RSS

КОЛОННА С АВОСЬКОЙ ПРОТИВ АВТОМАТОВ

04 Окт

Зачем я об этом пишу

Вот уже семнадцать лет прошло с тех октябрьских дней 93-го года, когда на весах истории качалась судьба России, а в памяти снова и снова встают как живые люди и события, о которых не любят вспоминать ни продажная «свободная» пресса, ни осточертевшее телевидение, ни говорливая «элита» страны по имени Раша.

К очередной годовщине этих событий газета «Своими именами» (N7, 2010) поместила перепечатку старой статьи «Уроки народного восстания» из «Дуэли» 2005 года. Никаких уроков в статье, к сожалению, нет. Да и другие статьи, воспоминания, исследования на эту тему, опубликованные в оппозиционной прессе в последние годы, носят скорее эмоционально-описательный, нежели аналитический характер. А хотелось бы, чтобы уроки стихийного московского восстания 1993 года чётко уяснила для себя рвущаяся в бой ультралевая российская оппозиция. Но, видно, нерадивые ученики сидели за политической партой России в последнем десятилетии двадцатого века.

События тех дней обрастут легендами. Многое забудется. Многое уже забылось. Кроме официальных документов, доступ к которым ограничен для широкой публики, останутся сбивчивые воспоминания очевидцев, ходившие в то время по Москве слухи да бредни теперешних «масс-медиа». Честные историки, объективные исследователи (если таковые появятся) по каплям будут собирать информацию об октябре 93-го, изучать её, отделять зёрна правды от плевел лжи. То, что вы прочитаете, не стройная хроника тех дней, не воспоминания человека, задним числом узнавшего многое из того, что было в 93-м для многих из нас «за кадром», не рассказ из серии «вот если бы» и не «уроки» тех событий. Это всего лишь отрывочные воспоминания одного из рядовых участников народной колонны, устремившейся 3-го октября 1993 года в Останкино в страстной надежде восстановить правду и справедливость, дать отпор разрушителям великой страны. Это всего лишь одна из капель информации о событиях тех дней. Возможно, она не содержит ничего нового по сравнению с тем, что уже было сказано, написано, напечатано. К тому же она не без эмоциональной окраски. Но, факты есть факты, какими бы эмоциями они не были окрашены. И, возможно, кого-то они заинтересуют, подтвердят или опровергнут уже известное. Ведь информационное море состоит из отдельных капель. А, как известно, даже капли правды могут продолбить окаменевшую ложь.

Предчувствие

Последняя декада сентября 1993-го. Как тяжкое наваждение над столицей с каждым днём нависает предчувствие гражданской войны. У Дома Верховного Совета России, или, как его тогда называли, у Белого дома, с утра до вечера толпится народ, тут и там возникают стихийные митинги. У меня отпуск, поэтому, бывая по делам в центре Москвы, я часто прихожу к этому барометру политической погоды в стране. Вечерами, слушая по телевизору россказни о «пьяных красно-коричневых», «вооруженных людях» и «пожилых реваншистах», собирающихся у Белого дома, возмущаюсь беспардонным враньём телелжецов. Уж я-то собственными глазами видел этих «белодомовских реваншистов», «бомжей» и «психически нездоровых людей»!

Размышляя над увиденным и услышанным у Дома Советов, пришёл к выводу, что люди собираются там не потому, что уж очень любят Руцкого, Хасбулатова, других его «вождей». Ведь помимо того, что и на них лежит грех развала страны, они оказались ещё и хреновыми организаторами сопротивления ельцинскому перевороту. Изолированные от основной пропагандистской пушки — телевидения, — не сумевшие организовать поддержку ни в армии, ни на московских заводах, блокированные на небольшом пятачке, названном, словно в насмешку, площадью Свободной России, они скоро (чует мое сердце, что скоро) будут раздавлены проельцинской военно-полицейской машиной. А люди, пока ещё советские люди, собираются у этого дома потому, что он (хотя бы по названию) остаётся последним рубежом защитников Советской власти.

Начало

23-го сентября на Смоленской площади пролилась первая кровь. Доступ к Белому дому перекрыт. Сыро и холодно. Газеты пишут, что в Москве только за одну половину дня произошло 249 уголовных преступлений. Шумейко по ТВ педалирует слухи о раздаче оружия защитникам Верховного Совета. СМИ усиленно обрабатывают население фотографиями бойцов РНЕ с когтистыми свастиками на рукавах их униформы. «Фашисты» (так именует пресса всех противников Ельцина) получают автоматы, гранатомёты и даже (о, ужас!) «стингеры». Демократия в опасности!

