RSS

Архив за день: 2015/10/04

Новый День (защитникам Дома Советов посвящается)


Реклама
 

Метки: , ,

РЕЗКИЙ ВЕТЕР ПЭКТУ


Сейчас в Корейской Народно-Демократической Республике (КНДР) вошли в употребление слова «революционный дух Пэкту, дух резкого ветра Пэкту». В ней как никогда растет страсть к походу на гору Пэкту. Спрашивается: какова гора Пэкту?

Пэкту – священная гора революции

Она, что в северной пограничной зоне Кореи, – самая высокая, величавая гора. Издревле корейцы возвеличивали гору Пэкту как гору-родоначальницу, славящуюся древностью истории нации и символом ее мудрости и души.
Однако она известна не только потому, что она самая высокая в Корее и она представляет собой гору-родоначальницу нации. Она больше знаменита как гора героя, как священная гора революции, которая оставила в истории современной Кореи свои неизгладимые следы. Дело в том, что Ким Ир Сен, основоположник идей чучхе, идей сонгун, открыватель новой эпохи в истории человечества, эпохи самостоятельности, в первой половине ХХ века развернул легендарную партизанскую борьбу в районах с их центром – горой Пэкту, что привело к сметанию с лица Земли японских захватчиков и свершению дела освобождения Кореи. Гора Пэкту и есть родина Председателя Государственного комитета обороны (ГКО) Ким Чен Ира, который во второй половине ХХ века и в начале ХХI века своей самобытной сонгунской политикой завоевывал победу за победой в борьбе за защиту социализма, в антиамериканской конфронтации.
Здесь имеются деревья, на стволах которых нанесены надписи-лозунги, и реликвии, показывающие свершения Ким Ир Сена и духовный мир ветеранов антияпонской революции, а также находятся родной дом Ким Чен Ира в Пэктусанском тайном лагере, где провел он детские годы, и носящий его имя пик Чен Ира.
Президент Ким Ир Сен и Председатель ГКО Ким Чен Ир возвеличиваются как великие пэктусанские люди. Места революционной и боевой славы в районе гор Пэкту – опорные пункты воспитания людей в духе революционных традиций, что дает военнослужащим, всему народу КНДР, как говорится, духовную «пищу» и кует у них революционные убеждения и волю.

Дух резкого ветра Пэкту

На такую гору Пэкту поднялся лидер страны Ким Чен Ын. На рассвете 18 апреля 2015 г. он, гордо стоя на вершине горы Пэкту, где дует сильный ветер со скоростью 25 м/сек, любовался величественным восходом солнца. Его образ вмиг стал фокусом внимания мировых СМИ.
На самой вершине горы Пэкту, где поднимается снежная вьюга, он отметил: «вкусишь» здесь резкий ветер Пэкту – познаешь истинный смысл горы Пэкту, еще более укрепишь решимость довести до конца дело корейской революции; путь на гору Пэкту – это путь к приобретению ценнейшей духовной «пищи», несравнимой с мощью какого то ни было ядерного оружия, это путь к прославлению революционных традиций Пэкту, это путь для того, чтобы в твердых руках нести эстафету овеянной славой корейской революции.
В тот день Маршал на вершине горы Пэкту сфотографировался на память вместе с боевыми летчиками.
Ну а каков смысл его похода на гору Пэкту?
Ответ следовало бы найти в снежной вьюге Пэкту, которую он сам встретил на горе.
Снежный ветер Пэкту – резкий ветер в буквальном смысле этого слова, что охватывает небо и землю порывистым ветром с брызгами пронизывающей снежной, ледовой пыли.
Идя навстречу такому резкому ветру Пэкту, корейские партизаны сражались с японскими войсками. Присущие им воля не на жизнь, а на смерть бороться с противником, упорный наступательный дух – пройти через полосу встречающихся трудностей и лишений, решительный боевой дух, носители которого готовы: хоть сто раз упади – сто раз встань и до конца борись, – вот что суть революционного духа Пэкту, духа резкого ветра Пэкту.
Накануне дня поднятия на гору Пэкту Ким Чен Ын встретился на месте с боевыми летчиками, успешно совершившими поход по местам революционной и боевой славы в районе гор Пэкту. Меня побудило отодвинуть на задний план все государственные дела и проехать тысячи ли, сказал он, не только чувство привязанности к вам, любимым боевым летчикам, но и мое желание еще глубже вселить в сердце каждого из вас революционный дух Пэкту, дух резкого ветра Пэкту; следует в глубине сердца высечь лозунг: «Хоть умри, но не откажись от революционных убеждений», который сохранили ветераны антияпонской революции; бороться с горячей, вскипающей кровью сердца, как те борцы, которые везде и всюду с горой Пэкту в душе преодолевали все и всякие испытания и побеждали, с тем, чтобы во веки веков прославлять революционные свершения великих вождей и продолжать революционные традиции Пэкту.
Наследовать революционные традиции Пэкту на высшем уровне – такова его незыблемая воля. Он, весной прошлого года инициировавший и направлявший поход командиров соединений Корейской Народной Армии (КНА) по местам революционной и боевой славы в районе гор Пэкту, поднял во всех войсках, во всем обществе страсть к свершению похода на гору Пэкту. Пусть этот поход еще более укрепит в сердцах военнослужащих, народа КНДР опору убеждений, сделает их ничем нерушимыми, наиболее отборными революционными рядами, сплоченными, сильными идеями, – вот чего желает Ким Чен Ын.
На потрясающем землю резком ветру Пэкту на лице у Ким Чен Ына заиграла улыбка. Он поднялся на гору Пэкту, с презрением смотря вниз на бросившиеся вражеские полчища, именно в то самое время, когда военные игрища враждебных сил во главе с США, пытающихся удушить КНДР, достигли своего апогея. Его улыбка, надо сказать, есть выражение твердой веры в окончательную победу.
Если оглянуть мысленным взором немногим более чем три года, пройденные после кончины Председателя ГКО Ким Чен Ира, то можно сказать, что пройденный Маршалом путь – это боевой путь, полный стойкой воли, по которому он непоколебимо вел за собой армию и народ КНДР к победе, несмотря на какие бы то ни было испытания и трудности, с духом резкого ветра Пэкту. Это были дни ожесточенного наступательного боя, когда он с несгибаемым духом – хоть умрем, но не бросим революционные убеждения – всемерно цементировал военные силы КНДР и стоял у руля строительства могучего и процветающего государства. В те дни он ни на йоту не допустил, чтобы любой, кем бы он ни был, посягал на суверенитет КНДР, и решительно сорвал его происки своими сверхжесткими ответными мерами, такими, как дух резкого ветра Пэкту.
Будущее социалистической Кореи, в которой еще один великий пэктусанский человек, – ярко и светло!

