RSS

Архив метки: Барабаш

Соратнички: ИГПР «ЗОВ» & etc. Или снова об идиотах!

Соратнички: ИГПР «ЗОВ» & etc. Или снова об идиотах!

Для начала приведу весьма красноречивую «простыню»:

ИГПР "ЗОВ", банеры

Тут смешались и левые и правые и псевдокрасные, но объединяет их одно — их политпроститутциональная сущность. Ибо все они проституциируют при действующей антинародной власти, в её рамках, и переходить к каким-либо активным действия против этой фашистской власти, как не переходили, так и не собираются.

А теперь небольшое видео про идиотов от ИГПР «ЗОВ», которые имели глупость задокументировать самих себя и тем самым обеспечить материалами следствие:

Все эти люди что-то пытались сделать при этой бандитской власти, в ЕЁ рамках!!! Идиоты, да и только! История их так ничему и не научила. А тот, кто не учится или не хочет учиться, тот пожинает плоды своей безграмотности и безмозглости. Настоящие революционеры не будут устраивать себе медийную рекламу, заниматься пустопорожней болтовнёй и, тем более, устраивать заведомо провальные прожекты, они займутся делом — активными действиями (боевыми, экспроприациями на нужды революции, вооружением и вербовкой сторонников, организацией подпольных групп и боевых отрядов).

 

Никитушкин Андрей.

05.10.2016 г.

0:39

Соратнички: ИГПР «ЗОВ» & etc. Или снова об идиотах!

 

Метки: , , , ,

Эволюция ворья в палачей


Беседа Максима Калашникова, Елены Рохлиной и Дарьи Барабаш о том, что в РФ продолжаются политические репрессии, причем в самой отвратительной форме. Почему с «экстремиста» Юрия Мухина хотят содрать 42 млн. рублей еще до суда? Новые способы уничтожения честных людей. Ошибка рифмоплета Бродского и эксперимент по превращению граждан РФ в стадо запуганных. Получится ли?

 

Метки: , ,

Следствие с судами гнёт свою линию


На каждом продлении меры пресечения и ее обжаловании у арестованных по «делу референдума» звучит что-то новое. 30.05.16 г. в Мосгорсуде, обжалуя очередное продление ареста и нахождение в СИЗО, участвующий в судебном заседании по телемосту Барабаш К.В. начал с того, что в очередной раз потребовал допустить к нему адвокатов Чернышёва А.С. и Суханова А.А., с которыми он давно заключил соглашение, но которых по сей день не пускают к Барабашу ни в СИЗО, ни даже в судебные заседания. Кстати Чернышёва следователь Талаева Н.А. не только в нарушение УПК РФ отвела от защиты Барабаша, но и пытается допросить, несмотря на адвокатский иммунитет, в качестве свидетеля по тому же делу, Барабаш зачитал следующее ходатайство:

Особенность дела, в рамках которого проводится сегодняшнее судебное заседание, в том, что против меня, одного из организаторов в РФ референдума о принятии закона, по которому высшие органы власти станут напрямую отвечать перед народом, – против меня выступает организованное сообщество должностных лиц, противников такого референдума, длительное время препятствующих участию в нем граждан и знающих о преступном характере своих действий, в том числе против меня, потому жаждущих лишить меня возможности полноценно защищаться от их противоправных преследований. Для этого меня с грубейшими нарушениями поместили и удерживают в СИЗО, чтобы максимально затруднить мне знакомство с фабрикуемыми ими материалами и своевременное обжалование этих действий. А следователь, зная о большом опыте в подобных делах адвоката Чернышева, вынесла незаконное постановление об его отводе, грубо поправ мои конституционные права, установленные ст.48 Конституции РФ и мои права обвиняемого, установленные ст. 47 УПК РФ, ч.1 ст. 50 УПК РФ и ч. «С» ст. 6.3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Цитирую: «Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого». Это Европейская Конвенция. Это УПК РФ. И вот: «Каждый имеет право … защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника.» Это Европейская конвенция. А вот реальность: выбранные мною защитники, с которыми у меня заключено соглашение, не допускаются к моей защите, я лишен конфиденциальных свиданий с ними без ограничения числа и времени таких свиданий. Ведь не только Чернышева не допускают ко мне сотрудники ФСИН, ссылаясь не отсутствие разрешения от следователя. Сотрудники ФСИН не допускают ко мне и адвоката Суханова, с которым на мою защиту также заключено соглашение. Не допускают по надуманным основаниям. А ведь я от Чернышева и Суханова не отказывался и соглашение с ними не расторгал.

