RSS

Архив за день: 2016/04/28

Спасти Мохнаткина



Если бы меня спросили, как я представляю себе идеального российского гражданина, я назвал бы Сергея Евгеньевича Мохнаткина, 1954 года рождения, русского, математика (последний официальный заработок – доставка пиццы). 31 декабря 2009 года Мохнаткин с авоськой снеди шел в гости по Триумфальной площади, где, на беду его, в это время арестовывали участников акции в защиту 31-й статьи Конституции. Он вступился за женщину, которую омоновцы волокли в автозак. Мохнаткина бросили в тот же автозак и пристегнули к поручню. Пристегнувший его солдат потом куда-то делся, и отстегнуть его не смогли – пришлось разбивать цепочку зубилом; так, в одном наручнике, он и писал свою первую жалобу. С него взяли подписку о невыезде. После акции «Стратегии» 31 мая 2010 года – самой многочисленной на тот момент, порядка двух тысяч человек, – Мохнаткина арестовали и 10 дней спустя судили.

Ему дали два с половиной года общего режима за то, что он якобы сломал омоновцу нос. Показания о том, что нос был сломан за три месяца до того в результате совершенно другого инцидента, приняты во внимание не были. Мосгорсуд оставил приговор в силе. Мохнаткин отбывал наказание в Тверской области. Он постоянно получал взыскания, а зарплату, напротив, не получал. Когда в ноябре 2011 года он в знак протеста объявил голодовку, его отправили на 15 суток в ШИЗО, мотивировав это тем, что он плохо заправил кровать. Встречаться с адвокатом Мохнаткину не разрешали. 23 апреля 2012 года президент Медведев помиловал Мохнаткина, так и не признавшего своей вины.

31 декабря 2013 года Мохнаткина опять задержали, и опять на Триумфальной. На этот раз он шел туда вполне сознательно, без авоськи. На этот раз ему дали четыре с половиной года строгого – за насилие в отношении представителя власти. Насилие выражалось в том, что при задержании Мохнаткина избили. Трудно представить, чтобы Мохнаткин – далеко не богатырь, которому было тогда 60, – сильно покалечил омоновца явно младше. Но, видимо, он причинил ОМОНу еще и моральные страдания. Потому что, товарищи, как же это называется – протестовать, писать жалобы и еще сопротивляться, когда тебя во время мирной акции куда-то волокут!

Теперь Мохнаткин сидит в Котласе, под Архангельском, и против него возбуждено уголовное дело по обвинению в насилии относительно начальника колонии (ст. 321, ч. 2). Удивительный человек этот Мохнаткин – он проявил насилие, имея два сломанных позвонка. На этот раз он был избит за то, то оскорбил начальника отряда, и против него возбудили дело об оскорблении представителя власти. Его решили этапировать в СИЗО, и он потребовал письменное распоряжение о переводе. Распоряжения не было. Тогда он отказался ехать и лег на пол. Вот тогда его и побили, причем сломали два позвонка. И в этом-то состоянии неугомонный нарушитель действием оскорбил начальника колонии. Перелом позвоночника у Мохнаткина зафиксирован, и, чтобы это дело как-нибудь замять или заслонить, ему и предъявили новое обвинение. По крайней мере, так полагает его адвокат Степанов.

Мохнаткин не относится к российской элите, представители которой чаще других протестуют, когда унижают их достоинство. Он человек, как говорилось при советской власти, из самой что ни на есть гущи. Именно этим он и страшен, потому что как бороться с элитой, российская власть примерно понимает. Элита в силу своего происхождения чувствительна не только к оскорблениям, но и к угрозам. Она трусовата, податлива, конформна. Власть понимает, как вести себя с хомяками, но что делать с представителем народа, разносчиком пиццы, хоть и дипломированным, – ей пока неясно. Потому что у этого человека, как у многих представителей народа, есть инстинкт справедливости и чувство собственного достоинства. Таких мало, согласен. Но когда такого человека бьют, или нарушают его права, или на его глазах тащат в автозак участницу мирной демонстрации, – он не рефлексирует, и в газету не пишет, и не восклицает про себя: «Доколе». Он действует.

Мохнаткин человек одинокий, влиятельных покровителей у него нету и взять негде, семья давно живет отдельно. И хотя его числят в России политзэком, сделать с ним можно все, что угодно. То есть он сегодня действительно в полной власти российской пенитенциарной системы, которая люто его ненавидит за знание законов и попытки действовать. Мне кажется, дело Мохнаткина не менее важно для России, чем дело Савченко. Именно потому, что Савченко, скорее всего, обменяют. А Мохнаткин – один из тех немногих граждан России, кто, по выражению Трифонова, еще не обменялся.

Реклама
 

Метки: , ,

Пензенский коррупционер борется сам с собою


В своем твиттере руководитель пензенского УВП Александр Елатонцев пропиарил форум по борьбе с коррупцией и заодно губернатора Ивана Белозерцева.

Если верить посту Александра Аркадьевича, то именно Олег Куроедов, укравший не так давно кусок ахунской земли и получивший за это КоАП в виде штрафа — один из самых главных борцов с этой самой коррупцией.

Так держать, товарищ Елатонцев! Ржач, да и только… Гниение власти благодаря вашим топам становится уже заметным.

Вопрос: а что бы было, если бы скандально известный всем Ахунам депутат от «Единой России» Куроедов не оказался в пуле «борцов с коррупцией»?

 

Метки: , ,

С Оксаны Вёльва полицай требует 1 000 000 рублей


Друзья, просьба распространить! Нужна юридическая помощь, сотрудник МВД требует с меня 1 000 000 рублей за репост!
Прилагаю копию иска.
Так как у меня было много критических публикаций о работе полиции Ставропольского края, но меня им не удалось привлечь ни по статье клевета, ни по иным статьям, потому они решили расправиться подобным образом и одновременно заработать денег.
4 мая очередное судебное заседание по иску сотрудника полиции Акалелова Ю. Б. по ст.152 ГК РФ( О защите чести, достоинства и деловой репутации), только без моего участия, как и прошли все предыдущие заседания, так как на Ставрополье я не могу появиться физически, проживая в Петербурге. Сотрудник ЦПЭ майор Акалелов требует с меня возмещения морального вреда чести и защиты деловой репутации аж в 1 000 000 млн.(!) рублей.
Это можно было бы считать выходкой одного человека, но в моем деле третьим лицом выступает целый орган ГУ МВД Ставропольского края. Поводом стала моя цитата взятая в кавычки из сообщения одного человека, который имел неосторожность назвать майора «дебилом» ( ссылка на тот пост https://vk.com/wall-23486475_1728686 )
Бороться с преступностью у них не очень получается о чем я рассказала в своем ролике на ютубе https://youtu.be/ZVUrlHbnxK8
Также Акалелов уже неоднократно писал жалобы о защите чести и достоинства, привлекал за комментарии в социальных сетях. С преступниками бороться у Акалелова не получается, зато получается по судам таскать.
Да, майор не дебил, так как дебил — это медицинское заболевание, просто этот человек, что его так назвал, решил таким образом оценить его умственные способности, оценочное суждение не более. Забавно, что майор в иске требует меня опровергнуть суждение слов, автором которых я не являюсь, и также требует у меня возмещение морального вреда в заоблачной сумме.
С делом я не ознакомлена, только спустя 9 месяцев после иска мне прислали саму копию иска. У меня имеется копия заключения врача-психиатра Бочкарева, который выставил майору Акалелову такой диагноз: «Расстройство адаптации. Пролонгированная, смешанная, тревожная и депрессивная реакция.» И это после слова «дебил».
И представитель третьего лица на суде МВД от этого третьего лица Брузгинова активно выступала против того, чтобы дело было перенесено в Санкт-Петербургский суд по месту моего фактического проживания. От меня намеренно скрывали информацию о деле, чем нарушили мои конституционные права.
Полиция Ставрополя прекрасно осведомлены о моем проживании в Санкт-Петербурге, так как присылали ко мне в ВУЗ в январе прошлого года шестерых сотрудников, которые пытались угрожать мне и декану факультета. очередное судебное заседание будет 4 мая без меня, так как я живу и учусь в Санкт-Петербурге и не смогу там присутствовать физически.
Теперь об абсурдности самого дела. Меня судят за слова другого человека, таким образом создается опасный судебный прецедент, что любое оценочное мнение, суждение в комментариях может стать поводом для возбуждения дела не только автора комментария, но и того на чьей странице это написано.
То есть могут привлечь даже за репосты, лайки и за комментарии. А если вдруг окажется, что вы случайно в комментариях оскорбили какого-то человека, который потом вдруг окажется сотрудником полиции г.Ставрополь, то ждите иск с требованием выплатить миллион и прикрепленных к делу заключений врача-психиатра, который напишет, что полицейский после вашего комментария перестал есть, спать, появилось депрессивное состояние, ранимость, плаксивость и т.п.
Сотрудник окажется слишком нежным созданием и за него еще впишется целый орган ГУ МВД Ставропольского края.
Это обращение я отправлю в руководство ГУ МВД России, так как считаю, что по моральным и психологическим и профессиональным критериям такие как майор Акалелов Ю.Б. не могут быть сотрудниками полиции, а также попрошу провести проверку в отношении руководства ГУ МВД Ставропольского края, соответствует ли руководство ГУ МВД Ставропольского края занимаемым должностям.

 

Метки: , , ,

Чекунов vs. Юмаева. Глава администрации Сурска уверяет, что активист матом все-таки ругался


На прошлой неделе портал 1pnz делал официальный запрос в мэрию Сурска на тему конфликта между активистом Евгением Чекуновым и главой местной администрации Альфией Юмаевой. Напомним, чиновник обвинила Чекунова в оскорблениях в свой адрес, а общественник, в свою очередь, сказал, что заявление госпожи Юмаевой являются прямой клеветой. Сегодня на почту портала пришло ответное письмо от Сурской администрации, где Альфия Хасяновна изложила свою позицию.

Суть дела заключается в том, что в марте 2016 года житель города Сурск Евгений Чекунов пришел в местную администрацию, чтобы получить «Постановление о составе межведомственной комиссии г. Сурска по оценке жилых помещений на предмет пригодности (непригодности) проживания». Евгения, как и прежде, интересовал вопрос о качестве квартиры, в которое его переселили из Пензы в 2014 году по муниципальной программе переселения из ветхого и аварийного жилья. Глава администрации Альфия Юмаева в выдаче документа активисту отказала, за что (по словам Юмаевой) Евгений Чекунов в присутствии коллег ее нецензурно оскорбил. Но общественник до последнего уверял и продолжает всех уверять, что матом он не ругается вовсе, всегда ведет себя культурно, а действия местного мэра являются ложным доносом…

При подготовке прошлого материала корреспондент 1pnz обратился с официальным запросом в администрацию Сурска за комментарием, касаемо сложившегося конфликта. Спустя некоторое время пришло ответное письмо лично от Альфии Юмаевой.

«Нецензурное оскорбление со стороны Чекунова в мой адрес действительно было. Это произошло в здании администрации г. Сурск, куда Евгений пришел за документами, которые должны были быть ему предоставлены по его требованию незамедлительно, — рассказывает Альфия Хасяновна. – Ему было разъяснено, что данная документация находится в архиве и для их получения необходимо сделать запрос. Ответа такого содержания его не устроил, и Чекунов начал просить предоставить постановление ему в тот же момент. Данный гражданин был не сдержан, громко говорил, кричал. Полагаю, что таком состоянии он не мог контролировать свои действия, в связи с чем, произошел инцидент, после чего я написала заявление в полицию».

В конце письма глава администрации Сурска заявила, что представители администрации не пытаются устранить Евгения Чекунова, как общественного деятеля, потому что таковым его не считают. По словам Юмаевой Чекунов только пытается решить свои жилищные проблемы, а не общественные.

