RSS

«Адвокаты не только предали меня, но и стали соучастниками преступления»

24 Ноя

23 ноября я отнесла на имя Президента Адвокатской палаты г. Москвы И.А. Полякова заявление от Ю.И. Мухина о привлечении к дисциплинарной ответственности адвокатов Лосеву М.М и В.В. Бабенко. В заявлении Ю.И. пишет:

«Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 8 февраля 2007 г. № 251-О-П: «…реализация права пользоваться помощью адвоката (защитника) на той или иной стадии уголовного судопроизводства не может быть поставлена в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело».

Необходимое пояснение.

Я являюсь автором вопроса референдума и вместе с товарищами — организатором инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР ЗОВ), которая формируется в соответствии с требованиями пунктом 2 статьи 15 Федерального конституционного закона от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации». Вопрос планируемого референдума – принятие поправок к Конституции и закона «Об оценке деятельности Президента и членов Федерального собрания Российской Федерации народом России».

В настоящее время я с товарищами арестован, и именно организацию референдума следствие с прокурорами и судьями судами ставят нам в вину, что легко можно увидеть, скажем, из прилагаемого постановления следователя о возбуждении уголовного дела.

Как видите, статья УК РФ (ч.1 ст.282.2), которую нам вменяют, уже своей диспозицией устанавливает: «1. Организация деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности».

Сама по себе организационная деятельность не преступление, и чтобы она была преступлением, организация обязательно должна заниматься каким-либо видом экстремисткой деятельности. Снова посмотрите в постановление следователя о возбуждении уголовного дела, чтобы убедиться – ни в нём, а на сегодня и ни в едином постановлении судов по нашему делу, ещё не придумано, каким видом экстремистской деятельности, указанной в статье 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности», мы занимались. Нас уже же арестовали, а судьи и следователь до сих пор ещё не придумали, за что!

Во-вторых, никакой суд не признавал Инициативную группу по проведению референдума «За ответственную власть» экстремисткой организацией и не прекращал её деятельность.

Следствие в тупике и просто тянет дело в расчёте неизвестно на что. Заказывает экспертизы по выяснению у лингвистов и психологов сходства в идеологиях, даже не пытаясь ответить на вопрос – а как идеология относится к лингвистике и психологии и способны ли лингвисты и психологи на подобны вопросы отвечать?

Мои товарищи четвёртый месяц сидят в СИЗО, меня мой защитник — адвокат Чернышев — оттуда вытащил на домашний арест через три недели. Но Чернышев с самого начал подал жалобы указывающие на это следственно-судебный беспредел – указал на отсутствие в нашей деятельности экстремистских деяний и отсутствие судебного решения о запрете деятельности ИГПР ЗОВ.

В результате 3 августа следователь Талаева, даже не пытаясь соблюсти процедуру отвода, сама заявила Чернышеву отвод, и сама удовлетворила свое постановление об его отводе. Суды, не смотря на протесты нас, подзащитных Чернышева, этот «отвод» признали «законным», откровенно плюнув на дух и букву УПК РФ.

Что получилось? Согласно части 2 статьи 62 УПК РФ, следователь, имея права разрешать отвод, не обладает правом инициировать его, поскольку это будет попранием части 2 статьи 15 УПК РФ: «Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо». Согласно части 7 статьи 49 УПК РФ«Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого». И этот пункт не дописан словами: «за исключением случаев, когда его отводит следователь». Согласно статье 50 УПК РФ, которая определяет приглашение, назначение и замену защитника, а также оплату его труда, адвоката выбирает себе только обвиняемый – это его исключительное право. А пригласить и заплатить адвокату из бюджета можно только в двух случаях — если обвиняемый не имеет денег на наём адвоката или если приглашённый обвиняемым адвокат не появляется течение указанного в законе времени. Всё! Ни о какой трате денег из бюджета для обеспечения беззакония следователя и малограмотности судей, в статье 50 речи нет. Приглашать и оплачивать обвиняемому адвоката тогда, когда он сам заключил соглашение и имеет адвоката, это совершать преступление, предусмотренное статьёй 285.1 УК РФ «Нецелевое расходование бюджетных средств».

