RSS

Архив за месяц: Сентябрь 2015

Чёрные дни октября 93…


От редакции kprf-miass.ucoz.ru: Это интервью мы публиковали впервые семь лет назад. Его автор в те трагические дни находился в Москве. На днях нам удалось встретиться с автором и получить его согласие на новую публикацию. При этом автор особо подчеркнул, что он подтверждает все свои оценки и выводы, данные в 2008 г.

«Путчем называется
неудавшийся государственный переворот.
Удавшийся переворот
называется поэтапной конституционной
реформой»

Из анекдота политологов

Корр.: — Пятнадцать лет назад, 3-4 октября 1993 года, в Москве произошли траги­ческие события, которые сегодня оценивают по-разному. Что для вас эти события?
А.А.Борисов, политолог: 3-4 октября 1993 года произошло массовое убийство русских патриотов, ознаменовавшее победу антикоммунистической контрреволюции в России.

Корр.: — Давайте вспомним, что было причиной событий 3-4 октября 1993 г.
А.А.: — Летом 1993 года произошёл второй раскол в среде так называемых реформаторов (первый был в 1991 г.), возникла оппозиция к ельцинской правящей клике. Это был сложный процесс, в котором переплелись самые различные линии и причины. Первое – это общее недовольство в стране ельцинской политикой, тяжёлое положение большинства населения, рост преступности, моральное разложение молодёжи и т.д. Разумеется, это не могло не отразиться и на умонастроениях самих реформаторов – они всё-таки люди, положение в стране и их не оставляло равнодушными.

Второе: в среде самих причастных к власти реформаторов далеко не все попали в число избранных. Происходило неизбежное разделение на враждующие группы. Не допущенные «до кормушки» выплывали в роли критиков и разоблачителей пороков и преступлений избранной части правителей. Это – общий закон жизни человеческих объединений.

И третье. Оппозиция нужна была правящей клике, чтобы оправдать свою политику, терпящую крах, чтобы оправдать своё существование и поддержать репутацию спасителей демократии «от красно-коричневой чумы», ельцинская клика нуждалась во враге, которого можно было бы изобразить в самых мрачных красках как угрозу реставрации коммунистического режима. И если бы оппозиция не возникала по другим линиям, её бы просто изобрели специально.

Данная оппозиция сосредоточилась в Верховном Совете и около него, приняв форму оппозиции законодательной власти (парламента) к власти президента, то есть к исполнительной власти, стремившейся к власти абсолютной. Одно это делало её уязвимой – она невольно превращала орган власти в нечто вроде политической партии.

Оппозиция была слабой, раздробленной. У неё не было своей чёткой позиции, она фактически всё время шла на поводу у президентской команды. Сам пост президента был учреждён на Съезде депутатов. Хотя это и произошло с седьмого захода, тем не менее депутаты сами способствовали учреждению потенциального диктаторского режима.

Корр.: — Была ли возможность в тот период отстранить президента Ельцина от власти?
А.А.: — Были многочисленные поводы отстранить Ельцина от должности президента на законных основаниях. Но каждый раз его спасали лидеры оппозиции Хасбулатов (председатель Верховного Совета), Руцкой (вице-президент) и другие. Лидеры оппозиции фактически были фигурами, управляемыми президентской командой. Все надеялись на возвращение в окружение президента.

Например, в разгар трагических событий Верховный Совет не обратился к народу. Он не потребовал от высших лиц армии взять под охрану Дом Советов – «Белый Дом». Руководство Верховного Совета не приняло предложение некоторых воинских частей выступить на защиту Конституции и Родины.

Хотя лидеры оппозиции были во многом люди Ельцина, президентская команда настойчиво превращали их во врагов. Поэтому оппозиции всеми средствами пропаганды создавали ложную репутацию фашистов, национал-социалистов, коммунистов и т.п. И делалось всё для того, чтобы эта репутация выглядела правдоподобно.

Корр.: — Как начинались трагические события 1993 года?
А.А.: — Провокация тщательно готовилась по сценарию августа 1991 года, причём на вы­соком профессиональном уровне, который был бы недостижим для президентской клики без посторонней квалифицированной помощи. Организаторы провокации намеревались, как и в 1991 году, локализовать конфликт на «пятачке» перед Белым Домом. Очевидно было, Что именно этого следовало избежать. И была такая возможность: Новосибирск, находившийся в оппозиции к президенту Ельцину, предложил провести съезд народных депутатов у себя. Там депутаты были бы недостижимы для президентских погромщиков. Но лидеры оппозиции отказались от такой возможности!

21 сентября 1993 года начался заключительный этап контрреволюции: в этот день был опубликован указ президента за № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в РФ». Сущность его заключалась в том, что президент узурпировал власть в стране, разгоняя законно избранную высшую власть (Верховный Совет) и ликвидируя Конституцию. Все регионы России признали указ преступным. Сибирь пригрозила экономической блокадой. Намеченное на 4 октября заседание Совета Федерации собиралось потребовать отмены преступного указа и проведения одновременных выборов парламента и президента.

Верховный Совет, а затем и Съезд народных депутатов на вполне законных основаниях (решение Конституционного Суда) отстранили Ельцина от должности президента. Но смещённый с поста президент игнорировал всё это. В ответ он фактически арестовал (блокировал) весь Верховный Совет, то есть совершил беспрецедентное государственное преступление! И сделал он это под бурные аплодисменты и одобрительные вопли на Западе!

Корр.: — О событиях 3-4 октября 1993 года в России пишут очень мало, а на Западе и вообще ничего не слышно. Почему?
А.А.: — Да, эти события сознательно замалчивают, игнорируют или занижают до уровня приведения к порядку неких преступников. В западных средствах массовой информации привыкли в одну кучу сваливать разнородные явления, дабы легче было фальсифицировать реальные события в интересах идеологии и пропаганды. Так и в данном случае всех, кто как-то был причастен к обороне Дома Советов, изобразили как однообразную массу врагов: коммунистов, фашистов, националистов и т.п.

А между тем тут следует различать по крайней мере два принципиально различных феномена:
1) тех, кого представляли Хасбулатов и Руцкой;
2) добровольцев, лишь волею случая оказавшихся вместе с ними.

Их роль в событиях различна. Различна их судьба. Одни из них разыгрывали политический спектакль, предали добровольцев, которые восстали на самом деле. Их лидеры клялись погибнуть, но не сдаться. Они не сдержали клятву: и не погибли, и сдались без боя.

Другие же с голыми руками шли на танки, пушки, автоматы. Несколько дней подряд их избивали и убивали. Убивали лучших сынов и дочерей России, посмевших выступить против врагов их Родины. Они погибали под аплодисменты и улюлюканье чужеземной и доморощенной мрази. Милиция, которая должна была бы бороться против настоящих преступников, за плату в долларах с чудовищным изуверством уродовала своих соотечественников. Армия, которая должна была бы защищать Родину от оккупантов, за плату и награды превратилась в полицейскую силу и стала убивать безоружных защитников Родины.

В событиях 3-4 октября 1993 года произошло наложение двух различных и даже враждебных явлений, а именно: борьбы группировок в системе власти – и народного восстания.

