RSS

Архив метки: БОРН

Бывшие нашисты и «алтарник Жопа» оказались замешаны в связях президентской администрации с фашистами


Как сообщают СМИ, Мосгорсуд назначил пожизненное лишение свободы лидеру БОРН (Боевая организация русских националистов) Илье Горячеву (на фото), который был признан виновным в организации всех инкриминируемых ему пяти убийств. Ранее присяжные единогласно признали Горячева виновным во всех инкриминируемых ему деяниях. По мнению коллегии, подсудимый не заслуживает снисхождения. Фигурант обвинялся в создании экстремистского сообщества (ч.1 ст. 282.1 УК РФ), а также участии в совершаемых им нападениях (ч.1 ст. 209 УК РФ), убийствах по мотивам идеологической и национальной вражды, сопряженным с бандитизмом (пп. «а, ж, з, л» части 2 статьи 105 УК РФ) и незаконном хранении оружия (ч. 3 ст. 222 УК РФ). По версии следствия, в середине 2008 года в Москве Горячев и Никита Тихонов создали экстремистское сообщество и вооруженную группу «БОРН». Его целью стали убийства граждан по мотивам идеологической и национальной ненависти и вражды, посягательства на жизни сотрудников правоохранительных органов из мести за их законную деятельность, считает прокуратура.

В этой заурядной по нынешним временам криминальной истории интерес представляет следующее обстоятельство. Одним из основных свидетелей обвинения на этом процессе стал его бывший подельник Никита Тихонов, ранее осуждённый к пожизненному заключению за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой 19 января 2009 года. Теперь Тихонов решил сдать своего бывшего подельника, вероятно, в расчёте на УДО. Его показания есть по ссылке

Интерес представляет то, что, если верить показаниям Тихонова, то заказы банде БОРН на убийства оппозиционных политических деятелей давала администрация президента РФ. Так, Тихонов назвал сотрудников управления внутренней политики администрации президента, которые контактировали с фашистскими преступниками — некие Леонид Симунин, Никита Иванов, Павел Карпов и Митрюшин. Так вот, некоторые из них ранее уже засветились как активисты прокремлёвских молодёжных движений.

Так, Леонид Симунин в 2006 году упоминался как глава прокремлёвской организации «Местные» в г.Люберцы Московской области. Под его руководством эта организация принимала участие в погромах на городских рынках. Митрюшин Алексей Сергеевич во второй половине нулевых годов занимал должность «технического директора московского отделения» прокремлёвского молодёжного движения «Наши», и в этом качестве в августе 2005 года был отмечен как организатор бандитского нападения на штаб-квартиру московского горкома КПРФ в августе 2005 года.

То есть получаем, что активисты проправительственных молодёжных организаций типа «Наши» или «Местные», проявив себя организацией погромов, были за эти заслуги взяты на работу в администрацию президента, где курировали деятельность бандитских фашистских группировок. Пфуй, как некрасиво!

В качестве одного из членов банды БОРН был назван также некий Роман Железнов по погонялу Зухель (ныне нашедший себе политическое убежище в/на бандеровской Украине). Забавно, что он был идентифицирован как родной брат Павла Железнова — одного из фигурантов дела Pussy Riot, вошедшего в историю этого процесса как «алтарник Жопа». Напомним, во время знаменитого панк-молебна 21 февраля 2012 года этот самый Павел Железнов работал в храме Христа-спасителя «алтарником», лично наблюдал этот самый панк-молебен, испытал от его созерцания лютый баттхерт и на суде был в статусе потерпевшего. За пару недель до суда некие добрые люди скинули в сеть черновикобвинительного заключения (тот самый, где про трулльские и лаодикийские соборы). Уж не знаю по какой причине (может, из-за уважения источника слива к соблюдению тайны персональных данных), все ФИО фигурантов процесса упоминались не полностью, а так — первая буква фамилии, многоточие и инициалы. Поэтому цитата из обвинительного заключения, посвящённая показаниям П.А.Железнова, выглядела так: «показания потерпевшего Ж*** П*** А*** о том, что …он как верующий и алтарник, был оскорблен этими действиями». С тех пор фраза «алтарник Жопа» вошла в историю процесса Pussy Riot наравне с «двушечкой» и «Трульским собором».

Вот такие у нас защитники государства российского от угрозы революций — бывшие погромщики из президентской администрации, крышующие фашиствующих бандитов, и примкнувший к ним «алтарник Жопа».

 

Метки: , ,

Питерский национал-провокатор Бондарик осуждён снисходительно


Лидер общественного движения «Русская партия», националист Николай Бондарик осужден за разжигание ненависти и вражды после размещения провокационных материалов в интернете. Об этом сообщил корреспондент «Интерфакса» из зала Калининского суда Петербурга.

Суд признал Бондарика виновным по статье 282 (экстремизм) УК РФ и приговорил к 1,5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года. Также суд во время испытательного срока запретил ему пользоваться интернетом, выступать в СМИ и участвовать в общественных акциях.

Подсудимый был задержан в октябре 2013 года в Санкт-Петербурге в рамках расследования уголовного дела о возбуждении ненависти и вражды. Его заключили под стражу, однако позже, по решению горсуда, отпустили под подписку о невыезде.

НБондарика обвинили в создании и руководстве ОПГ, склонившей 16-летнего подростка к причинению самому себе ножевого ранения руки, а также в размещении в сети ложной информации о якобы совершенном на подростка нападении по национальным мотивам. Данная информация использовалась участниками ОПГ для возбуждения ненависти и вражды к выходцам из регионов Центральной Азии и Кавказа, а также лицам, исповедующим мусульманскую религию.

Кроме того, Бондарика заподозрили в том, что он предложил Василию Баранову за вознаграждение в 20 тыс. рублей «совершить действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды по признакам национальности и отношения к религии».

По данным СКР, 16 октября около ларька на проспекте Просвещения соучастники Бондарика ранили Баранова в спину из травматического оружия. После этого Баранов заявил сотрудникам полиции и медицинским работникам, что его якобы ранил продавец ларька, имеющий другую национальность.

При проверке информации о ранении двух жителей Петербурга выходцами с Кавказа полицейские установили, что оба случая были срежиссированы.

Напомним, более рьяным националистам недавно вынесены серьёзные приговоры.

Троих членов «Боевой организации русских националистов», которых присяжные признали виновными в убийствах на расовой почве и других преступлениях, приговорили к срокам от 24 лет до пожизненного лишения свободы, сообщает корреспондент «Интерфакса» из Московского областного суда.