 

Метки: ,

Пенза, Антикапитализм 2015, ПЕНЗЯКИ ПОНЯЛИ И ПРО МЕЖПАРТИЙНУЮ ЛЮБОВЬ, И ПРО ВОДКУ…



Ближе к вечеру 4 октября в Пензе в центре города произошло событие, вызвавшее определенный интерес у праздношатающихся горожан, привыкших к тому, что по выходным тут что-нибудь, да случается. С интервалом в 50 метров (именно так предписывает закон) на улице Московской появились одиночные пикеты с плакатами глубокого смысла насчёт капитализма, политической борьбы, алкогольной альтернативы активной гражданской позиции и межпартийной любви единороссов с оппортунистами из КПРФ. И судя по полицейско-чиновничьему эскорту мероприятия с активным участием одного провокатора, этой акции власти опасались, а потому она удалась…

Одиночные пикеты, инициаторами которых явились, как они и обещали чиновникам в ответ на запрет проведения шествия, активисты молодёжного движения «Поколение нового времени», длились недолго. Потом участники устроили митинг в сквере им. Дзержинского, который считается в Пензе «гайдпарком» – местом, где можно без разрешения властей выражать вслух своим мысли в групповом исполнении и со знамёнами. В общем-то, на первых взгляд, рядовое событие, пикетов и митингов жители Пензы насмотрелись достаточно, и всё было бы постно, хмуро и формально, если бы не оригинальное содержание плакатов, и если бы люди, державшие эти плакаты, ничем таким от других граждан не отличались. А то ведь получилось так, что некоторые прохожие выпрашивали подержать плакат, дабы сфотографироваться для истории, ибо круто, ибо собственные мысли совпали с тем, что там начертано…

Это мероприятие, вообще-то, проходило как бы в рамках всеобщей акции «Антикапитализм-2015» – «Поколение нового времени» создали порвавшие с продавшейся режиму КПРФ комсомольцы, но оставшиеся на марксистско-ленинских позициях в лучшем понимании этого мировоззрения. Но было бы скучно, если бы речь шла только о борьбе с капитализмом, и разноплановость протеста решили обеспечить упоминанием о проблемах насущных, благо за этим далеко ходить не надо. И горожанам было интересно, люди заинтересовались и запомнили…

Особое внимание привлёк плакат, оповестивший граждан о взаимной любви «Единой России» и КПРФ. Именно с этим плакатом многие прохожие и фотографировались на память. И что характерно, никому пояснять смысл плаката не пришлось – только что прошли губернаторские выборы, и пензяки хорошо оказались осведомлены, каким образом КПРФ продалась партии власти вместо того, чтобы воспользоваться поистине революционной ситуацией, которую создала сама власть. Даже проходивший мимо секретарь горкома КПРФ Дмитрий Филяев не проронил ни слова. То ли побрезговал чисто по-единороссовски пообщаться с теми, кто не с ними, или, видимо, тоже понял всё…

Интерес вызвал ещё один плакат, призывавший пить водку и не раскачивать лодку. Поняли все, но не понял ходивший туда-сюда по Московской некий провокатор, громко уверявший граждан, что за пикет каждому из протестующих кем-то уплачено по пятьсот рублей, и что ваш покорный слуга фотографирует это событие для отчёта перед ЦРУ. Так вот, этот слащавый тип неопределённого возраста заявил, что парень с «ирокезом» на голове пропагандирует пьянство. Где и кто таких тупоголовых кликуш набирает, интересно… И тонкий юмор с игрой понятий девушки с плакатом, предлагающим заняться политической борьбой, оценили все, кроме, естественно, этого зануды. Но без него было бы скучно лицезреть на снующих повсюду полицейских, переписывавших с постным выражением лиц содержание плакатов.

С любопытством граждане отнеслись и к тому, что, согласно содержания ещё одного плаката, участники акции представляют собой лёд под ногами полковника. Что значит лёд под ногами, поняла даже старенькая бабушка, вопрошавшая, сможет ли ей губернатор Иван Белозерцев помочь в каком-то её деле. Всех интересовал лишь праздный вопрос – кто конкретно это тот самый лёд. И многим пришлось объяснять, почему Белозерцев полковник…

Затем все пикетчики собрались в сквере им. Дзержинского, предварительно возложив к подножию памятника «Железному Феликсу» цветы – всё-таки марксисты, хоть и с человеческим лицом. Здесь к активистам «Поколения нового времени» примкнул отряд анархистов, и состоялся небольшой митинг, на котором говорилось о враждебной человечеству сущности капитализма, а также о делах более насущных. И все поняли, что вместе плюс такая вот активность, как в этот раз с одиночными пикетами – это как раз то, чего так боится власть – единство оппозиции. В это время как раз члены КПРФ митинговали у памятника павшим борцам революции, поминали события 22-хлетней давности, когда по приказу Ельцына был расстрелян мятежный Белый дом в Москве. И говорили оппортунисты из КПРФ, надо полагать, очень обидные для власть имущих слова. Но пасти их там никто не стал – свои же в доску, и на крамольные речи у них пожизненная индульгенция. Так что чиновник Александр Артоболевский из управления внутренней политики почти что об руку гулял с пикетчиками на улице Московской да в сквере на митинге до конца с полицейскими суетился – мало ли что этому «новому поколению» вкупе с анархистами в головы придёт…

Итак, выводы из всего этого воскресного события в центре Пензы подсказали сами жители города, когда прекрасно поняли суть пикетов и смысл начертанного на плакатах. Не такие уж и бараны эти пензяки – если одни, и которых пока маловато, открыто протестуют и выражают своё мнение об окружающем мире, то другие вполне готовы к этому. Ибо люди ещё не разучились видеть и делать правильную оценку текущей жизни…

Виктор Шамаев.

 

Метки: ,

Зюганов жаждет #КПРФ #выборы #выборы2016 #октябрь93 #память #реклама #цинизм #Зюганов #Зю #сволочи


А теперь, как и обещал, — о сегодняшнем выступлении Зюганова. На, — прошу обратить на это особое внимание, — митинге в память о защитниках Дома Советов; в память о тех, кто погиб в октябре 1993 года, защищая Советскую власть. «Коммунист № 1» сегодня… занялся рекламированием своей партии. Нельзя сказать, что такого не было никогда раньше, — все годы, что Партия Зюганова проводит мемориальные мероприятия 4 октября, она использует их для собственной рекламы; если на этот год приходятся «выборы», — мероприятия превращаются в «предвыборные»; но сегодня, всё-таки, были перейдены некоторые разумные границы. То есть, если в прошлые годы было «память и немного политической рекламы», — то теперь стало «политическая реклама и, между прочим, память».

«Наш народно-патриотический союз, который впитал лучшие силы компартии, — всех, кто верен идеалам октября и нашей победы, — идет к новым выборам, которые состоятся в следующем году», — заявил Зюганов… в общем-то, это было основное содержание его речи. Можно предположить, конечно, что под «октябрем» имелась в виду Октябрьская революция 1917 года, а под «нашей победой» — Победа советского народа над фашизмом… но «народно-патриотический союз» зюгановцев не имеет никакого отношения ни к тому, ни к другому. Поэтому более обоснованным представляется предположение, что имелись в виду именно «идеалы октября» 1993 года и их (Ельцина с компанией и зюгановцев, как пособников Ельцина) тогдашней победы над трудовым народом. Победы над народом, по итогам которой, на пепелище Верховного Совета и Съезда народных депутатов России, была учреждена «Государственная дума», — к «выборам» в которую Зюганов и компания идут сейчас, идут… пошатываясь и трясясь от страха. Страх, что по итогам «выборов» они потеряют своё нынешнее положение и окажутся в условиях резко сократившегося финансирования, похоже, заставляет их забыть обо всём, — в частности, о приличиях. Чем ещё объяснить то, что Зюганов сегодня вспоминал о «победе» своих подчинённых в Иркутской области, — победе, которая к событиям октября 1993 года не имеет вообще никакого отношения? Чем объяснить, что даже родственников погибших в те дни сегодня заставили говорить с трибуны: «Голосуйте!»…

А до «выборов», между прочим, ещё почти год. Но… именно почти. Следующее ритуальное октябрьское мероприятие состоится уже после «выборов», — а у Зюганова и компании «каждый информационный повод на счету». То, что это — политическая реклама на крови защитников Советской власти, Зюганова, само собой, не смущает… гораздо хуже — то, что это, похоже, не смутило и рядовых посетителей сегодняшнего митинга.

 

Метки: , , , , , , , , ,

Марина. Посвящается Курышевой Марине Владимировне


Марина, девочка, морская небылица,
Московским улицам тебя не отыскать.
Твоим ровесницам давно уже за тридцать,
А ты в шестнадцати отчаянных опять.

Марина, умница, лебёдушка-девица,
Твоих детишек снайпер-сука застрелил,
Им никогда на этом свете не родиться,
Нам никогда не сделать добрым этот мир.