«По отношению к Чекунову администрация Сурска личной неприязни не имеет!», — подчеркнула Альфия Юмаева.

http://1pnz.ru/city_online/obshchestvo/news/chekunov-vs-yumaeva-glava-administratsii-surska-uveryaet-chto-aktivist-matom-vse-taki-rugalsya/

 

Метки: , , , , , , ,

CCCР 100 вопросов и ответов. ОБРАЗ ЖИЗНИ И ЖИЗНЕННЫЙ УРОВЕНЬ


«У вас всем владеет государство. От­куда же у людей может взяться чув­ство хозяина, о котором вы часто го­ворите?»

— Далеко не все в СССР принадле­жит государству. У нас существуют три вида собст­венности: общенародная, кооперативная и личная (то, что служит исключительно для личного пользования — дом, автомашина, мебель и т. п.).

Достоянием всего народа, всего общества стали в СССР земля, банки, заводы, транспорт, школы, больницы и т. п Сразу же после социалистической революции бывшему крестьянину, попадавшему на заводы в годы индустриализации, естественно, было далеко не просто отвыкать от психологии, выражав­шейся поговоркой «своя рубашка ближе к телу» Да и не только крестьянину. Такая психология не могла измениться в один день. Но она менялась. В социа­листическом обществе понятие «хозяин производства» приобрело новый смысл. Хозяином стал тот, кто тру­дится.

Чувство хозяина производства означает, что прос­тому человеку совсем не безразлично, как работает его предприятие, какой вклад оно вносит в общест­венную копилку и тем самым дает возможность госу­дарству решать очередные социальные проблемы, а значит, и его личные проблемы. Отсюда — активное участие рабочих в управлении, в широком смысле этого слова, т е. не подменяя ни директора завода, ни начальника производства.

То, что эта ответственность, заинтересованность лежит в основе психологии нашего рабочего, — не­сомненно. Но сказать, что эти черты присущи всем рабочим (как и представителям других слоев насе­ления), было бы неправдой. Основная же часть ра­бочих проявляет подлинную хозяйскую заинтересо­ванность в делах своего предприятия: постоянно изыскивает резервы, борется с недостатками, вносит рационализаторские предложения, чем двигает дело вперед и помогает администрации руководить пред­приятием.

Чувство хозяина особенно ярко сказывается в дея­тельности групп народного контроля, избираемых в каждом коллективе. Эти группы ищут резервы произ­водства, резервы экономии материальных средств и, если необходимо, указывают администрации на до­пускаемые промахи.
«Стимулируется или ограничивается у вас рождаемость?»

— Если иметь в виду политику госу­дарства в этом вопросе, то рождаемость активно поощряется всей системой охраны материнства и дет­ства.

Пребывание ребенка в детском саду или яслях (12—15 руб. в месяц) по карману любой семье и любой матери: государство берет на себя четыре пя­тых всех расходов, связанных с воспитанием детей в дошкольных учреждениях. Если же в семье три и более ребенка, то скидка увеличивается или семья совсем освобождается от материальных расходов.

Многодетные семьи, естественно, в первую очередь обеспечиваются государственными квартирами, поль­зуются рядом других материальных льгот.

Бездетные супружеские пары платят особый на­лог, и он довольно существенный — шесть процентов заработка, многодетные же и малообеспеченные семьи получают от государства и профсоюзов пособия.

«Кто глава в советской семье?»

— Беспристрастный ответ на этот во­прос дают исследования социологов.

Известный специалист Зоя Янкова в книге «Со­ветская женщина» приводит данные исследования, проведенного в крупном городе (Москве), среднем (Пензе) и малом (Егорьевске). Ученые выявили су­ществование четырех типов семьи в СССР.

Тип первый: муж — глава семьи, именно он осу­ществляет все руководящие и контрольные функции. На жену и остальных членов семьи падает весь до­машний труд.

Тип второй: муж сохраняет «в принципе» свои «верховные» права, однако жена все чаще принимает участие в решении важных вопросов (воспитание детей, проведение досуга, распределение бюджета и т. п.).

Тип третий: в этих семьях, пишет 3.Янкова, более ярко выражены новые нормы равенства; мнение му­жа в них хотя и преобладает, но не в силу его интел­лектуального превосходства, а в силу традиции. Жена обычно полагает недопустимой помощь мужа в до­машнем труде, считая это «не мужским» делом.

Тип четвертый: полное равенство жены и мужа, вся домашняя работа строится на взаимопомощи и взаимоподдержке. Больше всего таких семей среди молодежи и среди людей среднего поколения. Все основные вопросы в семье решаются супругами сов­местно.

Какой же тип семьи преобладает?

Среди обследованных семей в Москве пять про­центов относятся к первому типу, около 10 процен­тов — ко второму, около 20 процентов — к третьему, большинство (65 процентов) — к четвертому. В Пен­зе семьи первого типа составили 10 процентов, вто­рого — 17 процентов, третьего — около 20 процентов, четвертого — 53 процента. В Егорьевске — 11, 12, 29 и 50 процентов соответственно.

Многочисленные исследования социологов и дан­ные переписи 1979 года подтверждают, что в стране возрастет число семей, где наблюдается равенство прав и обязанностей супругов. Это — ведущая тенденция в развитии советской семьи.

Впрочем, постепенно меняется и понятие «глава семьи». Лидерство в семье уже не зависит от пола, оно все больше и больше переходит к тому из супру­гов, кто обладает соответствующими личными каче­ствами.
«Существует ли у вас наем домашних работниц (прислуги), нянь и педаго­гов для «домашних» детей?»

— Никаких законодательных или ад­министративных ограничений на этот счет нет. Есть явный дефицит желающих быть домработницами и нянями; их услуги обходятся очень дорого. Труд их оплачивается по договоренности сторон.

Целый ряд услуг в крупных городах можно по­лучить через государственную службу, вызвав по телефону уборщицу квартиры, сиделку для больного или няню для ребенка на определенный срок. Если есть желание, вы можете пригласить к ребенку учи­теля по тому или иному предмету. Таких учителей у нас называют репетиторами. Ими становятся сту­денты, профессиональные педагоги, пенсионеры, же­лающие подработать. Оплата их услуг — по догово­ренности. Если ребенок здоров, родители обязаны отдать его на учебу в школу, есть ли у него репети­торы или нет Если ребенок болен и не в состоянии ходить в школу, его помещают в специальный интер­нат или посылают к нему школьных учителей, услуги которых, естественно, бесплатны.

«Превращается ли советское общество в «потребительское общество»?»

— Смысл, который вкладывается в это понятие, связан не с уровнем потребления, а с превращением последнего из средства удовлетворения потребностей в самоцель, т. е. с появлением «культа вещей».

Для такого превращения в социалистическом об­ществе нет объективных предпосылок Нашему об­ществу чужд «культ вещей», оно возвеличивает не вещи, а человека, его труд. Это у нас постигают с детства — в семье, в школе, через литературу, сред­ства массовой информации и пр.

Однако было бы неправильно утверждать, что у нас нет «вещеманов». Они есть. Материальный доста­ток растет быстрее сознания многих граждан. Воз­можности гармоничного развития личности, расшире­ния кругозора, повышения социальной активности значительны, но в своем развитии опередили внут­реннюю потребность таких людей их использовать Диспропорция эта выражается по-разному, в част­ности, и в том, что мир для человека замыкается на вещах, на их приобретении.

В отличие от Запада у нас такое «замыкание» происходит вопреки обществу, а не вытекает из ло­гики его развития. Отсюда и неизмеримо меньшее распространение потребительства у нас, и критиче­ское отношение к нему со стороны общественности.
«Когда речь идет об уровне жизни, американцы называют одни показате­ли, а советские авторы — другие. Как их сопоставить?»

— Действительно, и та и другая сто­роны прибегают при характеристике уровня жизни своих народов к разным показателям. В США часто склонны измерять уровень жизни количеством легко­вых автомашин и их стоимостью, в то время как в нашей стране чаще оперируют в таких случаях коли­чеством бесплатных услуг, предоставляемых всем гражданам.

Спору нет, вещи в жизни человека важны, осо­бенно хорошие вещи, в том числе и автомашины И Соединенные Штаты в этом отношении все еще впереди.

Но, на наш взгляд, уровень жизни человека опре­деляется далеко не только (и даже не столько) ма­териальными вещами. Все же для истинной полноты жизни, удовлетворенности человека ею и его уверен­ности в будущем значительно важнее нечто более фундаментальное — хорошее здоровье, образование, духовное богатство личности, гарантированная рабо­та по призванию, гарантированный материальный достаток в семье, уверенность в обеспеченной ста­рости. И вот если говорить об этих основополагаю­щих составных человеческого благополучия, то для советских людей они реальны.

Наша логика рассуждений по поводу уровня и качества жизни примерно такая…

Пока в семье все здоровы, состояние здравоохра­нения в стране, стоимость пребывания в больнице, медикаментов и прочее мало влияют на степень ее благосостояния. Но здоровыми, к сожалению, мы бываем не всегда. Поэтому каждому далеко не без­различно все то, что связано с организацией здраво­охранения.

Наш человек уверен в том, что его болезнь не отразится на материальном благополучии семьи. Ле­чить его будут бесплатно, каких бы затрат это от государства ни потребовало. Ни пребывание в боль­нице, ни консультация у крупнейшего специалиста не будут стоить ему ни копейки. Во время болезни его не уволят с работы (это запрещено законом), и он будет получать пособие по временной потере трудоспособности (причем на это пособие сам он не делает никаких предварительных взносов).

Мы исходим из того, что возможность учиться где угодно — от средней школы до Московского уни­верситета — не должна зависеть от достатка семьи, что учебные заведения не должны делиться на при­вилегированные, куда могут попасть лишь избран­ные, и на общедоступные. Бесплатность всех видов образования гарантирована.

Теперь перейдем к области материального достат­ка семьи — что она «может купить» и «реально по­купает».

В США, в частности, средняя семья имеет воз­можность тратить на покупки лишь 40 процентов дохода, а остальные 60 процентов у нее уходят как раз на то, что находится за пределами «мира вещей»: на налоги, взносы в кассы социального страхования, на плату за лечение, образование, квартиру и т. д.

В СССР средняя семья расходует на покупки 80 процентов своих денежных доходов

Уровень жизни — понятие не только сложное, но и динамичное. Его реальное содержание зависит не только от того, что есть сегодня, но и от того, что было вчера и будет завтра. Важно, «как ведут» себя доходы, цены, тарифы на услуги. Можно ли быть уверенным в будущем или надо готовиться к «чер­ным дням»? Короче говоря, куда ведет кривая благо­состояния?

В нашей стране она устойчиво ведет вверх. При стабильности розничных цен, квартирной платы и тарифов на услуги доходы граждан за последние 15 лет удвоились и продолжают увеличиваться.

Нельзя упускать из вида и то, что «среднестати­стическая семья» в странах Запада куда чаще встре­чается на бумаге, чем в жизни. Миллионер и безра­ботный, уже переставший получать пособие, владелец роскошной виллы с бассейном и бездомный — все они вносят свой вклад в формирование среднестатистиче­ских показателей, по от этого не перестают находить­ся на разных полюсах уровня благосостояния.

На каждом этапе своего развития общество рас­полагает определенной суммой материальных благ. На сегодня в США, например, эта сумма больше, чем в СССР. Этот разрыв сложился исторически, и не может быть отнесен за счет «несовершенств» социа­лизма. Социализм «виноват» в том лишь, что разрыв этот неуклонно и довольно быстро сокращается, что он — социализм — более справедливо и равномерно распределяет среди своих граждан имеющееся бо­гатство.

«Какие доходы, кроме зарплаты, мо­жет иметь советский гражданин?»

— Основной источник доходов граж­дан СССР — заработная плата. В среднестатистическом семейном бюджете рабочего она составляет больше 90 процентов.

