RSS

Архив за день: 2016/01/13

«ЕДИНАЯ РОССИЯ» – ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ БЕЗ СТЫДА И СОВЕСТИ



Пензенские единороссы посредством своего сайта оповестили массы, что в наступившем году будут отмечать пятнадцатилетний юбилей своей партии. Когда Владимир Путин решил создать эту партию, каждый здравомыслящий человек в стране понял, что возвращается та же КПСС, только в ином исполнении, но со всем негативом в жизнь народа, от которого избавились, было, вместе с подавлением путча в 1991 году. И именно поэтому в эту партию ринулись наперегонки бывшие замполиты, райкомовские и обкомовские функционеры, и именно поэтому в неё не пошли те, кто посчитал быть в такой компании ниже своего человеческого достоинства…

Разумеется, единороссы вкратце очень красиво похвалили себя любимых, как же без этого. Было заявлено, что «Единая Россия» остаётся ведущей политической силой страны во многом благодаря способности соответствовать возрастающим требованиям некого общества к партийной власти. И что региональное отделение партии на протяжении всех этих лет работало на развитие области. А ещё они стараются, «чтобы все системные политические силы взаимодействовали между собой, были солидарны по поводу общенациональных ценностей. Без этого сложно сохранить стабильную общественно-политическую ситуацию в регионе, без которой, в свою очередь, невозможно развивать экономику региона». И что высокий результат «Единой России» на последних выборах в сентябре этого года подтвердил то, что люди им верят и именно с этой партией они связывают будущее Пензенской области…

Итак, сами-то верят в то, что сказали на своём сайте? Закрытые производства, школы, больницы, умирающие сёла – это и есть развитие области, на которое работали пензенские единороссы? Это пенсионеры партийный сайт не читают, ибо в интернете не сильны, иначе они ответили бы в характерных выражениях! Автору довелось недавно на своей шкуре испытать все «прелести» оптимизированной единороссами медицины – идите, господа единороссы, в коридоры 4-й больницы и зачитайте лежащим и сидящим там людям свою восхитительную статью вслух… Скажите это гражданам, стоящим по полгода в очереди на самые пустяковые операции, правда, всем и не получится, ибо иные уже не дождались своей очереди… Поведайте это нищим бюджетникам, согнав их в очередной раз на какой-нибудь шабаш для ликования в свой адрес. И почитайте свою предвыборную программу от прошлых госдумовских выборов, чего там вы обещали – авось, и повремените с юбилейными торжествами, дабы народ не злить до конца…

Насчёт того, чтобы «все системные политические силы взаимодействовали между собой, были солидарны по поводу общенациональных ценностей». Это единороссам удалось, как показали последние губернаторские выборы. Все эти «системные политические силы», вместо того, чтобы воспользоваться тупиковой ситуацией, созданной самими единороссами (муниципальный фильтр, предусмотренный законом о выборах губернаторов), и вполне законно не участвовать в избирательном процессе, тем самым спокойно и законно поставить вопрос о легитимности власти, они пошли у единороссов на поводу, сыграв по их правилам, получив подачку в виде голосов мундепов… Тем самым эти «системные политические силы» сохранили у власти «Единую Россию», доказав народу, что единороссы, зюгановцы, жириновцы и прочие «системные» – одна шайка.

Про любовь народную к этой партии позвольте не поверить. То, что про воров-однопартийцев, сколько их за 15 лет было, не упомянули, понять можно – к юбилею о плохом не говорят. А вот последние выборы как раз ничего про любовь к партии не доказали, ибо не из чего было выбирать. Ивану Белозерцеву, основному кандидату в губернаторы, на которого указал президент, противопоставили малозначащих спойлеров, которых в Пензенской области толком и знать-то не знали. И вполне закономерно, что люди проголосовали так, как было нужно власти. Но голосовали они за имя Ивана Белозерцева, а не за партию «Единая Россия», от которой он был формально выдвинут – не на президента же указывать в качестве толкача, да и самовыдвиженцы в Пензенской области запрещены… В целом же по стране ситуация была несколько иная, и как знать, с каким перевесом единороссы войдут в следующую Госдуму…

Момент следующий. Цитата:
– В ряды регионального отделения ежегодно вливаются сотни новых членов, среди которых люди самых разных профессий и возрастов. Сейчас число единороссов в Пензенской области более 30 с половиной тысяч человек. Только за прошедший год в партию вступили свыше 1700 человек. Немало молодежи. Многих представителей молодого поколения привлекает то, что основополагающей частью идеологии партии «Единая Россия» является патриотизм.

Позвольте также не поверить – списочек региональной партийной организации можно показать? Это к тому, что многие граждане просто не помнят, что они члены этой партии. Пятнадцать лет назад, когда она создавалась, руководители многих предприятий и учреждений получили негласное указание на энное количество желающих вступить в эту партию. И дабы не ссориться с начальством и не иметь неприятностей, подчинённые писали заявления, тут же забыв об этом торжественном событии. Автор в ту пору работал в «Пензенской правде», и этот процесс видел своими глазами, как на предприятиях, так и в самой редакции.

Отдельно насчёт молодёжи. Надо отдать должное организаторским способностям лидеру местной «Молодой Гвардии» Дмитрию Семину, ныне депутату Заксобрания – эта молодёжная организация единороссов давно трещит по швам, но чудом ещё не разбежалась, за что Семину, видимо, и мандат депутатский дали, чтобы сам не ушёл…

Короче говоря, не стоит повествование о предстоящем юбилее партии даже того времени, которое для написания затрачено – не проняло ничуть. Лицемерие одно ничем не прикрытое. Да и помнят люди, ждут, совсем немного осталось – 15 лет назад единороссы обещали, что Россия к 2017 году станет ведущей мировой державой… Обратились бы уж к нам, к «несистемным» журналистам, коли с авторами в партийной пресс-службе напряжёнка. Взяли бы по-божески, но накатали бы материальчик такой, что не то, что обыватели на кухнях, а все политзеки, и правые, и левые, сидящие в застенках правящего режима ради сохранения социально-политической стабильности в стране, от умиления слезу проронили бы. Но не раскаялись…

Взято с сайта Виктора Шамаева

Реклама
 

Метки: , , , , , , , , , , , ,

В Карелии ликвидировали все детдома


Распоряжением правительства Карелии, датированным 25 декабря прошлого года, все детские дома в республике ликвидированы. Вместо них созданы социальные центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей.

Новые учреждения, которые располагаются в Костомукше, Муезерском, Калевале, Кеми, Сегеже, Пудоже, Сортавале, Олонце и Петрозаводске, как сообщает пресс-служба министерства здравоохранения и социального развития РК, будут оказывать помощь несовершеннолетним. Подведомственны центры Минздраву республики.

Накануне в министерстве состоялась встреча с руководителями новых центров, во время которой были, что называется, «нарезаны» первоочередные задачи и вручены новые печати.

 

Метки: , ,

В Азербайджане прошли протесты против повышения цен


Акции протеста против повышения цен, безработицы и задержек зарплат прошли в нескольких регионах Азербайджана, передает 13 января «Радио Свобода».

По данным агентства, около сотни человек собрались у здания исполнительной власти (ИВ) в городе Ахсу с требованием встречи с главой района.

Представители власти приняли нескольких граждан.

Спустя какое-то время первый заместитель исполнительной власти района Расим Новрузов заявил, что жители Ахсу не проводили никаких акций. По его словам, несколько граждан пришли к ИВ в связи с подорожанием цен на муку.

Акция протеста также прошла в селе Бала Бехменли Физулинского района. Глава района Багир Асланов подтвердил информацию о митинге, уточнив, что причиной протестов стало подорожание цен на продовольствие.

В акции приняли участи более тысячи человек.

В Сиазане горожане пришли к зданию ИВ с требование освободить задержанных на митинге против безработицы, проведенном накануне.

Полиция разогнала протестующих слезоточивым газом. 13-летний школьник попал в больницу в результате отправления газом.

Добавим, что в 2015 году в Азербайджане произошли две девальвации местной валюты — маната. С начала прошлого года курс доллара по отношению к манату вырос почти в двое.

Напомним, в августе 2015 года в след за российским рублем полетели валюты и других Евразийского экономического союза. Белорусский рубль с 1 августа упал почти на 10% по отношению к доллару, казахский тенге обрушился на 26%, а следом рекордно низких показателей достиг и киргизский сом.

 

Метки: , ,

Водители бензовозов угрожают забастовкой


35 водителей бензовозов из транспортной фирмы «Каматранссервис» жалуются на условия труда и пишут в прокуратуру. Работодатели утверждают, что «воду мутят» лишь несколько подстрекателей.

В редакцию «Челны ЛТД» обратились водители бензовозов из участка по перевозке нефтепродуктов этой компании из города Набережные Челны. По словам активистов, недовольство выражают 35 водителей этого участка: «На нижнекамском заводе «ТАИФ» загружаем топливо и везем его в разные города. Ездить приходится и за пределы Татарстана. Люди сидят за рулем почти сутки! Кататься на бензовозе приходится и по ночам, хотя это запрещено».

«У меня путевка в Буинск, туда-обратно это 830 километров, — рассказывает водитель Дмитрий. — В 7 утра надо выезжать, в течение часа заливаешь в огромные цистерны топливо. Прибываешь на место и еще два часа сливаешь груз. Возвращение в Челны в 5 утра уже на следующий день. Хотя по закону нам положено сидеть за рулем не более 9 часов (два раза в неделю не более 10 часов). Водители у нас спят урывками, либо вообще не спят. Надо ехать на бензовозе осторожно, но у нас не получается не торопиться. Вернуться надо обязательно, чтобы сменщику машину передать для дальнейшего рейса. Иначе заработать не получится. Год-два назад у нас выходило и по 60 тысяч в месяц. Руководство сменилось, и зарплата срезана. В октябре нынешнего года заплатили по 35 тысяч, в ноябре водителям раздали всего по 22-25 тысяч! Хотя мы уверены, что нынешние кризисы на доходах производителей и продавцов топлива не сказались. Хозяева автозаправочных станций удивляются, слушая наши жалобы, мол, мы же вам такие деньги перечисляем!»

Водители говорят и про плохое техсостояние бензовозов: «Машины ломаются, но их почти не ремонтируют, запчасти не выделяют, некоторым приходится ездить на лысой резине. И техника, и люди работают на износ!»

Сегодня недовольные работники попытались встретиться с руководством, но собрание не состоялось. «Нам сказали, кто вы такие? Некоторые «горячие головы» с нашей стороны уже призывают не выходить на работу и объявить забастовку».