Слово «народное» не должно вводить в заблуждение. Хотя в массе населения назрело недовольство политикой ельцинской клики, но открыто восстали лишь немногие представители народа, одиночки. Они выразили умонастроение масс. Массы же остались пассивными, а значительная их часть даже проявила враждебное отношение к восставшим. Это вполне в духе российских традиций. В России всегда лишь одиночки осмеливались говорить правду вслух и открыто поступать по совести. И на них обрушивались все, включая и тех, ради которых эти одиночки жертвовали своим благополучием, свободой и жизнью.

Миллионы людей смотрели телевизионные передачи о расстреле защитников «Белого Дома». Миллионы видели, как зверски избивали и убивали их соратников, дерзнувших восстать против врагов их Отечества, – и не бросились на улицы помешать расправе. А ведь выбежали бы несколько сот тысяч человек – голыми бы руками задавили палачей. Но выбежали те, кто аплодировал палачам. Контрреволюция завершилась под аплодисменты тех, кто фактически стал хозяином общества.

Корр.: — А не есть ли это результат страха и обмана народа?
А.А.: — Не думаю. Говорить сегодня о каком-то мифическом народе бессмысленно. Что такое теперь народ? Те, кто отдавал приказ убивать защитников «Белого Дома», есть часть народа. И защитники «Белого Дома» — часть народа. И убивавшие их солдаты и милиционеры – часть народа. И начавшие «перестройку» высшие руководители КПСС — часть народа. И жулики из «теневой экономики» — часть народа. Рабочие и крестьяне тоже часть народа.

И какую же роль они сыграли в те трагические дни, например, интеллигенция?! Сразу же после расстрела «Белого Дома» 5 октября в газете «Извести» было опубликовано письмо группы известных российских писателей. Холуйские и кровожадные письма, которые советские интеллектуалы писали Сталину в 30-е годы с просьбой расправляться с «врагами народа», выглядят наивно по сравнению с этим письмом. Это беспримерное по подлости, кровожадности и цинизму письмо не было вынуждено некими принудительными причинами, — напротив, оно явилось проявлением доброй воли авторов, т.е. проявлением их подлинной натуры.

Корр.: — Не напомните их имена?
А.А.: — Всех не помню, но ряд известных имён назову: В.Быков, А.Адамович, Д.Гранин, Б.Ахмадуллина, Д.Лихачёв, Б.Окуджава, В.Астафьев, А.Кушнир, Б.Васильев, Р.Рождественский, Ю.Карякин, А.Нуйкин и прочие. Авторы письма называли повстанцев убийцами (хотя убивали их!), фашистами и т.п. Они благодарили бога за то, что армия, органы правопорядка расправились с защитниками «Белого Дома». Призывали президента запретить все виды коммунистических партий, запретить оппозиционные газеты. И эти писатели – тоже часть народа.

Одним словом, контрреволюция имела в России глубокие социальные опоры. В результате контрреволюции эти опоры не ослабли, а. наоборот, укрепились. Всё то, что было самого грязного, подлого и низменного в российском народе, как в фокусе сконцентрировалось и проявилось в его поведении в эти решающие мгновения истории 3-4 октября 1993 года.

Народ России сам подписал себе этим поведением исторический приговор.

Реклама
 

Метки: ,

Не ритуал, а продолжение борьбы


Более 10 лет 3-4 октября я прихожу на акции памяти тех, кого называют «защитниками Дома Советов» или «защитниками Конституции», хотя правильнее, на мой взгляд, говорить об «участниках народного восстания 1993 года».

Считаю, что это принципиальная оговорка. Павшие в сентябре-октябре 1993 года не были просто защитниками изрядно переписанной к тому времени Конституции 1978 года, законодательной власти и руководителей Верховного Совета. Конечно, среди противников ельцинизма было немало личных симпатизантов Руслана Хасбулатова, Александра Руцкого или, скажем, Сергея Бабурина. Были те, кто, принципиально не выступая против курса на капитализм, надеялся на более мягкий вариант вхождения в рынок без потрясений по рецептам «чикагской школы». Были романтики-патриоты, для которых определяющим мотивом участия стала «боль за поруганную честь державы» – СССР, который представлялся продолжением исторической России. Были романтики-демократы – те самые, которые голосовали за ликвидацию «империи зла», либеральный выбор и Бориса Ельцина, но не могли простить своему недавнему фавориту то, как цинично он перешагивает через конституционные процедуры.

И все же личная мотивация отдельно взятого человека не дает нам представления о глубинном характере таких крупных социальных катаклизмов, каким, без сомнения, был Октябрь 1993 года. Да и так называемый «конституционный кризис», выразившийся в жестком противостоянии ветвей молодой буржуазной власти был только поводом, но не причиной трагических событий, разыгравшихся 22 года назад в Москве.

По своему объективному, классовому содержанию Октябрь 1993 года стал запоздалой реакцией советского человека на буржуазную контрреволюцию Горбачева-Ельцина. Это было выступление пролетаризирующихся трудящихся против дальнейшей капитализации страны. То, что поддержку восставшему советскому рабочему, учителю, лаборанту и профессору оказали отдельные группы национальной буржуазии («красные директора», часть региональных элит), не должно вводить в заблуждение. Никакой иной реальной массовой силы за пределами парламентского дворца, кроме обездоленных советских трудящихся, в распоряжении руководства Верховного Совета к осени 1993 года не было. Именно поэтому лидеры Белого Дома неохотно, поскрипывая зубами, терпели рядом с собой «бесноватую красно-коричневую улицу». Куда как приятнее им было вести переговоры о «нулевых вариантах», искать поддержки у «патриотических коммерсантов» и рассчитывать на посреднические миссии Московского Патриархата. Немаловажным представляется и момент, о котором так часто с болью в сердце говорят участники памятных событий: даже после останкинской бойни имевшееся в здании Дома Советов оружие не было выдано его защитникам. Классовый инстинкт и здесь не подвел липовых народных вождей. Вооружение трудящихся явно не входило в их планы. Даже находясь под угрозой бессудной расправы, они сообразили, что проявленная «тактичность», возможно, станет билетом для возвращения в политику после всех бурь.

Отчасти так и произошло. Не секрет, что из народных депутатов РФ не погиб никто. Да, некоторые из них подверглись избиениям и издевательствам со стороны пьяных омоновцев. Да, руководство Дома Советов на несколько месяцев переместилось в «Лефортово». Но на фоне сотен жертв все эти лишения выглядели, мягко говоря, не слишком серьезно. Спустя некоторое время депутатам вернули их льготы, и многие из них сделали успешную карьеру в бизнесе и политике. Никакое «мятежное прошлое» не помешало Александру Руцкому стать губернатором Курской области, а Кирсану Илюмжинову и Руслану Аушеву неоднократно переизбираться президентами своих республик.

Показательно и то, что из движения памяти жертв трагедии Октября 1993 года фактически выпали националисты. Приходя на акции 3-4 октября, невольно удивляешься: где же тут некогда грозное РНЕ, где все эти соборы и фронты, которые так яростно обличали 22 года назад «американо-сионистов» и позировали со стилизованной свастикой перед восторженными прокремлевскими СМИ? Почему коммунистическая молодежь, не знавшая трагедии 1993 года, из года в год приходит в траурные колонны с портретами павших героев, а ее правые сверстники предпочитают шагать на «русские марши» месяцем позже? Ответ очевиден. Несмотря на всю идейную пестроту баррикад Октября 1993 года, народное восстание имело, по своей сути, антикапиталистическое содержание.

