RSS

Архив метки: Владислав Жуковский

Независимый экономист Владислав Жуковский: «Экономика трубы» рушится в пропасть


С высокой долей вероятности 2013 г. окажется отнюдь не годом обещанной модернизации и инноваций, которые свелись не к технологической модернизации производств, а к созданию внутреннего оффшора на картофельном поле в Сколково, прокручиванию выделяемых Роснано бюджетных сотен миллиардов рублей на банковских депозитах и замене лампочек Владимира Ильича на лампочки Леонида Ильича в подъездах чиновников. И даже не первым годом обещанной премьер-министром «пятилетки эффективного роста», в течение которого ВВП России должен будет расти темпами не менее 5% в год, которые позволят России провести структурную модернизацию и выбиться в число лидеров мировой экономики по уровню жизни россиян. Практически наверняка 2013 г. станет годом банального ускоренного сползания российской экономики в кризисное состояние, архаизации производства и утраты остатков конкурентоспособности.

В 2012 г. оказался исчерпан основной механизм роста российской деиндустриализированной «экономики трубы» – на фоне снижения уровня жизни подавляющей части населения России втягивание россиян в долговую кабалу позволяло наращивать потребительский спрос и стимулировать экономический рост. Это вкупе с гомеопатической поддержкой малообеспеченных россиян из бюджетной системы позволяло создавать иллюзию «вставания с колен» и оживления экономической активности. Однако, по предварительным оценкам, темпы роста потребительского кредитования в первый месяц 2013г. рухнули в 2 раза по сравнению с показателем предыдущего года, что автоматически ставит крест на и без того крайне скромных темпах роста экономики.

Непосредственных оценок Банка России по динамике выданных кредитов населению пока не появилось, однако о затухании кредитно-депозитных операций российских банков в том числе свидетельствует практически двукратное падением темпов роста денежной массы. Которое лишь усиливает денежный голод в экономике, обостряет нехватку доступных кредитных ресурсов и стимулирует разрастание инвестиционного кризиса в наукоёмкой промышленности. Напомним, что именно скачкообразный рост масштабов кредитования населения (на 14,3% в 2010 г., на 35,9% в 2011 г. и практически на 41% по итогам 2012 г.) выступал в качестве основного механизма денежной трансмиссии и расширения кредитно-депозитных операций, который позволял денежному агрегату М2 расти темпами в 31,1% в 2010 г., 22,3% в 2011 г. и 12% в 2012 г.

Принимая во внимание высокую степень зависимости денежного предложения от динамики потребительского кредитования и тот факт, что темпы роста кредитования населения со стороны банков приблизительно в 2 раза опережают прирост кредитования нефинансовых организаций из реального сектора экономики (41-41% против 13-15% в последние месяцы 2012 г.), можно с высокой степенью уверенности говорить о том, двукратное падение темпов роста денежной массы отражает приблизительно пропорциональное сжатие темпов роста потребительского кредитования.

Согласно официальным оценкам ЦБ РФ, по состоянию на 1 января 2013 г. прирост денежной массы в национальном определении составил менее 11,9% в годовом выражении — столь низких темпов роста денежного предложения не наблюдалось аж с середины лета 2010 г. Напомним, что в разгар финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. на фоне 4-кратного падения цен на нефть и беспрецедентного оттока капитала (133,7 млрд. долл.) объём денежной массы обвалился на 11,9%.

Даже в сентябре 1998 г., в острую фазу дефолта пирамиды ГКО-ОФЗ и валютного коридора, на которой узкая группа высокопоставленных чиновников и приближенных к власти олигархов занималась расхищением бюджетных ресурсов, масштабы денежного сжатия не превышали 6,9%. Именно такую цену заплатила вся российская экономика и, прежде всего, несырьевые отрасли обрабатывающей промышленности за превращение Банка России в филиал ФРС США, отказ от построения системы рефинансирования экономики и реализацию колониальной эмиссионной политики «валютного правления», которая увязывает эмиссию рубля с притоком в страну иностранной валюты. В результате чего предложение денег (формирование денежной базы) оказывается оторванным от спроса на денежные ресурсы со стороны всех субъектов экономики – населения, банковского сектора, промышленного сектора, государства и т.д.

Практически двукратное замедление темпов роста кредитования населения, которое на протяжении последних лет замещало сжимающиеся реальные располагаемые доходы граждан России, безусловно, крайне негативно скажется на динамике расходов россиян и, как следствие, экономической активности. Напомним, что только по итогам 2012г. совокупный объём кредитной задолженности россиян, 60% которых по структуре потребительской корзины и уровню доходов относятся к бедным, нищим и полунищим слоям общества, подскочил на 2,162 трлн. рублей и достиг 8,217 трлн. Да, в 2012г. реальные располагаемые доходы россиян также выросли на 4,4%.

Однако с учётом реальной «социальной инфляции» в размере 12-15% для 70% граждан, чьи доходы не дотягивают до среднего показателя по России (24,2 тыс. рублей), а также эффекта от суммирования доходов абрамовичей и дерипасок с доходами врачей и учителей материальное положение улучшилось в лучшем случае у 15-20% россиян. Остальные граждане либо стали жить хуже, испытав реальное сокращение располагаемых доходов (50% россиян), либо не испытали никаких изменений вовсе.

Если в прошлом году благодаря скачкообразному росту кредитов на 41% домашние хозяйства нарастили потребительскую активность на 6,5%, что помогло вытянуть экономику на 3,4%, то в текущем году аналогичный сценарий повторить не удастся.

В 2013г. на фоне исчерпания возможности работы «на склад» и переполнения МТЗ вкупе со стагнацией доходов россиян и сжатием потребительского кредитования темпы роста экономики при нынешней цене на нефть (114 долл. за баррель Brent) и курсе рубля (29,8 рублей) в лучшем случае составят 2,3-2,5%. Ни о каких обещанных премьером Медведевым 5,5% и требуемых для финансирования модернизации и исполнения президентских обещаний 4,5% не может быть и речи. Планка в 2,5% является тем потолком, выше которого российская деиндустриализированная «экономика трубы», парализованная судорогой коррупции, произволом монополий и безудержным ростом цен на ГСМ и ЖКХ просто не в силах подпрыгнуть.

Если темпы роста экономики России сжались с 4,9% в 2010г. до 4,3% в 2011г. на фоне 40% скачка цен на нефть, а затем замедлились до 3,4% по итогам 2012г. на фоне рекордно высоких среднегодовых цен на смесь Brent (111 дол.), то совершенно не понятно, за счёт чего можно ожидать ускорение экономического роста в 2013г.

Это будет означать не только провал трехлетнего бюджета, который свёрстан исходя из прогнозного роста экономики на 5-5,5% в год, и срыв предвыборных обещаний президента, для финансирования которых экономика должна расти как минимум на 4,5% в год. Столь низкие темпы роста экономики, которые при нынешних структурных дисбалансах и искусственно завышенном курсе рубля (реальный курс к доллару находится на максимуме лета 2008г. и составляет 22 рубля), который делает отечественную продукцию неконкурентоспособной даже на внутреннем рынке, будут означать усиление технологического упадка, деградацию научно-технического потенциала и сворачивание остатков высокотехнологичной промышленности.

Не говоря уже о росте социальной напряжённости, для поддержания которой в рамках существующей имущественной пропасти между богатыми и бедными слоями населения и структуре народного хозяйства экономика должна расти темпами не менее 5,5% в год.

Притом что указанных темпов роста в России не наблюдается на протяжении последних 5 лет. Судя по всему, снижение темпов роста экономики ниже критических отметок способствовало росту протестных настроений в обществе и стало экономической базой «триумфально-болотной», контроль над которой захватили либеральные тени 90-х.

Брызги от «нефтяного дождя» постепенно перестают долетать не только до социально незащищённых слоёв населения, но и до представителей среднего класса – размер «пирога» остаётся практически неизменным, тогда как аппетиты коррумпированных чиновников, монополистов, жилищно-коммунальной мафии, криминальных структур и прочих экономических паразитов продолжают расти по экспоненте. В результате чего ущемляется в правах наименее защищённая и консолидированная часть российского общества – рядовые граждане.

