RSS

Архив за день: 2016/09/18

Три верных коня путинизма!


 

Метки: , , , , , , , , ,

На выборАх в РФ можно фиксировать «технический бойкот»


Явка на выборах 2016 года с трудом натягивается до 40 процентов. Если вспомнить про выборы 2011 года, то там явка была больше 60 процентов. Скажем так, интерес к выборной процедуре в России существенно снизился.

К тому же имеет место крайне неравномерное распределение явки по регионам — там, где отмечается наиболее жесткое правление, Кемеровская область, Татарстан и Чечня, явка заметно перевалила через 70 процентов.

Зато там, где общественный контроль за выборами хоть как-то публичен, явки считай почти нет — Петербург 16 процентов, в Москве с трудом натягивают 20…

При этом какой-то особой агитации за бойкот не было.Больше того, со стороны части так называемой «оппозиции» шла активная агитация именно за явку — почему-то все решили, что в Думе окажется если не ПАРНАС, то уж «Яблоко» точно… Ну-ну. Ну и КПРФ, конечно, в последние 20 лет основной бенефициар протестных настроений. Хотя ведь ясно, что пока зюгановская лавочка ходит в главный оппозиционерах, режим может счпать спокойно…

Я писал еще задолго до выборов, что явка будет низкой по самой естественной причине — от этих выборов никто и ничего не ждет. Все прекрасно понимают, что произойдет самовоспроизводство предыдущего состава с малыми вариациями. И кому это интересно?

Судьба этой страны будет решаться не на выборах. И уж тем более не на выборах в этот кастрированный с рождения орган…

Анатолий Баранов, главный редактор ФОРУМа.мск

 

Метки: , , ,

ЦИРК НА ВЫБОРАХ В ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ – ПОСЛЕДНИЙ ДОВОД ПРОИГРАВШИХ



У плохих адвокатов, когда судебное дело в перспективе проигрышное, есть привычка изводить остальных участников процесса разной мелочёвкой с раздуванием откровенных провокаций – то флаг в зале суда не так висит, то судья мантию не надел, прокурор в штатском явился, и это не считая постоянных протестов, отводов и заявления ненужных лишних процессуальных действий. Нечто подобное наблюдается и на выборах у нас в стране, в том числе и в Пензенской области, не миновали такого «наезда» и нынешние выборы в Госдуму…

Автор был свидетелем сегодня на одном из избирательных участков в 147-м округе, как в кабину для голосования зашли сразу два избирателя, которые между собой даже не родственники, но, видимо, вместе выпивают. А перед этим они громко спорили, за кого голосовать, причём, стоя перед наблюдателями. И вот по ходу диспута они оказались в одной кабине, но каждый остался при своём мнении. Разумеется, это как бы нарушение, но никто никого из них таким способом не переагитировал, кандидаты получили свои голоса правомерно! Но как к тому отнеслись наблюдатели! Один, видимо, единоросс, посмотрел на это весьма равнодушно, но двое других, явно от «парламентской оппозиции», забились в истерике и начали громко обвинять, сами не зная, кого. Но обвинять и требовать где-то что-то зафиксировать… Но от криков одних наблюдателей и спокойствия другого мнения голосовавших в одной кабине собутыльников не переменились…

Не будем сейчас говорить о выборах, как таковых, об их правильной или неправильной организации, о неграмотности некоторых председателей участковых комиссий и т.п. Лучше о поведении и соблюдении чести и достоинства сторон, бьющихся за места на Охотном ряду. О тех, кто знает, что проигрывает, но ищет себе оправданий. То есть скандала с привлечением прокуратуры и прочих органов. Причём, почва для этого готовится заранее – «достоверные источники» предупреждают загодя о готовящихся вбросах и «каруселях», и остаётся только под это дело подобрать подходящую ситуацию.

Разумеется, никакая информация о фактах вбросов бюллетеней не подтверждается, наблюдателей от «Справедливой России» не допустили изначально на избирательный участок не по заданию единороссов, а потому что с документами не всё в порядке было. А вот за попытку срыва выборов в Сурске, когда некие активисты КПРФ улеглись животами на избирательные урны в качестве бойкота избирательного процесса, можно и нужно по закону ответить. И загадочная машина из мэрии, как выяснилось, вовсе не «карусельщиков» возила по Пензе… Но это и не важно – главное, что разговор, молва, сплетня… Чтобы потом, после выборов, было чем аргументировать свои провалы.

Автор уже третий год как бы дружит с одной из участковых избирательных комиссий – у них там помещение и размещение всех атрибутов избирательного участка очень удобно для фотосъёмки. Ну и приходится общаться на тему выборов. И такое пришлось наслушаться об истериках наблюдателей, когда при подсчётах голосов выходило не в их пользу! Это настолько жуткие версии выдвигаются насчёт фальсификаций! Одна рьяная активистка КПРФ пару лет назад даже потребовала провести экспертизу всех бюллетеней, так как они пропитаны были якобы особым составом, в результате чего при опускании в урну исчезали галочки за неугодных кандидатов, но проявлялись там, где нужно…

Господа и товарищи скандалисты ещё не видели, оказывается, настоящих фокусов. Один бывший председатель УИК, помнится, на примере мне показывал, как прямо при подсчёте голосов на столе «неугодные» бюллетени превращаются в испорченные и недействительные. И это было, кстати, в начале текущего века, когда Анатолий Ковлягин, красный губернатор, победил на выборах…

Разумеется, если бы сейчас по всей территории Пензенской области творилось то же самое, что было на прошлых выборах в 2011 году, эсеры и коммунисты просто плясали бы от радости. Это такой повод для долгого скандала, митингов и пикетов, которые, впрочем, тогда закончились полюбовным сговором с классовым врагом. Но сейчас тишина, даже странно как-то, и приходится изобретать. Это трудно. Это смешно – животами на урны. А надо – партия требует оправданий возможного фиаско… Но авторитета это не прибавляет – люди нынче не те уже пошли, разбираются, где правда, а где цирк…

Виктор Шамаев.

