RSS

Реплики и последнее слово, Приморские партизаны, 2016.

13 Июл

13 июля в Приморском краевом суде присяжные выслушали последние слова Приморских партизан.
Стороны начали с реплик: высказались прокурор, все адвокаты и трое подсудимых. Кириллов.

Первым выступил прокурор, высказав замечания к вчерашним речам адвокатов. Гособвинитель все же настаивает на своем: за шесть лет подсудимые могли вспомнить чем 26-27 сентября занимались. Кроме того, он утверждает, что подсудимые оговорить себя не могли и не раз бывали на месте предполагаемого убийства, производя слежку. Прокурор прокомментировал и тот факт, что крови в салоне Toyota Surf не обнаружено. Он сказал, что синий тент кровь не пропускает и что баки и прочий скарб можно было тоже в багажник вместить. «Машина большая, много чего можно в машину положить». Гособвинитель также усомнился в компетентности экспертов из Центра геодезии и картографии, говоря про неправильные координаты, указанные ребятами: «Как сотрудники бюро геодезии и картографии, сидя в кабинете, могли сказать, правильные координаты или нет?». Также Андрей Камболин прокомментировал присутствие девятой ступни, говоря, что данные сведения ошибочны. Однако адвокаты утверждают, у всех трупов хватает ног, даже тех, которые отделены. Прокурор еще раз напомнил присяжным о фотографии в траве. Кроме того он напомнил, что исследовал телефонные соединения, якобы именно в этот день была зафиксирована активность в звонках. В завершение своей пламенной речи прокурор предложил дать Оскара «не Ди Каприо, а подсудимым», если оперативная съёмка — это постановка.

Далее слово взяла сторона защиты. Адвокаты заявили, что прокурор почти не приводил доказательств и представил в реплике доводы защиты в несколько перевёрнутом виде. Они напомнили прокурору, что эксперты центра геодезии и картографии Приморского края, могли вынести экспертное мнение, даже если сотрудники не выходили на место. В координатах, указанных в протоколах, минута составляет больше 60 секунд. Сторона защиты отметила, что прокурор очень много сегодня делал отсылок о некомпетентности сотрудников следствия и экспертов. «Что, следователь не мог разобраться, левая нога или правая?»-сказала Юлия Чебунина, адвокат Владимира Илютикова.
Кроме того, адвокаты отметили, что нет никаких разоблачающих и убедительных фактов, свидетельствующих о вине подсудимых.

Далее слово предоставили и сами подсудимым.
Вадим Ковтун и Максим Кириллов также выступили с репликами, опровергая слова прокурора. Они еще раз напомнили присяжным о нестыковках в деле. Максим Кириллов выступая с репликой попытался обратить внимание на некоторые моменты: «Я постараюсь обратить ваше внимание на моменты, на которые вы, возможно, не обратили внимания. Гособвинитель не выдвинул единой версии и сказал, что стоит опираться на показания Александра Ковтуна, который отмечал, что Вадим на своей машине с подозреваемыми проехал на место слежки. А потом говорит о том, что мы ехали на мотоциклах. Так что же надо брать во внимание?»

Максим отметил, что мотивов завладеть наркотическими средствами у них не было. Он также рассказал про предполагаемое оружие убийства винтовку ТОС-8. Подчеркнул, что у неё крайне низкая скорострельность и ее долго перезаряжать. «Нелогично, что именно с ней было произведено нападение. Три выстрела были произведены с очень близкого расстояния и быстро. Но стоит обратить внимание на показания Богданова. Он говорит, что у Соловьева был пистолет, из которого можно было произвести много выстрелов в короткий срок. Все сведения говорят о том, что потерпевшие были лишены жизни за короткий срок и, возможно, лицом, которое хорошо их знало».
В конце Максим добавил, что в день убийства находился на работе. «Прокурор сказал, что кого попало следствие не привлекает и не сажает. Как выяснилось, я 27 сентября действительно был на работе. Но я нахожусь здесь»-сказал, Кириллов.

Далее выступил Вадим Ковтун, который также заявил, что в день убийства находился на учебе, что подтверждают показания свидетелей. Вадим Ковтун утверждает, что оговорил сам себя: «Кто-то более терпелив к истязаниям…» На этом месте судья попросила его прерваться, потому что о ведении следствия говорить нельзя. Поскольку это не предмет заседания.

Вадим напомнил присяжным о противоречиях в показаниях подсудимых. Кроме того, он говорил о несостоятельности обвинений и об отсутствии мотива завладеть денежными и наркотическими средствами потерпевших.
«150 тысяч 282 рубля — общая сумма стоимости украшений, которые были надеты на Соловьеве и Наумове. «Здесь много женщин — у кого на себе есть украшений на такую сумму? А тут, получается, они понадевали цепи, браслеты, перстни. И в лес поехали коноплю производить. Что за мексиканская мафия такая? Странная цель — завладение коноплей. Среди нас нет ни знахарей, ни лекарей, ни специалистов народной медицины».

Далее подсудимые перешли к последнему слову. Александр Ковтун был краток: «Я многих вещей не могу говорить. Здесь все сказали». Вадим Ковтун попросил присяжных не торопиться с принятием решения и вспомнить, какие показания давали свидетели, адвокаты, что говорили ребята.
Максим Кириллов еще раз напомнил, что прокурор не предоставил доводов, подтверждающих, что он следил за убитыми. И попросил присяжных быть справедливыми при принятии решения.
«Все прекрасно видели, что я потерпевших не опознал, что я никогда не видел их. Убивать людей за несколько мешков наркотиков — это абсурдная версия, которая не нашла подтверждения. Нет и доказательств факта сбыта. Я хочу, чтобы вы приняли взвешенное решение. Наши судьбы в ваших руках. Будьте справедливы»,- сказал Кириллов.
Затем высказался Алексей Никитин. Он просил присяжных принять взвешенное решение, ведь у прокурора нет ни одного убедительного доказательства: «Я понимаю горе потерпевших. Я тоже родитель, у меня тоже есть дочь. Я сочувствую им. Но я этих людей не убивал. У меня была хорошая работа, заработок. Имелось два автомобиля. Для чего мне идти убивать людей? Ради наркотиков? Вы видели моих друзей, вы можете судить о моей жизни из фотографий. Я прошу вас все взвесить. У прокурора нет ни единого доказательства, факта, свидетеля. У меня все».

Владимир Илютиков, как и Александр Ковтун, кратко обозначил свою позицию: «Я не знаю, что добавить, мой адвокат все сказала».

15 июля стороны без коллегии присяжных соберутся на обсуждение вопросного листа. А в понедельник, возможно, продолжат обсуждение, если будет много поправок от защитников.
Присяжных ждут 19 июля в 11.00. Судья выступит перед ними с напутственным словом. Затем они удалятся для принятия
Если вы интересуетесь судьбой ребят, и она вам не безразлична, то оказать материальную помощь на погашение претензий по гражданским искам, которыми сопровождается уголовное обвинение и оплату услуг адвоката, можно переводом средств на:

Карту Сбербанка: 5469 5500 1118 0202
Карту Альфа-банка: 5486 7320 5833 0630
Qiwi кошелек +7 900 648 40 91
Яндекс-кошелек: 410013486970747

Реклама
 

Метки: , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s