И, если наименее социально защищённым слоям общества (пенсионеры, ветераны, учителя, врачи, представители силовых органов и т.д.), которые являются социальной базой нынешней «оффшорной аристократии» и в наибольшей степени зависят от вертикали власти в имущественном отношении, правительство помогает из страха потерять наиболее патерналистскую часть электората, то те, кто оказался за контуром бюджетной системы и не сумел сесть на «нефтегазовую трубу», испытывают наиболее заметное падение уровня жизни.

Именно этот класс «рассерженных горожан» и «офисного планктона», находясь под давлением коррумпированной властной вертикали и не видя будущего для себя и своих детей в рамках сложившейся феодально-олигархической модели экономики, выходят на улицы. И тот факт, что после едва заметного роста реальных располагаемых доходов россиян на 0,8% по итогам 2011г. на фоне 40% роста цен на нефтяную смесь Brent и расширение объёмов экспорта с 400 млрд. долл. в 2010г. до 522 млрд. в 2011г. произошёл существенно более заметный рост располагаемых доходов по итогам 2012г. – на 4,2% — свидетельствует о судорожной попытке властей решить проблему социального недовольства путём заливания социальной сферы деньгами и наращивания поддержки малоимущим россиянам.

Тогда как реальные располагаемые доходы подавляющей части россиян, которые не получают «подачек» от высокопоставленных чиновников и вынуждены трудиться в рамках загнивающей «экономики трубы», сорвавшейся в штопор в 2011-2012гг. на фоне рекордно высоких цен на нефть, с учётом реальной инфляции в 12-15% не только не выросли, но даже сжались на 2-4%.

В этой связи с высокой долей вероятности можно говорить о том, что летом-осенью 2013г. по мере разрастания кризисных явлений в мировой экономике, сдувания пузырей на сырьевых рынках, урезания бюджетных расходов, дальнейшего роста платности активно приватизируемых социальных услуг и проявления негативных последствий от присоединения России к ВТО реальное ухудшение материального положения россиян продолжится. Это будет способствовать обострению социальных протестов, недовольства и постепенного перекидывания очага напряжения с крупных городов-миллионеров на крупные промышленные центры и сельскую местность, которые сильнее всего пострадают от наплыва дешёвых китайских и субсидируемых европейских товаров.

Итоги 2012 повергли в шок даже оптимистов

Напомним, что на днях Росстат подвёл окончательные экономические итоги 2012г. и опубликовал первую оценку динамики ВВП России и изменения ключевых компонентов российской деиндустриализированной экономики. Предварительная оценка Росстата вызвала откровенное недоумение и повергла в шок даже самых оптимистично настроенных экспертов – мало того, что итоговые результаты роста российской экономики оказались существенно хуже даже самых пессимистичных прогноз правительственных чиновников и Министерства экономики, так ещё произошло стремительное ухудшение самого качества роста ВВП и усиление деградации структуры экономики.

Прежде всего, в глаза бросаются масштабы затухания российской экономики, которой не в силах помочь даже стабильно высокие цены на нефть и крайне благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. Согласно оценкам Росстата, итоговые темпы роста ВВП по итогам 2012г., составившие 3,4%, оказались заметно хуже не только прогнозов, дававшихся правительством в начале 2012г. (4,2-4,3%), но и совсем недавних оценок чиновников Министерства экономического развития и председателя правительства Дмитрия Медведева в Давосе и на Гайдаровском экономическом форуме (3,6%).

Отдельного внимания заслуживает тот факт, что экономический рост в России затухает даже на фоне рекордно высоких цен на энергоносители – по итогам 2012г. среднегодовые цены на североморскую смесь Brent обновили свой абсолютный исторический максимум (в номинальном выражении) и достигли отметки в 111 долл. за баррель. Однако это нисколько не помешало обвалиться темпам роста российской экономики с 4,7-4,9% в первые месяцы 2012г. до едва заметных 1,9% в ноябре. Столь низких темпов роста российской экономики не наблюдалось аж с осени 2010г., когда цены на нефть находились на уровне в 1,5 раза ниже сегодняшних показателей и колебались в диапазоне 72-78 долл. за баррель.

Более того, российской экономике, задыхающейся от коррупционных поборов, высокой монополизированности, безудержного роста цен на услуги естественных монополий, ГСМ и ЖКХ (на 12-17%, что в 2-3 раза превышает темпы роста инфляции) и острой нехватки доступных долгосрочных инвестиционных ресурсов, больше не в силах помочь даже дорожающая нефть. Крайне благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура и рекордно высокие цены на основные экспортные товары (нефть, газ, уголь, драгоценные и цветные металлы, лес и т.д.), которые обеспечивают свыше 70% бюджетных доходов России и как минимум 85% притока экспортной валютной выручки, оказываются бессильны перед структурными перекосами и низким качеством государственного управления.

Масштабы непроизводительных издержек, которые отечественные несырьевые промышленные предприятия и прочие отрасли, работающие на крайне низко платёжеспособный внутренний спрос, не в силах переложить на плечи рядовых покупателей, достигли таких размеров, что стали несовместимы с осуществлением любой созидательной деятельности за пределами контура добычи сырья, торгово-посреднических операций и финансовых спекуляций.

Отметим, что, несмотря на практически 40% рост цен на нефтяную смесь Brent в 2010-2011гг., произошедший на фоне «рабской весны», хаотизации Ближнего Востока и запуска печатного станка в США, Еврозоне и Японии, российская экономика не только не ускорила темпы своего роста, но даже умудрилась продемонстрировать заметное охлаждение производственной активности.

Так, после обвала на 7,8% в 2009г. по итогам 2010г. прирост экономики составил 4,9%, а уже в 2011г. сжался до 4,3%. Притом что в 2010-2011гг. профицит внешней торговли расширился с 151 до 198,1 млрд. долл., а объёмы вывоза нефти, нефтепродуктов и газа подскочил практически на 35% — с 253,8 до 341,7 млрд. долл. Однако даже этого колоссального притока нефтедолларов не хватило, чтобы реанимировать производственную активность и дать стимул наращиванию экономического роста.

Напомним, что если по итогам 2010г. суммарный размер временно свободных и лежащих без дела ресурсов федерального правительства на счетах в Банке России и коммерческих банках достигал 5,962 трлн. рублей, то уже в 2011г. их объём расширился до 7,748 трлн. рублей, а в 2012г. на фоне рекордно высоких среднегодовых цен на нефть размер лежащих без дела средств Минфина и вовсе достиг 8,824 трлн. рублей. Это эквивалентно 73% федерального бюджета России или 13,8% ВВП в 2012г. Всего же по итогам 2012г. совокупный размер чистых активов органов исполнительной (как федеральных, так и региональных и муниципальных) достиг 7,343 трлн. рублей, что существенно превышает показатели 2010 и 2011гг. – 5,035 и 6,537 трлн. рублей соответственно.

Другими словами, несмотря на практически 1,5-кратный скачок размера так называемой «нефтегазовой кубышки» и «подушки безопасности», полученной за счёт искусственного изъятия из экономики 3-4% ВВП ежегодно, темпы роста экономики сжались в 1,44 раза – с 4,9 до 3,4%. Если принимать во внимание рекордно низкие за последние 4 года темпы роста ВВП в последние месяцы, разрыв достигает ещё больших масштабов. Тем не менее, даже беспрецедентное за последние годы затухание экономической активности, сопровождаемое разрастанием структурных перекосов и дисбалансов, а также усилением архаизации экономики, не мешают чиновникам Правительства продолжать придерживаться принципов «кудриномики».

Экономические власти, не желая извлекать уроки из катастрофического обвала российской экономики в 2008-2009гг., с редким упорством продолжают накапливать «гробовые деньги», поддерживать дефицит денег и доступных кредитов, а также финансировать научно-технический прогресс и инновационные процессы на территории основных стратегических конкурентов России. Их по-прежнему не интересует тот факт, что только прямые ежегодные инвестиционные потери России от оффшоризации экономики и подсаживания на иглу внешних займов (вырос на 83 млрд. до 623,9 млрд. долл. по итогам 2012г.) достигают 55 млрд. долл., а с учётом прочих убытков и скрытых потерь Россия теряет порядка 200 млрд. долл. в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена.