 

Метки: , , , , ,

Раскрывшего «карусель» журналиста «Фонтанки» забрали в полицию


В Петербурге корреспондент издания «Фонтанка» смог поучаствовать в «карусели», разоблачив людей, пытавшихся незаконно повлиять на результаты выборов. Полицейские, прибывшие на участок, решили составить протокол на журналиста Дениса Короткова в связи с незаконным получением им избирательных бюллетеней. Об этом сообщает сайт городского издания.

Коротков получил бюллетени в Кировском районе на участке 616 по своему паспорту за другого человека в рамках журналистского эксперимента, чтобы выявить «карусель». Для этого он наклеил в паспорт специальную отметку, и член УИК выдал ему четыре бюллетеня. Прописка корреспондента свидетельствовала о том, что он зарегистрирован в другом районе (Фрунзенском), и ему велели расписаться за другого человека.

После того, как корреспондент представился, в комиссии заявили о намерении разобраться в ситуации и вызвали полицию.

Полицейские решили заняться корреспондентом, а не членами УИК, выдававшими бюллетени пачками. «Фонтанка» сообщает, что Короткова доставляют в 64-й отдел полиции.

Ранее «Новая газета» отмечала, что во время предыдущих кампаний Петербург отмечался «массовыми фальсификациями результатов голосований».

 

Метки: , , , , , ,

В Мурманске платежную дисциплину населения укрепляют арестом транспортных средств и блокировкой квартирной канализации


— Первые пять дней после начала отопительного сезона нигде никогда гладко не проходят, — заметил министр энергетики и ЖКХ Владимир Гноевский. — Каждый жилой дом — это дойная корова сложная инженерная система, и проблемы, возникающие в любой из них при подключении тепла, приходится решать в индивидуальном порядке.

Хотелось бы, чтобы и граждане добросовестно оплачивали полученные услуги. Но, к сожалению, сегодня средняя собираемость платежей по области варьируется от 85 до 87 процентов. То есть часть платы за коммунальные услуги РСО или совсем не получают, или получают с опозданием на 3-4 месяца. Долг за тепло достиг почти 7,5 миллиарда рублей. На эти деньги можно было бы отапливать область больше 300 дней. Замечу, что отопительный период у нас длится несколько меньше — 275 дней.

Поскольку барыги энергобизнеса теплоснабжающие организации в основном подают ресурс в жилой фонд, самая большая задолженность в структуре долгов — у населения: почти 4 миллиарда.

Для укрепления платежной дисциплины широко применяется такая мера, как ограничение на выезд за пределы Российской Федерации. Но и те из должников, кто не собирается за рубеж, вряд ли могут продолжать безмятежное существование.

Не так давно стали использовать еще одну форму взыскания задолженности. Служба судебных приставов и ГИБДД практикуют конфискацию транспортного средства у должника. Возвращают машину после того, как долг за коммунальные услуги полностью погашается.

— Только в Североморске в результате последних рейдов арестован 31 автомобиль, — сообщил Владимир Гноевский. — Благодаря командованию Северного флота у нас налажены взаимоотношения по взысканию задолженности с военнослужащих. В АО «Мурманэнергосбыт» чуть ли не очередь на оформлением рассрочки по долгам за тепло.

26 августа в Североморске был организован рейд при взаимодействии ГИБДД и службы судебных приставов на пункте пропуска. Это очень эффективная мера, поэтому ее планируется применять всюду, где есть такие пункты. На очереди ЗАТО Александровск и Заозерск.

— Военнослужащие действительно очень плохо платят за коммунальные услуги, — подтвердил заместитель губернатора Евгений Никора.

— Что касается инструментов взыскания задолженностей, хочу напомнить, что АО «АтомЭнергоСбыт» начинает процедуру ареста земельных участков в садово-огороднических и дачных хозяйствах. Это тоже новшество, и касается оно дачников, которые не платят за электроэнергию. ГП будет развивать практику ареста земли на территории всей области.

Еще об одном методе борьбы с неплательщиками рассказала начальник Государственной жилищной инспекции Мурманской области Алена Кузнецова. И хотя он не предполагает крупных имущественных потерь, тем не менее является самым неприятным, а потому и самым действенным.

— Все больше управляющих компаний приобретают оборудование для установки заглушек в системе водоотведения, — констатировала главный государственный жилищный инспектор. — В результате должник лишается возможности пользоваться канализацией. Это средство уже доказало свою высокую эффективность.

Как утверждают статистики, типичный злостный должник — это отнюдь не малообеспеченный человек, а вполне самодостаточный и платежеспособный гражданин с доходом среднего и выше среднего уровня.

 

Метки: , ,

Совсем скоро мы узнаем, сколько процентов нашего народа хотят жить без денег и держаться


 

Метки: , ,

91-летнюю кремлевскую маляршу управделами президента выселяет на улицу


Она расписывала потолки Сталину, Вышинскому, Косыгину, а теперь никому не нужна

«У Василия Сталина в его особняке я расписывала ветку винограда, Вышинскому — алые маки, а у Косыгина были водяные лилии…»

Первое, что видели первые лица советского государства, просыпаясь по утрам, — это ее работы. Украшенные лепниной потолки, невиданной красоты цветы, разрисованные специальной гуашью.