На следующий день прошелся по центру города. На Красной площади фотографируются вездесущие японские туристы. Скоро здесь во славу демократии даст концерт живой архангел русской интеллигенции великий Слава Ростропович с американским, разумеется, оркестром. У Мавзолея, возможно в последний раз, видел развод караула. В ГУМе на продажу за рубли и СКВ рядом выставлены иконы и матрёшки. В вагоне метро рабочего вида парень, осторожно посматривая по сторонам, расклеивает листовки в защиту Верховного Совета. Реакция окружающих — безразличие. Кроме меня листовка привлекла внимание только одного пассажира. Кто читает «Московский комсомолец», кто уткнулся носом в «Анжелику», кто в «Белую и черную магию». Ещё бы! Ведь мы — самая читающая в мире нация!

3-го октября

В этот день в четвёртом часу пополудни я и моя жена вышли из магазина «Хлеб», что находился рядом с кинотеатром «Октябрь» у пересечения Нового Арбата с Садовым кольцом. На улице уже происходило что-то непонятное. В самом воздухе чувствовалось какое-то тяжкое напряжение, похожее на затишье, какое обычно бывает в природе перед бурей. Все словно чего-то ждали.

И вот началось: по Новинскому бульвару со стороны Смоленской площади появились, по мнению одних, омоновцы, по словам других, военные. Они в панике бежали по широкой улице, поворачивали на Новый Арбат в сторону центра города и, громко матерясь, на бегу бросали свои щиты и дубинки. С противоположной стороны улицы до нас доносились их голоса: «Ну их, этих … (начальников. — В.Ч.), к … (такой-то. — В.Ч.) матери! Против народа не попрёшь! Пусть сами разбираются!». Вслед за ними по Садовому кольцу и далее налево по Новому Арбату к осаждённому Дому Советов устремилась людская лавина, прорвавшая оцепление на Крымском мосту.

На пересечении Нового Арбата и Садового кольца собралась толпа. В этом быстро меняющемся, словно в кино, водовороте событий люди были охвачены ожиданием чего-то необычайного. Казалось, вот-вот расколется небо и все увидят нечто такое, что резко изменит их дальнейшую жизнь. Люди ждали, гадая, что же происходит там, в центре событий у Белого Дома, откуда доносился треск автоматных очередей. Потом всё стихло. Через некоторое время подошли возбуждённые свидетели и участники прорыва к Дому Советов и штурма мэрии. Они рассказали, что среди нападавших есть раненые и убитые, что мэрия взята, что по всему зданию бывшего СЭВа искали Лужкова, но поймали только спрятавшегося в подвале какого-то из его замов.

Образование колонны

Вскоре на Новом Арбате со стороны набережной появились армейские грузовики, на приличной скорости поворачивавшие налево в сторону Садово-Кудринской улицы. В кузове одного из них узнали Илью Константинова, пользовавшегося в то время большой популярностью среди сторонников Верховного Совета. Он и защитники Конституции расположись в кузове автомашины словно студенты, собравшиеся в колхоз на уборку картошки. Когда мимо толпы пронесся последний грузовик, раздались голоса: «Наши поехали брать Останкино!». Это прозвучало как сигнал к действию, и скопившийся на пересечении улиц народ вместе с подошедшими участниками прорыва построился в широкую колонну и устремился в сторону Садово-Кудринской улицы. Людей охватила эйфория близкой победы. И только стоявший рядом с нами старик, глядя на безоружных людей, собравшихся брать Останкино, вполголоса мрачно произнёс: «Да-а, там им сейчас дадут…».

О самоорганизации и дисциплине в колонне

О конкретных планах, конечной цели похода участникам колонны, по крайней мере тем, кто был рядом со мной, ничего известно не было. Просто они «шли в Останкино». Подразумевалось, конечно, что шли поддержать руководителей сопротивления узурпаторской власти, которые по телевидению обратятся к народу со словом правды. Как это произойдёт конкретно и будет ли такая возможность — об этом, казалось, никто не думал. По крайней мере разговоров на эту тему среди участников похода я не слышал. Представителей оппозиционных партий или ФНС, которые бы как-то организовывали поход на Останкино, я тоже не видел. Как не видел и заранее подготовленных транспарантов или знамён.