Марина, горлица, зарница-озорница,
Ты там прости нам преступленья алкаша…
Смотрю в глаза твои весёлые. Не спится.
И залпом совести взрывается душа.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Родилась 12 ноября 1976 года в г. Москве.

Закончила среднюю специальную школу с углублённым изучением английского языка. Поступила на юридический факультет Международного независимого эколого-политологического университета в г. Москве. Много читала. Очень любила животных. Любила современную музыку. По свидетельству близких и друзей, была отзывчивым, доброжелательным, общительным человеком.

Убита 4 октября 1993 года недалеко от Дома Советов. Гуляя с подругой, оказалась в районе станции метро «Улица 1905 года». Около 16-00 началась сильная стрельба. Девочки хотели пройти домой на Малую Грузинскую улицу, но их не пропустили сотрудники МВД. Девочки зашли в дом № 4 по улице 1905 года, и поднялись на 7-й этаж. Марина подошла к окну подъезда и увидела снайпера, засевшего на крыше дома на противоположной стороне. Он также увидел Марину, не спеша прицелился и выстрелил. Это произошло около 17-00. Марина была смертельно ранена выстрелом в шею. Скончалась в больнице.

 

Метки:

Письмо гауляйтерам Российской Федерации


Господа Путин, Медведев.

Мои коллеги уже писали вам открытые письма по моему поводу. Вы (и тем более ваш Следственный комитет) никак не ответили, но это как раз понятнее всего; вас просили «разобраться», но нужды в этом нет, я прекрасно понимаю, что вы давно «разобрались» и давно знаете, что ваш губернатор Турчак — инициатор уголовного преступления в отношении меня, того самого преступления, о котором один из вас говорил мне, что обещает оторвать головы его участникам и организаторам. Это преступление давно раскрыто, вы это знаете, и я не вижу смысла делать вид, что вся проблема в том, что вы должны «разобраться». Повторю, вы уже разобрались, ваше решение понятно.

Вы решили встать на сторону своего губернатора Турчака, вы покрываете банду громил и убийц, в которую входит Турчак. Наверное, мне, человеку, пострадавшему от этой банды, было бы логично возмущаться по этому поводу и говорить, что это нечестно и несправедливо, но я понимаю, что такие слова вызовут у вас только смех. Российские законы принимаются и исполняются под полным и безусловным вашим контролем, но вы не в состоянии следовать даже своим собственным законам. Каждый раз обнаруживаются обстоятельства, которые выше закона. Как изящно сформулировал спасающий сейчас Турчака и его партнера Горбунова следователь Соцков, которому отдали мое дело и который его старательно разваливает — есть законодательство, но есть руководство, и воля руководства всегда сильнее любого закона. Строго говоря, он прав в своей оценке реальности — ваша воля в России сильнее закона, и простой факт следования законности оказывается недостижимой фантастикой.

Следователя Соцкова я знаю уже не один год. Человек моего поколения, когда-то был журналистом на «Народном радио». Мне нетрудно представить его первокурсником юрфака, изучающим римское право — восторженным, честным, мечтающим изменить мир. Во что он превратился теперь? В перепуганного чиновника, мечтающего досидеть на своем месте до пенсии и потому готового на любые гнусности, в том числе и уголовно преследуемые. Кто сделал его таким? Вы и сделали.

Пятнадцать лет вашего царствования почему-то принято оценивать только в каких-то материалистических категориях. Нефть стоит столько-то, доллар столько-то, ВВП вырос на столько-то процентов и так далее. Но дело не в нефти и не в ВВП. История оценит ваши пятнадцать лет именно с точки зрения судьбы таких, как Соцков — это вы проложили ему путь от восторженного первокурсника, читающего после лекций новости на оппозиционной радиостанции, к цинику в погонах, вслух признающемуся в том, что воля ваших подчиненных — его начальников, — для него, следователя и офицера, выше любого закона. Я не имею права его осуждать. Перед глазами у него — пример его коллеги и товарища Алексея Сердюкова, заслуженного следователя, совсем недавно посадившего махачкалинского Амирова, а теперь фактически лишенного работы за то, что он посмел раскрыть мое дело, в котором фигурирует имя Турчака.

Ваш выбор между Сердюковыми и Соцковыми — он принципиален, конечно. Первые вам не нужны, а вторые — ваша самая надежная опора, и чем гибче будут их хребты, тем спокойнее будет вам. Ваши пятнадцать лет — не льстите себе, это не время возрождения России или вставания с колен, это время самой масштабной моральной катастрофы, пережитой нашим поколением. Персональную ответственность за эту катастрофу несете вы.

В современном российском обществе любой, даже самый очевидный вопрос о добре и зле оказывается неразрешимым. Можно ли воровать? Можно ли обманывать? Убивать — это этично или нет? На каждый такой вопрос в России теперь принято отвечать, что все не так однозначно. Вашими стараниями нация деморализована и дезориентирована. Ложь и лицемерие — удобный для вас инструмент управления массами, вам это выгодно и удобно, но каждый случай использования этого инструмента становится болезненным ударом по всему обществу, и каждый очередной удар может оказаться смертельным. Вы решаете свои текущие проблемы, не обращая внимания на то, что роете яму самим же себе. «Все не так однозначно», — это вам хором ответит толпа, от которой вам когда-нибудь придется убегать. Я догадываюсь, что вы боитесь этой толпы, но просто имейте в виду, это же вы ее создали, и винить кроме вас самих — некого. Высшая доблесть для вас — говорить «это не мы», даже если вас ловят за руку. Вы всерьез хотите остаться в истории положительными героями, будучи носителями такой повадки?

Изолировав себя и свой номенклатурный класс от общества, вы изолировали себя и от реальности. Мы, по нашу сторону разделяющей нас с вами стены, каждый раз вздрагиваем, когда очередной ваш соратник, желая показать себя мыслителем, выходит на трибуну и рассказывает о «чипизации населения», «евроатлантическом заговоре» или «клеточной войне». Мы еще сохранили способность удивляться таким словам, вы же, в своей изоляции, только их и слышите и только им и верите. Ваши суеверия и мистицизм, картина мира читателя восьмидесятнического самиздата «про масонов» и ваше псевдоправославие, от которого пришел бы в ужас сам Христос — все это давно превратило вас в тоталитарную секту, и, что важно, ваше сектантство помножено на знакомую вам, вероятнее всего, по Петербургу девяностых уголовную этику. Именно это сочетание сектантства и гангстерских представлений о благородстве по отношению к «своим» заставляет вас между законом и Турчаком выбирать Турчака.

И если бы только Турчака. В этом году нам пришлось выучить имя Руслана Геремеева — мы выучили его благодаря вам, потому что это благодаря вам максимальным преследованием, на какое могут рассчитывать эти люди, оказываются публикации «источников Росбалта», а не протоколы уголовных дел. Нынешняя Чечня, которую принято называть кадыровской, на самом деле ваша — это вы ее создали, и это она для вас стала идеальным образцом той России, которой вы хотели бы править, остальным регионам остается только подтягиваться до ее уровня, как сейчас подтягивается турчаковский (и тоже на самом деле — ваш) Псков. Вы посадили всю правящую верхушку Коми и делаете вид, что банда во главе субъекта федерации — это аномалия, хотя сами прекрасно знаете, что Гайзер — типичный для вашей системы губернатор, и Коми — типичный регион, и Кущевская — типичная, а не аномальная станица. Россия досталась вам со словом «федерация» в названии государства, но хороша федерация, если вы раздариваете регионы своим знакомым, детям друзей или даже случайным бандитам, основываясь только на принципе личной преданности. В «том самом» интернет-диалоге с Турчаком я назвал его назначение оскорблением, нанесенным федерализму, но это была неудачная фигура речи — сегодня в России все, что формально называется федерализмом, оскорбляет и граждан, и закон, и здравый смысл. И это тоже ваша, а не чья-то еще, персональная ответственность. Любой, кто придет после вас, будет вынужден с нуля создавать Россию заново, и это единственная ваша историческая заслуга, на которую вы потратили свои пятнадцать лет. Ваше любимое и единственное, других нет, оправдание — это девяностые, но важно понимать, что вы сохранили и упрочили все, за что принято ненавидеть тот период. Вы ничего не исправили, вы все усугубили.

