RSS

Маргот Хонеккер: «Нас отбросили назад в прошлое»

13 Ноя

11 ноября 2015 года в немецкой газете Junge Welt опубликовано эксклюзивное интервью Маргот Хонеккер, вдовы многолетнего руководителя Германской Демократической Республики, генерального секретаря ЦК СЕПГ Эриха Хонеккера.

В 1963-1989 годах Маргот Хонеккер занимала пост министра народного образования ГДР. После аннексии ГДР Маргот и Эрих Хонеккеры в 1991 году выехали в СССР с целью избежать уголовного преследования в ФРГ, но антинародное предательское правительство Б.Ельцына выслало их обратно в Германию, где Эрих Хонеккер тут же оказался в застенках бывшей гестаповской тюрьмы Моабит. С 1992 года Маргот постоянно проживает в столице Чили Сантьяго и долгие годы хранила молчание. И вот в октябре 2015 года одно из самых авторитетных информационных агентств Греции Афинско-Македонское агентство новостей (ANA-MPA) опубликовало интервью Антониса Полихронакиса (Antonis Polychronakis), правда в сильно сокращенном виде (полная версия была доступна лишь подписчикам). А сегодня, 11 ноября 2015 года, произошло знаменательное событие: немецкая газета Junge Welt с разрешения греческих коллег эксклюзивно опубликовала полный текст беседы на немецком языке, перевод которого на русский язык предлагается ниже.

– Как вообще могли произойти события 1989 года? Как восприняли их лично Вы и Ваш муж?

– Если Вы под «событиями 1989 года» понимаете осень того года, а особенно тогдашние процессы в ГДР, которые я называю контрреволюцией, то об этом можно писать книги. И многие из них уже написаны. На этот вопрос нельзя ответить кратко. Разве что так: произошло объективное наложение внешне- и внутриполитических факторов. Форсированная гонка вооружений, подстёгиваемая США времён Рейгана, достигла свой цели – загнанный насмерть Советский Союз не выдержал. Вызванные этим экономические тяготы в СССР привели к тяжелым социальным последствиям в стране, вследствие чего ведущая держава социалистического лагеря была уже не в состоянии решать свои внешне- и внутриполитические задачи. Советский Союз попытался исправить ситуацию с помощью реформ, и поначалу они были задуманы неплохо. Однако вскоре к политическим и экономическим рычагам пришли так называемые реформаторы, которые стали проводить курс, приведший к экономической катастрофе и дестабилизации общества. В конце концов произошла сдача всех советских позиций. Эти изменения встретили одобрение не только на Западе. Также и в некоторых соседних с ГДР социалистических странах действовали «реформаторы», инспирируемые Западом.

В это глобальное противостояние была вовлечена и ГДР – в конце концов она была частью социалистической системы. И ГДР также стояла в 80-е годы перед необходимостью развивать и корректировать свою экономическую политику. Были недостатки в снабжении, дефициты в общественной жизни, которые вели к недовольству. Мы не всегда справлялись со своим домашним заданием – частично из-за того, что не могли, а частично из-за того, что нам мешали.

По-видимому, нам не удалось достаточно убедить людей в преимуществах подлинного общественного прогресса по сравнению с основанным на эксплуатации, угнетении и войнах капиталистическим обществом. Многие надеялись соединить сверкающий мир товаров при капитализме с социальными гарантиями социализма. Но, как не раз повторял Эрих Хонеккер в своих выступлениях, капитализм и социализм можно объединить с таким же успехом, как огонь и воду.

Как мы восприняли это лично? С большой долей озабоченности за будущее тех людей, которые своим трудом создавали эту миролюбивую демократическую страну. Которые прошли тяжкий путь, начатый на руинах устроенной фашистами войны и нацистской идеологии. В личном плане: мой муж после его отставки в октябре со всех его постов был полностью выключен из политической жизни. Я же покинула пост министра народного образования еще до того, как в начале ноября Совет министров ГДР подал в отставку.

– Как Вы объясняете «восстание» граждан ГДР, как его называют на Западе?

