RSS

Архив за день: 2016/09/22

О победоносных петухах


Все-таки, если кто и спасет наш мир, то это будет женщина. Вот Воробьева, честно ссылаясь еще на одну даму, ставит вопрос со всей прямотой: «Все очень просто и понятно, объяснила моя коллега Инесса Землер. Чистая математика. ЕдРо в этот раз получило меньше голосов, но больше процентов. Догадайтесь, почему?»
А по соседству ученый муж Максим Миронов созидает нечто гораздо более величественное и загадочное. «Единая Россия увеличила свой результат с 49.3% до 54.2%, то есть реальный рост количества голосов, отданных за партию власти, составил порядка 5%». И далее, снисходительно оттоптавшись на либеральной общественности, вопрошает: «Так почему же при неблагоприятной внешней конъюнктуре, при существенном росте возможностей для агитации оппозиции, при реальном падении доходов и экономическом кризисе, тем не менее, «Единая Россия» набрала больше голосов, чем в  2011?» С последующим развитием темы про демократичность и прогрессивность этой замечательной партии.

Ответить на суровый вопрос г-на Миронова дьявольски трудно. Прежде всего, потому что в действительности «Единая Россия» набрала на 4 млн. голосов меньше, чем в 2011. Было 32.4 млн., стало 28.4 млн. То есть проблема переходит в другую плоскость – от анализа партийных достижений к анализу когнитивного аппарата ученого из Мадрида.
Случай довольно запущенный, хотя типичный — особенно для сторонников Путина. У профессора явные трудности с пониманием такой замысловатой штуки, как процент. От души сочувствую и призываю не падать духом. Не оставляйте стараний, маэстро: терпенье и труд все перетрут.
Попробую объяснить. Видите ли, процент — это такая хреновина, которую также можно назвать дробью. Не той, что из ружья стреляют — в утку, допустим, либо в какую иную дичь, но той, какая получается при делении (не умножении, заметьте!) одного числа на другое. Циферки, которые стоят над палочкой, называются числителем. А те, что, наоборот, ниже палочки – знаменателем. Это понятно?
Дальше будет немного сложнее, но Вы держитесь там, в Мадриде. Доброго Вам здоровья и хорошего настроения. Выше знамя отечественной науки! Ежели допустим, числитель стал меньше (упал с 32.4 до 28.4), то дробь вовсе не обязательно тоже уменьшится. Ведь остается, туды его в качель, еще и знаменатель!! Если он вдруг упал шибче числителя, дробь (то бишь процент) может даже вырасти. Вот какие удивительные и коварные явления порою случаются в нашей непростой действительности.
Применительно к выборам знаменателем служит число голосовавших. (Не устали, профессор? Понимаю, что трудно, но кому сейчас легко!) А числитель, стало быть, число голосов, отданных за ЕдРо. В 2011 за партию голосовали 32.4 миллиона из 65.7. Делим одно на другое (черт, еще потом надо умножить на 100, боюсь, для Вас это будет трудновато!) и получаем чуть более 49%. В 2016 г. за  ЕдРо высказались 28.4 млн. из 52.6 голосовавших. Снова делим одно на другое и имеем целых 54%! Вроде, на 5% больше. А на самом деле меньше. Вот ведь как бывает…
Не утомились? Ладно, сходите в скверик, поиграйте с мальчиками в политологию. Хватит с Вас на сегодня. Только чур, на улицу не выбегать! А мы тут немного со взрослыми поговорим.

Чтобы ответить на честный вопрос Воробьевой, округлим числа до целых. И считать будем с последней прямотой – на пальцах. Итак, в стране 110 млн. избирателей. Голосовали, по официальным данным, 53 млн. Из них, округленно, 10 млн. (много -12, этот вариант расчета ведем в скобках) из довольно устойчивого кластера «особого электорального режима», где явка всегда составляет 70+ , и такой же консолидированный результат за кого надо. Имеем в виду, что 10 (12) млн. – округленная оценка голосующего за ЕР электората, а не общее число избирателей в Тыве, Чечне, Кемеровской обл., Татарстане и пр.
Тогда на долю сравнительно свободного «конкурентного кластера» остается 53-10 =43 (41) млн. из числа голосующих. Средняя поддержка «ЕдРа» в «конкурентном кластере», очищенная от грубого чуровского фальсификата, равна 40%. Кстати, довольно много. Значит, в копилку партии попадает 41*0.4 = 16 (18) млн. Итого в сумме с управляемым электоратом «особого режима» 10+16 = 26 (30) млн.
В этот рассчитанный на пальцах интервал 26-30 млн. и попадает официальный результат ЕдРа — 28.4 млн. Позже посчитаем аккуратней, сейчас главное суть. Она проста: вклад «особого кластера» в копилку ЕдРа грубо говоря, составил 35-40% от общего объема. При том, что в общем числе избирателей его доля не  превышает 15% (не более 17 млн. из 110). Это следствие резкого падения явки в «конкурентном кластере». Если бы в нем вообще никто не пришел на выборы, результат партии власти сложился бы целиком из данных «особого режима» и превысил 70% (при общем снижении явки до 15%). Тот-то было бы радости профессору из Мадрида! Очевиднее доказательства демократичности и прогрессивности ЕдРа, чем такой рост реального числа голосов, пожалуй, не найти.

На то, как в «особом» кластере организованы явка и подсчет голосов, не отвлекаемся. Это и так понятно всем, кто интересуется выборами или помнит, как они проводились в СССР. Важнее другое: при небывало низкой явке в «конкурентном кластере» (Москва – 35%, Петербург 32%, далее по всем пунктам), относительная доля «особой зоны» в поддержке партии власти раздулась более чем вдвое.

Теперь простые человеческие выводы.
1. Число голосов за ЕдРо при реальном падении доходов и экономическом кризисе не выросло (как почему-то решил умный профессор Миронов), а упало на 4 млн. Но стандартный фальсификат в «особом кластере» дает нужные цифры вне какой-либо связи с доходами, кризисом и вообще с интересами живых людей. Это лишь цифры на бумаге, и связаны они не  с интересами граждан, а с интересами региональной номенклатуры. Так было всегда. Просто на этот раз разочарование и массовый уход настоящих, не нарисованных избирателей «конкурентного кластера» раздули долю этого номенклатурного пакета до неприличия. Обеспечив ЕдРу процентный рост даже вопреки натуральному снижению поддержки.
На самом деле на этих выборах проиграли все, включая ЕдРо. Просто у нее есть надувной пузырь, который держит на поверхности  — хотя бы и с мокрыми штанами. Реально выиграла лишь  корпорация вождей «особой зоны», вес которой во внутренней политике России непропорционально вырос.

2. При небывалой пассивности «конкурентного кластера» на его территории даже не требовались баснословные чуровские приписки. Кластер сам, по доброй воле, сократил свою долю в общем итоге. Для достижения и даже превышения искомой процентной доли власти теперь вполне хватает рутинного фальсификата в  «расширенной Чечне», где не бывает ни наблюдателей, ни протестов, ни скандалов. Кстати, не стреляйте в пианиста — он играет как может. Э.А.Памфилова действительно сумела уменьшить число грубых нарушений там, куда руки достали — в «конкурентном кластере». Но граждане этим воспользоваться не пожелали.

3. Поддержка «ЕР» в «конкурентном кластере» при условии более честного подсчета и падения активности опустилась в среднем до 40 процентов. В то же время в «особом режиме» она осталась на уровне 70+. Опорная зона власти от выборов к выборам отъезжает все глубже на периферию, к электоральным цитаделям Р. Кадырова, А.Тулеева, С.Шойгу и пр. 18 сентября это проявилось как никогда ярко. Вопреки мудрым умозаключениям мадридского профессора, «ЕдРо» сегодня  — партия торжествующего провинциализма. Это имеет свои преимущества — но лишь  до определенного предела.

4. Такая стратегия, навязанная сверху как бы ради стабилизации (на самом деле ради консервации режима) ведет к сползанию российских политических стандартов до уровня Казахстана. (Следующая станция – Узбекистан). И, что еще хуже, к  подспудному развитию конфликта между погруженными в богатырский сон центральными русскими районами и взвинченной на фальсификационном допинге электоральной периферией, которая перетягивает на себя роль лидера. Чем избиратели Кузбасса так уж отличаются от избирателей Алтайского края, Новосибирской, Томской областей или Хакасии? Ничем, кроме наличия А.Тулеева и его команды с их специфическими ухватками. Меж тем показатели электорального восторга и мобилизации зашкаливают — практически вдвое выше, чем у соседей.
Это важно. Судя по электоральным цифрам, Чечня, Ингушетия, Тыва, Кемерово и пр. — территория благодати и процветания, где труженики благоденствуют и неустанно благодарят руководство за отеческую заботу. А  регионы «конкурентного кластера» — условно от Новосибирска до  Калининграда, наоборот, зона социальной депрессии, где жить нельзя и  избиратель либо зол, либо разочарован. На самом деле все наоборот: в Ивановской, Костромской, Рязанской, Тверской, Ярославской областях, конечно, медом не намазано, но люди оттуда не бегут в процветающий Дагестан, Ингушетию или Чечню, где гостеприимный Р.А.Кадыров гарантирует им все права, предусмотренные шариатом. Люди едут в противоположном направлении — из лучезарной Чечни, Тывы и  Мордовии в  не слишком благополучные, но все-таки еще живые регионы «конкурентного кластера».

5. Имея перед глазами цифру «всенародной поддержки» в 54%, верхи получают снизу искаженный (фальсифицированный) сигнал: путь в Узбекистан народонаселению нравится. Эффективные менеджеры «особого режима» заслуживают особого поощрения и поддержки как опора российской демократии. Их права и доходы расширяются в ущерб правам и доходам «конкурентного кластера», где живет большинство. Под коркой из жеваной бумаги, на которой изображен подъем с колен и неуклонное единение счастливых народов вокруг ленинского ЦК КПСС, власть, того не желая, потихоньку готовит почву для очередного цикла распада: пока мертвое пилит, живое сохнет.

6. Пробуждение от величественной дремы будет опасным и болезненным как для низов, так и для верхов. Мало никому не покажется: проснувшейся от желания покушать Центральной России опять захочется поближе к европейским стандартам, а  условному академику Кадырову с его нукерами — к азиатским. Причем это его желание все очевиднее совпадает с желаниями Кремля. В Европе их никто не ждет, кроме маленького гостеприимного городка в Голландии. Зачем академику вместе, допустим, с депутатом Луговым в Европу? Разбираться с вектором движения они будут у нас на голове и на брюхе.
И пожалуйста, не говорите, что вас не предупреждали. Выборы 18 сентября прошли точь-в-точь по тому сценарию, о  котором автор сих строк информировал почтенных нехотяев перед светлым днем всеобщего волеизъявления. Если вам неугодно пользоваться своими правами в силу их ограниченности, за вас это с удовольствием сделают другие. С тем, чтобы ограниченность по возможности еще усугубить.

Ей-богу, остается надеяться только на женщин. На умного профессора Миронова, изящного доктора Явлинского, наблюдательного политолога Маркова и человеколюбивых Кадырова, Лугового, Путина, рассчитывать как-то все трудней. А гендерная функция дам так замечательно устроена, что вынуждает их видеть мир таким, какой он есть. По возможности избегать мордобоя; думать о детях. В то время как мужики поглощены распусканием хвостов, пафосным токованием и понтами: а подайте-ка нам в кабинет еще шампанского! И бурю, пожалуйста. Мы поспорим и помужествуем с ней!
Буря-то будет. Кровавыми соплями умоетесь. Донбасс, как действующая модель контактной зоны между Европой и  колхозом «Русский Мир» им. С.К.Шойгу вас не  беспокоит? Ну, ладно. Кто выживет, потом займется поиском виноватых — дело привычное.
Женщин бы пожалели, герои. Им же потом кровь и дерьмо с обломков отскабливать. Вот вам и выборы.

 

Дмитрий Орешкин

О победоносных петухах

Реклама
 

Метки: , , , , , , , , , , ,

Ласточка


23 сентября 1943 года погибла смертью героя Валерия Гнаровская. В наградном листе о ней сказано:
«В бою за город Долицу у реки Северный Донец вынесла с поля боя 47 раненых бойцов и офицеров. Лично уничтожила 28 немецких солдат. Под совхозом Иваненково прорвались танки. Жертвуя жизнью, взорвала танк.

Командир 907-го стрелкового полка 244-й Запорожской Краснознаменной дивизии Пожидаев».

Валерия Осиповна Гнаровская родилась 18 октября 1923 г. в деревне Модолицы Плюсского района Ленинградской области в семье почтового работника. Когда девочке исполнилось 5 лет, ее родители переехали в Подпорожский район Ленинградской области. Отец работал начальником почтового отделения Яндеба, мать занималась домашним хозяйством.
По окончании семилетки родители устроили дочь учиться в среднюю школу в город Подпорожье, так как поблизости не было десятилетки. В 1941 г., перед самой войной, Валерия успешно закончила среднюю школу.
В доме было много радости. Вся квартира была заставлена цветами. И вдруг нагрянула война. Отец ушел на фронт. Мать заняла его место по службе, Валерия стала работать на почте.
В сентябре 1941 г. Подпорожский район стал фронтовым. Семья Гнаровских: мать, младшая сестренка Виктория, 75-летняя бабушка и Валерия добрались в эшелоне в Сибирь на станцию Ишим Омской области. При распределении эвакуированных семью их направили в село Бердюжье, где мать и Валерия стали работать в конторе связи. От отца с фронта не было писем.
Девушка неоднократно обращалась в райвоенкомат с просьбой отправить ее на фронт, но получала отказы. Весной 1942 г. комсомолки села Бердюжье, среди которых была и Валерия, отправились на станцию Ишим и добились зачисления их в формировавшуюся дивизию. Здесь Валерия и ее подруги проходили военную подготовку, изучали санитарное дело.
Настал день выезда на фронт и расставания с родными. Тяжелее всех было матери: «Я не заметила тогда яркого солнышка, — говорит мать, — мне было так тяжело. Ведь она шла на войну». Чтобы успокоить мать, Валерия писала ей теплые письма из эшелона по пути на фронт. В одном из писем от 2 мая 1942 г. она просила: «Мамочка, не скучай и не беспокойся… вернусь скоро с победой или погибну в честном бою».
В июле 1942 г. дивизия прибыла на Сталинградский фронт. В своих воспоминаниях фронтовая подруга Валерии Е. Доронина пишет: «На подступах к фронту, в жару, по пыльной дороге, в полном снаряжении мы шли день и ночь… Недалеко от станции Суровикино наша часть вступила в действие. Шли сильные бои. .. Тревожно было на душе, особенно в первые минуты. Мы так растерялись, что боялись выйти из укрытия на поле боя. Удары артиллерийских снарядов, взрывы бомб — все смешалось в сплошной грохот. Казалось, рушится все на земле и рушится земля под ногами.
Как сейчас помню: первой из окопа выбежала Валерия и крикнула: Товарищи! За Родину и умереть не страшно! Пошли! — И без малейшего колебания все покинули окопы, рванулись на поле боя».
В первом же бою Валерия, исполняя обязанности санинструктора стрелкового батальона, удивила однополчан отвагой и бесстрашием. После семнадцатидневных кровопролитных боев дивизия попала в окружение. Валерия мужественно переносила все тяготы боев в окружении, свято выполняя долг медика. Вскоре она заболела тифом. Бойцы, прорвав вражеское кольцо, вышли к своим и на руках вынесли едва живую девушку. Ее поместили в госпиталь. Тогда же командование вручило Валерии Гнаровской первую правительственную награду — медаль «За отвагу». После выздоровления она снова на фронте.
В письме к матери от 22 августа 1943 г. Валерия сообщает, что жива и здорова, второй раз побывала в госпитале, после контузии плохо слышит, но надеется, что все пройдет. Она рассказывает: «С 15/VIII по 21/VIII 1943 г. шел жаркий бой с фрицами. Немцы рвались на высотку, где мы находились, но все их попытки прорваться были тщетны. Стойко и смело сражались наши бойцы — все мои дорогие и милые товарищи… Многие из них пали смертью храбрых, но я осталась жива и должна я вам, мои дорогие, сказать, что поработала я на славу. Около 30 тяжело раненых бойцов вынесла с поля боя».
В период наступательных боев Валерия появлялась на самых опасных участках среди бойцов, спасла жизнь свыше 300 раненым. В сентябре 1943 года у села Вербовое Валерия приняла свой последний бой…

Танки врага прорвали нашу оборону. Один из них, ведя обстрел из пушки и пулеметов, двигался на перевязочный пункт. Санинструктор Валерия Гнаровская, спасая жизнь тяжелораненых бойцов, со связкой гранат бросилась под танк и подорвала его.
Поэт Алексей Горбачев 9 июля 1944 г. во фронтовой газете «Вперед за Родину!» опубликовал стихи «Бессмертие» о мужестве и необыкновенном ее героизме.

Вот ползет, бронею громыхая
И утюжит землю танк второй,
Дай же силу, мать — земля родная,
Чтоб закрыть дорогу, принять бой!

В полный рост средь трав родимых встала.
Грозен, не по-женски грозен взгляд.
Под немецкий танк она упала,
Девушка со связкою гранат.

Взрыв.
То сердце девичье святое
Преградило путь врагу и вновь
Стало жить бессмертием героя.

Когда кончился бой за село Вербовое, его жители нашли тело Валерии и похоронили. Через год с воинскими почестями было произведено перезахоронение. Могила героини находится в парке, возле Дома культуры совхоза имени Валерии Гнаровской в Красноармейском районе Запорожской области.
В память о подвиге девушки поэт Герман Гоппе написал трогательные стихи «Ласточка». Приводим их полностью:

Над фанерной звездочкой зарницы,
Как цветы, раскинула весна.
Именем красивой русской птицы
Тихая деревня названа.

Может быть, за голос чистый, звонкий,
Может быть, за синь лучистых глаз
Худенькая в ватнике девчонка
В медсанбате Ласточкой звалась.

Ласточка! За что такое имя?
Расспросить бы надо у солдат,
Что руками слабыми твоими
Спасены пятнадцать лет назад.

Ты о славе размышляла мало:
Дни и ночи слишком горячи.
Ты всего лишь раны бинтовала, —
Совершали подвиги врачи.

Но когда приблизилась к санбату
Меченная свастикой броня,
Ты на грохот бросилась с гранатой,
Раненых от смерти заслоня.

Под землей — весны твоей граница,
Над землей — цветы хранит весна.
Именем веселой русской птицы
Тихая деревня названа.

3 июня 1944 г. Валерии Осиповне Гнаровской посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Село Вербовое и совхоз носят ее имя. В городе Подпорожье Ленинградской области, где прошли годы юности героини, одна из центральных улиц названа в ее честь. В парке пионеров в 1959 г. установлен памятник.

 

М. Самсонов «Подвиг Валерии Гнаровской». 1984 год

Ласточка

 

Метки: , , ,

Марина Струкова: Выборы Президента теперь проходили каждое воскресенье…

Марина Струкова: Выборы Президента теперь проходили каждое воскресенье…

Выборы президента

Выборы Президента теперь проходили каждое воскресенье. Тот, кто поленился проголосовать на прошлой неделе, мог быть уверенным, что выразит свою гражданскую позицию ровно через семь дней. Или через четырнадцать… Российская власть, с одной стороны, пыталась вновь и вновь уверить мир в своём демократизме, с другой – показать, что народ неколебим в любви к действующему Гаранту.

На площадь райцентра Кидалово-Лоховское тянулись люди. Возле Дома культуры, где был открыт избирательный пункт, стояло огромное оцинкованное корыто, полное оливье. В салат были воткнуты десятки хохломских ложек. Жители поспешно расхватывали их.

– Ты за кого проголосовала, кума? – Высокая старушка в пёстром платье обратилась к низенькой в чёрной юбке и белой блузке, старательно жующей дармовое угощение.

– Опять за Него, за нашего родного. Что ни говори, только Он нас кормит. Не жалеет еды. Пенсию давно не прибавляли.