Сегодня «маляр Совета Министров», пенсионерка и ветеран ВОВ Анастасия Заботнова сама нуждается в помощи: ее пытаются выжить из единственного жилья, крошечной комнатки 11,85 метра. Все, что она заработала в своей жизни. Но в 2009 году ее каморка оказалась оформлена в собственность… Управления делами Президента РФ. Идут суды. Справится или нет всемогущая структура с 91‑летней одинокой бабушкой?

На свою беду, живет Анастасия Георгиевна в знаменитейшем здании в Романовом переулке, бывшей улице Грановского, 3, в «маршальском доме», где были прописаны семьи Косыгина, Малиновского, Рокоссовского, Василевского, Маленкова, Ворошилова, Буденного, Булганина и прочая, и прочая…

Десятки лиц со старых первомайских портретов… Для нее все они были просто соседями.

Только цветы

«Хрущев жил в 95‑й квартире, но недолго. А со Светланой Сталиной я ехала в лифте, Жуков со мной так вежливо один раз сам заговорил, Василевские звали к себе поварихой, потому что я хорошо готовила, у меня книга Елены Молоховец была, но я к ним все равно не пошла, так как любила свою работу, а Косыгин, когда на дачу уезжал, всегда махал мне на прощание рукой. Вот так, — бабушка повторяет жест предсовмина СССР и добавляет с гордостью: — Да, они меня уважали…»

Анастасия Георгиевна демонстрирует бесчисленные медали за доблестный труд, недавние ветеранские удостоверения, и совсем старые — еще сороковых годов. Копию муниципального ордера на эту квартиру, выписанную Моссоветом в 1960 году. Документ подтверждает ее право жить здесь. Впрочем, в современных реалиях это мало что значит.

Комнатка три на четыре метра — кровать, шкаф, табуретка — и то кажется для нее велика. Съезжает на бок косынка с головы, перевязана распухшая от трофической язвы нога. Из последних сил ковыляет Анастасия Георгиевна к еще более древнему, чем она сама, комоду, чтобы показать единственное свое богатство — нет, не ордер на квартиру, а пожелтевшие обойные листы-заготовки с контурами цветов для правительственных хором.

«Ну это теперь надолго», — немного смущенно улыбается волонтер Андрей. Но это и самое интересное. Странно, но красные звезды или прочую советскую атрибутику никто из руководителей СССР не предпочитал. Лишь цветы…

«Вот так мы залезали на лестницу и расписывали потолки гуашью. Хорошо расписывали, старались, нас никто не торопил — главное, чтобы дело было сделано», — поясняет бывший маляр правительственного дома Анастасия Георгиевна. Как давно это было!

В другой стране и в другом времени. Где она, мобилизованная в годы войны в вооруженную охрану Центрального телеграфа простая деревенская девчонка, вдруг попала на самый верх власти. Потолок. Выше некуда.

А потом — на самое дно.

«Первый раз мы встретили Анастасию Георгиевну на помойке, если честно, — поясняют волонтеры. — Она кошке еду искала… Только напишите обязательно, что кошке — не себе. Нельзя ее обижать, ей и так несладко сейчас. Но раньше было еще хуже. Не приносили пенсию — управдом просто не пропускала в подъезд почтальона, на годы отрезали доступ к горячей воде, к радио, к туалету, при общедомовом ремонте взломали полы и порушили ванную — да так все и оставили. Она боялась выходить за хлебом, если шла, то поздно вечером, вдруг вернется — а ее назад в родной дом уже не пустят».

Старые стены…

Я стучусь к одной из соседок — Елена Николаевна Израэль, известный врач, вдова академика РАН и экс-председателя Государственного комитета СССР по гидрометеорологии. «Конечно, я знаю Анастасию Георгиевну, из нас, старых жильцов, все ее знают. Пытались помочь. Но как? Она бутылки собирала, чтобы не умереть с голоду. Я слышала, что ее вроде бы даже подкармливали в одном из магазинчиков, что неподалеку, — жалели. Настенька — вы уж простите, что я ее так зову, хотя она меня и старше, — такая напуганная ходила, больная. Я разговаривала с ней через дверь, она к себе боялась пустить кого-то, я в соцобеспечение ездила, хлопотала — как же так, что человек не получает пенсию годами! Там потребовали документы, но она их не захотела дать на руки, так ее застращали. Я лично видела людей, которые представлялись новыми хозяевами ее комнаты, говорили ей открыто что-то вроде «ты еще не сдохла?». Безобразное отношение! Как же так можно?»

…Бесконечные мемориальные таблички с легендарными профилями вдоль фасада как часть его истории и украшение. Дореволюционный особняк постройки 1897 года. Знаменитый доходный дом графа Шереметьева. Французское барокко и ренессанс в элитных советских интерьерах. Пятый Дом правительства.

В 90‑е годы многим из наследников знаменитых фамилий стало трудно содержать столь дорогую недвижимость. «Мы сами раньше занимали квартиру маршала Конева, а сейчас поменялись на меньшую, здесь когда-то жил Яков Сталин, очень недолгое время, правда, затем секретарь вождя Глиновский, весьма достойный был человек и, насколько мне известно, не замешан был ни в каких репрессиях, он бумагами занимался, — продолжает Елена Николаевна Израэль. — Да я могу о каждой квартире столько рассказать! Это же настоящий музей. Но я так считаю, что мы, жильцы, все равно в последние годы разделились на своих и чужих. Старых и новых. Хотя в нашем подъезде посторонние купили только три квартиры, в остальных гораздо больше».