Двум участником БОРН, Максиму Баклагину и Вячеславу Исаеву, было назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием в колонии особого режима. Михаилу Волкову судья назначил 24 года лишения свободы, 10 лет из которых он должен провести в тюрьме, а остальной срок — в колонии строгого режима.

Государственное обвинение в прениях требовало оштрафовать Волкова, Баклагина и Исаева на суммы от 800 до 900 тысяч рублей, но суд не стал этого делать, отмечает «Медиазона». Для Баклагина и Волкова прокурор Светлана Артемьева просила назначить штраф в 900 тысяч рублей, а для Исаева — соответственно, 800 тысяч, сообщает «Кавказский узел».

 

Метки: , , , ,

БОРН, Дело группировки неонацистов «БОРН»: убийства антифашистов Ивана Хуторского и Ильи Джапаридзе


В Московском областном суде присяжные слушают потерпевших и свидетелей обвинения по делу четверых неонацистов из «Боевой организации русских националистов» (БОРН). В понедельник суд должен рассмотреть эпизод с убийствами антифашиста Ильи Джапаридзе в июне и Ивана Хуторского в ноябре 2009 года.

12:01 На первом заседании судья Александр Козлов разделил все обвинение против членов БОРН на девять эпизодов и попросил присяжных записать эти эпизоды, чтобы не запутаться в обилии подробностей и преступлений группировки. Первым рассматривалось убийство антифашиста Федора Филатова 8 октября 2008 года (в нем обвиняются Михаил Волков и уже осужденный Никита Тихонов), сестра Филатова рассказывала, как убивали ее брата.

На прошлой неделе в суде выступили лидер БОРН Никита Тихонов и его гражданская жена Евгения Хасис, которые рассказали о том, как была создана и функционировала неонацистская банда. Оба настаивали, что «идейным вдохновителем» БОРН был лидер «Русского образа» Илья Горячев, который якобы получал указания от своих знакомых в Администрации президента (дело против Горячева выделено в отдельное производство).
12:41 Сегодня суд должен выслушать Екатерину Хуторскую, сестру убитого антифашиста Хуторского, и Донару Джапаридзе, мать убитого антифашиста Ильи Джапаридзе.

Илья Джапаридзе был убит утром 27 июля 2009 года, по дороге от дома к метро его, по версии обвинения, догнали Максим Баклагин и Юрий Тихомиров. Тихомиров выстрелил в голову Джапаризде из травматической «Осы», однако тот не потерял сознание. Тогда Баклагин нанес ему множество ударов ножом, от которых потом Джапаризде скончался в больнице. На обоих нападавших были женские парики. Подвозил их у месту убийства на автомобиле и контролировал ситуацию Вячеслав Исаев.

Юрий Тихомиров сейчас в убийстве Джапаридзе не обвиняется, потому что он уже осужден за это преступление — в апреле 2012 года Люблинский суд Москвы приговорил его к 10 годам строгого режима.

Илья Джапаридзе.

13:10 Убийство Ивана Хуторского, как рассказывал на прошлой неделе Никита Тихонов, участники БОРН начали готовить еще в октябре 2009 года. При этом сам Тихонов утверждает, что не хотел принимать участия в убийстве, но согласился показать Баклагину и Исаеву дом, в котором он живет. 4 ноября Тихонов был задержан, но это не побудило его подельников отказаться от преступления, наоборот, они решили таким образом «поддержать» соратника.

Из показаний Вячеслава Исаева на следствии:

«В общем пришли на кухню и начали решать, что делать. Ну Алексей [Коршунов] предложил, и мы с ним согласились, что надо было делать Хуторского.

Вопрос следователя: Что значит делать?

Ответ подозреваемого: Ну убивать. Это как-никак хоть какая-то поддержка Никите»

В итоге убийство совершил Алексей Коршунов — 16 ноября 2009 года он застрелил антифашиста из нагана 1895 года, который Никита Тихонов продал «Северным» (Баклагину и Исаеву) за день до своего задержания. Баклагин и Исаев по рации координировали действия Коршунова и подавали ему сигнал о том, что Хуторской зашел в подъезд.

Из показаний Вячеслава Исаева на следствии: «[Коршунов] рассказал, как он это сделал. То есть он, когда Макс [Бакглагин] дал команду (Корушнову по рации — МЗ), он услышал, как [Хуторской] зашел в подъезд, стал спускаться по лесенке к нему навстречу. Он жил на втором этаже, поднимался по лесенкам. [Коршунов] раз смотрит, че-то нет его. А он стоял возле почтовых ящиков, газеты, видимо, вытаскивал. То есть [Хуторской] даже его не видел, не слышал. Алексей подошел к нему сзади, выстрелил в затылок. Хуторской сразу упал. Подошел и еще один контрольный выстрел сделал и всё».

13:59 Адвокатов и слушателей наконец-то пустили в зал. Подсудимые пока общаются со своими защитниками. Судья Александр Козлов вышел и объяснил задержку поздней доставкой обвиняемых. По его словам, сегодняшнее заседание продлится два часа и будет идти без перерыва на обед. На следующей неделе заседания будут в понедельник, среду и четверг в 12:00.
14:14 Выступает Донара Джапаридзе.

«Илюша всегда работал. С седьмого класса работал, летом. Мы в деньгах не очень нуждались, но это был его выбор. Учился очень хорошо, с отличием окончил школу. Он был осень хорошим человекам, помогал семье и друзьям. Наверное, я неправильно воспитала его, не должны быть люди добрыми и порядочными», — мать Ильи Джапаридзе тихо плачет, стоя за кафедрой для свидетелей.

По ее словам, Илья писал стихи и играл в музыкальной группе.

— Как он относился к другим национальностям? — спрашивает судья.

— Хорошо, мы не делали различий.

Донара Джапаридзе уже рыдает: «Я не понимаю, почему это произошло с нами. Вот книга его стихов. Таким был мой сын».

Она прочла суду одно из стихотворений, где встречаются слова «в чем я провинился, в чем вина моя».

«Ну в чем вина моего сына?! — восклицает она. — Почему погиб хороший, добрый человек?»

14:18 Последний раз она видела Илью утром в день гибели — 27 июля 2009 года. Проводила его с утра в институт, он ехал сдавать экзамен. О смерти сына Донара узнала днем, когда была на работе, ей сказали об этом старший сын и крестный отец Ильи.