– Так ведь Он и не прибавляет, — понизила голос высокая старушка.

– Мешают ему министры-либерасты, мировой Сион и Госдеп. – Решительно запротестовала низенькая. – Неужто ты за оппозицию? Недаром тебе и ложки не выдали!

– А я со своей пришла! – Высокая старушка показала кухонный половник. – Накось, выкуси.

По центру корыта стояли представители местной администрации. Великодушно делили трапезу с народом.

– Не боитесь грипп подхватить или ещё какую заразу? – По-свойски толкнул мэра локтем заведующий санэпидстанцией.

– Так мы сейчас продезинфицируем. – К мэру подбежал молодой человек с подносом, где искрились рюмочки. Мэр и его приближённый опрокинули по стопке, крякнули.

– Хорошо пошла! За здоровье Президента-батюшки.

Остатки водки разлили простым смертным. Откуда-то появился ящик с полными бутылочками «Путинки».

– А споёмте-ка, друзья! Грянем хором нашу, советскую! – Вспомнил мэр комсомольскую юность.

– Выпьем за Родину, выпьем за Сталина, выпьем и снова нальём! – Слаженно, потому как не в первый раз, затянули сотрудницы администрации, все крашенные хной и в пуховых кофтах.

– За оппозицию никто не голосовал? – Строго спросил мэр у окружающих. – А то в следующий раз салат не профинансирую.

– Избави Бог! Все бюллетени проверены! – Закричали в ответ смиренные обыватели.

Те, кому не хватило ложек, захватывали салат горстями, одев на руку целлофановый пакет.
– Фи, какая мерзость. – Донеслось из кучки местной интеллигенции, которую оттеснили к почти пустому углу корыта. – «Совок» неистребим. Ведь это отвратительно, господа. Людей принуждают есть из корыта, как свиней. – Возмущалась шёпотом пожилая дама в очках.

– Так отчего же Вы, Эмилия Бенедиктовна, сами явились на выборы и с аппетитом кушаете? – Язвительно поинтересовался её коллега, тощий учитель рисования. – Я хотя бы взял справку, что у меня язва, и оливье мне противопоказано.

– Будто не знаете – чтобы не уволили. – Бросила Эмилия Бенедиктовна.

– Не всё так мрачно, — весело оглядел коллег плечистый физрук. – Подумайте о безработных. Даже те, кто голодает неделю, теперь могут быть уверены, что в воскресенье поедят на выборах.

– Единение, общинность, соборность, – басил настоятель местного храма в микрофон журналиста и тот с умилением кивал.

Включили музыку. Раздался голос Надежды Бабкиной: «Течёт ручей, бежит ручей, и я ничья и ты ничей». Казачий ансамбль «Лапоточки» повёл хоровод. Кто-то на краю площади затеял драку, слышались крики:

– Ты власть уважаешь?!

Заплаканная женщина тянула из пустеющего корыта за руку рыжего хмельного мужичка:

– Пойдём домой, скотина!

– Подожди, дура. Сапог найду. – Шарил муж в салате, отыскивая обувь.

– Господа, верните ложки! Иначе вас обыщут! Триста хохломских ложек! – Помощник мэра пытался остановить уходящих избирателей, но те обходили его стороной, делая удивлённые лица.

Большая чёрная собака, приветливо виляя хвостом, встала на задние лапы и вылизывала край корыта. Бойкие бабы собирали остатки оливье курам.

– Где же мой сапог? – Рыжий мужичок всё пытался обнаружить пропажу.

– Так съели его! – Весело сказала одна баба, протягивая ему подошву.

Корыто опустело. Стихла музыка из динамиков, выставленных на балкон мэрии. Посёлок затих до новых выборов.

Марина Струкова

Марина Струкова: Выборы Президента теперь проходили каждое воскресенье…

 

Метки: , ,

Письмо танкиста


Спустя четверть века после войны в глухом лесу под Вязьмой был найден вросший в землю танк БТ с хорошо заметным тактическим номером 12. Люки были задраены, в борту зияла пробоина. Когда машину вскрыли, на месте механика-водителя обнаружили останки младшего лейтенанта-танкиста. У него был наган с одним патроном и планшет, а в планшете — карта, фотография любимой девушки и не отправленные письма.

25 октября 1941 г.
Здравствуй, моя Варя!
Нет, не встретимся мы с тобой.
Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну. Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил я машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока.

Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху.

Вот так из трех танкистов остался один.
В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо.

Очень обидно, что мы не всё сделали. Но мы сделали всё, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам. Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь.

Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям. Спасибо тебе, родная! Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут.

Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов.

У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить.
А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе.

Твой Иван Колосов

На Смоленщине, у одной из дорог, на постаменте возвышается советский танк с бортовым номером 12. На этой машине все первые месяцы войны воевал младший лейтенант Иван Сидорович Колосов — кадровый танкист, начавший свой боевой путь еще от Халхин-Гола.
Экипаж — командир Иван Колосов, механик Павел Рудов и заряжающий Василий Орлов — как нельзя лучше походил на персонажей популярной в довоенное время песни о трех танкистах:

Три танкиста, три веселых друга
— экипаж машины боевой…

Бои с гитлеровцами были жестокими. Враг за каждый километр советской земли платил сотнями трупов своих солдат и офицеров, десятками уничтоженных танков, пушек, пулеметов. Но таяли ряды и наших бойцов. В начале октября 1941 года на подступах к Вязьме замерли сразу восемь наших танков. Получил повреждение и танк Ивана Колосова. Погиб Павел Рудов, был контужен сам Колосов. Но врага остановили.

С наступлением темноты удалось завести мотор, и танк с номером 12 скрылся в лесу. Собрали с подбитых танков снаряды, приготовились к новому бою. Утром узнали, что фашисты, обогнув этот участок фронта, все же продвинулись на восток.

Что делать? Воевать в одиночку? Или бросить подбитую машину и пробираться к своим? Посоветовался командир с заряжающим и решил выжать из танка все, что возможно, и воевать тут, уже в тылу, до последнего снаряда, до последней капли горючего.

12 октября танк с номером 12 вырвался из засады, неожиданно на полной скорости налетел на вражескую колонну и разметал ее. В тот день было уничтожено около сотни гитлеровцев.

Затем с боями двинулись на восток. По дороге танкисты не раз нападали на колонны и обозы врага, а однажды раздавили «опель-капитан», в котором ехало какое-то фашистское начальство.

Наступило 24 октября — день последнего боя. О нем рассказал своей невесте Иван Колосов. У него была привычка регулярно писать письма Варе Журавлевой, что жила в деревне Ивановке, недалеко от Смоленска. Жила до войны…

В глухом и отдаленном от селений бору-верещатнике однажды наткнулись на поржавевший танк, укрытый густыми лапами ели и наполовину ушедший в землю. Три вмятины на лобовой броне, рваная дыра на боку, заметный номер 12. Люк плотно задраен. Когда танк открыли, то увидели у рычагов останки человека — это и был Иван Сидорович Колосов, с револьвером при одном патроне и планшетом, в котором лежали карта, фотография любимой и несколько писем к ней…

Эту историю на страницах газеты «Правда» рассказал Е. Максимов 23 февраля 1971 года. Нашли Варвару Петровну Журавлеву и вручили ей письма, написанные Иваном Сидоровичем Колосовым в октябре 1941 года.

Письмо танкиста

 

Метки: , , , , ,

Генерал-отвага


Семьдесят лет назад на волжских берегах решалась судьба нашего Отечества. В Сталинграде на крутом берегу до сих пор сохранилась надпись на бетонных плитах: «Здесь стояли насмерть гвардейцы Родимцева. Выстояв, мы победили смерть!».

Однажды к этому памятному месту мы пришли вместе с Наташей Родимцевой, дочерью генерала. Наташа сказала мне: «После ухода отца в душе такая боль и пустота. Я находила утешение в том, что стала собирать память о нем. Встречалась с теми, кто воевал с отцом».
Мы были давно знакомы. Я бывала в их доме. Случилось так, что генерал-полковник А.И. Родимцев дал мне последнее в своей жизни интервью.
А Наташа всю жизнь с необычной энергией старалась побывать там, где воевал ее отец, бережно сохраняя каждое свидетельство о нем – даже если это всего лишь эпизод, одна строчка.
Из мемуаров немецкого полковника Адама: «12-го сентября 1942 года генерал Паулюс был вызван в ставку Гитлера в Виннице. Паулюс докладывал о предстоящем захвате Сталинграда. После доклада Гитлер небрежно свернул карту Сталинграда, сказав при этом: «Все уже сделано. Красная армия разбита, и город защитить не сможет».
В эти самые дни на левом берегу Волги в перелесках скрытно подходили к реке полки 13-й гвардейской дивизии, которой командовал генерал А.И. Родимцев. В ночь на 15 сентября началась переправа. В те часы немцы уже вышли на берег Волги в центральной части города. Переправу противник обстреливал из орудий и минометов. Река кипела от взрывов. Гвардейцам Родимцева предстояло форсировать Волгу под огнем противника. Взрывы топили катера и баржи. Сотни воинов погибли в свинцовых водах реки. А те, кто доплыл до правого берега, прыгая с барж, вступали в бой.

Впоследствии Родимцев вспоминал: «Немецкие самолеты проносились над нашими головами. Рушились стены домов, коробилось железо. Тучи дыма и пыли резали глаза. Нам предстояло наступать в этом смертельном аду, чтобы отогнать немцев от Волги, занять прибрежные улицы».
Строки из боевых донесений первых дней боев: «Лейтенант Шибанов с группой бойцов, перебив немецкий орудийный расчет, захватил пушку и повернул ее против наседавшего противника. Красноармеец Мальков связкой гранат уничтожил приближавшийся танк. Старший сержант Дынкин через руины пробрался на улицу, занятую немцами, поднялся на чердак, из окошка уничтожил расчет немецкого пулемета, преграждавшего путь наступавшей роте». Каждую пядь земли гвардейцы брали с боем.
Из воспоминаний маршала Г.К. Жукова «13, 14, 15 сентября 1942 года для сталинградцев были тяжелыми, слишком тяжелыми днями.
Противник шаг за шагом прорывался через развалины города к Волге. Перелом в эти тяжелые и, как временами казалось, последние часы был создан 13-й гвардейской дивизией А.И. Родимцева.
Ее удар был совершенно неожиданным для врага».
Для нас – это страницы истории. Для Наташи Родимцевой документы и воспоминания ветеранов – весточки об отце из далекого прошлого. Она бывала в его родном селе Шарлык Оренбургской области. Застала еще тех, кто когда-то звал ее отца просто – Санек. Семья Родимцевых жила на окраине села. Их улицу, где селились бедняцкие семьи, называли Оторвановка. В деревне вспоминали такой случай. Однажды Санек не пришел в школу. Что случилось? Оказалось – лапти износились. Учительница Вера Афиногеновна принесла ему новые. Ребенком, ему было 13 лет, Александру уже пришлось пережить жестокость войны, гражданской. На глазах всего села его отца до смерти забили плетьми казаки-дутовцы. Саня стал кормильцем семьи. Был подмастерьем у сапожника. Брался за любую работу. А в 22 года предстал перед призывной комиссией. Мог ли он подумать тогда, что станет дважды Героем Советского Союза, а его бюст установят в центре родного села?!
Окончив срочную службу, Александр Родимцев подает рапорт: он решил всерьез учиться военному делу. Был принят в училище Кремлевских курсантов, из стен которого выйдут потом многие офицеры, впоследствии ставшие генералами и даже маршалами.
Наташа помнит, как Александр Ильич любил стихи Константина Симонова! Особенно — «Кружится испанская пластинка». Это память об Испании. В 1936 году он сказал жене Екатерине, что его направляют в командировку «помочь в уборке урожая в Монголии», а на самом деле отправился в Испанию, где началась гражданская война. Он становится одним из советников в частях республиканской армии. Здесь его называют капитан Павлито. Впоследствии, разыскивая материалы о военной биографии отца, Наташа Родимцева прочтет воспоминания писательницы Марии Фортус, ставшей прототипом героини фильма «Салют, Мария». Мария Фортус была переводчицей и знала Александра Ильича лично. Всего один эпизод из ее воспоминаний: «Однажды мы с Сашей Родимцевым находились на командном пункте бригады. Командир Энрике Листер вдруг увидел, что поддерживающие бригаду танки почему-то изменили направление. Связи с ними не было. Это был опасный момент боя. Саша Родимцев бросился в машину и помчался к танковой колонне. По всему полю раздавались взрывы. Мы видели, как он подъехал к головному танку, вскочил на броню и забарабанил по люку. Передал приказ командиру танкового взвода. Когда он вернулся, мы увидели на его кожаной тужурке пробоины. А сам – будто заговоренный. Отважный был человек». Маршал К.А. Мерецков, воевавший в Испании, написал о Родимцеве:
«Я часто видел его в бою и смог оценить его качества. Не раз бывало, что в самой тяжелой обстановке он умел повернуть ход боя и добиться победы».
В 1937 году А.И. Родимцев был удостоен звания Героя Советского Союза.
И снова – учеба. Родимцев принят в Военную академию имени М.В. Фрунзе. Книги, карты, схемы. Бывший деревенский паренек понимал, как многому ему предстоит учиться. В Сталинграде генералу Родимцеву было 37 лет. Он воевал на Украине, защищал Киев, вырвался из окружения, сохранив людей и оружие. В 1942 году за освобождение курского города Тим его дивизии было присвоено звание гвардейской.
…Берег Волги, изрытый землянками и блиндажами. В одном из них – штаб Родимцева. До переднего края всего 200 метров. Клятва гвардейцев: «За Волгой для нас земли нет!».

Пройдут годы, и тема обороны Сталинграда окажется спорной. Появится немало домыслов о том, кто сражался тогда на Волге, проявив стойкость, которая поразила мир. Найдутся литераторы, которые дадут простой ответ. Все дело, мол, в том, что на волжском берегу воевали штрафные батальоны. И эта байка будет ходить по свету. Но только в Сталинграде была совсем другая история.
На Волгу были направлены воздушно-десантные корпуса — элитные войска Красной армии. В каждую роту отбирались воины, как теперь в спецназ. Дивизия А.И. Родимцева – бывший 3-й воздушно-десантный корпус, первой прибыла в Сталинград. Вскоре на Волгу будут переброшены еще несколько воздушно-десантных корпусов, которые займут оборону в городе. Многие тысячи тогда сложили свои головы в боях на улицах Сталинграда.
В интервью А.И. Родимцев говорил мне: «После войны меня часто спрашивали – как могли мы удержаться на последнем рубеже, когда до Волги оставалось 200-300 метров? Десантники прошли особую подготовку. Они были психологически подготовлены, к тому, чтобы воевать в тылу врага, сражаться в полном окружении. Бойцы владели не только всеми видами стрелкового оружия, но еще умели вести разведку и знали саперное дело».
Сейчас даже трудно представить себе, с каким волнением люди ждали каждое сообщение о сражении в Сталинграде. Для победы на Волге на заводах открывали «сверхплановые счета» бригады, выпускавшие боевую технику. Именем Сталинграда называли партизанские отряды. Жители собирали средства для покупки танков и самолетов, в «общий котел» сдавали свои сбережения и ценности. Во многих странах мира люди с надеждой и тревогой ждали сообщений из волжской твердыни. Мне рассказывала в Париже княгиня З.А. Шаховская, эмигрантка, ставшая участницей Сопротивления, как они по ночам слушали по радио известия о боях в Сталинграде, от руки писали листовки в поддержку наших воинов и, рискуя жизнью, расклеивали их на домах парижан.
Чилийский поэт Пабло Неруда написал о Сталинграде: «Моряк посреди разъяренного моря ищет на небе одну звезду – звезду горящего города».
Имя генерала А.И. Родимцева часто звучало в сводках Совинформбюро. Журналисты, побывавшие в сражающемся Сталинграде, называли его «Генерал-отвага».
…Помню, как вместе с Наташей Родимцевой мы долго стояли у легендарного Дома Павлова, известного ныне во всем мире. Сейчас к нему водят экскурсии. В этом доме воевали гвардейцы генерала Родимцева. Вот что рассказывал мне Александр Ильич об этом: «Как-то в конце сентября 1942 года мы долго наблюдали за четырехэтажным домом, который закрывал от нас площадь. Из него немцы постреливали. Но сколько их в доме, мы не знали. Я приказал послать в дом группу разведчиков, которую возглавил сержант Яков Павлов. Пробравшись ночью в подъезд дома, разведчики услышали немецкую речь, лязг металла. Ночной бой в здании – самый тяжелый бой. Чутье, находчивость, смелость решают его исход. Утром от Павлова пришло донесение о том, что они выбили немцев. Мы направили в дом подкрепление – бронебойщиков, пулеметчиков, снайперов, минометчиков. По ночам бойцы прорыли ров к Волге, по которому доставляли боеприпасы и питание. Конечно, мы не подбирали специально гарнизон по национальному составу. Но здесь, плечом к плечу, воевали русские, украинцы, татары, белорусы, грузины, евреи, узбеки, казахи… Никто не считал, сколько атак выдержали защитники этого дома, но взять его немцы не смогли до самого конца сталинградских боев».
Подвиг этого гарнизона вошел в историю. 58 дней сражался Дом Павлова. Это больше, чем оборонялись войска некоторых европейских государств.

Однако Дом Павлова стал известным не потому, что являлся единственным. Это был типичный в тех условиях опорный пункт обороны. Такими же крепостями в Сталинграде стали здания мельницы, мартеновский цех, элеватор.
Генерал Родимцев часто бывал в этом доме. Отсюда удобнее всего было наблюдать за передним краем. Он так описывал эту солдатскую крепость: «Окна были превращены в амбразуры, Заложены кирпичом, отопительными батареями. Под ними – наготове патроны, гранаты, пулеметные ленты. Гарнизон занимал круговую оборону. В углу одной из комнат я увидел самовар. Кипятком разводили концентраты».
«Многие события в Сталинграде остались в душе незаживающей раной», — говорил мне Александр Ильич. Таковой была для него память о защитниках городского вокзала, ставшего Брестской крепостью для его дивизии. Там сражался один из лучших батальонов, которым командовал старший лейтенант Ф.Г. Федосеев. Они были окружены. На привокзальную площадь вышли немецкие танки. Силы были не равные. Лейтенант Колебанов написал записку: «Пусть знает вся страна – мы не отступили. Пока мы живы, немцы не пройдут». Такой ценой выполнялся в Сталинграде приказ: «Ни шагу назад!». «Я помню, как на берег Волги выполз израненный, истощенный боец. Он сказал, что все защитники вокзала погибли», — с болью, много лет спустя, рассказывал мне Родимцев.
Немецкий генерал Дерр писал: «За каждый дом, цех, водонапорную башню, железнодорожную насыпь велась ожесточенная борьба, не имевшая себе равных. Русские превосходили немцев в использовании местности, были опытнее в боях за отдельные дома, они заняли прочную оборону».
…И снова не могу не сказать о дочери генерала. О том, какой душевной щедростью одаривает она выживших ветеранов. В доме Павлова воевал пулеметчик Илья Воронов. Когда бойцы пошли в наступление, его осыпало осколками – более двадцати ранений. Перебиты ноги и левая рука. И этот искалеченный человек нашел в себе силы бросать гранаты, выдергивая чеку зубами… Наташа разыскала ветерана. Он жил в поселке Глинка Орловской области. И вот одна из их встреч. «Илья Васильевич написал, что едет с юга через Москву. Вбегаю в здание Курского вокзала. Как его здесь найти? Прошу объявить по радио. Никто не приходит. Ищу поезд, который уходит на Орел, номера вагона не знаю. Решила прочесать все вагоны, начиная с хвостового. Спрашиваю у проводников. «Нет ли у вас ветерана на костылях?» Наконец вижу – вот он, Илья Воронов. Он рад, а я еще больше. Соседу уважительно меня представляет: «Дочь моего командира Родимцева, — и добавляет радостно. – Я знал, что она придет».
Одна из улиц в Волгограде названа именем Ильи Воронова.
А вот мгновения победы в Сталинграде, как их описывал генерал А.И. Родимцев. Позади остались месяцы уличных боев: «Утром 26 января 1943 года зазвонил полевой телефон. Докладывал командир полка Панихин, находившийся на скатах Мамаева кургана: «С запада слышна сильная артиллерийская стрельба». Мы поняли, что это значит. К тому времени немецкая группировка Паулюса была полностью окружена. С каждым днем сжималось кольцо вокруг врага. К нам приближались с запада, из волжских степей войска Донского фронта. Для нас, оборонявшихся на последних клочках земли над Волгой, эта весть была праздником. И надо же было такому случиться, что на наш участок выходила армия П.И. Батова, с которым я подружился еще в Испании! Я приказал немедленно выступать на соединение с наступавшими войсками. Около девяти часов утра мы увидели в снежной мгле силуэты танков-«тридцатьчетверок». Что тут началось! Люди бежали навстречу друг другу по колено в снегу. Победа! Мы так много пережили в Сталинграде, что мне казалось – наступил самый счастливый день в моей жизни. На месте встречи двух фронтов в тот же день мы решили навечно поставить танк, на броне которого было написано: «Челябинский колхозник». Это был первый памятник, установленный в Сталинграде».
После Сталинграда генерал Родимцев стал командиром 32-го гвардейского стрелкового корпуса, воевал на Курской дуге, участвовал в освобождении Украины, Польши, форсировал Одер, брал Дрезден, войну закончил в Праге. В 1945 году он стал дважды Героем Советского Союза.