В начале 90‑х к дому 3 по Романову переулку — лакомому кусочку, присматривались и мафиозные структуры, и власти. Многие квартиры по разным причинам даже жильцы со связями долго не могли оформить в собственность — тормозили с приватизацией. «Как-то, не буду говорить кто, приезжали сюда с самого верха. Так вдовы маршалов достойно встретили этих всемогущих чиновников. Костьми легли на ворота… Командовала всем Раиса Малиновская, боевая женщина, фронтовая жена, маршал ее с войны привез. Никого в свой дом не пустила. А потом наследники их квартиру все же продали…» — вспоминает вдова министра.

Но наряду с руководителями партии и правительства в Романовом переулке проживала и обслуга. Электрики, дворники, слесари. Наглядно демонстрируя, что в Стране Советов все равны. Ну и вообще это удобно — починить там что, покрасить…

«Был у дома парадный вход, еще со времен графа Шереметева, для господ. А для простого люда вход черный, конечно, — продолжает Анастасия Георгиевна Заботнова. — Но к нам, хоть мы и с черного входа, все же хорошо относились. Хотя не все. Помню, как Маленков на обед приезжал, а мы как раз крышу ремонтировали — так мастеров всех вниз согнали, чтобы его не беспокоили. На въезде дежурили люди из органов, на первом этаже и на чердаке».

Вся обслуга была собрана в одной большой коммунальной квартире. Номер 77. На первом этаже. Ниже только подвальные коммуникации. На элитарнейшую по любым временам работу Настя Заботнова попала не просто так. Конечно, у нее была безупречная характеристика — как иначе, но это не главное. «За мной начальник один ухаживал, на правах замминистра, с личным шофером, он мне и подсобил попасть в художники-маляры правительства. Добрый очень человек. Во всем мне помогал», — вспоминает она.

…Я смотрю и не верю, что эта несчастная больная старуха могла когда-то вызывать желание, страсть, любовь. Что она тоже была молодой и красивой. Престижная должность украла надежду на личное счастье. Дом посторонних не пускал. Замуж Анастасия Георгиевна так и не вышла. Детей не родила. Проживала с мамой.

«Кто-то из ее соседей скончался. Кто-то давно получил новую отдельную жилплощадь, довольно приличную, — продолжает Елена Николаевна Израэль. — Так получилось, что Настя осталась одна из жильцов 77‑й квартиры. Но они с мамой, пока та была жива, не хотели трогаться с места. Потом мамы не стало, а Настенька все равно отказалась переезжать. Ей семьдесят с лишним уже, глубокая старость, как нам самим тогда казалось, — грустно улыбается моя собеседница. — Она уже собиралась уходить на тот свет и хотела провести свои последние дни именно здесь».

…А дальше начинается детектив.

…И новые хозяева жизни

Как сейчас выясняется, что аж с 1991 года комнаты, где проживает и прописана Анастасия Георгиевна Заботнова, не существует. То есть комната-то есть, но не числится в жилом фонде Москвы. Исключена из него четверть века как.

«Об этом вообще никто не знал. И никто не поставил хозяйку в известность, все эти годы она исправно продолжала платить за коммуналку, — рассказывают волонтеры. — А единственным документом, который подтверждает этот явно противоправный перевод в нежилой фонд, оказалась единственная ксерокопия (!) архивной выписки, отпечатанная еще на старой машинке, без печати и подписей».

Протокол номер 153 заседания исполкома Киевского райсовета от 19.09.1991. О том, что Управление делами Совета Министров СССР просит списать из жилого фонда ряд помещений по адресу ул. Грановского, 3. В том числе и коммунальную квартиру 77. Все для блага человека — на основании того, что это жилье находится не на первом, а практически на цокольном этаже, на 58 сантиметров ниже, чем положено, и там не хватает естественного солнечного освещения. «Квартиры свободны», — уверяют в этом протоколе, оригинал которого, судя по всему, не сохранился.

«Оглядываясь назад, можно предположить, что никто и не думал, что малограмотная Анастасия Георгиевна, оставшаяся одна в этой коммуналке, как-то попытается отстоять свои права, — продолжают волонтеры. — А после ее смерти можно уже было не волноваться и делать с метрами все что угодно».

Хотя в начале 90‑х чиновники и подавали на гражданку Заботнову в суд. На выселение. Но в те годы Фемида встала на сторону пенсионерки — и влиятельные истцы забрали свое заявление.

Та часть Управделами Совета Министров СССР, что ведала недвижимостью, со временем превратилась в ФГБУ «Управление по эксплуатации жилого фонда», относящееся уже к Управлению делами Президента РФ.

Терпение властей предержащих оказалось все-таки небезграничным. В 2009 году (то есть спустя два десятилетия) Управделами Президента, видимо, так и не дождавшись кончины одинокой старушки, уже официально оформляет данное «нежилое помещение» в свою собственность.

Это была самая страшная пора жизни Анастасии Георгиевны. С походами в магазин ночью, обрушениями квартиры, невыплатой пенсии. «Да, пугали меня, угрожали тоже. Но я милостыню никогда не просила, — гордо утверждает старая москвичка. — У меня половник был серебряный, я его в ломбард сдала, и еще мост из золотых коронок — он мне от того ухажера в наследство остался, его я продала тоже».