Колонна заняла всю улицу от края до края. Кстати, о «вандализме», «варварстве», «погромах» и тому подобных акциях «озверевшей толпы» в случае «беспощадного и бессмысленного русского бунта», которым так пугают сегодня российского обывателя. Когда проходили мимо американского посольства, молодёжь не удержалась, разбила стёкла стоящих на улице рекламных витрин с информацией о райской жизни за океаном. Это был единственный случай, который я видел, когда таким образом выплеснулся наружу гнев народа к любимой стране российских демократов. Свидетельствую: больше ни одного подобного случая я не могу припомнить. В районе Планетария, когда несколько молодых людей попытались громить палатки лавочников, «психически неустойчивые, жулики и пьяницы» быстро их успокоили. В другой раз в колонну пытались втесаться трое молодчиков с пивными бутылками в руках, и опять же участники «беспощадного и бессмысленного русского бунта» заставили их выбросить бутылки в мусорный ящик. Несмотря на отсутствие каких-либо организаторов похода, самоорганизация и дисциплина в колонне были на высоте.

Шли. Пели «Варяга», «Интернационал», «Широка страна моя родная», «Утро красит …» и другие советские и патриотические песни. А какой радостью и надеждой светились лица этих людей! Словно сбросили со своих плеч морок предательского разгула политических проституток.

При подходе к Триумфальной площади колонну справа обогнали несколько бэтээров под красными флагами, что вызвало всеобщее ликование: «Армия с нами!». Подъезжали автобусы, останавливались. Водители предлагали участникам марша подвезти их к Останкинской башне. Некоторые садились, другие предпочитали идти пешком.

Был и такой эпизод: на пересечении с улицей Горького (теперешняя Тверская) демонстранты остановили пустой рейсовый автобус и пытались заставить водителя везти их в Останкино. Тот категорически отказался это сделать, что, кстати, не повлекло для него каких-либо отрицательных последствий. Один раз мне пришлось отобрать булыжник у одного из участников похода, когда тот приготовился запустить «оружие пролетариата» в хама, направившего свою иномарку прямо на колонну. (О чём я теперь, признаться, немного жалею.)

Кто же шёл

Колонна растянулась. Шли по Большой Садовой, Садово-Триумфальной, Садово-Самотечной, через Сухаревскую площадь, затем налево по проспекту Мира к Останкинскому проезду. Впереди была ясная цель — улица академика Королёва, где стоит ненавистная башня, олицетворяющая Империю Лжи. Кто же шёл? Люмпены? Экстремисты? Боевики? Шли советские, в основном русские люди всех возрастов, профессий и социальных групп. Рядом со мной, например, шагали два бывших белорусских партизана, прорывавшие в этот день оцепление на Крымском мосту. Было заметно, что они сильно устали. Один из них признался: «С утра на ногах. Не ел, не пил. Пить хочется». С благодарностью взял яблоко, очень кстати оказавшееся в хозяйственной сумке моей жены. Помню, как шедший рядом мужчина рассказывал, что сегодня у мэрии случайно встретил сына, находящегося в отряде защитников Верховного Совета. Помню прошедшую почти весь путь до Останкино молодую москвичку-учительницу, подвернувшую ногу на какой-то рытвине. Как же она расстроилась, но не из-за боли в ноге, а из-за того, что больше не может идти с нами дальше. Были в колонне и мелкие предприниматели, и даже люди, чем-то обиженные в своё время Советской властью, вернее, её бюрократами-чиновниками.

Нет, господа антисоветчики, нет, господа интеллигенты-оборотни, нет, бывшие «народные», «просоветские» артисты и писатели, не озверевший сброд шел на Останкино, не «гадина», которую вы так истерично призывали раздавить. Шли честные, смелые, отважные, неравнодушные к судьбе своей страны люди. Те, которых по недоразумению называют «простыми людьми». Те, которым вы, оборотни, в подмётки не годитесь!