После войны окончил Высшие академические курсы при Академии Генерального штаба. Был командиром соединения, помощником командующего войсками округа, главным военным советником и военным атташе в Албании. С 1956 года служил в войсках. С 1966 года — в группе генеральных инспекторов МО СССР. Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР второго созыва и депутатом Верховного Совета СССР третьего созыва.

Александр Ильич Родимцев скончался 13 апреля 1977 года в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Еще при жизни А.И. Родимцева в московской школе № 26 открылся музей, посвященный героической 13-й гвардейской стрелковой дивизии.
В его создании приняли участие в общей сложности две тысячи человек – ветераны, педагоги, школьники и их родители. В витринах – ценные исторические материалы: фотографии, фронтовые письма, рукописные мемуары, книги. На стенах – портреты героев. Здесь проходят уроки мужества, проводятся экскурсии для других школ. Наташа Родимцева стала заместителем председателя Совета ветеранов дивизии, директором школьного музея.
Многие годы она собирала воспоминания, документы, и само собой созрела книга «Мой отец генерал Родимцев», весь тираж тут же раздарила музеям, ветеранам, друзьям. Однако каждый раз, когда мы встречаемся с Наташей, она с упоением рассказывает о том, какие новые материалы нашла об отце и его однополчанах и повторяет: «Еще столько работы!»
Снова она, не видевшая войны, мысленно переступает ту огненную черту, за которой грохот взрывов и свист пуль. Чем дальше, тем необозримей кажется ей эта дорога…

 

Людмила Овчинникова

Генерал-отвага

 

Метки: , ,

Как я развалила СССР


По графику, 8 декабря 1991 года я вела дневные Новости и выпуск в 21.00 ( программу «Время») на Первом канале. Когда пришла в редакцию, первое, что бросилось в глаза – это пустота. Не было ни главного редактора Олега Добродеева ( и это печально: Олег был хорошим, грамотным руководителем). Ни генерального директора Бориса Непомнящего ( ну, это невелико горе: тот был исполнителен, но туп, как Маугли). На хозяйстве остались я¸ да зам. Главного редактора Олег Борисовский. В редакции царила тишина.

То, что со страной что-то должно было произойти, было ясно по событиям предыдущих дней. И я поняла, что отсутствие руководства не случайно: эти люди не хотели брать на себя ответственность за непредсказуемые события.

Компьютеров тогда в редакции не было, мы ориентировались не ленту ИТАР-ТАСС. Но и она безмолвствовала. Позвонили в приемную Горбачева : никого. В приемную Ельцина: молчание. Через какое-то время на выпуск позвонили от Назарбаева, сказали, что он в Москве и не может ни до кого дозвониться. Стало понятно, что первые лица куда-то съехали, предварительно пригласив Назарбаева, но потом почему-то решили его бортануть.

Я знала, что Назарбаев – за сохранение Союза. Из всего этого можно было сделать вывод, что исчезнувшее скопом руководство страны решило все-таки страну развалить… И мы сели с Олегом Борисовским продумывать сценарии того, что может произойти. На самом деле, вариантов было всего несколько : Евразийский Союз, Альянс Славянских государств ( Славянская ось), Конфедерация. Мы уже начали склоняться к Славянской оси, судя по кинутому Назарбаеву…

На самом деле, кому сказать, как решалась судьба государства… Руководство страны в полном составе не понятно где, а ведущий главной программы страны сидит и гадает, что будет со страной и что в этой связи ему говорить в эфире…

ИТАР-ТАСС молчал. Я вышла в 15 часов с информационным выпуском, в котором на свой страх и риск озвучила все происходящее в тот момент. Через несколько минут лента ИТАР-ТАСС отреагировала: «Как сообщила ведущая Новостей Первого канала Ирина Мишина…» . Я поняла, что меня решили сделать крайней. С той минуты мне стало все равно…

…Примерно в 20. 50, минут за 10 до начала программы «Время», позвонили из ТАСС и сказали, что Договор об образовании СССР от 1922 года сегодня был денонсирован, сообщение об этом будет к концу программы «Время»… Сказать вам, что это такое? Сверстанный выпуск, в котором все было просчитано до секунды, летел в тар-тарары. И опять все замыкалось на мне. Я должна была делать в кадре не понятно что, по ситуации.

…Выпуск уже подходил к концу, заканчивался спортивный обзор, и я уже думала, что пронесло. Собиралась проститься в кадре, как в студии появилась выпускающий редактор Ольга Иванова с таким лицом, как будто у нее личное горе, и с длинной , метра в три длиной, тассовской лентой. Я все поняла без слов.

«Текст не вычитан», — успела мне сказать Оля.

На всякий случай, если вы не знаете, что такое невычитанный текст ТАСС : это через каждое слово «рпт», «зпт», «тире», повторы, иногда величиной в абзац… С листа, без предварительной вычитки, это воспроизвести очень сложно.

… Перед тем, как зачитать Акт о денонсации СССР, я успела сказать только одно. Эту фразу я помню до сих пор: «Сейчас я вынуждена сообщить вам, что той страны, в которой все мы родились, выросли и жили, больше не существует».

…Где-то на середине чтения Акта я подумала: «Интересно, они там сейчас видят, как я седею в кадре?» …

Пока я дочитывала этот Акт, в студию принесли еще одну «простыню ТАСС» : это было обращение Ельцина к Президенту США Бушу».

К народу СССР, бывшего СССР, в тот вечер из руководства страны не обратился никто. А через несколько дней в Маастрихте были подписаны Соглашения по Единой Европе. И до сих пор мучает меня вопрос : было ли это случайное совпадение или закономерность?

…Когда я сильно болею, вот уже больше 20-и лет мне снится этот жуткий сон: я объявляю о распаде СССР.

П.С. Вы спросите, где то видео от 8 декабря 1991 года? Обратитесь к Эрнсту. На все запросы был ответ, что купить видеозаписи можно по коммерческим расценкам. Кажется, что-то порядка 3-х тыс. долларов за минуту.

ППС. Позвонили, порадовали: небольшой фрагмент моего эфира от 8.12.91 есть на телеканале «Ностальгия». Несколько секунд.

Ирина Мишина

Как я развалила СССР

 

Метки: ,

Референдум на крови. В 1991 году Интердвижение Молдавии защищало советскую Родину на избирательных участках


Елена Дмитриевна Варфоломеева, один из влиятельных в своё время лидеров Интердвижения Молдавии и СССР, часто вспоминает «кровавый референдум» 1991 года за СССР в Молдавии. По профессии она инженер механик-конструктор, работала в Кишинёве в «СОЮЗЭНЕРГОРЕМОНТе», занималась ремонтом и модернизацией ГЭС и ГРЭС. Во времена «перестройки» — один из создателей Интердвижения Молдавии. Близкий соратник В. Носова, Е. Когана, В. Алксниса. Сильный оратор, русский вариант Долорес Ибарури и Луизы Мишель. Один из создателей Приднестровья. Ныне — политический беженец в России, без признания этого статуса российскими властями. Фактически она была сослана российским режимом в деревню в Кромском районе Орловской области.

Референдум о сохранении СССР был назначен на 17 марта 1991г. Наша организация, Интердвижение Единство, отнеслась к нему как к последней мирной возможности доказать, что Молдавия из состава СССР выходить не хочет. За несколько месяцев до референдума наша организация «легла на дно». Прорумынские нацисты думали, что мы вообще прекратили своё существование, но это было сделано нами умышленно.

Горбачёв тогда издал двусмысленный указ: если руководство республик выступает против проведения референдума, то трудовые коллективы предприятий имеют право создавать участковые избирательные комиссии и сами его проводить. Референдум разрешалось проводить и в воинских частях, расположенных на территории республик.

Мы очень серьезно к этому готовились, причем тайно, иначе нам бы такой возможности не дали, вмешалась бы молдавская милиция и участки прекратили бы свое существование еще до открытия. Мы провели собрания трудовых коллективов на многих предприятиях. Где-то народ струсил, а где-то нет. Аэропорт, например, открыл несколько избирательных участков, завод «Мезон», Научно-исследовательские институты, каждый у себя. Один из этих НИИ был расположен на бульваре К. Маркса, дом 7, я еще вернусь к нему. Говорят: что знают двое, знает и свинья. А тут знало, в той ли иной степени, по крайней мере, несколько тысяч, но серьезной утечки информации не произошло. Председателем республиканской избирательной комиссии был Вилей Сергеевич Носов (лидер Интердвижения), а я — секретарем.

ЦК Компартии Молдавии очень серьезно препятствовал проведению референдума. То же делал и ЦК профсоюзов. На всех предприятиях и учреждениях были проведены партийные собрания, на них членам партии, а также и не членам, категорически не рекомендовалось участвовать в референдуме, это объяснялось возможными провокациями. Угрожали увольнением с работы и исключением из партии, и это играло свою роль. На некоторых из этих собраний я присутствовала, чтобы послушать.

Мы подготовили листовки. Они были размером в половину листа, на синей бумаге (самой дешевой, у нас всегда была проблема со средствами), текст был напечатан с двух сторон. На одной стороне призыв, четверостишие из стихотворения «Мужество» Анны Ахматовой (оно было написано 23 февраля 1942 г.):

Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

И далее шло строкой: ВСЕ НА РЕФЕРЕНДУМ! Это на самом деле был час мужества для нашей республики, особенно для города Кишинёва. На второй стороне был адрес избирательного участка, чтобы люди знали, куда идти, потому что голосование производилось не в традиционных местах. Воинские части тоже открыли у себя участки. Участков было, естественно, меньше, чем обычно.

Мы знали, что нас будут громить, и мы должны были их упредить. Я ездила от имени нашей организации в Москву, в комиссию по референдуму за СССР, и там добилась официального разрешения начать его на два дня раньше. Долго-долго объясняла им там всем, для чего нам это надо, в России совершенно не понимали, что у нас происходит. Я им объяснила, что если мы начнём 17-го, то нас попросту перебьют. И что нам нужен официальный документ, который бы разрешил провести референдум на два дня раньше, в противном случае он мог бы быть признан нелегитимным. Соответствующее письменное разрешение я получила. Я также попросила у них рации, тогда ещё не было мобильных телефонов, они были крайне удивлены:

— Зачем?

— Если у нас обрежут телефонную связь, то как же мы будем связываться между собой и с участками? Вы верьте нам, мы вернём!

Рации нам не дали. Они очень удивлялись:

— Как же вы готовитесь, так предусмотрительно!

Потом пару раций нам дал замполит полка МВД Иван Моторный, и они пригодились. Он дал нам и УАЗик.

Мы начали голосовать не 17-го марта, а 15-го. В ночь перед референдумом, с 14-го на 15 марта, в каждый почтовый ящик по республике положили нашу листовку. Я лично проводила инструктаж, чтобы к ним относились бережно, не больше одной в почтовый ящик — мы были бедной организаций, листовок у нас было мало. Лично составляла план, организовывала людей: кто куда и что разносит. Работа эта проводилась в обстановке особой секретности, в ней напрямую участвовало несколько сот человек и никто не предал!

Когда утром открылись избирательные участки, для прорумынских нацистов это был шок. Они знали, что Приднестровье и Гагаузия будут точно голосовать и заранее направили своих боевиков туда. Но они не ожидали, что начнёт голосовать Кишинёв, столица. 15-го марта в 8 часов утра потянулись голосовать в основном молдаване (кишинёвские молдаване почти все выступали за СССР, нацисты собирали своих сторонников в некоторых самых глухих сёлах и везли в города автобусами), русские почему-то ждали 17-го. Молдаване, мои соседи, объясняли мне это так:

— Вы, русские, не знаете румын, они непременно будут бить, надо проголосовать быстрее.

Поскольку избирательных участков было не так много, то очереди на каждый участок были как в своё время в Мавзолей Ленина в Москве. Власть растерялась, на передислокацию их боевиков ушло полтора дня и 16-го марта в середине дня началось побоище. Там не щадили никого, ни стариков, женщин.

Участок Карла Маркса-7, о котором я уже упоминала, громили семь раз, это происходило следующим образом. Вот мы догадываемся: идут боевики. Но у них же нет знаков различия, а как мы можем не пропустить их на избирательный участок? Мы пропускали всех, они скапливались внутри и окружали участок снаружи, и начиналась бойня. Для них самое главное было захватить урну с бюллетенями. Со списками было так – перед каждой женщиной был всего один лист. Когда он заполнялся, сзади подходили наши мужчины, забирали этот лист и прятали его в соответствующее убежище. Женщинам была дана инструкция: когда начнут громить, схватить этот единственный лист и бежать с ним, они так и делали.

Мужчины должны были сохранять урны и они бросались за них в бой. Было много покалеченных, с переломами, с пробитыми головами, причём властями было дано указание: в больницу пострадавших не принимать! Единственное место, куда их соглашались брать, был госпиталь МВД. Были открытые переломы, закрытые, черепно-мозговые травмы.

Я сама видела настрой людей – они шли в бой за Родину. Их били, а они изворачивались, лезли через забор, но прорывались чтобы проголосовать. Все понимали, что происходит. Мы добились, что бюллетени нигде им не достались, хотя что-то и порвали. Были и такие бюллетени, которые были залиты нашей кровью – членов избирательных комиссий. Так было на всех участках, за исключением таковых в воинских частях, туда боевики не врывались, но тех, кто туда шли, тоже избивали, не щадили никого.

На всех участках делали вид, что бюллетени свозятся к нам, в Дом офицеров, хотя на самом деле они вывозились в центральную избирательную комиссию в парашютно-десантный полк, это у нас удачно получилось. Мы находились в Доме офицеров на втором этаже в угловой комнате и прекрасно видели, что боевики собираются вокруг здания. Но у нас ничего при себе не было, все бюллетени и списки уже были в полку, где сидели наши люди и производили подсчёт.

Около Дома офицеров у нас стоял УАЗик. Мы должны были продолжать свою игру, а не просто тихо убежать. На участках нацисты продолжали бесчинствовать и мы должны были оттянуть их силы на себя. Нас там было шесть человек.

Ворота боевики взломали, они уже висели на заборах. Солдатик наш, шофер, спросил:

— Ну как же ехать? Я же их задавлю.

Я ему ответила:

— Разбегутся, дави!

И знаете, они действительно разбежались, мы на этом УАЗике прорвались сквозь их толпу. Потом петляли по городу, потому что нас догоняли на автомобилях и конечном счёте мы укрылись в военной комендатуре. Там просидели сутки, потому что на военную комендатуру они ещё не решались напасть. Но при нас, повторяю, ничего не было, все бюллетени и документы уже были в воинской части.

Потом мы тоже туда тоже приехали и помогали считать голоса членам избирательной комиссии. Я посмотрела: боже мой! За исключением женщин, которые удирали, практически все мужчины были с травмами, причём многие с серьёзными. Но они всё равно приехали, потому что могло что-то оказаться нелегитимным, если бы какой-то подписи не хватило. С перевязанными головами, руками, ногами люди приходили и считали бюллетени.

Поскольку мы оттянули в Кишинёве на себя все силы боевиков, то Бельцы, Кагул, Комрат, другие города и посёлки, а также всё Приднестровье смогли проголосовать свободно. В городе Сороки избирательного участка не было, там население в основном цыгане. Они все приехали в ближайшую воинскую часть, кажется, это были Бричаны. Я потом спросила у командира части:

— У вас населённый пункт небольшой, а проголосовавших много, в чём дело?

— Цыганский барон привёл цыган из Сорок, и он сказал: мы, цыгане, хотим жить в Советском Союзе и мы будем голосовать за него, у нас в Сороках голосовать негде.

Всего проголосовало около 60% от общей численности избирателей Молдавии, повторяю: не все смогли прорваться. Из них – 72% — за СССР. Власти подготовили свой хитрый ход – целую сеть ложных избирательных участков, куда люди бы пришли, а бюллетени были бы потом уничтожены. Но они готовили их к 17-му числу, когда все уже проголосовали, да и народ туда уже не пошёл, потому что за два дня все уже усвоили, где голосуют на самом деле. Кроме того, все верили нашим листовкам, Интердвижение уважали. Всё было по-честному, по 2-3 раза никто не голосовал. Мы всё отправили в Москву.

Через несколько дней после проведения референдума мне сообщили, что во Дворце культуры в Приднестровье будет проводиться собрание с участием активистов, на котором будет присутствовать Еремей – председатель ЦК профсоюзов республики. Мы понимали, что речь пойдёт о референдуме и дружно туда поехали. Члены избирательных комиссий Кишинёва заняли первый ряд, частично второй-третий.

Выступает Еремей:

— Товарищи, мы, ЦК профсоюзов и ЦК компартии, в таких сложных условиях, с таким противодействием, провели в Кишинёве референдум. Вы знаете, что там было, что там творилось!

И продолжает рассказывать то, о чём я говорила выше. В первый момент мы оторопели. Потом я встала, долго стояла у микрофона — мне его не хотели включать. Потом я сказала:

— Господин Еремей! Насколько мне известно, ни ЦК партии, ни ЦК профсоюзов не только сами не участвовали в референдуме, но и препятствовали его проведению, причём очень активно.

— Нет! Да вообще, кто вы такая? Вы лжёте!

— Хорошо. Тогда назовите мне номер избирательного участка и его адрес, на котором голосовали лично вы. Причём учтите: в первых рядах сидят все члены избирательных комиссий Кишинёва. И если вы солжёте, вас тут же поставят на место.

Он начал возмущаться, зафыркал и ушёл. Я сказала, обращаясь ко всем — там были тираспольские активисты, рабочий комитет Бендер, руководство Приднестровья:

— Вы видите, товарищи, он не может назвать участок, на котором голосовал, потому, что не голосовал совсем.

Я рассказала, как они предупреждали, что те, кто придёт на референдум, будет уволен с работы. В те времена уже быть уволенным с работы было уже очень серьёзно, русскоязычных увольняли запросто.

Через неделю, когда мы приехали по какому-то вопросу в Приднестровье, у нас был включён телевизор. Выступает Горбачев и заявляет: Молдавия участия в референдуме не принимала! Вы можете себе представить, что это было?

До России тогда информация, что у нас творилось, не доходила, Интернета тогда не было, в центральных московских СМИ царила строжайшая цензура.