Вам нравится считать себя наследниками империй, царской и советской. Но цари вешали уголовных преступников, а не раздавали им губернии. Вы гордитесь своим неосоветским милитаризмом, но если бы создателю советского ВПК Устинову кто-нибудь рассказал, что избиение человека арматурой можно провести через бухгалтерию как реальный оборонный проект и оплатить из средств гособоронзаказа, он бы решил, что ему рассказывают злой антисоветский анекдот. Ветераны турчаковского завода рассказывали мне, что двадцать лет назад юный будущий губернатор ездил по территории предприятия на черной «волге», расстреливая из пистолета бродивших по заводу кошек — вот из таких деталей будет состоять портрет вашего времени и вашей номенклатуры, и у вас нет оснований рассчитывать на большее. Ваша основная проблема состоит в том, что вы просто не любите Россию, относясь к ней как к попавшему в ваше распоряжение ресурсу, но, что бы ни говорили вам ваши духовники, вот этого вам Бог как раз не простит.

В последние дни я много раз слышал, что весь шум вокруг моего дела поднят в рамках какой-то борьбы окружающих вас группировок. Это тоже примета навязанной вами нам системы координат — ничего не бывает просто так, за всеми кто-то стоит, везде существует заговор. Будучи участником этого так называемого заговора, я могу сказать, что борьба группировок, конечно, идет, но общая цель всех группировок — спасти вашего губернатора Турчака и его партнеров от уголовного преследования. Полагаю, эту борьбу можно считать выигранной. Я прекрасно вижу, что максимум, что может грозить Турчаку, — тихая отставка, максимально разнесенная по времени с любыми движениями по моему делу. Это единственная справедливость, на которую может рассчитывать гражданин, и это значит, что ни на какую справедливость вообще ваша система не способна. Дело ваше, но комфортно ли вам самим жить, понимая, что и вам рано или поздно на справедливость и закон рассчитывать не придется?

Олег Кашин.

 

Метки: , , , , ,

Рихард Зорге — советский разведчик


4 октября 1895 — 7 ноября 1944
(120 лет назад- 71 год назад)
Рихард Зорге родился 4 октября 1895 года в Баку, в семье немецкого инженера. В конце 19 века семья Зорге уехала из России в Германию. В 1914 году Рихард добровольцем вступил в немецкую армию, участвовал в Первой мировой войне в 1914-1918 годах. Был награжден Железным крестом «За храбрость».
С 1919 года Зорге является членом Коммунистической партии Германии. Он был пропагандистом в Вуппертале и Франкфурте-на-Майне, редактировал партийную газету в Золингене. Был научным сотрудником «Франкфуртской школы».
В 1924 году приехал в СССР. Здесь Зорге работал в советских учреждениях. Вскоре он стал советским гражданином. В 1925 году вступил в ВКП. Тогда же стал агентом Разведупра РККА. Школу совершенствования разведчика Рихард Зорге проходил под руководством Павла Ивановича Берзина и Семена Петровича Урицкого.
Самым важным в разведывательной деятельности Рихарда Зорге и его организации явился период 1939-1941 годов, когда ему удалось раскрыть планы нападения Германии на Советский Союз.
18 октября 1941 года Рихард Зорге был арестован японской полицией и только в сентябре 1943-го приговорен к смертной казни. Повешение состоялось в токийской тюрьме «Сугамо» 7 ноября 1944 года.
5 ноября 1964 года разведчик посмертно был награжден званием Героя Советского Союза за деятельность по предотвращению нападения Японии на СССР.

 

Метки: , , , , ,

Фонду свободного ПО исполнилось 30 лет


Тридцать лет назад, спустя год после основания проекта GNU, Ричард Столлман учредил организацию Free Software Foundation. Организация была создана с целью защиты от компаний с сомнительной репутацией, уличенных в присвоении кода и пытающихся продавать некоторые из первых инструментов проекта GNU, разработанных Столлманом и его товарищами. Спустя три года Столлманом была подготовлена первая версия лицензии GPL, определившая юридические рамки модели распространения свободного программного обеспечения.


В 23 часа по московскому времени на проходящем в Бостоне Саммите свободы пользователей состоится выступление Ричарда Столлмана, приуроченное к тридцатилетию Фонда СПО. Посмотреть выступление в live-режиме можно на сайте fsf.org/live.

 

Метки: , ,

Бойня у Дома Советов


(Из песен о московском восстании октября 1993 года)

Николай Шипилов

Защищали не «бугров»,
А российский отчий кров,
За распятую Россию
Проливали свою кровь.
Мы с Поповым, да с Петровым,
Да с парнишкой чернобровым
После гари приднестровой
Здесь глотали дым костров.
Что мне Хас и что Руцкой,
Что бомжатник городской?
Я воюю за Россию, да разве ж я один такой…
Мы с Петровым да с Поповым,
Да с парнишкою хипповым
У какого-то слепого генерала под рукой.

Припев: В перекрестье рам
Вижу Божий храм,
Слышу тарарам
Колоколов.
Может, видит Бог…
Ох!
Не обидит Бог…
Ох!
Выведет орлов из-под стволов.

Ты — народ и я — народ,
А у них — наоборот:
Мы с тобою — коммуняки,
Мы им портим кислород!
А я в асфальтовую лунку
Подзарылся, словно крот,
А Попов поверх улегся –
На какую из широт?
Говорит он: — Здесь мой Брест!
На груди — нательный крест.
— Уходи! — ему сказали, — отказался наотрез.
Попросил он автомат,
А вокруг — отборный мат.
Ну, где же с голыми руками на свинцовый интерес!

Припев.

А зеваки за окном
Посмотреть пришли кино…
Здесь — дерутся. Там — смеются:
— Где, мол, батька ваш Махно?
В камуфляже офицеры,
Президентские бэтэры,
И бейтар в каком-то сером,
Как мышиное сукно.
Им за нас дадут медаль
— Ух, какая невидаль!
Что же… Тоже рисковали: не миндаль — в такую даль.
Нас зовут боевиками,
Но где же с голыми руками,
Да с такими мужиками победить свинец и сталь.

Припев.

А что по поводу Попова —
Он согнулся, как подкова…
Разогнулся, чтобы — снова
И еще одну поймал.
И напрасно в Подмосковье
Будут ждать его с любовью:
Он уже погиб геройски,
Хоть и был росточком мал.
Вот так финиш, ё-моё!
Пролетарское рваньё!
Где же «наши» генералы? Где полковник? Где майор?
Ухожу и со стыдом
Я гляжу на Белый Дом,
А там на жареное мясо налетает воронье.

Припев: Помолясь на храм,
Выпил бы сто грамм…
Да не надо драмы — все путем!
Я еще вернусь
На святую Русь —
Разберемся до конца потом.

1993

 

Метки: ,

КОЛОННА С АВОСЬКОЙ ПРОТИВ АВТОМАТОВ


Зачем я об этом пишу

Вот уже семнадцать лет прошло с тех октябрьских дней 93-го года, когда на весах истории качалась судьба России, а в памяти снова и снова встают как живые люди и события, о которых не любят вспоминать ни продажная «свободная» пресса, ни осточертевшее телевидение, ни говорливая «элита» страны по имени Раша.

