RSS

Архив метки: Владимир Ионов

Казус Дадина


Накануне аналогичного суда над Владимиром Ионовым, «Открытая левая» разбирается как вести себя в новых условиях.

Неделю назад, 7 декабря, за неоднократное нарушение порядка проведения митингов гражданский активист Ильдар Дадин был осужден на три года колонии общего режима. Это первый приговор, вынесенный за повторное задержание на протестных мероприятиях и нацеленный на уничтожение любой возможности выражения оппозиционного мнения в публичном пространстве. Накануне аналогичного суда над Владимиром Ионовым , «Открытая левая» поговорила с активистами и правозащитниками о том, что стоит за этим решением, как вести себя в новых условиях и какие последствия может иметь дело Дадина для всех нас.

Ильдар Дадин

Даниил Бейлинсон, «ОВД-инфо»

Очень важно понимать некоторые нюансы относительно правоприменительной практики статьи 212.1 УК РФ. Сейчас, исходя из той информации, которой мы располагаем, имеется четыре дела по этой статье. Помимо уже осужденного Ильдара Дадина, это Владимир Ионов, Ирина Калмыкова и Марк Гальперин. Во-первых, давайте разберемся, что такое участие в «несогласованных митингах» или, как это формулируется в законе, «нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». На практике эпизодами этих дел могут стать задержания людей, стоящих в одиночных пикетах (например, как это было с Ионовым – 10-го января одиночный пикет в поддержку французской сатирической газеты Charlie Hebdo) или просто пришедших на площадь безо всяких лозунгов и наглядной агитации (как это было с Гальпериным 15-го января на Манежной площади). Разумеется, полиция оформляет эти дела как нарушения в ходе массовых мероприятий, однако эту практику нужно держать в голове, если вы собрались участвовать в одиночном пикете.

Во-вторых, очень сложно понять, какова реальная практика, что стоит за определениями, данными в этой уголовной статье (понять которые очень сложно). В статье написано «…если лицо ранее привлекалось к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, более двух раз в течение ста восьмидесяти дней». Если исходить из этой логики, то, на самом деле, это означает вовсе не факт оформления административного протокола о нарушении статьи 20.2 КоАП РФ, которое производится в отделении полиции, а факт вступившего в силу судебного решения. Так как срок давности дела составляет 1 год, то если на вас были составлены протоколы о нарушении данной статьи в течение года, нельзя исключать возможности того, что судья может сразу по всем имеющимся в арсенале эпизодам дать решение, обеспечив основания для возбуждения уголовной статьи.

Однако на практике выясняются и другие нюансы. Например, у Ильдара Дадина на момент возбуждения дела не было вступивших в силу административных решений. То есть дело возбуждается не по составу, а по признакам состава, коими, судя по всему, в данных обстоятельствах могут быть не вступившие в силу судебные решения. Кроме того, очень важно иметь в виду, что если в ходе следствия на вас появляются новые протоколы об административном нарушении статьи 20.2 КоАП РФ, то они также могут попасть в дело.

Таким образом, правила безопасности могут быть следующими: если вы знаете что полиция за последний год уже оформляла на вас два административных протокола о нарушении 20.2 КоАП РФ, лучше подождать до тех пор, пока это число снизится и не участвовать в несогласованных мероприятиях, а также в одиночных пикетах, где высок риск задержания. А если вы участвуете и вас задерживают, то постарайтесь сделать так, чтобы на вас оформили протокол о неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции (19.3 КоАП РФ). Что касается распространенности подобной практики, то все зависит от нас с вами. На данный момент по нашим подсчетам еще как минимум 5 активистов находятся в группе риска, то есть против них может быть возбуждена данная уголовная статья.

Александр Черкасов, журналист, Член Совета Правозащитного центра «Мемориал»

Хочу отметить, в первую очередь, что Дадин оказался не первым осужденным по статье 212.1 УК РФ. Так, например, Владимир Ионов в данный момент дожидается заседания, которое было перенесено, насколько я помню, на 16-е число. Важно понимать также, что он не просто «оказался осужденным», не то чтобы вот так вдруг и случайно. Ильдар Дадин последовательно отстаивает свою свободу, гарантированную ему 31-й статьей Конституции. И именно это свойство свободного человека его и привело туда, где он сейчас находится. Тут ни в коем случае нельзя использовать слово «оказался». Это тот случай, когда человек все прекрасно понимал и делал то, что считал нужным.