Потому меня удивляют и удручают нет-нет да раздающиеся среди некоторых левых заявления о «ритуальном и бессмысленном хождении» на траурные митинги и шествия 3-4 октября. Товарищи, видимо забывают, что без коллективной памяти о трагических и героических страницах народной борьбы невозможно представить себе ни одно революционное движение. Не являются исключением и широко отмечаемые в мире даты, например, День солидарности трудящихся – праздник, выросший из памяти о трагедии расстрела чикагских рабочих.

Для меня не стоит вопрос об участии в октябрьских акциях. Это не ритуал и не слезная панихида. Это та самая Традиция, на базе которой только и возможно движение вперед. И мы обязаны донести память о тех событиях до нового поколения борцов за более справедливое общество.

Кирилл ВАСИЛЬЕВ,
член Президиума ЦК Объединённой коммунистической партии
Ленинградская область

http://ucp.su/category/articles/331-ne-ritual-prodolzhenie-borby/

 

Метки: ,

Тяжелобольной сочинец за десять месяцев из 120 препаратов получил только 17


Жительница Сочи Татьяна Холиди, мать тяжелобольного 33-летнего Павла Реша направила министру здравоохранения России Веронике Скворцовой заявление, в котором пожаловалась, что сыну не предоставлены жизненно важные лекарства, сообщил 30 сентября «Кавказский узел».

Мать написала, что с декабря 2014 года сын перестал получать жизненно необходимый препарат «Вазомирин» и она вынуждена приобретать его за свой счет.

Однако сейчас у нее нет материальной возможности покупать дорогие препараты для сына, у которого опухоль мозга. В месяц в семье только на лекарства, которые полагаются бесплатно, уходит 10 тысяч рублей, тогда как пенсия у сына 8,5 тысячи рублей.

Татьяна Холиди представила в распоряжение «Кавказского узла» перечень лекарств из 12 наименований, которыми ее сын должен ежемесячно обеспечиваться бесплатно. За декабрь 2014 года не получено ничего. За январь получен один препарат. За февраль — четыре.

За десять месяцев из положенных сыну 120 упаковок препаратов получено всего 17, и то самых дешевых.

С января инвалиду ни разу не предоставили перевязочные материалы, а также лекарственные препараты для обработки ран. Мать неоднократно обращалась к чиновникам социальной сферы, а также в надзорные органы, однако это ни к чему не привело. В последнем на сегодняшний день

ответе прокурора Сочи Марка Большедворского от 18 августа говорится, что Павел получает необходимые ему лекарственные средства.

Между тем «Кавказский узел» пообщался еще в двумя сочинскими инвалидами, которые сообщили, что отказываются от положенных им льгот, предпочитая получать денежные компенсации, потому что бесплатных лекарств почти никогда не бывает в аптеках и процедура их получения весьма затруднена.

 

Метки: , , , , , ,

Преподаватели Москвы будут пикетировать Минобр вопреки незаконному запрету


Власти столицы в очередной раз отказали протестующим работникам образования в согласовании их акции. В этот раз под запрет попал заявленный на пятницу, 2 октября, пикет у Министерства образования и науки Российской федерации с требованиями не допустить сокращения расходов на образование в федеральном и региональных бюджетах на 2016 год. Однако организаторы акции – активисты профсоюзов «Университетская солидарность» и «Учитель» – заявили, что считают отказ властей незаконным и выйдут на свою акцию протеста, несмотря на угрозу задержания полицией. Пикет 2 октября начнется в 16.00 на Тверской площади (метро Пушкинская, Тверская) напротив здания Минобрнауки.

Преподавательским профсоюзам отказано в согласовании места проведения по откровенно надуманным причинам: якобы пикетчики могут помешать потенциальным участникам экскурсий и отдыхающим горожанам. В этот раз власти столицы даже не предложили альтернативного места проведения, как этого требует закон. В своем ответе на указание зама префекта Центрального административного округа Кирилла Воронцова не проводить акцию на Тверской площади, вчера зарегистрированном в префектуре, организаторы заявили следующее: «Несмотря на необоснованный отказ, пикет состоится в заявленное время в заявленном месте». Организаторы обращают внимание, что не поддадутся на провокацию властей Москвы, не будут искать компромиссных форматов акции (вроде одиночных пикетов или встреч с депутатами), а воспользуются своим законным правом и проведут акцию в форме полноценного пикета.

В акции протеста уже изъявили желание принять участие несколько десятков школьных учителей и преподавателей вузов, в том числе ученые с мировым именем.

Угроза незаконного задержания полицией 2 октября у Минобрнауки протестующих преподавателей вызвала беспокойство у члена Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) и президента Конфедерации труда России Бориса Кравченко.

«Для меня очевидно, что отказ префектуры в согласовании пикета находится вне правового поля. Я также не сомневаюсь в праве актива профсоюзов «Университетская солидарность» и «Учитель» выйти на свою акцию в заявленном месте. Я приму личное участие в пикете для того, чтобы предотвратить возможное нарушение прав пикетчиков со стороны правоохранительных органов. И я обязательно подниму в СПЧ вопрос о сложившейся в Москве практике противозаконных и необоснованных отказов властей в проведении публичных мероприятий», — отметил Кравченко.

Напомним, что пикет у Министерства образования и науки пройдет в рамках недели действий против сокращения бюджета на образование. С 27 сентября по 5 октября акции протеста педагогов пройдут в 12 регионах страны. В Москве помимо акции у Министерства образования состоится пикет преподавателей вузов у главного здания МГУ 1 октября в 16.50. А в субботу в 19-00 в Сахаровском центре в рамках Форума, приуроченного ко Дню учителя, чиновникам будет вручен антиприз «Золотой кол» за самое вредное предложение в сфере образования.

 

Метки: , , ,

В Москве прошла акция против сокращения расходов на «нерентабельные» образовательные учреждения


30 сентября в Москве около памятника Высоцкому состоялась акция против закрытия малокомплектных школ (в том числе, сельских) и образовательных учреждений, которые власти объявляют нерентабельными. В отношении родителей, протестовавших против закрытия сельской школы в Карелии, было возбуждено уголовное дело по статье «экстремизм». В поселке Лучегорск Приморского края власти приняли решение о ликвидации детского театра «Сорванец». За сохранение театра педагоги и родители борются уже более полугода.

Власти Пожарского района Приморского края настаивают на закрытии учреждения дополнительного образования детей ЦДТИ «Сорванец» и переводе его уже в качестве театральной студии в местное ДК. В июле 2015 года районной администрацией принято второе в этом году решение о ликвидации ЦДТИ «Сорванец». Формально это делается для экономии бюджетных средств. Но предлагаемые центру помещения в ДК требуют ремонта стоимостью как минимум 2 млн рублей. Таких денег у руководства ДК нет, и когда они появятся, никто сказать родителям и педагогам не может.

Центр детского театрального искусства «Сорванец» — уникальное учреждение, аналогов которому нет в Приморье. Сюда приводят ребят с нарушением речи, заболеваниями детского невроза, синдромами гиперактивности и дефицита внимания, которые не могут себя реализовать в других кружках. Под чутким вниманием педагогов они быстро избавляются от своих проблем и комплексов, у детей проходит заикание. Коллективное театральное творчество позволяет им стать общительными, уверенными в своих силах. За 28 лет работы детского театра таких девчонок и мальчишек наберется сотни, и их родители благодарны педагогам, которые адаптировали их детей к современному миру, дали путевку в жизнь. Большинство из них закончили или заканчивают высшие учебные заведения, нашли хорошую работу. Более 20 выпускников стали профессиональными актерами, выступающими на сценах Санкт-Петербурга, Красноярска, Улан-Удэ, Уфы, Хабаровска, Владивостока и других городов нашей страны.