Юридическую помощь этим водителям пообещала оказать лидер местного отделения партии «Коммунисты России» Татьяна Гурьева: «Сейчас готовим обращения не только в прокуратуру и в трудовую инспекцию, но и в ГИБДД. Есть же данные с тахографов. Пусть инспекторы проверят, в каком режиме работают люди».

Руководители ОАО «ТЭФ» Каматранссервис» отрицают обвинения в нарушениях:

— Информация не соответствует действительности. Все требования законодательства мы соблюдаем на 100%, — комментирует главный инженер предприятия Эдуард Данилов. — У нас уже были проверки, всё в порядке. Средняя зарплата водителей — 29 тысяч рублей. Но есть и те, кто получает по 50 тысяч.

— Воду мутят несколько подстрекателей, — считает председатель профкома компании Ильдар Махмутов. — Все пункты трудового договора у нас выполняются. Собрания коллектива периодически проводятся. Есть соответствующие протоколы. Однако мы не можем реагировать на каждый чих.

Редакция «Челны ЛТД» будет следить за развитием событий.

Ленар БАТЫРШИН

chelnyltd.ru 13.01.2016

 

Метки: , ,

В Алматы целый трудовой коллектив остался без работы


В Алматы целый трудовой коллектив остался без работы. 25 человек уверяют, что их уволили без объяснения причин. Более того, бывшим сотрудникам кафе задолжали заработную плату за несколько месяцев.

Бывшие сотрудницы этого алматинского кафе пытаются добиться справедливости. Вот уже вторую неделю они не перестают обивать пороги различных инстанций. Пекарей, поваров и официантов уволили сразу после Нового года. Работодатель не справился с управлением кафе. И сегодня на этом месте работает другая команда. Более того, как уверяют уволенные сотрудники, бывший администратор задолжал им зарплату за три месяца. Все это время люди верили ему на слово.

НАТАЛЬЯ АНДРИЯНОВА:
— С августа задерживают. Месяц, два и три. Сказали, все выплатим после Нового года. А 4 января мы пришли на работу, а нам сказали, что мы уволены.

Несколько дней назад настроенные решительно женщины уже штурмовали кафе. Сегодня в надежде получить заработанное снова пришли в офис. От комментариев на камеру представители работодателя отказались. В итоге, уволенные сотрудники прислали в редакцию видеозапись разговора с бывшим администратором. Новое обещание с отсрочкой на два месяца только расстроило работников.

АНЖЕЛА ТАРАПУНОВА:
— Сколько можно ходить туда-сюда? Это нереально. Денег нет у нас, дети уже голодают.

Пока уволенные сотрудницы кафе ждут исполнения обещаний, в районной прокуратуре приняли их заявление. Специалисты по трудовым отношениям отмечают, что тенденция такая только растет. Небольшие компании лопаются как мыльные пузыри. Прогнозы по поводу малого и среднего бизнеса неутешительные.

МУРАТ МАШКЕНОВ, представитель Казахстанской конфедерации труда:
— С 4 квартала прошлого года и по сегодняшний день приобретает размах небывалый. Это связано не только с мировым экономическим кризисом. Уволить людей несложно. Насколько мудро будет поступать работодатель, ведь кризис — явление временное?

Поэтому эксперты советуют набраться терпения и судиться. Пока это единственный способ вернуть свои заработанные деньги. Тем более, новый трудовой кодекс, по словам специалистов, в этом случае на стороне работников. Он рассматривает суд как одну из первых инстанций и еще дает возможность добиваться справедливости без наличия трудового соглашения.

31.kz 13.01.2016

 

Метки: , ,

Кто боится индексации


«Товарищ прапорщик, нам мясо положено. — Положено – ешь. — Но оно не положено! — Не положено, не ешь». Ситуация с правом работников на индексацию зарплаты — точь-в-точь как в этом анекдоте. Попытка конкретизировать формулировку статьи 134 Трудового кодекса столкнулась с ожесточенным сопротивлением, сплотившим единороссов и депутатов от парламентской оппозиции, бизнесменов и некоторых видных «профбоссов».

Как известно, статья 134 обязывает работодателей «обеспечивать повышение реального содержания заработной платы в связи с ростом потребительских цен». Уточним: речь идет не о повышении как таковом, а лишь о поддержании зарплаты на прежнем уровне. Вряд ли нужно подчеркивать, насколько актуальным является это право для большинства граждан России, особенно при нынешних обстоятельствах.

Увы, на деле статья 134 является «мертвой буквой», поскольку за 14 лет, прошедших с принятия действующего Трудового кодекса законодатели так и не удосужились прописать регулярность, с которой индексация должна проводиться. В законе сказано, что частные работодатели проводят ее «в порядке, установленном коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами». На практике в частных компаниях индексация если и проводится, то, как Бог на душу положит. Ее рассматривают как подачку, а не как обязательную процедуру. В условиях кризиса соблазн поправить дела, урезав зарплаты сотрудникам, становится для многих работодателей непреодолимым. Причем для этого не приходится делать вообще ничего: достаточно не проводить индексацию. По сути, речь идет о своеобразном «антикризисном» налоге, который работники платят в пользу предпринимательского сообщества.

Если позиция работодателей закономерна, то российские законодатели ведут себя довольно странно. Поправка, уточняющая формулировку 134 статьи и вменяющая работодателям в обязанность проводить индексацию ежегодно, встретила упорное сопротивление. Впервые она была внесена еще в 2013-м году Алексеем Этмановым и Дмитрием Силаевым в Законодательное собрание Ленинградской области – и провалена единороссами как «популистская». Однако затем, усилиями депутатов Александра и Ларисы Степановых, инициативу поддержал славящийся своей многопартийностью ЗАКС республики Карелия.

В феврале этого года судьбу проекта должна решать Госдума. Увы, шансы на то, что это решение будет положительным, невелики. В конце декабря думский комитет по труду дал отрицательное заключение по поводу карельских поправок, причем поддержать их не решилась даже парламентская оппозиция. На заседании комитета «оппозиционеры» стыдливо воздержались. Однако особое удивление вызывает позиция члена генерального совета ФНПР, в недавнем прошлом – лидера Горно-металлургического профсоюза России (ГМПР) Михаила Тарасенко, который не только не одобрил поправки, но и заявил, что с их помощью «некомпетентные люди пытаются сделать себе популизм». «Когда-то Михаил Васильевич считался уважаемым профсоюзным деятелем, — прокомментировал слова Тарасенко председатель МПРА Алексей Этманов, — больше пятнадцати лет он возглавлял ГМПР – один из самых сильных профсоюзов в системе ФНПР. Но, видимо, долгое пребывание в коридорах власти меняет людей. Поправки в 134-ю статью – инициатива МПРА. Если, по мнению Тарасенко, мы некомпетентные люди и популисты, то я скажу так: уж лучше быть популистами, чем перебежчиками».

Озадачен обвинениями в популизме и Александр Степанов. «Нейтралитет КПРФ в таком жизненно важном для рабочих вопросе, как индексация зарплат, удивляет. Видимо, они пересидели в Думе и оторвались не только от «почвы», но и от собственных интересов. Ведь на носу выборы. Да и позиция Тарасенко выглядит, по меньшей мере, странно. То лидеры ФНПР «возбуждаются» и начинают собирать подписи под нашим законопроектом, то объявляют его популизмом. Хотя какой популизм? Наше предложение – умеренное. Мы не революции требуем, а хотим, чтобы работники могли потребовать себе возмещения потерь от инфляции на уровне 12-13%, притом, что, как всем известно, реальная инфляция намного выше этих цифр. При этом мы даже не предлагаем ничего нового, ведь норма существует с 2002 года. Мы лишь пытаемся уточнить формулировку, убрав лазейку для недобросовестных работодателей».

Курс правительства сегодня нацелен на «жесткую экономию» бюджетных средств. Поэтому отменили индексацию пенсий для работающих пенсионеров, зарплат госслужащих и т.д. Но в случае с отказом от конкретизации 134-й статьи речь идет не о сокращении бюджетных расходов, а о прямой государственной поддержке частных капиталистов за счет тихого ограбления кошельков наемных работников. Александр Степанов не питает иллюзий относительно шансов карельской инициативы на принятие в феврале этого года. Он считает, что обязательная индексация должна стать для российских работников, профсоюзов и левых политических сил таким же мобилизующим лозунгом, каким для дальнобойщиков стала отмена ПЛАТОНа.

Той же точки зрения придерживается и Алексей Этманов. «Мы призываем всех сознательных российских трудящихся высказаться в поддержку законопроекта, подписав обращение к депутатам Государственной Думы. Мы обращаемся за поддержкой к братским профсоюзам, входящим в Федерацию независимых профсоюзов России. Мы также будем обращаться к руководству партии «Справедливая Россия» с предложением выступить на стороне работников. Кому же это еще делать, как не партии, именующей себя социал-демократической? Конфедерация труда России поддерживает требование обязательной индексации, и мы обратимся к профсоюзам, входящим в глобальную федерацию IndustriALL, так как трудящиеся во всем мире хотят чувствовать уверенность в своем завтрашнем дне. Мы — не акционеры Газпрома и не владельцы нефтяных скважин. То что кажется «популизмом» им, для нас является условием выживания», — заявил он.

mpra.su 2.01.2016

 

Метки:

Журналисты горноуральской «Пригородной газеты» объявили забастовку


В Свердловской области коллектив старейшего еженедельного издания Горноуральского городского округа «Пригородная газета» 12 января объявил бессрочную забастовку и не вышел на работу из-за задержки заработной платы, сообщил корреспондент Каспаров.Ru со ссылкой на журналиста издания Андрея Крючкова.

Газета издается с апреля 1962 года, последний, 5966-й выпуск издания тиражом 2760 экземпляров был напечатан 1 января 2016 года. Со слов Крючкова,

зарплату перестали выплачивать в ноябре, до этого были задержки, платили частями — по 30-50%.

По словам журналиста, редакция уведомила руководство газеты, что не приступит к работе до полного погашения задолженности, и написала коллективное заявление в прокуратуру Пригородного района. Сначала журналисты связывали ситуацию с конфликтом главного редактора и администрации округа.

В сентябре 2015 года сменился главред. Администрация округа назначила своего человека — Андрея Шумакова, но лучше не стало.

Шумаков объяснять сложившуюся ситуацию и прогнозировать будущее издания не стал, сославшись на неподготовленность к дискуссии. В издании вместе с директором работают 10 человек, финансируется газета из бюджета округа. Из-за проблем с деньгами «Пригородная газета» задолжала Нижнетагильской типографии около 400 тысяч рублей.