«Они пришли и сказали “мама, пойдем домой”. Я сразу поняла, что что-то случилось с Ильей. Они сказали, что Илью убили. Но он никогда ничем противозаконным не занимался», — вспоминает Донара.

По ее словам, уже после смерти Ильи она узнала, что сыну поступали угрозы. Ни у кого из участников процесса к ней вопросов нет. Судья уточнил, хочет ли она остаться на оглашение письменных доказательств. Донара Джапаридзе ответила, что попробует.

14:19 Из показаний Максима Баклагина на следствии: «Мы с Тихомировым переоделись в одежду и парики, в которых планировали совершить убийство, и проследовали к лавочке, расположенной недалеко от дома Джапаридзе. … На лавочке мы изображали алкоголиков, делали вид, что употребляем спиртное из бутылки. На самом деле же мы пили виноградный сок из бутылки.

В момент, когда мы увидели приближающегося Джапаридзе, я закрыл бутылку с соком и положил ее вместе с пластмассовыми стаканчиками в пакет, который был со мной. И после того, как он прошел мимо, мы проследовали за ним. Недалеко от метро «Братиславская» Тихомиров четыре раза выстрелил из принадлежавшего ему пистолета «Оса» в голову Джапаридзе. Однако тот сознания не потерял, схватился за голову и сделал попытку убежать в сторону своего дома. В это время я начал наносить по телу Джапаридзе удары ножом, отчего тот упал возле столба на землю. … При нанесении ударов Джапаридзе пытался закрываться руками и отмахиваться ногами. В область тела Джапаридзе я нанес от 8 до 12 ударов ножом, остальные тот отбивал руками»

Составленная Вячеславом Исаевым схема места убийства Джапаридзе, из материалов дела

14:36 Судья зачитывает протокол осмотра места происшествия. На месте убийства были найдены две пули с резиновой оболочкой, мобильный телефон серого цвета. На асфальте — брызги крови. Согласно тексту судебно-медицинской экспертизы, Илья Джапаридзе поступил в больницу в коме в 10:43, через полчаса он скончался. У него было ранение головы в районе глазницы, колото-резаные раны на животе, проникающее ранение груди, многочисленные раны на груди, на руках, кистях, голени — всего ему было нанесено 26 ударов ножом. Ото всех этих ранений Джапаридзе скончался.

Подсудимые не смотрят друг на друга, глядят прямо перед собой.

Слово попросила мама Джапаридзе: «Вот вы прочли эту бумагу! Разве эти мерзавцы не должны быть осуждены?». Судья попытался её перебить, попросил держать себя в руках. «Другим матерям должно быть страшно отпускать своих сыновей из дома», — договорила Донара и села на место.

14:48 Судья зачитал техническое описание пистолета «Оса», из которого был убит Джапаридзе. 12 декабря 2010 года у Юрия Тихомирова был проведен обыск. Из его комнаты были изъяты перочинный нож, ежедневник с рукописным текстом, панамы желтого и серых цветов, несколько мобильных телефонов, несколько коробок от мобильников, из сейфа изъято охотничье ружье «Сайга», много коробок с патронами.

Зачитал судья также распечатку новости об убийстве Джапаридзе с сайта Центра «Сова» и новости из различных СМИ.

Обнаруженная при обыске у Исаева и Баклагина «Оса», из материалов дела

15:06 Судья зачитал заявление сестры Павла Скачевского, согласно которому ей неизвестные причинили сотрясение мозга. Согласно заявлению Екатерины Скачевской, на улице её схватили двое человек, угрожали ей и её семье расправой и требовали, чтобы она не помогала своему родному брату, которого тогда судили за убийства (Павел Скачевский и его подельники 8 апреля 2010 года были осуждены почти за два десятка убийств неславян; 12 апреля судья Чувашов, который вел этот процесс, был убит участниками БОРН).

«Убей фашистскую семью», — с такими криками якобы бежали за ней некие молодые люди. Скачевская потребовала найти тех, кто на нее напал.

На ультраправых сайтах тогда распространялась информация о том, будто бы одним из нападавших был Илья Джапаридзе. Подсудимые именно эту информацию называют «истинным мотивом» его убийства.

Донара Джапаридзе отвечает на вопрос прокурора: «Я спрашивала у друзей Ильи, он не имел никакого отношения к этой девушке».
15:11 Суд перешел к допросу Екатерины Хуторской, сестры погибшего Ивана Хуторского.

«Брат работал юристом в городском центре «Дети улиц», у него было высшее юридическое образование. Когда он погиб, ему было 26 лет», — рассказывает она. Иван жил в квартире с матерью, сестра жила отдельно.

«То, что он антифа, я узнала только после его смерти. Тогда же я узнала, что он занимался охраной концертов от националистов. Учил ребят давать отпор националистам. У него было много друзей, они ходили к нам в гости, брат увлекался музыкой, слушал группу Distemper», — вспоминает Хуторская.

«На моего брата неоднократно нападали. В 2008 году ножом его ранили в живот, в 2005 году на него тоже нападали. У него самого проблем с законом никогда не было. Оружия у брата не было, он мне о нем ничего не рассказывал. Брат ничего особенно об этом не рассказывал. Я думаю, что правду он говорил только нашему отцу, а маме и мне — нет. Но отец умер и не может дать показания».

Убийца попал на запись видеокамеры на подъезде Хуторского, из материалов дела

15:20 — Почему на месте убийства нашли кастет и нож, зачем они ему? — спрашивает Максим Баклагин.

— Я не знаю.

— Почему у него дома нашли список с фамилиями националистов?

— Это мы изучим позднее, — перебивает его судья.

— Почему он все-таки Костолом? И делал ли он различия между националистами и фашистами? — спрашивает Вячеслав Исаев.

— Нет, не делал, — отвечает сестра Хуторского.

Как вы можете так спокойно говорит со зверьми? Я не понимаю, как вы отвечаете на их вопросы? — вдруг перебивает ее Донара Джапаридзе

15:26 Никита Тихонов и Алексей Коршунов уже нападали на Ивана Хуторского возле его дома осенью 2005 года. Подвозил и увозил их с места преступления, по словам Тихонова, некий Владимир «Могильщик».