«Тогда же примерно мы и познакомились с Анастасией Георгиевной. Мы — это ребята, волонтеры, журналисты, правнук Буденного, он же внук артиста Михаила Державина, Петр Золотарев, он сам родом из этого дома, тоже стал активно ее защищать, — рассказывает Андрей. — Всех остальных помощников охрана сначала не хотела пускать к Заботновой. Подозревали, что мы хотим как-то завладеть элитной недвижимостью. Я сам когда-то жил в этом доме, так все закончилось тем, что нас с мамой заставили оттуда съехать, лишь бы я этой бабушке не помогал. Пускать стали, когда мы пригрозили оглаской».

Но злоумышленниками, судя по всему, выступали совсем другие структуры.

«Собственно говоря, узнав об этой несправедливости, мы и стали пытаться отстоять права старушки и приватизировать на нее комнату, в которой она прожила 55 лет, потому что другого выхода сохранить эту долю за ней не было, — объясняют волонтеры. — Но Департамент жилищной политики отказался принимать документы на приватизацию — на том основании, что это давно нежилой фонд. Мы подали в суд, так как налицо явное нарушение законных прав гражданина России. Но во время личной встречи наших юристов с руководителями ФГБУ те откровенно заявили, что бабуля до сих пор проживает в этой квартире лишь из милости и у них, если что, есть административный ресурс».

Сразу же после подачи иска по поводу отказа в приватизации к Анастасии Георгиевне, по словам нанятой волонтерами сиделки, наведались гости из того же ФГБУ. Домработница нечаянно впустила их. Те снова попытались уговорить Заботнову отказаться от всех претензий, без разрешения фотографировали ее обстановку и, как говорит бабушка, даже пообещали привлечь ее добровольных помощников к уголовной ответственности. Саму же Анастасию Георгиевну грозились отправить в дом престарелых.

Единственное, чего не предложили эти достойные люди, — дать бабушке нормальную квартиру или дать спокойно дожить здесь. С трудом восстановили пенсию, но вернуть исчезнувшую часть денег так и не удалось.

Параллельно с бесконечными судебными процессами 91‑летняя Анастасия Георгиевна Заботнова подала заявление на признание себя малоимущей, чтобы получить другое льготное жилье, на что тоже имеет полное право — но и здесь ее ожидал отказ, по случайности или злонамеренности, у нее не приняли документы, так как де-юре она проживает в Романовом переулке с 1950 года, а де-факто ордер выдан десятью годами позже, в 1960 году. Юридический казус.

«Вот такая грустная история, — пожимают плечами волонтеры Андрей и Катя, которые и привели меня к старушке-малярше. — Мы пытались хоть как-то донести ситуацию до чиновников, ведь нельзя же так обращаться с заслуженным человеком… Но все, как только услышат слова «Управление делами Президента», так сразу открещиваются, боятся связываться. Хотя понятно, что президент здесь ни при чем… И все равно».

Анастасия Георгиевна перебирает старые листы бумаги. Розы, ландыши, маки, виноградные гроздья… Жизнь прошла. Вот и все, что осталось. Остальное — не ее. Вот только чье? И за какие заслуги?

…Стоимость здешних квартир сейчас начинается от 70 миллионов рублей за самую маленькую, в 40 жилых метров, до полумиллиарда за 200‑метровые апартаменты.

Сдают квартиры и в аренду: 200 тысяч как минимум. Несмотря на кризис, цены тут только растут. Объявлений о продаже и найме в Интернете хватает.

Стоимость комнатушки Анастасии Георгиевны, 11,85 метров, конечно, на порядок ниже.

Но выгнать бабушку вон гораздо проще за так.

Даже не помахав, как Косыгин из машины, на прощание рукой.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ:

Алексей ТОЛСТОВ, юрист

На сегодняшний момент прошло два суда, чтобы сохранить за Анастасией Георгиевной ее жилплощадь. Первый «на приватизацию занимаемого жилого помещения» — исковое заявление к ФГБУ и Департаменту городского имущества г. Москвы о признании права собственности на данное жилое помещение в порядке приватизации. Иск подан 10 апреля 2015 года. Суд отказал как в иске, так и в апелляции. Причина отказа — помещение является нежилым, непригодным для проживания, и оснований для удовлетворения иска не имеется — ответ был дан 5 октября 2015 года.

Второй иск (после того как всплыл протокол Киевского райсовета) — об отмене решения 1991 года о признании квартиры 77 непригодной для проживания и списании с учета жилого фонда. Ответчики — префектура ЦАО и ДГИ Москвы. Суд отказал в иске, посчитав документы истца не имеющими юридической силы в связи с утратой право пользования помещения. Апелляция нами подана пару недель назад.

Петр ЗОЛОТАРЕВ, правнук Буденного:

«Анастасию Георгиевну я знаю с детства, иногда ей помогал донести пакеты до квартиры — незнакомым людям она не доверяла. Она блестящий рассказчик, я даже снимал ее для документального фильма про историю нашего дома. Когда ей исполнилось 89 и она уже не могла самостоятельно ходить за продуктами, мы с ребятами на свои деньги наняли ей сиделку, чтобы она смогла достойно жить в своем родном доме. Три года назад мы сделали ей косметический ремонт, опять-таки все сами. То, что творилось в квартире, которая, как мы позже узнали, находится в ведении Управделами президента, было ужасающим: сквозные дыры в полу, осыпавшаяся штукатурка, газовые трубы, держащиеся на честном слове. Очень несправедливо, что эта достойная женщина находится в таком положении».