Бывший главный редактор издания Ирина Кершукова считает, что финансовые проблемы у газеты начались с приходом на пост главы Горноуральска Николая Кулиша.

Сергей Попов

 

Метки: ,

Якунин сравнил путинскую элиту с царской


Владимир Путин стремиться сформировать из ближайшего окружения «правящий класс, какой был во времена царской России», заявил экс-глава РЖД Владимир Якунин в интервью агентству Bloomberg. При этом он отметил, что среди близкого главе государства круга людей продолжается ротация.

«До тех пор, пока в России полностью не сформируется правящая элита, наподобие той, что существовала до прихода к власти большевиков 100 лет назад, ничья позиция, кроме Путина, не будет в безопасности, но этот процесс может занять десятилетия», — заявил Якунин.

Он так же отметил, что, его собственная отставка была его личным решением и не имеет отношения к британскому гражданству его сына. Пол его словам, в Кремле знали о его сыне и не имели ничего против.

Взято с форум-мск

 

Метки: , ,

Умышленная дебилизация детей


Разрыв между умными и глупыми нарастает

Руководитель лаборатории социальной психологии СПбГУ, глава центра «Диагностика и развитие способностей» Людмила Ясюкова также более двадцати лет работает школьным психологом. В интервью «Росбалту» она рассказала о результатах мониторинга интеллектуального развития школьников и студентов.

— Вы занимаетесь мониторингом интеллектуального развития школьников и студентов, причем, определяете интеллектуальное развитие на основании сформированности понятийного мышления. Что такое понятийное мышление?

— Истоки этого понятия следует искать в работах выдающегося советского психолога Льва Выготского. Обобщив, понятийное мышление можно определить через три важных момента. Первый — умение выделять суть явления, объекта. Второй — умение видеть причину и прогнозировать последствия. Третий — умение систематизировать информацию и строить целостную картину ситуации.

Те, кто обладает понятийным мышлением, адекватно понимают реальную ситуацию и делают правильные выводы, а те, кто не обладают…

Они тоже уверены в правильности своего видения ситуации, но это их иллюзия, которая разбивается о реальную жизнь. Их планы не реализуются, прогнозы не сбываются, но они считают, что виноваты окружающие люди и обстоятельства, а не их неправильное понимание ситуации.

Степень сформированности понятийного мышления можно определить с помощью психологических тестов. Вот пример из тестирования детей шести-семи лет, с которым не всегда справляются и взрослые. Синица, голубь, птица, воробей, утка. Что лишнее? К сожалению, многие говорят, что утка. У меня были недавно родители одного ребенка, горячились, доказывали, что утка – правильный ответ. Папа – юрист, мама – учитель. Я им говорю: «Почему утка?» А они отвечают, потому что она большая, а птица, птичка это, по их мнению, что-то маленькое. А как же страус, пингвин? А никак, у них в сознании закреплен образ птицы как чего-то маленького, и они полагают свой образ универсальным.

— И какой же процент наших соотечественников умеет выделять суть и видеть причинно-следственные связи?

— По моим данным и по данным других исследователей, меньше 20% людей обладают полноценным понятийным мышлением. Это те, кто изучал естественные и технические науки, научился операциям выделения существенных признаков, категоризации и установления причинно-следственных связей. Их, однако, среди принимающих решения о развитии общества мало. Среди политических консультантов у нас психологи, философы, неудавшиеся педагоги – люди, у которых с понятийным мышлением не очень хорошо, но которые умеют ловко говорить и завертывать свои идеи в красивые обертки.

— Это российская статистика. А как выглядит ситуация в мире?

— Если брать развитые страны, то приблизительно так же. Могу сослаться на исследования Льва Веккера, который работал и в СССР, и в США, и в Европе, и в России. Его исследования 1998 года показывают, что больше 70% взрослых людей, психологов, с которыми он сотрудничал в ходе исследования мышления детей, и сами мыслят как дети: обобщают от частного к частному, а не по существенному признаку, не видят причинно-следственные связи…

Наверное, есть некоторая разница между странами, и можно предположить, что тенденции увеличения-уменьшения процента людей с понятийным мышлением разные в разных странах, но таких детализированных кросс-культурных исследований никто не ведет. Или, по крайней мере, таких данных нет в открытой печати.

По жизни сформировать понятийное мышление невозможно, оно приобретается только в ходе изучения наук, поскольку сами науки построены по понятийному принципу: в их основе базовые понятия, над которыми выстраивается пирамида науки. Такая понятийная пирамида. И, если мы выходим из школы без понятийного мышления, то, сталкиваясь с тем или иным фактом, мы не сможем его объективно интерпретировать, а действуем под влиянием эмоций и наших субъективных представлений. В результате решения, принятые на основании такой допонятийной интерпретации происходящего, невозможно реализовать. И мы это видим в нашей жизни. Чем выше в социальной иерархии стоит человек, тем дороже цена его необъективных интерпретаций и решений. Посмотрите, сколько у нас принимается программ, которые ничем не заканчиваются. Прошел год-два и где программа, где человек, который ее декларировал? Иди, ищи.

— Школьные программы последние двадцать лет беспрерывно меняются. Как это влияет на формирование понятийного мышления?

— Раньше основы понятийного мышления начинали закладываться на природоведении. Теперь у нас вместо природоведения «Окружающий мир». Вы видели, что это такое? Это бессмысленная окрошка. Видеть в этом логику могут только составители, у которых у самих нет понятийного мышления. Якобы это практико-ориентированный, исследовательский предмет. Ничего там этого нет.

Дальше, раньше с 5-го класса начинались ботаника и история как история развития цивилизаций. Теперь у нас в 5 классе природоведение в виде рассказов о природе без всякой логики, а вместо истории цивилизаций — «История в картинках» — та же окрошка без логики, что-то про первобытных людей, что-то про рыцарей.

В шестом-седьмом классах раньше была зоология, опять же со своей логикой. Дальше в восьмом была анатомия, и уже в старшей школе общая биология. То есть, выстраивалась некая пирамида: растительный и животный мир, которые, в конце концов, подчинены общим законам развития. Теперь ничего этого нет. Все идет вперемешку – и ботаника, и животный мир, и человек, и общая биология. Принцип научной подачи информации заменен принципом калейдоскопа, сменяющихся картинок, который разработчики считают системно-деятельностным подходом.

С физикой такая же картина. Тоже рассказы о космосе, о планетах, о законах Ньютона… Вот, сидит у меня мальчик, я его спрашиваю: «Хоть задачки-то решаете на физике?». Он отвечает: «Какие задачки? Мы презентации делаем». Что такое презентация? Это пересказ в картинках. Если нет задач по механике на разложение сил, то о формировании понятийного мышления в физике можно не говорить.

— Но у нас же декларируется, что мы движемся в сторону европейского и американского образования. Что там-то творится?

— Там все по-разному. На Западе действительно полная свобода, и школы существуют очень разные. В том числе и такие, куда отбирают не по кошельку, а по уровню развития. И там, безусловно, есть школы отличного уровня, где готовят элиту, обладающую и понятийным и абстрактным мышлением. Но никакого стремления отлично образовывать всех и каждого там нет – зачем это надо? К тому же там обучение идет не по классам, а по программам. Дети, которые показывают хорошие результаты, объединяются в группы, изучающие более сложные программы. В результате те, кому это надо, в любом случае имеют возможность получить хорошее образование и поступить в университет. Это вопрос мотивации в семье.

Интересный пример — Финляндия. Всеми признано, что там сейчас лучшая система образования в Европе. Так вот, они как раз взяли наши советские программы и принципы образования. У нас не так давно была конференция по вопросам образования, и там выступила одна наша высокопоставленная дама, автор многих из последних нововведений. Она с гордостью провозгласила, что наконец-то мы уходим от всех этих мифов о хорошем советском образовании. В ответ выступила представитель Финляндии и сказала – извините, но советская система образования в школе была отличная, и мы как раз у вас и заимствовали многое, что позволило нам улучшить нашу систему. Они и учебники наши перевели, и учителей старой школы с большим удовольствием берут, чтобы они делились с их учителями советским методикам преподавания.

— А у нас, если я вас правильно понимаю, интеллектуальный уровень снижается, и процент людей с понятийным мышлением становится меньше?

— Да, и это не мои предположения, а данные исследований, которые я веду в школах уже больше двадцати лет, из года в год.

— Может быть, взамен этого у детей формируются какие-то другие важные качества, помогающие в жизни?

— К сожалению, нет. Потери в школе видны, а приобретений пока что нет.

— А сохраняются, или может быть появляются в России школы и вузы, готовящие прекрасно образованных и логически мыслящих людей? Нарастает ли, грубо говоря, разрыв между умными и глупыми так же, как увеличивается разрыв между богатыми и бедными?

— Разрыв нарастает, и еще как. Безусловно, есть отличные школы и вузы, откуда выходят выпускники не только профессионально образованные, но и с высокоразвитым интеллектом. Этот разрыв начал быстро расти в 1990-е годы и ситуация все усугубляется.

Знаете, у меня есть своя гипотеза, довольно циничная, относительно образовательной политики нашего руководства. Мы сырьевая страна третьего мира. Нам не надо много людей с хорошим образованием и умением думать и делать выводы. Их некуда трудоустроить, они тут никому не нужны.

На образование при этом тратятся огромные деньги, действительно огромные. И что происходит? Наши высокообразованные специалисты уезжают и работают в более развитых странах по всему миру. Целые компании русских программистов работают в США, например. Я знаю одну такую в Бостоне, у них вообще все, кроме уборщицы-негритянки, русские.

Зачем нашему правительству готовить высококвалифицированные кадры для США, Канады, Австралии, Европы? А вы знаете, что в США даже есть математические школы на русском языке с нашими методиками? И те, кто закончили эти школы, отлично устраивают свою жизнь. Но нашей стране эти люди ни к чему. Здесь нужны те, кто работают бурильщиками, строят дома, мостят улицы и укладывают асфальт. Думаю, в эти профессиональные сферы и пытается наша власть перевести население. Но ничего не выходит. Люди в эти сферы не идут, предпочитая торговлю в разных видах. Приходится ввозить все больше людей из Азии, у которых нет никаких амбиций. Пока.

А наши классные специалисты, выпускники лучших школ и вузов, уезжают, не находя себе здесь достойного места. То есть, общий уровень снижается.