Из показаний Тихонова на следствии: «Когда “Костолом” (Иван Хуторской — МЗ) зашел в подъезд, Коршунов нанес ему удар кулаком с кастетом. “Костолом” пошатнулся и бросился в сторону лифтов — это вверх по лестнице. А возле лифтов как раз стоял я и бросился к нему на встречу. Мы с ним встретились на лестнице, и он, кинувшись мне в ноги, сбил меня с ног. У меня в руке была заточка. Она была сделана из гвоздя. … Я с испуга ткнул его куда-то в область головы и ключицы не менее двух раз. После этого “Костолом” страшно закричал и отпрянул от меня в другую сторону. Там его еще один или два раза ударил Коршунов. “Костолом” упал, и мы выскочили из подъезда».

15:40 Судья зачитывает протокол осмотра места происшествия: труп Хуторского лежит на спине, правая рука вытянута вдоль тела, левая рука расположена под острым углом к телу, глаза закрыты, температура тела +14 градусов, ладони прохладные. На момент приезда следователей труп еще не успел окоченеть. На теле — черные трусы, белая куртка, синие джинсы, расстегнутая поясная сумка, в которой обнаружены банковские карты и проездные на имя Ивана Хуторского.

Фотографии с места происшествия показывают присяжным. Судья, тем временем, читает приложенные к делу распечатки из интернета, в частности, обращение БОРН, в котором Хуторского называют «террористом». Авторы этого обращения обещают расправиться со всеми врагами русского народа, в том числе, с судьями и журналистами-русофобами.

Протокол осмотра квартиры Хуторского: там было изъяты множество документов в красных, синих и белых папках, а также студенческий билет и аттестат на имя Ивана Хуторского.

16:05 В материалах судмедэкспертизы описываются повреждения на теле Хуторского: прижизненные огнестрельные ранения головы и шеи. Хуторской был убит двумя выстрелами из оружия с близкого расстояния и скончался спустя несколько минут после получения ранений.

Согласно баллистической экспертизе, изъятые из головы Хуторского пули позже сравнили с пулями из головы судьи Чувашова. Они совпали и были выпущены из одного и того же оружия, предположительно, револьвера наган 1895 года выпуска.

16:10 Из показаний Максима Баклагина на следствии: «Алексей [Коршунов] был примером самоотверженности. Его роль можно разделить на два временных периода… В первом этапе его роль заключалась в руководстве и помощи нам в подготовке, организации и совершении преступлений, а также в личном участии в убийствах. При этом Коршунов, обладая профессиональными навыками, советовал, как и каким образом совершить то или иное убийство. Как выбрать место убийства, пути отхода и подхода к предполагаемому месту убийства. Именно от Коршунова я впервые услышал о необходимости в целях конспирации при слежке и убийствах использования женских париков, очков, головных уборов и одежды больших размеров, а также о применении раций с гарнитурами для связи друг с другом»

16:18 Судья ознакомил присяжных с протоколами выемки видеозаписей от подъезда Хуторского, зачитал еще несколько материалов из интернета и завершил заседание на сегодня. Суд продолжится в среду в полдень.

«Они так спокойно сидят в клетке, так спокойно рассуждают, ничего человеческого в них не осталось. Как будто курицу убили», — уже выходя из зала, говорит Донара Джапаридзе.

16:19 На прошлой неделе Евгения Хасис рассказывала, что среди потенциальных жертв значились, в том числе, адвокат Ходорковского Вадим Клювгант, оперативный сотрудник Георгий Бойко, участвовавший в поимке неонацистской банды Боровикова-Воеводина, и петербургский журналист «Комсомольской правды» Александр Бойко.

Еще одной жертвой банды мог статьи известный представитель РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин — за его домом неонацисты установили слежку, однако позже отказались от этой идеи, поскольку у них появились сомнения в том, что Чаплин им враг.

Из показаний Никиты Тихонова на следствии: «Горячев рассказывал мне о группах влияния в Московском патриархате РПЦ. С его слов, там есть влиятельные “партии” гомосексуалистов и священников еврейского происхождения. Именно они не позволяют РПЦ МП стать защитницей интересов русского народа, не дают выдвинуться иереям, близким по взглядам к русским националистам.

С его слов, одним из лидеров „еврейской партии“ был протоиерей Чаплин. Под влиянием этих слов у нас с Коршуновым, которому я пересказывал некоторые беседы с Горячевым, возник преступный умысел. Установив через базу данных адрес Чаплина, мы организовали слежку за домом Чаплина с целью его убийства.

Однако [при] лучшем знакомстве с инициативами иерея у меня появились сомнения о его работе в интересах „еврейской партии“. Видя мою пассивность, Коршунов, также изначально не проявлявший энтузиазма, согласился отказаться от преступного умысла. Горячев на убийстве кого бы то ни было из религиозных деятелей не настаивал и прямо этого никогда не предлагал. Его больше интересовала политическая борьба».

 

Метки: ,

БОРН, Неонацист Тихонов рассказал о преступлениях БОРНа в интересах «знакомых из администрации президента»


Московский областной суд 19 ноября продолжил начатое на прошлой неделе рассмотрение дела «Боевой организации русских националистов» (БОРН). Точнее, дела некоторых членов этой банды — Максима Баклагина, Михаила Волкова, Вячеслава Исаева и Юрия Тихомирова. Еще четыре ее участника остались «за скобками». Материалы дела в отношении Ильи Горячева, которого следствие считает идеологом группировки, выделены в отдельное производство.

Никита Тихонов, ранее уже приговоренный к пожизненному за убийство Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, дал показания на других участников БОРНа, пошел особым порядком и два месяца назад получил еще 18 лет сверху. Алексей Коршунов в 2011 году, скрываясь в Украине, подорвался на собственной гранате. Не пойманным остался только Александр Паринов.

Баклагину, Волкову, Исаеву и Тихомирову предъявлены обвинения в участии в экстремистском сообществе, убийствах антифашистов Федора Филатова, Ильи Джапаридзе и Ивана Хуторского, судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, а также убийствах и покушениях на «неславян» — грузчика Салохитдина Азизова, спортсмена Максима Абдуллаева, таксиста Соса Хачикяна, предполагаемого члена банды «Черные ястребы» Расула Халилова, полицейского Гагика Беняминяна…

Дело рассматривается с участием присяжных, которых удалось собрать только с шестой попытки (эта процедура заняла почти полгода). И то — на «скамейке запасных» оказались всего два присяжных заседателя, один из которых уже выбыл по семейным обстоятельствам.

На первом заседании 13 ноября стороны обратились со вступительными словами к присяжным, а также был рассмотрен один из девяти эпизодов, на которые судья Александр Козлов поделил дело, — убийство Федора Филатова.