Обращаю внимание, что помощь Чернышев нужна мне в данном заседании для указания на незаконность и необоснованность доводов следствия о необходимости продлить мне меру пресечения, а не для защиты по делу, в котором мне сфабрикован статус обвиняемого. Мы не разбираем дело по существу, у меня нет необходимости доказывать свою невиновность, а значит, даже некие не существующие, но предполагаемые следствием противоречия с другими обвиняемыми по делу, которых ранее защищал Чернышев, не могут помешать ему защищать меня в нынешнем заседании от несправедливой меры пресечения. Тем более, что Чернышев уже защищал меня по другому делу и навещал меня несколько раз уже в СИЗО с разрешения того же следователя Талаевой, будучи в то же время отведенным той же Талаевой от защиты меня по делу, по которому я был в это СИЗО помещен.

Нет нормы права, запрещающей мне заключить соглашение с адвокатом, даже если его кто-то попытался отвести, как и нет нормы права, разрешающей разрывать мои соглашения с адвокатом ввиду лишь того, что адвоката кто-то пытается отвести (кроме меня самого). Зато есть п.4 ч.2 ст. 389.17 УПК РФ, согласно которой нарушение права обвиняемого пользоваться помощью защитника является таким существенным нарушением процессуального закона, которое ведет к отмене судебного решения. Повторю: для оказания мне юридической помощи в нынешнем заседании с Чернышевым и Сухановым заключены соглашения, по которым их работа оплачивается!

Ввиду вышесказанного прошу суд реализовать меры, предусмотренные ст. ст. 11 и 16 УПК РФ, предоставить возможность посещения меня защитой в СИЗО и обеспечить возможность выбранным мною защитникам Чернышеву и Суханову защищать меня в текущем судебном заседании, предоставить им возможность безпрепятственно оказывать мне юридическую помощь, в том числе в СИЗО, а также полноценно подготовиться нам с ними к данному судебному заседанию.

Судья Мосгорсуда Александрова С.Ю. в этом ходатайстве отказала и, естественно, получила от Барабаша отвод, который, естественно, посовещавшись сама с собой, не удовлетворила. После Барабаш обратил внимание Александровой на совершенные судьями Хамовнического райсуда Москвы Сыровой и Похилько однотипные преступления – служебные подлоги, направленные против Барабаша – и потребовал запротоколировать эти заявления о преступлениях с целью дальнейшего рассмотрения протокола судебного заседания в соответствии со ст. 141 УПК РФ, как основания для регистрации сообщения о преступлении и возбуждения соответствующего уголовного дела. Суть преступных деяний Сыровой и Похилько, чью деятельность курирует 7 судебный состав апелляционной инстанции Мосгорсуда по уголовным делам, ясна из сделанного Барабашом заявления:

18.03.16 в Хамовническом райсуде г. Москвы мне продлял меру пресечения судья Похилько по делу 3/2-68/16. В том судебном заседании помимо прочего я ходатайствовал о том, чтобы судья обеспечил моё право на защиту с помощью выбранного мною защитника Чернышёва, а адвокату Чернышёву, соответственно, обеспечил возможность защищать меня в том судебном заседании. Кроме того, в том заседании я сделал заявление о преступлении против моих интересов судьи Сыровой, которое просил приобщить к материалам дела.