Кроме зарплаты и различных премий гражданин может получать плату за работу, выполненную по договору, авторский гонорар за произведения лите­ратуры и искусства, вознаграждение за разработку и внедрение в производство изобретений и рациона­лизаторских предложений (определенная доля от раз­мера экономического эффекта), наследство по заве­щанию и по закону, доход от личного подсобного хозяйства в селе или от мелкого кустарного промыс­ла. Некоторый доход может приносить сдача внаем жилья и имущества, мелкие трудовые услуги граж­дан друг другу типа эпизодической помощи по до­машнему хозяйству. Правда, использовать такие источники заведомо для наживы, превращать их в форму предпринимательской деятельности закон за­прещает.

Все это — если говорить о денежных поступле­ниях. Однако в СССР гражданам далеко не за все приходится платить. Бесплатно образование всех ступеней вплоть до аспирантуры, бесплатно меди­цинское обслуживание всех видов, за счет средств государственного бюджета формируется фонд соци­ального страхования и т. п. Из того же источника субсидируются жилищное строительство и обществен­ный транспорт, дошкольные детские учреждения, торговля рядом товаров по ценам ниже себестои­мости (например, детская одежда), сеть курортов, санаториев, домов отдыха, пансионатов, клубов и домов культуры, библиотек, спортивных баз. Если перевести на деньги те блага и услуги, которые чело­век получает бесплатно или по льготным ценам, то получится сумма, составляющая 30 процентов средне­статистического месячного заработка в стране. При­чем политика в области распределения благ и услуг из общественных фондов потребления такова, что человек получает их тем больше, чем меньше у него зарплата.

«Бесплатное здравоохранение дорого обходится государству. На эти цели идут средства, за счет которых мож­но было бы увеличить заработную плату. Почему вы не пошли по этому пути?»

— Потому что будучи платным, когда денежные доходы семей неодинаковы (социалистиче­ский принцип оплаты труда в зависимости от его количества и качества предполагает такие различия), медицинское обслуживание было бы в неодинаковой мере доступно различным категориям граждан, что в свою очередь способствовало бы углублению эко­номического неравенства. Имеющие большие доходы обрели бы и большие возможности для получения высококвалифицированной медицинской помощи, чем менее обеспеченные граждане.

Мы стремимся к полному социальному равенству. Поэтому обеспечение населения важнейшими видами услуг — лечением, всеми видами образования, жильем (исключая кооперативное) и т. д. — сознательно не поставлено у нас в зависимость от уровня доходов. Они в равной мере доступны всем благодаря их бес­платности.
«Может ли советская семья купить квартиру, дом, загородную виллу?»

— Подавляющее большинство горо­жан у нас имеют квартиры в государственных домах. При вселении в квартиру человек не платит ничего, она поступает в бессрочное пользование семьи. Но можно и купить квартиру. Для этого надо вступить в жилищно-строительный кооператив. Кооперативные дома, на долю которых приходится примерно 7 про­центов вводимого в СССР жилья, строятся с по­мощью банковского кредита государственными орга­низациями, а земельные участки под их застройку предоставляются бесплатно. Строятся и индивидуальные жилые дома — в ос­новном в сельской местности. На них приходится около 8 процентов общего строительства. Можно стать владельцем и загородной виллы. Впрочем, вил­лы— громко сказано. Речь у нас идет о даче, жилая площадь которой не превышает 60 квадратных метров на семью, или о домике на садовом кооперативном участке.

Индивидуальное строительство и создание садо­вых товариществ поощряется: государство предостав­ляет кредиты, выделяет (бесплатно) земельные участки. Все основные работы выполняются государ­ственными строительными организациями.

Построить дом или дачу таких размеров, чтобы извлекать из этого постоянные крупные доходы, то есть стать домовладельцем-предпринимателем, запре­щено законом. Но если дом или часть дома по каким-либо причинам временно пустует, то можно его сдать внаем.
«Почему у вас мало автомобилей в личном пользовании?»

— Когда в 1928 году СССР выпустил 50 легковых машин, в Северной Америке и Западной Европе их счет велся на миллионы. Потом — гитле­ровская агрессия, четыре года страшной войны, по­теря одной трети национального богатства, 25 мил­лионов человек остались без крова. Отпраздновали победу — и почти все надо было начинать сначала.

Естественно, что в таких условиях долгое время было не до легковых автомобилей. Кроме того, мы учли негативные последствия массовой автомобили­зации на Западе и отдали приоритет общественному транспорту. В городах развивалась широкая сеть трамвайных, троллейбусных и автобусных маршру­тов. Продолжилось строительство московского метро (первая линия была пущена в мае 1935 года), нача­лась подготовка к сооружению подземных дорог и в других крупных городах.

Сегодня у нас в стране 8 городов имеют свои метрополитены. Московский, естественно, самый крупный. В среднем за сутки он перевозит 6 миллио­нов человек, в отдельные дни эта цифра достигает 7 миллионов. Метро у нас как вид транспорта поль­зуется наибольшей популярностью. Причин тут не­сколько. Быстрота — интервал между поездами в час «пик» составляет всего минуту или чуть больше, и во многие районы города на метро добраться проще, чем на автомобиле. Чистота и порядок— здесь ни­когда не увидишь брошенного на пол мусора, чело­века с сигаретой, тут всегда свежий и сухой воздух. Наконец, проезд в метро чрезвычайно дешев — 5 ко­пеек независимо от расстояния и количества переса­док (столько стоят пять коробков спичек). Это всего па одну копейку дороже, чем троллейбус, и на две, чем трамвай. За все время существования метро плата за проезд оставалась неизменной.

Вернемся к нашему вопросу. Сегодня советские автозаводы выпускают ежегодно 1,3 миллиона легко­вых автомобилей, но спрос пока явно опережает предложение. Желающим стать автовладельцами приходится ждать своей очереди. Но и развивая автоиндустрию, мы исходим из того, что личный авто­мобиль не может заменить общественный транспорт, что последний должен быть удобным, дешевым, обще­доступным.

«Удовлетворяет ли советских людей уровень бытового сервиса? Каков он?»

— Нет, не удовлетворяет. И это не­смотря на то, что данная отрасль экономики разви­вается у нас необыкновенно быстро. В 1979 году, например, в стране было оказано в 12 раз больше услуг, чем в 1959 году. Причем отдельные виды услуг росли прямо-таки с фантастической скоростью. Так, за двадцать лет изготовление мебели по инди­видуальным заказам увеличилось в 48 раз, ремонт различных домашних электро-, радио- и телевизион­ных приборов и машин — в 25 раз.

В стране создана довольно широкая сеть прачеч­ных, химчисток, ателье по индивидуальному пошиву одежды и т.д. В 1965 году в СССР было столько предприятий службы быта, что во многих союзных республиках пришлось создать специальные мини­стерства, чтобы руководить ими. Было решено пре­вратить отрасль в высокомеханизированную, исполь­зующую самые современные достижения технологии и науки. Четырнадцати научно-исследовательским и проектным институтам была поручена работа по вы­работке рекомендаций и проектов для технического и организационного перевооружения отрасли.

Подсчитано, что благодаря развитию службы быта население затрачивает в настоящее время на непро­изводительные домашние работы на 9 миллиардов часов в год меньше, чем в 1959 году. Сэкономленное время используется для досуга, учебы, приобщения к искусству.

Тем не менее, и такой рост считается недостаточ­ным. В будущем предполагается четыре пятых всех домашних дел переложить на плечи службы быта. Чтобы поскорее добиться этого, сфера услуг разви­вается у нас быстрее, чем экономика в целом. По планам текущей пятилетки (1976—1980) объем услуг в городах должен возрасти в полтора раза, а в сель­ской местности — в 1,7 раза.
«Почему советский потребитель пред­почитает импортные товары?»

— Советский потребитель, рыщущий по магазинам в поисках французской косметики, за­падногерманской обуви, английской ткани или фин­ского костюма, — один из самых любимых персона­жей западных корреспондентов, пишущих об СССР.

— Все ясно, — подумает читатель, — начинается опровержение.

Нет, не начинается. Повышенный спрос на им­портные потребительские товары действительно есть. Будь мы расположены это опровергать, можно было бы напомнить, что «импортный синдром» отмечен и в других странах’ американцы предпочитают француз­ские вина, чуть ли не все западноевропейцы —гол­ландское пиво и т. д.

В 1978 году Советский Союз импортировал про­мышленных товаров народного потребления на четы­ре с лишним миллиарда рублей (больше пяти мил­лиардов долларов), что составляет 11,8% общей стои­мости импорта. Товары, закупленные на внешних рынках, играют довольно существенную роль в удов­летворении потребностей населения. В 1978 году СССР импортировал 68 миллионов пар кожаной обу­ви (собственное производство — 740 миллионов пар), миллиона метров тканей (собственное производ­ство — 10,6 миллиарда метров), швейных изделий на миллиона рублей (собственное производство — 21,4 миллиарда рублей), мебели — на 344,2 миллиона (собственное производство — 4,9 миллиарда рублей) и т. д.

Приведенные цифры, конечно, не совсем точно от­ражают соотношение между отечественными и им­портными товарами на советском рынке. Наши внеш­неторговые организации приобретают за рубежом только лучшие по всем показателям изделия. Не от­вечающие этим требованиям товары часто бракуются экспертами и возвращаются поставщикам. Так что появление на внутреннем рынке не пользующихся спросом импортных костюмов, обуви и т. п. — явление достаточно редкое и объясняется чьим-то недосмот­ром.

К сожалению, положение с аналогичными изде­лиями отечественного производства иное. Не все они соответствуют столь высоким стандартам. Отсюда и результат: хотя среди предлагаемых магазинами товаров количественно преобладают советские, поку­патель нередко предпочел бы приобрести импортные. Это ни для кого у нас не представляет секрета. Необ­ходимость самых радикальных мер по повышению качества потребительских товаров многократно под­черкивалась в выступлениях Л. И. Брежнева и других советских руководителей, в документах партийных съездов, решениях правительства. Работа соответст­вующих отраслей промышленности — постоянная ми­шень критических материалов советской прессы.

Почему же тогда ситуация не меняется к лучше­му? — спросит читатель.

Меняется. Для того чтобы увидеть это, достаточ­но взглянуть на вещи беспристрастно. Для примераразберем коротко ситуацию с мебелью. До середины 50-х годов, когда в СССР развернулось массовое жи­лищное строительство, спрос на мебель был невелик. Подавляющее большинство граждан имели по ком­нате на семью, и «излишки» мебели им просто некуда было ставить.

С тех пор в стране ежегодно строится больше двух миллионов новых квартир. При удвоении реальных доходов за 15 лет это обусловило лавинообразный рост спроса на мебель по сравнению с 1940 годом продажа мебели увеличилась в 1965 году в 12 раз, в 1970 — в 18, в 1975 —в 26, в 1978 — в 30 раз. Ста­рые предприятия, укомплектованные опытными, а часто и потомственными мебельщиками, удовлетво­рить этот спрос не могли. Строились новые комбина­ты и фабрики невиданного прежде размаха, и рабо­тать на них пришли новички. Количественно рынок в основном насытили. Но очень скоро потребитель потребовал и нового, куда более высокого качества.

Советская мебельная промышленность столкну­лась с непривычным для нее покупателем, ждущим изделия высшего мирового стандарта. С миллионами таких покупателей.

Подобное положение и в некоторых других отрас­лях: небывалыми прежде темпами растет спрос, ме­няется его структура С такими стремительными переменами промышленность Запада не сталкивается (мы имеем в виду не капризы моды, а быстрый и устойчивый рост благосостояния ВСЕГО населения).

Простой житейский пример. Поколение нынешних 40—50-летних в молодости мечтало о любом телеви­зоре, о любой квартире, о любом приличном костюме или паре обуви. Следующее поколение — нынешние 20-летние куда более требовательны они не меч­тают, а считают нужным иметь цветной телевизор, хорошую квартиру и несколько комплектов самой модной одежды и обуви

Иначе говоря, сегодняшние проблемы — не что иное, как побочный результат наших же достижений, но они не перестают от этого быть проблемами, при­том весьма серьезными, а подчас и болезненными.