Что же касается людей из министерства образования, допускаю, что они действительно не понимают, что делают. Искренне заблуждаются, думая, что слепое заимствование некоторых западных подходов способно что-то привнести в нашу школу. Раньше у нас учебники писали математики, физики, биологи, теперь этим занимаются педагоги и психологи. Эти люди не специалисты в предмете, который излагают. На этом образование заканчивается.

— А что вы думаете по поводу нарастающей языковой неграмотности?

— За нарастающую неграмотность во многом надо благодарить так называемые фонетические программы обучения, на которые мы перешли в 1985 году — спасибо членкору АПН Даниилу Эльконину. В русском языке мы слышим одно, а должны писать по языковым правилам другое. А в методике Эльконина формируется слуховая доминанта. Произношение первично, а буквы вторичны. У детей, которых учат по этой методике, а сейчас всех так учат, есть так называемая звуковая запись слова и они там пишут «йожык», «агур’эц». И эта звуковая запись идет по седьмой класс. В результате у нас вырос процент якобы дисграфиков и дислексиков. Заговорили о вырождении нации. А на самом деле это просто плоды метода обучения на основе приоритетности фонематического анализа.

Букварь Эльконина был создан в 1961 году, но не был внедрен, потому что желания это делать не было. Считалось, что он, возможно, интересен как новый подход, но в школе будет с ним трудно. Тем не менее, Эльконин с соратниками настойчиво продолжали попытки внедрения своего метода, и когда в семидесятые годы в школы пошли дети, поголовно умеющие читать, то сложилось мнение, что букварь работает неплохо, давая детям более объемное видение и слышание языка.

Эльконин был человек очень активный, видный ученый, он и его ученики «продавили» внедрение букваря, обучение по которому началось в 1983-1985 годах. Но именно тогда экономическая ситуация в стране стала меняться: в девяностые в школу пошли дети, которых родители не научили читать, потому что им уже не хватало времени и денег, и дефект новой системы стал абсолютно очевиден.

Фонетическая система не учила читать, не учила грамотности, наоборот, порождала проблемы. Но у нас ведь как? Не букварь плохой, а дети плохие, не подходят к букварю. В результате стали учить фонетическому разбору с детского сада. Ведь чему учат детей? Что «мышка» и «мишка» начинаются по-разному и обозначают их в фонетической системе по-разному. А «зуб» и «суп» в этой системе оканчиваются одинаково. А потом бедные дети начинают писать буквы, и оказывается, что их предыдущие знания не сочетаются с новыми. Зачем, спрашивается, им было все это заучивать и отрабатывать? Они потом и пишут «фторник», «ва кно» вместо «в окно».

— А какая под этим теоретическая подкладка?

— У Эльконина была теория, что чтение — это озвучивание графических символов, вот он это и стремился всеми силами внедрить. А на самом деле чтение — это понимание графических символов, а озвучивание — это музыка. У него вообще много теоретически сомнительных высказываний, и все это с пиететом цитируется. На этом люди делают диссертации и потом, естественно, держатся за эти подходы. У нас другого преподавания нет, только этот принцип обучения. А мне, когда я пытаюсь с этим спорить, говорят – вы академический психолог, не педагог, и не понимаете, что без фонетического разбора и фонематического слуха чтению не научить. А я, между прочим, четыре года работала в школе для глухонемых и они прекрасно учились грамотному письму тем же методом, которым учили нас – зрительно-логическим. А у них, как вы понимаете, нет ни фонематического слуха, ни какого-либо другого.

— Хочу с вами поговорить еще об одной болевой точке – системе ценностей, формирующейся у школьников

— У нас сейчас полиментальная страна, в которой параллельно существует много систем ценностей. И прозападная, и советская, и этнически-ориентированные системы, и криминально-ориентированные. Ребенок, естественно, бессознательно перенимает ценностные установки от родителей и окружения. Школа в этом никак не участвовала до двухтысячных годов. Задачи воспитания из современной школы на какое-то время ушли, сейчас их пытаются вернуть.

Пытаются ввести культурно-просветительские циклы, например, для формирования толерантности. Только никакой толерантности эти циклы не формируют. Дети могут на эту тему написать сочинение или подготовить рассказ, но отнюдь не становятся более терпимыми в своей бытовой жизни.

Надо сказать, что как раз-таки у детей с более развитым понятийным мышлением спокойное восприятие другого бытового поведения, другой культуры выражены больше. Потому что у них прогностические способности выше и «другие» для них не столь непонятны, так что не вызывают такого чувства тревоги или агрессии.

— Много говорят и пишут об агрессивности российской школьной среды. Вы это видите?

— Я этого не вижу. Хотя, конечно, в совсем уж неблагополучных школах я сейчас не работаю, не знаю, что там творится. И раньше мы в школах дрались и выясняли отношения, только разговоров об этом было меньше. А вообще, чем выше культурный уровень родителей и школы (гимназии, лицея), тем меньше кулаков, драк и ругани. В приличных школах уровень агрессии невысок, там даже и грубых слов не так много.

— Еще одна повальная проблема современной школы – гиперактивные дети с так называемым СДВГ (синдромом дефицита внимания и гиперактивности).

— СДВГ — это не диагноз. Раньше это называлось ММД – минимальные мозговые дисфункции, еще раньше ПЭП – послеродовые энцефалопатии. Это особенности поведения, проявляющиеся при самых разных патологиях.

В 2006 году мы официально приняли американскую точку зрения на эту проблему и их логику лечения. А они считают, что это на 75-85 %% генетически обусловленное осложнение, приводящее к расстройству поведения. Они прописывают лекарства, психостимуляторы, которые должны компенсировать эти расстройства.

У нас психостимуляторы запрещены, но прописывают препарат «Страттера» (атомоксетин), который, как считается, не является психостимулятором. На самом деле результат его применения очень похож на результат использования психостимуляторов. Ко мне приходят дети после курса «Страттеры» и у них налицо все симптомы «ломки».

Был прекрасный американский врач-физиотерапевт Гленн Доман, очень много сделавший для развития детей с поражениями нервной системы. Он брал детей, которые до трех-пяти лет вообще не развивались – не только не говорили, но и не двигались (только лежали, ели и выделяли), и развивал их до уровня, позволявшего успешно окончить школы и университеты. К сожалению, год назад он умер, но работает созданный им Институт максимального развития человеческого потенциала. Так вот, Доман активно выступал против синдромального подхода в медицине и говорил, что надо искать причину нарушений, а не пытаться снизить выраженность симптомов. А у нас в подходе к СДВГ закрепился именно синдромальный подход. Дефицит внимания? А мы его компенсируем лекарством.

На основании исследований врачей-неврологов докторов медицинских наук Бориса Романовича Яременко и Ярослава Николаевича Бобко делается вывод, что главная проблема так называемого СДВГ — в нарушениях позвоночника – вывихи, нестабильность, неправильная сформированность. У детей пережата позвоночная артерия и возникает так называемый эффект обкрадывания, когда в результате снижается кровоток не только по позвоночной артерии, но и в сонных артериях, снабжающих лобные доли. Мозг ребенка постоянно недополучает кислород и питательные вещества.

Это приводит к короткому циклу работоспособности – три-пять минут, после чего мозг отключается и лишь спустя некоторое время включается обратно. Ребенок не осознает, что происходит при отключении, с этим связаны драки и различные выходки, о которых он не помнит, потому что они развиваются в моменты отключения активности мозга. Эффект отключения мозга нормален, мы все с этим сталкиваемся, когда слушаем скучную лекцию или читаем что-то сложное и внезапно ловим себя на том, что отключились. Вопрос только в том, как часто и на какие периоды времени происходят эти отключения. Мы отключаемся на секунды, а ребенок с СДВГ на три-пять минут.

Чтобы помочь детям с СДВГ, надо поправить позвоночник, часто это первый шейный позвонок, а за это мало кто берется. Обычно неврологи этой проблемы не видят и с этим не работают, но есть врачи, и мы с ними работаем, которые умеют это делать. Причем тут важно не только выправить позвоночник, но и укрепить новое правильное положение, чтобы не произошло привычное смещение, поэтому с ребенком нужно делать упражнения три-четыре месяца. Идеально, конечно, когда ребенок эти три-четыре месяца находится на домашнем обучении и можно проконтролировать не только, что он делает упражнения, но и что он не дерется и не совершает никаких кульбитов. Но, если такой возможности нет, то мы хотя бы даем освобождение от физкультуры на эти месяцы.

После того как кровоток восстанавливается, периоды работоспособности мозга увеличиваются до 40-60-120 минут, а периоды отключения становятся секундными. Однако поведение само по себе сразу хорошим не становится, агрессивные паттерны поведения успели закрепиться, с ними надо работать, но теперь у ребенка уже есть ресурс для сознательного контроля, торможения. Он уже может с этим справиться.

Беда в том, что фармакологическая отрасль куда более циничная, чем наше государство. Фармацевтические компании заинтересованы выпускать лекарства, которые не вылечивают раз и навсегда, а поддерживают приемлемое состояние. Это обеспечивает им огромный постоянный рынок сбыта. Эти компании естественно выступают спонсорами таких исследований, которые идут в выгодном им направлении.

С другой стороны, если даже проблему с позвоночником и улучшением кровоснабжения мозга решить не удалось, всегда можно пойти по пути развития мышления. Высшие функции, как доказано всемирно признанным психологом Львом Выготским, могут компенсировать нижестоящие. И я видела немало примеров, когда через развитие мышления достигалась компенсация проблем с вниманием и коротким циклом работоспособности. Так что опускать руки никогда не стоит.

Беседовала Татьяна Чеснокова
Подробнее: http://www.rosbalt.ru/main/2013/12/04/1207437.html

 

Метки: ,

Левые России, стратегия накануне бури


© AP Photo/Ivan Sekretarev

Российским левым стоит готовиться к новым временам. Старые прошли не слишком удачно. Несмотря на старания различных групп, в стране так и не возникло ни левой, ни рабочей партии. Сколько бы малочисленные отряды активистов не агитировали за это, сколько бы они не объединяли усилия, они все равно оставались сектами. Те, кто пошел на поиск «боевых масс» в лагерь либеральной оппозиции, продвинулись не далее остальных. Они перестали быть «хранителями огня» и стали всего лишь краешком либеральной партии. Впрочем, она его почти отсекла.

За «честь» послужить либералам левым пришлось платить. И дело не только в том, что некоторые активисты были арестованы или вынуждены уехать из России. Был нанесен урон левой идее как идее социальной и несовместимой с неолиберализмом, пусть и облаченным в костюм якобы демократической оппозиции.

