановое, но и потому, что они заинтересованы, что мы цепляем за интерес. Рабочие не идеалисты и не идеальные люди. Некоторые думают, что можно вести хозяйство на основе уравниловки. Были такие теории: коллективная заработная плата, коммуны на производстве. Этим производство не двинешь вперед. Рабочий у нас выполняет и перевыполняет планы потому, что у нас есть сдельщина для рабочих, премиальная система руководящего состава, премии для крестьян, которые лучше работают. Недавно приняли закон для Украины.
Я расскажу вам два случая: в угольной промышленности несколько лет тому назад положение сложилось такое, что люди, работающие на поверхности, получали больше, чем работающие под землей. Инженер, сидевший в канцелярии, получал раза в полтора больше, чем те, которые работали в шахте. Верхушка, хозяйственники хотят подтянуть к себе лучшие инженерные кадры, чтобы они сидели у них под боком. Для того, чтобы дело пошло, нужно, чтобы люди были заинтересованы. Когда подняли заработную плату на подземных работах, тогда дело пошло. Вопрос о заработной плате — это главное дело.
Возьмите другой пример: хлопковое производство. 4 года как оно непрерывно идет в гору, и это потому, что пересмотрен порядок премирования. Чем больше с единицы площади собирают, тем больше получают. Получилась заинтересованность. Закон о премировании колхозников на Украине имеет исключительное значение. Людей заинтересуйте и люди двинутся вперед, будут подымать свою квалификацию, работать лучше, наглядно увидят, что им это больше дает. Было время, когда интеллигента и квалифицированного рабочего считали изгоями. Это была наша глупость, тогда не было серьезной постановки производства.

Вот говорят о шести условиях Сталина. Подумаешь, новость. В них сказано то, что во всем мире знают, а у нас забыли. Сдельщина для рабочих, премиальная для инженерно-технического персонала, премии для колхозников — вот рычаги развития промышленности и сельского хозяйства. Используйте эти рычаги, и не будет границ росту производства, а без этого ничего не выйдет. Энгельс напутал тут здорово. Одно время хвастали у нас тем, что техники, инженеры будут получать не больше квалифицированных рабочих. Энгельс ни черта не понимал в производстве и запутал нас. Это так же нелепо, как мнение другое: будто руководителей надо менять каждый раз. Если бы пошли по этому пути, пропало бы все. Хотите перескочить прямо в коммунизм. Маркс и Энгельс писали, имея в виду полный коммунизм. Переход от социализма к коммунизму страшно сложная штука. Социализм у нас еще не вошел в плоть и кровь, еще социализм наладить надо. Еще распределение по труду как следует не налажено.
У нас грязь на заводах, а желаем прямо в коммунизм. А кто вас пустит? В хламе тонут, а желают в коммунизм. На одном крупном заводе два года тому назад развели курятник, гусей. Куда это годится? Грязных людей в коммунизм не пустят. Надо перестать быть свиньей, а потом толковать о том, что бы пускать в коммунизм. А Энгельс хотел прямо в коммунизм, увлекся.

Молотов: на 333 стр. написано: «решающее преимущество артели заключается в том, что она правильно сочетает личные интересы колхозников с их обще-твенными интересами, удачно приспосабливает личные интересы колхозников к общественным интересам». Такая постановка вопроса — уход от вопроса. Что такое правильное сочетание личных интересов колхозников с общественными, что значит «удачно приспособляет личные интересы колхозников к общественным интересам»? Это пустая фраза, конкретного существа здесь нет. Получается нечто вроде того, что все существующее разумно. Между тем, это далеко не так. Принципиально мы правильно решили эти вопросы, но практически очень много неправильного и неудачного. Это надо объяснить. На первое место надо поставить общественное хозяйство.
Необходимо также поставить вопрос о сдельщине в заработной плате. Когда-то этот вопрос был очень сложным, сдельной системы не понимали, приезжавшие рабочие делегации, например, французские синдикалисты ставили вопросы, почему мы поддерживаем сдельщину и премиальную систему, ведь в условиях капитализма рабочие борются против этого. Теперь все понимают, что без прогрессивки и без сдельщины не было б ни стахановцев, ни ударников. Принципиально этот вопрос ясен, но на практике у нас бесконечные безобразия. В 1940 г. приходится возвращаться и повторять решения 1933 г. Стихия тянет в другую сторону. Верхушка хочет иметь хороших инженеров у себя под боком. Мы не выросли до того, чтобы быть такими чистенькими, как хотелось бы быть. Вы слишком приукрашиваете нашу действительность, а мы отнюдь не стали еще такими чистенькими, как хотелось бы быть. Надо критиковать нашу практику.