В среду же в суд доставили для допроса одного из лидеров БОРНа Никиту Тихонова. Три года назад он упорно отрицал свою вину в убийстве Маркелова и Бабуровой, но когда получил «пэжэ», сдал и себя, и соратников (правда, все они и сами частично или полностью признают свою вину).

Главный свидетель обвинения, закованный в наручники, сидел в отдельном «аквариуме». Снаружи его охраняли два молодых бойца из Группы быстрого реагирования в балаклавах и нашитым на рукавах российским флагом. Осужденный вглядывался в лица слушателей, видимо, стараясь разглядеть «своих», но никого из большой группы поддержки, ходившей на заседания по делу об убийстве Маркелова, не было. Не было и родственников Никиты. Сам же Тихонов с 2011 года, кажется, почти не изменился: спокойствие, осанка, грамотная речь, говорит — как читает. Тот же уверенный бесстрастный голос. Правда, теперь Тихонов произносил им совсем другие вещи.

— Я являюсь одним из организаторов «Боевой организации русских националистов», — впервые публично, а не в кабинетах следователей, поведал свидетель.

— Осенью 2007 года Илья Горячев сообщил мне, что у него есть знакомые во власти, в том числе в Администрации президента, и предложил совершать преступления в рамках интересов этих его знакомых — например, нападать на политическую оппозицию: НБП, активистов Гарри Каспарова, союзных с ними структур. За это властные знакомые Горячева могли бы помочь мне по тому преступлению (дело об убийстве антифашиста Рюхина. — Н.Г.), за которое я находился в розыске. В тот раз я отказался, ответив, что нацболы мне не враги.

Вскоре Горячев вновь завел этот разговор и, по словам Тихонова, обещал найти «более приемлемых» для Никиты жертв.

— Горячев рассказал, что адвокат Маркелов занимался созданием левой партии нового типа, целями которой были в том числе амнистия нелегальным мигрантам и борьба с гомофобией. Планировалось привлечь к этому антифа-хулиганов. Со слов Горячева, именно Маркелов отвечал за общение с их лидерами, а также через него проходили деньги на этот проект.

— Илья сказал, что «если что-то случится» с Маркеловым, то мне будут очень благодарны.

— Ничего конкретного я ему не ответил, но принял его слова на веру. Я неоднократно убеждался в политическом чутье Горячева и его интеллектуальном превосходстве над собой, — откровенничал свидетель. Подсудимые старательно записывали показания в тетради.

Через год, осенью 2008-го, Горячев передал Тихонову список антифашистов, в котором среди прочих были Федор Филатов, Илья Джапаридзе, Иван Хуторской, Алексей Олесинов, их данные и адреса.

— Горячев сказал, что от меня «ждут действий». Я обратился к Алексею Коршунову и Михаилу Волкову, который сочувствовал моему нелегальному положению и неоднократно давал деньги на еду.

От последующих показаний свидетеля брала оторопь. По его словам, в октябре 2008 года он установил слежку по адресу Филатова, на одной из номерных улиц Соколиной горы. Тихонов разработал план: убить антифашиста, когда тот будет выходить утром из подъезда.

Илья Горячев и Леонид Симунин (справа) — экс-лидер люберецкого филиала прокремлевской организации «Местные», его Горячев в разговорах представлял как «куратора «Русского образа» от администрации президента».

— У меня был кастет, у Волкова — нож. На нас были парики, как у «Битлз». Когда Филатов вышел, я нанес ему несколько ударов в область лица. Затем со спины подбежал Волков. Я отвернулся, чтобы контролировать ситуацию вокруг. Филатов кричал: «Скорую», вызовите «скорую». Мы добежали до проспекта Буденного, где у нас была заранее припрятана другая одежда. Волков поехал на работу, а я с одеждой — на маршрутке до Преображенской площади. Там я выкинул одежду в контейнер, а нож утопил в Яузе. На следующий день в интернете я прочитал, что Филатов скончался.

На первом заседании сестра Федора Ольга Колоскова вспоминала, как семья услышала крики на улице. Федору не нанесли ни одного смертельного ранения. «Скорая», которую он звал, приехала через полчаса. Филатов умер в больнице от потери крови.

Тихонов утверждает, что при встрече Горячев выразил ему «горячее одобрение» гибели Филатова, но сказал, что надо придумать бренд и рассылать в СМИ сообщения о преступлениях от имени этой группировки. Тогда Тихонов и придумал «Боевую организацию русских националистов».

Следом Горячев предложил Тихонову отомстить гастарбайтерам за изнасилование и убийство гражданином Узбекистана девочки в Можайском районе Москвы. Тихонов и Коршунов выехали на место, «чтобы если даже не найти настоящего убийцу, то наказать кого-то из его знакомых, потому что у них родовые связи сильнее, чем у русских». Волков от убийства «первого встречного» категорически отказался. Позже от этого отказался и сам Тихонов. В итоге, утверждал свидетель, убийство грузчика Салохитдина Азизова совершили Коршунов и Паринов.

— После этого преступления я сделал первую рассылку от имени БОРНа.

В январе 2009 года, продолжал рассказывать Никита, по инициативе Коршунова состоялась его встреча с Максимом Баклагиным, который хотел финансово помочь «нелегалу» Тихонову. Баклагин стал расспрашивать об убийстве Маркелова 19 января.

— Он считал, что я причастен к этому. Но я ему не признался.

Весной 2009-го Горячев передал Тихонову просьбу своих «властных знакомых»: «Никаких нападений на антифа больше не производить».

— Тем не менее я передал Баклагину адрес Джапаридзе, но сказал, что сам в нападении участвовать не буду. Летом я узнал, что Джапаридзе убили. Недели через две Баклагин сообщил мне, что это сделали он и Юрий Тихомиров. С его слов, Тихомиров стрельнул из травматического пистолета, но Джапаридзе даже не упал, поэтому Баклагин добил его с помощью ножа. Рассылку об этом убийстве я осуществлять не стал.

В качестве следующих жертв, по словам Тихонова, Горячев предложил участников банды кавказских националистов «Черные ястребы», которых в это время судили в Москве за нападения на «славян». Некоторые из них находились под подпиской о невыезде, в том числе Расул Халилов. Тихонов установил, что в дни судебных заседаний Халилов один выходит из подъезда, а вскоре за ним приезжает автомобиль.

