RSS

Архив метки: блокада

В Венесуэле требуют прекратить блокаду США против Кубы


Национальный координатор Объединенного движения солидарности Венесуэла-Куба Ионни Гарсия потребовал сегодня немедленную отмену блокады Вашингтона против острова, политика, которая по его мнению, оказалась неудачной.

В заявлениях агентству Пренса Латина на фоне нового голосования в Генеральной Ассамблеи ООН 27 октября, активист заявил, что группы солидарности проведут новые демонстрации против экономических, коммерческих и финансовых санкций против острова. действующие на протяжении полувека.

Гарсия также призвал к активному использованию социальных сетей, чтобы осудить эту преступную меру, которая, несмотря на восстановление дипломатических отношений между Вашингтоном и Гаваной, администрация Барака Обамы оставила в силе и укрепила.

По мнению аналитика, положение главы Белого дома является скромным перед решением, которое должно принять конгресс Соединенных Штатов, в настоящее время контролируемый республиканским большинством, открыто выступающий против возможности совершить справедливость по отношению массового нарушения прав человек.

Он также предупредил о возможных маневрах кубинской мафии в Майами, которая воспользуется своим потенциалом в разгар предстоящих выборов, что угрожает увеличением сил самых реакционных и консервативных политических групп США.

Международный призыв к снятию блокады должен увеличится независимо от исхода голосования по резолюции ООН, представленный Кубой, и добиться снятия законов, которые его поддерживают, отметил он.

Этот тип кампании позволит еще больше укрепить распространение достижений Кубинской революции, даже в неблагоприятных условиях, установленных политикой геноцида, добавил он.

Гарсия сравнил практику блокады США против Кубы, которая имеет аналогичные выражения в текущих имперских планах против Боливарианской революции.

Более пяти десятилетий спустя, в соответствии с кубинскими органами, стоимость такого одностороннего ограждения острова превышает 755 млн 833 000 долларов и неисчислимые человеческие потери.

Проект резолюции, осуждающий враждебную политику против Кубы ,будет представлен в Генеральной Ассамблее ООН в 24-й раз с 1992 года.

Инициатива в прошлом году получила 188 голосов “за” из 193 возможных.

(Пренса Латина)

 

Метки: , , ,

Жданов и блокада


В блокадном Ленинграде А.А. Жданов объедался деликатесами, в роли которых фигурируют обычно персики или пирожные буше, очевидно недоступные обычным блокадникам. Миф используется для «иллюстрации» привелигированного положения советских руководителей даже в самые суровые дни блокады и наличия у них беспрецедентных льгот по сравнению с обычными гражданами.

«…руководивший блокадным Ленинградом Жданов, со своей челядью наедали на персиках, буженине и черной икре вполне поварской упитанности рожи среди массами умирающего от голода населения»[1].

«Ну, мы, конечно, знаем, что Жданов, который возглавлял Ленинград, что он был жуткая сволочь, что ему персики возили свежие на самолетах. Вот, ему-то как раз возили, ему-то как раз возили на самолетах»[2].

«Был у Жданова по делам водоснабжения. Еле пришел, шатался от голода… Шла весна 1942 года. Если бы я увидел там много хлеба и даже колбасу, я бы не удивился. Но там в вазе лежали пирожные буше»[3].

«Согласно такой логике в Питере непременно надо вывесить [портреты] тов. Жданова, который исправно кушал свежие фрукты и овощи, доставляемые ему самолетами в течение всей блокады»[4].

«Жданов (тот самый, который во время блокады ел икру, ананасы и персики в умирающем с голоду Ленинграде)»[5].

Как водится, никаких достоверных свидетельств об «обжирании» Жданова деликатесами разоблачители не приводят. Самим же современникам Жданова эта картина представлялась крайне сомнительной.

Серго Берия писал: «Скажем, при всей моей антипатии к Жданову, не могу принять на веру разговоры о том, как в Смольном в дни блокады устраивали пиры. Не было этого. И говорю так не в оправдание Жданова или кого-то другого из руководителей осажденного Ленинграда. Беда в том, что зачастую мы исходим сегодня из нынешних понятий. А тогда все, поверьте, было строже. И дело не в Жданове. Попробовал бы он позволить себе нечто подобное…

Что скрывать, армейский паек — не блокадная пайка. Но — паек. Не больше. А все эти экзотические фрукты, благородные вина на белоснежных скатертях — выдумка чистой воды. И не следует, видимо, приписывать Жданову лишние грехи — своих у него было предостаточно…»[6].