К очередной годовщине этих событий газета «Своими именами» (N7, 2010) поместила перепечатку старой статьи «Уроки народного восстания» из «Дуэли» 2005 года. Никаких уроков в статье, к сожалению, нет. Да и другие статьи, воспоминания, исследования на эту тему, опубликованные в оппозиционной прессе в последние годы, носят скорее эмоционально-описательный, нежели аналитический характер. А хотелось бы, чтобы уроки стихийного московского восстания 1993 года чётко уяснила для себя рвущаяся в бой ультралевая российская оппозиция. Но, видно, нерадивые ученики сидели за политической партой России в последнем десятилетии двадцатого века.

События тех дней обрастут легендами. Многое забудется. Многое уже забылось. Кроме официальных документов, доступ к которым ограничен для широкой публики, останутся сбивчивые воспоминания очевидцев, ходившие в то время по Москве слухи да бредни теперешних «масс-медиа». Честные историки, объективные исследователи (если таковые появятся) по каплям будут собирать информацию об октябре 93-го, изучать её, отделять зёрна правды от плевел лжи. То, что вы прочитаете, не стройная хроника тех дней, не воспоминания человека, задним числом узнавшего многое из того, что было в 93-м для многих из нас «за кадром», не рассказ из серии «вот если бы» и не «уроки» тех событий. Это всего лишь отрывочные воспоминания одного из рядовых участников народной колонны, устремившейся 3-го октября 1993 года в Останкино в страстной надежде восстановить правду и справедливость, дать отпор разрушителям великой страны. Это всего лишь одна из капель информации о событиях тех дней. Возможно, она не содержит ничего нового по сравнению с тем, что уже было сказано, написано, напечатано. К тому же она не без эмоциональной окраски. Но, факты есть факты, какими бы эмоциями они не были окрашены. И, возможно, кого-то они заинтересуют, подтвердят или опровергнут уже известное. Ведь информационное море состоит из отдельных капель. А, как известно, даже капли правды могут продолбить окаменевшую ложь.

Предчувствие

Последняя декада сентября 1993-го. Как тяжкое наваждение над столицей с каждым днём нависает предчувствие гражданской войны. У Дома Верховного Совета России, или, как его тогда называли, у Белого дома, с утра до вечера толпится народ, тут и там возникают стихийные митинги. У меня отпуск, поэтому, бывая по делам в центре Москвы, я часто прихожу к этому барометру политической погоды в стране. Вечерами, слушая по телевизору россказни о «пьяных красно-коричневых», «вооруженных людях» и «пожилых реваншистах», собирающихся у Белого дома, возмущаюсь беспардонным враньём телелжецов. Уж я-то собственными глазами видел этих «белодомовских реваншистов», «бомжей» и «психически нездоровых людей»!

Размышляя над увиденным и услышанным у Дома Советов, пришёл к выводу, что люди собираются там не потому, что уж очень любят Руцкого, Хасбулатова, других его «вождей». Ведь помимо того, что и на них лежит грех развала страны, они оказались ещё и хреновыми организаторами сопротивления ельцинскому перевороту. Изолированные от основной пропагандистской пушки — телевидения, — не сумевшие организовать поддержку ни в армии, ни на московских заводах, блокированные на небольшом пятачке, названном, словно в насмешку, площадью Свободной России, они скоро (чует мое сердце, что скоро) будут раздавлены проельцинской военно-полицейской машиной. А люди, пока ещё советские люди, собираются у этого дома потому, что он (хотя бы по названию) остаётся последним рубежом защитников Советской власти.

Начало

23-го сентября на Смоленской площади пролилась первая кровь. Доступ к Белому дому перекрыт. Сыро и холодно. Газеты пишут, что в Москве только за одну половину дня произошло 249 уголовных преступлений. Шумейко по ТВ педалирует слухи о раздаче оружия защитникам Верховного Совета. СМИ усиленно обрабатывают население фотографиями бойцов РНЕ с когтистыми свастиками на рукавах их униформы. «Фашисты» (так именует пресса всех противников Ельцина) получают автоматы, гранатомёты и даже (о, ужас!) «стингеры». Демократия в опасности!

На следующий день прошелся по центру города. На Красной площади фотографируются вездесущие японские туристы. Скоро здесь во славу демократии даст концерт живой архангел русской интеллигенции великий Слава Ростропович с американским, разумеется, оркестром. У Мавзолея, возможно в последний раз, видел развод караула. В ГУМе на продажу за рубли и СКВ рядом выставлены иконы и матрёшки. В вагоне метро рабочего вида парень, осторожно посматривая по сторонам, расклеивает листовки в защиту Верховного Совета. Реакция окружающих — безразличие. Кроме меня листовка привлекла внимание только одного пассажира. Кто читает «Московский комсомолец», кто уткнулся носом в «Анжелику», кто в «Белую и черную магию». Ещё бы! Ведь мы — самая читающая в мире нация!

3-го октября

В этот день в четвёртом часу пополудни я и моя жена вышли из магазина «Хлеб», что находился рядом с кинотеатром «Октябрь» у пересечения Нового Арбата с Садовым кольцом. На улице уже происходило что-то непонятное. В самом воздухе чувствовалось какое-то тяжкое напряжение, похожее на затишье, какое обычно бывает в природе перед бурей. Все словно чего-то ждали.

И вот началось: по Новинскому бульвару со стороны Смоленской площади появились, по мнению одних, омоновцы, по словам других, военные. Они в панике бежали по широкой улице, поворачивали на Новый Арбат в сторону центра города и, громко матерясь, на бегу бросали свои щиты и дубинки. С противоположной стороны улицы до нас доносились их голоса: «Ну их, этих … (начальников. — В.Ч.), к … (такой-то. — В.Ч.) матери! Против народа не попрёшь! Пусть сами разбираются!». Вслед за ними по Садовому кольцу и далее налево по Новому Арбату к осаждённому Дому Советов устремилась людская лавина, прорвавшая оцепление на Крымском мосту.

На пересечении Нового Арбата и Садового кольца собралась толпа. В этом быстро меняющемся, словно в кино, водовороте событий люди были охвачены ожиданием чего-то необычайного. Казалось, вот-вот расколется небо и все увидят нечто такое, что резко изменит их дальнейшую жизнь. Люди ждали, гадая, что же происходит там, в центре событий у Белого Дома, откуда доносился треск автоматных очередей. Потом всё стихло. Через некоторое время подошли возбуждённые свидетели и участники прорыва к Дому Советов и штурма мэрии. Они рассказали, что среди нападавших есть раненые и убитые, что мэрия взята, что по всему зданию бывшего СЭВа искали Лужкова, но поймали только спрятавшегося в подвале какого-то из его замов.

Образование колонны

Вскоре на Новом Арбате со стороны набережной появились армейские грузовики, на приличной скорости поворачивавшие налево в сторону Садово-Кудринской улицы. В кузове одного из них узнали Илью Константинова, пользовавшегося в то время большой популярностью среди сторонников Верховного Совета. Он и защитники Конституции расположись в кузове автомашины словно студенты, собравшиеся в колхоз на уборку картошки. Когда мимо толпы пронесся последний грузовик, раздались голоса: «Наши поехали брать Останкино!». Это прозвучало как сигнал к действию, и скопившийся на пересечении улиц народ вместе с подошедшими участниками прорыва построился в широкую колонну и устремился в сторону Садово-Кудринской улицы. Людей охватила эйфория близкой победы. И только стоявший рядом с нами старик, глядя на безоружных людей, собравшихся брать Останкино, вполголоса мрачно произнёс: «Да-а, там им сейчас дадут…».

О самоорганизации и дисциплине в колонне

О конкретных планах, конечной цели похода участникам колонны, по крайней мере тем, кто был рядом со мной, ничего известно не было. Просто они «шли в Останкино». Подразумевалось, конечно, что шли поддержать руководителей сопротивления узурпаторской власти, которые по телевидению обратятся к народу со словом правды. Как это произойдёт конкретно и будет ли такая возможность — об этом, казалось, никто не думал. По крайней мере разговоров на эту тему среди участников похода я не слышал. Представителей оппозиционных партий или ФНС, которые бы как-то организовывали поход на Останкино, я тоже не видел. Как не видел и заранее подготовленных транспарантов или знамён.