Я, по сути, не сопротивляюсь беззаконию следователя и судей. Они же не требовали от меня разорвать соглашение с моим адвокатом Чернышевым, вот я и не разрываю его. Они требуют, чтобы я заключил соглашение с другим адвокатом – я не против. Но когда я попросил у судьи Хамовнического суда Похилько и следователя Талаевой денег для заключения соглашения с ещё одним адвокатом, то они в деньгах мне отказали. А я не вижу необходимости, заплатив Чернышеву, платить ещё кому-то адвокату своими деньгами. Не допускать ко мне адвоката, с которым у меня заключено соглашение, — это каприз следователя и судей, вот пусть они и платят, а не разбазаривают бюджет.

Кстати, следователь Талаева прекрасно осознает, что она совершает преступление, предусмотренное статьей 285.1 УК РФ, поскольку, отказывая мне в отводе привлеченного за счет бюджета адвоката, она не пишет в постановлении правду: «Учитывая, что я не допускаю оказывать Мухину помощь его защитнику по соглашению…». Нет, она цинично лжёт: «Учитывая, что у Ю.И. Мухина отсутствует защитник по соглашению…». Защитник по соглашению у меня есть – он никуда не делся, поскольку, напоминаю, статья 50 УПК РФ не запрещает мне заключать соглашение с адвокатом, которому следователь на своё имя заявил отвод и сам же удовлетворил собственное заявление. Да и я не собираюсь разрывать отношения с честным адвокатом, который оказывает мне юридическую помощь с 2009 года.

Талаева в постановлении об отказе отвести адвоката Бабенко пишет: «Адвокат Чернышев А.С. 03.08.2015 отведен от дальнейшей защиты Мухина Ю.И., Соколова А.А., Парфенова В.Н., в связи с тем, что уголовные дела, возбужденные в отношении указанных лиц, 03.08.2015 соединены в одном производстве». Заметьте, какие основания придумывают следователи для устранения неугодного защитника, и с чем соглашаются нынешние судьи – соединение дел в одно производство. Однако, как вы понимаете, есть иная причина устранения Чернышева из дела. На следственном действии 17 ноября 2015 года следователь Талаева цинично заявила, что она оставила бы мне Чернышева, если бы я пошел на договор с нею. То есть, прямо показала, что отвод адвоката явился средством моего устрашения и показа могущества следователя, способного совершать безнаказанные преступления.

Добавлю, что следователь Талаева дала указание УФСИН запретить Чернышеву встречи со мною, таким образом, я лишен юридической помощи не только в рамках уголовного дела, но и в рамках дел по статье 125 УПК РФ, и в гражданском судопроизводстве – начисто!

Предмет данной жалобы

Чтобы придать законность своим следственным действиям, Талаева (с задачей ОБОЗНАЧАТЬ моего защитника) привлекает адвокатов с оплатой их из бюджета.Решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 27.09.2013 (протокол №1): «…адвокат не вправе по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда принимать поручение на защиту лиц против их воли, если интересы этих лиц в уголовном судопроизводстве защищают адвокаты на основании заключенных соглашений. Нарушение этого положения рассматривать в качестве дисциплинарного проступка, влекущего дисциплинарную ответственность вплоть до прекращения статуса адвоката».

Для явившегося по вызову Талаевой адвоката, даже без вникания в суть дела, становится понятным, что:

— обвиняемый имеет адвоката по соглашению;

— следователь не допускает оказание обвиняемому помощи адвокатом по соглашению;

— обвиняемый не соглашается менять адвоката, а его адвокат может прибыть на следственное действие в срок;

— предусмотренных статьёй 50 УПК РФ оснований получать гонорар из бюджета, у адвоката нет.

И, не смотря на решение Федеральной палаты адвокатов, адвокаты, приглашенные следователем, поступили следующим образом:

Адвокат Лосева М.М.

14 сентября 2015 года, во время перепредъявления мне обвинения, следователь Талаева в качестве моего «защитника» привлекла адвоката Лосеву М.М.. И Лосева тут же начала преследовать не мои интересы, а интересы следствия, что легко доказывается следующим.

1. Когда я потребовал от Лосевой подтвердить следователю, что отстранение моего адвоката А.С. Чернышева незаконно, Лосева начала мне в глаза лгать, что так, якобы, требует закон. Но когда я предложил ей показать в УПК, где этот закон, она, уличенная во лжи, начала нагло требовать от меня, чтобы я сам изучил УПК.