Почти год спустя после введения в Уголовный кодекс статья заработала, и почему – это второй вопрос. Что довело возбужденные дела до суда, а Дадина до тюремной камеры? Что довело Ионова до больничной койки, и сейчас он находится в кардиореанимации?

В действительности, все это показывает всю решимость нашей власти использовать эту статью для подавления протестов. Статья чудовищна со многих точек зрения. Во-первых, с позиции права, как бы это ни было странно: несколько административных нарушений не могут вдруг сами по себе превратиться в уголовное преступление. Хоть два, хоть четыре, хоть пятнадцать, да хоть двадцать пять. И здесь видна потрясающая небрезгливость наших законодателей и правоприменителей. Административный и уголовный процесс отличаются – хотя бы присутствием защитников. Или другой, казалось бы незначительный, но не менее важный момент. В административном судопроизводстве не ведется протокол. У вас нет обвинителя. Судья выступает скорее как арбитр, а это совсем другой уровень защиты. И вот представьте, как несколько оформленных в административном суде дел превращаются в одно уголовное. Тут должен быть предоставлен и другой уровень защиты, и протоколирование для возможности исправления ошибок, и разделение функций ведения дела и обвинения. Получается, что человека пропускают через существенно более простой механизм, и он получает уголовное дело. Это, знаете ли, очень смело!

Я не говорю уже о том, что здесь мы видим, как за одно и то же правонарушение (если оно считается совершенным) человека наказывают несколько раз. Нельзя наказывать несколько раз за одно и то же.

И совсем мелочь по сравнению с выше сказанным. Можно выделить явную несоразмерность этого наказания. Три года за что? Может быть, за два выхода на митинг? Это не соответствует международным обязательствам России в рамках Европейской конвенции о защите прав человека и его основных свобод. То есть статья действительно чудовищная. Но Ильдар Дадин понимал все это, он все равно ходил на митинги, и его мужество в отстаивании своих прав не может не поражать.

Что касается правил безопасности, которые нужно в подобной ситуации соблюдать активистам, то увы, я не вижу тут никакой надежной защиты. Возможно, здесь сработает нечто подобное защите от радиации в атомной отрасли – «защита временем и защита расстоянием», то есть принцип «как можно меньше, как можно дальше». А это, конечно же, противоречит тому, зачем люди, собственно, собираются вместе и выходят на митинг.

И последнее. Мне кажется, здесь мы должны говорить не о практике, а об отдельном человеке. Зная, что эта статья вводится в Уголовный кодекс, он продолжал ходить протестовать. И даже в ходе суда отстаивал это право. Важно понимать, что на суде права человека. Саму идею прав человека, Конституцию отстаивал именно Ильдар Дадин, и никто другой. И даже по этому чудовищному, драконовскому закону Дадина нельзя было осудить в этом процессе. Почему? Из 4-х эпизодов, которые ему вменялись, только один касался участия в митинге. Другие два – одиночные пикеты, и один эпизод не относился к массовым мероприятиям вообще. А из одного митингового эпизода нельзя делать ряд неоднократных. Его осуждение, даже с позиции этого неправового закона, выглядит, мягко говоря, смелым. Остается лишь повторить, что статья должна быть отменена, а Ильдар Дадин должен быть освобожден. Это человек, который не может не вызывать уважения.

Сергей Решетин, профсоюзный активист

Приговор Ильдару Дадину и ожидаемые приговоры Марку Гальперину, Владимиру Ионову и Ирине Калмыковой, безусловно, показательные. Однако важно понимать, что здесь и кому показывается.

Статья 212.1 УК, неоднократное нарушение порядка проведения митинга, появилась летом 2014 года. Ее создали как инструмент против таких упорных активистов, как Ильдар Дадин, которые продолжали ходить со своими белыми лентами на Красную площадь, словно упустив тот факт, что массовые митинги давно закончились. Как показала практика, обычные «активистские статьи» КоАП 20.2 и 19.3, грозящие штрафом до 20 000 рублей или административным арестом на 15 суток, остановить таких активистов не могли – эти статьи они как будто не замечали.