В заключении хочу сказать, что все бюллетени голосования, с протоколами, подписями и печатями о якобы «несостоявшемся», согласно Горбачеву, референдуме сегодня хранятся за пределами Молдавии в тайнике. Они ждут своего часа, лучших времён – это юридические документы страшной взрывной силы. Повторяю: там есть бюллетени в бурых пятнах, пусть будущие историки знают, что пятна эти — наша кровь…

Александр Сивов
08.12.2012

<a href=’лена Дмитриевна Варфоломеева, один из влиятельных в своё время лидеров Интердвижения Молдавии и СССР, часто вспоминает «кровавый референдум» 1991 года за СССР в Молдавии. По профессии она инженер механик-конструктор, работала в Кишинёве в «СОЮЗЭНЕРГОРЕМОНТе», занималась ремонтом и модернизацией ГЭС и ГРЭС. Во времена «перестройки» — один из создателей Интердвижения Молдавии. Близкий соратник В. Носова, Е. Когана, В. Алксниса. Сильный оратор, русский вариант Долорес Ибарури и Луизы Мишель. Один из создателей Приднестровья. Ныне — политический беженец в России, без признания этого статуса российскими властями. Фактически она была сослана российским режимом в деревню в Кромском районе Орловской области.

Референдум о сохранении СССР был назначен на 17 марта 1991г. Наша организация, Интердвижение Единство, отнеслась к нему как к последней мирной возможности доказать, что Молдавия из состава СССР выходить не хочет. За несколько месяцев до референдума наша организация «легла на дно». Прорумынские нацисты думали, что мы вообще прекратили своё существование, но это было сделано нами умышленно.

Горбачёв тогда издал двусмысленный указ: если руководство республик выступает против проведения референдума, то трудовые коллективы предприятий имеют право создавать участковые избирательные комиссии и сами его проводить. Референдум разрешалось проводить и в воинских частях, расположенных на территории республик.

Мы очень серьезно к этому готовились, причем тайно, иначе нам бы такой возможности не дали, вмешалась бы молдавская милиция и участки прекратили бы свое существование еще до открытия. Мы провели собрания трудовых коллективов на многих предприятиях. Где-то народ струсил, а где-то нет. Аэропорт, например, открыл несколько избирательных участков, завод «Мезон», Научно-исследовательские институты, каждый у себя. Один из этих НИИ был расположен на бульваре К. Маркса, дом 7, я еще вернусь к нему. Говорят: что знают двое, знает и свинья. А тут знало, в той ли иной степени, по крайней мере, несколько тысяч, но серьезной утечки информации не произошло. Председателем республиканской избирательной комиссии был Вилей Сергеевич Носов (лидер Интердвижения), а я — секретарем.

ЦК Компартии Молдавии очень серьезно препятствовал проведению референдума. То же делал и ЦК профсоюзов. На всех предприятиях и учреждениях были проведены партийные собрания, на них членам партии, а также и не членам, категорически не рекомендовалось участвовать в референдуме, это объяснялось возможными провокациями. Угрожали увольнением с работы и исключением из партии, и это играло свою роль. На некоторых из этих собраний я присутствовала, чтобы послушать.

Мы подготовили листовки. Они были размером в половину листа, на синей бумаге (самой дешевой, у нас всегда была проблема со средствами), текст был напечатан с двух сторон. На одной стороне призыв, четверостишие из стихотворения «Мужество» Анны Ахматовой (оно было написано 23 февраля 1942 г.):

Мы знаем, что ныне лежит на весах

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах,

И мужество нас не покинет.

И далее шло строкой: ВСЕ НА РЕФЕРЕНДУМ! Это на самом деле был час мужества для нашей республики, особенно для города Кишинёва. На второй стороне был адрес избирательного участка, чтобы люди знали, куда идти, потому что голосование производилось не в традиционных местах. Воинские части тоже открыли у себя участки. Участков было, естественно, меньше, чем обычно.

Мы знали, что нас будут громить, и мы должны были их упредить. Я ездила от имени нашей организации в Москву, в комиссию по референдуму за СССР, и там добилась официального разрешения начать его на два дня раньше. Долго-долго объясняла им там всем, для чего нам это надо, в России совершенно не понимали, что у нас происходит. Я им объяснила, что если мы начнём 17-го, то нас попросту перебьют. И что нам нужен официальный документ, который бы разрешил провести референдум на два дня раньше, в противном случае он мог бы быть признан нелегитимным. Соответствующее письменное разрешение я получила. Я также попросила у них рации, тогда ещё не было мобильных телефонов, они были крайне удивлены:

— Зачем?

— Если у нас обрежут телефонную связь, то как же мы будем связываться между собой и с участками? Вы верьте нам, мы вернём!

Рации нам не дали. Они очень удивлялись:

— Как же вы готовитесь, так предусмотрительно!

Потом пару раций нам дал замполит полка МВД Иван Моторный, и они пригодились. Он дал нам и УАЗик.

Мы начали голосовать не 17-го марта, а 15-го. В ночь перед референдумом, с 14-го на 15 марта, в каждый почтовый ящик по республике положили нашу листовку. Я лично проводила инструктаж, чтобы к ним относились бережно, не больше одной в почтовый ящик — мы были бедной организаций, листовок у нас было мало. Лично составляла план, организовывала людей: кто куда и что разносит. Работа эта проводилась в обстановке особой секретности, в ней напрямую участвовало несколько сот человек и никто не предал!

Когда утром открылись избирательные участки, для прорумынских нацистов это был шок. Они знали, что Приднестровье и Гагаузия будут точно голосовать и заранее направили своих боевиков туда. Но они не ожидали, что начнёт голосовать Кишинёв, столица. 15-го марта в 8 часов утра потянулись голосовать в основном молдаване (кишинёвские молдаване почти все выступали за СССР, нацисты собирали своих сторонников в некоторых самых глухих сёлах и везли в города автобусами), русские почему-то ждали 17-го. Молдаване, мои соседи, объясняли мне это так:

— Вы, русские, не знаете румын, они непременно будут бить, надо проголосовать быстрее.

Поскольку избирательных участков было не так много, то очереди на каждый участок были как в своё время в Мавзолей Ленина в Москве. Власть растерялась, на передислокацию их боевиков ушло полтора дня и 16-го марта в середине дня началось побоище. Там не щадили никого, ни стариков, женщин.

Участок Карла Маркса-7, о котором я уже упоминала, громили семь раз, это происходило следующим образом. Вот мы догадываемся: идут боевики. Но у них же нет знаков различия, а как мы можем не пропустить их на избирательный участок? Мы пропускали всех, они скапливались внутри и окружали участок снаружи, и начиналась бойня. Для них самое главное было захватить урну с бюллетенями. Со списками было так – перед каждой женщиной был всего один лист. Когда он заполнялся, сзади подходили наши мужчины, забирали этот лист и прятали его в соответствующее убежище. Женщинам была дана инструкция: когда начнут громить, схватить этот единственный лист и бежать с ним, они так и делали.

Мужчины должны были сохранять урны и они бросались за них в бой. Было много покалеченных, с переломами, с пробитыми головами, причём властями было дано указание: в больницу пострадавших не принимать! Единственное место, куда их соглашались брать, был госпиталь МВД. Были открытые переломы, закрытые, черепно-мозговые травмы.

Я сама видела настрой людей – они шли в бой за Родину. Их били, а они изворачивались, лезли через забор, но прорывались чтобы проголосовать. Все понимали, что происходит. Мы добились, что бюллетени нигде им не достались, хотя что-то и порвали. Были и такие бюллетени, которые были залиты нашей кровью – членов избирательных комиссий. Так было на всех участках, за исключением таковых в воинских частях, туда боевики не врывались, но тех, кто туда шли, тоже избивали, не щадили никого.

На всех участках делали вид, что бюллетени свозятся к нам, в Дом офицеров, хотя на самом деле они вывозились в центральную избирательную комиссию в парашютно-десантный полк, это у нас удачно получилось. Мы находились в Доме офицеров на втором этаже в угловой комнате и прекрасно видели, что боевики собираются вокруг здания. Но у нас ничего при себе не было, все бюллетени и списки уже были в полку, где сидели наши люди и производили подсчёт.

Около Дома офицеров у нас стоял УАЗик. Мы должны были продолжать свою игру, а не просто тихо убежать. На участках нацисты продолжали бесчинствовать и мы должны были оттянуть их силы на себя. Нас там было шесть человек.

Ворота боевики взломали, они уже висели на заборах. Солдатик наш, шофер, спросил:

— Ну как же ехать? Я же их задавлю.

Я ему ответила:

— Разбегутся, дави!

И знаете, они действительно разбежались, мы на этом УАЗике прорвались сквозь их толпу. Потом петляли по городу, потому что нас догоняли на автомобилях и конечном счёте мы укрылись в военной комендатуре. Там просидели сутки, потому что на военную комендатуру они ещё не решались напасть. Но при нас, повторяю, ничего не было, все бюллетени и документы уже были в воинской части.

Потом мы тоже туда тоже приехали и помогали считать голоса членам избирательной комиссии. Я посмотрела: боже мой! За исключением женщин, которые удирали, практически все мужчины были с травмами, причём многие с серьёзными. Но они всё равно приехали, потому что могло что-то оказаться нелегитимным, если бы какой-то подписи не хватило. С перевязанными головами, руками, ногами люди приходили и считали бюллетени.

Поскольку мы оттянули в Кишинёве на себя все силы боевиков, то Бельцы, Кагул, Комрат, другие города и посёлки, а также всё Приднестровье смогли проголосовать свободно. В городе Сороки избирательного участка не было, там население в основном цыгане. Они все приехали в ближайшую воинскую часть, кажется, это были Бричаны. Я потом спросила у командира части:

— У вас населённый пункт небольшой, а проголосовавших много, в чём дело?

— Цыганский барон привёл цыган из Сорок, и он сказал: мы, цыгане, хотим жить в Советском Союзе и мы будем голосовать за него, у нас в Сороках голосовать негде.

Всего проголосовало около 60% от общей численности избирателей Молдавии, повторяю: не все смогли прорваться. Из них – 72% — за СССР. Власти подготовили свой хитрый ход – целую сеть ложных избирательных участков, куда люди бы пришли, а бюллетени были бы потом уничтожены. Но они готовили их к 17-му числу, когда все уже проголосовали, да и народ туда уже не пошёл, потому что за два дня все уже усвоили, где голосуют на самом деле. Кроме того, все верили нашим листовкам, Интердвижение уважали. Всё было по-честному, по 2-3 раза никто не голосовал. Мы всё отправили в Москву.

Через несколько дней после проведения референдума мне сообщили, что во Дворце культуры в Приднестровье будет проводиться собрание с участием активистов, на котором будет присутствовать Еремей – председатель ЦК профсоюзов республики. Мы понимали, что речь пойдёт о референдуме и дружно туда поехали. Члены избирательных комиссий Кишинёва заняли первый ряд, частично второй-третий.

Выступает Еремей:

— Товарищи, мы, ЦК профсоюзов и ЦК компартии, в таких сложных условиях, с таким противодействием, провели в Кишинёве референдум. Вы знаете, что там было, что там творилось!

И продолжает рассказывать то, о чём я говорила выше. В первый момент мы оторопели. Потом я встала, долго стояла у микрофона — мне его не хотели включать. Потом я сказала:

— Господин Еремей! Насколько мне известно, ни ЦК партии, ни ЦК профсоюзов не только сами не участвовали в референдуме, но и препятствовали его проведению, причём очень активно.

— Нет! Да вообще, кто вы такая? Вы лжёте!

— Хорошо. Тогда назовите мне номер избирательного участка и его адрес, на котором голосовали лично вы. Причём учтите: в первых рядах сидят все члены избирательных комиссий Кишинёва. И если вы солжёте, вас тут же поставят на место.

Он начал возмущаться, зафыркал и ушёл. Я сказала, обращаясь ко всем — там были тираспольские активисты, рабочий комитет Бендер, руководство Приднестровья:

— Вы видите, товарищи, он не может назвать участок, на котором голосовал, потому, что не голосовал совсем.

Я рассказала, как они предупреждали, что те, кто придёт на референдум, будет уволен с работы. В те времена уже быть уволенным с работы было уже очень серьёзно, русскоязычных увольняли запросто.

Через неделю, когда мы приехали по какому-то вопросу в Приднестровье, у нас был включён телевизор. Выступает Горбачев и заявляет: Молдавия участия в референдуме не принимала! Вы можете себе представить, что это было?

До России тогда информация, что у нас творилось, не доходила, Интернета тогда не было, в центральных московских СМИ царила строжайшая цензура.

В заключении хочу сказать, что все бюллетени голосования, с протоколами, подписями и печатями о якобы «несостоявшемся», согласно Горбачеву, референдуме сегодня хранятся за пределами Молдавии в тайнике. Они ждут своего часа, лучших времён – это юридические документы страшной взрывной силы. Повторяю: там есть бюллетени в бурых пятнах, пусть будущие историки знают, что пятна эти — наша кровь…

Александр Сивов

https://red-penza.org/2016/09/22/%d0%bc%d0%be%d0%bb%d0%b4%d0%b0%d0%b2%d0%b8%d1%8f-%d1%81%d1%81%d1%81%d1%80-%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f/

 

Метки: , ,

Шкатулка с Красной площадью


29 июня исполнилось бы сорок лет Саманте Смит. Судьба отмерила ей короткую, но яркую жизнь. Недаром юная американка стала символом целого поколения людей доброй воли, которые стремились к лучшему и более справедливому миру.

В разгар холодной войны 10-летняя школьница из американского городка Хоултон отправила тогдашнему советскому генсеку, руководителю СССР Юрию Андропову, письмо. Она спрашивала: «Если вы против войны, скажите, пожалуйста, как вы собираетесь предотвратить войну?..» Это был мужественный поступок, ведь Советский Союз в США тогда именовали «империей зла». Однако девочка сумела переступить через вдалбливаемые пропагандой предубеждения. На ответ она особенно не надеялась. Но советский лидер посчитал, что ответить на большой вопрос маленькой девочки, который волнует миллионы жителей земли, необходимо. Он ответил и пригласил ее посетить Советский Союз, увидеть своими глазами, как и чем живет наша страна.

В июле 1983-го Саманта вместе с родителями провела две недели в Москве, Ленинграде, международном пионерском лагере «Артек». Потом честно и бесхитростно рассказала обо всем в в книжке «Путешествие в Советский Союз». Это книжка не только о мире, но и о советской жизни.Спустя два года 13-летняя Саманта трагически погибла вместе со своим отцом в авиакатастрофе. В Советском Союзе эту искреннюю, чистосердечную и неравнодушную девочку сразу полюбили. После ее смерти в нашей стране делали все, чтобы память о ней и ее благородной миссии посла доброй воли не стерлась. К сожалению, сегодня, когда нет уже Советского Союза, о Саманте Смит вспоминают редко. Но сказанные ею по-русски при отлете из Советского Союза слова «Будем жить!» стали завещанием для тех, кто и ныне противостоит вражде, отстаивает гуманные ценности.

Из книги Саманты Смит «Путешествие в Советский Союз»

Эта книга посвящается всем детям Земли. Они должны быть уверены в том, что на нашей планете всегда будет мир.

…Все началось, собственно говоря, когда я спросила у мамы, будет ли война. По телевидению всегда бывает что-нибудь о ракетах и атомных бомбах. В тот день я смотрела научно-популярную программу, в которой ученые говорили о том, что ядерная война погубит Землю и что никто не сможет выиграть такую войну. Я вспомнила, как проснулась однажды утром и подумала: а что если это последний день Жизни на Земле? Я спросила маму, кто начнет войну и почему. Она показала мне журнал, в котором рассказывалось об отношениях между США и СССР. На обложке был портрет нового советского руководителя Ю.В. Андропова. Мы прочитали журнал вместе. Оказалось, что люди и в СССР, и в США обеспокоены, не начнет ли другая сторона ядерную войну. Все это показалось мне просто бессмысленным. Я уже знала об ужасах, которые принесла Вторая мировая война, и подумала, что никто никогда не захочет, чтобы случилось нечто подобное.

Я попросила маму написать господину Андропову письмо. Ведь нужно же узнать, почему в мире так неспокойно. А мама сказала: «Почему бы тебе самой не написать ему?» Так я и сделала.

Уважаемый господин Андропов!

Меня зовут Саманта Смит. Мне десять лет. Поздравляю Вас с Вашим новым назначением. Я очень беспокоюсь, не начнется ли ядерная война между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Вы за войну или нет? Если Вы против, пожалуйста, скажите, как Вы собираетесь не допустить войну? Вы, конечно, не обязаны отвечать на этот вопрос, но я хотела бы знать, почему вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, нашу страну. Господь сотворил землю, чтобы мы все вместе могли жить в мире и не воевать.

Искренне Ваша

Саманта Смит

Манчестер,

штат Мэн, США

Я выводила каждую букву, хотя вообще-то пишу не очень красиво, но так хотелось, чтобы получилось разборчиво и ему легко было читать. Мама помогла мне написать адрес:

СССР

Москва

Кремль

господину Андропову Ю.В.

А папа отправил письмо по почте. Марка стоила 40 центов, ведь письмо должно было проделать долгий путь. Прошло четыре или пять месяцев…

Тогда я решила написать другое письмо, в надежде узнать, в чем дело. На этот раз я написала послу А.Ф. Добрынину. Он возглавляет посольство СССР в Вашингтоне [c марта 1986 года секретарь ЦК КПСС. (Здесь и далее прим. ред.)]. Я спрашивала посла, ответит ли господин Андропов на мои вопросы, и еще написала, что мои вопросы были правильными, а то, что мне десять лет, совсем неважно. Примерно через неделю мне позвонил незнакомый человек, который говорил с сильным акцентом, и сказал, что он из Советского Союза и что скоро я получу письмо от Генерального секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза Ю.В. Андропова. Все это было необычно, как в кино. Я даже подумала, что, может быть, кто-то из папиных друзей разыгрывает меня. Незнакомец попросил меня позвонить ему, когда придет письмо, и продиктовал кучу телефонных номеров. Позже мой папа проверил – это были телефоны посольства СССР! Через несколько дней позвонила Элис, начальница почтового отделения, и сказала, что мне пришло письмо. Мы с папой сразу же отправились на почту и прочитали письмо по дороге в школу.

Саманте Смит

Манчестер

штат Мэн США

Дорогая Саманта! Получил твое письмо, как и многие другие, поступающие ко мне в эти дни из твоей страны, из других стран мира. Мне кажется – я сужу по письму, – что ты смелая и честная девочка, похожая на Бэкки, подружку Тома Сойера из знаменитой книги твоего соотечественника Марка Твена. Эту книгу знают и очень любят в нашей стране все мальчишки и девчонки.

Ты пишешь, что очень обеспокоена, не случится ли ядерная война между двумя нашими странами. И спрашиваешь, делаем ли мы что-нибудь, чтобы не дать вспыхнуть войне.

Твой вопрос – самый главный из тех, которые волнуют каждого человека.

Отвечу тебе на него серьезно и честно.

Да, Саманта, мы в Советском Союзе стараемся делать и делаем все для того, чтобы не было войны между нашими странами, чтобы вообще не было войны на земле. Так хочет каждый советский человек. Так учил нас великий основатель нашего государства Владимир Ленин.

Советские люди хорошо знают, сколь ужасна и разрушительна война. 42 года тому назад нацистская Германия, которая стремилась к господству над всем миром, напала на нашу страну, сожгла и разорила многие тысячи наших городов и сел, убила миллионы советских мужчин, женщин и детей.

В той войне, которая закончилась нашей победой, мы были в союзе с Соединенными Штатами, вместе боролись за освобождение от нацистских захватчиков многих народов. Я надеюсь, что ты это знаешь по урокам истории в школе. И сегодня мы очень хотим жить в мире, торговать и сотрудничать со всеми своими соседями по земному шару – и с далекими, и с близкими. И конечно, с такой великой страной, как Соединенные Штаты Америки.

И у Америки, и у нас есть ядерное оружие, страшное оружие, которое может в один миг убить миллионы людей. Но мы не хотим, чтобы оно когда-либо было пущено в ход. Именно поэтому Советский Союз торжественно на весь мир объявил, что никогда – никогда! – не применит ядерное оружие первым ни против какой страны, и вообще мы предлагаем прекратить его дальнейшее производство и приступить к уничтожению всех его запасов на земле.