– Это не было «восстанием». Были демонстрации, но рабочие продолжали работать на заводах, дети ходили в школу, общественная жизнь продолжалась. Большинство людей, вышедших на улицы осенью 1989 года, выражали свое недовольство, они хотели изменений и улучшений, они хотели лучшей ГДР, они не призывали к ее ликвидации. Этого не требовали даже оппозиционеры. Нельзя отрицать, что среди оппозиционеров, которые собрались в основном под крышей церкви, были и враждебно настроенные силы. Следует констатировать, что Западной Германии удалось играть на недовольстве и в конце концов манипулировать движением за лучшую ГДР. Лозунг «Мы – народ!» («Wir sind das Volk!») превратился в лозунг «Мы один народ!» («Wir sind ein Volk!»), с помощью которого был найден инструмент, позволивший реализовать провозглашенное сразу после создания ГДР намерение «освободить» сограждан на Востоке. Не следует забывать: западные державы совместно с германским капиталом и прислуживающими ему политиками вначале раскололи Германию, а затем благословили создание ФРГ. Это кстати противоречило международно-правовым положениям Потсдамского соглашения четырех держав-победительниц 1945 года, которое требовало создания единой демократической Германии.

Мы, то есть все прогрессивные силы Германии, хотели тогда, чтобы вся Германия стала одним демократическим антифашистским государством. От этой цели мы никогда не отказывались, хотя и не достигли её. Следствием этого было образование ГДР. Вновь окрепший германский империализм боролся против этого всеми средствами, и в 1989 году он увидел свой шанс устранить ГДР – другую Германию. Ему это не удавалось 40 лет. И только когда дружественный нам Советский Союз бросил ГДР на произвол судьбы, империализм восторжествовал.

Спичкой в бочке пороха, зажженной в 1989 году, было усилившееся бегство граждан ГДР в ФРГ. Это бегство подогревалось Западом всеми средствами. Нам не удалось вовремя ввести в силу запланированные упрощенные правила выезда и въезда. Но и до 1989 года граждане ГДР уезжали в ФРГ. Туда переманивали высококвалифицированные кадры. При этом существовали различные мотивы выезда на Запад. Заманчивость потребления и свобода путешествий конечно играли большую роль. Пропаганда ФРГ не уставала утверждать, что покинувшие ГДР «ногами проголосовали бы против социализма». Но начиная с 1990 года туда переехало 3 миллиона восточных немцев, хотя на Востоке теперь существуют такие же социально-политические отношения, что и на Западе. Почему?

В ГДР не лилась кровь, не было гражданской войны, нужды и нищеты, то есть всех тех причин, которые сегодня заставляют бежать в Европу сотни тысяч людей с их родины на Ближнем Востоке или в Африке.

– На Западе это называют «мирной революцией», но как вообще была возможна революция в социалистическом государстве?

– Революция, как я ее понимаю, является глубоким общественным переворотом, направленным на радикальную смену общественных отношений, на освобождение народных масс от угнетения и эксплуатации. Поэтому слом реакционных империалистических отношений в России в 1917 году или создание антифашистского демократического строя после 1945 года в Советской зоне оккупации Германии были революциями. Капитал лишили власти повелевать людьми. А когда, как в данном случае, происходит возврат к старым давно отжившим общественным и производственным отношениям, то следует говорить не о революции, а о КОНТРРЕВОЛЮЦИИ.

Я могу напомнить о том, что социалистическая ГДР была гарантом мира в Европе, она никогда не посылала своих сыновей и дочерей на войну – Федеративная Республика Германия, напротив, участвует в кровопролитных войнах, которые разжигают по всему миру США и НАТО. Французский социалист Жан Жорес (1859-1914 – А.В.) обратил внимание на закономерность: «Капитализм несет в себе войну как туча дождь». И не только это. Капитализм несет в себе также зародыш фашизма. Мы в ГДР искоренили экономические корни фашизма и милитаризма. Запад страны оставался капиталистическим. В 1990 году ГДР был снова навязан тот общественный строй, который в немецкой истории принес столько горя. Нас отбросили назад в наше прошлое. О «революции» тут говорить не приходится.