«Образцовый», которое ежегодно подтверждает призовыми местами на региональных и Всероссийских театральных конкурсах и фестивалях. В 1996 года театр был принят в Международную ассоциацию любительских театров, и уже пять раз достойно представлял Россию на Международном фестивале детских театров стран Азиатско-Тихоокеанского региона, получая высокие оценки международного жюри. В августе 2015 года режиссер Людмила Колобова получила приглашение на Международный фестиваль, который пройдет в 2016 году в японском городе Тояма.

Дополнительная информация: председатель родительского комитета Марианна Николаевна Клочко — 8 924 245 1373, основатель и педагог ЦДТИ «Сорванец», заслуженный работник культуры РФ Людмила Ивановна Колобова — 8 924 135 9066

 

Метки: , , , , , ,

Митинг рабочей солидарности. Москва, 30.09.2015. ФОТОРЕПОРТАЖ #РРП #пролетариат #кризис #коммунисты


Сегодня в Москве состоялось мероприятие с красивым названием: Митинг рабочей солидарности. Организовала его Революционная рабочая партия, — кажется, это первый митинг, организованный РРП после восстановления её самостоятельности, — её же активисты и составили костяк участников собрания. В общей сложности, сегодня на Площади Краснопресненская застава собралось несколько десятков человек, — для вечера рабочего дня не так уж и мало, учитывая не очень удачную кампанию по информационной подготовке мероприятия… если это вообще можно назвать кампанией, конечно. У РРП вообще пока не очень хорошо поставлена работа в Интернете (сайт партии, например, до сих пор выглядит вот так)… до некоторого момента пренебрежение работой в сети и «ставка на реал» оправдывали себя, — но сейчас, по крайней мере в Москве (где рабочая молодёжь, в массе своей, худо-бедно, имеет доступ к Интернету), партия от этого много теряет. А так… неплохое мероприятие получилось. Откровенных глупостей с трибуны, во всяком случае, не говорили, — по нынешним временам это уже дорого стоит. Флагов, разве что, многовато было, — впрочем, этим болеет всё нынешнее российское левое движение.

Буржуи сегодня невольно подыграли организаторам мероприятия: вопрос, не надоело ли москвичам переплачивать, перекликался с тематикой митинга («Кризис не за счёт рабочих»).

Отмечу ещё, что кто-то из прохожих, поблизости от которого случайно оказался я, поинтересовался: «Что это за рабочая партия такая? Непонятно…». Но никто не путал собравшихся сегодня на Краснопресненской Заставе с Партией Зюганова. В общем-то, это — тоже успех организаторов.

 

Метки: , , , , , , ,

Портреты революционеров: Александр Беркман


«Это человек редкой на редкость целеустремленный и последовательный, один из тех, познакомиться с которым было счастьем. Я хотел бы, чтобы было больше таких людей, которые, как Беркман, борются с тиранией как таковой, а не становятся друзьями тирании, если та осуществляется их друзьями». Такими словами откликнулся в 1930 г. на 60-летие Александра Беркмана знаменитый философ и общественный деятель, гуманист Бертран Рассел (1).

Автор «Азбуки анархизма» Александр Беркман (настоящее имя – Овсей Осипович Беркман) родился в ноябре 1870 г. в городе Вильно, в Российской империи. Его отец, преуспевающий торговец кожей, благодаря своему богатству, смог выбраться из «черты оседлости», которая ограничивала районы проживания евреев в России, и поселился со своей женой и четырьмя детьми в Петербурге. Здесь мальчик пошел в гимназию и получил новое имя, более привычное для новой среды – Александр; близкие и друзья называли его «Саша». После смерти отца в 1882 г. семья Беркманов переехала в Ковно, где Саша продолжал учиться в гимназии. Уже в раннем возрасте он был знаком с литературой нигилистов и народников, знал об удачном покушении на царя, совершенном в 1881 г. народовольцами. Большое влияние на мальчика оказал брат его матери – знаменитый народник и будущий лидер эсеров Марк Натансон, ставший для него идеалом «благородного и великого человека». Из-за участия в революционном ученическом кружке и свободолюбивого поведения его незадолго до 6 класса исключили из гимназии и занесли в «черный список», что лишало его возможности продолжать учебу. Он понял, что будущего у него в царской империи нет. Когда в 1887 г. умерла мать, Саша решил покинуть страну. Так в 1888 г. он оказался в Нью-Йорке, где примкнул к анархистским группам, созданным еврейскими, немецкими и русскими эмигрантами. Здесь он познакомился и с другой молодой анархисткой из России – Эммой Гольдман (2). Они стали друзьями и соратниками на всю жизнь. Иногда их связывала любовь, и всегда – самая близкая дружба.

«Он не привык столько работать и страдать, – вспоминала Эмма Гольдман о первых годах Беркмана в США, – На протяжении более чем года он сводил концы к концами на 5 – 7 центов в день. Он перепробовал различные профессии, работал на табачной фабрике, портным, наконец, научился ремеслу наборщика и начал работать в немецкой анархистской газете «Фрайхайт», редактором которой был Мост. Все это время Беркман изучал социальный вопрос, с политической и экономической точки зрения. Он всегда был эрудитом и был хорошо знаком с самыми разными научными исследованиями. Он стал анархистом, и весьма активным, то есть, выступал с лекциями, писал статьи и помогал движению в финансовом плане. Алекс Беркман был таким энтузиастом, что мог днями работать без еды, отдавая то, что он сэкономил таким образом, на нужды движения» (3).

Первоначально Саша и Эмма тесно сотрудничали с известным анархистом – эмигрировавшим из Германии Йоханном Мостом. Энергичный и деятельный пропагандист, великолепный оратор, Мост умел зажечь аудиторию своим словесным радикализмом. Он был ревностным адептом тактики индивидуальных покушений и вооруженной борьбы с государством и капиталом. Правда, слова Моста всегда оставались словами, что, в конце концов, побудило некоторых его последователей задаться вопросом: а насколько честен и искренен их учитель? К тому же Беркману претили деспотические манеры «лидера». Через несколько лет он и Эмма покинули группу Моста, который отказывался тогда признать принципы анархистского коммунизма, и примкнули к анархо-коммунистической группе Йозефа Пойкерта «Автономия». Тем не менее, Беркман был убежден, что с Мостом нужно продолжать сотрудничать.

Решающий поворот в жизни 22-летнего Саши произошел 23 июля 1892 г. В 2 часа дня, приехав в Питсбург, он явился в контору Генри Клея Фрика, управляющего сталелитейным предприятием концерна Карнеги, и тяжело ранил его тремя выстрелами из револьвера. Фрик был тем самым человеком, который организовал жестокое подавление рабочих – участников так называемой Хомстедской стачки. Чтобы расправиться с профсоюзом, управляющий спровоцировал работников на забастовку, урезав им зарплату, а затем выбросил их на улицу, объявив локаут. Когда бастующие начали пикетирование завода, Фрик вызвал 300 вооруженных детективов из агентства Пинкертона, и 6 июля 1892 г. те штурмовали завод, сломив отчаянное сопротивление рабочих. В ходе 12-часовой перестрелки погибли 9 рабочих и 7 агентов. События всколыхнули всю страну, рабочие распевали песню «Отец убит людьми Пинкертона». «Фрик ответственен за это преступление, он должен ответить за последствия», – решил Александр Беркман (4).