Структурная деградация экономического роста

Отдельного внимания заслуживает продолжение и усиление в 2012г. тенденции качественной деградация самой структуры роста российской экономики и примитивизации производственных отношений, которые лишь усиливают сырьевую зависимость народного хозяйства, архаизацию промышленности, эрозию научно-технического потенциала и разрушение остатков высокотехнологичной промышленности.

Прежде всего, стоит отметить, что, отчитавшись о росте ВВП России на 3,4% и заявив о «сохранении позитивных тенденций в экономике страны», чиновники из финансово-экономического блока правительства забыли указать, что практически на 80% этот рост был обеспечен за счёт раздувания спекулятивных операций на финансовом рынке и бурного развития оптово-розничной торговли. Другими словами, вместо реальной модернизации экономики, подъёма наукоёмких производств и повышения конкурентоспособности продукции отечественной несырьевой обрабатывающей промышленности высоких переделов происходит усиление спекулятивной составляющей экономики и безудержный рост в откровенно непроизводительных секторах экономики, не имеющих практически никакого отношения ни к обещанной модернизации, ни к инновациям.

Согласно официальным оценкам всё того же Росстата, по итогам 2012г. объём созданной добавленной стоимости в финансовом секторе превысил 15%, что практически в 4,4 раза превысило общий рост российской экономики на 3,4% в том же году. Более того, в глаза бросаются масштабы и стремительность расширения спекулятивного сектора экономики России, по отношению к которому в принципе не совсем понятно, насколько уместно использовать термин «добавленная стоимость».

Финансовый сектор априори является посредническим сектором экономики, вся добавленная стоимость которого сводится к перераспределению национального богатства и дохода, а также извлечению прибылей за счёт искусственного завышения процентных ставок по кредитам и спекулятивного прокручивания поступающих в страну нефтедолларов и иностранных кредитов. Напомним, что Россия является, пожалуй, единственной крупной экономикой и членом группы G-8, в которой реальная эффективная ставка рефинансирования Банка России с учётом инфляции находится в положительной зоне (порядка 1,5%), а реальная ставка по кредитам варьируется от 5 до 13%.

Помимо этого в глаза бросается скачкообразный рост добавленной стоимости, создаваемой, а, точнее сказать, перераспределяемой в пользу финансовых спекулянтов и банковского секторе. Если ещё в 2011г. прирост добавленной стоимости в финансовом секторе составлял порядка 3,6%, то уже по итогам 2012г. он составил более 15%. Другими словами, темпы роста финансовых операций выросли более чем в 4 раза в течение всего лишь одного календарного года, тогда как темпы рост всей экономики в целом замедлились на 20%.

Напомним, что в предкризисный период 2004-2007гг. средние темпы роста добавленной стоимости в финансовом секторе экономики превышали 35%, тогда как российская экономика в целом росла менее чем на 7,6%. Более того, даже в разгар финансово-экономического кризиса в 2009г., когда ВВП России в силу крайне неэффективной антикризисной политики обвалился на 7,8% (сильнее всех стран в группе G-20, БРИКС и странах-нефтеэкспортёрах), финансовый сектор умудрился вырасти практически на 5,5%. Это наглядно продемонстрировало, в чьих интересах разрабатывалась и реализовывалась вся программа «антикризисной поддержки реального сектора экономики» — в очередной раз коррумпированные чиновники, сросшиеся с крупных олигархическим капиталом и монополиями, спасали своих бизнес-партнёров за счёт кармана рядовых граждан.

И это не удивительно — бесконтрольное выделение 6,5 трлн. бюджетных рублей на рефинансирование долгов производственных предприятий без введения контроля за их использованием и ужесточением валютного регулирования (как минимум введения «нулевой валютной позиции») обернулось перетоком выделенных государством триллионов рублей на финансовый рынок и прокручиванием средств налогоплательщиков в валютных спекуляциях. В результате которых размер золотовалютных резервов государства сжался на 220 млрд. долл. при одновременном чистом вывозе частным сектором свыше 133,7 млрд. долл., падении курса рубля на 50% по отношению к американскому доллару и сильнейшим обвалом производственной и инвестиционной активности среди всех крупных экономик мира.

Насколько можно судить, по мере урезания масштабов государственной поддержки национальной экономики и науки, либерализации внешнеэкономической деятельности (присоединение к ВТО), роста тарифов и коррупционных поборов, провоцирующих затухание реального сектора экономики и наукоёмких производств, именно финансовый сектор и спекулятивные операции на валютных и фондовых площадках становятся наиболее рентабельной и привлекательной сферой деятельности.

Именно он позволяют максимально эффективно в кратчайшие сроки и с высокой оборачиваемостью прокручивать поступающие в страну иностранные кредиты и экспортную выручку, а также легализовывать преступные доходы, извлекая колоссальные прибыли. В этой связи вполне объяснимым выглядит тот факт, что по на протяжении 2007-2012гг. (после снятия последних ограничений на трансграничное движение капитала) только по официальным оценкам Банка России ежегодные масштабы незаконного вывоза капитала за рубеж со стороны частного сектора варьируются в диапазоне 15-18 млрд. долл.

Также стоит упомянуть практически двукратный скачок темпов роста добавленной стоимости в ещё одном непроизводительном секторе экономики – оптово-розничной торговле и прочих посреднических операциях. Если ещё в 2011г. темпы роста данного сектора не превышали 3,3%, то уже по итогам 2012г. на фоне 44% роста выданных потребительских кредитов населению со стороны банков и 70% скачка задолженности россиян по кредитным картам темпы роста оптово-розничной торговли ускорились до 6,5%. Именно этим фактом объясняется удивительная устойчивость потребительских расходов и розничного товарооборота.

Также существенный рост экономической активности зафиксирован в сфере гостиничного бизнеса и оказания услуг в сфере общественного питания и ресторанной деятельности. Темпы роста указанного сектора по итогам 2011-2012гг. увеличились практически в 1,5 раза – с 3,5 до 4,8%. Судя по всему, расширение масштабов деятельности ресторанно-гостиничного бизнеса, обслуживающего коммерческие и личные интересы в лучшем случае 20% россиян, чьи доходы превышают 35 тыс. рублей в месяц и которым удалось более-менее удачно встроиться в паразитическую модель «экономики трубы», отражают усиливающуюся имущественную дифференциацию россиян. А также ускоренный рост доходов наиболее состоятельной части общества, сосредоточенной в городах-миллионерах.

Также весьма неплохо обстоят дела в сфере операций с недвижимостью, которые главным образом обслуживают платёжеспособный спрос наиболее состоятельной части российского общества и уже давно превратились из инструмента удовлетворения потребностей широких слоёв общества в качественном и доступном жилье в инструмент сохранения и преумножения капитала 10-15%, а также механизм легализации преступных доходов и «отмывания» незаконных активов. Неудивительно, что данный сектор экономики чувствует себя гораздо лучше всей экономики в целом – темпы роста хоть и сжались с 5,8% в 2011гг. до 4,7% по итогам 2012г., но, тем не менее, существенно превосходят динамику ВВП.

Определённый оптимизм вызывают весьма высокие по меркам затухающей промышленности темпы роста добавленной стоимости (на 3,8%) в сфере здравоохранения и предоставления социальных услуг. Однако нужно отдавать себе отчёт в том, что, во-первых, это в чистом виде компенсационный рост после обвала на 2,3% в 2011г. и результат статистического эффекта низкой базы. Во-вторых, ускоренный рост добавленной стоимости в социальной сфере и здравоохранения во многом обусловлен общим вектором властей на скрытую приватизацию бюджетной сферы и повышение платности государственных услуг.