В промышленности и торговле идет перестройка — и техническая, и психологическая, и экономическая. Есть и первые положительные результаты, ряд советских потребительских товаров (часы, фотоаппараты, телевизоры, радиоприемники, некоторые виды тканей, одежды, обуви, парфюмерии и т. д ) успешно выдер­живают экзамен на мировом рынке. Сегодня, увидев москвича, зашедшего в магазин, нельзя с уверенно­стью сказать, что он ищет: финский костюм или ленинградскую электромясорубку…

 

Метки:

В Алеппо путинисты разбомбили больницу «Врачей без границ»: 30 погибших



Как заявили в четверг в сирийском Центре по наблюдению за соблюдением прав человека, в результате авианалёта на больницу в сирийском Алеппо, удерживаемом повстанцами, погибли, по крайней мере, 27 человек, включая трех детей и последнего педиатра города,

В ходе новой волны авианалётов в четверг, по целям в удерживаемых повстанцами районах города погибли еще по крайней мере 30 гражданских лиц, сказал спасатель. Наблюдательный центр сообщил о подтверждённых потерях, по крайней мере, 20 человек.

Британский наблюдательный центр и государственное информационное агентство SANA Сирии сообщают о потерях по крайней мере 14 человек, ставших жертвами проводимых правительством миномётных артобстрелов.
Возрастание насилия в Алеппо ставит местных жителей на грань гуманитарного бедствия, заявил Международный комитет Красного Креста (ICRC) в Женеве.

«Везде, где бы вы не находились в Алепо, вы слышите звуки разрывов мин, артобстрела и пролетающих самолеты», цитируют заявление руководителя офиса ICRC, Вальте Гроса

«Нет ни одного района города, который не был поражен. Люди живут на краю. Здесь все боятся за свои жизни, и никто не знает то, что может случится», сказал он.

В последние недели Алеппо стал эпицентром военной эскалации, которая подорвала мирные переговоры под эгидой ООН. Перемирие нарушено и борьба возобновилась на многочисленных фронтах в западной Сирии.
Разбомбленная больница Аль-Кудс работала при поддержке международной медицинской благотворительной организации Врачи без границ (MSF), которые сказали, что причиной разрушения стало поражение прямым ударом с воздуха, который убил по крайней мере трех врачей.

Наблюдательный центр сообщил, что удары с воздуха по районам, удерживаемым повстанцами, Алеппо за прошлые шесть дней убили 91 гражданских лиц , в то время как артобстрел областей, контролируемых повстанцами проводимый правительством унес жизнир 49 человек.

ICRC сказал, что интенсивные сражения, бушующие в Алеппо, ухудшили и без того тяжелое гуманитарное положение десятков тысяч горожан, это выглядит как один из худших эпизодов за пять лет конфликта.

Агентству Рейтер сообщили, что при бомбежке больницы Bebars Mishal Гражданской обороны Алеппо сказал , были убиты 40 человек, находившихся в пятиэтажном здании рядом с больницей.

Сирийский военный источник сказал, что правительственные военные самолеты не использовались в районах в которых имелись сообщения об авиаударах.

Российское министерство обороны, которое также проводит удары с воздуха в Сирии в поддержку президента Башара аль-Асада, было недоступно для комментария . Россия ранее отрицала бомбардировки гражданских целей в Сирии.

Посланник ООН Стаффан де Мистура сказал в четверг, что перемирие было «едва живо».

Мирные переговоры, которые он созвал в Женеве, были подорваны на прошлой неделе, когда главный оппозиционный союз из них вышел, цитируя «из-за продолжающееся насилия» и призвал к надлежащему внедрению резолюции ООН, требующей полного гуманитарного доступа к осажденным областям.

(Сообщение Лайзой Баррингтон и Томом Перри; дополнительное сообщение Сулейманом аль-Халиди и Джоном Дэйвисоном; Редактирование Томом Хенеганом)

(…….)

 

Метки: , , , , , ,

Врачи назвали ложью слова пензенского минздрава об увеличении зарплаты медиков


Министерство здравоохранения Пензенской области со ссылкой на данные федерального статистического наблюдения распространило 28 апреля информацию об увеличении заработной платы врачей. Как сообщил корреспондент Каспаров.Ru, медики заявляют о ее снижении.

По сообщению пресс-службы областного минздрава, зарплата врачей и специалистов с высшим профессиональным медицинским образованием составила 36 408 рублей, увеличившись за год на 1748 рублей. У среднего медицинского персонала, по отчетам чиновников, зарплата составила 20 084 рубля, прирост — 616 рублей.

У младшего медперсонала — 13 517 рублей, прирост – 783 рубля.

По данным чиновников, по итогам 2015 года Пензенская область занимает первое место в Приволжском федеральном округе по соотношению средней заработной платы медицинских работников к среднемесячному доходу от трудовой деятельности в регионе.

Корреспондент Каспаров.Ru пообщался с медперсоналом поликлиники клинической больницы №6 им. Захарьина. С ноября 2015 года у работников некоторых служб поликлиники зарплата уменьшилась почти вдвое из-за перехода на новую систему оплаты труда согласно постановлению областного правительства №318-Пп от 19.06.2015 года. Оклад врача составил 6177 рублей, медсестры — 5160 рублей. К этому прибавляется надбавка за стаж, за категорию, если она есть, и за интенсивность (до 10 тысяч рублей у врачей и 3600 рублей у медсестер), а также некий балл службы по эффективному контракту.

При этом надбавок за интенсивность полностью лишены медики, занятые в лабораторной службе, функциональной диагностике, физиотерапии, УЗИ, эндоскопии, так как, согласно постановлению областного правительства, они работают не с людьми, а с аппаратурой.

В результате в 2016 году зарплата за январь и февраль, например, у медсестры в среднем составила 6500 рублей, у врача-кардиолога — 8-9 тысяч рублей. В настоящее время медперсонал больницы массово увольняется из-за низкой зарплаты и разногласий с руководством.

Александр Воронин

 

Метки: , ,

В Хакасии шестой день голодают строители курируемых Путиным домов для погорельцев


В Абакане (Республика Хакасия — РХ) шестой день голодают четверо строителей домов для граждан, пострадавших от лесных пожаров. Рабочие «Сибстройформата» не получали деньги с декабря 2015 года, в подобной ситуации находятся работники и других компаний, сообщило 28 апреля ИА «Хакасия».

Каждый день голодающих посещает кто-нибудь из республиканских чиновников, потому что именно структуры правительства РХ выступали заказчиком работ.

К примеру, 27 апреля приезжал начальник управления внутренней политики администрации главы РХ Александр Гретнев и пытался убедить, что голодовка не даст никаких положительных результатов, что надо искать другие, менее радикальные методы.

Заметим, что правительство РХ в начале года создало рабочую группу, которая должна была найти выход из ситуации с нерасчетами по зарплате со строителями жилья для погорельцев. Строительство велось в основном на выделяемые федеральным бюджетом средства. Владимир Путин брал стройку под свой контроль, он дважды приезжал в регион.

Участники голодовки говорят, что если уж сами чиновники не могут найти выход из образовавшейся ситуации в правовых рамках, то какие методы должны быть приемлемы для простых рабочих? Вот и стала голодовка методом, который строители смогли организовать своими силами.

Пока они пьют воду, но намерены отказаться и от нее.

Напомним, в апреле 2015 года Хакасии произошли массовые пожары на территории Ширинского, Усть-Абаканского, Бейского и Орджоникидзевского районов. Погибло более 30 человек, было уничтожено более 1,5 тысяч жилых домов.

 

Метки: , ,

CCCР 100 вопросов и ответов. ОБРАЗ ЖИЗНИ И ЖИЗНЕННЫЙ УРОВЕНЬ


«У вас всем владеет государство. От­куда же у людей может взяться чув­ство хозяина, о котором вы часто го­ворите?»

— Далеко не все в СССР принадле­жит государству. У нас существуют три вида собст­венности: общенародная, кооперативная и личная (то, что служит исключительно для личного пользования — дом, автомашина, мебель и т. п.).

Достоянием всего народа, всего общества стали в СССР земля, банки, заводы, транспорт, школы, больницы и т. п Сразу же после социалистической революции бывшему крестьянину, попадавшему на заводы в годы индустриализации, естественно, было далеко не просто отвыкать от психологии, выражав­шейся поговоркой «своя рубашка ближе к телу» Да и не только крестьянину. Такая психология не могла измениться в один день. Но она менялась. В социа­листическом обществе понятие «хозяин производства» приобрело новый смысл. Хозяином стал тот, кто тру­дится.

Чувство хозяина производства означает, что прос­тому человеку совсем не безразлично, как работает его предприятие, какой вклад оно вносит в общест­венную копилку и тем самым дает возможность госу­дарству решать очередные социальные проблемы, а значит, и его личные проблемы. Отсюда — активное участие рабочих в управлении, в широком смысле этого слова, т е. не подменяя ни директора завода, ни начальника производства.

То, что эта ответственность, заинтересованность лежит в основе психологии нашего рабочего, — не­сомненно. Но сказать, что эти черты присущи всем рабочим (как и представителям других слоев насе­ления), было бы неправдой. Основная же часть ра­бочих проявляет подлинную хозяйскую заинтересо­ванность в делах своего предприятия: постоянно изыскивает резервы, борется с недостатками, вносит рационализаторские предложения, чем двигает дело вперед и помогает администрации руководить пред­приятием.

Чувство хозяина особенно ярко сказывается в дея­тельности групп народного контроля, избираемых в каждом коллективе. Эти группы ищут резервы произ­водства, резервы экономии материальных средств и, если необходимо, указывают администрации на до­пускаемые промахи.
«Стимулируется или ограничивается у вас рождаемость?»

— Если иметь в виду политику госу­дарства в этом вопросе, то рождаемость активно поощряется всей системой охраны материнства и дет­ства.

Пребывание ребенка в детском саду или яслях (12—15 руб. в месяц) по карману любой семье и любой матери: государство берет на себя четыре пя­тых всех расходов, связанных с воспитанием детей в дошкольных учреждениях. Если же в семье три и более ребенка, то скидка увеличивается или семья совсем освобождается от материальных расходов.

Многодетные семьи, естественно, в первую очередь обеспечиваются государственными квартирами, поль­зуются рядом других материальных льгот.

Бездетные супружеские пары платят особый на­лог, и он довольно существенный — шесть процентов заработка, многодетные же и малообеспеченные семьи получают от государства и профсоюзов пособия.

«Кто глава в советской семье?»

— Беспристрастный ответ на этот во­прос дают исследования социологов.

Известный специалист Зоя Янкова в книге «Со­ветская женщина» приводит данные исследования, проведенного в крупном городе (Москве), среднем (Пензе) и малом (Егорьевске). Ученые выявили су­ществование четырех типов семьи в СССР.

Тип первый: муж — глава семьи, именно он осу­ществляет все руководящие и контрольные функции. На жену и остальных членов семьи падает весь до­машний труд.

Тип второй: муж сохраняет «в принципе» свои «верховные» права, однако жена все чаще принимает участие в решении важных вопросов (воспитание детей, проведение досуга, распределение бюджета и т. п.).

Тип третий: в этих семьях, пишет 3.Янкова, более ярко выражены новые нормы равенства; мнение му­жа в них хотя и преобладает, но не в силу его интел­лектуального превосходства, а в силу традиции. Жена обычно полагает недопустимой помощь мужа в до­машнем труде, считая это «не мужским» делом.

Тип четвертый: полное равенство жены и мужа, вся домашняя работа строится на взаимопомощи и взаимоподдержке. Больше всего таких семей среди молодежи и среди людей среднего поколения. Все основные вопросы в семье решаются супругами сов­местно.

Какой же тип семьи преобладает?

Среди обследованных семей в Москве пять про­центов относятся к первому типу, около 10 процен­тов — ко второму, около 20 процентов — к третьему, большинство (65 процентов) — к четвертому. В Пен­зе семьи первого типа составили 10 процентов, вто­рого — 17 процентов, третьего — около 20 процентов, четвертого — 53 процента. В Егорьевске — 11, 12, 29 и 50 процентов соответственно.