В план покушения Саша посвятил только Эмму. Первоначально он намеревался воспользоваться динамитом, изготовил 2 бомбы, но испытание прошло неудачно. Он обратился за помощью к Мосту, попросил у него денег на взрывчатку, но тот категорически отказал. Не стал он помогать Беркману и после покушения, когда Саша был арестован и отдан под суд. Эмма Гольдман сочла действия Моста лицемерием. На одном из публичных мероприятий она подошла к нему и ударила его хлыстом!

Суд приговорил Беркмана к 22 годам каторги, из которых провел в заключении «всего» 14 лет. Ему пришлось перенести за решеткой множество испытаний, включая издевательства и пытки. И без того слабое здоровье Саши было навсегда подорвано, и только благодаря невероятной стойкости и вере в идеалы ему удалось 18 мая 1906 г. выйти на свободу живым. Но годы за решеткой не прошли даром: его мучают депрессии и кошмары; временами он подумывает о самоубийстве.

В анархистском движении, все это время добивавшемся его освобождения, он стал героем. Своим впечатлениям и испытаниям в заключении Беркман посвятил позднее «Тюремные воспоминания анархиста» (1912 г.).

Вернувшись в ряды анархистского движения, Беркман отдает ему все свои силы. Он постоянно ездит по всей стране с лекциями, и собрания с его участием неоднократно разгоняются полицией с применением самой жестокой силы. Его неоднократно арестовывают и задерживают в самых различных уголках США. В 1908 г. Беркман становится редактором журнала «Мать-Земля», который издает вместе с Эммой Гольдман – он до сих пор считается многими лучшим из всех анархистских изданий, выходивших на английском языке. После казни в Испании либертарного педагога Франсиско Феррера (5) Беркман организует ферреровскую школу в Нью-Йорке (1910 – 1911) и преподает в ней. В 1913 – 1916 гг. он выступает организатором десятков манифестаций и митингов в поддержку бастующих, безработных, жертв классовой юстиции, ведет активную антимилитаристскую агитацию, издает журнал «Блэст»… (6)

Решительная схватка между анархистами и американским государством произошла после начала Первой мировой войны. Антимилитаристы, в первых рядах которых были Эмма Гольдман, Александр Беркман и активисты революционного профсоюза «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ), пытались не допустить вступления США в военный конфликт. США анархисты и активисты синдикалистского профобъединения «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ) вели упорную кампанию против вступления страны в мировую войну. В ходе митингов, лекций и акций протеста и в распространяемой литературе они объясняли свой взгляд на истинный характер и причины конфликта, критиковали милитаризм и вооружения. Власти обвинили рабочих лидеров Тома Муни и Уоррена Биллингса во взрыве бомбы на патриотическом параде в Сан-Франциско 22 июля 1916 г.; первого из них приговорили к смерти, второго – к пожизненной каторге. Беркмана стал инициатором широкой кампании солидарности, которой удалось добиться отмены смертного приговора для Муни. Полиция несколько раз проводила обыски в редакции издания «Блэст» в Сан-Франциско из-за поддержки им Муни и антивоенной агитации. На конференции, организованной в мае 1917 г. в редакции журнала «Мать-Земля», было объявлено о создании Лиги «Нет призыву», и выпущен антивоенный манифест. На митинг лиги в «Гарлем ривер казино» в Нью-Йорке собралось около 10 тысяч человек. Аналогичные акции прошли и в других городах; стали возникать местные отделения лиги. Движение протеста всерьез взволновало власти; 4 молодых активистов были арестованы за распространение призыва к проведению митинга. Тем не менее, новое собрание в Нью-Йорке 4 июня оказалось также многолюдным, несмотря на явный нажим полиции и провокационные попытки националистов помешать его ведению. На митинге 14 июня полиция произвела массовые задержания, и организаторы решили впредь воздержаться от публичны мероприятий, сосредоточившись на печатной агитации. На следующий день Беркман и Голдьдман, как ведущие активисты лиги, были арестованы и обвинены в подстрекательстве к насилию и пропаганде якобы на немецкие деньги. Суд приговорил их к 2 годам тюрьмы и штрафу в 10 тысяч долларов каждого, однако затем их освободили под залог. Затем Беркмана обвинили в причастности к взрыву в июле 1916 г.; ему угрожала экстрадиция, но после энергичной кампании, организованной Гольдман, в ноябре он снова оказался на свободе. 4 февраля 1918 г. Беркман и Гольдман начали отбывать срок приговора (7). Александр оказался в тюрьме в Атланте. Там он попытался заступиться за чернокожего заключенного, над которым издевались охранники, и был брошен в подземный карцер-одиночку.

Осенью 1919 г. Эмма и Александр были освобождены, но их дальнейшее свободное пребывание на американской земле продолжалось недолго. В ноябре власти постановили депортировать их на родину, в Россию, где к тому времени уже бушевала революция, к которой Беркман и Гольдман испытывали самую горячую симпатию. 21 декабря 1919 г. вместе с 247 другими высланными «радикалами» они покинули США. На борту корабля «Буфорд» они прибыли в финляндский порт Ханко, а оттуда 19 января 1920 г. добрались до советской границы. Здесь их встречала делегация, которая доставила их в Петроград, поселив в Доме Советов (бывшей шикарной гостинице «Астория»). Затем в сопровождении Максима Горького Гольдман и Беркман отправились в Москву, где встречались, в частности, с Александрой Коллонтай, Анатолием Луначарским, Анжеликой Балабановой и Лениным, посетили Петра Кропоткина в Дмитрове…

Большевистские власти были любезны, демонстрировали американским анархистам самый радушный прием, но явно не склонны были позволить им включиться в практическую работу «на благо революции». Партийные диктаторы не доверяли знаменитым анархистам. В конце концов, их было решено услать подальше, что называется, с глаз долой. Беркмана и Гольдман устроили на работу в Музей Революции в Петрограде, а летом 1920 г. отправили в поездку по Югу России и Украине – собирать документы и материалы по истории революционного движения. В ходе этой поездки они увиделись с анархистом Иосифом «Эмигрантом», участником махновского движения, и с женой Махно, Галиной. Планировалась встреча с самим Нестором Махно, но она тогда так и не состоялась (8). Затем осенью американские анархисты совершили поездку по Северу России, а после смерти Кропоткина, Беркман был секретарем комитета по организации его похорон, которые прошли в Москве 13 февраля 1921 г.

Читая дневник, который Беркман вел в Советской России, легко увидеть, как на его глазах рушился «большевистский миф», вводивший в заблуждение многих революционеров по всему миру. Именно так и озаглавил Александр позднее издание своих российских записок (1925 г.). Сдержанное описание встреч и увиденных картин, переданные на страницах дневника беседы с самыми разными людьми – политическими активистами и обычными жителями различных убеждений – дает неповторимое представление об упадке и гибели революции: бюрократизме, произволе начальства, репрессиях, удушении самодеятельности и инициативы «снизу» под прикрытием «революционной необходимости»… Это был явно не тот социальный переворот, к которому всю жизнь стремился Беркман и за который он боролся.