Колонна заняла всю улицу от края до края. Кстати, о «вандализме», «варварстве», «погромах» и тому подобных акциях «озверевшей толпы» в случае «беспощадного и бессмысленного русского бунта», которым так пугают сегодня российского обывателя. Когда проходили мимо американского посольства, молодёжь не удержалась, разбила стёкла стоящих на улице рекламных витрин с информацией о райской жизни за океаном. Это был единственный случай, который я видел, когда таким образом выплеснулся наружу гнев народа к любимой стране российских демократов. Свидетельствую: больше ни одного подобного случая я не могу припомнить. В районе Планетария, когда несколько молодых людей попытались громить палатки лавочников, «психически неустойчивые, жулики и пьяницы» быстро их успокоили. В другой раз в колонну пытались втесаться трое молодчиков с пивными бутылками в руках, и опять же участники «беспощадного и бессмысленного русского бунта» заставили их выбросить бутылки в мусорный ящик. Несмотря на отсутствие каких-либо организаторов похода, самоорганизация и дисциплина в колонне были на высоте.

Шли. Пели «Варяга», «Интернационал», «Широка страна моя родная», «Утро красит …» и другие советские и патриотические песни. А какой радостью и надеждой светились лица этих людей! Словно сбросили со своих плеч морок предательского разгула политических проституток.

При подходе к Триумфальной площади колонну справа обогнали несколько бэтээров под красными флагами, что вызвало всеобщее ликование: «Армия с нами!». Подъезжали автобусы, останавливались. Водители предлагали участникам марша подвезти их к Останкинской башне. Некоторые садились, другие предпочитали идти пешком.

Был и такой эпизод: на пересечении с улицей Горького (теперешняя Тверская) демонстранты остановили пустой рейсовый автобус и пытались заставить водителя везти их в Останкино. Тот категорически отказался это сделать, что, кстати, не повлекло для него каких-либо отрицательных последствий. Один раз мне пришлось отобрать булыжник у одного из участников похода, когда тот приготовился запустить «оружие пролетариата» в хама, направившего свою иномарку прямо на колонну. (О чём я теперь, признаться, немного жалею.)

Кто же шёл

Колонна растянулась. Шли по Большой Садовой, Садово-Триумфальной, Садово-Самотечной, через Сухаревскую площадь, затем налево по проспекту Мира к Останкинскому проезду. Впереди была ясная цель — улица академика Королёва, где стоит ненавистная башня, олицетворяющая Империю Лжи. Кто же шёл? Люмпены? Экстремисты? Боевики? Шли советские, в основном русские люди всех возрастов, профессий и социальных групп. Рядом со мной, например, шагали два бывших белорусских партизана, прорывавшие в этот день оцепление на Крымском мосту. Было заметно, что они сильно устали. Один из них признался: «С утра на ногах. Не ел, не пил. Пить хочется». С благодарностью взял яблоко, очень кстати оказавшееся в хозяйственной сумке моей жены. Помню, как шедший рядом мужчина рассказывал, что сегодня у мэрии случайно встретил сына, находящегося в отряде защитников Верховного Совета. Помню прошедшую почти весь путь до Останкино молодую москвичку-учительницу, подвернувшую ногу на какой-то рытвине. Как же она расстроилась, но не из-за боли в ноге, а из-за того, что больше не может идти с нами дальше. Были в колонне и мелкие предприниматели, и даже люди, чем-то обиженные в своё время Советской властью, вернее, её бюрократами-чиновниками.

Нет, господа антисоветчики, нет, господа интеллигенты-оборотни, нет, бывшие «народные», «просоветские» артисты и писатели, не озверевший сброд шел на Останкино, не «гадина», которую вы так истерично призывали раздавить. Шли честные, смелые, отважные, неравнодушные к судьбе своей страны люди. Те, которых по недоразумению называют «простыми людьми». Те, которым вы, оборотни, в подмётки не годитесь!

Были ли в колонне случайные люди? Так сказать, попутчики. Были, конечно, куда же от них денешься. Но не они делали погоду. Например, где-то на полпути к башне я вдруг услышал за спиной очень знакомый голос. Обернулся. Ба! Старый знакомый! Представитель госпартноменклатуры, большой начальник, любивший на собраниях подчинённого ему коллектива разглагольствовать, что вот он, мол, человек, до мозга костей преданный партии, кристально чистый перед ней, отдающий все свои силы работе на благо Отечества. Я тогда ещё подумал: как странно, что этот демагог из породы особей, готовых служить кому и чему угодно, лишь бы занимать начальственное кресло, просчитывающий каждый свой шаг с учётом карьерных возможностей, вдруг оказался среди людей, борющихся за дело, победа которого сейчас не только не гарантирована, но и весьма проблематична. К тому же подобного рода номенклатурных шишек обычно к «мероприятиям» подвозят на машине, а этот идёт пешком. «Видно, он просто ошибся в своих расчётах», — подумал я. И оказался прав: «кристально чистый» партийный функционер поставил не на ту лошадку: поставил на Хасбулатова, с которым был в хороших личных и служебных отношениях. После поражения сторонников Верховного Совета он быстро сориентировался и оказался среди победителей в тёплом кресле администрации господина Лужкова.

За что и за кого шли

Однажды в уже наступающих предвечерних сумерках в стороне от колонны возник силуэт всадника, направляющегося в противоположную движению колонны сторону. «Руцкой на белом коне в Кремль поехал!» — раздались в колонне насмешливые комментарии. Кстати, об отношении идущих в Останкино людей к «вождям», противостоящим Ельцину. Да, возможно, были среди них и такие, которые относились к Руцкому и Хасбулатову с уважением. Да, был среди скандировавшихся колонной лозунгов и такой — «Руцкой — президент!». Лозунг лозунгом, но народ шёл не «За Родину! За Руцкова!». Народ шёл против насаждавшей в стране капитализм кремлёвской камарильи, он шёл в защиту Советской власти. Основным лозунгом, который гремел над колонной, был лозунг «Советский Союз!». Скандировали также «Вся власть Советам!», «Мафию за решётку!», «Сионизм не пройдёт!», «Единая страна!», «Спекулянтов в тюрьму!», «Банду Ельцина под суд!».

По ходу движения колонны Москва словно вымерла. Ни милиции, ни военных, ни лавочников. Да и зевак не так уж много было. Где-то в районе поворота на проспект Мира из окна верхнего этажа многоэтажного здания в колонну бросили пустую бутылку, которая разлетелась осколками в двух шагах от людей. Несколько человек кинулись, было, в подъезд выявить сволочей, поскольку открытое окно, из которого раздавались пьяные голоса, засекли быстро. Но их остановили: «Не надо, ребята. Вот установим нашу власть, придём сюда, тогда и поговорим!».

Иногда с колонной творилось что-то странное: она вдруг уменьшалась в размерах, словно часть её отсекали и уводили куда-то сторону. Повторяю: никакой организации, никакого плана дальнейших действий у людей не было. Ко мне, например, несколько раз подходили, спрашивая, что делать дальше. На мой недоуменный вопрос «А почему Вы это у меня спрашиваете?», отвечали: «Ну, Вы-то, наверное, знаете, что там дальше должно быть по плану». Позже я узнал, в чём дело: в вечернем сумраке меня принимали за одного из депутатов Верховного Совета. Видимо, я был похож на него ростом, физиономией, а скорее всего — одинаковым с ним плащом.

Конец похода. Бойня

До лживой башни мы не дошли. При подходе к улице академика Королёва увидели, как ночное небо разрезали вспышки трассирующих очередей. «Смотрите, салют!» — закричал кто-то. «Какой там, к чёрту, салют! Стрельба идёт», — возразил другой.