Многочисленные исследования социологов и дан­ные переписи 1979 года подтверждают, что в стране возрастет число семей, где наблюдается равенство прав и обязанностей супругов. Это — ведущая тенденция в развитии советской семьи.

Впрочем, постепенно меняется и понятие «глава семьи». Лидерство в семье уже не зависит от пола, оно все больше и больше переходит к тому из супру­гов, кто обладает соответствующими личными каче­ствами.
«Существует ли у вас наем домашних работниц (прислуги), нянь и педаго­гов для «домашних» детей?»

— Никаких законодательных или ад­министративных ограничений на этот счет нет. Есть явный дефицит желающих быть домработницами и нянями; их услуги обходятся очень дорого. Труд их оплачивается по договоренности сторон.

Целый ряд услуг в крупных городах можно по­лучить через государственную службу, вызвав по телефону уборщицу квартиры, сиделку для больного или няню для ребенка на определенный срок. Если есть желание, вы можете пригласить к ребенку учи­теля по тому или иному предмету. Таких учителей у нас называют репетиторами. Ими становятся сту­денты, профессиональные педагоги, пенсионеры, же­лающие подработать. Оплата их услуг — по догово­ренности. Если ребенок здоров, родители обязаны отдать его на учебу в школу, есть ли у него репети­торы или нет Если ребенок болен и не в состоянии ходить в школу, его помещают в специальный интер­нат или посылают к нему школьных учителей, услуги которых, естественно, бесплатны.

«Превращается ли советское общество в «потребительское общество»?»

— Смысл, который вкладывается в это понятие, связан не с уровнем потребления, а с превращением последнего из средства удовлетворения потребностей в самоцель, т. е. с появлением «культа вещей».

Для такого превращения в социалистическом об­ществе нет объективных предпосылок Нашему об­ществу чужд «культ вещей», оно возвеличивает не вещи, а человека, его труд. Это у нас постигают с детства — в семье, в школе, через литературу, сред­ства массовой информации и пр.

Однако было бы неправильно утверждать, что у нас нет «вещеманов». Они есть. Материальный доста­ток растет быстрее сознания многих граждан. Воз­можности гармоничного развития личности, расшире­ния кругозора, повышения социальной активности значительны, но в своем развитии опередили внут­реннюю потребность таких людей их использовать Диспропорция эта выражается по-разному, в част­ности, и в том, что мир для человека замыкается на вещах, на их приобретении.

В отличие от Запада у нас такое «замыкание» происходит вопреки обществу, а не вытекает из ло­гики его развития. Отсюда и неизмеримо меньшее распространение потребительства у нас, и критиче­ское отношение к нему со стороны общественности.
«Когда речь идет об уровне жизни, американцы называют одни показате­ли, а советские авторы — другие. Как их сопоставить?»

— Действительно, и та и другая сто­роны прибегают при характеристике уровня жизни своих народов к разным показателям. В США часто склонны измерять уровень жизни количеством легко­вых автомашин и их стоимостью, в то время как в нашей стране чаще оперируют в таких случаях коли­чеством бесплатных услуг, предоставляемых всем гражданам.

Спору нет, вещи в жизни человека важны, осо­бенно хорошие вещи, в том числе и автомашины И Соединенные Штаты в этом отношении все еще впереди.

Но, на наш взгляд, уровень жизни человека опре­деляется далеко не только (и даже не столько) ма­териальными вещами. Все же для истинной полноты жизни, удовлетворенности человека ею и его уверен­ности в будущем значительно важнее нечто более фундаментальное — хорошее здоровье, образование, духовное богатство личности, гарантированная рабо­та по призванию, гарантированный материальный достаток в семье, уверенность в обеспеченной ста­рости. И вот если говорить об этих основополагаю­щих составных человеческого благополучия, то для советских людей они реальны.

Наша логика рассуждений по поводу уровня и качества жизни примерно такая…

Пока в семье все здоровы, состояние здравоохра­нения в стране, стоимость пребывания в больнице, медикаментов и прочее мало влияют на степень ее благосостояния. Но здоровыми, к сожалению, мы бываем не всегда. Поэтому каждому далеко не без­различно все то, что связано с организацией здраво­охранения.

Наш человек уверен в том, что его болезнь не отразится на материальном благополучии семьи. Ле­чить его будут бесплатно, каких бы затрат это от государства ни потребовало. Ни пребывание в боль­нице, ни консультация у крупнейшего специалиста не будут стоить ему ни копейки. Во время болезни его не уволят с работы (это запрещено законом), и он будет получать пособие по временной потере трудоспособности (причем на это пособие сам он не делает никаких предварительных взносов).

Мы исходим из того, что возможность учиться где угодно — от средней школы до Московского уни­верситета — не должна зависеть от достатка семьи, что учебные заведения не должны делиться на при­вилегированные, куда могут попасть лишь избран­ные, и на общедоступные. Бесплатность всех видов образования гарантирована.

Теперь перейдем к области материального достат­ка семьи — что она «может купить» и «реально по­купает».

В США, в частности, средняя семья имеет воз­можность тратить на покупки лишь 40 процентов дохода, а остальные 60 процентов у нее уходят как раз на то, что находится за пределами «мира вещей»: на налоги, взносы в кассы социального страхования, на плату за лечение, образование, квартиру и т. д.

В СССР средняя семья расходует на покупки 80 процентов своих денежных доходов

Уровень жизни — понятие не только сложное, но и динамичное. Его реальное содержание зависит не только от того, что есть сегодня, но и от того, что было вчера и будет завтра. Важно, «как ведут» себя доходы, цены, тарифы на услуги. Можно ли быть уверенным в будущем или надо готовиться к «чер­ным дням»? Короче говоря, куда ведет кривая благо­состояния?

В нашей стране она устойчиво ведет вверх. При стабильности розничных цен, квартирной платы и тарифов на услуги доходы граждан за последние 15 лет удвоились и продолжают увеличиваться.

Нельзя упускать из вида и то, что «среднестати­стическая семья» в странах Запада куда чаще встре­чается на бумаге, чем в жизни. Миллионер и безра­ботный, уже переставший получать пособие, владелец роскошной виллы с бассейном и бездомный — все они вносят свой вклад в формирование среднестатистиче­ских показателей, по от этого не перестают находить­ся на разных полюсах уровня благосостояния.

На каждом этапе своего развития общество рас­полагает определенной суммой материальных благ. На сегодня в США, например, эта сумма больше, чем в СССР. Этот разрыв сложился исторически, и не может быть отнесен за счет «несовершенств» социа­лизма. Социализм «виноват» в том лишь, что разрыв этот неуклонно и довольно быстро сокращается, что он — социализм — более справедливо и равномерно распределяет среди своих граждан имеющееся бо­гатство.

«Какие доходы, кроме зарплаты, мо­жет иметь советский гражданин?»

— Основной источник доходов граж­дан СССР — заработная плата. В среднестатистическом семейном бюджете рабочего она составляет больше 90 процентов.

Кроме зарплаты и различных премий гражданин может получать плату за работу, выполненную по договору, авторский гонорар за произведения лите­ратуры и искусства, вознаграждение за разработку и внедрение в производство изобретений и рациона­лизаторских предложений (определенная доля от раз­мера экономического эффекта), наследство по заве­щанию и по закону, доход от личного подсобного хозяйства в селе или от мелкого кустарного промыс­ла. Некоторый доход может приносить сдача внаем жилья и имущества, мелкие трудовые услуги граж­дан друг другу типа эпизодической помощи по до­машнему хозяйству. Правда, использовать такие источники заведомо для наживы, превращать их в форму предпринимательской деятельности закон за­прещает.

Все это — если говорить о денежных поступле­ниях. Однако в СССР гражданам далеко не за все приходится платить. Бесплатно образование всех ступеней вплоть до аспирантуры, бесплатно меди­цинское обслуживание всех видов, за счет средств государственного бюджета формируется фонд соци­ального страхования и т. п. Из того же источника субсидируются жилищное строительство и обществен­ный транспорт, дошкольные детские учреждения, торговля рядом товаров по ценам ниже себестои­мости (например, детская одежда), сеть курортов, санаториев, домов отдыха, пансионатов, клубов и домов культуры, библиотек, спортивных баз. Если перевести на деньги те блага и услуги, которые чело­век получает бесплатно или по льготным ценам, то получится сумма, составляющая 30 процентов средне­статистического месячного заработка в стране. При­чем политика в области распределения благ и услуг из общественных фондов потребления такова, что человек получает их тем больше, чем меньше у него зарплата.

«Бесплатное здравоохранение дорого обходится государству. На эти цели идут средства, за счет которых мож­но было бы увеличить заработную плату. Почему вы не пошли по этому пути?»

— Потому что будучи платным, когда денежные доходы семей неодинаковы (социалистиче­ский принцип оплаты труда в зависимости от его количества и качества предполагает такие различия), медицинское обслуживание было бы в неодинаковой мере доступно различным категориям граждан, что в свою очередь способствовало бы углублению эко­номического неравенства. Имеющие большие доходы обрели бы и большие возможности для получения высококвалифицированной медицинской помощи, чем менее обеспеченные граждане.

Мы стремимся к полному социальному равенству. Поэтому обеспечение населения важнейшими видами услуг — лечением, всеми видами образования, жильем (исключая кооперативное) и т. д. — сознательно не поставлено у нас в зависимость от уровня доходов. Они в равной мере доступны всем благодаря их бес­платности.
«Может ли советская семья купить квартиру, дом, загородную виллу?»

— Подавляющее большинство горо­жан у нас имеют квартиры в государственных домах. При вселении в квартиру человек не платит ничего, она поступает в бессрочное пользование семьи. Но можно и купить квартиру. Для этого надо вступить в жилищно-строительный кооператив. Кооперативные дома, на долю которых приходится примерно 7 про­центов вводимого в СССР жилья, строятся с по­мощью банковского кредита государственными орга­низациями, а земельные участки под их застройку предоставляются бесплатно. Строятся и индивидуальные жилые дома — в ос­новном в сельской местности. На них приходится около 8 процентов общего строительства. Можно стать владельцем и загородной виллы. Впрочем, вил­лы— громко сказано. Речь у нас идет о даче, жилая площадь которой не превышает 60 квадратных метров на семью, или о домике на садовом кооперативном участке.

Индивидуальное строительство и создание садо­вых товариществ поощряется: государство предостав­ляет кредиты, выделяет (бесплатно) земельные участки. Все основные работы выполняются государ­ственными строительными организациями.

Построить дом или дачу таких размеров, чтобы извлекать из этого постоянные крупные доходы, то есть стать домовладельцем-предпринимателем, запре­щено законом. Но если дом или часть дома по каким-либо причинам временно пустует, то можно его сдать внаем.
«Почему у вас мало автомобилей в личном пользовании?»

— Когда в 1928 году СССР выпустил 50 легковых машин, в Северной Америке и Западной Европе их счет велся на миллионы. Потом — гитле­ровская агрессия, четыре года страшной войны, по­теря одной трети национального богатства, 25 мил­лионов человек остались без крова. Отпраздновали победу — и почти все надо было начинать сначала.

Естественно, что в таких условиях долгое время было не до легковых автомобилей. Кроме того, мы учли негативные последствия массовой автомобили­зации на Западе и отдали приоритет общественному транспорту. В городах развивалась широкая сеть трамвайных, троллейбусных и автобусных маршру­тов. Продолжилось строительство московского метро (первая линия была пущена в мае 1935 года), нача­лась подготовка к сооружению подземных дорог и в других крупных городах.