Мне кажется, что это достаточный ответ на твой второй вопрос: «Почему вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, Соединенные Штаты?» Ничего подобного мы не хотим. Никто в нашей огромной и прекрасной стране – ни рабочие и крестьяне, ни писатели и врачи, ни взрослые и дети, ни члены правительства – не хотят ни большой, ни малой войны.

Мы хотим мира – нам есть чем заняться: выращивать хлеб, строить и изобретать, писать книги и летать в космос. Мы хотим мира для себя и для всех народов планеты. Для своих детей и для тебя, Саманта.

Я приглашаю тебя, если твои родители разрешат, приехать в нашу страну, лучше всего было бы летом. Ты познакомишься с нашей страной, встретишься со своими сверстниками, посетишь международный детский лагерь «Артек» на берегу моря. И убедишься сама: в Советском Союзе все за мир и дружбу между народами.

Спасибо за письмо. Желаю тебе всего самого лучшего.

Ю. Андропов

 

Господин Андропов приглашал меня в Советский Союз! Я спросила папу, сможем ли мы поехать, и он ответил: «Посмотрим». Он всегда так говорит, прежде чем сказать «да». Мне стало ясно, что мы почти наверняка поедем в СССР. Когда после уроков я вышла из школьного автобуса около нашего дома, то увидела, что во дворе полным-полно репортеров и телеоператоров. Все это показалось мне довольно странным, но забавным. Особенно когда все наперебой начали задавать одни и те же вопросы: «Почему ты написала господину Андропову?», «Ожидала ли ты, что господин Андропов ответит на твое письмо?», «Поедешь ли ты в СССР?», «Что ты думаешь обо всем этом?».

Когда я впервые увидела себя по телевизору, я даже заплакала. Нет, мне было совсем не страшно, но я не могла отделаться от странного ощущения. Хотя я совсем не волновалась, журналисты меня так часто спрашивали, не волнуюсь ли я, что мне уже начало казаться, что, может быть, действительно нужно волноваться. Затем нам стали звонить из радио- и телестудий со всех концов света – из Лондона и Японии, из Австралии и других далеких мест. Американские телекомпании Си-би-эс и Эн-би-си направили в штат Мэн специальный самолет, чтобы доставить маму и меня в Нью-Йорк, где я участвовала в телепрограммах «Си-би-эс морнинг ньюс», «Тудей шоу» и «Найтлайн». Мы получали сотни писем, на которые папа пытался отвечать. Он как раз закончил преподавать в университете, но мама, как обычно, целыми днями была на работе. По-моему, папа сдался, когда число писем перевалило за тысячу. А когда Джонни Карсон [популярный ведущий развлекательных телепрограмм] пригласил нас с мамой в Калифорнию принять участие в его телешоу, папа остался дома, чтобы отвечать на телефонные звонки, которые раздавались каждые две минуты…

Мы решили отправиться в Россию в июле и провести там две недели. Мама и папа были уверены, что это поможет нам понять, о чем наши две страны ведут спор. Нужно было как следует подготовиться, поэтому моя бабушка Нонни и мой кузен Тайлер приехали помочь нам. Они даже решили остаться у нас, чтобы взять на себя все домашние хлопоты и присмотреть за кошками и моей собакой Кимом. В библиотеке я нашла путеводители по России. Оказалось, что на самом деле Россию следует называть Советским Союзом, а людей, живущих там, советскими, потому что Россией, а точнее, Российской Федерацией называется лишь одна из пятнадцати советских союзных республик. В библиотечных книгах все выглядело красиво и не похоже на жизнь в штате Мэн.

Множество вопросов приходило мне в голову, когда я рассматривала фотографии, на которых были изображены советские люди. Интересно, смогу ли я подружиться с советскими ребятами? Не подумают ли они, что я шпионка какая-то или что я боюсь их? А может быть, они подумают, что я их враг? Может быть, они вообще не станут со мной разговаривать? Некоторые наши ребята писали мне в письмах, что я очень смелая, раз решилась написать господину Андропову. В общем-то, чтобы написать письмо, особой храбрости не надо, но мне бы хотелось быть действительно смелой на тот случай, если бы я не понравилась советским ребятам.

Советский авиалайнер вылетел из Монреаля, и через девять часов мы приземлились в московском аэропорту Шереметьево. Там тоже было полным-полно шумных репортеров из Америки и Европы и, конечно, из Москвы. От яркого света юпитеров резало глаза, и я почти ничего не видела. Я страшно устала от долгого полета, а репортеры все спрашивали, что я думаю о Москве. Что я могла им ответить, когда только что сошла с трапа самолета? Подумать только – я и вправду попала в Советский Союз. Но я еще не успела придумать, что буду говорить, ведь так трудно сообразить, когда тебя буквально забрасывают вопросами.

В аэропорту нас встретили гиды – Геннадий Федосов и Наташа Семенихина, которые потом сопровождали нас во время всей поездки. Они отвезли нас в гостиницу «Советская», очень красивую, прямо-таки похожую на дворец. У нас в номере было даже пианино. Нам прислали роскошный торт, фрукты и другие угощения, но я слишком устала и совсем не могла есть. Мы с мамой поиграли на пианино в четыре руки, и я легла спать. Проснувшись, я сначала не могла сообразить, где нахожусь. Потом, конечно же, вспомнила, что я в Москве, и мне почудилось, что я все еще сплю. Но это был не сон…

На следующее утро мы встретились с Зинаидой Кругловой, которая рассказала нам о том, что мы увидим в Москве. Она возглавляет Союз советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами, является членом ЦК КПСС. Мы были в кабинете Зинаиды Кругловой, когда позвонила Валентина Терешкова, первая женщина-космонавт (советские люди употребляют слово «космонавт» вместо «астронавт»). Она несколько раз повторила: «Целую тебя, Саманта! Целую тебя, Саманта!» и пригласила нас к себе на чай. Валентина Терешкова побывала в космосе почти двадцать лет тому назад, а сейчас она – председатель Комитета советских женщин. Днем мы поехали на Красную площадь. В сопровождении милицейских машин мы неслись по улицам с такой скоростью, что несколько раз мне казалось, что мы вот-вот разобьемся.

Красная площадь – большая и необыкновенно красивая. Первым делом мы пошли в Мавзолей В.И. Ленина, в котором было довольно темно и немного страшно. Тело Ленина находится в освещенном стеклянном саркофаге. У входа в мавзолей стояли на страже часовые. Впереди нас шел начальник караула, за ним папа с большой корзиной цветов. В.И. Ленин – вождь Октябрьской революции, свершившейся в России в 1917 году. Думаю, что тот, кто хоть раз побывал в СССР, согласится с тем, что советские люди испытывают огромное уважение к В.И. Ленину и его идеям.

Затем мы возложили цветы к месту погребения Юрия Гагарина и к Могиле Неизвестного Солдата. Юрий Гагарин был первым человеком, побывавшим в космосе. Он похоронен у Кремлевской стены, неподалеку от того места, где похоронен Джон Рид, американец, рассказавший об Октябрьской революции 1917 года в книге «Десять дней, которые потрясли мир». За Кремлевской стеной находятся старинные церкви и дворцы, и мы побывали во многих из них.

Это очень древние здания, украшенные иконами и золотыми сокровищами. Слово «кремль» означает крепость. В наши дни часть старой Москвы, находящейся внутри крепостной стены, называют «Кремль». Здесь расположены также многие важные правительственные здания. Мы осмотрели Большой Кремлевский дворец, в котором проходят заседания Верховного Совета СССР. Какие же там красивые люстры! Каждая величиной с комнату!..

Мы побывали в квартире, где В.И. Ленин жил в последние годы своей жизни, и увидели его спальню, кабинет, письменный стол, на котором до сих пор лежат его книжки и письменные принадлежности. Здесь все сохраняется так, как это было при жизни В.И. Ленина. Он был основателем Советского государства, как Джордж Вашингтон у нас в США.

Перед ужином мы поехали в американское посольство и встретились с послом Артуром Хартманом. (Я думала, что посол будет строгим, но он оказался приветливым и почти таким же высоким, как мой кузен Чарли.) Он сказал, что надеется увидеться с нами еще раз после того, как мы вернемся из пионерского лагеря «Артек», который находится в Крыму, на берегу Черного моря.

На следующий день мы вылетели на юг, за сотни километров от Москвы, в город Симферополь, где было тепло и солнечно. Когда я сошла с трапа, ко мне подбежали пионеры с букетами цветов. Они скандировали: «Саманта! Саманта!» и при этом произносили мое имя на свой лад. Это потому, что в русском языке нет английского звука «Θ». С ними было весело, смех не утихал ни на секунду. И я тоже поддалась этому веселому настроению. По дороге в «Артек» ребята вместе с аккордеонистом спели для меня несколько популярных советских песен, в том числе и знаменитую «Пусть всегда будет солнце!» (мы ее пели на английском языке):

Пусть всегда будет солнце,

Пусть всегда будет небо,

Пусть всегда будет мама,

Пусть всегда буду я!

В «Артеке» нас с песнями встречали несколько сотен ребят, одетых в праздничную пионерскую форму. Играл оркестр, и пионеры скандировали мое имя. Я оробела и не могла произнести ни слова. Ко мне подошли юные танцовщицы, которые несли каравай хлеба с маленькой солонкой. Их танец был похож на сцену из балета, и на мгновение я вновь почувствовала себя словно во сне. К нам подошел директор «Артека», представился и спросил, с кем я буду жить, с родителями или с девочками из «Морской» дружины. Я уже немного пообвыкла и поэтому смело ответила: «С девочками!» Директор познакомил меня с Ольгой, вожатой пионерского отряда, и мы отправились вместе с ней посмотреть, где я буду жить. Меня определили в Ольгин отряд, потому что почти все ребята из ее отряда немного говорили по-английски.

У нас в палате было десять девочек: Вера, Света, Илона, Василина, Наташа Каширина и другие. С Наташей мы сразу же подружились. Она была немножко застенчивой, но говорила по-английски очень хорошо, потому что ее мама работает учительницей английского языка в одной из ленинградских школ. Наташа очень красивая, чудесно играет на пианино и занимается балетом. В нашей палате был балкон с видом на море, и, лежа в кровати, я смотрела на прибрежные скалы и чувствовала соленое дыхание Черного моря. Вообще-то оно не черное, а такое же, как Атлантический океан, только волны не такие большие, а вода очень соленая. В такой воде легче плавать – чувствуешь себя почти как в спасательном жилете.

Я думала, что «Артек» будет похож на наши загородные лагеря скаутов, где все живут в палатках, но все оказалось по-другому. В «Артеке» повсюду красивые сады и извилистые дорожки, ведущие к морю, красивые светлые корпуса. Здесь одновременно отдыхают около четырех тысяч ребят со всего Советского Союза. Все они очень умные и талантливые. Чтобы попасть в «Артек», нужно не только очень хорошо учиться, но также быть хорошим музыкантом, или преуспевать в науках, или быть чемпионом в спорте, или, наконец, знать иностранные языки. Все ребята были очень дружелюбными и приветливыми, и я ни разу не почувствовала себя одинокой. У меня появилось много друзей, среди них были ребята, которые английского не знали вовсе.

Ольга с девочками из моей палаты одели меня в артековскую пионерскую форму и завязали мне на голове белые шифоновые банты. Еще у меня был белый с голубым галстук, специально предназначенный для гостей, потому что красный могли носить только пионеры. Когда пришло время готовиться ко сну, девочки дурачились так же, как и я, что мне очень понравилось. Наконец Ольга сказала, что нам пора ложиться спать и прекратить болтать. Но даже после того, как она выключила свет, некоторые девочки продолжали шептаться в темноте. Мне тоже хотелось пошептаться, но я так устала, что сразу же заснула.

В «Артеке» жизнь бьет ключом. Все прекрасно организовано во многом благодаря вожатым и воспитателям. Приближался конец смены, и все ребята участвовали в репетициях, готовясь к празднику закрытия. Никогда еще в жизни у меня не было столько дел. Надолго мне запомнится веселый шумный праздник Нептуна. Здесь было все: соревнования по плаванию, театрализованное представление на воде, смех, шутки, а под конец пионеры бросали в море своих вожатых.

Ребята часто расспрашивали меня об Америке, особенно о том, как мы одеваемся и какая музыка нам нравится. Всем хотелось знать, как я живу, а иногда по вечерам мы говорили о войне и мире, но это казалось лишним, потому что все хорошо относились к Америке и уж, конечно, не хотели никакой войны. Почти у всех ребят во Второй мировой войне погибли родные и близкие, и они очень надеялись, что новой войны никогда не будет. Да и вообще нелепо было даже говорить о войне, когда все так хорошо ладили друг с другом. Собственно, я и приехала в Советский Союз, чтобы убедиться в этом. Раз мы смогли подружиться, стоило лишь нам лучше познакомиться, так почему же тогда соперничают наши страны? Если война может погубить все, самое главное – не воевать. Так я считаю.

На второй день моего пребывания в «Артеке» все ребята из «Морской» дружины написали на листочках бумаги свою заветную мечту. Мы вложили наши пожелания в пустые бутылки, заткнули их пробками и залепили воском. Лагерный катер отвез нас подальше от берега, где мы бросили бутылки в воду. Черное море было вроде волшебного колодца. Я загадала, чтобы вечно были мир и дружба. На катере играл оркестр, мы пели советские песни: «Пусть всегда будет солнце!» и «Морская душа» (в этой песне поется о душе моряка). Держась за руки, мы покачивались из стороны в сторону и пели. Я тоже пела немножко по-русски.

На следующий день мы на автобусе отправились вдоль побережья в сторону Ялты. Побывали в Ливадийском дворце. В этом дворце в 1945 году встретились руководители Соединенных Штатов и Советского Союза, а также Англии и договорились вместе победить фашизм во Второй мировой войне. Вместе с нами поехали Наташа и некоторые другие ребята. У входа во дворец мы встретили туристов из Америки, и среди них была госпожа Чарльз Шульц. Ее муж – автор знаменитых детских рисунков. Она подарила нам с Наташей значки с изображением Снупи, и мы прикололи их на пионерские рубашки. Директор Ливадийского дворца разрешил мне посидеть в кресле, которое занимал на знаменитой Ялтинской конференции президент Ф. Рузвельт. Кресло было очень большое, и я старалась достать ногами до пола, чтобы они не болтались, как у маленькой.

Мой последний вечер в «Артеке» совпал с праздником, посвященным окончанию смены. Праздник – торжественные шествия, фейерверк, маскарад и танцы, в которых участвовали все пионеры, – продолжался несколько часов. Даже мои родители танцевали. Некоторые девочки танцевали в красивых народных костюмах, а другие ребята нарядились в костюмы медвежонка Миши. Представьте себе – целая сотня пляшущих медвежат. Это было грандиозное зрелище! Праздник подходил к концу. Я подошла к микрофону и поблагодарила всех.

Моих родителей пригласили на праздничный ужин неподалеку от гостиницы «Артек», в которой они остановились. А нам с Наташей разрешили переночевать в гостинице. Но мы были слишком взбудоражены, чтобы как следует заснуть. Где-то в полночь мы поднялись, оделись и потихоньку пробрались в зал, где ужинали взрослые, чтобы попробовать пирожных и попить воды. Там был директор «Артека», и он разрешил Наташе поехать с нами на следующий день в аэропорт. Мы обрадовались и пообещали сразу лечь спать. Спали мы всего около пяти часов, потому что еще хотели перед вылетом в Ленинград заехать в совхоз и на опытную станцию…

В Симферопольском аэропорту, когда заработали моторы самолета, мне стало очень грустно, но я не заплакала, потому что мы с Наташей договорились встретиться через несколько дней в Ленинграде. Ленинград – это город старинных дворцов, которые мне нравятся больше, чем современные небоскребы. Во время Второй мировой войны фашисты бомбили город почти три года, но он выстоял, хотя многие его жители умерли от голода. Погибло более полумиллиона ленинградцев, о чем сегодня напоминают кладбища и памятники. Мы побывали во многих таких местах и возложили цветы.

На следующий день, вечером, Геннадий и «большая» Наташа пригласили нас в знаменитый Театр оперы и балета имени С.М. Кирова. Внутри он весь отделан голубым плюшем и позолотой. Мы посмотрели балет «Бахчисарайский фонтан». Главную роль исполняла Алла Сизова. В перерыве наш гид провела нас за кулисы, где танцоры готовились к следующему акту. Сначала я с трудом их различала, – так там было темно. Потом Алла Сизова подбежала к нам и подарила мне свои балетные тапочки. Она поставила на них свой автограф, сказала что-то по-русски и убежала готовиться к выходу на сцену. А мы вернулись на свои места, свет погас, и следующий акт начался. Мне трудно было следить за представлением, потому что я пыталась надеть балетные тапочки.

Мама сделала мне замечание, и тогда в перерыве я пересела к «большой» Наташе, которая позволила мне их надеть. Я завязала ленточки – балетные тапочки пришлись мне впору! Как хорошо, что у нас с Аллой Сизовой одинаковый размер! Из-за близости Северного полюса в Ленинграде летом бывают белые ночи. Когда мы вышли из театра, было около одиннадцати часов, а солнце только начинало садиться. Не знаю, может, ленинградцам и нравится, что темнеет так поздно, но, пока наконец не стемнело, я так и не смогла заснуть. У гостиницы толпились группы молодых людей. Смех и песни были слышны далеко за полночь.

На следующий день мы с родителями, «маленькая» Наташа и ее мама отправились на теплоходе на подводных крыльях в Петродворец, который находится на берегу Финского залива. Мы осмотрели дворец, полюбовались его прекрасными фонтанами и садами и опять вернулись в гостиницу, чтобы пообедать и выпить чаю… Вечером мы побывали в Зимнем дворце, в котором теперь находится знаменитый музей Эрмитаж. Наташа уже бывала там много раз. У нас хватило времени осмотреть лишь несколько залов. Кто-то подсчитал, что, если смотреть на каждый экспонат Эрмитажа одну минуту, понадобиться шесть лет, чтобы увидеть их все. Мы вышли из музея, и, как ни тяжело было расставаться, после грустного прощания Наташа с мамой отправились к себе домой.

В день нашего отъезда в Москву Вера Бровкина из ленинградского Общества дружбы пригласила нас на ужин. Все присутствовавшие произносили тосты (советские люди любят и умеют это делать). Я тоже попыталась произнести один тост. Подняв бокал с пепси-колой, я провозгласила тост в честь Скотти и Мэтью, кинооператоров из штата Мэн, которые всюду таскали на себе все свое снаряжение, и однажды, когда они нас снимали и им пришлось пятиться назад, они обо что-то споткнулись и упали.

Наш поезд отправлялся в Москву в пол­ночь. Он назывался «Красная стрела». На перроне нас встретила проводница, похожая на стюардессу, которая проводила нас в купе, а позднее приготовила для всех русский чай в большом самоваре. Я была в одном купе с «большой» Наташей и уснула сразу же, как только поезд стал выстукивать свое «тук-тук». И снова Москва. Казалось, что мы уехали отсюда давным-давно, хотя на самом деле прошла всего неделя…

…Большой театр был закрыт (труппа вы­ехала на гастроли), но мы пришли туда как-то днем, и заместитель директора любезно провел нас по театру. Если послушать москвичей, то лучший в мире театр – это Большой, то же самое говорят ленинградцы о театре Кирова. То же самое они говорят и о метро! За оставшееся до отъезда время мы смогли побывать в самых разных местах. Посетили Олимпийский центр в Крылатском, где я прокатилась по велотреку на настоящем гоночном велосипеде. Побывали на тренировке советских гимнасток. Мы также побывали в знаменитом Московском цирке, где один из артистов нарисовал и подарил мне дружеский шарж. Посмотрели представление в Театре Натальи Дуровой и в Театре кукол. А во время поездки в подмосковный город Загорск несколько часов провели в Музее игрушки.