— Мы с Коршуновым спланировали нападение, но в сентябре я получил ножевое ранение. Тогда я связался с Волковым и передал ему пистолет. Позже он сообщил, что расстрелял Халилова, — сказал Тихонов. БОРН снова взял ответственность за убийство.

Неонацист Михаил Волков.

Наконец, в октябре 2009 года Алексей Коршунов предложил напасть на Ивана Хуторского. Тихонов отказался, поскольку Горячев «не давал распоряжения». Коршунов сказал, что сделает все сам. Однако Никита вместе с Баклагиным участвовал в слежке за Хуторским.

— В первых числах ноября я передал Баклагину и Исаеву наган, за который они выплатили мне несколько тысяч рублей. 3 ноября меня задержали (по делу об убийстве Маркелова. — Н.Г.), а позже в тюрьме мне стало известно, что Хуторского застрелили.

Об остальных эпизодах Тихонов узнавал уже из СМИ в камере СИЗО, хотя идею о возможном убийстве какого-нибудь судьи, рассматривающего дела националистов, участники БОРНа обсуждали еще до его ареста. О мотивах совершенных преступлений свидетель высказался так: «Если в общем, то мотивы — идеологические. Я руководствовался своими понятиями о хорошем и плохом. Филатов — уличный хулиган, наносил травмы молодым русским националистам. Я желал ему смерти, потому что считал его подлецом. Хуторской со своим прозвищем «Костолом»… Зачем доводить до того, когда твоего товарища ударят? Лучше ударить первым».

Участник «БОРН» Вячеслав Исаев.

Отвечая на вопросы защитников подсудимых, Тихонов заметил, что формального членства в БОРНе не было. «Никаких удостоверений, членских взносов, клятв», — саркастически комментировал он. Адвокаты акцентировали внимание на том, что убийство Филатова вообще произошло до того, как Горячев и Тихонов создали бренд «Боевая организация русских националистов». Отказ от совершения преступления никак не наказывался, иерархии не было, приказы никто не отдавал. Тихонов вспомнил, что в какой-то момент Волков даже просил его: «Не впутывай меня, у меня семья, я крестьянин, а не воин». Постоянными участниками сообщества Тихонов считал только тех, без кого БОРНа не было бы — то есть Горячева, себя и немного — Коршунова. Остальные, по его словам, привлекались под «конкретную задачу».

Не было, по словам Тихонова, и финансирования, хотя Горячев постоянно обещал, что как только бренд раскрутится, то будут и деньги.

Зная, что вопросы, не имеющие отношения к делу, будут сняты судьей, защитники все же упрямо задавали их — для протокола и для присяжных.

— На суде по делу об убийстве Маркелова вы свою вину признавали? — спрашивал адвокат Михаила Волкова Денис Зацепин и получал замечание от судьи. Но продолжал: — А когда в течение нескольких лет в судебных заседаниях вы даете различные показания, как нам узнать, каким из них доверять?

— Скажи, 10 октября 2011 года писал ли ты обращение в Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, правозащитные организации — об угрозе применения в отношении тебя и Евгении Хасис пыток? — спрашивал Волков, намекая присяжным, что, по его мнению, Тихонов едва ли мог выдать все подробности о БОРНе добровольно.

— А вот в 2011 году ваш адвокат говорил о пытках… — из дальнего угла «аквариума» донесся запинающийся голос Тихомирова.

— Нам не надо ничего о пытках-непытках! Вопросы по фактическим обстоятельствам, пожалуйста, задавай! Обязательно надо сказать это присяжным, без этого не обойдется! — злился судья Козлов.

На пятый час допроса Тихонов, растирая покрасневшие от наручников запястья, повернул голову к своим суровым конвоирам, демонстративно выдохнул и покачал головой. Те закивали в ответ: сами, мол, замучились.

Никита Гирин

 

Метки: ,

БОРН, Хасис подтвердила, что неонацист Горячев взаимодействовал с куратором из Администрации Президента России


Неонацистка Евгения Хасис подтвердила вчерашние показания своего соратника Никиты Тихонова. Она рассказала, что Илья Горячев постоянно взаимодействовал с куратором из администрации президента Леонидом Симуниным, который просил убить сотрудника ФСБ за пять тысяч евро.

У БОРН был список потенциальных жертв, в который входили адвокат Ходорковского Клювгант и питерский журналист Бойко.

Евгения Хасис, осужденная за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, в четверг выступает в Мособлсуде. Несмотря на то, что оружие для преступной деятельности БОРН покупалось в том числе и на ее средства, Хасис проходит по делу свидетелем. Днем ранее показания в суде дал неонацист Никита Тихонов.
По словам неонацистки, в середине 2000-х Горячев создал «Русский образ», что не могло не привлечь внимание администрации президента (АП), пытавшейся влиять тогда на молодежную политику. Тогда этим занимался Сурков, напомила Хасис.

«Куратором Горячева из АП стал Леонид Симунин, это очень важно, потому что потом эти люди создадут радикальную подпольную организацию. Горячев, как и многие, получал крошки от АП, но ему захотелось большего, захотелось создавать партию. Он просил Симунина передать его желание наверх, но тот ему отказал, сказав, что руководство в этом не заинтересовано и что такая партия будет дестабилизировать обстановку», – рассказывает Хасис. Тогда Горячев, по ее словам, решил создать радикальную организацию. Таким образом он собирался шантажировать власть и заставить ее изменить свое решение – сделать ставку на его политическую организацию.

Евгения Хасис попыталась рассказать об отрезанной голове мигранта, подброшенной к управе Можайского района, но подсудимые ее хором перебили: «Ваша честь, это нам не вменяется!».

«Куратор от АП напрямую попросил Горячева осуществить убийство сотрудника ФСБ и предложил за это денежное вознаграждение, мол это вписывается в концепцию действий БОРН. Но Тихонов от этого предложения отказался, объяснив, что он не наемный убийца, а революционер. Осенью 2009 года Горячев заявил, что было бы неплохо убить какого-нибудь представителя судебной власти, ему было всё равно, кто именно из них будет убит. Он передал целый список судей, которые вели дела против националистов. В нем был и судья Эдуард Чувашов», – рассказывает Хасис. По ее словам, каких-то ограничений у БОРНа не существовало, в целях убийств значились адвокат Ходорковского Клювгант, оперативный сотрудник Бойко и журналист из Петербурга, также по фамилии Бойко.

«Я не уверена, что эти люди полностью отдавали себе отчет в том, чем они занимались, и не понимали что их использовали. У меня все», – сообщила Хасис.