Особое место в дневнике занимают воспоминания о Петрограде в период Кронштадтского восстания 1921 г. (включены в настоящее издание). Находясь в это время в городе, Александр Беркман и Эмма Гольдман находились в Петрограде и тщетно пытались уговорить большевистские власти пойти на мирное урегулирование с восставшими. Вместе с анархистами Н. Перкусом и М. Петровским, они направили письмо председателю Петроградского Совета Григорию Зиновьеву, в котором выразили понимание причинами недовольства рабочих и матросов и призвали разрешить конфликт «не силой оружия, а путем заключения товарищеского революционного соглашения». Однако их предложение о направлении в Кронштадт комиссии для переговоров с включением в ее состав анархистов осталось без ответа (9).

Летом 1921 г. Александр Беркман пытался содействовать освобождению 13 российских анархистов, объявивших голодовку в советских тюрьмах. Он помогал ввести в курс происходящего европейских анархо-синдикалистских делегатов, которые присутствовали на конгрессе Профинтерна в Москве. По их настоянию, российские власти приняли решение об освобождении арестованных и их высылке из страны. Беркман отказался одобрить это решение и подписать призыв к прекращению голодовки: он в принципе возражал против депортации (10).

Положение Беркмана и Гольдман в Советской России становилось все более шатким. Наступили «серые» дни расстрелов. «Угольки надежды умирают один за другим, – записывал в дневнике Александр. – Террор и деспотизм сокрушили жизнь, рожденную в Октябре. Лозунги революции отрицаются, ее идеалы потоплены в народной крови… Диктатура топчет ногой массы. Революция мертва; ее дух вопиет в пустыне… Я решил покинуть Россию» (11).

В декабре 1921 г. Эмма и Александр навсегда уезжают из России. Вместе с ними страну покидал российский анархо-синдикалист Александр Шапиро, будущий генеральный секретарь анархо-синдикалистского Интернационала (Международной ассоциации трудящихся, М.А.Т.). Благодаря помощи Анжелики Балабановой, они смогли выехать по латвийской визе. В Риге они обратились к мировому пролетариату с призывом помочь товарищам, репрессированным в России. После недолгого задержания латвийской полицией им удалось, при помощи шведских анархо-синдикалистов, добраться до Стокгольма. Оттуда их путь вел в Берлин…

Но и покинув Россию, Беркман не забывал о том, что оставалось позади. Как и Эмма Гольдман, он активно включился в разоблачение «большевистского мифа», рассказывая революционерам мира о реальном положении дел в стране, находившейся под властью большевиков. Тем самым, он внес заметный вклад в избавление анархистов и синдикалистов от российских иллюзий и в размежевание между анархо-синдикализмом и большевизмом. Одна за другой выходят его книги «Российская трагедия» (1922), «Российская революция и коммунистическая партия» (1922), «Кронштадтское восстание» (1922).

Российские товарищи передали Беркману мандат на представительство в Европе Московского комитета помощи арестованным и сосланным анархистам и анархо-синдикалистам. Поддержка анархистов и других левых активистов, репрессированных большевистской властью, стала одним из главных дел Александра. В 1923 г. он стал одним из создателем и фактически руководителем Объединенного комитета защиты арестованных революционеров в Советской России, а в 1926 г. – секретарем созданного М.А.Т. Фонда помощи анархо-синдикалистам и анархистам в российских тюрьмах и ссылках. Фонд собирал средства для пересылки заключенным, издавал до 1932 г. бюллетень на различных языках, публиковал списки заключенных и организовывал международные кампании за их освобождение (12). В 1925 г. Беркман помог Нестору Махно совершить побег из больницы Данцига, где ему грозил арест, в Германию (13).

В 1925 г. Александр переехал во Францию. В мировых анархистских кругах он пользовался огромным авторитетом. В 1926 г. к нему обратилась Еврейская анархистская федерация Нью-Йорка с просьбой написать популярную книгу, которая могла бы стать своего рода введением в теорию и практику анархизма. Работа продвигалась с трудом. Как отмечает биограф Эммы Гольдман, Элис Векслер, Беркман страдал от неуверенности и просил Эмму, которая в это время находилась в Канаде, приехать и помочь ему дискуссиями и предложениями (14). Вернувшаяся в начале 1928 г. во Францию Гольдман, внесла «заметный вклад» в книгу. Беркман опасался. что будущая революция не сможет основываться на анархистских принципах и снова, как в России, приведет к диктатуре. «Хотя Гольдман попыталась воодушевить Беркмана, ее меньше интересовала выработка новой революционной стратегии, нежели выражение общих анархистских принципов. Она в особенности побуждала его заново определить революцию как «процесс реконструкции, а не, как мы полагали до сих пор, процесс разрушения»…» (15).

Написанная в итоге книга стала, таким образом, плодом совместной работы Александра и Эммы. Она вышла впервые в 1929 г. двумя изданиями (одно – под названием «Что такое коммунистический анархизм», другое – «Сейчас и потом. Азбука коммунистического анархизма»). Известный исследователь истории анархизма Пол Аврич назвал эту классическую работу «наиболее ясным изложением коммунистического анархизма на английском и любом ином языке» (16).

C момента первого выпуска книга неоднократно переиздавалась на различных языках. Издательская судьба ее непроста. В варианте 1929 г. была 31 глава; в первоначальном виде работа состояла из трех частей: «Теперь» (критика существующего общества), «Анархизм» и «Социальная революция». Однако в 1942 г. книгу издали в Британии под заглавием «Азбука анархизма», включив в нее только вторую и третью часть (17) (именно этот вариант переведен сейчас на русский язык и включен в настоящее издание). В дальнейшем «Азбука» издавалась как в «расширенном», так и в более «узком» варианте…

Жизнь в изгнании была очень нелегкой. Беркману приходилось переезжать из города в город (Париж, Сен-Тропе, Ницца…); в мае 1930 г. власти выслали его из Франции в Бельгию, и ему удалось вернуться лишь в ноябре того же года. Здоровье постоянно ухудшалось, особенно с 1934 г., но Александр пытался скрывать это от родных и друзей, одновременно борясь с нарастающей депрессией. После двух тяжелых операций, страдая от невыносимых болей, ночью 27 июня 1936 г. он попытался покончить с собой, выстрелив в себя из револьвера. Смертельно раненого, его доставили в больницу в Ницце, где он на следующий день умер, успев попрощаться со срочно приехавшей Эммой.
30 июня 1936 г. на кладбище Кокад в Ницце состоялись скромные похороны революционера Александра Беркмана. В последний путь его сопровождали немногие товарищи и друзья – Эмми Экштейн, с которой он жив в последние годы, Эмма Гольдман, Майкл Кон, еврейский писатель Шолем Аш… Дружба с Беркманом, писала позднее Гольдман друзьям, – «это сокровище, которое я спасла в моей долгой и горькой борьбе» и которое придавало смысл и направление ее жизни… (18)

Менее чем через две недели, в ответ на военный путч, в Испании началась социальная революция. В ходе ее сотни тысяч анархо-синдикалистских рабочих и крестьян попытались осуществить тот либертарный коммунизм, который столь ярко и убедительно описал в своей книге Александр Беркман. Но этого ему, увы, уже не суждено было увидеть…

Вадим Дамье

Примечания:

(1) Цит. по: Walter N. Introduction // Berkman A. The Bolshevik Myth. L.; Winchester (Mass.): Pluto Press, 1989. P.XVII.