За день до нашего отъезда Зинаида Круглова устроила для нас своего рода прощальный обед в Доме дружбы с зарубежными странами, в громадной комнате, где было много официантов и вообще все, что положено. Я надела русский национальный костюм с расшитым жемчугом головным убором, который называется кокошником; его сделали для меня московские пионеры. Зинаида Круглова крепко обняла меня и даже не рассердилась, когда я нашла в углу комнаты пианино и начала играть, вместо того чтобы сидеть все время за столом. В Советском Союзе очень любят детей, и, мне кажется, что если бы я жила здесь, меня бы быстро избаловали.

В последний день нашего пребывания в Москве Геннадий и Наташа выяснили, что господин Андропов все еще занят государственными делами, но пообещал прислать в гостиницу для встречи с нами своего представителя. Нас посетил Л.М. Замятин. Седовласый, он чем-то напоминал американского бизнесмена. Он и его спутники держались несколько официально, но очень дружелюбно. Л.М. Замятин сказал, что Ю.В. Андропов просил передать свои извинения в связи с тем, что не смог встретиться с нами. Мы говорили о том, что нашим странам нужно жить в дружбе и как моя поездка может помочь этому. Геннадий был переводчиком, но я думаю, что Л.М. Замятин знает английский: несколько раз он останавливал Геннадия и уточнял перевод. Один из официантов подавал всем русский чай и так нервничал, что чашки громко стучали о блюдца, когда он подносил их к столу. Я с интересом следила за этим официантом, но не смеялась. Думаю, что нервничал он не из-за меня.

Затем помощники Л.М. Замятина внесли подарки, присланные Ю.В. Андроповым. Среди них был настоящий русский самовар с роскошным чайником для заварки, лакированная деревянная шкатулка (палехская) с изображением Красной площади. Подарки были чудесными, причем в каждый из них была вложена визитная карточка господина Андропова. Мы передали господину Андропову свой подарок – книгу, в которой собраны все речи Марка Твена, под названием «Говорит Марк Твен». Мы подумали, что книга может понравиться господину Андропову, потому что, во-первых, он любит рассказы Твена и, во-вторых, ему тоже приходится произносить речи. Вскоре мы распрощались, пожав друг другу руки, и Л.М. Замятин и другие наши посетители уехали. Это была наша последняя официальная встреча, и я поняла, что поездка подходит к концу.

Утром мы простились со всеми на пресс-конференции в гостинице, поехали в аэропорт Шереметьево и обнялись на прощание с нашими новыми друзьями… Трудно поверить, что мне так повезло и что одно письмо так сильно изменило мою жизнь. Мир уже не кажется мне таким сложным, как это было, когда я рассматривала путеводители, взятые в библиотеке. И советские люди показались мне больше похожими на добрых соседей. Вероятно, это самое важное из того, что мне удалось понять и осмыслить.

Иногда я все еще с беспокойством думаю, не станет ли следующий день послед­ним днем Жизни на Земле. Но я уверена: чем больше людей будут задумываться о судьбах мира, тем скорее победит мир на планете.

Вот я и снова дома!

Перевод с английского Е.С. Калининой

Шкатулка с Красной площадью

 

Метки: , ,

Ленинградская малина Путина


Путин пидарас хуесос

1.Вместо эпиграфа.

«50 лет назад ленинградская улица научила меня одному правилу: если драка неизбежна, бить надо первым» (В.В.Путин о вступлении России в войну в Сирии, из речи в клубе «Валдай» 22.10.2015 г.)

«Жить во дворе и в нем воспитываться – это все равно, что жить в джунглях. Очень похоже. Очень! Уличная жизнь сама по себе очень вольная. Совсем как в фильме «Генералы песчаных карьеров». У нас было то же самое. Разница была, наверное, только в погодных условиях. В «Генералах» было теплее, и там ребята собирались на пляже. Но в остальном, что у них, что у нас – абсолютно одинаково» (В.В.Путин, из интервью журналисту Олегу Блоцкому для книги «Владимир Путин. История жизни», Москва, 2001 г.).

Для справки: «Генералы песчаных карьеров» — американский фильм 1971 г. про жизнь беспризорников в Южной Америке.

Из аннотации к фильму:

«…Они роются в отбросах, попрошайничают и воруют. Их дом — улица, они озлоблены и одиноки. Чтобы не пропасть поодиночке, они сбиваются в стаи и терроризируют «благополучных» буржуа. Одна такая стая нашла пристанище среди песчаных дюн, на берегу океана. В народе их называют — «генералы песчаных карьеров». Эти парни готовы сражаться за кусок хлеба, и не позавидуешь тому, кто окажется у них на пути — эти мальчишки опасны и жестоки (…) Вместе они совершают немало дерзких ограблений, не подозревая, что дни их коммуны сочтены!»
Сцена из фильма, главные герои.


В «Генералах» было теплее, и там ребята собирались на пляже. Но в остальном, что у них, что у нас – абсолютно одинаково (В.В.Путин).

2. Лёня-Спортсмен.

Если бы президент Франции, начиная войну, обосновал бы её необходимость трудным детством в подворотнях Марселя… Или если б президент США, рассказывая о внешней политике своей страны народу, ссылался на опыт уличных банд из негритянских кварталов Гарлема, то общественность бы это не оценила.

А если б кто-то из них еще и со стерхами полетел, то его б, наверное, госпитализировали по прилету. Мало ли, может, его там, в детстве в уличной банде по голове сильно били, а теперь сказалось вот…

Также в английском и французском языках, как и везде, есть свой жаргон и аналоги блатной фени, но если б президент страны стал регулярно на ней изъясняться в публичных выступлениях… Пыль глотать, шило в стену, сопли жевать, в сортире мочить, вы чо хотите, чтоб я землю из горшка ел?


Но Франции и США такой расклад не грозит. Там президента стараются подбирать не из  гопников и приблатненных чекистов. В отличие от РФ. В связи с чем интересен вопрос: а что это за «ленинградская улица» и чему она научила человека, который в России является пожизненным президентом с полномочиями больше, чем у царя Николая II в последний период его правления (после 1905 г.)?

Прогулку по ленинградским улицам, учившим Путина, я предлагаю начать с вот этого старинного здания в центре Петербурга, на ул. Социалистической, д.6.


Здесь в свое время жил и работал Леонид Ионович Усвяцов (1936-1994), тренер Владимира Путина по самбо и дзюдо, каскадер на Ленфильме, а по совместительству — рецидивист и криминальный авторитет «Лёня-Спортсмен». Он же автор знаменитого стихотворения «Две палки в ливерный рубец», которое выбито на его могиле (Лёня погиб в разборках в 1994 г. ).


Стихи, правда, с ошибками (НЕ копейки не потрачу, вместо НИ копейки). Но зато с душой и сам сочинял, как указано на камне. В настоящее время мэрия Петербурга готовит предложения о проведении в городе ежегодного литературного фестиваля «Ливерный Рубец» с вручением премии Усвяцова лучшим авторам (шутка).

При жизни Лёня-Спортсмен был дважды судим, а в промежутке между двумя ходками в 1968-82гг. работал в Ленинграде старшим тренером ДСО «Труд». Статьи у него были за изнасилование (первая ходка) и операции на черном рынке валюты (вторая). Не чурался он и традиционных бандитских занятий – выбивал долги, крышевал теневиков того времени и даже, как вспоминает один из его учеников Николай Ващилин, грабил контейнеры с импортной парфюмерией в порту Ленинграда.

Люди, лично знавшие Лёню-спортсмена, рассказывают о нём по-разному. Путин, например, с восхищением: в своей автобиографической книжке «От первого лица» он описывает, как один каратист не проявил должного почтения к их тренеру и «Леонид Ионович» (он его там по имени-отчеству) внезапно набросился на него и чуть не задушил. По канонам подворотни — очень круто.

С другой стороны, Александр Николаевич Чернигин, заслуженный тренер СССР, легенда ленинградского самбо, называл Усвяцова «позором нашего вида спорта».

Александр Чернигин (в центре, в очках) и члены сборной команды СССР по самбо, 1984 г.


Чернигин умер в марте 2016 г., но незадолго до смерти ему задали вопрос, про путинского тренера и каково его мнение о нём. Мнение оказалось крайне негативным. По словам Чернигина Усвяцов не имел большого авторитета ни в уголовном мире, ни в спорте, т.к. был чрезмерно склонен к понтам («пиарил себя где нужно и где не нужно»), а за понтами ничего особенного не стояло.

Упомянутый выше Николай Ващилин, который одно время тренировался у Усвяцова, называл эту его черту «позёрством пахана».

Надо сказать, эта страсть к дешевым понтам и позёрству передались от Лёни и к его лучшему ученику. Когда тот тоже стал паханом…


В секции у Лёни-Спортсмена тренировался также Аркадий Ротенберг, нынешний партнер Путина по распилу бюджета.


Вид у Вовы Путина тут , конечно, чмошный, да… Кепка-«пидорка», суконные боты — они в то время назывались «Прощай, молодость» или «говноступы». Такого даже контейнеры грабить не возьмут, ну разве что на стрёме постоять.


Но в душе Вова всегда был Джеймс Бонд и Дон Корлионе.

Говоря о Лёне-Спортсмене следует иметь в виду, что для Путина и Ротенберга он был больше чем тренер. Он принял огромное участие в их судьбе, в частности, устроил обоих в институты по своим связям. Путина — в ЛГУ по спортквоте через Михаила Боброва , зав. кафедрой физвоспитания там (Усвяцов и Бобров вместе работали каскадерами на «Ленфильме»). Ротенберга — в Институт физкультуры им.Лесгафта, где работала гражданская жена Усвяцова Нина Кичайкина (она там профессор теперь). Ротенберга Усвяцов потом взял к себе на работу, помощником тренера в секцию. Т.е. это не просто тренер, это был наставник по жизни.

3.Представители агрессивной части общества.

Дзюдо в Ленинграде 1960-70х гг. это несколько секций («Труд» Усвяцова, СКА, Динамо), которые стали кузницей кадров для большого спорта и (что менее известно) для большого бандитизма. Из

диссертации Аркадия Ротенберга 2007 г. (он еще и ученый):

«Особый интерес составляет проблема личностного роста спортсменов-единоборцев, традиционно представляемых на бытовом уровне и во многих средствах массовой информации в качестве представителей агрессивной части общества, легко поддающейся криминализации, отличающейся сниженным интеллектом, узкими, потребительскими интересами, безнравственными установками и потенциально опасной для общества».
Агрессивная часть общества, легко поддающаяся криминализации, с узкими потребительскими интересами, безнравственными установками… Да уж, личностный рост таких людей это проблема. Шутка ли, если к власти придут агрессивные ребята с криминальным наклонностями и узкими потребительскими интересами (урвать как можно больше). Ротенберг знал, о чем писал.


Бандитов, вышедших из ленинградского дзюдо и самбо, хватало еще в советское время. Борцы Владимир Момот и Петр Иванов (оба — мастера спорта СССР), из бригады Усвяцова, которые сели вместе ним в начале 1980-х. Многократный чемпион Европы по дзюдо Сергей Суслин, занимавшийся разбоем в 1970-е вместе с бандой курсантов ВИФК (Военный институт физкультуры в Ленинграде).

Банда Суслина занимались тем же, чем банда Япончика в те годы: гастролировали по СССР, трясли цеховиков и отъезжающих в Израиль евреев. С Усвяцовым и Ротенбергом Суслин был дружен. Выйдя из тюрьмы во второй раз в 1989 г., с уже подорванным здоровьем, он устроился на работу в клуб дзюдо к Аркадию Ротенбергу, но вскоре умер от сердечного приступа в 45 лет.

А между тем в эти годы, в 1989-90 гг., в стране как раз настал звездный час уголовно-спортивных группировок. В СССР только-только разрешили частный бизнес и сразу как грибы стали плодиться «спортивные» банды рэкетиров, облагавшие данью предпринимателей.

На фото ниже – 2006 год, Петербург, 50-летие авторитета Владимира Кумарина («Кума»):


Интересные гости у юбиляра. В центре Константин Голощапов (Костя-Санитар), ветеран ленинградского рэкета и тамбовской ОПГ. Дзюдоист из клуба СКА, друг юности Путина. Ныне банкир и влиятельный решальщик в Кремле. А «Санитар» — т.к. санитаром был в свое время в Мариинской больнице в Питере. Рядом с ним Вячеслав Косенко и Алексей Зеленский – тоже борцы и друзья молодости Путина.

Сам юбиляр, основатель крупнейшей «спортивной» ОПГ Петербурга (да и России).


На юбилей Кумарин созвал близких друзей и тех, с кем начинал (кто остался в живых к 2006 г., естественно). Путинским дзюдоистам во главе с Голощаповым на банкете был накрыт отдельный стол.

А это соседний столик на том же юбилее.


Да, какие люди… Сергей Михайлов («Михась»), главарь солнцевской ОПГ. Смотрит на соседей с восхищением: «Эх, жаль, я не из секции Лёни-Спортсмена»…

Кстати, Голощапов, как и Михась, ныне увлекся религией. Голощапов — основатель «Русского афонского общества». Формально они православие пропагандируют, а на деле это «масонская ложа» из бандитов и чекистов, присосавшаяся к городскому бюджету Петербурга. Ну а в свободное (от воровства) время ребята ездят в Афон, молятся. Чтоб Путин был у власти подольше.

Так что он парень непростой, Костя-Санитар, друг по дзюдо.

4. «Мастер спорта по самбо и дзюдо».

Касательно Путина-дзюдоиста, хотелось бы затронуть еще одну деликатную тему… Тут пошли разговоры, что известную книжку «Учимся дзюдо с Владимиром Путиным» хотят издать в РФ 7-миллионным тиражом (!) и направить в школьные библиотеки для воспитания детей.


В книжке этой написано, что Путин – «мастер спорта» по самбо и дзюдо. Однако непонятно, где и когда он получил эти звания. Потолок личных спортивных достижений Путина — 1-е место на чемпионате Ленинграда по дзюдо в 1975 г.

Но за это мастера спорта не давали. На мс СССР надо было взять призовые места на соревнованиях союзного уровня либо добиться не менее 15 побед в течение года над борцами не ниже 1-го разряда (в т.ч. над тремя мастерами или кмс). Это довольно сложно и ничего подобного в спортивной биографии Путина не было. Тем не менее, он пишет о себе как о «мастере спорта», но нигде не указывает номеров своих удостоверений.

Ленинград, 1968 г. Борец в тяжелом весе Н.Ващилин перед схваткой с французским соперником на турнире по дзюдо. Леонид Усвяцов (отмечен стрелкой) что-то кричит в зале с места. Ващилин — мастер спорта и член сборной СССР. При этом сам Усвяцов звания мастера спорта не имел.


Короче говоря, книга «Учимся дзюдо» у великого дзюдоиста Путина это такой аналог «Малой земли» Л.И.Брежнева. Будущий генеральный секретарь СССР в 1943 г. участвовал в боях под Новороссийском в звании полковника. На старости лет, уже будучи в маразме, он (якобы сам) написал книжку об этом. В книжке был момент, как маршал Жуков при посещении штаба фронта вдруг пожелал увидеть полковника Брежнева, чтобы посоветоваться с ним по полководческим вопросам.

Но с другой стороны, Путин в армии не служил, сам лично нигде не воевал, в КГБ работал в подразделении по борьбе с инакомыслящими, потом — директором Дома советско-германской дружбы в Дрездене. Но официальной пропаганде надо же раздувать культ личности вождя. А на чем? — «Учимся стучать с Владимиром Путиным»? Или «Азбука работы зав.клуба»? «Учимся воровать как в мэрии Собчака?» — На чем-то надо воспитывать школьников! Вот и ухватились за «мастера спорта» по дзюдо.

5.Стасон Усвяцов и Дима-Крикун.

Продолжим нашу экскурсию по путинским местам, друзья. Прогуливаясь по улице Социалистической в Питере, где жил когда-то Лёня-Спортсмен, обратите внимание на «Шкоду» с блатным номером У 888 УХ. Она может попасться вам по пути:


Это Стас или как он себя называет в соцсетях – Стасон Усвяцов, внук Лёни-Спортсмена. Чем занимается Стасон по жизни? – Ой, это долгая история. Для этого нам надо переместиться в другое место в центре города – Басков переулок. Здесь была коммуналка родителей Путина, здесь в подворотнях у Некрасова рынка получал уроки от ленинградской улицы юный Вовочка.

В 2012 г. уже при Путине-президенте случился в Басковом переулке скандал. Некие люди с одобрения властей города взяли и за одни выходные снесли казармы императорской лейб-гвардии, целый квартал зданий 19 в. Вот он на фото, до сноса:


Разрешения на снос у строителей не было, защитники питерской старины подняли хай, даже дежурили у казарм…


Но не помогло. Разломали всё.


Дело в том, что на это место положил глаз криминальный авторитет Дима-Крикун (Дмитрий Михальченко) и его строительная компания «Домус Рент». Они решили тут построить элитный жилой комплекс.

Дима-Крикун.


Дима-Крикун стал авторитетом и миллиардером в 2000-х гг. Он представлял интересы одного из кланов питерских чекистов. Эта была славная история заказных убийств и рейдерских захватов. Лихие 90-е ведь ушли в прошлое, вам Путин не рассказывал об этом по телевизору?

В 2016 на почве межклановых разборок в Кремле Дима-Крикун попал в тюрьму за контрабанду. Но в 2012 он был еще на коне, его называли «ночной мэр» Петербурга. Так вот, что интересно, в 2012 г. по заказу Димы-Крикуна беспределом в Басковом переулке (сносом казарм гвардии без всяких документов) занималась фирма ООО «Ресстройсервис»:


Фирма проработала всего года три (ныне закрыта), получала заказы от Димы-Крикуна, а также бюджетные деньги по различным тендерам. Директором и акционером в ней был 26-летний паренек по имени Станислав Усвяцов. Начинающий бизнесмен-строитель.

Отрадно, что в бандитском Петербурге чтут Лёню-Спортсмена, но все-таки немного обидно за Стасона. Почему «Шкода»?

Вот Шамалов Кирилл, зять Путина ездит исключительно на «Масерати». А в сущности кто он такой? — Сын одного из путинских виолончелистов, на которого президент РФ записал часть нажитого непосильным трудом.


Ну и что? Невелика заслуга, работать зицпредседателм Фунтом, как папаша зятька — Николай Шамалов. А внуку Лёни-Спортсмена, которому Путин всем обязан — какие-то копейки. В конце концов, ведь это Лёня устроил Вову на юрфак ЛГУ, а через это Путин и в КГБ попал, и к Собчаку. Неблагодарность к Учителю все-таки.

Ну а что до казарм тех в центре Питера… Как все мы знаем, Санкт-Петербург был основан Ахмат-Хаджи Кадыровым по проекту Церетели для удобства тамбовской ОПГ. Поэтому какая еще императорская гвардия? Кто у нас сейчас император, забыли, рубцы вы ливерные? Не мешайте братве дела делать.

6. «Роза ветров».

Теперь , друзья, мы временно покидаем старый центр и направляемся в другое историческое место Петербурга – Московский проспект, 204. В истории правящей в РФ путинской мафии оно играет не меньшую роль, чем секция дзюдо Лёни-Спортсмена.

С виду обычный сталинский дом:


Но тут в советское время работало кафе «Роза ветров», где зародились великолукская и тамбовская ОПГ. В далекие 1980-е в «Розе» работали авторитеты Степаныч (Н.Гавриленков, великолукские) и Кум (В.Кумарин, тамбовские). Степаныч стоял на розливе, а Кум — на воротах (был вышибалой).

Кум это тот самый авторитет, у которого на юбилее были Голощапов, Косенко и другие друзья Путина. Путин и Кум были тесно связаны в 1990-х, имели общий бизнес (заправки, кокаин). Признание в уголовном мире пришло к Куму еще в 1984 г., когда он стал первым в Питере киллером по найму и замочил боксера Федорова из охраны цеховика Векштейна. Замочил он его из обреза на Блюхера в парадной. Все это знали, Кума тягали на допросы, но ничего не добились.

Плохо было у мусоров с доказухой, замучались пыль глотать. Что только добавило Куму авторитета. Федоров этот денег должен был людям, ну а им чо — сопли жевать, шило в стену и на боковую? Вот и послали доктора, чтоб зачистить все эти проблемы.