Д. Коменденко приводит в своей статье о блокаде Ленинграда обзор данных о быте высшего руководства, в том числе Жданова:

«Сохранилось достаточное количество свидетелей, чтобы утверждать, что никакими особыми излишествами в быту (и, в частности, в питании) А. А. Жданов не отличался. Уже упоминавшийся В. И. Демидов опросил в конце 1980-х гг. ряд сотрудников Смольного (официантку, двух медсестёр, нескольких помощников членов военсовета, адъютантов и т. п.), все они отмечали неприхотливость Жданова.

Как вспоминала одна из двух дежурных официанток Военного совета фронта А. А. Страхова (Хомякова), во второй декаде ноября 1941 года Жданов вызвал её и установил жёстко фиксированную урезанную норму расхода продуктов для всех членов военсовета (командующему М. С. Хозину, себе, А. А. Кузнецову, Т. Ф. Штыкову, Н. В. Соловьёву): «Теперь будет так…». «…Чуток гречневой каши, щи кислые, которые варил ему дядя Коля (его личный повар – Авт.), – верх всякого удовольствия!..», – рассказывала она же.

Оператор располагашегося в Смольном центрального узла связи М. Х. Нейштадт вспоминал: «Честно скажу, никаких банкетов я не видел. Один раз при мне, как и при других связистах, верхушка отмечала 7 ноября всю ночь напролёт. Были там и главком артиллерии Воронов, и расстрелянный впоследствии секретарь горкома Кузнецов. К ним в комнату мимо нас носили тарелки с бутербродами. Солдат никто не угощал, да мы и не были в обиде… Но каких-то там излишеств не помню. Жданов, когда приходил, первым делом сверял расход продуктов. Учёт был строжайший. Поэтому все эти разговоры о «праздниках живота» больше домыслы, нежели правда.. Жданов был первым секретарём обкома и горкома партии, осуществлявшим всё политическое руководство. Я запомнил его как человека, достаточно щепетильного во всём, что касалось материальных вопросов».»[7]

Следует помнить, что у Жданова был диабет, (Даниил Аль. Шаги истории России из прошлого в будущее. – СПб.: Наука, 2007. – 368 с.) и приписываемая ему диета на деле означала бы смертный приговор. Разумеется, паек руководящих работников отличался в лучшую сторону от пайков ряда других категорий насления, но приписываемых Жданову излишеств он не включал: «…Жданов вернулся с небольшим черным мешочком, затянутым тесемкой. Точно такой же мешочек я увидел в руках Ворошилова. «Что они в них хранят?» — разобрало меня любопытство. В столовой все выяснилось. В Ленинграде на все продукты питания была введена жесткая карточная система. В черных мешочках Жданов и Ворошилов хранили выданные им на несколько дней вперед хлеб и галеты». (Генерал-полковник А.М. Андреев, «От первого мгновения до последнего», Москва. Военное издательство 1984, стр.31)

Обратим внимание на то, что при характеристике питания партийного руководства Ленинграда, вне связи с Ждановым лично, также часто допускаются определенные передержки. Речь идёт, например, о часто цитируемом дневнике Рибковского, (Цит. Н. Н. Козлова Сцены из жизни «освобожденного работника» / Социологические исследования, № 2, февраль 1998, ст. 111) где он описывает свое пребывание в партийном санатории весной 1942 г., описывая питание как очень неплохое.

Следует помнить, что в том источнике речь идёт о марте 1942 года, т.е. периоде после запуска железнодорожной ветки от Войбокало до Кабоны, для которого характерно завершение продовольственного кризиса и возвращение уровня питания к допустимым нормам[8]. «Сверхсмертность» в это время имела место только из-за последствий голода, для борьбы с которыми наиболее истощенных ленинградцев направляли в специальные лечебные учреждения (стационары), созданные при многих предприятиях и фабриках зимой 1941/1942[9]:

«По решению Городского комитета партии и Военного совета Ленинградского фронта на многих предприятиях и при районных поликлиниках зимой 1941/42 г. были открыты специальные лечебные учреждения (стационары) для наиболее истощенных жителей. В январе 1942 г. в гостинице «Астория» был открыт стационар на 200 коек для ослабевших от голода работников науки и культуры. Зимой и весной 1942 г. в 109 стационарах города, поправили свое здоровье 63 740 ленинградцев, главным образом рабочие фабрик и заводов». ( Н. А. Манаков. В кольце блокады. Л., 1961, стр. 108.)

Рибковский до устройства на работу в горком в декабре был безработным и получал наименьший «иждивенческий» паек, в результате он был сильно истощён, поэтому 2 марта 1942 года был отправлен на семь дней в лечебное учреждение для сильно истощенных людей. Питание в этом стационаре соответствовало госпитальным либо санаторным нормам, действовавшим в тот период.