На счету боевиков неонацистской организации БОРН — убийства антифашистов Федора Филатова, Ильи Джапаридзе, Ивана Хуторского, Алексея Рюхина, Станислава Маркелова, Анастасии Бабуровой, а также судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, который выносил обвинительные приговоры националистам. Из показаний Хасис ранее стало известно, что у Ильи Горячева в Центре по противодействию экстремизму имелись друзья, которые не только делились адресами потенциальных жертв, но и их фотографиями. Некоторые из изображений — например, Филатова — были сделаны в ОВД, куда антифашисты периодически попадали после уличных драк. Ильи Горячева, который, по утверждению другого члена группировки Никиты Тихонова, имел доступ к базам Центра «Э» лично передал ему диск с адресами.

 

Метки: , ,

БОРН, «Сверху сказали на антифа больше не нападать»


Неонацист Никита Тихонов рассказал в суде, как создавалась организация БОРН, кто за ней стоял и какие мифы распространялись вокруг нее. В Московском областном суде идет процесс по делу БОРНа — «Боевой организации русских националистов». Члены банды неонацистов Максим Баклагин, Михаил Волков, Вячеслав Исаев и Юрий Тихомиров частично или полностью (кроме Тихомирова) признали свою вину в резонансных убийствах конца нулевых.

Жертвами БОРНа стали федеральный судья Эдуард Чувашов, известные антифа-активисты Иван Хуторской и Илья Джапаридзе, член националистической группировки «Черные ястребы» Расул Халилов, чемпион мира по тайскому боксу Муслим Абдуллаев и двое обычных мигрантов — грузчик Салахедин Азизов и таксист Сосо Хачикян.

В среду, 19 ноября, произошло одно из ключевых событий процесса: признательные показания дал Никита Тихонов, пожизненно осужденный за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. На следствии такие показания Тихонов уже давал — и получил за участие в БОРНе еще 18 лет тюрьмы к пожизненному сроку. Но теперь он впервые публично признался, что был одним из идеологов БОРНа. За процессом следит специальный корреспондент «Медузы» Андрей Козенко.

Один из больших залов расположенного практически возле МКАДа здания Московского областного суда. Вдоль стены — несколько стеклянных клеток-аквариумов. В одной (еще и внутри разделенной прозрачными перегородками) сидят члены банды БОРН — Баклагин, Волков, Исаев и Тихомиров. В соседнем «аквариуме» — Никита Тихонов. Через окошко он дружелюбно о чем-то переговаривается с Волковым. Оказавшись в колонии для пожизненно осужденных («пэжэ» на жаргоне адвокатов), Тихонов дал показания на остальных участников БОРНа, что позволило арестовать их, а также сознался в причастности к нескольким убийствам. Однако если на своем втором приговоре в сентябре 2014-го Тихонов сказал от силы слов десять — и вообще больше был похож не на человека, а на оболочку от него, то теперь он дал подробные показания и на себя, и на остальных.

Адвокат Тихонова Алексей Першин отказывался отвечать на вопрос, зачем Тихонову потребовалось признавать себя виновным, давать показания на остальных и получать новый срок. «У меня свои догадки», — отвечал адвокат. Впрочем, все знакомые с делом БОРНа говорили одно и то же: два года, пока шло следствие, Тихонов провело в московских СИЗО, где условия содержания куда легче, чем в заполярной колонии для «пэжэ»; новые процессы означают возможность оставаться в столице.

«Телефоны убраны, у вас открыты только уши и глаза. Общение между собой запрещено», — напутствовала журналистов женщина из службы судебных приставов. Когда в зал зашел судья Мособлсуда Александр Козлов (один из его эпизодов дела — убийство судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, так что Мосгорсуд, не сумев гарантировать беспристрастность, не взялся за дело БОРНа), все встали. Второй раз публика встала, когда появилась коллегия присяжных — четверо мужчин, девять женщин.

Судья попросил Тихонова «в свободном рассказе» изложить историю создания банды и рассказать об ее деятельности. «Свободный рассказ» продолжался несколько монотонных часов — свидетель постарался сделать так, чтобы его живая речь была похожа на чтение тома уголовного дела. Никаких эмоций.

«Я один из организаторов банды — экстремистского сообщества БОРН, — говорил Тихонов. — Ее начало было положено осенью 2007 года, когда я встретился со своим близким другом Ильей Горячевым. В тот момент я находился в розыске за совершение другого преступления и скрывался».

Той осенью Тихонова, выпускника истфака МГУ, пиарщика и спичрайтера по профессии, разыскивали по подозрению в убийстве антифашиста Александра Рюхина. Группа неонацистов зарезала Рюхина неподалеку от станции метро «Домодедовская»; трое получили за это сроки, но Тихонову тогда удалось уйти от ответственности. Илья Горячев в середине нулевых пользовался репутацией человека, который имеет контакты в администрации президента и консультирует ее по вопросам националистических движений. Потом, когда Тихонова будут судить за убийство Маркелова и Бабуровой, Горячев даст на него показания, хоть и откажется от них. Позже показания на скрывавшегося в Сербии Горячева даст уже сам Тихонов, и тот будет экстрадирован, а его участие в создании БОРНа будут рассматривать отдельно.

«Горячев сообщил мне, что у него есть знакомые во власти, в администрации президента, — продолжил свой рассказ Тихонов. — И он предложил мне совершать убийства в интересах этих людей. Тем более что он знал: у меня есть обширный круг знакомств среди футбольных хулиганов и скинхедов». Первоначально, по словам Тихонова, речь шла об убийстве национал-большевиков, членов функционировавшего тогда Объединенного гражданского фронта во главе с Гарри Каспаровым и их союзников. В обмен Горячев предлагал избавить Тихонова от нахождения в розыске и вообще от уголовного преследования. Тихонов отказался — в тех же нацболах он врагов не видел. Тогда Горячев сменил приоритеты.

Все той же осенью 2007 года он рассказал Тихонову, что российские антифа, анархисты и прочие левые радикалы получили деньги от своих европейских единомышленников на создание «политической партии нового типа». Координатором с российской стороны выступал Станислав Маркелов — «активист леворадикального движения анархического толка, который официально занимался адвокатской деятельностью», как охарактеризовал его Тихонов. «Партия нового типа», как объяснял тогда Горячев Тихонову, должна была отмежеваться от сталинизма и патриотических настроений, выступать за амнистию нелегальных мигрантов и за еще большее переселение в Россию жителей Средней Азии. А кроме этого, бороться с гомофобией, поддерживать гей-сообщество и «другие девиации».