(2) Об Эмме Гольдман см.: Гольдман Э. Анархизм. М.: «ЛИБРОКОМ», 2011.

(3) Goldman E. Alexandre Berkman // Itinéraire: Une vie, une pensée. 1990. No.8 (Emma Goldman). P.9.

(4) Wer war Alexander Berkman? // Berkman A. ABC des Anarchismus. Berlin: Klaus Guhl Verlag, o.J. S.108.

(5) О Франсиско Феррере и его взглядах см.: Феррер-и-Гуардия Ф. Современная школа. М.: «ЛИБРОКОМ», 2012.

(6) B[ecker] H. Alexandre Berkman. Itinéraire: Une vie, une pensée. 1990. No.8 (Emma Goldman). P.10.

(7) Goldman E. Living my life. New York, 1931. P.485, 496 – 499, 501, 504, 508, 513 и далее.

(8) Berkman A. The Bolshevik Myth… P.196; Wexler A. Emma Goldman in exile: from the Russian Revolution to the Spanish Civil War. Boston: Beacon Press, 1989. P.42.

(9) Berkman A. The Bolshevik Myth… P.301–302.

(10) См.: Дамье В.В. Берлинский центр российской анархистской эмиграции // Прямухинские чтения 2009 года. М.: Типография «Футурис», 2011. С.60–62.

(11) Berkman A. The Bolshevik Myth… P.318–319.

(12) Дамье В.В. Забытый Интернационал. Международное анархо-синдикалистское движение между двумя мировыми войнами. Т.1. М.: Новое литературное обозрение, 2006. С.672–674.

(13) Махно Н.И. На чужбине. Записки и статьи 1923 – 1934. Париж: Громада, 2004. С.225.

(14) Wexler A. Emma Goldman in exile… P.132.

(15) Ibid. P.164–165.

(16) Avrich P. Anarchist Portraits. Princeton: Princeton University Press, 1998. P.206.

(17) Berkman A. ABC of Anarchism. L.: Freedom Press, 1977. P.V.

(18) Wexler A. Emma Goldman in exile… P.193–194.

Опубликовано: В.В. Дамье. Александр Беркман // Беркман А. Азбука анархизма. М.: ЛЕНАНД, 2016. С.4-16.

 

Метки: ,

В Дзержинске педагоги по инициативе независимого профсоюза выступили против урезания зарплат


Недавно в городе Дзержинске (Нижегородская область) появилась своя ячейка независимого профсоюза «Учитель». Сначала она была организована на базе одной 23-й школы, а потом приобрела общегородской статус. Учителя в России (и Дзержинск не исключение) наравне со врачами представляют одну из самых незащищённых и дезориентированных социальных групп.Зарплаты на фоне кризиса неуклонно уменьшаются, так называемые «реформы образования» вносят хаос в работу, недовольство сдерживают «ручные» профсоюзы, подконтрольные работодателям и при этом власти лицемерно пытаются представить бюджетников как свою основную опору.

Объективные и субъективные причины сложились в паззл, профсоюз создан и уже в первые дни существования — 28 сентября – предпринял одно из первых своих действий.

Начальнику местного Управления Образования Палеевой О.В. были переданы требования, подписанные несколькими десятками педагогов из разных школ города. Они касались прекращения выплаты стимулирующей (премиальной) части зарплаты во многих школах города (если кто-то не знает, то сейчас з/п учителя состоит из базовой части и стимулирующей, полагающейся за участие в конкурсах, подготовку детей к олимпиадам и т.д.). Где-то эти надбавки убрали ещё в 2014, где-то – с начала 2015 года, а в школе 23 – и вовсе посреди полугодия.

Внятных разъяснений педагоги не услышали, а потому требованиями к начальнику УО были:

1.Возобновить выплату стимулирующей части в школах г. Дзержинска.

2.Дать финансовое обоснование прекращения выплат стимулирующей части работникам МБОУ СШ №23 с углубленным изучением отдельных предметов посреди полугодия.

В противном случае профсоюз намерен обратиться в прокуратуру и начать полномасштабную городскую кампанию.

Власти на активность новорожденной организации «Учителя» отреагировали молниеносно – в привычном стиле «кнута и пряника».

С одной стороны, была развернута кампания клеветы и угроз в отношении профсоюза. С другой – буквально на следующий день после подачи коллективного заявления, вдруг выяснилось, что стимулирующую часть… вернут. Правда, в урезанном виде, и только в одной из школ (от которой больше всего подписантов).

В профсоюзе считают этот факт подтверждением тезиса «бороться полезно» и намерены добиваться полного выполнения заявленных требований. Ранее независимый профсоюз уже озаботился проблемой ведения в школах сразу двух журналов, бумажного и электронного и уже направил администрации свои предложения по этому поводу.

«Я бы хотел ещё раз обратить внимание на то, сколь важно для учителей создание независимых профсоюзов. Ближайшее будущее не сулит сфере образования ничего радостного. Сокращение финансирования будет продолжаться – посмотрите хоть на проект бюджета на 2016-й год. И это отразится на каждом конкретном учителе. Государство будет лить слёзы о том, что у него нет денег – хотя, на пенсии для Новороссии и подъёма Крыма их вполне хватает. И олигархов, чьё суммарное состояние по самым скромным оценкам превышает в 2 раза годовой бюджет страны, разумеется, не обременят повышенными налогами» — говорит лидер городской организации «Учителя», преподаватель истории и и обществознания школы №23 Андрей Рудой.

Действия профсоюза «УЧИТЕЛЬ» были поддержаны местным отделением МПРА и «Университетской солидарности».

ИА «ИКД» 29.09.2015

 

Метки: , ,

«Омсктрансмаш» отказался от сокращения 500 рабочих после итальянки


Администрация входящего в структуру выполнила требования профсоюза. За 5 месяцев рабочие, объединившиеся в профсоюз МПРА, прошли через пикетирование, митинг, итальянскую забастовку, начало коллективного-трудового спора и объявление предварительной забастовки.

Приказ об отмене сокращений был выпущен 28 сентября, в день, когда рабочие были готовы перейти к активным действиям по коллективному трудовому спору. После этого участники профсоюзного собрания постановили вернуться к работе в обычном режиме с выполнением всех планов и норм. Коллективный трудовой спор на данный момент прекращен.

В итоге, как объясняют в МПРА, были сокращены только ставки из штатного расписания, на которых никто не работал. За все время конфликта, с предприятия уволились по собственной инициативе до 70 человек из двух металлургических цехов. Тогда как еще 17 июня пресс-служба сообщила о плане сокращении 454 сотрудников или 58 % штата металлургического производства.

Кроме этого, работникам был возвращен подходящий график рабочего времени. Как рассказывают в МПРА, сейчас зарплата на предприятии составляет 16-38 тыс. руб. в зависимости от обязанностей и профиля работы.

Как напоминают в МПРА, ранее, в начале сентября была проведена итальянская забастовка, из-за чего объемы выработки предприятия уменьшились. Тогда, в ходе собраний в цехах рабочие подтвердили, что, в случае надобности, готовы идти до конца. В итоге, предприятие смогло расширить число заказов и обеспечить работой металлургическое производство, и, таким образом, решив проблему с рабочими местами.
Источник: Конфедерация труда России

unionstoday.ru 29.09.2015

 

Метки: , ,

Тула. Рабочие завода металлоконструкций устроили забастовку


29 сентября сотрудники тульского завода металлоконструкций устроили забастовку. Причиной такого демарша люди назвали регулярную задержку заработной платы.