– Какую роль, по Вашему мнению, сыграл тогда Михаил Горбачёв?

– Несколько лет назад во время одной из лекций в Анкаре Горбачёв заявил, что он пришел в 1985 году к власти, чтобы преодолеть коммунизм. Можно этому верить, можно нет. Фактом остается то, что он своей политикой бездумно разбазарил всё, что путём огромных жертв создавали народы Советского Союза и люди в других социалистических странах. В результате исчезновения Советского Союза мир не изменился к лучшему. Теперь на повестке дня кровавые войны, насилие и террор. История еще вынесет Горбачёву свой приговор – и не в его пользу.

– 9 ноября 1989 года пал антифашистский «защитный вал» – Берлинская стена, как именовали границу на Западе. В этом году отмечалась 25-я годовщина «немецкого единства». Была постройка стены в 1961 году необходимостью, или это было ошибкой?

– Строительство «стены» было необходимостью, иначе была бы война. Ситуация в мире была очень напряженной, США действовали агрессивно. С помощью лжи об «угрозе с Востока» наращивались вооружения. Как раз потерпела поражение агрессия США против Кубы во время высадки в заливе Кочинос. Не решенный после окончания Второй Мировой войны берлинский вопрос раздувался, постоянно происходили провокации. В июле 1961 года Хрущёв и Кеннеди встретились в Вене в ходе переговоров о прекращении испытаний ядерного оружия с целью обсуждения вопроса о заключении мирного договора с Германией и урегулирования статуса Западного Берлина. Дело дошло до конфронтации, взаимоотношения обеих супердержав обострились, начались военные манёвры, опасность войны витала в воздухе. Именно в этой ситуации пришлось закрыть границу.

Это не было произволом со стороны ГДР. Эта граница была результатом Второй Мировой войны, которую развязал германский империализм. Летом 1945 года державы-победительницы установили границы между оккупационными зонами. Тем ни менее после образования сепаратного западногерманского государства – ФРГ (23 мая 1949 года – А.В.) произошел раскол Германии, и демаркационная линия между западными оккупационными зонами и советской оккупационной зоной превратилась в государственную границу.

Она не была простой государственной границей, и уж тем более внутренней немецкой, как всегда утверждалось на Западе. Это была западная граница Варшавского договора – восточного оборонительного союза, и восточная граница НАТО. Это были два самых мощных военных блока в мире, которые вели между собой «холодную» войну.

Граница проходила через Берлин, посреди города, разделенного в 1945 году четырьмя державами-победительницами на четыре сектора. Однако граница в Берлине была открытой. Поэтому Берлин постоянно оказывался в центре опасных разборок между четырьмя державами-победительницами в ущерб берлинцам и в ущерб ГДР.

Политический Консультативный Комитет, руководящий орган государств Варшавского договора, летом 1961 года решил закрыть границу в Берлине и западную государственную границу, поскольку уже нельзя было исключить военного столкновения. Я не думаю, что преграду возможной третьей мировой войне следует называть ошибкой.

Создание четких взаимоотношений на линии разграничения НАТО и Варшавского договора позволило затем перейти к политике разрядки. Она привела к Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, Заключительный Акт которой был подписан в Хельсинки в 1975 году. Его подписала также и ГДР. Это была попытка создать на континенте систему коллективной безопасности. Но как мы видим сегодня, после развала Советского Союза и форсированного Соединенными Штатами расширения НАТО на Восток эта система безопасности была разрушена.

– Где встретили Вы и Ваш муж открытие границы?

– В нашей квартире.

– По Вашему мнению, Гюнтер Шабовски (недавно умерший бывший секретарь ЦК СЕПГ по вопросам печати и информационной политики – А.В.) объявил выезд из ГДР по ошибке, или же об этом Вальтеру Момперу (тогдашнему правящему бургомистру Западного Берлина – А.В.) стало известно, по его собственному признанию, из разговора с обер-бургомистром Восточного Берлина Эрхардом Краком? Было ли это запланировано?