Были ли в колонне случайные люди? Так сказать, попутчики. Были, конечно, куда же от них денешься. Но не они делали погоду. Например, где-то на полпути к башне я вдруг услышал за спиной очень знакомый голос. Обернулся. Ба! Старый знакомый! Представитель госпартноменклатуры, большой начальник, любивший на собраниях подчинённого ему коллектива разглагольствовать, что вот он, мол, человек, до мозга костей преданный партии, кристально чистый перед ней, отдающий все свои силы работе на благо Отечества. Я тогда ещё подумал: как странно, что этот демагог из породы особей, готовых служить кому и чему угодно, лишь бы занимать начальственное кресло, просчитывающий каждый свой шаг с учётом карьерных возможностей, вдруг оказался среди людей, борющихся за дело, победа которого сейчас не только не гарантирована, но и весьма проблематична. К тому же подобного рода номенклатурных шишек обычно к «мероприятиям» подвозят на машине, а этот идёт пешком. «Видно, он просто ошибся в своих расчётах», — подумал я. И оказался прав: «кристально чистый» партийный функционер поставил не на ту лошадку: поставил на Хасбулатова, с которым был в хороших личных и служебных отношениях. После поражения сторонников Верховного Совета он быстро сориентировался и оказался среди победителей в тёплом кресле администрации господина Лужкова.

За что и за кого шли

Однажды в уже наступающих предвечерних сумерках в стороне от колонны возник силуэт всадника, направляющегося в противоположную движению колонны сторону. «Руцкой на белом коне в Кремль поехал!» — раздались в колонне насмешливые комментарии. Кстати, об отношении идущих в Останкино людей к «вождям», противостоящим Ельцину. Да, возможно, были среди них и такие, которые относились к Руцкому и Хасбулатову с уважением. Да, был среди скандировавшихся колонной лозунгов и такой — «Руцкой — президент!». Лозунг лозунгом, но народ шёл не «За Родину! За Руцкова!». Народ шёл против насаждавшей в стране капитализм кремлёвской камарильи, он шёл в защиту Советской власти. Основным лозунгом, который гремел над колонной, был лозунг «Советский Союз!». Скандировали также «Вся власть Советам!», «Мафию за решётку!», «Сионизм не пройдёт!», «Единая страна!», «Спекулянтов в тюрьму!», «Банду Ельцина под суд!».

По ходу движения колонны Москва словно вымерла. Ни милиции, ни военных, ни лавочников. Да и зевак не так уж много было. Где-то в районе поворота на проспект Мира из окна верхнего этажа многоэтажного здания в колонну бросили пустую бутылку, которая разлетелась осколками в двух шагах от людей. Несколько человек кинулись, было, в подъезд выявить сволочей, поскольку открытое окно, из которого раздавались пьяные голоса, засекли быстро. Но их остановили: «Не надо, ребята. Вот установим нашу власть, придём сюда, тогда и поговорим!».

Иногда с колонной творилось что-то странное: она вдруг уменьшалась в размерах, словно часть её отсекали и уводили куда-то сторону. Повторяю: никакой организации, никакого плана дальнейших действий у людей не было. Ко мне, например, несколько раз подходили, спрашивая, что делать дальше. На мой недоуменный вопрос «А почему Вы это у меня спрашиваете?», отвечали: «Ну, Вы-то, наверное, знаете, что там дальше должно быть по плану». Позже я узнал, в чём дело: в вечернем сумраке меня принимали за одного из депутатов Верховного Совета. Видимо, я был похож на него ростом, физиономией, а скорее всего — одинаковым с ним плащом.

Конец похода. Бойня

До лживой башни мы не дошли. При подходе к улице академика Королёва увидели, как ночное небо разрезали вспышки трассирующих очередей. «Смотрите, салют!» — закричал кто-то. «Какой там, к чёрту, салют! Стрельба идёт», — возразил другой.

В тяжёлом молчании люди продолжали идти в сторону телебашни. Но, остановленные редким обратным потоком, мы не дошли до неё метров четыреста. Пришедшие ОТТУДА рассказывали: идёт бой, а вернее, бойня, расстрел безоружных людей. Запомнилось, что на улице Королёва стоял какой-то парень, по виду гражданский, но в каске и бронежилете, с омоновской дубинкой в руках. Он уговаривал народ не расходиться, поскольку, по его словам, «к нам на подмогу идут танки из-под Тулы». Мимо нас быстро, почти бегом протопали молодые ребята, тащившие залитого кровью товарища. Вместо носилок они использовали большое бело-жёлто-чёрное имперское знамя.