Шествие антифа в память Маркелова и Бабуровой. 19 января 2014-го

Горячев, со слов Тихонова, рассказал ему, что вербовка леворадикальной молодежи уже ведется, в частности, на концертах культовых для антифа рок-групп (а платит за организацию концертов все тот же Маркелов). Использовать же эту массовку в будущем планируют на уличных выступлениях. «Если с Маркеловым что-нибудь случится, то мне, сказал тогда Горячев, будут очень благодарны в органах власти», — вспоминал Никита Тихонов.

Тихонов взял паузу до декабря, нелегально пересек границу и встретился в Киеве с Александром Париновым — своим подельником, который тоже был в бегах после убийства антифашиста Рюхина. Паринов идею дальнейшего устранения антифа поддержал, но принимать в этом участие отказался — он, со слов Тихонова, болел гепатитом. В 2008-м Тихонов вернулся в Москву, вновь встретился с Горячевым и получил от него список людей, собиравшихся стать лидерами «новых левых». Кроме Маркелова это были антифашисты Федор Филатов, Илья Джапаридзе, Иван Хуторской, Алексей Олесинов и другие. К списку прилагались адреса и фотографии. Горячев сказал, что особенно от Тихонова ожидают убийств Маркелова и Филатова.

Тихонов нашел двух подельников — нынешнего подсудимого Волкова и впоследствии скрывшегося на Украине и там погибшего Алексея Коршунова. В начале октября 2008 года Тихонов и Волков выследили Федора Филатова, а 10 октября рано утром приехали к его подъезду. Тихонов был вооружен кастетом, Волков — ножом. Оба, по словам Тихонова, были загримированы, да еще и пришли в париках под «Битлз». Филатов вышел из подъезда, у него в руке был мотоциклетный шлем. К нему навстречу бросился Тихонов и несколько раз ударил в голову кастетом. «Он отбивался шлемом, выронил его. Я посмотрел ему в лицо и понял, что он близок к потере сознания. Подбежал Волков, а я отвернулся, чтобы оценить ситуацию, не проезжает ли полицейская машина», — монотонно рассказывал Тихонов. Он обернулся, увидел, что Филатов весь в крови сидит на асфальте и кричит: «Скорую!» После этого неонацисты убежали, переоделись; Волков поехал на работу. Тихонов доехал на маршрутке до метро, прошелся до Яузы и там утопил нож. На следующий день из интернета он узнал, что Филатов скончался.

Тихонов продолжил рассказывать, что вскоре он опять встретился с Горячевым, тот выразил одобрение и поддержку по поводу случившегося, но вместе с тем заявил, что нужен «дополнительный резонанс». Необходимо придумать название для группы и организовать рассылку в СМИ с объяснением, кто и зачем совершает нападения. Горячев дал Тихонову список электронных адресов и научил отправлять письма с телефона так, чтобы отправителя не могли вычислить правоохранительные органы.

В том же октябре Тихонов первый раз разослал сообщения от имени БОРНа. Это произошло после того, как в Можайском районе Москвы гражданином Узбекистана (он впоследствии получил 23 года тюрьмы) была изнасилована и убита 15-летняя школьница Анна Бешнова. Тихонов и Коршунов хотели убить какого-нибудь родственника или знакомого гастарбайтера. Но власти, опасаясь беспорядков, оперативно выселили их. Тогда члены БОРНа решили убить просто «лицо среднеазиатской внешности». Убийство, по словам Тихонова, совершили Коршунов и вернувшийся в Россию Паринов. Жертвой стал грузчик Салахедин Азизов.

В 2009-м в банде появился еще один участник — Максим Баклагин. К этому времени Тихонов уже совершил убийство Маркелова и Бабуровой, но на нынешнем судебном заседании расказал об этом вскользь. «Я это сделал, но Баклагину не признался», — сказал Тихонов, не объясняя мотивов. Резонанс от этого преступления был огромным. Горячев якобы сказал Тихонову, что «сверху сказали на антифа больше не нападать». Однако участники БОРНа ослушались. Тихонов рассказал, что они выследили Илью Джапаридзе; Тихомиров стрелял в него из травматического пистолета, Баклагин добил ножом.

В конце лета, спокойно продолжал рассказывать Тихонов, резонанс получило дело банды «Черные ястребы» — кавказских националистов, нападавших на славянскую молодежь. «Не все даже оказались под стражей, некоторые ушли на подписку о невыезде, а по нашей практике это значит в будущем условный срок. Им не вменяли создание экстремистского сообщества и бандитизм. Это двойные стандарты», — возмущался Тихонов. Горячев его поддержал и нашел адреса и фотографии двух человек, которые жили в Отрадном и ездили в суд из дома. За ними установили слежку. Тихонов хотел принять участие в их убийстве, но в сентябре 2009 года получил ножевое ранение в ситуации, которая «находится за рамками этого уголовного дела». Одного из выслеженных «Черных ястребов» — Расула Халилова — расстрелял Волков. Тихонов разослал сообщения от имени БОРНа, где объяснял мотивы.

В октябре 2009 года Волков предложил напасть на антифашиста Ивана Хуторского. Он, рассказывал Тихонов, получил кличку Костолом, потому что в схватках с неонацистами старался ломать им конечности. Тихонов, по его словам, отказался — потому что на то не было согласия Горячева. За организацию преступления взялся Коршунов; Хуторского участники БОРНа выследили в районе Гольяново, где тот жил. «3 ноября я был задержан сотрудниками ФСБ по обвинению в убийстве Маркелова. Потом, в СИЗО, я узнал, что 16 ноября Костолом был застрелен», — закончил свой рассказ «в свободной форме» Никита Тихонов. О других преступлениях участников БОРНа, в том числе об убийстве судьи Чувашова, он, по его словам, узнавал по обрывочным сведениям из СМИ.

После перерыва Тихонова допрашивали прокуроры и адвокаты четверых подсудимых — каждый в интересах своего клиента. Тихонов ответил на всех их вопросы. «Название БОРН придумал я, но идея принадлежит Горячеву, он воспринимал это как бренд, он хотел, чтобы об этом говорили, — в том числе сказал он. — Но были и конкретные люди, совершавшие конкретные действия. Роль личности имеет значение — без меня или Горячева организации бы не было».

Андрей Козенко

 

Метки: ,