Консервативным провластным политикам стало удобно говорить о бездумности леваков, о зацикленности их на правах сексуальных меньшинств и бездомных животных, а заодно о пренебрежении с их стороны к интересам общества.

Такая критика равняет все тенденции левого движения, тогда как в нем есть явно разнонаправленные течения.

В 2002-2004 годах в отечественной левой среде стала заметна скромная революция: среди активистов появилось больше молодежи. Свои взгляды они маркировали по разному. Выделялись троцкисты, сталинисты, «традиционные коммунисты», анархисты, социал-демократы и патриоты-государственники (сторонники социальной системы). Рост числа левых активистов продолжался на фоне подъема профсоюзного движения и экономического роста. Но рабочий подъем был слабым. В своем сознании масса активных рабочих так и не дошла до политики, ориентируясь на арбитраж властей в спорах с работодателями.

Ограниченность экономического развития России 2001-2008 годов, явно недостаточные отраслевая широта и темп роста экономики определили пороки рабочего движения. К тому же немалая доля россиян заняла места в офисной и сервисной сферах. Некоторые из них всерьез говорили об исчезновении «старых классов» и верили в постиндустриальную эру, что якобы наступила и для России. Связанные с физическим трудом профессии во многих областях были заняты рабочими-мигрантами из Средней Азии, в немалой доле выходцами из сельской местности. Агитация левых в их среде была особенно неэффективной.

Быть может, самое смелое, что предприняли левые в преддверии мирового кризиса, — это попытались отколоть молодежь от КПРФ. Попытка эта с треском провалилась. Позднее те, кто побоялся отойти от партии, но имел «свое видение», были ее руководством благополучно вычищены.

Но левых отличала не только практическая слабость. Они также были слабы в теоретическом обосновании своей деятельности. Показателен спор о буржуазной демократии, необходимость борьбы за которую многие отрицали. «Нужно бороться за социализм!» – утверждали они. Немалая доля тех, кто признавал полезность буржуазной демократии, становилась в хвост к либеральной оппозиции. И те и другие не желали понимать, что демократическая система нужна классу рабочих не как фетиш, а для защиты своих интересов. Впрочем, этого не понимал и сам класс.

Сто раз сказано, что политический режим в России — бонапартистский. Он лавировал между классами, шел народу на уступки, где это было нужно, и демонстрировал свой равноудаленный от олигархов характер. Но мировой кризис породил недовольство трудящихся, и в 2012 году Владимир Путин был вновь избран президентом как защитник народа от либералов. Однако, чем сильнее поднималась вторая волна кризиса, тем яснее становилось: неолиберальная политика в России усиливается.

Это можно было не замечать в месяцы патриотического подъема 2014 года. Но, когда правящие круги России изолировали и стерилизовали пророссийское народное восстание на Донбассе, триумф либералов во власти стал очевиден. Демонстрацией их самоуверенности стало открытие «Ельцин-центра» в Екатеринбурге, где отметились с возложением цветов президент страны и первый министр Дмитрий Медведев. Помпезный и дорогостоящий музей в честь наиболее презираемого и ненавидимого в стране человека — Бориса Ельцина был воспринят в народе как глубокое оскорбление.

Зачем Путин и российские элиты обратились к образу Ельцина в условиях нарастающего экономического кризиса и раздражения по поводу роста цен, налогов и тарифов? Вероятно, демонстрация была ориентирована во вне страны.

Запад должен был увидеть, что у руля России стоит верная идеям «Вашингтонского консенсуса» либеральная команда, что должно было помочь ей в борьбе за снятие санкций.

Но для США и ЕС реверанс не имеет ценности. У России не должно быть никакой команды, она просто должна открыть западным корпорациям путь к своим наиболее ценным ресурсам. Путин не нужен Вашингтону и Брюсселю ни как либерал, ни как местный посредник. В Москве должны лишь исполнять чужие решения.

Экономические проблемы государств центра настолько значительны, что левым вслед за российским обществом пора понять: стремление Запада разгромить Россию как возможный центр сопротивления и интеграции в Евразии — это не вымысел. Это задача, которую ставят перед собой финансовые круги Запада. При этом они не готовы и на шаг отступить от неолиберализма. Потому трудящиеся классы разных стран являются союзниками российских рабочих, если не сказать больше — стороной в классовой борьбе. Они сообща должны решить судьбу Евразии, демонтировав неолиберальный порядок у себя дома и соединив усилия стран для нового развития. Все это невозможно без демократии.

Фактически перед народами стоит задача освободительной борьбы. И в России общество ощутило это еще в 2014 году, когда восстали против новых киевских правителей Крым и Донбасс. Символическое выражение этой борьбы не является чисто левым, хотя ее задачи (ниспровержение олигархии и патронажа западных неолибералов) являются левыми. Они носят объективно-исторический характер, поскольку старый порядок не может более обеспечить ни роста экономики, ни заморозки кризиса.

В России все это привело к образованию широкой общественной партии — партии патриотической, идейно разнородной и апеллирующей к Путину. Его 90% официальный рейтинг можно считать ее выражением, учитывая, что никто во власти не имеет сходной поддержки. Если бы были честно произведены замеры рейтингов Медведева, Шувалова и других явных либералов, мы увидели бы крайне низкую популярность этих людей. Но доверие народа Путину разрушается, становясь более формальным. Рост проблем в экономике, стремительное разорение средних слоев, меры по коммерциализации и демонтажу социальной сферы, а главное, все более явное несоответствие слов положению в стране, вызывают массу вопросов у тех, кто всегда голосовал за представителей власти.

Нарастание материальных трудностей соединяется с усилением политики неолиберализма. Доходы россиян падают, а расходы растут, в огромной мере благодаря политике государства.

С его помощью финансовые круги пытаются взять с народа деньги взамен тех, что сами теряют из-за обвала мировых цен на сырье. Налицо усиливающийся конфликт интересов. Именно он обеспечил создание патриотической партии внизу общества и усиление либералов во власти — наверху, среди наиболее богатых. Открытый выбор президента в пользу либералов фактически означает разрыв с политикой классовых компромиссов внутри страны.

Власти уверяют, что добились на внешнем фронте взаимопонимания с Западом. Они дают обществу понять: впереди нормализация отношений. Но она не имеет никакой ценности с точки зрения задач, что ставит перед страной вторая волна кризиса. Нужен разрыв с США и ЕС и атака на их позиции в Европе. Необходим выход из ВТО, переход к протекционизму в производстве, свободе в обмене информацией (отказ от копирайта) и реиндустриализация на основе развития и расширения внутреннего рынка. Социальное государство нужно возродить, а не доломать. Нужно сконцентрировать ресурсы для развития страны, взяв их у олигархии. Политическим инструментом перемен должна быть реальная республика.

Иначе говоря, для развития России и роста благосостояния трудящихся нужен не мир с Западом, а победа над ним в Евразии. На Украине нужно не прекращение огня, а освобождение страны и воссоединение с Россией. Эти задачи могут шокировать левых сектантов, поскольку требуют не теоретического выбора между социализмом и капитализмом, а выработки политической стратегии в интересах своего класса.

Существует ли иной план? Их множество. Они выведены различными группами левых теоретическим путем, без анализа исторических условий и противоречий, без умения прогнозировать и с твердым стремлением к абстрактной идеальности. Потому программные документы левых чаще всего представляют собой мусор. В них, конечно, воспето все лучшее и бичуется угнетение, только для политики этого мало. Впрочем, даже если бы одна из групп имела идеальный план, это ничего бы не дало. Класс, а не отдельные его представители, вот кто должен еще вступить в борьбу.

Для российского пролетариата самое главное ныне перестать терпеть все повышения тарифов и налогов, все бюджетные сокращения и демонтаж социальной сферы и начать действовать. Лишь затем, когда потоки начнут сливаться в реку, можно будет говорить о формировании партии. До этого все старания левых будут тщетны, даже если сто раз написать, что социализм — это самая светлая идея, которая неизбежно должна победить.

Кстати, неминуемое начало низового движения профильтрует все группы, где одни люди уйдут в работу, а другие будут отстаивать чистоту идей перед неправильным и не туда идущим народным движением.

Для этого «неправильного» народного движения только складываются условия. В обществе сильны патриотические настроения, которые власти еще могут эксплуатировать. И высокий рейтинг президента — реален. Но имеющиеся настроения не равнозначны старому государственному патриотизму: это не поддержка государства в любом виде с признанием реставрационного порядка своим, а нежелание переживать новое национальное унижение и прозябать в нищете при тирании «свободного рынка». Все это касается армии и полиции, где мало кто удовлетворен нынешним социально-экономическим курсом страны.

Стратегия левых в этих условиях должна строиться на принятии новых исторических условий и задач, объективно стоящих перед классом. Лишь в этом случае работа в массовом движении даст значительный эффект, позволит избежать лишних потерь и тактических ошибок. А то, что они будут возникать постоянно, вытекает из того, что народные массы еще только будут получать политический опыт, будут разочаровываться в системе президентского арбитража. Но главный вывод для левых сегодня в том, что они должны уйти от абстрактного отношения к стране. Перемены назревают в конкретной России и будут иметь не правильный с точки зрения теории марксизма-ленинизма, а возможный характер.

Крайне важно уйти от представления, будто капитализм всегда одинаков, не существует разницы между ВТО и евразийской интеграцией. Разница есть, только самостоятельный континентальный блок стран может обеспечить им развитие — индустриальное и культурное возрождение. Стоит также осознать: капитуляция страны перед США и ЕС приведет к новой социально-экономической катастрофе, еще более страшной, чем в 1990-е годы. Патриотический же окрас нового, еще только начавшего складываться, движения имеет защитное назначение.

Но практическая зашита интересов страны неотделима от прогрессивных изменений и возрождения социального государства. Иначе мы останемся периферией.

Идейное наполнение движения будет социальным, а не консервативным, как многим кажется. Но здесь предстоит еще идейная борьба. Пока же такая борьба идет внутри сообщества разнородных левых, если только это допустимое описание. И весьма важная черта этой борьбы в том, что большая часть людей с левыми взглядами уверена, что ответы на все вопросы уже даны классиками. А еще многих не интересует ни серьезный анализ современного капитализма, ни реальная освободительная борьба масс. Потому они в упор не замечают пробуждения народного духа.

Россия не стоит на пороге перемен. Она вошла в новую эпоху. Изменится многое. Изменятся и сами левые. Но те, кто хочет остаться в прошлом, там обязательно останутся.

Василий Колташов

Экономист, Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений.