Ильдара Дадина, безусловно, жаль. Он должен быть на свободе. Однако необходимо понимать, что внутренняя политика государства не претерпела радикальных изменений. Государство продолжает полагаться все на тот же на принцип точечных, демонстративных репрессий с целью контроля уличных выступлений. Этот принцип направлен на активацию страха у тех, кто еще не решился принять участие в протестной акции, но имеет такое намерение: власти считают, что выборочная и редкая демонстрация насилия эффективнее повсеместных силовых акций подавления («политика страха»). Можно смело утверждать, что никакого повсеместного силового подавления оппозиционных активистов, а уж тем более «катка репрессий» против аполитичных граждан, не будет.

Но если закон был принят полтора года назад, то почему впервые его применили только сейчас? Возможно, эти репрессии связаны с началом подготовки к федеральным выборам 2016-го года. Так, единый день голосования в сентябре этого года был впервые отмечен заметным участием правоохранительных органов в выборах. По всей видимости, эта практика будет иметь место и в дальнейшем и в наступающем году нас ждет еще несколько уголовных дел. Но важно понимать, что сегодня на поток репрессивными органами поставлены приговоры только по антиэкстремистским статьям (280, 282), а эта уже совсем, совсем другая сфера жизни, невероятно далекая от уличных акций. Приговоры по статье «неоднократное нарушение порядка проведения митинга» будут выноситься в ручном режиме, массовый характер не приобретут. То есть практика применения этого закона окажется аналогичной поправкам к УК, восстанавливающим уголовную ответственность за клевету в СМИ; аналогичной изменениям правил, регулирующих перевод денежных средств на электронные кошельки, введенным после успешных краудфандинговых кампаний Навального под предлогом борьбы с терроризмом; аналогичной введению ответственности за «призывы к сепаратизму» и «оскорбление религиозных чувств» и ряду других редко востребованных мер, которые представляют собой реакцию государства на «Болотные протесты».

При этом необходимо помнить, что репрессивный инструментарий в целом, а не только закон о неоднократных нарушениях на митингах, используется властями против отдельных активистов для запугивания тех сообществ, которые стоят за ними. Как показывает практика протестов последних лет (в том числе, в Пикалево, Междуреченске и Химках), в случае серьезных массовых и в особенности социальных протестов весь этот инструментарий власти отодвигают в сторону и не идут на репрессии.

Беседовала Дана Ассаулова

Реклама
 

Метки: , , , , , , ,

Свидетели по делу оппозиционера Ионова назвали его задержания незаконными


Свидетель Ольга Истомина рассказала о задержании Ионова на Манежной площади 15 января во время народного схода в поддержку братьев Навальных в связи с приговором по делу «Ив Роше». Об этом сообщает корреспондент Каспаров.Ru.

Истомина отметила, что людей в тот день задерживали «без всяких видимых причин». По ее словам, обвиняемый просто стоял, ничего не выкрикивал, и в руках у него ничего не было.

«Ионова скрутили, завели руку за спину. Они очень грубо задерживали, отвратительно просто. С таким же успехом могли задержать меня или мою дочь», — отметила Истомина.

Она отметила, что в тот день на площади было много участников движения «Антимайдан», некоторые из которых были пьяны, выкрикивали лозунги. Никого из этих людей не задержали.

Следующей показания дала Наталья Иванова. Она дала показания о событиях 11 мая 2015 года у СИЗО «Матросская тишина». Она отметила, что в тот день активисты хотели «снять хороший, добрый ролик в День рождения Надежды Савченко, чтобы потом передать ее родственникам». Они также надеялись, что она увидит их из окна. Иванова отметила, что произошедшее не было и не могло быть митингом, потому что улица малолюдная и акции на ней бессмысленны. Свидетель также сообщила, что Ионов в тот день не имел при себе никаких плакатов, а единственный плакат с текстом поздравлений был у еще одной обвиняемой по статье о неоднократных нарушениях порядка при проведении массовых акций — Ирины Калмыковой. Свидетель подчеркнула, что участники поздравлений ничего не нарушали, а задерживали их очень жестко. «Украинскую журналистку тоже задержали — она была в таком шоке, что не успела достать удостоверение. Когда она вышла из ОВД, она рыдала», — отметила Иванова.