Однако Похилько был заинтересован в нарушении моих прав, потому в ходатайстве об обеспечении моего права на защиту отказал, а также отказался приобщить к делу моё заявление о преступлении Сыровой с ходатайством о росписи в протоколе о предупреждении об уголовной ответственности за заведомо ложный донос и вообще рассматривать это ходатайство, несмотря на то, что ст ст. 119, 120 УПК РФ требуют в таких случаях приобщения к материалам дела письменного ходатайства, направленного на обеспечение любых прав и законных интересов заявителя, и несмотря на то, что ст. 141 УПК РФ требует в таких случаях делать отметку в протоколе о предупреждении об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, независимо от того, протокол ли это следственных действий или судебного заседания.

Для сокрытия этих нарушений Похилько фальсифицировал протокол судебного заседания, в том числе изменив содержание того, о чем я ходатайствовал. В моём ходатайстве о праве на защиту с помощью Чернышёва я ходатайствовал обеспечить возможность Чернышёву защищать меня в судебном заседании, а Похилько написал в протоколе, будто я ходатайствовал обеспечить возможность Чернышёву заслушать меня в судебном заседании. И даже получив мои замечания на протокол от 6.04.16 г. Похилько 27.04.16 г. вынес постановление об отклонении моих замечаний, в котором заявил, что (цитирую): …протокол составлен полно, правильно и соответствует ходу судебного заседания, при этом суд отмечает, что замечания на протокол судебного заседания не служит средством исправления содержащихся в протоколе судебного заседания явных технических ошибок и описок.

Процитированная ложь Похилько опровергается материалами судебного заседания от 18.03.16 г., замечания на протокол которого я подавал. В материалах присутствует упомянутое выше ходатайство, поданное письменно и содержащее в крайнем абзаце просьбу обеспечить возможность Чернышёву именно защищать меня, а не заслушать, как оказалось выгодно указать Похилько в протоколе наряду с другой ложью.

Таким образом, подлог Похилько подтверждается материалами самого дела 3/2-68/16. Учитывая, что ранее в этом же Хамовническом суде я уже сталкивался с подлогом судьи Сыровой, а до этого с подлогом судьи Фильченко, налицо признаки нарушения моих прав должностными лицами, судьями в составе группы, организованной с преступными целями.

Поэтому я, пользуясь ст. 144 УПК РФ, прошу внести в протокол сегодняшнего судебного заседания моё сообщение о преступлении Похилько, а именно: о совершении им 27.04.16 г. служебного подлога, выразившегося во внесении в протокол судебного заседания от 18.03.16 г. по материалу 3/2-68/16 заведомо ложных сведений, повлекших существенное нарушение моих прав, в первую очередь права на защиту, и в отклонении им моих замечаний на этот протокол, несмотря на то, что обоснованность замечаний подтверждается самими материалами дела 3/2-68/16. Подтверждаются они, кстати, и циничным намёком Похилько в постановлении об отклонении моих замечаний на протокол: намёком, что если в протоколе какая-то информация и не соответствует действительности, то якобы не моё, заявителя, собачье дело пытаться это исправить какими-то замечаниями, несмотря на то, что моё право на это установлено ст. 260 УПК РФ.

Также я прошу обозреть не приобщенное Похилько заявление о преступлении Сыровой и в соответствии со ст. 141 УПК РФ внести в протокол сегодняшнего судебного заседания моё сообщение о преступлении Сыровой, а именно: о совершении ею 29.02.16 г. служебного подлога, выразившегося во внесении в протокол судебного заседания от 19.01.16 г. по материалу 3/2-16/16 заведомо ложных сведений, повлекших существенное нарушение моих прав, в первую очередь права на защиту, и в отклонении ею моих замечаний на этот протокол, несмотря на то, что обоснованность замечаний подтверждается самими материалами дела 3/2-16/16.

Об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ мне известно, прошу внести это моё заявление в протокол, приобщить его к материалам дела и обеспечить мне возможность расписаться о предупреждении об уголовной ответственности в протоколе сегодняшнего судебного заседания, как того безусловно требует ч. 6 ст. 141 УПК РФ.