 

Метки: , , ,

Арест профсоюзного лидера Хан Сан Гюна


Представитель международного профсоюза сожалеет, что Южная Корея «возвратилась в прошлое».

Сеульский следственный изолятор в районе Пхоиль города Ыйван, провинция Кёнги. Около 15:50 6 сентября генеральный секретарь «UNI Global Union» Филипп Дженнингс впервые встретился с президентом Корейской конфедерации профсоюзов Хан Сан Гюном. Дженнингс, только что совершивший 20-часовой перелет, прижал ладонь к зарешеченному окну и назвал Хана «братом».

«Брат Хан не просто президент ККП – он президент всех борющихся рабочих во всем мире», сказал Дженнингс. «Международное рабочее движение не будет спать, пока он не будет освобожден».

Дженнингс упомянул о соглашении Международной организации труда (ILO), Международной конфедерации профсоюзов (ITUC) и Профсоюзного консультативного совета ОСЭР (TUAC) провести вместе с UNI Global Union кампанию за освобождение Хана. UNI Global Union — самая многочисленная в мире международная федерация промышленных профсоюзов, насчитывающая приблизительно 20 миллионов участников из 900 профсоюзов в 150 странах.

Но Хан не согласился. «Не имеет значения, сколько ещё я пробуду в тюрьме», сказал он. Вместо этого он призвал к международной поддержке забастовок профсоюзов в государственном и финансовом секторах.

«Это решающая борьба против антипрофсоюзной политики администрации Пак Кын Хе и жадности чеболей», приводят его цитату источники. «Срочно необходима международная солидарность «. Корейский профсоюз государственных служащих и работников транспорта, связанный с ККП и Корейский профсоюз финансовой индустрии, связанный с Федерацией корейских профсоюзов, планируют начать 23 сентября бессрочную забастовку, требуя отмены основанной на производительности системы оплаты труда. Первая встреча двух этих людей продлилась только 10 минут, но Дженнингс сказал, что был «очень тронут, что Хан остался совершенно непоколебимым репрессиями южнокорейского правительства».

Дженнингс также обещал поделиться посланием Хана на всемирном конгрессе «IndustriALL Global Union» в Бразилии.

«Встретившись с Ханом, я физически ощутил, как Южная Корея возвратилась в прошлое», сказал Дженнингс – генеральный секретарь UNI Global Union с 2000 г. – в интервью «Хангёре» в тот же день.

Он также сравнил эту встречу с предыдущей, с тогдашним президентом профсоюза финансовой индустрии Ли Ён Дыком, который был арестован в 2001 г. по обвинению в организации забастовки против слияния Kookmin Bank и Housing & Commercial Bank. Тогда Министерство юстиции предоставило им специальную встречу, где они говорили около часа. На этот раз Хану и Дженнингсу разрешили только 10 минут общения по старому микрофону в присутствии полицейского.

«Трудовой мир уже был потрясен суровым приговором [пять лет тюремного заключения в первой инстанции] президенту ККП за организацию митинга, но то, как южнокорейское правительство в одностороннем порядке проталкивало основанную на производительности систему оплаты для государственного сектора без каких-либо оценок или согласия от работников, это не отличается от диктатуры», сказал Дженнингс.

«Уже 20 лет как Южная Корея присоединилась к ОСЭР, но демократия и основные права рабочих постоянно ухудшались».

Перевод К. Прохорова

 

Метки: , ,

Почему #Путин хуже Гитлера #выборы #выборы2016 #путинизм #фашизм #капитализм #Стабильность


Сегодня, как и вчера, в ельцинско-путинской России запрещена политическая агитация, — «выборы», понимаете ли. Поэтому сегодня, как и вчера, я ни за что агитировать не буду, а вместо этого порассуждаю на отвлечённые темы.

Начну с тезиса: Путин хуже Гитлера. Такое утверждение, полагаю, может Вам, товарищ Читатель, показаться не только неправильным, но и абсурдным, — однако ниже я постараюсь его обосновать.

Прежде всего, следует рассмотреть причины, по которым вышеозначенный тезис кажется абсурдным и многими будет отвергнут, что называется, с порога. Хотя само понятие «фашизм» имеет не немецкое, а итальянское происхождение (в связи с чем иные «специалисты» иной раз «доказывают», что режим Муссолини, мол, был «по-настоящему фашистским», а вот режим Гитлера фашистским не был вообще), — именно гитлеровский режим можно со всеми основаниями считать «наиболее совершенным» воплощением фашизма, если следовать определению Димитрова («Фашизм у власти есть (…) открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала»). То есть, режим Гитлера — это «идеальный», «законченный» фашизм, а сам Гитлер, соответственно — персонифицированный символ такого общественно-политического порядка.

Если ранжировать буржуазные политические режимы по, так сказать, шкале жуткости, — то гитлеровский режим, несомненно, окажется самым жутким, самым страшным режимом: коммунистов при нём либо убивали среди бела дня, либо отправляли в концлагеря, та же участь постигала и всех недовольных, даже если их устремления ограничивались лишь небольшой либерализацией государственного порядка; отличительной особенностью фашизма, кроме того, являлось жестокое преследование не только деятелей, но и обычных болтунов.

