RSS

Секретарь ЦК #ОКП рад тому, что #полиция схватила его бывших товарищей по партии #коммунисты #жесть

19 Ноя

Подобрать для сообщения приличные слова довольно трудно (и есть большие сомнения насчёт того, надо ли), — но я, тем не менее, попробую. В общем, у секретаря ЦК остатков Объединенной Коммунистической партии по информационной политике Баранова А.Ю. оказался свой взгляд на задержание активистов РРП (ещё недавно состоявших с Барановым в одной партии) на митинге «в защиту Трансаэро».

И сегодня означенный Баранов А.Ю. решил поделиться означенным своим взглядом с общественностью, из-за чего на редактируемом им Интернет-ресурсе «ФОРУМ.мск» появилась статья: «Почему рабочие сдают «рабочих активистов» полиции?». Пересказывать написанное там своими словами смысла нет, поэтому, — простите, товарищ Читатель, — длинная цитата:

«15 ноября 2015 года в Москве на Площади Яузских Ворот прошёл митинг сотрудников «Трансаэро». Во время митинга были задержаны активисты т.н. «Революционной рабочей партии» — Лев Тунев, Артём Рыжков и Тимофей Мохов. Отметим — никакого отношения к работникам «Трансаэро» не имеющие, да и вообще в своей жизни еще ни разу нигде не работавшие…

Причем задержаны активисты были… по требованию организаторов митинга, то есть самих работников «Трансаэро». Они сначала потребовали от «революционных партийцев» удалиться, а когда те продолжили раздавать листовки, вызвали полицию.

В ОВД Таганский революционеров продержали около 2-х часов, на них были составлены протоколы по части 5 статьи 20.2 КоАП (нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка его проведения) и отпущены с миром.

Интересно получается — «революционная рабочая партия» мужественно защищает интересы трудящихся, а трудящиеся их даже рядом с собой видеть не желают.

Тут вариантов ровно два — или это «неправильные рабочие», или «революционеры» слишком напоминают полицейских провокаторов. Во всяком случае, трудящиеся поспешили избавиться от таких помощников в деле освобождения рабочего класса…»

В общем, секретарь ЦК остатков ОКП по информационной работе, не особо этого скрывая, радуется тому, что его бывших товарищей по партии сдали в полицию. При этом, активистам РРП ставится в вину, что они «никакого отношения к работникам «Трансаэро» не имеют» (Баранов тоже не имеет к работникам «Трансаэро» никакого отношения, — и далее я постараюсь показать, до какой степени не имеет, — поэтому мог бы и помолчать) и «вообще в своей жизни еще ни разу нигде не работали» (учитывая, что речь идёт о студентах, ничего удивительного нет… но в остатках ОКП, видимо, образованной молодёжи не рады, как и молодёжи вообще).

Причин, по которым рабочие, — допустим, что именно рабочие, а не «менеджеры среднего звена» или ещё кто-то, — сдают коммунистов полиции, может быть множество. Например, верноподданнические настроения (они имели некоторое распространение в пролетарской среде сто лет назад, имеют и сейчас), или стойкая «аллергия» на коммунистическую пропаганду (благодаря ублюдкам из «старшего поколения коммунистов», — до сих пор имеющим наглость разглагольствовать про «шахтеров, разваливших СССР», — такая аллергическая реакция тоже имеет в среде российских пролетариев некоторое распространение)… но Баранову, секретарю ЦК ОКП и, по совместительству, большому знатоку российского рабочего движения, видятся только две: «…или это «неправильные рабочие», или «революционеры» слишком напоминают полицейских провокаторов», — и он явно склоняется (и склоняет своих читателей) ко второму варианту объяснения. Тут-то и начинается самое интересное.

Снова цитирую Баранова А.Ю., секретаря ЦК ОКП по информационной политике:

«»Трансаэро» — это не какой-нибудь мухосранский завод скобяных изделий, там в основном трудятся высоковалифицированные кадры с уровнем оплаты, который не уступает таковому в аналогичных западных компаниях. Это не работяги в замасленных спецовках, а в основном специалисты с высшим и «сверх того» уровнем образования. И свои права, и свои интересы они осознают более, чем отчетливо, и ликбеза со стороны никогда не работавших студентов им, в общем, не требуется.

А вот когда рядом с серьезной протестной акцией крутятся разные бомжеватого вида граждане — это как раз широко известная еще с 90-х годов тактика дискредитации левого и вообще гражданского протеста. Ведь почему-то именно «бомжеватые» попадают в кадры фото и видео… А потом обыватель видит такую харю на обложке каких-нибудь «Известий» и спрашивает себя: «Так что, в этом «Трансаэро» вот такие самолетами управляют, вот такие готовят их к полетам? Ну так правильно, что прикрыли лавочку и разогнали такой «персонал»! Мало нам «Когалымавиа»?!»»