Кум и Степаныч.


В 90-х Кум со Степанычем круто поднялись, но отношения между ними ухудшились. Возникло недопонимание. В 1994 Степаныч пытался замочить Кума (неудачно), а в 1995 Кум — Степаныча (получилось!). Похоронили Степаныча в пещерах Псковско-Печерского монастыря, где издревле на Руси хоронили иноков, благочестивых мирян и уголовных авторитетов.

Похороны Степаныча. Гроб заносят в святы пещеры монастыря.


Как утверждает Николай Ващилин, который был лично знаком с Путиным, Усвяцовым, Голошаповым, в середине 90-х гг. Путин просил Голощапова перезахоронить в Псковско-Печерском монастыре и своего учителя Лёню-Спортсмена (перевезти останки с Большеохтинского кладбища в Петербурге).

В это трудно поверить. Ведь Лёня-Спортсмен при жизни был, судя по всему, закоренелым атеистом. Вряд ли верующий человек велел бы выбить на своей могиле стихи про ливерный рубец, кинул две палки и увезли на катафалке и т.п. Хотя… похоронили же в святых пещерах авторитета Степаныча?

Я думаю, если это действительно правда, и Усвяцова перезахоронили в Псковско-Печерском монастыре, то монастырь стоит уже переименовать. В Ливеро-Рубцовский. А братию впредь именовать братвой.

7. Разборка в Девяткино.

Далее, друзья, наш маршрут лежит с Московского проспекта к метро Девяткино в одном из удаленных районов Петербурга. Здесь 15 декабря 1989 г. произошло событие в истории России равное по значению 2-му съезду РСДРП 1903 г. (когда разделились большевики и меньшевики).


Накануне вечером на местном вещевом рынке Лукоша и Федя Крымский отобрали кожаную куртку у торговца, который ходил под Бройлером. Куртка стоила 220 рублей. Бройлер, Марадона и Москвич наехали на Лукошу. Забили стрелку. Собралось больше 100 человек с обеих сторон, вооруженных ножами, обрезами. Слон пришел с ППШ. В итоге Бройлер зарезал Федю Крымского, а бандиты, которые раньше вместе крышевали рынок, разделились на две бригады: тамбовских и малышевских. Обе сыграли весьма важную роль в биографии будущего президента РФ.

В память об этой исторической разборке метро «Девяткино» предполагается переименовать в платформу Бройлер, а день 15 декабря (день рождения тамбовской и малышевской ОПГ) объявить праздничным вместо 12 июня, т.к. эта дата для «Дня России» более подходящая. Соответствующий законопроект готовится внести в Думу депутат Владислав Резник, член малышевской ОПГ со дня основания.

Депутат Резник, член Высшего совета партии «Единая Россия». С марта 2016 г. в розыске Интерпола по делу «русской мафии» в Испании.

8.Большой дом.

Из Девяткино наш путь лежит в центр города на Литейный,4. Это знаменитый «Большой Дом» ОГПУ-НКВД, а ныне УФСБ по Петербургу и области. Тут в 1970-х гг. работал молодой лейтенант Вова Путин, в 5-м управлении (борьба с идеологическими диверсиями), в отделе по вузам. Разбирал анонимки, которые студенты и преподаватели строчили друг на друга.

5-е управление КГБ («пятёрка») было не особо престижным. Это не разведка, а борцы с с инакомыслием и диссидентами. Здесь у Вовы был коллега и друг — Александр Григорьев. Из отдела по религиозным организациям. Даже, говорят, иногда выдавал себя за священника при оперативных мероприятиях. В 90-х Григорьев — больший чин в питерском УФСБ Помогал Вове по жизни и наоборот.


Третьим другом в их веселой чекистской компании был Виктор Корытов. В 1992 он ушел из органов и устроился на новую работу — в бригаду к авторитету Илье Траберу по кличке «Антиквар» (тамбовская ОПГ). Получилось неплохое трио: Григорьев (ФСБ по Петербургу), Путин (зам. Собчака ), Корытов (зам. Антиквара). И что интересно, дела у бригады Антиквара в 90-е резко шли в гору. Траберовские пацаны приватизировали питерский порт и пол-Выборга.

В 2000-х Путин сделал Григорьева главой Госрезерва России, Корытова — зампредом Газпромбанка по безопасности, а Трабера стали называть «ночным комендантом» российских портов на Балтике.


Насчет «ночного коменданта» — это не так далеко от истины. В 2015 г. в Англии один бизнесмен из России, Виталий Архангельский, подал в суд, утверждая, что нехорошие люди из бригады Трабера отжали у него какие-то терминалы в порту Выборга. Протоколы суда по делу Архангельского, друзья, это увлекательное чтиво. Рекомендую всем.


Вкратце: в 2009 г. , когда дела Виталия Архангельского стали совсем плохи, на него вышел Герман Греф (!) по просьбе авторитета Трабера (!) и сделал предложение, от которого нельзя отказаться. Мол, Антиквар просил передать: отдай по-хорошему и разойдемся. «Мистер Трабер имеет огромное влияние на мистера Грефа и тот не мог не встретиться со мной«. И влияние это идет с Петербурга 1990-х гг., когда Греф (подчиненный Путина в мэрии) помогал Траберу приватизировать порт.

Не, ну страна-дауншифтер, в натуре. Герман Греф прав. Какой-то авторитет тамбовской ОПГ до сих пор имеет такое влияние на бывшего министра и главу крупнейшего банка страны, что тот не в силах отказать. И ездит на разборки с коммерсантами в его интересах.

Блин, Трабер сказал, надо ехать…


Но в том-то и дело, друзья, что Трабер – это не какой-то там авторитет, а старый знакомый Путина по бандитскому Петербургу. Свели их когда-то коллеги Путина по КГБ и у них за плечами не только приватизация порта, а годы плодотворного сотрудничества.

Достаточно сказать, что в 2006 г. Путин и Трабер на паях купили Выборгский судостроительный завод, один из крупнейших в стране. Трабер оформил свою долю на своих людей, а Путин — на бригаду виолончелистов Шамалова.

В 2010 г. из этой шамаловской бригады на Запад сбежал перебежчик – коммерсант Сергей Колесников. Он-то и поведал, что его 20% акций завода – никакие не его, а куплены для Вовы Путина из его же (Вовы Путина) денег в швейцарских банках. Причем ранее украденных из медицинского бюджета РФ. И что другие акционеры из их бригады (Шамалов, Горелов) в таком же положении, обыкновенные подставные лица.

9. Немножко полония в чай.

Был на Литейном,4 у Путина еще один друг и коллега — Виктор Иванов. И тоже из «пятерки», борец с инакомыслием. В 90-х Иванов стал помощником Путина в мэрии, который курировал правоохранительные органы города. Иванов не раз упоминался на суде по делу Литвиненко. Крепко дружил Виктор Петрович с тамбовской ОПГ. Еще крепче, чем Греф. Особенно в области поставок колумбийского кокаина через балтийские порты.

Чекист Виктор Иванов. Милейший человек. Глава Госнаркоконтроля России (2008-2016). Правда, обвинялся сам в торговле наркотиками и в организации убийства Литвиненко, который копал под связи Путина с наркомафией.


Мир узнал про полоний-210 в 2006 г., когда чекисты Ковтун и Луговой подсыпали его в чай Литвиненко в отделе «Миллениум» в Лондоне. Но на самом деле чай по-лубянски с полонием впервые стали подавать здесь — в Большом доме на Литейном. Тут в штаб-квартире питерского ФСБ в 90-х и в начале 2000-х часто бывал один замечательный персонаж бандитского Петербурга — авторитет Рома Цепов (Бейленсон) по кличке «Рома-Продюсер».


Рома Цепов близко дружил с Вовой Путиным, был его телохранителем в 90-е , на почве чего стал главным в городе решальщиком и посредником по взяткам. Решить (или порешить) мог что угодно и кого угодно. Но однажды здесь в Большом доме порешили и его самого, причем так же как Литвиненко. Полоний впервые опробовали на Цепове.

11 сентября 2004 г. в кабинете начальника ФСБ города Виктора Игнащенкова у Ромы состоялась стрелка с Димой-Крикуном (уже знакомый нам Д.Михальченко). Рома представлял одну банду питерских чекистов, а Дима — другую, конкурирующую. Проблема была в том, что Рома на тот момент впал в немилость у своего старого друга и покровителя Путина. Он слишком много знал. Итог: Рома попил чайку в кабинете начальника ФСБ, к вечеру слёг и через пару недель умер от лучевой болезни. Ровно с теми же симптомами, что Литвиненко 2 года спустя.

В настоящее время, с целью увековечивания памяти о многолетней работе Вовы Путина на Литейном, 4 на первом этаже Большого дома предполагается открыть чайхану «Стукачок» в его честь. Ярко расцвеченное радиоактивными фонариками заведение будет открыто 24/7, все желающие смогут придти, отдохнуть, стукануть.

10.Туалетчики и комитетчики.

Ну а мы, друзья, продолжаем нашу экскурсию по путинским местам. После Большого дома, наш путь лежит на Московский вокзал.


Здание вокзала известно тем, что в советское время здесь работал туалетчиком Геннадий Петров (Гена Петров) – важнейший авторитет малышевской ОПГ. С юности Гена занимался борьбой и был знаком с Владимиром Путиным (Вова Путин). В дальнейшем туалетчики и комитетчики образовали союз, который и управляет страной с 2000 г.

Наши современники: Гена Петров (слева) и Александр Малышев («Малыш»).


Прославился Гена Петров в 2008 благодаря т.н. «испанской прослушке». Там была операция местной полиции против русской мафии, ну и телефон Гены испанцы слушали. И довольно долго. И обалдели. Оказывается, он на дружеской ноге с Бастрыкиным (глава Следственного комитета РФ), с генералом Ауловым (зам. главы ФСКН), с Сердюковым, с Германом Грефом. Да всех и не перечислишь.

А еще в 90-х гг. Гена был акционером банка «Россия» (общак Путина и его друзей). А еще в те же 90-е Петров, его товарищ Трабер и другие пацаны захватили питерский порт, а вице-мэр Вова Путин им активно в этом помогал. Все это, конечно, не красит биографию президента РФ, да. Но вы госдолг США видели? А ИГИЛ что творит? А астероиды с беженцами летят к Европе? Нет, хорошо, все-таки, что у нас тамбовские. И немного малышевские. Очень повезло. А то вот были бы великолукские?

Здесь же на площади Восстания у Московского вокзала находится еще одно знаменательное место — торговый центр «Невский», он же «Стокманн», один из самых больших в городе:


Это историческое здание в 1990-е гг. подверглось реконструкции, которую проводила русско-немецкая фирма СПАГ на деньги от продажи кокаина. Руководили СПАГом три Владимира: Владимир Путин, Владимир Смирнов (председатель кооператива «Озеро») и Владимир Кумарин (Кум).

Недавно с целью увековечить тот исторический альянс тамбовской ОПГ и картеля Кали из Колумбии, комиссия по топонимике Петербурга решила переименовать Лиговский проспект в Спаговский, а бывший офис СПАГа на Лиговке (ул.Тамбовская, 12) передать под Государственный Русский музей путинизма. Название улицы подходящее, экспонатов хоть отбавляй.

Музей будет интерактивным, дети смогут увидеть фигурки цапков, евсюков и сердюков. Попить полония с мельдонием, послушать рассказы виолончелистов. Подложить гексоген в подвал жилого дома и сбить «Боинг» из «Бука». Утопить «Курск» и удавить стерха. Приходите, будет интересно.

11. Колумбийская тушенка.

Следующим и последним пунктом нашей программы будет вот этот дом по адресу: проспект Римского-Корсакова, дом 9. Это питерский ГУБОП.


Здесь работал в 90-х работал сам Николай Аулов. В 90-х борец с оргпреступностью Петербурга, в 2000-х — генерал и борец с наркотой в масштабе России. Его и чекиста Виктора Иванова Путин поставил во главе Госнаркоконтроля.

Генерал Аулов, он же «Николаич», он же «Железный Дровосек».


Из интервью бандита Кумарина в тюрьме «Матросская тишина» в марте 2016 г.:

«Я хорошо знаю Аулова, с капитанских его времен, со времени, когда через Выборг первая тонна кокаина была перевезена в банках «тушенки». Была встреча с Ауловым в 1992-1993 годах, на которой (как я понял) он намекал мне, чтобы я взял наркотики под контроль, аргументируя, что тот, кто возьмет это под контроль, получит большие деньги…».
Централизация завоза и сбыта наркоты в городе в 1990-х гг. была одной из блестящих страниц в истории Петербурга. Все сработали четко и слаженно: Кумарин, Аулов, Иванов, Цепов, Вова Путин.

В настоящее время с целью увековечить память об этих выдающихся людях, мэрией Петербурга прорабатывается вопрос о постройке в центре города «Путин-центра». Это будет небоскреб в виде банки колумбийской тушенки в районе бывшего зимнего дворца на Урус-Мартановской набережной. Банка колумбийской тушенки будет архитектурно доминировать над городом. Первые этажи займет торговый центр «Лубянский», где будет лучшая в городе шмаль, кекс и хмурый. Кто предпочитает галлюциногены — тем будет предложен просмотр центральных каналов российского телевидения (сильнейший приход, круче чем от грибов).

В остальном, вам всего доброго, друзья, хорошего настроения и здоровья.

Ленинградская малина Путина

 

Метки: , , , , , , , , ,

Правку конституции могут поручить блондинкам: Яровой или Поклонской

Правку конституции могут поручить блондинкам: Яровой или Поклонской

Яровая и Поклонская

Кандидатуру Ирины Яровой рассматривают на должность главы комитета Госдумы по конституционному законодательству. Об этом газете «Ведомости» сообщили источники в аппарате нижней палаты парламента.

«Если Яровая станет руководить таким комитетом, то вторая статья Конституции («Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства») быстро будет удалена конституционным большинством единороссов», — прокомментировал кандидатуру Яровой собеседник издания.

Другим кандидатом на пост главы комитета рассматривают так называемого прокурора аннексированного Крыма Наталью Поклонскую.

Собеседник газеты в администрации Кремля при считает, что председателем конституционного комитета может стать кто-то из опытных депутатов, а у Яровой «есть своя тема», в то время как Поклонской не хватает опыта.

По данным газеты, нынешний глава комитета единоросс Владимир Плигин может не попасть в новый состав Госдумы. В своей региональной группе по Санкт-Петербургу он занял лишь пятое место, а из-за низкой явки группа получила два мандата. Он может попасть в Госдуму, только если премьер-министр Дмитрий Медведев отдаст ему свой мандат, но, по словам источников, этого не произойдет.

Правку конституции могут поручить блондинкам: Яровой или Поклонской

 

Метки: , ,

Массовая слежка — это общая тенденция.

Массовая слежка — это общая тенденция.

Путин слежка население

«Вы помните, с чего всё начиналось? Да, я про современную массовую слежку в интернете, про массовое прослушивание телефонных переговоров, перехват почты и СМС-сообщений? Отдельные законодательные акты или секретные инициативы, сохранившиеся ещё со времен Холодной войны – это всё не то.  Настоящая охота на граждан началась с введения в США «Патриотического акта» (далее — Акт) и последующего дрейфа прогрессивных методик тотальной слежки и нелегальной прослушки во все страны мира – от США и до РФ (хотя в РФ уже были свои массовые наработки типа СОРМ), от Бразилии и до Китая.

Как известно, если вы поддались в политическом противостоянии, будьте готовы сдавать одну позицию за другой. Противник будет давить, пока не выжмет вас досуха. Это не мои откровения, это реальность современной жизни. В США, из благих побуждений, из каких ещё, ввели Акт, после этого спецслужбы обнаружили, что его мало. Пошли дополнения и усиления. Появились специальные суды – PISA, которые никем по сути дела не контролировались, которые легко штамповали все необходимые для деятельности полиции, военных, спецслужб решения.

Начала массово внедряться прослушка телефонных переговоров при помощи нелегального (а потом и вполне легального) присоединения к провайдерам, началась эпоха массового электронного слежения, когда ваша почта, ваши аккаунты в соц.сетях и на форумах (было такие популярные сервисы, я их даже застал), ваши сообщения, ваши файловые хранилища – всё могло оказаться под подозрением, взламываться и отслеживаться.

Если в 70-80-е годы ФБР и ЦРУ составляли специальные БД и списки с потенциально опасными организациями, члены которых могли быть подвергнуты принудительной изоляции и внесудебному заключению (просто, в силу угрозы национальной безопасности), то сейчас вести такие БД стало ещё проще. Раньше была проблема с возможным хранение миллионов образцов ДНК преступников и «особо опасных врагов режима» — сейчас это не проблема. Раньше была проблема соединить все БД в одно «единое целое» – сейчас нет. Казалось бы, в руках государственной верхушки сосредоточено достаточно возможностей, чтобы контролировать всех и вся. Но не тут-то было.

В последнее время, политические верхушки многих стран, ужесточают своё законодательство, борясь с угрозами «национальной безопасности». Причины указываются, чаще всего, одни и те же – террористическая активность («законы Яровой» были обусловлены взрывом российского самолета над Синаем и терактами во Франции, особенно убийстве в зале в «Батаклан», всё в 2015 году) или урон, наносимый общественной и личной собственности в результате беспорядков (в Британии особенно полюбили такого рода обоснования).

И в первом, и во втором случаях, мы имеем дело с различными последствиями мирового кризиса и вмешательства ведущих стран мира в дела более зависимых от себя государств. Например, современный «миграционный кризис» оказался во многом спровоцирован действиями США, а так же ЕС у себя в «средиземноморском подбрюшье».

В Британии проталкивают очередной закон о массовой слежке. В США… в США готовятся ужесточить Акт.

Конгресс собирается расширить Секцию 314 Акта, чтобы спецслужбы более эффективно боролись с нелегальным финансированием экстремистских и террористических организаций. Новые поправки к акту позволят спецслужбам активно обмениваться данными с финансовыми организациями и обяжут финансовые организации предоставлять запрошенные спецслужбами данные.

Кто сказал Росфинмониторинг? Это не российская финансовая разведка – это просто американцы на всех парах стремятся отменить коммерческую тайну. В благих интересах национальной безопасности, конечно же. Да, ударит это, как и в российском аналоге, по гражданам, а не по крупным фин.корпорациям.

Действия российского правительства полностью укладываются в общемировой тренд. И в этом тренде – массовая слежка за гражданами. Эдвард Сноуден это неплохо понимал, поэтому его реакция на «законы Яровой» была вполне предсказуемой.

 

Массовое наблюдение не работает. Этот законопроект заберет деньги и свободу у каждого россиянина, не улучшая безопасности. Он не должен быть подписан.

Шестимесячное хранение контента — это не просто опасно, это непрактично. Что такое объём в ~100PB даже для крошечного 50 Гбит провайдера? (прим. В том смысле, что этот объём будет быстро забит). Не менее предсказуемой была реакция ГД РФ, которая проголосовала за представленные законы (во время слушаний, из них были убраны наиболее одиозные варианты наказания в виде лишения гражданства).

Здесь мы сталкиваемся с тем, как тот или иной глобальный тренд отражается в конкретной стране. Спору нет, в условиях идущей уже несколько лет КТО в Дагестане, вмешательства в ГВ в Сирии, власти могли, да и сделали частичную ставку на обоснование принятия закона с позиции защиты общества от террористических угроз. Другое дело, что, читая подписанный президентом закон, становится понятно, что терроризм тут уравновешивается (если вообще не вторичен) угрозой общественных беспорядков (то есть, внутренними факторами).

Если сюда добавить объединение нескольких силовых подразделений полиции и внутренних войск, и их последующее преобразование в Нацгвардию Росгвардию, с отработкой подавления именно общественных беспорядков (особо пикантный момент, что на учениях разгоняли… рабочую забастовку) – предположение о первичности именно внутренних факторов (что, де-факто, присутствует и американском, и в европейском законодательствах) будет выглядеть вполне обоснованно.