О фашизме

Еще несколько замечаний о фашистской философии. Они пишут, будто у них социализм. Раскрыть это надо экономически. Вот Гитлер говорит: «государство, народ! наши капиталисты получают только 8%, хватит с них!». Надо постановку этого вопроса связать с освещением вопроса о конкуренции и анархии производства, с попытками капиталистов избавится от конкуренции с теорией ультраимпериализма. Надо показать, что они обречены. Они пропагандируют корпоративный строй, будто он над рабочим классом и над капиталистом, и государство якобы заботится и думает о рабочих. Они даже там арестуют отдельных капиталистов (правда, Тиссен сбежал). Надо сказать, что во всем этом больше демагогии, что это давление буржуазного государства на отдельных буржуев, которые не хотят подчиняться государственной классовой дисциплине. Обо всем этом надо один раз сказать в рубрике о картелировании и неудачных попытках планирования. Второй раз скажите об этом в разделе — Социализм. У вас, господа фашисты, кому принадлежат средства производства? Отдельным капиталистам и группам капиталистов и потому у вас настоящего планирования не может быть, будут лишь огрызки, ибо хозяйства распределены между группами владельцев.

Вопрос: Употреблять ли термин фашисты?

Ответ: Называйте их так, как они сами себя называют — итальянские фашисты, германские национал-социалисты.
Я принимал в этом кабинете Уэллса, он мне говорил, что он не за то, чтобы рабочие были у власти и не за то, чтобы капиталисты были у власти. Он за то, чтобы руководили инженеры. Он говорил, что он за Рузвельта, которого хорошо знает и отзывается о нем, что это честный человек, преданный рабочему классу человек. Идейки о примирении классов у мелкой буржуазии имеются, они распространены. Эти идейки приобрели особый оттенок у фашистов.
Кстати, и в том месте, где говорится об утопистах. Надо и здесь также критически сказать об идее примирения классов. Есть, конечно, разница между постановкой вопроса у утопистов и фашистов, разница в пользу утопистов, но обойти эту идею нельзя. Оуэну было бы обидно, если [бы] его поставили в один ряд с фашистами, но и Оуэна критиковать надо.
Стиль ругательный из всей книги надо изъять. Руганью не убеждают, скорее даже будут обратные результаты, читатель будет настораживаться: раз автор ругается, значит, у него не все чисто».
Надо писать так, чтобы не получалось, что у них все плохо, а у нас все хорошо, не при[у]крашивать все.

Реплика: Здесь написано, что государство чуть ли не каждому устанавливает тан.

Ответ: Чепуха это. Вообще много мудрствования в разделе о социализме. Надо попроще писать.

Вопрос: Правильно ли название главы — «Подготовление капиталистического способа производства». Получается оттенок, как будто бы сознательно его подготовили.

Ответ: Это терминологический вопрос. Можно вполне употреблять слово -подготовлен. Речь идет о зарождении, возникновения и о создании предпосылок.
Кстати, еще один вопрос о подготовлении социалистического способа производства. Здесь сказано, что социализм не возникает в недрах капитализма. Вопрос нужно разъяснить, что материальные предпосылки в недрах капитализма возникают, что объективные и субъективные предпосылки создаются при капитализме. Не нужно забывать, что мы вышли из капитализма.

 

Метки: , , , ,