Сегодня, 29 сентября, сотрудники тульского завода металлоконструкций вместо того чтобы занять свои рабочие места, собрались у проходных предприятия и устроили забастовку. Как пишет tsn24.ru, вот уже порядка двух месяцев люди не видят положенных им трудовых доходов. Сумма задолженности сейчас составляет около девяти миллионов рублей.

Зарплаты и отпускные не получили около 250 человек. В среднем каждому из них завод должен примерно по 40 тысяч рублей. По словам рабочих, начальство заявило им об отсутствии денег из-за того, что не платит заказчик. Последний не переводит финансовые средства, хотя отгрузки продукции идут. Уже 52 сотрудника завода написали заявления о прекращении работы. Подобные действия могут грозить им последующим увольнением. Написавших подобные заявления на территорию предприятия не пускают.

«Нас поставили перед фактом. Сегодняшний день нам посчитают как прогул. А завтра всех уволят», — говорят люди. Как выяснилось, эта забастовка уже не первая. Предыдущие протесты успеха не имели. Теперь же работники «Метакона» намерены добиваться справедливости с помощью прокуратуры.

Однако это не единственный повод для недовольства у заводчан. Некоторое время назад на предприятии перестали выдавать спецодежду. И это при том, что здешние условия производства считаются вредными. Людям пришлось решать проблема за свой счет.

За поддержкой прокуратуры ранее обратились представители другого местного предприятия — ЗАО «Леда». Причина аналогична — невыплата трудовых доходов сотрудникам.

По информации newstula.ru, прокуратура уже провела проверки предприятия и выявила ряд нарушений. В частности, «Леда» с сентября 2014 года по настоящий момент задолжала своим сотрудникам 16,7 миллиона рублей. Финансовые обязательства предприятие имеет перед 148 работягами, из которых 126 уже являются уволенными. Прокуратура внесла представление в адрес генерального директора ЗАО с требованием устранить обнаруженные законодательные нарушения.

moyareklama.ru 29.09.2015

 

Метки: , ,

Чем меньше, тем принципиальнее? #ОКП #коммунисты #Октябрь1993 #октябрь93 #память #раскол #скандал


На многострадальном сайте московского городского отделения ОКП вчера появился чрезвычайно занимательный анонс.

Амбициозному «Хозяину Кремля» Ельцину очевидной помехой на пути передачи государственной собственности и природных ресурсов России в частные руки стали бывшие соратники — народные депутаты России, тремя годами ранее большинством голосов проголосовавшие за Декларацию о государственном суверенитете РСФСР (12 июня 1990 года). После принятия Декларации ускорились центробежные процессы, приведшие к развалу Союза ССР, и появилась юридическая основа для передачи народно-государственной собственности в частные руки, по сути, разграбления страны. Несмотря на принятие «декларации независимости» депутаты Съезда народных депутатов России так и не ратифицировали «беловежские соглашения» с констатацией распада Союза ССР и выступили с резкой критикой Ельцина. Президента не устраивала его подотчетность Съезду народных депутатов, и к сентябрю 1993 года Ельцин ради усиления личной власти, опасаясь отрешения от должности Съездом народных депутатов, фактически решается на государственный переворот. Итогом «исполнения» антиконституционного президентского Указа №1400 стали несколько тысяч жизней защитников советской власти и почерневшее от танковых выстрелов здание Верховного Совета. Спустя 22 года после государственного переворота список жертв был продолжен последующими войнами на территории России и бывших союзных республик, сегодняшним украинским режимом и войной на Донбассе. Не забудем, не простим! Помнить значит бороться! Простить нельзя, забыть невозможно! Организации, заявившие об участии в митинге: «Объединенная Коммунистическая партия – ОКП», «Российский объединенный трудовой фронт – РотФронт», «Союз Коммунистической молодежи – СКМ», движение «Трудовая Россия», «Коммунистическая партия Коммунисты России – КПКР», РКП-КПСС, РКРП-КПСС и др. Контакты: 8(967)01-00-565, 8(903)294-91-44 Денис Зоммер

Занимательна здесь уже форма (часть текста, — да не абы какая, а с указанием места и времени анонсируемого мероприятия, — помещена на рисунке), но содержание — гораздо любопытнее.

Если коротко. Митинги 3 октября около Дома Советов традиционно организует РКРП (РКРП-РПК, РКРП-КПСС, «РОТ ФРОНТ»). Представители остатков ОКП, — ещё с тех пор, когда они были представителями «левого крыла» Партии Зюганова, — столь же традиционно в этих митингах не участвуют, они ходят на митинги 4 октября, традиционно организуемые уже помянутой Партией Зюганова и «комитетом памяти» (не помню точно, как эта организация называется), находящимся под её опекой. Выход части представителей «левого крыла» из рядов Партии Зюганова ничего не изменил, как ничего не изменило и учреждение ОКП, — и в 2013-ом, и в 2014-ом активисты ОКП ходили на зюгановские мероприятия и неплохо себя там чувствовали (кое-кто даже в мегафон имел возможность покричать). И вдруг — такое… такой резкий поворот… впрочем, остатки ОКП пристраиваются к московским мероприятиям зарегистрированной партии «РОТ ФРОНТ» не в первый раз; а недавно, в добавок, они, эти остатки, ещё и «проявили принципиальность» по вопросу о событиях октября 1993 года, так что решение участвовать в этом году не в митинге Партии Зюганова, а в митинге партии «РОТ ФРОНТ» можно даже считать продолжением «принципиальной линии».

Весьма примечательно, что в этом году к митингу заргеистрированной партии «РОТ ФРОНТ» присоединятся не только остатки ОКП, но и активисты зарегистрированной партии «Коммунисты России»…

Ну, а вопрос о том, почему под анонсом мероприятия, организуемого партией «РОТ ФРОНТ», размещены контакты секретаря ЦК ОКП Зоммера Д.В., я попрошу мне не задавать… поскольку анонс размещён на сайте МГК ОКП, он может выглядеть как угодно; а другие подробности мне просто неизвестны.

 

Метки: , , , , , ,

Орда шлюх из КПРФ на службе капитализму


Вот по ком виселицы плачут, так это по шлюхам из КПРФ.
Эти твари совсем потеряли совесть. Последний год, уже совсем не таясь вышли на защиту бандитско-путинского олигархического режима. Не ровен час и эти твари, сами создадут карательные отряды для борьбы с Большевизмом и Коммунистами в России.

Депутат Госдумы, глава юридической службы КПРФ Вадим Соловьев готовит проект закона о введении уголовной ответственности в отношении лиц, сознательно распространяющих ложные сведения о России и действиях органов государственной власти, которые в итоге могут угрожать репутации государства, а также нанести политический и экономический ущерб стране.

На сегодня существующая ст. 128.1 УК РФ «Клевета» может применяться только в отношении граждан, которые «распространяют заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство другого лица или подрывающие его репутацию». Однако эта статья не может применяться в отношении лиц, которые публично используют в своих обвинениях в адрес государства заведомо вымышленную ложь

Читайте далее: «Известия» http://izvestia.ru/news/592234

В статье ещё много чего про имидж России, но всем ясно, что такой закон будет направлен против недовольных капитализмом, Путиным.

 

Метки: , ,