Это заявление Александрова приобщать к материалам дела отказалась, не взирая на прямую связь проделанного Похилько подлога и фальсификации протокола с его итоговым неправосудным решением, которое как раз и обжаловалось под председательством Александровой. Но факт нарушения права Барабаша на защиту в деле остался, что дает достаточные основания для отмены решения самой Александровой.

Что касается Похилько с Сыровой – циничная подтасовка значимых фактов по рассматриваемым им делам послужила основанием для отдельных обращений Барабаша по этим фактам в Следственный комитет и в Квалификационную коллегию судей (см. приложение к статье файлы) – 2 органа, способных привлечь судей если не к уголовной (в порядке 144-145 статей УПК РФ), то хотя бы к дисциплинарной (в порядке 22 и 25 статей ФЗ № 30 от 14.03.2002 «Об органах судейского сообщества в РФ») ответственности.

Ну, а затем Барабаш изложил истинные причины правовой коллизии с экспертным признанием равенства целей и задач ИГПР «ЗОВ» и АВН, произошедшим в процессе следствия по делу. Итоги судебного доклада Барабаша неутешительны и были предсказуемы: дело против Барабаша, Мухина, Парфенова, Соколова фабрикуется из соображений корысти и страха прихлебателей действующего в стране режима. Вот, что поведал Барабаш:

Уже не один месяц, как суды первой и апелляционной инстанций, то есть, Хамовнический райсуд столицы и Московский городской суд, оценивая мнимые необходимость и законность назначения участникам ИГПР «ЗОВ» меры пресечения, идут на поводу у следствия и изолируют сторонников референдума «За ответственную власть», препятствуя законной, не противоправной деятельности ИГПР «ЗОВ» по организации того же референдума, что организовывала ранее неправосудно запрещённая АВН.

Понимаете, раньше ведь про АВН говорили: мол, организация с благой целью, хотела обеспечить на каждых выборах оценку деятельности президента и Думы по итогам деятельности последних, чтобы весь народ выносил им вердикт, и президент с депутатами, соответственно, получали за свою успешную работу звание Героя России. (А у нынешних суда с прокуратурой ведь нет сомнений, что из трёх предусмотренных АВН вариантов вердиктов: «наградить», «наказать» и «без последствий» – народом для президента и депутатов был бы выбран вариант «наградить»? Верно?) Так вот. У АВН была благая цель, но АВН позволила в неустановленное время в неустановленном месте неустановленным личностям раздать от своего имени какую-то листовку, где несогласные с референдумом по принятию Закона о вышеописанном Суде народа назывались организмами. Вроде как кто за ответственную власть – человек, а кто против ответственной власти – организм. И организмы, кормящиеся в правоохранительных органах, сочли эту листовку разжигающей рознь в обществе, и организмы эти запретили АВН за этакое разжигание. Разжигание это с некоторых пор называется в РФ экстремизмом.

Таким образом, АВН со своим зажигательным референдумом пришлось отдохнуть. Ведь референдум – он когда ещё будет у АВН, а экстремизм уже у АВН обнаружен, аккурат с раздачей листовки. Листовки, запрещённой, кстати, только на следующий год после её раздачи. Но АВН, или кто там листовку раздавал, должны были предугадать запрет листовки, а раз не предугадали, то значит, опасны своей беспечностью и должны быть запрещены. Чтоб больше не разжигали ненависть к безответственным организмам.