В дневнике он честно пишет: «Товарищи рассказывают, что районные стационары нисколько не уступают горкомовскому стационару, а на некоторых предприятиях есть такие стационары, перед которыми наш стационар бледнеет»14). Таким образом, часто цитируемые записи из данного источниа говорят не о привилегиях партийной номенклатуры, а об успешном восстановлении социальной инфраструктуры весной 1942 г.

 

Метки: , , , , ,

Монумент героическим защитникам Ленинграда


70 лет назад, 19 января 1943 года, в результате операции «Искра» — была прорвана блокада Ленинграда.
В современной России, как и в самом Ленинграде (Санкт-Петербурге) мало кто вспоминает и задумывается о том, что пережили жители города за бесконечные 900 дней блокады.
Также, вероятно, сейчас уже мало кто знает о существовании великолепного музея, находящегося под Площадью Победы и посвящённого героическим защитникам Ленинграда.
Обходят этот подвиг советского народа, а значит и музей, нынешние буржуазные СМИ — уж больно режет глаз нынешнему строю массовый героизм и самоотверженность людей тех лет, слишком ярка и слишком резко вскрывает правду экспозиция музея.
И уж конечно же, далеко не каждый в современной России, имеет возможность посетить этот музей — капиталистический строй по настоящему освободил трудящихся от «лишних» материальных и духовных благ, лишив возможностей перемещаться по стране.

Мы постараемся хотя бы частично восполнить пробелы в нашей общей исторической памяти, проведя виртуальную экскурсию по музею.

Памятный зал (музей) находится в Ленинграде (Санкт-Петербурге) под Площадью Победы.

Попасть на неё можно, перейдя по подземному переходу. Почти обычный подземный переход современной России — грязь и мусор на полу, торговые палатки, продающие множество ярких, но бессмысленных вещей. Необычность этого перехода заключена в том, что вдоль его стен, у потолка, встроены фотографии Ленинграда военного времени. С одной стороны — жизнь мирных жителей, с другой — жизнь фронта.
Выходим из перехода на поверхность — сильный холодный ветер. В этом месте, кажется, всегда дует сильный ветер.
Спускаемся в разорванное «кольцо» монумента — символ разорванной блокады Ленинграда. Звучит негромкая, печальная и зовущая музыка. В центре «кольца» — скульптурная группа «Блокада»:

Вход и выход в памятный зал музея находятся у южного выхода из разорванного «кольца».

Спустившись в подземный памятный зал, мы попадаем в совершенно иную атмосферу. Атмосферу тишины, прерываемой радиопозывными и отсчётами метронома, атмосферу памяти, славы и Великого Подвига Ленинграда.
В экспозиции музея немного экспонатов, но каждый из них пропитан атмосферой тяжёлого времени 1941-1944 годов и благодаря атмосфере музея воспринимается очень глубоко и полно.

Вид из центра зала в направлении входа:

Вид из центра зала в направлении выхода:

Цитата с официальной web-страницы музея:

«Вдоль стен бронзовый фриз с непрерывным рядом светильников, выполненных из гильз 76-миллиметровых снарядов. По периметру всех подземных помещений установлено 900 светильников — по числу блокадных дней. На стенах надписи: в вестибюлях— названия предприятий города и области, работавших для фронта, в зале— названия населенных пунктов Ленинградской области, где проходили ожесточенные бои. В зале слышны радиопозывные Москвы, сменяющиеся стуком метронома— это звуковые документы эпохи.»

Оформление музея исполнено художниками, участвовавшими в обороне Ленинграда. Отдельного упоминания заслуживают огромные мозаичные панно «Блокада» и «Салют Победы», работы выдающегося советского художника — Мыльникова Андрея Андреевича. Мыльников закончил Академию Художеств имени Репина в 1946 году, с дипломной работой «Клятва Балтийцев». Мозачиные панно мемориала были выполнены под его руководством художниками С.Н.Репиным, И.Г.Ураловым, Н.П.Фоминым.