В высших учебных заведениях не учат отстаивать свои трудовые права, — это справедливо как для (к сожалению) советских вузов, так и, тем более, для вузов буржуазных… впрочем, это так, к слову; написал «великий журналист» (и, по совместительству, секретарь ЦК партии, почему-то именующей себя «коммунистической») глупость, — и написал (в первый раз, что ли?). Куда любопытнее та классовая позиция, которую секретарь ЦК остатков ОКП по информационной работе выразил очень чётко: работяги в замасленных спецовках и бомжеватого вида граждане, ему несимпатичны… то ли дело «высоковалифицированные кадры с уровнем оплаты, который не уступает таковому в аналогичных западных компаниях (…) специалисты с высшим и «сверх того» уровнем образования»! Пролетарии, в общем, несимпатичны секретарю ЦК остатков ОКП по информационной работе, — зато ему симпатична рабочая аристократия.

Теперь и этот пассаж из ещё одной статьи Баранова А.Ю. «про РРП»: «громкие ярлыки, бывшие смешными уже полвека назад — «конченные оппортунисты», «социал-предательство»». Казалось бы, что тут смешного… да и активисты остатков ОКП нередко употребляли громкие ярлыки, когда речь шла о Партии Зюганова… но известно, что именно рабочая аристократия является социальной базой оппортунизма: «Понятно, что из такой гигантской сверхприбыли (ибо она получается сверх той прибыли, которую капиталисты выжимают из рабочих «своей» страны) можно подкупать рабочих вождей и верхнюю прослойку рабочей аристократии. Ее и подкупают капиталисты «передовых» стран — подкупают тысячами способов, прямых и косвенных, открытых и прикрытых. Этот слой обуржуазившихся рабочих или «рабочей аристократии», вполне мещанских по образу жизни, по размерам заработков, по всему своему миросозерцанию, есть главная опора II Интернационала, а в наши дни главная социальная (не военная) опора буржуазии. Ибо это настоящие агенты буржуазии в рабочем движении, рабочие приказчики класса капиталистов (labor lieutenants of the capitalist class), настоящие проводники реформизма и шовинизма. В гражданской войне пролетариата с буржуазией они неизбежно становятся, в немалом числе, на сторону буржуазии, на сторону «версальцев» против «коммунаров». Не поняв экономических корней этого явления, не оценив его политического и общественного значения, нельзя сделать ни шага в области решения практических задач коммунистического движения и грядущей социальной революции» (Ленин В.И., ПСС, т. 27, с. 307 — 308). И если Баранов А.Ю. стоит на стороне рабочей аристократии, — то вполне естественно, что научную оценку практики политических представителей этого слоя он пытается представить «смешной» и нелепой.

Быть может, к рабочей аристократии относились все работники «Трансаэро» поголовно? Нет. В то время, пока некоторые из них, в самом деле, работали «с уровнем оплаты, который не уступает таковому в аналогичных западных компаниях», — другие… месяцами не получали зарплату вообще: «В мае нынешнего года профсоюз авиакомпании «Трансаэро» пожаловался в трудовую инспекцию и транспортную прокуратуру на грубое и неоднократное нарушение сроков выплат заработной платы», — а руководство компании, тем временем, как уже рассказывалось, фокусничало со «специальной оценкой условий труда» и пыталось вообще «не замечать» профсоюзных активистов.

В общем, были, были в «Трансаэро» люди, у которых имелись проблемы, роднившие их с «работягами в замасленных спецовках», трудящимися на «мухосранском заводе скобяных изделий», — общие проблемы всех российских пролетариев. Другое дело, — в рассуждениях Баранова вполне может быть разумное зерно, — у этих пролетариев нет особых причин, чтобы митинговать за сохранение своих «специально недооцененных» рабочих мест. Зато причины стоять насмерть именно за те рабочие места, которые были, есть у рабочей аристократии, интересы которой столь доходчиво выразил секретарь ЦК остатков ОКП по информационной политике. С чем я могу только поздравить коммунистов, всё ещё, по непонятным причинам, остающихся в рядах означенных остатков партии.

Говорить о том, что если президиум ЦК остатков ОКП в ближайшее время не отмежуется от сегодняшнего выступления Баранова, позицию, в нём изложенную, можно будет считать официальной позицией остатков ОКП как партийной организации, — говорить, думаю, излишне. Как и о том, что будет следовать из такой партийной позиции остатков ОКП, какого отношения к себе будут заслуживать эти остатки партии.

 

Метки: , , , , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s