Но! (Смотрим на предоставленные следствием материалы по назначению и продлению меры пресечения.) Эксперты ГБУ г. Москвы «МИЦ» (это Московский исследовательский центр) Баранов, Щенникова и Носик по заказу ГУПЭ МВД под руководством енерала полиции Морозова провели исследование и разобрались: цели АВН и ИГПР «ЗОВ» совпадают, и это не раздача листовок про организмы – а таки референдум. Сотни бывших бойцов АВН вскинули головы: оказывается, как следует из этой экспертизы, у АВН не было экстремистских целей, и никто бойцов АВН экстремистами теперь считать не может, раз не было у АВН даже такой цели, как раздача той самой листовки, а была таки цель организовать референдум, что подтверждает экспертиза «МИЦ». Жаль, что эта экспертиза енералу Морозову понадобилась только недавно, но лучше поздно, чем никогда!

А что ещё значит эта экспертиза? Значит, что запретившие АВН судья Казаков и согласившиеся с ним в апелляционном рассмотрении трое судей Верховного суда: Горшков, Пчелинцева, Момотов – запретили АВН, исходя из навязанной им ложной убеждённости о целях АВН, то есть, незаконно. А бойцы АВН имеют право по этим вновь открывшимся обстоятельствам обратиться в суд с требованием отменить решение Мосгорсуда по запрету АВН и возобновить деятельность АВН. А это не просто будет возобновление деятельности ранее запрещённой хорошей организации. Это значит, что какой-то судья будет вынужден возобновить деятельность организации, цели которой, исходя, опять же, из той же экпертизы «МИЦ», те же самые, что и у ИГПР «ЗОВ». Да, но ведь в организации ИГПР «ЗОВ» уже пытаются обвинить Мухина, Парфёнова, Соколова, меня и именно потому, что по мнению следственного комитета и вновь примкнувшей к нему (как в старые добрые времена) прокуратуры организация ИГПР «ЗОВ» приравнивается к организации экстремистского сообщества!

Получается, что суд, который, опираясь на экспертизу «МИЦ», возобновит и тем самым организует деятельность АВН, совершит то же преступление, что вменяется Мухину, Парфёнову, Соколову и мне по ч.1 ст.282.2! Такая чудовищная развязка нашего дельца не позволяет считать складывающиеся в нём противоречия неким забавным казусом. Полагаю, в этом деле такой вот капкан для судей поставлен намеренно, а автором его, думаю, являются лица, получающие выгоду с каждого вновь выявленного экстремистского преступления: руководство центра «Э», в том числе енерал Морозов! Который собрал достаточно материала для обвинения в экстремизме и участников ИГПР «ЗОВ», организующих такой же референдум, что и запрещённая АВН, и участников АВН, которые после возобновления деятельности АВН вернутся в её ряды, и возобновивших деятельность запрещённой за экстремизм АВН судей, вынужденных учесть экспертизу «МИЦ», и запретивших АВН судей Казакова, Горшкова, Пчелинцеву, Момотова, воспрепятствовавших своим запретом участию граждан в референдуме, и лишающих организаторов референдума ИГПР «ЗОВ» свободы судей Хамсуда вместе с ходатайствующими об этом сотрудниками следствия и прокуратуры, опирающихся, как ни странно, на ту же самую экспертизу «МИЦ».

И почему только такие вот енералы, как Морозов, грузят суды вот такими своими экстремистскими хотелками? Да потому что их кукловодам выгодно, чтобы суд не был по-настоящему независимым, служащим только кормящему его народу. Кукловодам выгодно специально подводить судей «под монастырь», чтобы каждый судья знал свой шесток, трясся за содержание заведённой на него персональной папочки и поскорей превращался в послушного кивалу, зависящего в своих решениях не от справедливости и закона, а от вышестоящего начальства, в любой момент имеющего возможность прекратить карьеру неудобного судьи по факту наличия в этой карьере вот таких вот казусных либо навязанных сверху неправосудных решений. Решений, зачастую легко попирающих писанный в Конституции РФ, в УК и УПК закон, потому что настоящий закон, как известно, есть не справедливый регулятор общественных отношений, а воля, точнее диктатура, правящего класса.

А сегодня правящим классом являются не люди созидательного труда, а перебирающие бумажки и перепиливающие результаты чужого труда бюрократы. И на сегодня единственный мирный способ справиться с этой бюрократией заключён в законодательной инициативе ИГПР «ЗОВ» – организации, которую государственная бюрократия жаждет уничтожить любой ценой. Печалька!