Впрочем, реализация закона в части хранения информации на стороне провайдера в течение 6 месяцев, потребует серьёзных затрат с его стороны. И это не считая всего остального – организация доступа ФСБ и соответствующих структур к информации, организация хранения, дешифровка, обеспечение сохранности информации и т.д.

Сколько это в цифрах? Много.

По оценке Mail.ru Group, только для неё одной разовые капитальные затраты на реализацию проекта составят $1,2–2 млрд, что примерно в 3 раза выше годовой выручки группы. Выручка Mail.ru Group в 2015 г. составила 36,3 млрд руб. ($592 млн по среднегодовому курсу ЦБ), следует из ее годового отчета. Кроме того, компания ожидает, что ее дополнительные операционные издержки каждый год составят примерно $80–100 млн. Еще $35–40 млн потребуется для доработки программного обеспечения, которое необходимо для хранения пользовательской информации. По оценке экспертов группы, расходы всех российских операторов связи только на внедрение системы хранения данных составят 3,9 трлн руб. Примерно те же деньги потратят и интернет-компании. Представитель «Яндекса» уже в который раз отказался сообщить «Ведомостям», насколько могут вырасти расходы компании. Ранее он говорил, что интернет-компаниям «придется увеличить число серверов и подумать о перестройке внутренней инфраструктуры». Расходы Rambler & Co на реализацию проекта вырастут в 2 раза, сказал источник в компании. Основные затраты – на увеличение мощностей для хранения данных, уточняет он. Конкретные суммы он не приводит.

На доработку информационных систем Mail.ru Group, необходимую для выполнения требований в поправках Яровой, уйдет 3–5 лет, говорится в документе. Проект Яровой предусматривает хранение информации на территории России. Mail.ru Group для этого потребуется дополнительно 4500 стоек в дата-центрах, а таких мощностей в стране нет. Минимальный срок строительства дата-центра такого масштаба составит 3–4 года, раньше этого нормы технически невыполнимы, считает компания. Сейчас в России действительно нет мощностей, которые требуются для хранения всех данных пользователей, подтверждал ранее «Ведомостям» источник в крупном операторе.

Ранее в том же духе высказались представители крупнейших операторов связи, оценившие свои затраты на реализацию законопроекта в триллионы рублей. Если Госдума примет законопроект Ирины Яровой о хранении данных абонентов сотовой связи и пользователей интернета, российские операторы связи станут убыточными и перестанут платить государству налог на прибыль, заявили представители нескольких крупнейших компаний. Представитель «Вымпелкома» оценил создание всей системы сбора, идентификации и хранения информации примерно в 2 трлн руб., а расходы каждого оператора (включая себя) – не менее чем в 200 млрд руб. «Мегафон» предположил, что строительство новых дата-центров обойдется ему в 230 млрд руб. Впрочем, это значительно больше чистой прибыли компании, что означает, что она не сможет платить налог на прибыль. МТС оценила свои затраты на реализацию законопроекта Яровой в 2,2 трлн руб.

Более подробно можно прочесть на Rublacklist

Положим, что все вышеуказанные компании врут и безбожно завышают цены, а на самом деле реализация такого всестороннего проекта не потребует… Да, не потребует каких-то 30-35 млрд.$.  Пусть потребует в несколько раз меньшую сумму – от этого что, данные перестанут собираться, а ФСБ перестанет иметь к ним доступ? Можно, конечно же, отмахнуться от всего этого, но нельзя не видеть за всем этим определенную логику: проводя в условиях кризиса непопулярные реформы (впрочем, гражданских бунтов в связи с ними пока не ожидается), имея у себя под боком, на Украине, пример свержения правительства – российская верхушка опасается массовых потрясений и поэтому ужесточает наказание для граждан и обеспечивает массовую слежку за ними.

Как это будет использовано – другой вопрос.

Но власти взялись за реализацию со всей серьёзностью. Вот, 14 июля проводится совещание у президента. Министр связи, г-н Никифоров, докладывает о том, что будет сделано в рамках подписанных «законов Яровой».

Позицию тех, кто сегодня строит различные эмоциональные оценки, не разобравшись в вопросе, мы не разделяем, потому что, во‑первых, самая резонансная норма, которая касается вопросов хранения данных пользователей, отнесена на 2018 год, поэтому мы не видим никаких рисков повышения цен в 2016 году.

Это министр пытается отвести опасения в возможном подъёме цен на услуги связи в связи с реализацией закона. То есть, что там будет в 2018 году – это не важно, главное, что в этом году цены не поднимем. Это не ответ на вопрос.

Во‑вторых, во исполнение Ваших поручений незамедлительно даны соответствующие поручения Правительству. Заинтересованные ведомства прорабатывают все детальные вопросы правоприменения, будет определён порядок: кто, что должен хранить, какой объём времени требуется для реализации антитеррористических мер. Уже отсюда будут вытекать соответствующие требования к оборудованию, к операторам связи, и лишь потом можно будет давать те или иные оценки.

Таким образом, закон есть, но его реализация не готова и нужно ждать от правительства деталей. При этом уже известно, что реализовывать положения закона, касающиеся хранения информации – объём, глубина хранения и т.д. – будут на отечественном оборудовании.

Вроде бы ещё никто не говорил о сотнях млрд. рублей на распил? Здесь у нас громадная программа, которая позволяет удовлетворить потребности в слежении за гражданами со стороны ФСБ, и аппетиты изголодавшихся по жирным гос.дотациям отечественных производителей сетевого оборудования.

Как отмечено на совещании, российская промышленность не выпускает необходимое для технической реализации «законов Яровой» оборудование. Таким образом, государственный бюджет «поможет» отечественному производителю заполнить эту нишу.

Судя по настойчивости, проявляемой президентом, можно сделать предположение, что госпожа Яровая – обычный сливной бачок, через которую АП просто «слила» необходимую законодательную инициативу. Просто, чтобы самим в этом не мараться.

На выходе у нас тотальная слежка, перехват переговоров, дешифровка, массовый доступ ФСБ, на законных основаниях, к электронным коммуникациям – всё как у людей. США могли бы гордится властями РФ — выросли «достойные» ученики.

Единственное, что не вспоминают российские ученики Бушей (обоих), Клинтона и Обамы – массовая слежка не работает. Теракты в США и во Франции – отличное подтверждение этому. [другое дело, что её смысл классовый — контроль возможного недовольства, а никак не большая безопасность населения, декларации про последнюю не стоит принимать всерьёз. И в этом смысле всеобщая слежка прекрасно работает, позволяя фабриковать дела вроде «6 мая»]

Остается только перевести дух. У нас пока ещё нет программы сбора ДНК-образцов, они не подключены к программе «Безопасный город»…

0_4fc259_445ae2a7_origХотя, стоп. А всё ли мы знаем? Вы уверены, что ФСБ не собирает БД ДНК-образцов? Я бы на вашем месте не был бы так в этом уверен».

Источник apecanfly

***

«История многочисленных российских реформ показывает, что российские власти активно заимствуют любые военно-полицейские и пенитенциарные новшества. Завтра, описываемые ниже проблемы, могут оказаться нашими проблемами.

За последние пару десятков лет США резко увеличили число своих заключенных. Рост был беспрецедентным. Из страны с относительно невысоким уровнем сидящих за решеткой, страна скакнула в лидеры, прочно закрепившись в тройке лидеров вместе с РФ и КНР.

 

0_4eb18d_8c2dc34_orig

Специалисты указывают на несколько факторов, способствовавших такому скачку. Во-первых, социальные. В бедных районах, населенных преимущественно цветными, сложилась самая настоящая «цепочка» (ACLU был одной из тех организаций, которые наиболее подробно исследовали этот феномен), которая доводит подростков и молодых мужчин до тюрьмы. После этого начинают играть другие факторы, и это, во-вторых — на законодательном уровне был принят ряд законов, ухудшающих положение бывших заключенных, препятствующих их ресоциализации, запирая их на криминальном дне. В-третьих, и это уже было особенностью цветных, практически полная деградация семьи, в которой отец чаще всего отсутствовал, что приводило к массовой нищете. Феномен «феминизации бедности» здесь проявлялся наиболее ярко. Тем более, что разрыв в оплате труда между женщинами и мужчинами в США по-прежнему высокий. Это не считая традиционно высокой безработицы и низких доходов.

0_4eb18f_bb7c8b48_orig

По состоянию на 2004 год, но за последнее время мало что изменилось.

Свою существенную лепту внесли и законы, которые должны были улучшить криминогенную обстановку в стране, особенно на фоне увеличения потребления наркотиков. Правительство США объявило «Войну наркотикам», для чего в «братскую» Мексику и не менее «братскую» Гватемалу посыпались советники по борьбе с разбушевавшейся наркомафией. Потребовался не один год, тысячи и тысячи убитых, сотни морпехов и агентов УПН (Управление по борьбе с наркотиками), ЦРУ и ФБР, чтобы вывести войну на новый уровень: приграничные мексиканские штаты, в которых США развернули войну, были, фактически, разрушены. Поэтому мексиканские наркокартели перебрались по ту сторону Рио-Гранде и устраивают войны прямо на улицах американских городов. Например, в Чикаго.

В самой Мексике и Гватемале, картели, выжившие в убийственной нарко-гражданской войне, в которую были втянуты политические силы, экономическая верхушка и военно-полицейский аппарат этих стран, стали самостоятельной политической силой. Частично этому способствовали сами США, которые готовы были идти на тайные соглашение с частью картелей, чтобы потом сталкивать их лбами. Дело дошло даже до выращивания своих собственных «убийц картелей», которые потом, подчиняясь логике войне за передел наркорынка, сумели откусить от него значительную долю.

Пока тайные агенты правительственных служб работали за границей, внутри страны ударными темпами работала юстиция. Война привела к ужесточению наказания за хранение, сбыт, перевозку наркотиков. Поскольку «война с наркотиками» шла следом за «войной с терроризмом», это привело к ещё большему вмешательству спецслужб в личную жизнь граждан и фактической отмене части их гражданских прав. Вдобавок, от «войны с террором» у Пентагона на складах «пылилось» большое количество военного снаряжения. Девать его в таком количестве было просто не куда.

0_4eb190_60b52c4f_orig

Экономический кризис ухудшил положение простых американцев, вместе с ужесточением законодательства и криминализацией мелких нарушений это привело к росту заключенных, а рост заключенных к формальному росту преступности в абсолютных (и относительных) показателях. По отдельности эти факторы были незначительны, но взятые вместе они обусловили массовое перевооружение полиции и национальной гвардии. Спонсором выступил Пентагон, который не только передавал вооружение, но и делился опытом, накопленным во время «войны с террором». Поэтому скоро, неявно объявленная «война с преступностью» стала напоминать боевые действия, которые велись в Афганистане или Ираке.

 

0_4eb191_6cdab3d9_orig

Полиция входит в г.Фергюсон, США

«Война дома» вызвала массовый гнев и протесты многих американцев. Ситуация усугублялась тем, что протесты были расово окрашенными, а нарушения в наиболее громких делах совершали, как назло, белые полицейские. Способность полиции уйти от ответственности за совершенные ею действия, которые приводили к смерти задержанных или нарушению их гражданских прав, только подливали масла в огонь. Проблемы роста преступности от этого никуда не девались, а общество продолжало требовать от полиции четкого следования девизу «Служить и Защищать».

0_4eb192_5b5b147b_orig

Протестующие в г.Фергюсон, США

Силовой вариант проблему не решал. Совершать Революцию — менять всю систему факторов (экономических, социальных, юридических, а значит политических), вызывающих рост преступности в определенных районах и среди определенных слоев, — никто не собирался. Было решено пойти другим путём.

Ещё несколько лет назад, работа полиции по выяснению того, что же замышляют очередные нарушители порядка, требовала своих ушей и глаз в потенциально опасном районе. Не так давно, все изменилось. Бурное развитие технологий обработки больших массивов данных, привело к появлению на рынке специализированных проприаритарных систем прогнозирования криминальной активности. Теперь полицейским офицерам понадобилось кресло и доступ к специализированной базе данных, которая, проанализировав многочисленные данные, выдавала прогноз в отношении отделенных людей в наблюдаемом районе. Прогноз касался того, что подозреваемый мог совершить, но отнюдь не того, что он совершил или планировал совершить.

Многие агентства используют софт, предсказывающий рост потенциальной криминальной активности. Это касается полиции в Канзасе или ряде других мест, которые используют полученные от таких систем данные и пытаются действовать упреждающим образом.

В Чикаго, где за последний год наблюдалось резкое увеличение количества совершаемых тяжелых преступлений, полиция использовала специальный софт, чтобы сформировать список людей, которых могли либо застрелить, либо они сами могли участвовать в перестрелке. В какой-то момент (на День Памяти) полиция заявила, что из 64 человек, убитых на данный момент в городе, в списке значилось 50 фамилий.

Правда, полиция не сообщила самую важную информацию — сколько людей было в списке и какую долю представляют собой совпадения. Без этих данных — заявление полиции больше похоже на рекламную компанию производителя софта.

Кроме полиции, прогностический софт стали активно использовать суды при определении длительности тюремного заключения обвиняемого.

Эрик Лумис был осужден на 6 лет тюремного заключения за неповиновение полиции (г. Ла Кросс, Висконсин), потому что судья посчитал его представляющим «высокий риск» для общества.

Судья пришел к такому выводу, опираясь на оценку Лумиса в БД Compas — секретном софте, использующемся в Висконсинской системе юстиции для прогнозирования вероятности возможного участия в потенциальном преступлении.

Получается, что система приговаривает человека на больший срок заключения за то, что он не совершал, а всего лишь мог совершить. Хотя вынесение осуждения на больший срок в американской системе юстиции базируется на многих факторах, новым является использование проприаритарного софта, который полностью закрыт от общественной критики и оценки.

Адвокат в деле Лумиса не согласился с назначенным сроком и потребовал от производителя софта (Compas) — Northpointe Inc. — обнародовать информацию, на базе каких факторов происходит оценка. Производитель отказался, выпустив заявление, в котором подтверждалось ещё раз, что софт проприаритарный, и что он опирается на исследование. Раскрыть само исследование производитель также отказался.

Проблема заключается не столько в проприаритарном софте, сколько в полном отсутствие доступа к нему. В юридической системе США периодически пересматриваются положения об определении длительности заключения на основании оценки возможной криминальной активности клиента. Сделать это не так просто, но это возможно. И только благодаря тому, что эти документы доступны общественной критике и оценке.

Использование в этом деле частных подрядчиков, делает судебный процесс существенно менее прозрачным, затрудняя работу адвоката по оспариванию вынесенного приговора. Поэтому, одними из требований к такого рода прогностическим системам стали четкая стандартизация оценок на государственном уровне и доступ общественности и собранным данным и моделям оценки.

Ситуация чем дальше, тем больше начинает напоминать антиутопию, в которой частные подрядчики диктуют судьям решения, используя при этом крайне противоречивые данные. Все это базируется на неявном предположении, что чем больше информации мы соберем, тем успешнее мы будем искоренять преступность. Пример использования такого рода технологии Чикагской полицией говорит о другом — софт способен предсказать появление некоторого, точно неизвестного, числа преступников среди обитателей морга (это проще сделать, если речь идет о членах банд и рецидивистах)

Второй важный момент касается сосредоточения полиции на каких-то отдельных группах населения и особо криминогенных районах. С учетом этого, чем больше осужденных из определенного района, тем выше статистика и выше показатели криминальной активности. Это, в свою очередь, сдвинет деятельность полиции в сторону наблюдения и патрулирования одних районов, выпуская из-под контроля преступность в других районах. Как результат, в обществе, где практикуется то, что называют «расовое отслеживание», сильнее прежнего укоренятся расовые предрассудки.

Третий важный аспект применения проприаритарных прогностических средств касается полного выхолащивания тюремного содержания, о чем беспокоятся противники такого рода технологий. От в равной степени «системы перевоспитания»/» системы изоляции», пенитенциарная система рискует перейти к последнему варианту, что скорее приведет не к искоренению преступности (вспоминая о «беловортничковой» её разновидности), а к увеличению тюремного населения, росту числа самих тюрем, закреплению расовых стереотипов.

Правда, используя ровно тот же подход, можно попытаться улучшить ситуацию. Поэтому параллельно с внедрением софта, который бы загонял на долго в тюрьму«вычисленных возможных рецидивистов», власти США решили устроить разгрузку тюрем от элемента, который не представляет особой опасности. И, как и в случае, разобранном выше, оценка давалось бы софтом.

Специальная программа (DDJI – Обусловленная данными юридическая инициатива) анонсированная 30 июня этого года должна будет выпустить из тюрем 40% их нынешнего «населения». В программе уже собираются принимать участие 67 городов, а крупные частные вендоры, такие как Amazon и Palantir, активно привлекаются к совместной деятельности с государственными органами власти.

В отдельных частях страны эксперимент прошел раньше. В графстве Мекленбург, Северная Каролина, было выпущено 40% тюремного населения. Оценку проводил специализированный софт, как говорят исследователи – резкого роста преступности не последовало.

0_4eb337_33c7d82b_orig

Кроме крупных компаний, в программе принимают участие и исследовательские подразделение Университетов. При этом, некоторые из них (Нью-Йоркский и Чикагский), загодя пожертвовали разработанный софт городам и муниципалитетам, принимающим участие в программе.

Казалось бы, есть повод для радости, если не вспомнить тот простой факт, что именно цветные являются той этнорасовой прослойкой, которая менее всего подпадает под определение «не представляет опасности» с точки зрения собранной на них полицейской статистикой. Последняя включает в себя постоянные обыски и задержания, зачастую из-за мелких нарушений (препятствование проезду средств, переход в неположенном месте, подозрительные сборища и т.д. и т.п.) В силу этого, большинство скептиков считает, что эта мера, основанная на закрытых алгоритмах, использующих не вполне достоверные данные, послужит тому, что из тюрем будут выходить их белые обитатели.

Уверенности скептикам не добавляет чуть ли не единодушная поддержка этой инициативы со стороны обеих партий в обоих палатах Конгресса. Дошло до того, что во время одного из своих последних выступлений, Пол Райан заявил, что лично внесет закон о реформе системы криминальной юстиции, переменив, таким образом, своё предыдущее мнение о её необходимости.

Насколько обоснованны опасения скептиков, кроме части касающейся проблем использования доступа общественности к алгоритмам и данным прогностического софта, можно будет узнать довольно скоро.

Массовая слежка — это общая тенденция.

 

Метки: , , ,

Из-за недобора налогов Красноярский край откладывает ассигнования в социалку

Из-за недобора налогов Красноярский край откладывает ассигнования в социалку

Бюджет

Проект закона о внесении изменений в бюджет Красноярского края был представлен 21 сентября в Законодательное собрание края. Как сообщило «НГС.Новости», корректировка подготовлена на основе анализа исполнения бюджета за прошедшие 8 месяцев с учетом дополнительных поступлений из федерального бюджета.

В результате всех изменений доходы бюджета 2016 года уменьшаются на 3,4 млрд рублей, что связывают с ослаблением курса рубля, снижением цен на нефть и цветные металлы и соответствующим снижением налоговых поступлений.

Чтобы сбалансировать бюджет, предлагается на 3,4 млрд рублей уменьшить расходы: предложено перенести ассигнования в здравоохранении, образовании и культуре на более поздний срок.

Отметим, что расходы бюджета пришлось бы сократить еще больше, если бы не поступления из федерального бюджета 658 млн рублей на ремонт и обустройство дорог, 70,4 млн рублей на отдых детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, 55,7 млн рублей — на оказание медпомощи. В результате всех изменений доходы краевого бюджета составят 191,3 млрд рублей. Расходы также уменьшаются на 3,4 млрд и составят 208,7 млрд рублей.

Дефицит — 17,4 млрд рублей.

Заметим, что дефицит обычно закладывается в региональный бюджет, но раньше он покрывался дополнительными налоговыми поступлениями, теперь потребуются заимствования.

Из-за недобора налогов Красноярский край откладывает ассигнования в социалку

 

Метки: , ,