Сегодня у нас в стране 8 городов имеют свои метрополитены. Московский, естественно, самый крупный. В среднем за сутки он перевозит 6 миллио­нов человек, в отдельные дни эта цифра достигает 7 миллионов. Метро у нас как вид транспорта поль­зуется наибольшей популярностью. Причин тут не­сколько. Быстрота — интервал между поездами в час «пик» составляет всего минуту или чуть больше, и во многие районы города на метро добраться проще, чем на автомобиле. Чистота и порядок— здесь ни­когда не увидишь брошенного на пол мусора, чело­века с сигаретой, тут всегда свежий и сухой воздух. Наконец, проезд в метро чрезвычайно дешев — 5 ко­пеек независимо от расстояния и количества переса­док (столько стоят пять коробков спичек). Это всего па одну копейку дороже, чем троллейбус, и на две, чем трамвай. За все время существования метро плата за проезд оставалась неизменной.

Вернемся к нашему вопросу. Сегодня советские автозаводы выпускают ежегодно 1,3 миллиона легко­вых автомобилей, но спрос пока явно опережает предложение. Желающим стать автовладельцами приходится ждать своей очереди. Но и развивая автоиндустрию, мы исходим из того, что личный авто­мобиль не может заменить общественный транспорт, что последний должен быть удобным, дешевым, обще­доступным.

«Удовлетворяет ли советских людей уровень бытового сервиса? Каков он?»

— Нет, не удовлетворяет. И это не­смотря на то, что данная отрасль экономики разви­вается у нас необыкновенно быстро. В 1979 году, например, в стране было оказано в 12 раз больше услуг, чем в 1959 году. Причем отдельные виды услуг росли прямо-таки с фантастической скоростью. Так, за двадцать лет изготовление мебели по инди­видуальным заказам увеличилось в 48 раз, ремонт различных домашних электро-, радио- и телевизион­ных приборов и машин — в 25 раз.

В стране создана довольно широкая сеть прачеч­ных, химчисток, ателье по индивидуальному пошиву одежды и т.д. В 1965 году в СССР было столько предприятий службы быта, что во многих союзных республиках пришлось создать специальные мини­стерства, чтобы руководить ими. Было решено пре­вратить отрасль в высокомеханизированную, исполь­зующую самые современные достижения технологии и науки. Четырнадцати научно-исследовательским и проектным институтам была поручена работа по вы­работке рекомендаций и проектов для технического и организационного перевооружения отрасли.

Подсчитано, что благодаря развитию службы быта население затрачивает в настоящее время на непро­изводительные домашние работы на 9 миллиардов часов в год меньше, чем в 1959 году. Сэкономленное время используется для досуга, учебы, приобщения к искусству.

Тем не менее, и такой рост считается недостаточ­ным. В будущем предполагается четыре пятых всех домашних дел переложить на плечи службы быта. Чтобы поскорее добиться этого, сфера услуг разви­вается у нас быстрее, чем экономика в целом. По планам текущей пятилетки (1976—1980) объем услуг в городах должен возрасти в полтора раза, а в сель­ской местности — в 1,7 раза.
«Почему советский потребитель пред­почитает импортные товары?»

— Советский потребитель, рыщущий по магазинам в поисках французской косметики, за­падногерманской обуви, английской ткани или фин­ского костюма, — один из самых любимых персона­жей западных корреспондентов, пишущих об СССР.

— Все ясно, — подумает читатель, — начинается опровержение.

Нет, не начинается. Повышенный спрос на им­портные потребительские товары действительно есть. Будь мы расположены это опровергать, можно было бы напомнить, что «импортный синдром» отмечен и в других странах’ американцы предпочитают француз­ские вина, чуть ли не все западноевропейцы —гол­ландское пиво и т. д.

В 1978 году Советский Союз импортировал про­мышленных товаров народного потребления на четы­ре с лишним миллиарда рублей (больше пяти мил­лиардов долларов), что составляет 11,8% общей стои­мости импорта. Товары, закупленные на внешних рынках, играют довольно существенную роль в удов­летворении потребностей населения. В 1978 году СССР импортировал 68 миллионов пар кожаной обу­ви (собственное производство — 740 миллионов пар), миллиона метров тканей (собственное производ­ство — 10,6 миллиарда метров), швейных изделий на миллиона рублей (собственное производство — 21,4 миллиарда рублей), мебели — на 344,2 миллиона (собственное производство — 4,9 миллиарда рублей) и т. д.

Приведенные цифры, конечно, не совсем точно от­ражают соотношение между отечественными и им­портными товарами на советском рынке. Наши внеш­неторговые организации приобретают за рубежом только лучшие по всем показателям изделия. Не от­вечающие этим требованиям товары часто бракуются экспертами и возвращаются поставщикам. Так что появление на внутреннем рынке не пользующихся спросом импортных костюмов, обуви и т. п. — явление достаточно редкое и объясняется чьим-то недосмот­ром.

К сожалению, положение с аналогичными изде­лиями отечественного производства иное. Не все они соответствуют столь высоким стандартам. Отсюда и результат: хотя среди предлагаемых магазинами товаров количественно преобладают советские, поку­патель нередко предпочел бы приобрести импортные. Это ни для кого у нас не представляет секрета. Необ­ходимость самых радикальных мер по повышению качества потребительских товаров многократно под­черкивалась в выступлениях Л. И. Брежнева и других советских руководителей, в документах партийных съездов, решениях правительства. Работа соответст­вующих отраслей промышленности — постоянная ми­шень критических материалов советской прессы.

Почему же тогда ситуация не меняется к лучше­му? — спросит читатель.

Меняется. Для того чтобы увидеть это, достаточ­но взглянуть на вещи беспристрастно. Для примераразберем коротко ситуацию с мебелью. До середины 50-х годов, когда в СССР развернулось массовое жи­лищное строительство, спрос на мебель был невелик. Подавляющее большинство граждан имели по ком­нате на семью, и «излишки» мебели им просто некуда было ставить.

С тех пор в стране ежегодно строится больше двух миллионов новых квартир. При удвоении реальных доходов за 15 лет это обусловило лавинообразный рост спроса на мебель по сравнению с 1940 годом продажа мебели увеличилась в 1965 году в 12 раз, в 1970 — в 18, в 1975 —в 26, в 1978 — в 30 раз. Ста­рые предприятия, укомплектованные опытными, а часто и потомственными мебельщиками, удовлетво­рить этот спрос не могли. Строились новые комбина­ты и фабрики невиданного прежде размаха, и рабо­тать на них пришли новички. Количественно рынок в основном насытили. Но очень скоро потребитель потребовал и нового, куда более высокого качества.

Советская мебельная промышленность столкну­лась с непривычным для нее покупателем, ждущим изделия высшего мирового стандарта. С миллионами таких покупателей.

Подобное положение и в некоторых других отрас­лях: небывалыми прежде темпами растет спрос, ме­няется его структура С такими стремительными переменами промышленность Запада не сталкивается (мы имеем в виду не капризы моды, а быстрый и устойчивый рост благосостояния ВСЕГО населения).

Простой житейский пример. Поколение нынешних 40—50-летних в молодости мечтало о любом телеви­зоре, о любой квартире, о любом приличном костюме или паре обуви. Следующее поколение — нынешние 20-летние куда более требовательны они не меч­тают, а считают нужным иметь цветной телевизор, хорошую квартиру и несколько комплектов самой модной одежды и обуви

Иначе говоря, сегодняшние проблемы — не что иное, как побочный результат наших же достижений, но они не перестают от этого быть проблемами, при­том весьма серьезными, а подчас и болезненными.

В промышленности и торговле идет перестройка — и техническая, и психологическая, и экономическая. Есть и первые положительные результаты, ряд советских потребительских товаров (часы, фотоаппараты, телевизоры, радиоприемники, некоторые виды тканей, одежды, обуви, парфюмерии и т. д ) успешно выдер­живают экзамен на мировом рынке. Сегодня, увидев москвича, зашедшего в магазин, нельзя с уверенно­стью сказать, что он ищет: финский костюм или ленинградскую электромясорубку…

 

Метки:

CCCР 100 вопросов и ответов. ЭКОНОМИКА, ПЛАНИРОВАНИЕ, ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА


«Каков сейчас удельный вес СССР в мировом хозяйстве?»

— На Советский Союз приходится пятая часть мировой промышленной продукции. Доля дореволюционной России в мировом промышленном производстве не превышала 4 процентов. По этому показателю она отставала от США в 8 раз, в част­ности, по выработке электроэнергии — в 12,5 раза, по добыче нефти — почти в 4 раза, по выплавке ста­ли — почти в 7 раз… В 1978 году соотношение было таким (СССР в процентах к США): промышленная продукция — 80, выработка электроэнергии — 50, до­быча нефти — 136, выплавка стали— 120.

Еще более разительный сдвиг произошел в соот­ношении экономических показателей СССР и веду­щих капиталистических стран Западной Европы. До­революционная Россия отставала в промышленном развитии и от Англии, и от Франции, и от Германии. Сегодня Советский Союз производит больше, чем ФРГ, Англия и Франция, вместе взятые: электро­энергии— на 40 процентов, стали — на 80 процентов, шерстяных тканей — на 74 процента, в пять раз боль­ше природного газа и т. п.

И все это несмотря на трудности и сложности, с которыми столкнулось экономическое развитие стра­ны: на навязанные ей капиталистическим миром вой­ны с их разрушительными для хозяйства последст­виями, а также на период восстановления пришлось в общей сложности около 20 лет (1917—1926 и 1941 — 1948 годы). Поэтому свой гигантский скачок в экономическом развитии Советская страна сделала всего лишь за сорок с небольшим лет. Судя по всему, именно этот динамизм ее развития и пугает привер­женцев капиталистического мира.
«В какой мере ваша страна испыты­вает энергетический кризис?»

— Такого кризиса она не испытывает Советский Союз обеспечен собственными энергетиче­скими ресурсами и не зависит от их импорта

Как и все народное хозяйство страны, топливно-энергетический комплекс развивается в соответствии с Государственным планом Социалистическая систе­ма планирования предусматривает сбалансирован­ность как потребностей, так и возможностей их удовлетворения, дает возможность заблаговременно выявлять «узкие места» и предотвращать возникно­вение кризисных ситуаций.

Помогает решению энергетической проблемы и то, что в условиях социалистической системы хозяйство­вания никто не заинтересован в создании энергетиче­ских трудностей ради искусственного повышения цен на нефть, уголь, электроэнергию, нет тех, кто стре­мится придать топливному балансу страны однобо­кую ориентацию на «свою» продукцию, кому выгодно форсировать потребление отдельных энергоносителей, скажем, нефти

Общество заинтересовано в рациональном исполь­зовании естественных богатств страны Разработка и использование их поставлены на научною основ}, ведутся по единому плану — от фундаментальных научных исследований до бурения и эксплуатации нефтескважин. Вновь открытые месторождения неф­ти, угля, газа помогли Советскому Союзу выйти на первое место в мире по добыче топлива Но освоение их — дело исключительно сложное Главные подземные кладовые были открыты в труднодоступных, необжитых районах Сибири, Севера, в пустыня ч Средней Азии Огромного труда и гигантских капи­таловложений требуют как их разработка, так и транспортировка добытого топлива к потребителю за тысячи километров

Месторождения — даже самые богатые, — к сожа­лению, не бездонны. Поэтому необходимо, чтобы при рост новых разведываемых запасов постоянно пере­крывал текущую добычу Темпы 1еологоразведочныч работ не снижаются Одновременно взят курс на рачительное использование всех топливно-энергетических ресурсов, на их строжайшую экономию.

«Я слышал, что в СССР ощущается нехватка рабочей силы. Как в этих условиях обеспечивается потребность в ней в районах с неблагоприятным климатом, в Сибири например?»

— Недостаток рабочей силы действительно ощущается в ряде районов страны. К сожалению, и демографическая перспектива па 80-е годы неблагоприятна будет сказываться так называемое «второе эхо» войны Особенно остра эта проблема для районов освоения Сибири, Крайнего Севера и от­части Дальнего Востока, где плотность населения мала, а размах, темпы и запланированные масштабы хозяйственного развития велики

В СССР нет безработицы, а стало быть, и людей, которых жизненная необходимость вынуждала бы ехать в районы с суровым климатом. Но есть целый комплекс моральных и материальных стимулов, по­буждающих обживать новые края, осваивать природ­ные богатства. Тем, кто изъявляет желание поехать на такие новостройки, обеспечивается бесплатный проезд, безвозмездно выдаются средства на то, чтобы устроиться, обжиться на новом месте, гарантируются более высокие заработки. Там больше предоставляет­ся и других материальных льгот (например, продол­жительнее оплачиваемый отпуск).