 

Метки: ,

Россия, которую мы потеряли



Царская семья. © United States Library of Congress

Уже с конца 80-х годов некоторые чиновники говорят о том, что нужно «возродить былое величие России». Звучит красиво. Российская империя в представлении некоторых обывателей – живописное место.

Балы, красавицы, лакеи, юнкера,
И вальсы Шуберта, и хруст французской булки,
Любовь, шампанское, закаты, переулки,
Как упоительны в России вечера.

Этот миф популярен. А учитывая тот факт, какие средства идут на проекты того же Михалкова – главного пропагандиста «хруста французской булки», становится очевидно, что власти заинтересованы в формировании положительного образа Российской империи.

Правящий класс действительно хочет многое изменить. Да и советских пережитков еще довольно много. Все чаще звучат разговоры о новой экономической модели:

«Новая модель многократно обсуждалась. Это экономика, которая инвестирует в человеческий капитал и получает от него возрастающую отдачу. У нас слишком высокая оплата труда, чтобы претендовать на нишу всемирной фабрики. И слишком образованное население — две трети, если не три четверти, молодых россиян не готовы работать руками». (Ректор ВШЭ Кузьминов)

Это то, о чем мечтают уже давно, но не могут реализовать потому, что возможен коллапс системы, особенно если резко все провернуть. Об этом свидетельствует опыт 90-х. А пилить сук, на котором сидят, как-то глупо. Однако всегда важно помнить, что ресурсы все же истощаются, советское наследие не вечно. Тем более, по мнению отдельных индивидуумов, советский период нарушил некий естественный процесс, и именно поэтому, чтобы стать развитой страной, нужно возвратиться к корням.

Всегда актуально напомнить, что же была за «сказка» в период Российской империи, которую сегодня так хотят возродить. Нужно понимать, что это не только строительство православных храмов. Жизнь в Российской империи привлекает элиту постольку, поскольку, во-первых, это было общество сословное, идеальное для людей, приближенных к государству. Во-вторых, большинство не имело никаких прав, а соответственно, материальные блага были доступны только правящему сословию.

Быт

© stena.ee

Российская империя – традиционное общество, где большинство – сельские жители, в каком-то смысле полурабы. То же крепостничество продержалось довольно-таки долго. Хотя разговоры на высшем уровне об отмене шли уже в начале XIX века. Активнее всех крепостничество защищала церковь. Всего за 2 года до отмены крепостного права епископ Кавказский и Черноморский Игнатий утверждал:

«Рабство, как крепостная зависимость крестьян от помещиков, вполне законно и, как богоучрежденное, должно быть всегда, хотя в различных формах» (протоирей Симеон Никольский. Освобождение крестьян и духовенство).

А своим коллегам рекомендовал говорить «серой массе» следующее:

«Не твое дело, что господин твой бесчеловечен, ему за это судит Бог. Ты неси свой крест, данный тебе Богом ради твоего спасения. Неси безропотно, благодаря и славословя Бога с креста твоего».

В ту пору распространялись иконы, где отражалась классовая сущность государства. На иконах, как правило, был изображен бог, царь, поп, а отдельно крестьянин. И красовалась надпись вроде: «все установлено богом». Именно эту мысль внушали массам с самого начала крепостничества. А ранее меры воздействия были еще примитивнее.

Сегодня многие чиновники говорят о позитивной роли крепостного права. Об этом заявляет как лидер КПРФ Зюганов, так и председатель конституционного суда Зорькин:

«При всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации».

Видимо, в том, что людей могли продавать, как скот, проигрывать в карты и проч., ничего плохого-то и нет, если разобраться. Церковь благословляет, а у общества имеется «скрепа». Даже после формальной отмены крепостного права подавляющее большинство крестьян должно было выкупать землю у помещиков, причем по цене, в 4-7 раз превышающей рыночную. Не даром именно в это время начались массовые крестьянские волнения (только за один 1861 г. 1176 крестьянских восстаний) и появились народнические организации.

Отмена крепостничества, в сущности, означала только то, что нужны были рабочие, и их, очевидно, выкупали у помещиков, которые ничего не потеряли, а только заработали на этой «реформе». Хотя правительство могло взять и землю, и людей у помещиков просто так, поскольку почти все владельцы земель и «душ» были должны государству огромные суммы, и в качестве залога как раз земли и «души».

Понятно, что в сословном обществе все проводится в интересах элиты. В конце концов, государство и нужно для того, чтобы выражать интересы правящего класса. Таким образом, даже в последние годы Российской империи большинство населения жило в условиях, подчас несовместимых с жизнью (голод, безработица, эпидемии и др.).

Впрочем, нельзя сказать, что шиковали разночинцы и даже подавляющее большинство бюрократов. Например, Белинский в письме указывал на то, как обстояли дела в Московском университете в XIX веке:

«Пища в столовой так мерзка, так гнусна, что невозможно есть. Я удивляюсь, каким образом мы уцелели от холеры, питаясь пакостною падалью, стервятиной и супом с червями. Обращаются с нами как нельзя хуже».

А ведь там обучались часто дети зажиточных людей, а не только разночинцы. А вот, например, как обстояли дела у типичного чиновника:

«Один раз в месяц, после получки (20-го числа) семья служащего земской управы, с окладом 20-30 рублей в месяц, могла позволить себе пельмени, и то, только в том случае, если глава семьи не пил» (Очерки городского быта дореволюционного Поволжья).

Так что нельзя сказать, что всех чиновников в ту пору можно отнести к элите. Возможно, только верхнюю прослойку, а так типичные бюрократы проживали в довольно-таки сложных условиях. Это же относится к врачам, учителям, которые работали с населением, а не с аристократами.

Социальные проблемы

© humus.dreamwidth.org

Многие социальные проблемы напрямую связаны с неравномерным распределением богатства в стране. Для Российской империи это была, пожалуй, самая актуальная проблема:

«Евр. Россия, сравнительно с другими странами, — страна полунищенская. Если 63 рубля представляют сумму, приходящуюся круглым счетом на 1 жителя, это значит, что у многих миллионов русских людей не выходит в год и этой суммы. Если мы вспомним, сколь значительная часть народного дохода поступает ежегодно в пользу казны, сколько поглощается духовенством и другими общественными группами, не участвующими в производстве материальных ценностей, то не можем не придти к выводу, что на долю главнейших создателей народного дохода приходится еще меньшая доля его» (Рубакин Н.А. Россия в цифрах. Страна. Народ. Сословия. Классы, 1912, С. 207).

Бедность – это норма практически для каждого жителя сельской местности. Самое главное – выжить в такой ситуации. Нужно отметить, что если случалась засуха, это практически гарантировало голодную смерть сотен тысяч человек.

В Российской империи нет ничего необычного ни в голодной смерти, ни в массовых самоубийствах или даже убийстве своих детей. Лев Толстой в романе «Воскресение» описывает, как мать убивает ребенка по той причине, что просто не может его содержать, но не забывает при этом о крещении и отпевании. Куда уж без духовности.

Алкоголизм, естественно, тоже был серьезной проблемой. Хотя нельзя сказать, что сами власти считали это проблемой. Если Петр I принимал какие-то меры, то Екатерина II уже прямо заявляла, что пьяным народом управлять легче. Видимо, церковь уже не могла обеспечить эффективную поддержку режима, тем более после крестьянской войны Пугачева. Особо стоит выделить алкоголизм среди детей. На первом Всероссийском съезде по борьбе с пьянством утверждали:

«У детей встречается гораздо чаще, чем это принято думать… 90% пьющего населения начинают обучаться употреблению спиртных напитков в юные годы».

Росла и детская преступность. Царское правительство особенно не нянчилось с детьми, детский труд был самым дешевым для капиталистов, поэтому создавались специальные детские станки и «особые условия» труда, например, работать нужно было не 12 часов, а, скажем, 11 или 10.

Среди взрослого населения проблема имела чуть ли не всеобщий характер. Преступность росла, но это было терпимо потому, что такие люди, как казалось властям, все же не способны разрушить социальные основы общества. Именно из-за этой духовной особенности Российской империи в первые годы после победы революции борьба с алкоголизмом – одна из важнейших задач новой власти. В частности, 8 ноября 1917 года был принят декрет: «впредь до особого распоряжения воспрещается производство алкоголя и всяких «алкогольных напитков».

Проституция при царизме была распространенным явлением. Публичные дома были легальными, их даже освящали попы. В патриархальном обществе к женщинам относились как к собственности, и именно поэтому отцы легко могли таким образом отдавать за деньги своих жен и дочерей в «пользование». Иногда так просто приходилось делать для того, чтобы выжить.

Доктор П. Обозненко изучал ситуацию в Петербурге. Социальный состав проституток:
Крестьянок 47,6%
Мещанок 30,1%
Солдаток и солдатских дочерей 7,3%
Иностранок 3,7%
Дворянок 0,8%
Купеческого звания 0,1%
Чиновниц 1,2%
Незаконных дочерей (никуда не приписанных) 1,6%
Из воспитательного дома 0,2%
Финляндок 2,3%
Духовного звания 0,2%
Потомственных гражданок 0,4%
Неизвестного звания 2,5%
Практически все женщины заявляли, что они были вынуждены заниматься подобным по той причине, что иначе просто невозможно выжить. Многих отправляли мужья, а иногда и родители «на заработки». Важно заметить, что власть имущие, которые так заботились о «духовности», ничего дурного в проституции не видели, взимали госпошлину. И опять же именно советская власть сразу же запретила проституцию.

Массовый голод, как признало царское правительство в середине XIX столетия, явление обычное, вызванное неурожаями, и это повторяется каждые 6-7 лет. Голод охватывал жителей губерний, порой речь заходила о десятках миллионов человек. Правительство практически не вмешивалось в ситуацию, считая голод столь же естественным явлением, как, например, смену времен года. Да и можно было всегда сказать, как в свое время Ярослав Мудрый, что все это «за грехи перед богом».

Рацион даже в периоды, когда не было массового голода, был ограничен. Как правило, это хлеб, каша и суп. Мясо – большая редкость даже для уездных чиновников. Во время голода хлеб заменяли желудями и древесной корой. Само правительство учило, как выжить в такой ситуации.

Что интересно, проблема заключалась не столько в том, что не было продовольствия, сколько в том, что у многих крестьян не было средств на покупку того же хлеба. А решить такую проблему путем перераспределения товаров в пользу бедняков – кощунство.

Из доклада от 1892 г. Николаю II: «Только от недорода смертей до двух миллионов православных душ». А в 1902: «В зиму 1900-01 года голодало 12 губерний с общим народонаселением до 42 миллионов человек. От того смертность 2 миллиона 813 тысяч православных душ». В начале XX века буквально на грани смерти было 30 млн человек (до войны голодные годы – 1901/02, 1905; 1906; 1907; 1908 г. ; 1911/12 гг.).