– Я этого не знаю.

– Что Вы скажете о погибших на Берлинской стене?

– Да, на Берлинской стене гибли люди – нарушители и пограничники ГДР. Жаль каждого человека, погибшего насильственной смертью. И одного погибшего при нелегальном переходе границы много. Это было большим горем для семей. Политические руководители, также, как и родственники, видели вину в том, что молодые люди гибли из-за пренебрежения ответственностью за свою собственную жизнь или же, нелегально переходя границу, шли на поводу у заманивающих их на Запад дельцов.

После 1990 года пограничников судили, хотя они действовали в соответствии с законом ГДР. Судили также и ведущих политиков, наказывали их лишением свободы, в том числе партийных и государственных функционеров, которые годами находились в застенках и концентрационных лагерях нацистов за то, что боролись с фашизмом. Их судила западногерманская юстиция, в рядах которой всегда находились фашисты.

– Что было в ГДР хорошо, а что бы Вам как социалистическому правительству стоило бы сделать лучше, чтобы спасти «первое социалистическое государство на немецкой земле»?

– В этом государстве каждый занимал свое место. Все дети могли бесплатно посещать школу, они получали профессиональное образование или учились дальше, каждому после окончания учебы было гарантировано рабочее место. Труд был больше, нежели просто способ заработать деньги. Мужчины и женщины получали одинаковую плату за одинаковую работу или результат. Равноправие женщин было не просто на бумаге. Забота о малолетних и пожилых была законом. Здравоохранение было бесплатным, культурные мероприятия и развлечения могли оплачиваться. Само собой, была социальная безопасность. У нас не было нищих или бездомных. Было солидарное единство, люди чувствовали себя ответственными не только за самих себя, они выступали в различных демократических организациях на основе общности интересов.

ГДР не была раем, были и недостатки, которые накладывали трудности в повседневной жизни, недостатки в снабжении, недостатки политических будней. На различных уровнях иногда принимались решения без участия людей, которых эти решения касались. Но по сравнению с условиями, царящими сегодня в большинстве капиталистических стран, у нас были почти райские отношения. Это понимает всё большее число людей, которые жили в ГДР. Но за 25 лет выросло поколение, которое не знало ГДР при жизни, потому что оно слишком молодое. Именно на него нацелена пропаганда ФРГ: на забвение. И чем дальше история ГДР, тем больше лжи, распространяемой о ней.

Возвращаясь еще раз к Вашему вопросу. Нам следовало сделать лучше многое, прежде всего нам нужно было открыто обсуждать с людьми наболевшие вопросы, обострившуюся обстановку, вовлекать их в решение проблем. Но смогли ли бы мы спасти ГДР при сложившихся тогда обстоятельствах – сомневаюсь.

– Много говорится о госбезопасности «Штази». Как Вы объясняете ее существование в государстве рабочих и крестьян?

– Сразу скажу – она была необходима. Первое государство рабочих и крестьян на немецкой земле было для капиталистов как бельмо в глазу, они боролись против него всеми средствами. С первых дней ГДР подвергалась нападениям. В повестке дня были саботаж, засылка шпионов, которые не останавливались перед терактами. В Западном Берлине находились разведки со всего света. С расположенной там искусственной возвышенности Тойфельсберг американцы прослушивали на сотни километров вглубь восточной территории.

У ГДР была внешняя разведка и контрразведка под крышей Министерства государственной безопасности. Это была законная легальная организация, какие существуют в любом государстве на земле. Но после 1990 года из министерства государственной безопасности («Штази») сделали монстра, преследующего инакомыслящих, нагромоздили горы лжи, сочинили книги, сняли фильмы, создали музеи, чтобы распространять выдумки об ужасах и терроре, которым будто бы занималось «Штази».

Постепенно люди начинают понимать, что слежка и прослушивание спецслужбами сегодня происходят намного интенсивнее и в больших масштабах, нежели это могла себе позволить небольшая ГДР. Пока ГДР приходилось защищаться от происков враждебных сил, госбезопасность была необходимостью. «Штази» больше не нужно, поскольку нет ГДР. Я имею ввиду, что в настоящее время спецслужбы и без того не только опаснее, чем тогда, но и их слишком много. Их нужно стереть с лица Земли.