Социологи установили, что не только материаль­ные интересы побуждают людей ехать в Сибирь. Многих привлекает возможность непосредственного участия в крупномасштабных государственных делах. Молодежь как нигде получает там шанс проверить себя в трудных условиях, проявить свои способности, сделать карьеру в лучшем смысле этого слова. На таких стройках среди командиров производства осо­бенно много молодых. Стройки, на которых работает преимущественно молодежь, называются ударными комсомольскими. Таких в стране сейчас более 140. В их числе и Байкало-Амурская железнодорожная магистраль: 80% всех ее строителей — комсомольцы.

Восточные районы СССР осваивают не для того, чтобы взять у них природные богатства и уйти. По­тому там одновременно с промышленными объектами возводятся новые города. Строятся детские сады и ясли, больницы и культурные центры, школы, учи­лища и институты, — словом, все, что должно обеспе­чить людям нормальный быт и полнокровную жизнь.
«Почему в СССР урожаи зерновых ниже, чем в Западной Европе и США?»

— Главная причина — сложность при­родных условий Советского Союза.

В Соединенных Штатах половина всей пашни получает в год 700 и более миллиметров осадков. Так же хорошо увлажняются обычно житницы Бель­гии, ФРГ, Франции. Только один процент пашни США расположен в зоне недостаточного увлажнения, а Западная Европа, как правило, с этим затруднением вообще не сталкивается. Недаром засуха 1976 года считалась там «климатической катастро­фой века».

Советский Союз две трети зерновых культур со­бирает в зоне так называемого рискованного земле­делия. 40 процентов его пашни имеет в год менее 400 мм осадков, а наилучшее для земледелия коли­чество влаги (700 мм) получает только один процент пашни.

Засуха — не единственный бич нашего сельского хозяйства. Порой влаги хватает, но зато недостает тепла. В малоснежные зимы осенние посевы нередко вымерзают. Что же касается Севера и Сибири, то там условия для вегетации зерновых тяжелы почти ежегодно: поздневесенние заморозки заканчиваются в начале июня, а раннеосенние начинаются иногда в конце июля.

В целом, как считают специалисты, биоклимати­ческий потенциал земледельческой зоны СССР вдвое ниже, чем в США и Западной Европе. А если ниже, значит, и урожаи соответственно меньше. Если засуха, то поле погорит, независимо от того, кто его засеял — крестьянин-колхозник или фермер-единоличник. Если в 1976 году Франция из-за отсутствия дождей не собрала хорошего урожая зерна и вынуждена была импортировать его, то всем на Западе было понятно: причина в погоде. Однако в тех случаях, когда засуха постигает Советский Союз, буржуазная печать ищет причину не в погоде, а в социальном строе: «винова­ты колхозы».

В 1971—1975 годах урожайность зерновых подня­лась в среднем по стране до 14,7 центнера с гектара, в 1976—1978—-до 17 центнеров. Хотя в засушливом 1979 году она несколько снизилась, можно сказать, что 16—17 центнеров с гектара — это прочно завое­ванный уровень. Там же, где условия земледелия бо­лее или менее сопоставимы с США и Западной Евро­пой (например, Северный Кавказ, Крым и юг Украи­ны, Прибалтика), урожайность давно уже перевалила за 30 центнеров с гектара, что несколько ниже, чем в наиболее развитых странах Западной Европы, но выше, чем в США.

Проводя курс на интенсификацию сельского хо­зяйства, вкладывая огромные средства в эту отрасль экономики, увеличивая и дальше производство машин и удобрений, осуществляя самую крупную в мире мелиоративную программу, Советский Союз стремит­ся к тому, чтобы земледелие как можно меньше стра­дало от капризов погоды.

«Чем объяснить, что царская Россия вывозила зерно, а Советский Союз ввозит его?»

— В 1909—1913 годах, в период наи­высшего подъема российского капитализма, страна вывозила за рубеж в среднем 11 миллионов тонн зерна ежегодно. Зерно в те годы было практически монокультурой (88,5 процента посевных площадей), а хлеб — важнейшим продуктом питания крестьян. Сам факт экспорта не означал, что царская Россия имела «излишки»: в 1911 году в стране голодало 30 миллионов человек (каждый пятый), но вывоз зерна в связи с выгодной конъюнктурой на мировом рынке достиг рекордной цифры—13,5 миллиона тонн.

Сейчас зерновые сборы возросли по сравнению с дореволюционным периодом втрое, и тем не менее СССР вынужден покупать зерно. В чем дело?

Чтобы интенсивно развивать животноводство с целью дальнейшего увеличения потребления мяса, надо иметь достаточное количество зерна, идущего на корм скоту. В свое время академик Немчинов, один из крупнейших советских экономистов, опреде­лил общую потребность страны в зерне: тонна в год на одного жителя. Такие сборы будут реальными в 90-х годах, не раньше. Темпы роста производства зерна значительно обгоняют прирост населения.

дело идет к тому, что оптимальный рубеж — одна тонна на душу населения — со време­нем будет достигнут.

Пока же, однако, нужда в зерне — и именно в фуражном зерне — сохраняется. К хлебу как таково­му это отношения не имеет. Даже самый низкий за последнее десятилетие сбор зерна (140 млн. тонн в 1975 г. — следствие засухи) — это много больше того количества, которое требуется Советскому Союзу для полного, повсеместного и бесперебойного удовлетво­рения нужд населения в хлебе и в других изделиях из муки.

До того как мы начали переводить животновод­ство на индустриальные рельсы, такого острого не­достатка в фуражном зерне не ощущалось. Харак­терно, что еще в 1960 году, когда страна собрала всего 125,5 миллиона тонн зерна, было вывезено за рубеж 6,8 миллиона тонн, а импортировано — всего 0,2 миллиона.

Сейчас, когда расход зерна на фуражные цели превысил 100 миллионов тонн в год, даже при мак­симальных по сегодняшним критериям сборах (237 млн. тонн в 1978 году) полностью обеспечить нужды животноводства без импорта зерна трудно. По этой причине Советский Союз и вынужден пока еще им­портировать часть фуражного зерна.
«Можно ли сопоставить — сколько че­ловек «кормит» фермер США и, соот­ветственно, советский крестьянин?»

— В США 4 миллиона фермеров на 212 миллионов населения, в СССР 24 миллиона заня­тых в сельском хозяйстве на 260 миллионов населе­ния. Следовательно, один советский крестьянин кор­мит 11 человек, или почти в пять раз меньше, чем американский фермер, даже если не учитывать аме­риканский экспорт продовольствия.

Такое сопоставление часто приводится в западной печати. Внешне — все это вроде бы действительно так. И тем не менее такой подсчет неверен. Пояс­ним — почему

В украинском колхозе «Победа» (Тернопольская область) работают полторы тысячи крестьян 136 спе­циальностей Среди них. инженеры-механики, специа­лист по технике безопасности, слесари, токари и фрезеровщики, работающие в ремонтных мастерских колхоза; электрики, обслуживающие 500 моторов. Более того, в их число входят руководители хозяй­ства, экономисты, бухгалтеры, повара и официанты колхозных столовых, ночные сторожа, уборщицы, шоферы; бетонщики, каменщики и плотники межкол­хозных строительных организаций; лесники, работаю­щие в колхозных лесах; операторы, обслуживающие внутрихозяйственную радиотелефонную связь… По нашей статистике, все они включаются в категорию крестьян.

По принципам американской статистики, все эти категории работников должны быть отнесены (и от­носятся) к сфере администрации, сервиса, транспор­та, связи, строительства, лесного хозяйства и т. п. То есть как фермеры они не учитываются.

Мы вовсе не собираемся поставить под сомнение тот бесспорный на сегодня факт, что по производи­тельности труда в сельском хозяйстве Советский Союз значительно уступает Соединенным Штатам. Соотношение среднегодового производства сельско­хозяйственной продукции двух стран выглядит как 100 и 85. Но утверждать, что производимая в США и в СССР сельскохозяйственная продукция является результатом труда соответственно 4 и 24 миллионов работников, значит многократно увеличить сущест­вующую между ними реальную дистанцию.

Напомним к тому же, что американские фермеры работают в значительно более благоприятных для сельского хозяйства природных условиях, чем совет­ские крестьяне.

Еще одна сторона дела. Трудиться не жалея себя американцев заставляет жестокая конкуренция: не выдержишь ее — не выживешь. Такой страх неведом советскому крестьянину. Ничто не вынуждает его работать на износ.

«Способно ли государственное плани­рование все предусмотреть?»

— Нет, не способно. И наше плани­рование никогда не ставило перед собой такой задачи.

Общественная собственность на землю, ее недра и средства производства создает реальную возмож­ность для планирования в общенациональном мас­штабе. Социалистическое государство разрабатывает экономическую и социальную политику, исходя из коренных, долговременных интересов всего народа, выявляет и удовлетворяет действительные общест­венные потребности, разумно использует ресурсы и рационально размещает производительные силы. Пла­нирование — основополагающая черта социалистиче­ского хозяйствования. Результат и (немаловажный): социалистическое общество избавилось от кризисов, безработицы и инфляции, которые неотъемлемы от экономики капиталистических стран.

Советское государство не ставит перед собой не­выполнимых задач — планирования и регламентации экономической и социальной жизни в мельчайших деталях. Научно обосновывая и определяя на пер­спективу (в количественных и качественных показа­телях), сколько стране потребуется угля, нефти, стали, хлеба и т. п., центральные государственные планирующие органы во всем остальном полагаются на местную инициативу. На местах решается, как лучше выполнить плановые задания, как эффективнее использовать выделенные средства. Иными словами, речь идет об инициативе в рамках плана, об инициа­тиве, полезной обществу.
«Не подавляет ли централизованное планирование местную инициативу?»

— Обратимся к конкретным фактам. План на десятую пятилетку (1976—1980) был утвержден Верховным Советом СССР 29 октября1976 года. Примерно за год до того советские газеты опубликовали проект «Основных направлений развития народного хозяйства» страны на очередное пяти­летие. В ходе всенародного обсуждения этого доку­мента от коллективов и отдельных граждан поступило свыше миллиона предложений, дополнений и попра­вок к нему. Наиболее важные из них были учтены в принятом XXV съездом КПСС документе: «Основ­ные направления развития народного хозяйства СССР на 1976—1980 годы» Остальные заслуживающие внимания предложения трудящихся были направлены в различные учреждения для их конкретного рассмот­рения и компетентной оценки

На базе «Основных направлений» Совет Мини­стров СССР разработал проект Государственного пятилетнего плана с разбивкой его по годам, по ми­нистерствам и по союзным республикам. На этом этапе в его разработке принимали участие все мини­стерства и ведомства СССР, советы министров рес­публик, центральные и местные хозяйственные орга­ны, Академия наук СССР и другие организации.

Затем работа над пятилетним планом была про­должена в комиссиях Верховного Совета, и только после этого Закон о пятилетнем плане был принят советским парламентом

Даже из этого довольно схематичного ответа сле­дует, что пятилетние планы составляются отнюдь не горсткой высших руководителей, а что в их разра­ботке, обсуждении и утверждении принимает участие широчайший актив страны, которому в дальнейшем и предстоит воплотить в жизнь записанные в плане положения.
«Советская система отвергает рыноч­ное регулирование. Как у вас удов­летворяется потребительский спрос? Кто и как определяет насыщенность рынка нужными населению товара­ми?»

— Социалистической системе хозяйст­вования в равной степени нежелательны как товар­ный дефицит, так и перепроизводство товаров Дефи­цит отрицательно сказывается на уровне жизни населения, а перепроизводство означает напрасную рас­трату ресурсов и сил общества. Регулятором спроса и предложения является государственный план, вы­полнение которого — закон для каждой отрасли, каждого предприятия А в основу плана закладыва­ются запросы потребителя.