 

Метки:

Официальные политзаключённые России


Обыск у Максима Калашникова… СМИ молчат, даже «патриотические». Хотя проведи «эстапо» обыск у либералов – и все СМИ вопили бы. Ведь интересно, что «эстапо» совершено не трогает либеральную часть оппозиции. Меня это нисколечко не огорчает – пусть и дальше не трогает, но, согласитесь, это достаточно характерно!

Пока поступающие новости по делу Мухина, Барабаша, Парфёнова и Соколова не вполне понятны, но точно известно, что им всем уже предъявлено обвинение в окончательном виде, а Мухину объявлено и об окончании следствия.

Текст обвинения, предъявленного Мухину, стал доступен прессе, и точно такое обвинение предъявлено всем его товарищам. Я приложила текст Постановления к этой заметке, а в ней хочу обратить внимание всего на два обстоятельства.

До сих пор Кремль уверял, что у него нет политзаключенных, а есть типа уголовные преступники. Но следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления по Центральному административному округа Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве майор юстиции Талаева Н.А. это официальное лицо, а её Постановление это официальный документ. А в нём чёрным по белому написано, что жертва кремлёвского произвола

Ю.И. Мухин, активно занимаясь политической деятельностью, позиционируя себя в качестве оппозиционно настроенного лица к органам государственной власти Российской Федерации, под благовидным предлогом организации и проведения референдума для принятия поправки к Конституции Российской Федерации (статьи 138) и закона «О суде народа России над Президентом и членами Федерального собрания Российской Федерации», примерно в 1997 году организовал и руководил межрегиональным общественным движением «Армия воли народа» (далее – «АВН»…)

То есть судебное преследование Мухина ведётся не как уголовного преступника, а как политика, оппозиционного к власти в России, то есть, Мухин и его товарищи официально признаны политическими заключёнными.

И ещё. Вдумайтесь, в чём их обвиняют:

Преступный умысел Мухина Ю.И., Барабаша К.В., Парфенова В.Н и Соколова А.А., принимавших участие в организаций деятельности экстремистской организации, направленный на массовое распространение экстремистских материалов, не был доведен до конца по независящим от них обстоятельствам, так как деятельность экстремистской организации, была пресечена правоохранительными органами Российской Федерации.

Поняли? С 2010 года эти «преступники» умысливали совершить правонарушение, предусмотренное статьей 20.29 КоАП:

Массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей либо административный арест на срок до пятнадцати суток с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства; на должностных лиц – от двух тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства.

Как видите, правонарушение очень тяжкое, сравнимое только с курением в неположенном месте, поэтому преступники Мухин, Барабаш, Парфёнов и Соколов организовывали-организовывали это правонарушение, но так и не смогли организовать. Собирали-собирали членские взносы, но необходимую сумму так и не могли собрать, сторонников, в том числе и «штирлицев» из «эстапо» агитировали и инструктировали, но так и сагитировали, и в результате не успели ничего организовать. Не сумели за 4 года распространить ни единого экстремистского материала, поскольку доблестное «эстапо», как соколы с гор, налетело на них и бесстрашно арестовало.

Так Мухин, Барабаш, Парфёнов и Соколов сидят за совершение уголовного преступления или за политическую деятельность?

Соб. корр.

Источник: ymuhin.ru

 

Метки: , , ,

В КПСС-овской РОССИИ ХОЛОПЫ ДОЛЖНЫ ОБОЖАТЬ СВОИХ ГОСПОД, ИНАЧЕ: ТЮРЬМА


 

Метки:

СОЦИАЛЬНАЯ ГРУППА «СОТРУДНИКИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ» И «ПРЕДСТАВИТЕЛИ ВЛАСТИ»


Против Кирилла Барабаша возбуждено три уголовных дела по части 1 статьи 282 за возбуждение вражды к сотрудникам правоохранительных органов и представителям власти. Однако если вы прочтете эту часть «русской статьи» — «1.Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», — то можете увидеть, что никакое возбуждение ненависти к сотрудникам правоохранительных органов и представителям власти не является преступлением.