– Вам персонально вменяют в вину, что Вы в качестве министра образования ввели начальную военную подготовку, чем способствовали милитаризации школ в ГДР. Так это?

– Меня удивляет, что меня не упрекают в том, что я внесла решающий вклад в создание системы образования, в которой все дети от 3 до 6 лет посещают дошкольные учреждения и далее идут в школу, где они воспитываются высокопрофессиональными педагогами в духе гуманизма, мира и уважения к другим народам. И каким образом могли несколько часов, отведенных на начальную военную подготовку, милитаризировать всю систему образования?

Введение этих часов явилось результатом согласованной позиции на уровне ответственных министров, включая меня, что было бы целесообразно давать некоторые элементарные сведения еще в старших классах, до срочной службы, которая согласно Закону ГДР о всеобщей воинской повинности составляла для всех юношей 18 месяцев. Возможно, что это была не самая лучшая наша идея, однако задним числом все умные.

– Остаетесь ли Вы и сегодня верной марксизму-ленинизму, называете ли себя по-прежнему коммунисткой, и, если да, почему?

– Я не только так себя называю – я и есть коммунистка. Верность здесь видимо не совсем подходящее слово. В случае марксизма-ленинизма речь идет о мировоззрении, позволяющем овладеть методом познания мира, по каким законам он движется, чтобы уметь ориентироваться в этом мире. Одни верят в божественную волю, другие в предначертанную судьбу. Мы коммунисты являемся материалистами, следуем научному мировоззрению, которое исходит из того, что общество и всё, что в нем происходит, является делом рук человеческих. Эксплуатация и угнетение не являются ни божьим промыслом, ни предначертанным злом, перед которым следует смириться. Но за человеческую справедливую мирную жизнь нужно бороться, и это сегодня насущнее, чем когда-либо. Необходимо воспрепятствовать тому, чтобы народы гибли от войн, голода и болезней, а природные ресурсы, составляющие основу человеческой жизни, потреблялись и уничтожались в результате капиталистической, ориентированной исключительно на прибыль хищнической разработки. Если человечество хочет иметь будущее, необходимо уничтожить власть банков и концернов. Но добровольно свою власть они не отдадут.

– Поддерживаете ли Вы еще контакты с Вашими бывшими товарищами, например, из Германской компартии (DKP), Коммунистической партии Греции (KKE), или какими-то другими?

– Наиболее тесно я связана с Германской коммунистической партией (DKP) и KPD, а также с товарищами из Левой партии (Die Linke). У меня много связей с гражданами ФРГ, с людьми, которых я лично никогда не знала, но которые мне сегодня пишут. Некоторые навещают меня здесь, в Сантьяго. Благодаря интернету у меня есть связи во всех частях света, и я могу узнавать обо всем, что происходит в мире. Жить в Южной Америке по ту сторону Анд не значит жить на Луне.

– Как Вы относитесь к нынешним процессам в Европе и особенно в Греции, как оцениваете экономическую – ключевое слово: «жесткая экономия» – и политическую – ключевое слово: СИРИЗА у власти – ситуацию?

– Упрек: СИРИЗА хотя и вошла в правительство, причем повторно, но власти у нее нет. Власть в Греции по-прежнему находится в руках внутреннего и все больше иностранного капитала.