Планирующие организации изучают спрос насе­ления, его групп и категорий. Специальные инсти­туты, лаборатории и отделы по изучению спроса проводят социологические исследования и выдают промышленности рекомендации. Регулярно в разных городах и районах страны организуются выставки и ярмарки новых потребительских товаров. Специа­листы министерств торговли и оптовых организаций на основе анализа спроса отбирают на таких выстав­ках товары по образцам и дают соответствующие за­казы промышленности. Эти заказы и служат осно­ванием для плановых заданий предприятиям.

Службы изучения спроса есть и на промышлен­ных предприятиях, и в магазинах. Их задача — прог­нозировать спрос, изучать требования покупателей к качеству товаров. Некоторые крупные заводы и фаб­рики имеют свои фирменные магазины — своеобраз­ные «барометры» спроса.

В СССР по ряду объективных причин долгое время ощущался острый дефицит по многим катего­риям товаров. Потребитель брал то, что было на полках магазинов. И сегодня мы еще не можем гово­рить о полном изобилии, хотя налицо значительные перемены к лучшему.

Торговые работники говорят: «Вредный ныне по­шел покупатель, слишком разборчивый». Такое при­знание отрадно. Оно означает, что политика Совет­ского государства привела к улучшению жизни народа, росту его благосостояния. И потребитель теперь диктует производству: ему нужна не просто вещь как таковая, а вещь модная, красивая. Соот­ветственно и производство ищет теперь формы и ме­тоды быстрой перестройки, оперативного отклика на спрос потребителя. И государство стимулирует про­изводственников, побуждая к гибкому планированию, расширению номенклатуры изделий, образованию более тесных связей с торговой сетью, а через нее с потребителем.

«Какую роль в производственном обеспечении страны играют частный рынок и государственный магазин?»

— В розничном товарообороте СССР, если учесть всю государственную, кооперативную и рыночную торговлю, удельный вес 6000 городских рынков составляет 2 с небольшим процента Но если ограничиться продовольственными продуктами, то их доля возрастет до 4 с лишним процентов.

Магазин есть магазин, рынок же в условиях со­циалистического общества — довольно специфическое явление. Что это такое?

Прежде всего, в СССР не принято говорить «част­ный» рынок, т. к. в стране нет частной собственно­сти. По традиции рынки называют колхозными, хотя и это название не совсем полно отражает суть дела. Не только коллективные хозяйства (колхозы) или члены колхозов, но и рабочий государственного сов­хоза, житель пригорода независимо от места работы, пенсионер или домохозяйка, словом, любой гражда­нин имеет право привезти на рынок продукты соб­ственного сельскохозяйственного производства (цве­ты, овощи, ягоды и т. п.), занять место у прилавка и торговать тем, что он привез, в неограниченном количестве и по цене, которую он сам установит.

Ограничений немного и они строго мотивированы. Не разрешается торговать несовершеннолетним (пе­дагогические соображения); нельзя продавать пред­меты домашнего обихода (для этого существуют ко­миссионные магазины); запрещена спекуляция, т. е. перепродажа купленного по повышенной цене; нельзя торговать вином (государственная монополия), соле­ными и маринованными трибами (практически невоз­можен санитарный контроль), а также дикорастущи­ми цветами в тex районах, где естественная флора находится под охраной

В рыночной торговле участвуют также колхозы (некоторые имеют собственные павильоны и магази­ны на территории рынка, работающие круглогодично либо в сезон), государственные и кооперативные предприятия и организации общественного питания. Как правило, на крупных рынках есть государственные промтоварные, мебельные и хозяйственные ма­газины. Это для удобства сельских жителей: продав свой товар, они могут тут же купить то, что им нужно.

«Питают» рынки приусадебные участки сельских жителей. Из 50 млн. тонн картофеля, выращиваемого в личных подсобных хозяйствах, примерно 40 млн. тонн потребляют владельцы приусадебных участков (едят сами и откармливают свой скот), 4 млн. тонн реализуется через посредника — государственную или кооперативную заготовительную организацию и затем через магазины, а около 5 млн. тонн продается на колхозных рынках, что называется, из рук в руки — от вырастившего картофель к городской домохо­зяйке.

Этот пример дает наглядное представление о роли рынков в обеспечении городского населения СССР продуктами питания. Она относительно невелика, но сбрасывать ее со счетов невозможно.

Сила рынка в том, что он может предложить бо­лее широкий ассортимент продуктов — естественное достоинство мелкотоварного производства. Рынок в СССР все больше и больше ориентируется на инди­видуальный, а порой и редкий спрос. Рост доходов и заработной платы в Советском Союзе не просто увеличивает спрос, но и расширяет диапазон потреб­ностей.
«Насколько актуальна для ваших го­родов проблема загрязнения окружаю­щей среды?»

— Была и остается очень актуальной. Какие меры в этом отношении предпринимаются, можно проиллюстрировать на примере Москвы.

В Москве было закрыто 4,5 тысячи мелких ко­тельных. Их заменили теплоцентрали, которые ис­пользуют не уголь, а газ. В результате удалось резко сократить вредные выбросы в атмосферу. Теперь практически все жилые дома в Москве обеспечены центральным отоплением. Все теплоцентрали обору­дованы пыле- и газоуловителями.

За пределы Москвы были вынесены и рассредо­точены десятки производств. Благодаря коренной перестройке автострад и ограничению использования большегрузных автомобилей в черте города удалось существенно снизить загрязнение атмосферы выхлоп­ными газами.

Подобные мероприятия были осуществлены в Ленинграде, Новосибирске и многих других крупных индустриальных центрах страны. Охранять чистоту их воздушного бассейна намного сложнее и дороже, чем в других, менее развитых в промышленном от­ношении населенных пунктах.

Один из главных способов охраны воздушного бассейна — расширение площади городских парков и скверов. Вокруг городов созданы и создаются огром­ные лесопарковые зоны. Москву, например, окружает зеленый пояс, включающий в себя 175 тысяч гектаров (440 тысяч акров) лесных угодий.

Наша страна первой установила санитарные нор­мы на предельно допустимые концентрации вредных веществ в воде, почве и атмосфере. Ежегодно в на­роднохозяйственный план развития экономики вклю­чается раздел «Охрана природы и рациональное использование природных ресурсов», в котором кон­кретизируются очередные задачи по охране вод, ле­сов, воздушного бассейна, воспроизводству рыбных запасов, охране недр и т. д.

«Почему советские люди не выступают против проектов сооружений, нанося­щих непоправимый вред окружающей среде?»

— Напомним пример со строительст­вом лесоперерабатывающих предприятий на берегу озера Байкал. Эти предприятия были построены по проектам, не предусматривавшим полного цикла очистки индустриальных вод, сбрасываемых в озеро. Возникла угроза его загрязнения Развернутая в пе­чати, на радио и телевидении широкая кампания с защиту озера заставила хозяйственников отсрочить пуск предприятий до тех пор, пока не была сооружена система регенерации воды с полным замкнутым циклом. Результат: теперь после последней стадии очистки эту воду можно пить.

Опыт учит Еще лет десять назад у нас многие приветствовали планы переброски вод из «мокрых» северных районов с очень ограниченными вегетатив­ными возможностями в южные районы, где могут вызревать многие культуры, если им дать воду. Но были и противники у этих проектов: экологи пред­ложили перед проведением технико-экономических разработок изучить, как эти громадные перемещения пресной воды скажутся не только на южных райо­нах, но и на всей природной цепи в целом. Сейчас более ста научных групп работают над этими проб­лемами по единой комплексной программе, аналогов которой нет ни в советской, ни в зарубежной прак­тике. Предполагается, что глубокая оценка возмож­ных последствий такого начинания позволит избежать ошибок и предусмотреть в проектах (в случае, если они будут одобрены) такие меры, которые сведут к минимуму существующий риск.
«Урбанизация все больше отдаляет человека от природы. Противопостав­ляете ли вы какую-то альтернативу жизни людей в «каменных джунглях» современных городов?»

— Даже к самым большим советским городам слова «каменные джунгли» можно отнести с натяжкой. Москва, Ленинград, Киев — эти три бо­гатыря среди других городов — города зеленые. Не говоря уж об их многочисленных парках и скверах, они буквально окружены лесными массивами. Люби­тели-рыболовы в центре города в Москве-реке удят рыбу. В районах новостроек сохраняются уже имею­щиеся лесные насаждения, проводится озеленение

Наши архитекторы и градостроители учитывают в своей работе следующие обстоятельства: жесткие (специалисты утверждают, что самые жесткие в ми­ре) стандарты на параметры окружающей среды; всемерное ограничение роста крупнейших городов; широчайше развитый, предельно дешевый обще­ственный транспорт и отсутствие в результате этого сверхавтомобилизации, реальная надежда удержать автомобиль в узде даже при постоянном наращива­нии мощностей автозаводов.

 

Метки:

Шахтеры пикетировали министерство социальной политики Украины


«Пересчету социальных выплат быть», «Налог на пенсию – позор правительству», «Коррупционеров в фондах – в тюрьму» — с такими лозунгами украинские шахтеры пикетировали 27 апреля здание министерства социальной политики в Киеве. В акции протеста приняли участие порядка 50 человек.

Как передает информационное агентство «Россия сегодня», собравшиеся потребовали от властей обратить внимание на проблемы угледобывающей отрасли, в частности, на пенсионные выплаты для работников шахт и необходимость снятия налогов с пенсий.

solidarnost.org 27.04.2016

 

Метки: , ,

Руководство ПСМА режет по живому


Руководство калужского автозавода «Пежо» (ПСМА Рус) без согласия работников «разрезала» их отпуск на две части. Не хочет платить за вынужденный простой, говорят в профсоюзе МПРА и квалифицируют это как нарушение закона.

С 25 апреля по 8 мая работников ПСМА принудительно выгоняют «отгуливать» часть ежегодного оплачиваемого отпуска, разделённого работодателем без согласия сотрудников. Как отмечают в МПРА, это прямо нарушает 125 статью Трудового кодекса, так как разделение ежегодного очередного оплачиваемого отпуска на части допускается только с согласия работника.

Дело в том, что в период с 25 апреля по 8 мая на ПСМА запланирован технологический простой. А это налагает на руководство обязательство оплачивать работникам положенные 2/3 заработка. «Вместо этого, для покрытия этих дней, у работников от ежегодного отпуска «отрезали» 14 дней. Работники оказались лишены возможности воспользоваться своими 28 днями непрерывного отпуска, — говорят в МПРА. — Не смогут полноценно отдохнуть, съездить куда-то с семьёй. Что можно успеть за оставшиеся 14 дней?!»

Как подчеркивают в МПРА, на заводе имеются десятки работников, которые официально заявили о своём несогласии на разделение отпуска, не подписали график и потребовали соблюдения своих законных прав. Эти работники желают взять весь отпуск целиком, присоединить все дни к общезаводскому отпуску, который запланирован с 1 по 14 августа. По информации профсоюза, начальники разного уровня оказывали на этих людей давление, угрожали различными санкциями, демонстрируя своё пренебрежение к законам и утверждая что «все рано, несмотря ни на что, все пойдут в отпуск, когда будет надо руководству».

Поскольку большинство работников, несогласных с принудительным разделением отпуска являются членами МПРА, 7 апреля первичная профсоюзная организация официально обратилась к ВРИО руководителя Государственной инспекции труда в Калужской области. В заявлении говорилось о готовящемся административном правонарушении в отношении работников, несогласных с разделением отпуска.

«Когда государство не способно защищать законные права людей и следить за исполнением своих же законов, у граждан не остаётся другого выхода, как искать иные методы защиты своих прав и интересов, те, которые действительно будут работать», — резюмируют в МПРА.

Источник: Конфедерация труда России

unionstoday.ru 27.04.2016

 

Метки: ,