Первая мозаика, слева от входа в музей — «Блокада».
Разбитая на три части — три года блокады, она повествует нам о событиях, произошедших в эти нелегкие дни. На первой (левой) части бойцы-зенитчики. Во время блокады для перемещения по ночному городу требовался пропуск — его выдавали только зенитчикам и работникам социальных служб спасения. Небо над Исаакиевским собором прорезано лучами прожекторов — зенитные орудия охраняют жилые дома и памятники архитектуры от фашистских самолётов. Летом рядом с собором жители города разбивали грядки с капустой, борясь с голодом в осаждённом Ленинграде.
Вторая (средняя) часть мозаики показывает проводы уходящих на фронт солдат — многие не вернутся домой.
Третья (правая) часть посвящена жизни гражданского населения — люди с кульками вещей, стоящие на пороге разрушенного дома и Шостакович, создающий свою знаменитую Симфонию №7 — музыкальный символ блокады Ленинграда.

Мозаика хорошо передаёт общую обстановку, сложившуюся в Ленинграде после установления блокады:

В зале показывают небольшой документальный фильм, позволяющий проникнуться атмосферой блокадного времени:
http://img818.imageshack.us/img818/4702/film1a.jpg


Под стёклами витрин мы видим различные вещи и документы — немые свидетели эпохи:

Одно из заявлений группы добровольцев:

Тщательно умалчиваемая ныне правда в цифрах, о роли коммунистов в защите Ленинграда:

Документы коммунистов, павших в боях за Ленинград:

Сквозное, вероятно, пулевое отверстие:

Изорванный осколками и прожжённый билет комсомольца Александра Петровича, 1921 г.р.:

Билет члена ВКП(б):

Те, кто могли держать оружие и сражаться, — ушли на фронт. Женщины, старики, дети — оставались в городе. Зимой 1941-го года в городе начался голод:

А вот так они выглядят, эти 125 грамм хлеба:

Один такой кусочек — суточная норма хлеба на декабрь для иждивенцев, служащих и бойцов, не находящихся на передовой. Два — норма для рабочих, занятых на производстве. Четыре — для бойца на передовой. Рядом — гирьки для взвешивания.
Партийные и государственные работники, к слову, получали норму иждивенцев.
Пережившие блокаду вспоминают: «Люди выжили во многом благодаря труду. Пока жили заводы — жил город, жили люди. Советский человек осознавал необходимость труда на заводе, особенно в военное время… Показатели успеваемости учебы в школах в годы блокады были очень высоки, а иностранный язык, преподоваемый в школах был немецкий. Многие старшеклассники уходили на фронт партизанами.»
Сейчас нам это и представить страшно — в таких условиях выживание кажется почти невозможным.
Но советские люди не просто выжили — они трудились на заводах, снабжая фронт патронами, снарядами, танками, орудиями, самолётами:

Ходили в школу, старательно выполняли домашние задания и классную работу:

Занимались живописью:

Музыкой:

И многим другим…

В подавляющем большинстве советские люди не утратили своего достоинства, умения трудиться, творчески мыслить, учиться и развиваться. Не сдались, не превратились в безумное забитое стадо, готовое грызть друг другу глотки ради крошки хлеба. Они верили, что победят, и все свои силы в течение 900 дней и ночей отдавали для этой победы.
И они победили!

Рельефная схема операции «Искра» — прорыв блокады:

Победа давалась не легко…

Книга памяти, увековечившая на своих тяжёлых металлических страницах имена воинских частей, принимавшие участие в битве за Ленинград:

Знамёна некоторых воинских формирований:


И вот, победа!
О ней нам рассказывает панно «Победа», на котором умелое сочетание красного, белого и черного цветов дает ощущение того самого «праздника со слезами на глазах». На этой мозаике, в отличие от первой, нет разделения на части — она воспринимается одим днем — радостным и одновременно горьким салютом Победы.

И снова на поверхность, к холодному ветру и снегу. В подземный переход. После посещения музея, в переходе с ненормальной яркостью бросаются в глаза обшарпанность, грязь и торговые палатки с бесполезным хламом — символы нашей эпохи.
И в голове возникают вопросы: неужели те, о ком хранят память монумент и музей, сражались и гибли ЗА ЭТО? Ради того, чтобы мы могли разменять их Подвиг на дешёвый блеск витрин и возможность не замечать грязь под ногами?
Надеемся, что не ради этого. Надеемся, что мы сможем оправдать ту цену, которую наши предки заплатили за нашу возможность жить.

В музее имеется множество экспонатов, не представленных в этой статье. Ни одна статья не способна передать атмосферу, которую удалось создать и сохранить музею.
Потому, порекомендуем всем имеющим возможность — лично посетить музей. К счастью, пока что это недорого — 100р взрослым; школьникам — 60р; студентам и вовсе бесплатно.

PS Напомним, что со вступлением в полную силу ФЗ-83 ценовая политика музеев может измениться.
PPS Работницы музея по-советски добры и принципиально не спрашивают документы, подтверждающие статус школьника или студента.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,