В тяжёлом молчании люди продолжали идти в сторону телебашни. Но, остановленные редким обратным потоком, мы не дошли до неё метров четыреста. Пришедшие ОТТУДА рассказывали: идёт бой, а вернее, бойня, расстрел безоружных людей. Запомнилось, что на улице Королёва стоял какой-то парень, по виду гражданский, но в каске и бронежилете, с омоновской дубинкой в руках. Он уговаривал народ не расходиться, поскольку, по его словам, «к нам на подмогу идут танки из-под Тулы». Мимо нас быстро, почти бегом протопали молодые ребята, тащившие залитого кровью товарища. Вместо носилок они использовали большое бело-жёлто-чёрное имперское знамя.

Прошли ещё немного вперёд. До цели оставалось метров триста пятьдесят, но тут в мой плащ вцепились жена: «Дальше не пойду! Ты с ума сошёл! С авоськой против автоматов!?». Её поддержала шедшая рядом женщина. Мы отошли к берегу пруда. У телецентра то продолжалась, то стихала стрельба. Кругом стояли, всматриваясь в темноту и негромко переговариваясь, люди из колонны. Среди них были и неизвестно как оказавшиеся здесь молодые девчонки, спрашивающие, могут ли долететь до нас пули с места стрельбы, и несколько совсем юных ребят в форме военного училища.

У технического здания телецентра были видны силуэты стоящих там бэтээров. Вдруг они ожили, поползли через улицу к телебашне и открыли по ней огонь. С дальнего конца пруда, с того места, откуда слышалась стрельба, донеслось нечто, похожее на «ура». Но бэтээры вдруг развернулись и стали поливать очередями сторонников Верховного Совета. И снова всё стихло.

Завершение дня

Когда мы, потрясённые происходящим, какие-то опустошённые, подходили дворами к станции метро «ВДНХ», кругом стояла тишина. В окнах соседних домов горел свет, на улицах царило полное спокойствие, словно в километре-двух отсюда ничего не происходит. А всё увиденное нами было похоже на дурной сон.

Потом была бессонная ночь. По ТВ шли лживые сообщения о событиях в районе Белого дома и в Останкино. В торжествующей злобе бесились сторонники Кремля. Утром начались репортажи о расстреле парламента.

В эту ночь и на следующий день в суматохе событий по телеящику показали много такого, что власть сегодня предпочла бы забыть и ни за что не показывать. Например, задержанного снайпера, который вёл огонь с крыши одного из прилегающих к Белому дому зданий. Кто это был, с какой стороны баррикады он стрелял по людям, какова его дальнейшая судьба, до сих пор нет внятного ответа, как и нет ответа на многие другие вопросы, связанные с событиями 3-4 октября 1993 года. Непонятно, например, (или, наоборот, очень понятно) почему на пути следования колонны в Останкино в домах были заблаговременно оборудованы пункты, откуда вели репортажи журналисты CNN.

Эпилог

4-го октября весь день горел Дом Советов. Передавали очередную телебрехню о том, что идут бои в Останкино и у здания ИТАР-ТАСС. О колонне, количестве находящихся в ней человек, их требованиях — ни слова, словно её и не было. А ведь поход многотысячной колонны снимали десятки журналистов и операторов телевидения.

5 октября мы с женой были на Новоарбат-ском мосту. Весь мост запружен народом. К догорающему зданию Верховного Совета никого не пускают. На его фронтоне видны уцелевшие закопченные флаги субъектов федерации. Какая-то западная телекомпания берет интервью у человека из толпы. Рядом побирается бомж. То тут, то там возникают стихийные минимитинги. Преобладающий тон и тема разговоров — осуждение расстрельщиков Верховного Совета. Причём, несмотря на присутствие в толпе милиционеров и стоящих цепью низкорослых солдат, многие говорят громко, не таясь. С моим предположением, что рано или поздно здесь, рядом с расстрелянным Домом Советов, будет стоять памятник его защитникам, соглашаются.

Вот мысли, которые пришли тогда на мосту в мою голову:

— Поход невооружённых людей на Останкино, как часть стихийного народного восстания в сентябре-октябре 1993 года, не был спланированным (оппозицией) заранее. Он был спонтанным. Наивной верой людей в торжество справедливости при мирном предъявлении власти разумных требований он несколько напоминает поход питерских рабочих 9 января 1905 года.

— Поход на Останкино несомненно контролировался президентской стороной.

— Если целью кровавой бани в Останкино было осуществить «торжественную порку» народа, преподать ему урок, запугать и парализовать его волю к дальнейшему сопротивлению, то эта цель достигнута не была. По поведению людей на Новоарбатском мосту 5-го октября 1993 года я понял, что в русском народе идея справедливости сильнее омоновских дубинок и пуль спецназа. (Пора бы, наконец, это понять и власть предержащим.)

Ну а извлечь уроки их тех, ставших уже историей событий я предлагаю самим читателям этой статьи.

В.Ч.

http://svoim.info/201014/?14_6_1

 

Метки: , , ,

Письмо девушки из 93-го*


«Осенью 93-го я была у «Белого дома». (Может, кто-то помнит зеленоглазую блондинку Леру). Пришла туда потому, что ненавижу ложь, цинизм, подлость, ограниченность, тупость, человеческую жестокость, хамство — короче, все, что в избытке у г-на Ельцина, его приспешников и его режима. Пришла потому, что верила Руцкому, потому, что всегда уважала Хасбулатова (правда, вначале не понимала, что может быть общего у такого интеллигентного, умного человека с этим ничтожеством как Ельциным).

Держалась я там тихо-скромно, громко не кричала, тележурналистам на глаза не лезла — других дел было много: мужчина по имени Анатолий с пробитой головой, женщина (кажется, ее звали Галина Евгеньевна), у которой внезапно сердце прихватило, да много еще чего…

А когда началась настоящая бойня, на моих глазах убили подругу, с которой мы дружили больше 10 лет… А потом я оказалась между раненым в живот мужчиной и спецназовцем, с перекошенным от ненависти лицом. Я крикнула ему: «Не стреляй, он же ранен!», — на что спецназовец мне ответил: «Ранен, но не убит же…». Я бросилась и заслонила того мужчину, думала — в женщину тот подонок не выстрелит, но пули вошли в мою спину…

А потом, в замызганном, грязном подъезде меня, раненую, все время теряющую сознание, насиловали два омоновца. Я до сих пор слышу их слова о том, что, мол, эти мучения «причитаются Руцкому и Хасбулатову, но нам до них не добраться, потому все сполна получишь ты…»

Я пришла в себя через 4 дня в больнице (спасибо тому, кто меня нашел и отправил туда). А вышла из больницы я только 1 марта 1994 года. Вышла, что после ранения в спину не предусматривается. Обычно выезжают в инвалидной коляске. Но я встала на ноги: спасибо врачам. Я снова вошла в эту жизнь, и что же я увидела? Моя страна по-прежнему разворовывается, все ниже склоняет голову перед Америкой. На экранах телевизоров все те же фигуры: от неискреннего Алексия II до проституированного Марка Захарова, а на людей, которых я уважаю, выливают двойную порцию грязи.

Отомстит им всем кто-нибудь за мою подругу, которая, умирая у меня на руках, сказала: «А все равно Руцкой — президент», и родители которой до сих пор не знают, где ее тело, где она похоронена, за меня, за других женщин и девчонок? Я бы хотела отомстить сама, но я женщина, мне всего 21 год, у меня нет сил и опыта. Я вовсе не жалуюсь (наоборот, если бы надо было все повторить, я поступила бы так же, как тогда), но я обращаюсь к здоровым, сильным, умным, честным мужчинам: а если бы на моем месте оказалась ваша сестра, дочь, мать, жена?..