Это уже свидетельствует о незаконности постановлений о возбуждении уголовного дела, поскольку его возбудили за деяние, не являющееся преступлением.

Но, скорее всего, следователи надеются натянуть представителей власти на «социальную группу», — надеются, что суд удовлетворится разъяснением, что сотрудники правоохранительных органов и представители власти являются некой «социальной группой». С одной стороны, никуда не денешь индивидуальную и групповую глупость нынешних «правоохренителей», с другой, надо понимать, что с ростом численности бюрократов, они все меньше и меньше понимают, кто они такие и в чем их задача. Ведь с ростом бюрократического аппарата каждый бюрократ все больше и больше специализируется на узком вопросе и все меньше понимает общие задачи. И его начальство становится точно таким же, поскольку доверяет готовить свои решения подчиненным бюрократом.

Даже не нужно читать словоблудие социологов, достаточно перевести эти слова на русский, «социальная группа» это общественная группа – это группа, которая самопроизвольно складывается в обществе для реализации каких угодно целей членов этой группы или вообще без целей. И все общественные группы имеют коренной признак – люди являются членами социальной группы по каким угодно причинам, но только НЕ потому, что им платят за нахождение в данной социальной группе. Они состоят в социальной группе исключительно, как люди, сами по себе. Если же они состоят в какой-то группе только потому, что им платят за это, то это уже не социальная группа — это профессиональная группа, которая своих целей и прав иметь не может, поскольку реализует цели того, кто платит. Тот, кто платит, определяет в должностных инструкциях и права, и обязанности профессиональной группы.
Ключевой момент – кому эта группа принадлежит? Если обществу, то она социальная группа, если нанимателю, то она профессиональная группа.

А в случае этих уголовных дел против Кирилла, речь идет не о социальной группе каких-нибудь панков, до которой никому нет дела, а о государственных служащих. Так возьми ты, следователь, федеральный закон «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27.05.2003 № 58-ФЗ и посмотри, кто такие государственные служащие и образуют ли они социальную группу!

«Статья 1. Государственная служба Российской Федерации

1. Государственная служба Российской Федерации (далее — государственная служба) — профессиональная служебная деятельность граждан Российской Федерации…».
«Статья 10. Государственные служащие

1. Федеральный государственный служащий — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета.

2. Государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и получающий денежное содержание (вознаграждение) за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации…

3. Нанимателем федерального государственного служащего является Российская Федерация, государственного гражданского служащего субъекта Российской Федерации — соответствующий субъект Российской Федерации».

То есть, государственный служащий относится к ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ группе. А профессионалы не имеют прав, равных с социальными группами, их наниматель – Российская Федерация – не гарантирует им таких же прав, как и гражданам.

«Статья 29 Конституции РФ:

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства».

Как видите, пропаганда или агитация, возбуждающие ненависть и вражду к каким либо работникам каких-либо профессий, не запрещается. Правда, и пропаганда профессионального превосходства не наказуема. Почему?

Потому, что профессия проявляет себя только в результатах профессиональной деятельности, и проявлять ненависть и вражду к профессионалу можно только за результаты его деятельности, а не к нему самому, как к человеку. То есть, вражда к результатам деятельности не является нарушением прав человека, соответственно, эта вражда не запрещена.

Ведь так до крайних степеней идиотизма можно дойти, скажем, раз вы выругали ухабы на дорогах, то, значит, разожгли ненависть к «социальной группе дорожных работников». Нет социальной группы «дорожные работники», как и социальной группы «представители власти», это профессиональные группы, и проявляют они себя в обществе (в социуме) только результатами своей деятельности.

Ю.И. МУХИН

 

Метки: , , , ,