В условиях, когда 60% россиян относятся Институтом социологии РАН к бедным, нищим и полунищим слоям населения, а среднедушевые доходы практически 75% населения России вообще не дотягивают до среднего показателя по стране (22,8 тыс. рублей), безудержно дорожающие социальные услуги становятся непозволительной роскошью для подавляющей части населения страны.

Также сравнительно неплохо по меркам всей российской экономики в целом обстоят дела с налогообложением – прирост чистых налогов на продукты даже после замедления с 7,1% до 3,8% по итогам 2011-2012гг. по-прежнему существенно опережает общий рост российской деиндустриализированной экономики. Другими словами, финансово-экономический блок правительства, не желающий заниматься повышением эффективности бюджетной системы, увеличивать собираемость налогов, а также создавать налоговые стимулы для модернизации и развития научно-технического потенциала, продолжает увеличивать фискальный пресс на производство даже в условиях усиления депрессивных тенденций в экономике и, в особенности, в производственном секторе. Такого рода подходы к налогово-бюджетной политике и безусловный примат фискальной функции для пополнения бюджета при игнорировании всех остальных функций бюджетной политики (перераспределительной, стимулирующей, структурной и т.д.) провоцирует лишь усиление кризисных явлений в экономике, примитивизацию производства и деградацию научно-технического потенциала.

Реальные производства на грани обвала

Откровенно удручающими оказались цифры Росстата по динамике добавленной стоимости в реальном производственном секторе экономики, который, по идее, и должен был стать локомотивом модернизации отечественной промышленности и инфраструктуры, а также базой для ускоренного развития наукоёмких производств в рамках современного и зарождающегося технологического укладов. Согласно официальным данным статистического ведомства, темпы роста добавленной стоимости в обрабатывающем секторе сжались с 5,3% в 2011г. до 3,2% по итогам ушедшего 2012г.

Столь низких темпов роста в производственном секторе не наблюдалось аж с кризисного 2009г., когда в связи с формированием острого дефицита денег в экономике (объём денежной массы М2 обвалился на 10% на фоне падения притока нефтедолларов, оттока капитала и привязки эмиссии рублей Банка России к притоку иностранной валюты) и отказом экономического блока правительства нарастить масштабы поддержки реального производственного сектора экономики объём добавленной стоимости в обрабатывающих производствах рухнул на 14,6%. Более того, нынешние темпы роста добавленной стоимости в обрабатывающем секторе приблизительно в 2 раза ниже средних темпов роста в докризисный период 2003-2007гг. – 3,2 против 7,1% соответственно. Притом что цены на нефть превышают отметки того времени в среднем в 2 раза.

Это неудивительно, если принять во внимание тот факт, что российская промышленность семимильными шагами сваливается в депрессивное состояние и демонстрирует минимальные темпы роста выпуска продукции за последние годы. Напомним, что увеличение объёмов промышленного производства по итогам 2011-2012г. сжались с 4,7% до 2,6%, прирост выпуска продукции в обрабатывающей промышленности сократился с 6,5% до 4,1%, а рост объёмов грузооборота коммерческого транспорта сократился с 3,4% до 1,7%.

Не лучше обстоят дела в добывающем секторе экономики, который должен был стать основным бенефициаром от превращения России в сырьевую колонию и надувания спекулятивных пузырей на товарно-сырьевых рынков в условиях эмиссионной накачки мировой экономик со стороны ФРС США, ЕЦБ, Банка Японии, Банка Англии и т.д. Темпы роста добавленной стоимости в сырьевых производствах замедлились аж в 3 раза – с 2,9 до 0,9%. Это практически в 7 раз ниже, чем в 2010г. (7%) и в 4 раза хуже, чем в среднем за период 2003-2008гг. (3,6%). Судя по всему, даже добывающие производства, являющиеся фундаментом всей российской экономики и несущей конструкцией бюджетной системы, перестают реагировать на благоприятную ценовую конъюнктуру. Масштабы технологического упадка, изношенности производственных мощностей и внутрикорпоративного воровства и нацеленность собственников на перекачивание извлекаемых сверхприбылей в оффшоры для демонстративного потребления, а не на модернизацию, стали несовместимы с развитием добывающего сектора.

Также сильный спад темпов роста добавленной стоимости зафиксирован в рыболовстве (с 4,1% до 1,5%) и системе естественных монополий – с и без того едва заметных 0,5 до 0%. Стагнация экономической активности в сфере производства газа, электроэнергии и воды, которая является опережающим индикатором общего состояния ситуации в экономике, не может не вызывать беспокойство – это сигнал об усилении депрессивных и даже кризисных тенденций в народном хозяйстве. Притом что в докризисный период 2003-2007гг. средние темпы роста естественных монополий не опускались ниже 2,2%.

Также существенное затухание зафиксировано в системе транспорта и связи, прирост экономической активности в которых сжался в 2,5 раза в течение всего лишь одного года — с 6,6% в 2011г. до 2,7% по итогам 2012г. Принимая во внимание тот факт, что именно транспортный сектор и грузовые перевозки являются одним из наиболее репрезентативных и надёжных опережающих макроэкономических индикаторов (вкупе с новыми заказами, выданными кредитами, потребление электроэнергии и услуг естественных монополий и т.д.), который весьма точно отражает реальную ситуацию в производственном секторе экономики.

Демонстрируемые сегодня темпы роста транспорта и связи не только существенно хуже показателей восстановительного роста 2010г. на 5,6%, последовавшего вслед за просадкой в 2009г. на 8,6%, но также не дотягивают до средних отметок 2003-2007гг. (6,7%).

Не намного лучше обстоят дела в строительном секторе, темпы роста которого сжались более чем в 2 раза на протяжении 2011-2012гг. – с 4,5% до 2%. Нынешние темпы роста выглядят беспрецедентно низкими не только на фоне восстановительного роста 2010г. в размере 4,4%, последовавшего после кризисного спада на 14,7% в 2009г. Нынешние темпы роста не идут ни в какое сравнение с той динамикой, которую демонстрировал строительный комплекс на протяжении 2003-2007гг., когда добавленная стоимость увеличивалась на 11,7% ежегодно.

Принимая во внимание не просто масштабы затухания строительной деятельности, но также стремительность данного процесса, становится в принципе не понятно, каким образом правительственные чиновники собираются исполнять предвыборные обещания президента «решить квартирный вопрос» и ввести в эксплуатацию сотни миллионов квадратных метров доступного жилья. При нынешней стагнации в строительном комплексе и едва заметном вводе нового жилья (на 4,7% по итогам 2012г.) не возможно не только преодолеть хронический дефицит доступного жилья и снизить цены до приемлемого уровня, но даже элементарно остановить рост ветхого и аварийного жилья. Притом что удельный вес ветхого и аварийного жилья только за последний 21 год подскочил в 3 раза, а его площадь достигла 98,9 млн. квадратных метров.

Крайне непростая ситуация складывается в социальной сфере, которая в России не только недофинансируется на протяжении последних 20 лет «рыночных преобразований» в 2,5-3 раза по сравнению с крупными экономически развитыми и динамично развивающимися странами (10-11% ВВП против 22-27%), но и является объектом скрытой приватизации. Спад добавленной стоимости в системе «отреформированного» образования на 7,7% по итогам 2011г. сменился едва заметным ростом на 0,1% в 2012г., который гораздо проще отнести к статистической погрешности, нежели проявлению позитивной динамики.

Не лучше обстоят дела в ещё одной жертве «либерального погрома» и бурной реформаторской деятельности финансово-экономического блока правительства – предоставлении социальных, коммунальных и персональных услуг, спад которых на 3,5% в 2011г. сменился условным ростом на 0,1% по итогам 2012г. Если в образовании в докризисный период 2003-2007гг. среднегодовой прирост не превышал 0,7%, то в сфере социальных, коммунальных и персональных услуг темпы роста достигали 5,2%, что ещё наглядней демонстрирует неадекватность результатов 2012г.