2. Зная, что я не признаю себя виновным, и даже не пытаясь ознакомиться с делом, Лосева начала запугивать меня, что если я не буду соглашаться со следователем Талаевой, то будущий суд назначит мне большой срок. То есть, цинично нарушила часть 4.3 статьи 6 закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» запрещающую адвокату: «занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя».

3. Даже не пытаясь ознакомиться с делом, не задав мне по делу ни единого вопроса и не дав мне по делу ни единого совета, то есть, даже не пытаясь мне помогать, Лосева помогла следствию представить недопустимые следственные действия допустимыми, подписав их, как, якобы, мой защитник.

Адвокат Шехматов Л.М.

17 ноября 2015 года, на ознакомление меня с постановлениями следователя о назначении экспертизы, следователем был приглашен адвокат Шехматов Л.М.. Я объяснил ему ситуацию и он понял, что у меня есть адвокат по соглашению, которого не допускают к оказанию мне юридической помощи. Но затем они со следователем долго совещались в коридоре и Шехматов, как будто, дал согласие следователю обозначить моего защитника. Я написал ему отвод, следователь вынесла постановление об отказе мне в моём ходатайстве об отводе, начали подписывать протокол и адвокат Шехматов Л.М. встал, попрощался и ушел, ничего не подписав. Следователь изъяла у меня постановление об отказе удовлетворить моё ходатайство об отводе, и написала новое – об удовлетворении моего ходатайства об отводе адвокату Шехматову Л.М..

Адвокат Бабенко В.В.

19 ноября 2015 года следователь Талаева пригласила на неудавшееся 17 ноября следственное действие адвоката Бабенко В.В.. Я ему сообщил, что у меня есть адвокат по соглашению. Я заявил Бабенко отвод по тем же основаниям, что Шехматову, но в данном случае Талаева моё ходатайство не удовлетворила. Я прямо указал в заявлении об отводе Бабенко, что он, участвуя в деле, преследует не мои интересы, а интересы обвинения. Мало этого, я ознакомил Бабенко с Заключением квалификационной комиссии Адвокатской палаты города Москвы по дисциплинарному производству в отношении адвоката М. от 14 октября 2015 года. Я даже дал ему копию этого заключения, в котором для аналогичного случая устанавливается поведение честного адвоката: «подача письменного ходатайства о рассмотрении ходатайства обвиняемого; заявление о невозможности продолжать участвовать в процессуальном действии; оставления места производства следственного действия; обжалование действия (бездействия) следователя; сообщение о случившемся в Адвокатскую палату города Москвы». Однако Бабенко В.В. предпочёл исполнить указания не Адвокатских палат, а следователя, и в результате помог следствию представить недопустимые следственные действия допустимыми, подписав протоколы как, якобы, мой защитник.

***

В итоге. Я не знаю, чем руководствовались адвокаты Лосева и Бабенко, возможно, алчностью, возможно следователь что-то о них знает и шантажирует их. В любом случае, адвокаты Лосева М.М. и Бабенко В.В. не только предали меня — пусть и временно, но их подзащитного, — но и стали соучастниками преступления, предусмотренного статьёй 285.1 УК РФ.

В связи с этим прошу Адвокатскую палату:

— лишить Лосеву М.М. и Бабенко В.В. статуса адвоката;

— уведомить Следственный комитет, что подписи адвокатов Лосевой и Бабенко под протоколами следственных действий, составленных следователем Талаевой, не могут считаться подписями моих защитников;

— обратить внимание Следственного комитета на признаки преступления, предусмотренного статьей 285.1 в действиях следователя Талаевой и адвокатов Лосевой и Бабенко.

В связи с тем, что я до сих пор лишен квалифицированной юридической помощи, прошу ускорить рассмотрение моего заявления».

Заявление было зарегистрировано в Адвокатской палате Москвы за номером 4361. Посмотрим, как прореагирует Палата на такое вызывающе-беззаконное отношение следователя и судов к защитникам обвиняемых и на практически штрейкбрехерское поведение указанных адвокатов в деле моего мужа.

Реклама
 

Метки: , , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s