Смертность, увы, такая проблема, с которой, как можно заметить, особо не боролись. Даже националист Михаил Меньшинков возмущался бездействием властей:

«Перестанемте, господа, обманывать себя и хитрить с действительностью! Неужели такие чисто зоологические обстоятельства, как недостаток питания, одежды, топлива и элементарной культуры у русского простонародья, ничего не значат? … Неужели ничего не значит наша постыдная, нигде в свете не встречаемая детская смертность, при которой огромное большинство живой народной массы не доживает даже до трети человеческого века?» (М. Меньшиков «Из писем к ближним». М., 1991. С.158).

Сергей Новосельский издал в 1916 году книгу «Смертность и продолжительность жизни в России». Надо заметить, что издавали ее не для продажи, а для правительства. Согласно этому труду, более половины мужского населения не доживало до 20 лет, женского до 25 (и это касается только европейской части России). Это самый низкий показатель среди развитых и развивающихся на тот момент стран. Например, в Венгрии 50% доживали до 40 лет, в Италии до 50, а в Бельгии до 55-60.

Даже на начало XX века почти 90% населения РИ – жители деревни. А в этой местности было плохо с социальными институтами, характерными для развитого города. Поэтому среди опасностей был не только массовый голод, упомянутый ранее, но и различные эпидемии, антисанитария и т. д.

Для примера можно взять данные по холере за 1910 год:

Число пораженных холерой губерний и областей – 72.
Число заболевших – 230.232 чел.
Число умерших – 109.560 чел.
Процент умерших от холеры к общему числу заболевших – 47,6%

Подобное не считалось чем-то из ряда вон выходящим. И это только по одному заболеванию, которое уносило регулярно когда десятки, а когда сотни тысяч жизней.

Впрочем, похожие проблемы были актуальны и для жителей столицы:

«Нередко воду брали непосредственно из городского водоёма; практически все городские водоёмы служили местом сброса отходов из выгребных ям, в результате чего в них «плавала» не только холера, но довольно широкий спектр острозаразных болезней» (Аксёнов В. Б. Повседневная жизнь Петрограда и Москвы в 1917 г.).

Инфраструктура была развита только для представителей высшего класса, а бедняки и «простолюдины» должны выживать так, как получится, и никто ни за что не отвечает. Более того, важно заметить, что Российская империя – абсолютный лидер в мире по числу смертей от оспы, кори, скарлатины, дифтерии и тифа (регулярно умирали десятки тысяч человек).

Положение рабочего класса


© РИА «Новости»

Если кто-то считает, что рабочие в Российской империи жили намного лучше, чем крестьяне, то он, скорее всего, ошибается, поскольку тут все во многом зависело от произвола работодателя. Но ключевые моменты были характерны для ситуации в целом. Так, например, многие рабочие жили там же, где и работали, соответственно, ни о каком отдыхе и говорить не приходилось, да и еще важно учитывать, что многим приходилось просто дышать отравой (в зависимости от производства).

Естественно, прав практически никаких не было, зато штрафов было очень много. Чтобы сэкономить на зарплате, капиталисты в принципе могли платить меньше или штрафовать за сущие пустяки, ведь не было никого, кто мог бы защитить рабочих от произвола, отсутствовала охрана труда. Очевидно, что капиталисты относились к рабочим примерно так же, как помещики к крепостным крестьянам. Собственно говоря, у рабочих и выбора-то никакого не было. А если бы они посмели выдвигать какие-либо требования, пускай даже умеренные, то их бы быстро «успокоили» какие-нибудь солдаты или казаки.

В среднем зарплата в конце XIX века в крупных городах была такая: мужчинам платили 13 р. 75 к., женщинам – 10 р. 27 к., а малолетним – 3 р. 8 к. Причем эксплуатировать последних могли не меньше, чем всех остальных. Формально нормы были, однако нарушить их было очень легко.

На эти деньги при скудном рационе (черный хлеб, щи, каши) рабочие могли не умереть от голодной смерти. Зарплаты хватало как раз на жилье (платили часто даже за право ночевать на заводе), еду, одежду. А незначительный остаток, вероятно, шел в основном на алкоголь. Самое интересное, что пост длился 190 дней в году, хотя мясные продукты большинство почти никогда не ело. Защитники государства потратили очень много ресурсов только на то, чтобы рабочие считали свое положение чем-то естественным, установленным богом.

Продолжительность рабочего дня в конце XIX и начале XX века:
Часов Работы % Фабрик
Менее 12 10
12-12,5 29
13-13,5 44
14-14,5 11,5
15-18 5,5

Эксплуататоры выжимали все соки, любые протесты подавляли. Особо активных ждала каторга. Говоря о правах, надо отметить, что беременных женщин держали на рабочем месте до самых родов. Поскольку точный срок определить сложно, можно сказать, до последнего момента.

Вряд ли кого удивит тот факт, что в основном рабочих заставляли отрабатывать сверхурочно, особенно если в сроки не укладывались. Поэтому, вероятно, иногда те могли работать и вообще несколько суток без перерывов. Е.М.Дементьев в книге «Фабрика, что она дает населению и что она у него берет» отмечал, что на Коломенском машиностроительном заводе заставляли «в экстренных случаях» работать по 19,5-21,5 ч.

Отдельные российские капиталисты и чиновники, естественно, хотели бы многое «возродить». С начала 90-х рассматриваются законопроекты, которые отнимают права у рабочих и наделяют особыми правами работодателей. Многие нормы, которые были закреплены советскими законами, просто со временем исчезли. Капиталист Потапенко просто говорит:

«Я считаю, что продавец-кассир должен в складчину снимать квартиру и питаться небольшим ассортиментом продуктов, а не ходить в СПА и не покупать Ford Focus».

А глава комитета Госдумы по охране здоровья Калашников заявляет, что россияне должны работать по 12 часов в сутки для борьбы с депрессией, ибо «человеку, который работает по 12 часов в день, не до депрессии». Понятно, что в данном направлении «возродить» дореволюционные стандарты – мечта правящего класса.

Индустриализация


© РИА «Новости»

Внутренние противоречия способа производства давали о себе знать постоянно, именно поэтому власти все время пытались перенять то одну модель, то другую, но проваливали дело по той причине, что для реальных перемен требовалось ликвидировать многие пережитки сословного общества, пришлось бы войти в противоречие с господствующим классом.

Это порождало непоследовательность в решении любой проблемы, связанной с перераспределением материальных ресурсов. Поэтому, когда речь заходит о развитии города для большинства, для этого никогда нет средств. Большинство продолжает жить в деревянных домах, а чиновники говорят, что ни на что денег нет. Зарплаты особо не растут, зато цены на необходимые товары – еще как!

В экономической системе РИ большую роль играл иностранный капитал. Естественно, что в основном это было связано с добычей нефти, золота и др. ресурсов. Царское правительство занимало колоссальные суммы у банкиров, и таким образом медленно, но верно приходилось идти на многие компромиссы с глобальными игроками, поскольку банки, а шире целые страны, выражали их интересы. Российская империя – не только источник сырья, но и неплохой рынок сбыта, а также место для добычи природных ресурсов с хорошими условиями для капитала.

Собственно доля Российской империи в мировом промышленном производстве – 1,72%, и это в 1913 году. Доля США в ту пору 20%, Великобритании – 18%. Доход казны за 1908-1913 гг. представляет большой интерес: от водочной монополии: 3993 млн руб. (26,64%), прямые налоги: 1115 млн руб. (7,44%), косвенные налоги: 3111 млн руб. (20,76%), пошлины: 943 млн руб. (6, 29%). Причем, что интересно, вывоз капитала за это же время составляет 2326 млн золотых рублей.

В общем, индустриализация в России могла быть только ограниченной, поскольку если бы свое производство развивалось так же, как на западе, вероятно, против нее применялось бы что-то вроде экономических санкций, поскольку это явно не соответствовало интересам стран центра.

В процессе развала СССР можно было заметить, как Россия вписывалась в систему на условиях центра, отказываясь от многих советских достижений. Фактически шел процесс деиндустриализации, который закономерно приводит к тому, что в скором времени, возможно, потребуется новая индустриализация.

Здравоохранение

© go32.ru

То, что нормального здравоохранения в РИ не было, понятно и так, если учитывать смертность населения. Проблема настолько актуальная, что даже некоторые правительственные чиновники в разное время пытались все же, несмотря на интересы господствующего класса, хоть как-то сгладить противоречия. Но у них ничего не выходило.

Врачебные участки в отдельных областях и губерниях европейской части России были. Однако их было мало, врачей тоже. На качественную медпомощь местное население рассчитывать никак не могло.

Более того, важно заметить, что на 10 000 населения приходилось 1,3 врача, 1,7 фельдшера и 1,7 повивальной бабки.

В городах в основном проблема заключалась в следующем:

«Статистические данные показывают особенную восприимчивость к заразным заболеваниям населения городов. Распространение заразных болезней, в особенности широкое развитие в последние годы тифа и холеры, свидетельствует о дурных санитарных условиях городской жизни, зависящих, главным образом, от неудовлетворительного состояния водоснабжения и удаления нечистот, а также от негигиеничности жилищ малосостоятельного населения» (объяснительная записка к отчету государственного контроля по исполнению государственной росписи и финансовых смет за 1911 г.).

Если судить по тому, как выделялись государственные средства на ликвидацию тех или иных эпидемий, можно предположить, что за долгие десятилетия правительство проблему решить не могло, да и, видимо, не испытывало соответствующего желания. Элита, как и теперь, в основном лечилась либо у частных врачей, либо за рубежом.

Образование

© drevle.com

В данном случае речь идет об образовании, доступном для широких масс, а не только для элиты. У последних, естественно, с этим никаких проблем не было. Картина в целом поражает, поскольку на начало XX столетия грамотных в европейской части России было только 18,4% среди русскоговорящего населения. И тут надо заметить, что грамотными, например, считались те, кто умел читать, но не писать.

Какие-то азы были нужны для того, чтобы можно было использовать рабочую силу эффективнее. Однако бюрократы все же отказались от системы всеобщего образования, и на образование выделялись небольшие суммы. Население, по мнению чиновников от образования, должно знать основы русского языка, арифметики и закона божьего.

Даже такое скудное образование не было доступно для всех. Тот же Николай II неоднократно заявлял: «Я против освобождения от платы за обучение» (Особый журнал Совета министров. 13 апреля 1910 года).