Также по характеристике личности обвиняемого была допрошена Елена Захарова — активистка, которая знает Ионова примерно 1,5-2 года.

«Мы принимали участие в одиночных пикетах, и если кто-то из нас мог позволить какие-то выкрики, то Ионов всегда невозмутимо молча стоял со своим плакатом один. Ничего другого. Никаких растяжек или чего-то другого», — заявила Захарова. Она также отметила, что 11 мая к Ионову подошел провокатор с пустым листом бумаги и встал рядом, после чего Ионова забрали в автозак. Она также отметила, что после того, как Ионова за участие в одиночном пикете облили зеленкой и осыпали порошком, в нем не возникло никакой агрессии и злобы.

«Многие из нас возмущались, хотели, чтобы облившего его человека задержали. У Владимира никакой агрессии не было, после того как он умылся, его первыми словами было: «Не надо никого трогать, мы просто стоим и не с кем не воюем», — отметила Захарова.

Также были оглашены ее показания о задержании Ионова 15 января. Их Захарова дала адвокату на стадии следствия. Такой формат неслучаен: следователь удовлетворил ходатайство адвоката, но так и не допросил свидетеля. В своих показаниях Захарова отметила, что Ионова с применением физической силы задержали во время одиночного пикета без всяких причин, а затем задержали ее саму и обвиняемую в неоднократном нарушении законодательства о митингах Ирину Калмыкову. При этом к Калмыковой также применили силу, она плакала и просила ее отпустить. Все три задержания Захарова считает незаконными. Ее показания по событиям того дня были оглашены, а не даны во время заседания, поскольку суд отказался допрашивать ее по эпизодам дела из-за того, что свидетель присутствовала на первом заседании.

По характеристике личности также была допрошена Людмила Пудрик. Она также не смогла рассказать о задержаниях Ионова, потому что присутствовала на одном из заседаний. Свидетель охарактеризовала его как спокойного, неконфликтного, благородного и честного человека.

Она также отметила, что Ионов предпочитает высказывать свое мнение «индивидуально» — всегда стоит в пикетах один, а не с кем-то.

Напомним, гражданского активиста Владимира Ионова обвиняют в неоднократном нарушении «установленного порядка проведения массовых акций». По версии обвинения, он совершил административные нарушения 10 и 15 января, а также 21 марта и 11 мая 2015 года. В случае двух первых эпизодов речь идет об участии в одиночных пикетах, которые не требуют согласования, 21 марта обвиняемый был задержан на Пушкинской площади, когда не стоял в одиночном пикете, а находился в стороне от пикета Марка Гальперина. 11 мая Ионов вместе с другими активистами был задержан у СИЗО «Матросская тишина», где они стояли с плакатами в честь дня рождения находившейся там украинской летчицы Надежды Савченко». После задержания полицейские доставили Ионова в ОВД «Сокольники», где сильно избили. Адвокат Ольга Чавдар отмечает, что у обвиняемого были телесные повреждения, о чем они подали заявление.

Алексей Бачинский

 

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

Порвём за Путина!


 

Метки:

75-летнему активисту Владимиру Ионову приставы заблокировали пенсионную карточку


75-летнему активисту Владимиру Ионову приставы заблокировали пенсионную карточку из-за штрафов. Об этом 28 июня сооющила на своей странице в Facebook его соратница Надежда Митюшкина.

«Нашему соратнику Владимиру Ионову судебные приставы заблокировали пенсионную карточку из-за штрафов.

Володя не интернетный человек и просил рассказать об этом миру. Помощь ему не нужна, просто он хочет, чтоб об этом возмутительном факте знала общественность. Пенсионеру блокируют получение пенсии», — написала она.

Как писал Каспаров.Ru, 5 мая Тверской суд Москвы 5 мая приговорил 75-летнего активиста Владимира Ионова к штрафу в размере 150 тысяч рублей за повторное нарушение установленного порядка проведения митинга 21 марта (часть 8 статьи 20.2 Кодекса об административных правонарушениях РФ).

Напомним, 16 января в отношении Владимира Ионова и Марка Гальперина были впервые в России возбуждены уголовные дела по ст.212.1 УК РФ («Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»).

 

Метки: , ,