Также откровенно удручающими оказались цифры по самозанятости населения – после обвала добавленной стоимости в деятельности домашних хозяйств на 6,3% в 2011г. была зафиксировано стагнация по итогам 2012г. (0%). Скорее всего, на фоне ухудшения условий кредитования малого и среднего бизнеса, разрастания административных барьеров и коррупционных поборов, скачкообразного роста цен на услуги естественных монополий, ЖКХ и транспорта, удорожания ГСМ, а также первых последствий от присоединения России к ВТО (в том числе 8-кратного снижения импортных пошлин на ввоз свинины) вслед за затуханием производственной активности в целом наблюдается сворачивания деятельности на уровне домашних хозяйств и подсобных хозяйств.

Статистические парадоксы

Не меньше вопросов вызывают нестыковки в отчёте Росстата – мало того, что, как и прежде, наблюдаются существенные расхождения в оценке дефлятора ВВП и темпов роста экономики между Росстатом и МЭР, так ещё и сам отчёт основного статистического ведомства страны оказался внутренне крайне противоречивым.

Прежде всего, в принципе не понятно, каким образом Росстат умудрился зафиксировать рост удельного веса государственных расходов в ВВП России с 17,8 до 18,5% в 2011-2012гг. в условиях, когда темпы роста данного сектора экономики сжались с 1,2% до 0% за рассматриваемый период. Чисто теоретически возможно увеличение вклада того или иного сектора в формирование странового ВВП при одновременном затухании его роста в случае, если рост экономики оказывается менее существенным, чем указанного сектора. Однако в нашем случае имеет место откровенно необъяснимый с точки зрения здравого смысла статистический парадокс – темпы роста экономики превысили 3,4%, тогда как расходы государственного сектора остались на неизменным.

К слову сказать, стагнация государственной поддержки национальной экономики и замораживание инвестиционных проектов в условиях непрекращающихся заявлений о необходимости «индустриализации» и «инноваций» наглядно демонстрируют хроническое нежелание и неспособность правительства реализовывать предвыборные обещания президента и заниматься модернизацией экономики.

Именно принятие откровенно антимодернизационного бюджета на ближайшие 3 года вкупе с принятием так называемого «бюджетного правила», которое легитимизирует искусственное изъятие денег из экономики и ненужное влезание в долги, а также сокращением государственных расходов в экономике наиболее отчётливо демонстрирует реальное отношение властей к своим предвыборным лозунгам. Судя по всему, правительство даже и не планировало их исполнять. За что уже успело получить 3 выговора, 2 скандальные отставки федеральных министров и публичную критику во время недавнего расширенного заседания правительства. Однако воз и ныне там.

Ещё больше указанный феномен вызывает удивления в свете того, что, несмотря на ускорение темпов роста затрат домашних хозяйств с 6,4% до 6,6% в 2011-2012гг. не произошло вообще никакого расширения удельного веса данного компонента в ВВП – он как был, так и остался на отметке в 48,2%. Да, безусловно, определённый вклад могло внести пускай и незначительное, но хоть какое-то увеличение социальной поддержки малоимущих и социально незащищённых слоёв населения: пенсионеров, инвалидов, многодетных семей, матерей-одиночек и т.д.

Не стоит исключать, что Росстат пытается искусственно завысить вклад государства в ВВП и степень вмешательства властей в управление экономическими процессами. Не исключено, что это делается в том числе с целью обоснования необходимости дерегулирования экономики, ухода государства из народнохозяйственного комплекса и запуска проекта «Приватизация 2.0».

Не лучше обстоят дела с некоммерческими организациями, обслуживающими домашние хозяйства, снижение добавленной стоимости которых на 4,8% в 2011г. продолжилось сокращением на 1% в 2012г. В результате чего их вклад сжался с чуть более 0,5% ВВП до чуть менее 0,5% ВВП.

Гораздо лучше обстоят дела в инвестиционном секторе экономики – несмотря на снижение темпов роста валового накопления капитала с 22,6 до 5,3% темпы роста накопления основного капитала (т.е. капитальных вложений в основные фонды и производственные мощности) замедлились мене существенно – с 10,2 до 6% по итогам 2011-2012гг. В связи с чем вклад запасов материальных оборотных средств в ВВП России сжался с 3,7 до 3,6%, а норма накопления основного капитала напротив расширилась с 21,4 до 21,8% за последние 2 года.

Однако нужно отдавать себе отчёт в том, что существенный вклад в расширение инвестиционной активности вносит реализация крупномасштабных, а крайне непрозрачных с финансовой точки зрения и коррупциогенных инвестиционных проектов со стороны крупных государственных и полугосударственных структур. Не говоря уже о вливании триллионов рублей со стороны правительства в реализацию обросших громкими коррупционными скандалами имиджевых «строек века» — начиная от Олимпиады в Сочи в 2014г. и Саммита АТЭС осенью 2012г. до прокладки веток газопроводов «Южный» и «Северный поток», возведения стадиона ФК «Зенит» и подготовки в Чемпионату мира по футболу к 2018г.

Другими словами, то, что на самом деле является коррупцией, нецелевым использованием бюджетных ресурсов, разворовыванием средств налогоплательщиков, откатами и т.д. по факту закладывается в сметы затрат и учитывается в капитальных вложениях. На долю такого рода «распилов» и разворовывания бюджетных средств, по экспертным оценкам, приходится от 25 до 35% суммарных затрат на капитальные вложения. Так что реальная норма накопления капитала в России существенно ниже официальных 21,8% и с трудом дотягивает до 15-16% ВВП, что в 2,5-3 раза ниже, чем в динамично развивающихся экономиках Азии и, прежде всего, Китае.

Стоит отметить, что практически полностью себя исчерпал потенциал наращивания производства за счёт работы на склад и расширения материально-технических запасов готовой продукции и полуфабрикатов. Если в 2010-2011гг. рост складских запасов многократно опережал рост экономики в целом и достигал 25-30% в годовом выражении, а вклад МТЗ в ВВП составлял 3,7%, то по итогам 2012г. его вклад сжался до 3,6% в силу формирования избыточных нераспроданных запасов. Указанный фактор также будет оказывать негативное воздействие на рост российской экономики в 2013г., который с трудом превысит 2,5-2,7% при сохранении нынешнего соотношения курса рубля к американскому доллару (29,9 рублей) и цен на нефтяную смесь Brent (114 долл. за баррель).

Не вызывает никакого оптимизма ситуация с внешней торговлей и её вкладом в российскую экономику. По итогам 2011-2012гг. удельный вес чистого экспорта в формировании ВВП сократился на 1 процентный пункт – с 8,4% до 7,4% ВВП. При этом основной вклад в ухудшение ситуации внёс недостаточно уверенное ускорение темпов роста добавленной стоимости экспорта с 0,3% до 1,8% на фоне менее заметного снижения темпо роста импорта – с 20,3 до 8,7%. Как уже неоднократно отмечалось ранее, судя по всему, российской экономике окончательно перестали помогать даже рекордно высокие цены на нефть.

«Нефтяной бобик» окончательно умер в 2012г., а все попытки блох и прочих паразитов (чиновников, олигархов, криминальных структур и т.д.), выкачивающих кровь из и без того ослабленного общественного организма, удержать на ногах «экономику трубы» приводят лишь к ещё большей деградации экономики, архаизации производства и технологическому упадку. Что подталкивает Россию к пропасти не только социально-экономического, но общесистемного кризиса.

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , , ,

Независимый экономист Владислав Жуковский: Российской промышленности не помогут даже высокие цены на нефть


Пока российские высокопоставленные чиновники продолжают пространно рассуждать о важности и необходимости модернизации, инноваций, привлечения иностранного капитала, приватизации госактивов, дерегулировании экономики, вступлении в ряды ОЭСР и прочих нелепостях, российская промышленность продолжает скатываться в депрессивное и даже откровенно кризисное состояние.

В то время как президент Путин по инерции продолжает уже не первый год озвучивать благие инициативы о необходимости реиндустриализации экономики и возрождении наукоёмких производств, выпуск которых сейчас в 3-5 раз ниже отметок 20-летней давности, остатки отечественной обрабатывающей и наукоёмкой промышленности семимильными шагами валятся в кризис.