Он же настаивал на том, чтобы в плане повышения уровня образования не переборщили, иначе ведь можно чего угодно ожидать от смутьянов. А образование, как казалось тогда элите, штука статусная, необходимо это положение сохранить, как и сословное общество.

Советская власть очень быстро решила исправить это:

«Всё население Республики в возрасте от 8-50 лет, не умеющее читать и писать, обязано обучаться грамоте на родном или русском языке по желанию. Обучение это ведётся в государственных школах, как существующих, так и учреждаемых для неграмотного населения по планам Наркомата просвещения».

«Уклоняющиеся от установленных настоящим декретом повинностей и препятствующие неграмотным посещать школы привлекаются к уголовной ответственности» (Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 1. Л. 38).

К сожалению, в этом смысле «духовность» возрождается, поскольку школы в современной России реформируются и «оптимизируются» (ликвидируются) стремительно. Например, в 1991 году в России было 68110 школ, а в 2013 уже 45031. Упадок характерен для образования в целом.

Элита

Элита в Российской империи выделялась в основном паразитизмом и сверхпотреблением. Нынешние романтики, которые так тоскуют по царизму, вероятно, представляют, что там они легко бы стали представителями высшего общества, хотя они забывают, что в основном это определялось по рождению.

Известное правило либералов «больше работай», понятное дело, не работает. Ведь очевидно, что даже если бы крестьяне и рабочие каким-то чудесным образом работали еще больше, это им ничего бы не дало, кроме резкого ухудшения здоровья, поскольку если бы они перерабатывали в тех условиях, то им бы пришлось попросту отказаться от отдыха и сна.

Большая часть населения почти никогда не питалась мясом, мясо входило в рацион только богатых людей. Но они больше предпочитали импортные деликатесы и дорогой алкоголь и тратили на это большие суммы. К примеру, только импорт престижного алкоголя по сумме превышал экспорт текстиля и металла.

Историк Андрей Шипилов писал:

«Желание российских дворян превратиться из служилых людей в благородное сословие, выделиться, оттолкнуться от мира подлого люда, проще и быстрее всего можно было реализовать в сфере потребительской культуры, выстроив себе дом с мезонином, надев кюлоты с чулками и заведя повара-иностранца. Демонстрировать свое превосходство понятнее и приятнее всего с помощью престижного потребления, при котором престиж потребляющего растет прямо пропорционально тому, насколько редкие и, соответственно, дорогостоящие продукты он потребляет» («Общественные науки и современность»,2007, №1,).

Надо отметить, что рацион «стандартный» был не очень популярен среди элиты. В основном это мясо, яйца, мука, мед, грибы, орехи и т. д. У крестьянина можно было взять многое, но никак не устрицы и др. деликатесы, дорогие вина и проч. Интересно, что стоимость ввоза различных продуктов из Европы составляла в разное время 20-30% от общей стоимости ввоза. Постоянных потребителей, которые могли себе позволить эти продукты, было мало. Скорее всего, несколько сотен тысяч.

Это паразитирование со временем только усугублялось. И если в более-менее «спокойное» время это еще как-то было терпимо, хотя государство и пыталось ограничивать это (правда, обычно неудачно), то в период революционных событий, кризиса и войны, конечно, это сильно подтачивало власть.

Но для элиты с таким подходом проблемы особой-то и не было. Как правило, за границей у них уже была собственность, иногда и семьи там проживали. В случае проблем им было проще всего уехать навсегда из России.

Реакция

Вечно это продолжаться не могло. Нужна индустриализация, которая изменяет общественные отношения. Конечно, процесс затормаживали как могли, но в итоге появлялись революционные группы, крестьянские и рабочие восстания становились обычным явлением.

Как же элита и лица, которые хорошо устроились при царизме, реагировали на эти процессы? Естественно, менять ничего они не хотели.

Усиливался надзор за людьми, запрещалось собираться группами. Ни о каких митингах, конечно, в ту пору и речи не шло. Манифестантов если не избивали казаки, то расстреливали солдаты. С 1901 по 1914 гг. царские войска более 6 тысяч раз стреляли по людям во время стачек или митингов. Как правило, если речь идет о жертвах, то вспоминают расстрелянных (тысячи человек), однако не нужно забывать, что тех, кого успели поймать, как правило, отправляли на каторгу, где многие в итоге и погибли (десятки тысяч).

Точная причина и так ясна: нужно сохранить сословное общество. Но выражалось это интересно. Представители правящего класса опирались в первую очередь на различные националистические организации вроде «Черной сотни» и православный культ. Черносотенцы и близкие подобные организации устраивали еврейские погромы, избивали или убивали сторонников социализма и либерализма. Их ненависть подпитывала церковь. Тот же Кронштадтский говорил:

«по всему виновники — евреи, подкупившие наших хулиганов убивать, грабить, изводить пожарами русских людей».

Не все в правительстве считали, что опора на «Черную сотню» – умная тактика. Реформатор Витте, например, считал:

«Черносотенцы преследуют в громадном большинстве случаев цели эгоистические, самые низкие, цели желудочные и карманные. Это типы лабазников и убийц из-за угла… Черносотенцы нанимают убийц; их армия – это хулиганы самого низкого разряда… Государь возлюбил после 17 октября больше всего черносотенцев, открыто провозглашая их как первых людей Российской империи, как образцы патриотизма, как национальную гордость».

Вряд ли можно считать, что подобные организации действовали только из чистого энтузиазма. Во-первых, нужно помнить, что сам государь неоднократно встречался с членами этой организации, а правительство ей помогало. Во время погромов очень часто случалось так, что полицейские в процесс вообще не вмешивались. Интересно получается: когда рабочие только-только выходят протестовать, их тут же расстреливают, а вот если безумная толпа с хоругвями начинает убивать евреев, то ничего в этом страшного нет. Тем более что пасквиль под названием «Протоколы сионских мудрецов» в Российской империи распространялся активно. Людям буквально навязывали мысль, что все беды от евреев (в том числе во время проповедей).

Роль православной церкви тут особая. Церковь государственная получала большие средства на содержание. В ту пору, пока народ голодал, возводили храмы. Несомненно, что для российских властей было важнее построить роскошный храм, чем спасти людей.

В Российской империи были особые законы. Еще со времен Петра I действовал указ:

«За «небытие на исповеди» с разночинцев и посадских людей в первый раз взимать рубль, во второй раз – 2 руб., в третий раз – 3 руб.; с крестьян – соответственно 5, 10 и 15 коп.» «За сокрытие «небытейщиков» священника наказывать на первый случай 5 руб., затем 10 и 15, а в четвертый раз – лишением сана и отсылкой в каторжные работы» (Петровский указ от 17 февраля 1718 г. Полное собрание Законов Российской им­перии. СПб., 1830. Т.5. №2991, 3169).

Конечно, эта «духовность» применялась в основном по отношению к простолюдинам. Представители элиты, которые обеспечивали себя зарубежной продукцией высшего качества, не утруждали себя особо рьяным отправлением культа или соблюдением постов.

В законах был отдельный пункт «о преступлениях против веры». Это что-то вроде закона «об оскорблении чувств верующих», только в расширенной редакции. Несколько примеров:

Статья 182. Богохульство в церкви — ссылка и каторжные работы до 20 лет, телесные наказания, клеймение; в ином публичном месте — ссылка и каторга до 8 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 187. Печатная и письменная критика христианства — ссылка в Сибирь, телесные наказания.

Статья 190. Отвлечение от веры: ненасильственное — ссылка до 10 лет, телесные наказания, клеймение; насильственное — ссылка до 15 лет, телесные наказания, клеймение.

Статья 191. Отступление от веры — лишения прав на время отступления от веры.

Статья 192. Если один из родителей не христианской веры воспитывает детей не в православной вере — расторжение брака, ссылка в Сибирь.

Статья 197. Не православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. В третий раз — ссылка, заключение до 2 лет, телесные наказания, исправительные работы до 4 лет. Соблазнённые проповедями — заключаются в смирительном доме до года.

Статья 226. Неуважение к святыне — заключение в смирительном доме до 3 лет или тюремное заключение до года.

Власти строго следили, чтобы население следовало этим нормам, попы, понятно, не возражали. В сущности, понимать культ – не обязательное требование. Самое главное – понимать, что если не следовать определенным нормам/ритуалам, то можно попасть в тюрьму или на каторгу. Как можно понять, православному культу отводилась «особая роль», которая, впрочем, никак себя в итоге не оправдала. Ведь как только царизм рухнут, так сразу православные священники стали говорить о том, что в действительности царская власть вовсе не от бога. Но, несмотря на это, все же инструмент активно используется и в современности. Например, на начало Первой мировой войны в империи было 55 тыс. храмов, в конце советского периода менее 10 тыс., а вот в данный момент их уже более 35 тыс.

Второе издание капитализма, скорее всего, иначе выглядеть и не могло. В целом восстановление той самой России, которую «мы потеряли» идет довольно-таки быстро. Вряд ли удастся полностью вернуться «к истокам», но все же для этого, очевидно, будет сделано многое.

Прав был Троцкий, когда размышлял над тем, что может получится в случае реставрации капитализма:

«Реставрация капитализма в России создала бы химически-чистую культуру русского компрадорства, с «политически-правовыми» предпосылками деникински-чанкайшистского образца. Все это было бы, конечно, и с богом и со славянской вязью, то есть со всем тем, что нужно душегубам для «души».

Станислав Чинков

Социолог, публицист.

 

Метки: ,

КаДЫРОВ призвал судить оппозиционеров как врагов народа


Глава Чеченской республики Рамзан Кадыров считает, что представителей внесистемной оппозиции необходимо считать врагами народа и «судить по всей строгости за их подрывную деятельность». По его словам внесистемная оппозиция пытается расшатать ситуацию в России вместо того, чтобы совместно с руководством государства заняться поиском выхода из кризиса.

«Люди, о которых раньше никто ничего не слышал, из кожи вон лезут, чтобы прославиться тем, что противопоставляют себя президенту России Владимиру Путину. Представители так называемой внесистемной оппозиции пытаются нажиться на сложной экономической ситуации. К таким людям надо относиться как к врагам народа, как к предателям. У них нет ничего святого», — цитирует Кадырова Интерфакс.

По мнению Кадырова, «этих людей не заботит судьба России и российского народа». «Они играют в придуманную западными спецслужбами игру, пляшут под их дудку и бессовестно пытаются выдать себя людьми, переживающими за будущее нашей страны.

==========================================================================

Всех не перевешаете! (с) Гниды!

 

Метки: , ,