Путинский режим — гораздо менее жуткий, чем гитлеровский: хотя ельцинско-путинское государство возникло в результате террористического акта и прибегает к террору всякий раз, когда это оказывается необходимым для сохранения «стабильности», считать его открытой террористической диктатурой оснований, всё-таки, нет, поскольку террористические методы оно применяет от случая к случаю, эпизодически (как и любое буржуазное государство, даже самое демократическое), и всякий раз тщательно прикрывает свой террор (в том числе и «демократическим процедурами»). Болтунов, за весьма редким исключением, путинский режим не преследует, — напротив, им (от либералов до «радикальных коммунистов») даже предоставляется определённая «свобода агитации» (имеющая, правда, довольно строгие границы, выход за которые карается обвинением в «экстремизме»).

Помимо жуткости есть, однако, другой критерий, по которому можно ранжировать буржуазные политические режимы, — и гораздо более важный: эффективность. Государственный порядок существует не ради себя самого, — в конечном счёте он, если говорить по-простому, является защитной оболочкой для общественного строя, основу которого составляет способ производства материальных благ. Буржуазное государство эффективно настолько, насколько защищает (и может защитить) капиталистический способ производства от враждебных посягательств со стороны как (особенно на ранних ступенях развития капитализма) феодальной реакции, так и (особенно на последней, империалистической ступени развития капитализма) революционного пролетариата, — а также правящий класс данного государства от враждебных действий зарубежных конкурентов.

Если судить по результатам, гитлеровский фашизм, конечно, не может быть признан совсем неэффективным, — гитлеровцы вполне успешно справились с внутренней «красной угрозой» (с которой не могла справиться германская буржуазная демократия), а потом и существенно расширили «жизненное пространство» для немецкого капитала. И тем не менее… задачу уничтожения первого в мировой истории государства рабочих и крестьян (которую перед ним ставили как немецкие капиталисты, так и всячески пытавшиеся «повернуть на Восток» германскую военную машину империалисты США, Великобритании и Франции) гитлеровский фашизм не просто не решил, но провалил, из-за чего «расширение жизненного пространства» обернулось для Германии потерей вполне себе «исконно немецких» территорий (шутка ли, Кёнигсберг стал Калининградом), а «ликвидация красной угрозы» — возникновением (при военной помощи со стороны СССР) на значительной части территории Германии диктатуры пролетариата. Жуткость гитлеровского режима, в конце концов, вынудила американских и британских империалистов не просто воевать против него в союзе с СССР, но терпимо относиться к распространению симпатий к СССР среди самых широких масс населения «западных демократий»; дошло даже до того, что в какой-то момент американская буржуазно-государственная пропаганда стала изображать СССР сочувственно, — что касалось как борьбы советских людей против фашизма, так и, по необходимости, советского общественного строя.

Чтобы потом не возвращаться к этому, скажу сразу несколько слов об эффективности буржуазно-демократических режимов в условиях империализма. Из того, что было сказано выше, можно было бы сделать вывод, что буржуазная демократия, по части «стабилизации» капитализма, более эффективна, чем фашизм, — но это лишь иллюзия. Во-первых, как уже отмечалось, немецким капиталистам потому и пришлось воспользоваться услугами фашизма, что буржуазная демократия, давая коммунистам достаточно значительные возможности для организационного строительства и пропаганды, с «красной угрозой» не справлялась; во-вторых, наличие буржуазной демократии в Великобритании и США немало поспособствовало распространению симпатий к СССР (о чём, опять же, говорилось выше; а ещё раньше именно наличие в «западных» странах демократических свобод существенно затруднило империалистам борьбу против только-только возникшей Советской России), которые позже давили не очень демократическими методами; в-третьих, наконец, своей «победой» в «Холодной войне» США обязаны отнюдь не своему буржуазно-демократическому порядку, а советским контрреволюционерам, для которых буржуазная демократия была лишь моментом, и моментом крайне неприятным (а зависимость их от «иностранной помощи» была гораздо более слабой, чем многие думают, и отнюдь не односторонней), — зато после «победы в Холодной войне» именно буржуазная демократия немало поспособствовала тому, что США оказались в тяжелейшем кризисе, выбираться из которого им пришлось путём, с одной стороны, взрывов домов и последующего сворачивания демократических свобод, с другой же… в конце 80-ых — начале 90-ых годов XX века, во времена Рейгана и Буша-старшего, Клинтон считался чуть ли не «радикальным леваком», хотя для этого и не было существенных оснований; прошло два десятилетия, и Обаме, преемнику Клинтона в качестве президента США от «Демократической партии», пришлось отмываться от обвинений в «коммунизме» из-за вполне реальной (хотя, разумеется, ничуть не коммунистической) реформы американского здравоохранения, — а нынче кандидатом в президенты США от «Демократической партии» чуть было не стал Сандерс, открыто называющий сам себя «социалистом». Сохранение демократического порядка чем дальше, тем больше «социализирует» буржуазную политику, — это относится как к «левым», так и к «правым» силам (в среде которых всё более усиливается влияние, выражаясь словами Ленина, темного мужицкого демократизма); само по себе это, разумеется, к пролетарской революции не ведёт, — но «стабильность» буржуазного общества расшатывает.