Уже сегодня можно констатировать, что отечественный производственный сектор находится в шаге от пропасти. И пока руководство страны и высокопоставленные чиновники спорят о том, стоит ли разрабатывать альтернативную стратегию социально-экономического развития страны, которая бы позволила преодолеть «сырьевое проклятье» и осуществить технологический рывок, или имеет смысл просто сложить руки, поклясться в любви Западу и ждать пока «заграница нам поможет» (в этом и состояла суть тезисов российской делегации в Давосе), отечественная промышленность ускоренными темпами сокращает производство и возвращается в кризисный 2009г.

Даже недавнее расширенное заседание правительства, которое в силу чудовищной профессиональной непригодности, некомпетентности и преступной халатности чиновников был вынужден лично вести президент Путин, продемонстрировало отсутствие какой бы то ни было внятной стратегии поведения у властей.

Да, Путин чётко и внятно указал на исчерпание стратегии «роста без развития», которая за пределами академической среды именуется политикой проедания поступающих в страну нефтедолларов и паразитической эксплуатации наследства Советской эпохи. Однако все последующие выступления, в том числе Дмитрия Медведева, главы МЭР Андрея Белоусова и министра финансов Антона Силуанова (идейного «гайдаровца» и «кудриниста»), наглядно показали, что правительство намерено и впредь продолжать реализацию политики накопления «гробовых денег», изъятия средств из экономики и ужесточения бюджетной политики.

Притом что сама по себе политика многолетнего недофинансирования экономики и изъятия из неё порядка 3-5% ВВП ежегодно (в лучшие годы не менее 7-10% ВВП), которые затем направляются на финансирование модернизации и стимулирование научно-технического

Мы уже отмечали, что 2012г. с кристальной ясностью продемонстрировал дефолт паразитической модели «экономики трубы» и смерть «нефтяного бобика» — несмотря на 40% скачок цен на нефть в 2010-2011гг. темпы роста экономики не только не выросли, но даже сжались с 4,5 до 4,3%. А по итогам 2012г., даже несмотря на то, что среднегодовые цены на североморскую смесь Brent обновили абсолютный исторический максимум, рост экономики сжался дот 3,4%. Притом что в течение одного только 2012г. прирост экономики обвалился с 4,9% в первые месяцы 2012г. до 1,9% в ноябре.

Тем не менее, несмотря на то, что 2012г. уже подошёл к концу и его итоги были подведены ещё в конце декабря ушедшего года, тем не менее, ещё далеко не вся макроэкономическая статистика, характеризующая ситуацию в российской деиндустриализированной «экономике трубы», была опубликована статистическими органами.

Буквально на днях Росстат подвёл итоги ситуации в реальном секторе отечественной экономики, которые вызвали откровенный шок даже у весьма оптимистично настроенных по отношению проводимой в стране финансово-экономической политики. В своём последнем статистическом отчёте ведомство было вынуждено зафиксировать беспрецедентное затухание производственной активности. Если ещё в 2010г. рост отечественной промышленности достигал 8,2%, а в 2011г. замедлился до 4,7%, то по итогам 2012г. едва дотянул до 2,6%.

При этом больше всего опасений вызывают масштабы затухания производственной активности в промышленном секторе в пределах одного календарного года – темпы роста сжались более чем в 3 раза. Если ещё в 1-м квартале прирост выпуска промышленной продукции достигал 4%, то по итогам 2-го квартала сократился до 2,3%, а в 4-м квартале и вовсе оказался ниже 1,7%.

Откровенное недоумение вызывает тот факт, что столь сильный провал в реальном секторе экономики зафиксирован на фоне беспрецедентно высоких цен на нефть – по итогам 2012г. среднегодовая цена североморской смеси Brent обновила исторические максимумы и достигла 110 долл. за баррель. И на фоне даже этих стабильно высоких цен на энергоносители, на долю которого приходится порядка 65% стоимостной оценки российского экспорта, промышленное производство в декабре ушедшего 2012г. увеличилось менее чем на 1,4%.

Столь низких темпов роста в реальном секторе экономики России не наблюдалось аж с конца кризисного 2009г., когда благодаря бесконтрольной раздачи более 6,5 трлн. рублей коммерческим банкам, пустившим «антикризисную помощь» не на рефинансирование отечественной промышленности, а на валютные спекуляции, российская экономика и обрабатывающая промышленность обвалились сильнее всех и в группе G-20, и в странах нефтеэкспортёрах.

Стоит указать на то, что средние темпы роста выпуска промышленного производства в докризисный период 2003-2007гг. приблизительно в 2,7 раз превышали нынешние темпы роста отечественной разваливающейся на глазах промышленности – 7% против 2,6% соответственно.

Не получается объяснить обвал производственной активности во второй половине ушедшего 2012г. статистическим эффектом высокой базы сопоставлений. Более того, на руку российским чиновникам из финансово-экономического блока правительства, в большинстве своём являющихся проповедниками идеологии «вульгарного либерализма» и «рыночного фундаментализма», должна была сыграть просадка в динамике промышленного производства в конце 2011г.

Так, если ещё в 1-м квартале 2011г. выпуск продукции в производственном секторе достигал 5,9%, а в 3-м не опускался ниже 5,1%, то уже по итогам 4-го квартала, по мере исчерпания паразитической модели «проедания нефтедолларов», рост в промышленности сжался до 3,3%. Однако даже статистический эффект низкой базы не смог помочь отечественной деградирующей экономике, парализованной судорогой коррупции, произволом монополий и непозволительно высокой стоимостью кредитных ресурсов, продемонстрировать не то что ускорение, но даже элементарное сохранение набранной динамики.

И на этом фоне российские высокопоставленные чиновники умудряются рассуждать о стабильности отечественной экономики, макроэкономической сбалансированности и постепенном выходе на траекторию устойчивого роста.

Предкризисная динамика обрабатывающих производств

Не лучше обстоят дела и с точки зрения отраслевых сегментов промышленного производства. Так, в секторе обрабатывающей промышленности, которая, по идее, должна была бы стать локомотивом структурной перестройки экономики, возрождения наукоёмких производств и воссоздания вертикально-интегрированных производственно-технологических цепочек создания добавленной стоимости, наблюдаются не менее пессимистичные тенденции.

Так, согласно оценкам Росстата, если ещё в 2010г. прирост выпуска продукции в обрабатывающей промышленности достигал 11,8% (после спада на 15,2% годом ранее), то уже в 2011г. увеличение выпуска продукции замедлилось до 6,5%, а по итогам недавно ушедшего 2012г. и вовсе едва дотянуло до 4,1%. Ещё больше опасений вызывают масштабы затухания производственной активности в обрабатывающем секторе в течение одного календарного года – после роста на 4,4% в 1-м квартале и 4,7% во 2-м увеличение на 2,8% по итогам 4-го квартала выглядит откровенным провалом.

Как и в случае с динамикой промышленного производства, не помог даже статистический эффект низкой базы сопоставлений – рост на 10,6% и 5,8% в 1-м и 2-м кварталах соответственно сменились куда менее заметным приростом на 4,6% в последние 3 месяца 2011г. Более того, нынешние темпы роста обрабатывающих производств приблизительно в 2,3 раза ниже своих значений в докризисный период 2003-2007гг. – 4,1% против 9,5% соответственно.

Не намного лучше обстоят дела в добывающих производствах, которые, по идее, должны выступать в качестве основного бенефициара превращения России в «сырьевую колонию» и рынок сбыта для глобального бизнеса. Наиболее отчётливо эту тенденцию демонстрирует практически двукратное падение темпов роста выпуска продукции – с 1,9% в 2011г. до 1,1% по итогам 2012г. Притом что в последнем квартале ушедшего года добывающие производства умудрились нарастить выпуск продукции всего лишь на 0,9%, в ноябре-декабре и того менее чем на 0,2-0,3% в годовом выражении.