Я спрашиваю у уважаемых мной Александра Владимировича Руцкого и Руслана Имрановича Хасбулатова: неужели вы можете спокойно писать книги или работать на кафедре? Неужели у вас не стынет кровь и не замирает сердце?

Я не знаю, как надо бороться с ельцинским зверьем — с оружием или с воззванием в руках, но лично я знаю, что не смогу жить при этом режиме, руками которого я унижена, оскорблена и раздавлена. Знаете, выйдя из больницы, я не смогла жить в Москве. Не могу видеть этот (мой родной!) город и его жителей. В каждом омоновце я вижу одного из тех двоих. И до сих пор (уже больше полугода прошло!) я кричу по ночам. Я уехала к знакомым в глухую уральскую деревню, но видите ли, тишина, природа, лес, грибки-ягодки, молочко парное — они ведь не спасают. Я по-прежнему каждую ночь вижу во сне ту бойню. В больнице я так кричала ночами, что будила весь этаж; врач даже назначил мне наркотики…

Еще раз повторяю: я не жалуюсь и ни о чем не жалею. Просто я хочу дожить до часа расплаты. Придет ли он?

Кто-то скажет: это личная трагедия. Да, сегодня, может, и личная, а тогда, в октябре? В меня стрелял не какой-то уголовник, а человек, которого вооружил Ельцин и его режим. А за что меня так жестоко терзали те двое в вонючем грязном подъезде, за что они меня так ненавидели? Они говорили: «За Руцкого и Хасбулатова».

Поймите, октябрьская трагедия не кончилась, для некоторых людей она продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока не поплатятся за содеянное ельцины, филатовы, грачевы, ерины, яковлевы, шахраи, бурбулисы и другие…

 

Метки: , , ,

КПРФ, Мы еще не забыли ваше предательство, Геннадий Андреевич Зюганов


Александр Головенко, ФОРУМ.мск

Каждый год 3-4 октября в Москве проходят траурные мероприятия, посвященные памяти жертв ельцинского государственного переворота «кровавой осени» 1993 года. Несколько тысяч защитников Советской власти, Конституции и конституционного строя было тогда убито и замучено грачевско-еринскими карателями по приказу узурпировавшего власть Ельцина.
Особенно волнующим и скорбным бывает шествие с портретами невинно убиенных, среди которых были совсем еще дети.
Проводят эти скорбные акции общественные организации, но как-то так получается, что ключевой фигурой на них вот уже много лет становится шеф ЗАО «КПРФ» Г.Зюганов.
Об этом еще в 2003-м году с возмущением написала в своем капитальном труде «АНТИ-ЗЮГИНГ» блестящая оппозиционная журналистка Надежда Гарифуллина (умершая сразу после сдачи рукописи в типографию).
Она находилась в осажденном Доме Советов вместе с депутатами и вместе с ними под танковым обстрелом прощалась с жизнью. Так что имела право.
Цитирую:
«Например, вышел документальный фильм об октябрьских событиях. Главный герой, которого без конца интервьюируют по ходу фильма, представьте, Геннадий Андреевич Зюганов, которого и близко не было ни в Останкине, ни в Доме Советов. Авторы, естественно, ни словом не упоминают о том, что перед штурмом лидер КПРФ, получив возможность выступить по телевидению, призывал народ сидеть дома, не выходить на улицу. Защитники Дома Советов были брошены на произвол судьбы. Если бы КПРФ, считающаяся «самой крупной партией», вывела бы на улицы несколько сот тысяч человек, власти не решились бы устроить в центре Москвы кровавую мясорубку… Я спросила одного из тех, кто работал над фильмом: «Причем тут Зюганов? Он не имеет морального права говорить на эту тему!» И услышала в ответ: «Он дал деньги, иначе мы бы не смогли сделать фильм» (http://anti-zyging.narod.ru ).
Все понятно? Нынче 4 октября Геннадий Андреевич снова стал «героем дня». Он не только почтил своим присутствием шествие и митинг на площади 1905 года, но и толкнул на нем подобающую речугу.
Не знаю, как вам, но мне его присутствие на таком поминальном мероприятии, да еще среди родственников убитых, кажется не просто фарисейским. Оно циничное, гадкое и подлое по своей сути.
Действительно, мы ведь прекрасно помним его «знаменитое» выступление по телевидению 2 октября, в котором он отмежевался от осажденных в здании Верховного Совета защитников Конституции, которые ждали помощи отовсюду. Ждали всероссийской забастовки в свою поддержку.
В эти дни сайты левой ориентации снова и снова приводят воззвание «коммуниста №1» к населению страны: «…Я призываю вас сохранять спокойствие сдержанность, не поддаваться на провокации, не выходить на улицу, в митингах и забастовках не участвовать».
Когда уже позднее, после амнистии и выхода из СИЗО «Лефортово» я спросил экс-председателя ВС РСФСР Руслана Хасбулатова, как они там в осажденном «Белом доме» без света и тепла расценили призыв Зюганова, он ответил кратко: «Конечно, это был удар в спину».
Эти его слова я привел еще в 1996 г. в большой статье «Коварство и любовь. Геннадий Зюганов как зеркало политической проституции», опубликованной в крупной столичной газете. И подписался: «спецкор «Правды». Раскрыл и «главную парадигму» его поведения: двурушничество. На словах — критика «антинародного режима». На деле — прислуживание ему. С тех пор мне вообще тошно смотреть на его лицедейство на траурных акциях 3-4 октября.
С тех пор лишь задаю в СМИ риторические вопросы: кто приказал Зюганову выступить на ТВ с предательским воззванием? Кто прислал за ним машину? С кем согласовывался текст? Для меня за всем этим угадывается одно слово — «семья».
Она, по моему разумению, дала согласие на то, чтобы он возглавил разрешенную Ельциным КПРФ. И он с таким же рвением служил «семье», как сегодня служит Путину.
Эта моя догадка нашла подтверждение в той же книге Надежды Гарифуллиной. Депутат «расстрелянного» Верховного Совета, ее друг и товарищ Иван Шашвиашвили сделал ей в интервью сенсационное признание:
«…Но самое мерзкое то, что, по достоверным, я подчеркиваю, очень достоверным сведениям, в то время, когда Дом Советов был взят в кольцо ОМОНом и опутан спиралью Бруно, Геннадий Андреевич усиленно искал встреч с Ельциным, и на одной из подмосковных дач встретился с Черномырдиным. Премьер российского «антинародного» правительства пообещал ему, лидеру КПРФ, устроить встречу с Ельциным. В конце сентября, кажется, это было 29-го числа, Ельцин принял Зюганова в Кремле…
Как оказалось, Геннадий Андреевич искал этой встречи для того, чтобы договориться и застолбить свою будущую политическую деятельность после падения Верховного Совета. И он этого добился. Ельцин пообещал ему, что КПРФ победит на выборах, возьмет большинство, и он будет руководить фракцией, если всех коммунистов уберет от Дома Советов».
Теперь все понятно? Ельцин — гореть ему в аду — слово свое сдержал. Из всех оппозиционных на тот момент партий только КПРФ была допущена к «выборам на крови» 12 декабря 1993 года. Остальных просто запретили.
И вот уже 20 лет Геннадий Андреевич благополучно восседает в буржуазном парламенте, обещая простачкам социализм, национализацию и народовластие. Четыре раза уже выдвигался в президенты, больше всего опасаясь именно победы. Главное, чтобы «электорат» приходил на выборы, обеспечивая им легитимность. За это господин двурушник получает от «антинародного режима» полной мерой.
Достаточно сказать, что по итогам последних парламентских и президентских выборов КПРФ было перечислено из бюджета около 1 млрд. народных рублей. По цене 50 руб. за каждый поданный за нее голос (все по закону!).
При этом отчетов о расходовании этих дармовых, по сути, денег ни разу не прозвучало ни на одном пленуме или съезде ЗАО «КПРФ»…

 

Метки: , ,