Прошли ещё немного вперёд. До цели оставалось метров триста пятьдесят, но тут в мой плащ вцепились жена: «Дальше не пойду! Ты с ума сошёл! С авоськой против автоматов!?». Её поддержала шедшая рядом женщина. Мы отошли к берегу пруда. У телецентра то продолжалась, то стихала стрельба. Кругом стояли, всматриваясь в темноту и негромко переговариваясь, люди из колонны. Среди них были и неизвестно как оказавшиеся здесь молодые девчонки, спрашивающие, могут ли долететь до нас пули с места стрельбы, и несколько совсем юных ребят в форме военного училища.

У технического здания телецентра были видны силуэты стоящих там бэтээров. Вдруг они ожили, поползли через улицу к телебашне и открыли по ней огонь. С дальнего конца пруда, с того места, откуда слышалась стрельба, донеслось нечто, похожее на «ура». Но бэтээры вдруг развернулись и стали поливать очередями сторонников Верховного Совета. И снова всё стихло.

Завершение дня

Когда мы, потрясённые происходящим, какие-то опустошённые, подходили дворами к станции метро «ВДНХ», кругом стояла тишина. В окнах соседних домов горел свет, на улицах царило полное спокойствие, словно в километре-двух отсюда ничего не происходит. А всё увиденное нами было похоже на дурной сон.

Потом была бессонная ночь. По ТВ шли лживые сообщения о событиях в районе Белого дома и в Останкино. В торжествующей злобе бесились сторонники Кремля. Утром начались репортажи о расстреле парламента.

В эту ночь и на следующий день в суматохе событий по телеящику показали много такого, что власть сегодня предпочла бы забыть и ни за что не показывать. Например, задержанного снайпера, который вёл огонь с крыши одного из прилегающих к Белому дому зданий. Кто это был, с какой стороны баррикады он стрелял по людям, какова его дальнейшая судьба, до сих пор нет внятного ответа, как и нет ответа на многие другие вопросы, связанные с событиями 3-4 октября 1993 года. Непонятно, например, (или, наоборот, очень понятно) почему на пути следования колонны в Останкино в домах были заблаговременно оборудованы пункты, откуда вели репортажи журналисты CNN.

Эпилог

4-го октября весь день горел Дом Советов. Передавали очередную телебрехню о том, что идут бои в Останкино и у здания ИТАР-ТАСС. О колонне, количестве находящихся в ней человек, их требованиях — ни слова, словно её и не было. А ведь поход многотысячной колонны снимали десятки журналистов и операторов телевидения.

5 октября мы с женой были на Новоарбат-ском мосту. Весь мост запружен народом. К догорающему зданию Верховного Совета никого не пускают. На его фронтоне видны уцелевшие закопченные флаги субъектов федерации. Какая-то западная телекомпания берет интервью у человека из толпы. Рядом побирается бомж. То тут, то там возникают стихийные минимитинги. Преобладающий тон и тема разговоров — осуждение расстрельщиков Верховного Совета. Причём, несмотря на присутствие в толпе милиционеров и стоящих цепью низкорослых солдат, многие говорят громко, не таясь. С моим предположением, что рано или поздно здесь, рядом с расстрелянным Домом Советов, будет стоять памятник его защитникам, соглашаются.

Вот мысли, которые пришли тогда на мосту в мою голову:

— Поход невооружённых людей на Останкино, как часть стихийного народного восстания в сентябре-октябре 1993 года, не был спланированным (оппозицией) заранее. Он был спонтанным. Наивной верой людей в торжество справедливости при мирном предъявлении власти разумных требований он несколько напоминает поход питерских рабочих 9 января 1905 года.

— Поход на Останкино несомненно контролировался президентской стороной.

— Если целью кровавой бани в Останкино было осуществить «торжественную порку» народа, преподать ему урок, запугать и парализовать его волю к дальнейшему сопротивлению, то эта цель достигнута не была. По поведению людей на Новоарбатском мосту 5-го октября 1993 года я понял, что в русском народе идея справедливости сильнее омоновских дубинок и пуль спецназа. (Пора бы, наконец, это понять и власть предержащим.)

Ну а извлечь уроки их тех, ставших уже историей событий я предлагаю самим читателям этой статьи.

В.Ч.

http://svoim.info/201014/?14_6_1

 

Метки: , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s