Мало того, что добывающим производствам, извлекающим колоссальные сверхприбыли от хищнической распродажи невосполнимого минерального сырья и проедания природно-сырьевой ренты также не помог статистический эффект низкой базы (в 2011г. прирост на 3,3% в 1-м квартале сменился ростом на 1,3% в 4-м квартале). Так ещё и нынешняя динамика оказалась аж в 4,5 (!!!) разу хуже то, что демонстрировала отрасль в 2003-2007гг. (4,6%).

Судя по всему, в современной России, методично превращаемой коррумпированными чиновниками и «либеральными фундаменталистами» в «банановую республику» и «дойную корову» для транснационального капитала, становится нерентабельными даже добыча сырья. И это притом что только согласно официальным оценкам всё того же Росстата свыше 23,3% совокупных корпоративных прибылей российской экономики оседает в карманах именно добывающих производств, извлекающих сверхприбыли от распродажи природного сырья.

Учитывая, что ещё как минимум 24,8% суммарных финансовых прибылей, полученных российской экономикой, приходится на такой толком ничего не производящий сектор, как оптово-розничная торговля, то становится понятно, почему в России не происходит модернизация. Она просто никому не нужна – ни чиновникам, ни крупному бизнесу, т.к. наибольшая норма рентабельности сосредоточена в добыче сырья и прокручивании поступающих в страну нефтедолларов и иностранных кредитов в торговле, львиная доля которых идёт на покупку импортных товаров.

Единственной отраслью промышленности, в которой зафиксировано, пускай и весьма условное, близкое к статистической погрешности, но всё-таки оживление, является сфера естественных монополий. И это неудивительно — в условиях колоссальной степени монополизации экономики и непрекращающегося на протяжении многих лет произвола естественных и псевдоестественных монополий, выражающегося в ежегодном повышении цен на газ, электроэнергию, транспорт, ЖКХ, связь и прочие услуги на 15-20%, именно монополии становятся последними «островками стабильности» на российском нефтегазовом нано-болоте.

Именно этим во многом объясняется ускорение темпов роста производства и распределения газа, электроэнергии и воды с 0,1% в 2011г. до 1,2% по итогам 2012г. При этом было бы большой ошибкой строить иллюзии относительно устойчивости данного роста: рост на 2,6% в 1-м квартале сменился стагнацией во все последующие кварталы 0,8% во 2-м, 0% в 3-м, и гомеопатические 0,5% по итогам 4-го квартала 2012г. Так что если бы не скачкообразный рост объёмов производства в секторе естественных монополий в 1-м квартале 2012г., главным образом обусловленный эффектом низкой базы (годом ранее наблюдался спад на 1%), то по итогам всего 2012г. прирост едва дотянул бы до 0,7-0,8%.

Хуже того, итоги производственной деятельности в добывающей отрасли промышленности в 2012г. оказались существенно хуже тех результатов, которые показывала отрасль в докризисный период 2003-2007гг. – 1,6% тогда и 1,2% по итогам 2012г. И это притом что в 2007г. цены на подавляющее большинство сырьевых товаров в номинальном выражении находились вблизи нынешних отметок.

Продолжение спада и деградации в наукоёмких производствах

Отдельного внимания заслуживает ситуация с производством отдельных видов товаров. Так, согласно оценкам Росстата, по итогам 2012г. добыча природного и попутного газа сократилась на 2,7%, производство мясных консервов сжалось на 0,2%, рыбы и рыбных продуктов – на 0,4%, сливочного масла – на 1,2%, пшеничной муки – на 2,4%, хлеба хлебобулочных изделий – на 1,8%.

Не меньший спад зафиксирован в текстильной промышленности, переживающей глубокий многолетний инвестиционный кризис и технологический упадок, в результате чего не способной составить конкуренцию ни дешёвой китайской продукции, ни более качественной европейской. Так, производство швейных ниток упало на 12,7%, трикотажных изделий – на 6,5%, ковров и ковровых изделий – на 27,2%, зимних курток – на 6,7%, хромовых кожтоваров – на 11%, чемоданов и сумок – на 5,3%, а пошив обуви обвалился на 9,9%.

Сложно назвать оптимистичной ситуацию в машиностроении и прочей наукоёмкой промышленности – по итогам 2012г. производство прицепов и полуприцепов сократилось на 9,9%, тепловозов – на 11,2%, пассажирских железнодорожных вагонов – на 23,9%. Одновременно с этим выпуск экскаваторов сжался на 6,8%, электродвигателей – на 8,1%, газораспределительных счётчиков – на 25,3%, сельскохозяйственных тракторов – на 1,7%, газовых турбин – на 25,4%, стальных труб – на 3,3%, а химических волокон – на 1,2%. Не намного лучше обстоят дела в строительном секторе – выпуск асбестоцементных листов обвалился на 25,3%, а кирпичей, блоков, плитки на 4,4%.

По-прежнему в состоянии упадка продолжает находиться мебельная промышленность, объёмы производства которой приблизительно в 5-7 раз ниже отметок 1990г. По итогам прошлого года производство стульев увеличилось на 4,1%, тогда как выпуск деревянных шкафов обвалился на 14,4%, а кухонных шкафов на 8,1%.

В целом же имеет смысл напомнить, что по состоянию на конец 2011г. объём производства продукции в промышленном секторе оказался на 12,2% ниже значений 1992г. Тогда как в добывающем секторе производство превысило отметки 19-летней давности на 10,8%, в системе естественных монополий (производство газа, электроэнергии и воды) оказалось ниже на 10,8%, а обрабатывающих производствах и вовсе не дотянуло до уровня 1992г. как минимум 16,2%. И

Хуже всего то, что, если на спад производства в текстильной и швейной промышленности (на 74,9%), в выпуске кожи и обуви (на 65,5%) и деревообрабатывающей промышленности (на 50,2%) ещё как-то можно было закрыть глаза в силу низкой инновационности указанных производств, то спокойно смотреть на обвал в наукоёмкой промышленности и высокотехнологичных производствах не получается.

Только согласно официальным и весьма неплохо «причёсанным» данным Росстата, объёмы выпуска продукции в машиностроении и производстве оборудования как минимум на 46,8% ниже отметок 1992г., в производстве транспортных средств и транспортного оборудования – на 38,3%, а в металлургическом комплексе и выпуске готовых металлических изделий, которые отнюдь не страдают от нехватки финансирования и низкой рентабельности производства, объём выпуска продукции по итогам 2011г. оказались на 3,2% ниже отметок 19-летней давности.

Хуже всего то, что, несмотря на непрекращающиеся пространные рассуждения целого ряда высокопоставленных чиновников финансово-экономического блока правительства относительно «успехов» в деле модернизации и инноваций, не говоря уже про «окончательное преодоление негативных последствий кризиса 2008-2009гг.», реальная ситуация в производственном секторе по-прежнему остаётся весьма тяжёлой.

Да, с формальной точки зрения поводов для оптимизма хоть отбавляй – по итогам 2011г., то есть спустя 2 года после начала кризисного обвала, объём промышленного производства превысил отметку докризисного 2007г. практически на 3,3%. Притом что в добыче сырья объёмы производства превзошли уровни 2007г. аж на 5,3%, в обрабатывающей промышленности – на 1,4%, а в сфере естественных монополий – на 0,7%. Тем не менее, несмотря на не утихающие ни на минуту заявления правительственных чиновников относительно «вставания с колен» отечественной наукоёмкой промышленности и её готовности составить конкуренцию глобальным ТНК на мировом рынке (в свете втягивания России на «титаник» ВТО), на деле ситуация складывается строго противоположная.

По итогам 2011г. объёмы производство машин и оборудования оказались на 16,3% ниже отметок 4-летней давности, электрооборудования и электронных компонентов – на все 19%, неметаллических минеральных продуктов – на 14,9%, а выпуск продукции металлургической промышленности сжался на 3,6%. Это уже не говоря об обвальном падении на 8,9% объёмов выпуска товаров в текстильном и швейном производстве, а также 8-9% спада в лесоперерабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Независимый экономист Владислав Жуковский: Правительство отдает управление валютными резервами и средствами пенсионеров в руки частной коммерческой структуры


Буквально на днях произошло очередное знаковое событие, которое нагляднее любой критики в адрес действующих экономических властей говорит об откровенно провальном характере проводимой в стране финансово-экономической политики и тех бенефициарах, в чьих интересах на протяжении последних 20 лет функционирует система государственной власти.