Теперь, после вынужденного «буржуазно-демократического» отступления, вернёмся, как говорится, к нашим баранам. Гитлеровский фашизм, несмотря на свою мощь и жестокость, Советское государство уничтожить не смог, — и это относится не только к германской военной машине, но и к фашистским пособникам внутри СССР; их, этих пособников, оказалось довольно-таки мало (хотя в определённый момент под контролем нацистской Германии оказалась значительная, — и густонаселённая, — часть территории Советского Союза), а попытки слепить из них нечто боеспособное вряд ли можно назвать удачными. Зато в уничтожении Советского государства весьма преуспела уральская братва, политическую практику которой вполне можно обозначить, как ельцинизм. Ельцин с соучастниками уничтожили СССР, свергли Советскую власть, растащили единый народнохозяйственный комплекс, — и, имея к концу своего правления «рейтинг поддержки», вполне сопоставимый с «рейтингом поддержки» Гитлера в СССР, умудрились-таки избежать суда и умереть «своей» смертью (Ельцина и Черномырдина даже похоронили с почестями на одном из главных кладбищ страны). В сравнении с гитлеризмом ельцинизм, вне всяких сомнений, оказался более эффективным, но… «стабилизация» буржуазного порядка при нём достигнута не была, а в 1998 году случился самый настоящий бунт, вынудивший «гаранта» пойти на некоторые уступки трудовому народу. Российским капиталистам и их обслуге пришлось приступить к созданию ещё более эффективного государственного порядка, который смог бы защитить «завоевания» ельцинизма, — и в первые годы XXI века такой порядок был создан, а его лицом стал «второй президент» Путин, пребывающий в должности и поныне.

Путину и соучастникам, — «питерскому» клану российской буржуазии (от которого ныне осталась лишь шайка), — удалось то, чего не удалось Ельцину: не только укрепить буржуазный порядок, но и, в конце концов, заставить значительную часть политически активного населения признать (если не на словах, то на деле) этот порядок «своим». Признать настолько, что любой разговор о революционном свержении этого порядка, даже в среде левой общественности, нередко влечёт за собой обвинения в «работе на Госдеп США», — зато участие в путинских «выборах» (даром что от них осталось совсем уж одно название, чего при Ельцине, всё-таки, не было, хотя «итоги народного волеизъявления» уже тогда, в основном, рисовали) считается чуть ли не священным долгом.

При этом, «стабилизированный» ельцинско-путинский порядок остаётся антинародным: «экономя» на создании безопасных условий труда, капиталисты тысячами убивают и калечат рабочих, невыплата зарплат является нормой (зато официальная статистика, в отличие от ельцинских времён, «научилась» её «не замечать»); жилищно-коммунальное хозяйство (не в последнюю очередь из-за всё той же «экономии») приведено в упадок, — а путинские чиновники, видимо, хорошо усвоившие мысль не самого умного булгаковского героя о том, что «разруха в головах», предпочитают «бороться» со вполне объективно существующей разрухой так, как только и можно бороться с «разрухой в головах», то есть посредством «интеллектуальной» болтовни; врачебная помощь для значительной части населения России попросту недоступна, — но и тем, кому «посчастливилось» попасть в больницы «эпохи путинизма», не стоит сильно радоваться; в школах творится какой-то ужас, всё более напоминающий целенаправленный геноцид (и отмеченные ранее проблемы здравоохранения усугубляют положение). А «оппозиционные партии», — как представленные в «парламенте» (именно при Путине окончательно ставшем не местом для дискуссий), так и не представленные, — всё сильнее напоминают концентрационные лагеря для недовольных (а как ещё назвать структуры, в которых работают, например, специально собранные туда коммунисты, а выгоду от их работы получают исключительно капиталисты, принадлежащие к правящей шайке).

К слову, «выборы» в работе этих партий-концлагерей играют особую роль. Взять, например, путинские «коммунистические партии»: согнав (не под конвоем, конечно, но… путинские СМИ весьма чётко указывают недовольным, куда идти) туда коммунистов, надзиратели постепенно (нередко начиная с того, что «демократия в буржуазном обществе является фальшивой» или чего-то подобного) убеждают их в том, что с помощью голосования на ельцинско-путинских «выборах» можно что-то изменить; далее коммунистов, оказавшихся в этих концлагерях, отправляют заниматься «предвыборной агитацией»; пытаясь «убедить людей прийти и проголосовать» (и, разумеется, делая всё, что от них зависит), коммунисты-жертвы нередко вступают в конфликт с «простым народом» (значительная часть которого уже достаточно хорошо поняла, что участие в ельцинско-путинских «выборах» не принесёт ей никакой пользы) и, в конце концов, могут даже оказаться в полной изоляции; далее они идут на «выборы», голосуют, разумеется, за «Партию», — а иногда ещё и получают дополнительную нервотрёпку, участвуя в работе «избирательных комиссий»; и, наконец, буржуазное начальство оглашает (нарисованные и утверждённые заранее) «итоги выборов», свидетельствующие об очередном «поражении» коммунистов. Периодически повторяясь раз в несколько лет (и сопровождаясь, иногда, «локальными победами», причины которых могут быть самыми разными, но которые всегда способствуют ещё более сильному втягиванию жертвы в процесс), этот пыточный цикл может сломать даже самого стойкого борца, — породив у него представления о том, что «изменить ничего нельзя» (вообще, а не только посредством «выборов»), «народ спит» (хотя «простые люди», зачастую, просто оказываются более сознательными, чем такой «сознательный борец»), «положение безнадёжно». По тому же принципу работают «либеральные», «национал-патриотические» и прочие поставщики «оппозиционных» услуг для населения ельцинско-путинской России.

Всё, о чём говорилось выше, полагаю, вполне однозначно свидетельствует о том, что с точки зрения «стабилизации» буржуазного общества путинский режим намного эффективнее гитлеровского. А это значит, что с точки зрения коммуниста, как ни крути, Путин хуже Гитлера.

 

Метки: , , , , , , ,