Сегодняшняя Европа расколота между верхами и низами, между богатством и бедностью, между бедными и богатыми странами. Конкурентная борьба сильных держав за прибыли и господство растет. Нынешняя Европа с самого начала является проектом монополистического капитала, империалистическая конструкция для упрочнения его власти. Уже в договоре о Европейском Союзе заложена политика свертывания демократических и социальных институтов, политика диктуется интересами транснациональных концернов. Сильные страны оттесняют бедные на край пропасти. Среди левых существует представление, что нынешнюю Европу можно реформировать. Но шантаж Греции со стороны европейских властей видимо показал, что это только иллюзия. Грекам рекомендовали провести навязанную им приватизацию по образцу приватизации хозяйства ГДР с помощью попечительского ведомства по управлению государственной собственностью в новых землях под контролем Федерального министерства финансов (результаты деятельности этого ведомства в новых землях Германии привели к деиндустриализации земель, входивших ранее в ГДР, сокращению занятости в промышленном и сельскохозяйственном секторах – А.В.). В ГДР этот инструмент причинил много бедствий. Были остановлены заводы и фабрики, а прибыльные предприятия были возвращены тем концернам, у которых они были отобраны после войны на основании референдума и переданы в народную собственность. Последствием явилась гигантская деиндустриализация ГДР. За одну ночь сотни тысяч лишились рабочих мест. ГДР, восточным землям капитализм был просто навязан. Теперь и в Западной Германии у рабочих начали отбирать завоеванные ими права, потому что исчезло социалистическое окружение.

С озабоченностью я вижу, как постоянно растет диктатура монополий и германский империализм становится гегемоном на континенте. Он уже дважды пытался достигнуть этой цели силой оружия, и оба раза потерпел поражение в 1918 и 1945 году. Но он так и не отказался от своего стремления к мировому господству, и всегда был, есть и будет готов ради этого пуститься в военные авантюры.

Я с симпатией слежу за деятельностью СИРИЗА, поскольку я симпатизирую любым выступлениям против диктатуры монополий, каждому движению, которое с помощью демократических правил игры пытается ограничить этот капитализм.

Но мы должны быть реалистами. Интернационалу сильных мира сего пока еще не противостоит сильная власть эксплуатируемых и угнетенных. У всех попыток левых действий в европейских странах пока еще недостает левой антимонополистической последовательности, еще не хватает международной солидарности и объединений.

В Греции империализм нанес сильный удар и разбил иллюзии, что нынешняя Европа может быть реформируема. Таким путем новой Европы не возникнет.

– Остается социализм альтернативой вообще и особенно в Европе?

– А что же еще?! Если человечество не хочет погрузиться в варварство, существует только эта альтернатива.

– А чем Вы сегодня собственно живете? Ведь Вы проиграли суд против Федеративной Республики Германия из-за Вашей конфискованной собственности.

– «Конфискованная собственность» звучит слишком громко. Речь шла о наших сбережениях, которые мы – как все граждане ГДР – имели в сберегательной кассе. Вы вероятно знаете, что гражданам ГДР пенсия была урезана, эта несправедливость сохраняется и сегодня. Я получаю обычную пенсию по старости, так как и на меня распространяются законодательные нормы как и на всех граждан ФРГ.

– С каким посланием Вы бы обратились к греческому населению, измученному жесткими мерами так называемых властей?

– С чувством солидарности, глубокой симпатии и уважения думаю я о живущих там людях. С Грецией меня связывают некоторые теплые воспоминания, хотя я там никогда не была. Когда я слышу слово Греция, я вспоминаю о Манолисе Глезосе, который сорвал знамя со свастикой с Акрополя, когда я в Германии боролась против того же фашистского врага. Я вспоминаю греков, получивших убежище в ГДР, прежде всего греческих детей, нашедших у нас свою вторую родину в 1967 году, когда вследствие фашистского путча власть в стране захватили «черные полковники». Я вспоминаю Микиса Теодоракиса, которому тогда посылали в тюрьму письма солидарности сотни тысяч детей из ГДР. Его музыка, его исполнение «Canto General» чилийского поэта Пабло Неруда, прозвучавшее в ГДР и повествующее о борьбе с колониализмом, глубоко тронуло и меня.

Греция прошла за свою историю через многие тяжелые испытания. Я думаю, она выдержит и это. У нас говорят: кто борется, может проиграть – а кто не борется, уже проиграл. А греки умеют бороться за свои права и за свою родину, что они уже многократно доказывали за свою историю. С ними солидарность многочисленных друзей во всем мире.

Перевод с немецкого: к.т.н., дипл.-перев. Андрей Ведяев

 

Метки: ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s