Речь идёт о заявлениях Дмитрия Медведева на Гайдаровском форуме, который помимо пространных рассуждений о необходимости интеграции России в мировую экономику, приватизации государственного имущества и важности выхода на устойчивую траекторию экономического роста в размере 5% ежегодно, которых в России не наблюдается уже 4 года, затронул тему создания финансового мегарегулятора.

Помимо того, что правительство намерено сконцентрировать в руках Банка России все функции по осуществлению надзора и контроля за финансовой системой (банковским сектором, фондовым рынком, валютными операциями, страховым рынком, трансграничным движением капитала и т.д.), так ещё чиновники намерены вывести из под контроля государства функции управления средствами «нефтегазовых кубышек» и государственным долгом.

Подтверждением того, что идея приватизации стратегической области государственных финансов одобрена в самых высоких коридорах власти и уже в ближайшее время получит законодательное утверждение в Государственной Думе, стало выступление депутата от фракции «Справедливой России» Оксаны Дмитриевой. В середине января, в самый разгар «либерального угара» на Гайдаровском форуме, она заявила, что в Госдуму поступил законопроект о создании специализированных финансовых организаций.

Согласно имеющейся информации, в указанном документе правительство предлагает создать специализированное финансовое учреждение в форме акционерного общества, которому будут переданы функции по управлению средствами Резервного Фонда, Фонда национального благосостояния, а также государственным долгом.

Насколько можно судить, речь идёт по сути дела о выведении части международных резервов России, принадлежащих Минфину и Правительству, из под контроля органов исполнительной власти в пользу частной коммерческой структуры. Судя по всему, экономический блок правительства, оккупированный «гайдаровцами» и младореформаторами, планирует расширить программу приватизации бюджетной сферы и вслед за монетизацией льгот, приватизацией ЖКХ, погромом единой энергосистемы и внесения поправок в ФЗ-83, ознаменовавших легитимизацию роста платности социальных услуг, намерен отдать в частные руки управление стратегической областью государственных финансов – золотовалютными резервами и госдолгом.

Цена вопроса

Прежде всего, нужно чётко понимать о каком порядке цифр идёт речь и какого масштаба активы будут выведены из под контроля государства. Согласно официальным оценкам Банка России, размер средств Резервного Фонда за период с 1 января 2012г. по 1 января 2013г. подскочил в 2,32 раза и достиг отметки в 1,885 трлн. рублей. Объем средств в Фонде национального благосостояния по состоянию на начало 2013. составляет порядка 2,690 трлн. рублей. В совокупности в российской нефтегазовой «кубышки», в угоду которой Минфин ежегодно изымает из отечественной экономики свыше 3-5% ВВП (в лучшие годы 7-10% ВВП) и поддерживает хроническое недофинансирование экономики, ЖКХ, образования и здравоохранения, по состоянию на начало 2013г. без дела лежит свыше 4,575 трлн. рублей. Это эквивалентно 152,5 млрд. долл. или 35% федерального бюджета России в 2012г.

Всего же, согласно оценкам самого Банка России, по состоянию на 1 декабря 2013г. совокупный размер неиспользуемого остатка средств Минфина на счетах в Центральном Банке России и в коммерческих банках составляет 8,823 трлн. рублей. Из которых 7,436 трлн. рублей приходится на средства, размещённые на счетах в Банке России, а 1,387 трлн. рублей – на остаток средств в коммерческих банках.

Только за период с начала 2012г. объём лежащих без дела средств Минфина, полученных в результате изъятия денег из экономики под антинаучные рассуждения о борьбе с инфляцией (инфляция в России носит немонетарный характер и обусловлена скачкообразным ростом цен на услуги ЖКХ, ГСМ, транспорт, продовольствие, а также высокими коррупционными поборами, монополизмом и дорогими кредитами), подскочил на 34,7% (с 6,547 трлн. рублей). Тогда как ещё в начале 2011г. размер временно свободных средств федеральных органов власти достигал 4,832 трлн. рублей.

Другими словами, российские чиновники, судя по их заявлениям, готовы выделить практически 73,5% федерального бюджета России из под контроля государства (если с огромной натяжкой считать Банк России органом государственной власти) и отдать под контроль частного ОАО. Эта сумма эквивалентна практически 13,5% ВВП России – именно о таком порядке цифр может идти речь в случае, если все свободные средства Минфина будут переданы под контроль коммерческой структуры, которая получит право распоряжаться ими по своему усмотрению.

Что касается размера государственного долга, то по состоянию на начало 2013г. внутренний долг федерального правительства достигал 3,995 трлн. рублей (133,2 млрд. долл.), тогда как внешняя задолженность правительства перед иностранными кредиторами составляет порядка 40,9 млрд. долл. Итого совокупная долговая задолженность федерального правительства перед кредиторами достигает 174,1 млрд. долл.

Однако если учесть внешнюю задолженность российских компаний и банков, в которых государство владеет контрольным пакетом акций и, по сути дела, является основным акционером и гарантом возвратности выданных ресурсов, суммарная задолженность окажется многократно больше. По оценкам самого Банка России, по состоянию на первое января 2012г. совокупная внешняя долговая нагрузка государственного сектора в расширенном определении (с учётом обязательств госкомпаний, госбанков, государственных гарантий и поручительств и т.д.) превышала 220,4 млрд. долл.

К сожалению, более свежих данных по детализированной разбивке внешних заимствований российских резидентов в настоящий момент не имеется. Однако, учитывая, что в целом размер внешнего долга России за период с 1 января 2012г. по 1 января 2013г. увеличился на 15,4% (с 540,5 до 623,9 млрд. долл.), то логично предположить, что объём задолженности государства, а также государственных компаний и госбанков по состоянию на начало 2013г. варьируется в диапазоне 250-255 млрд. долл.

Таким образом, получается, что по самым скромным оценкам чиновники Минфина, Банка России и некоторые особенно больные на голову либерализмом вице-премьеры намерены передать в руки частного акционерного общества порядка 326,6 млрд. долл. (средства Резервного фонда, ФНБ и совокупный государственный долг России в узком определении).

Если к этой цифре прибавить внешнюю задолженность государственных банков и госкомпаний, то объём средств под управлением Росфинагентства увеличится на 210 млрд. долл. (или на 64,4%) – до 536,6 млрд. долл. Если же в эту сумму включить прочие временно свободные средства федеральных органов власти, которые без дела лежат на счетах Минфина в Банке России и коммерческих банках, то размер активов, управлением над которыми получит частное акционерное общество, увеличится ещё на 143,3 млрд. долл. и превысит 679,9 млрд. долл.

Для сравнения, эта сумма (20,4 трлн. рублей), практически в 1,7 раз превышает совокупный размер федерального бюджета России в 2012г. и эквивалентна 30% ВВП России. Безусловно, коррумпированным чиновникам и глобальному бизнесу, представленному транснациональным капиталом, есть за что бороться – в условиях сползания мировой экономики в новую фазу глобальной рецессии эти средства могут помочь очень многим стратегическим конкурентам России удержаться на плаву и заработать колоссальные прибыли.

Да, замминистра финансов Сергей Сторчак, известный широко публике благодаря тому, что, насколько можно судить, стал «разменной картой» в противостоянии «силовиков» и «либералов» и по этой причине провел в СИЗО «Лефортово» 11 месяцев, уже успел заявить, что на начальном этапе новое финансовое суперведомство получит в распоряжение 10% средств Фонда национального благосостояния. По его мнению, ни о какой полной передаче накопленных в резервных внебюджетных фондах средств не может быть и речи – якобы они и так вложены в наиболее высоколиквидные активы и управляются Банком России.

Однако, во-первых, в случае «политической целесообразности» мнение Сторчака никто и не спросит – он даже не министр и не вице-премьер. Во-вторых, репутация самого Сторчака, который успел сесть в СИЗО по обвинениям в махинациях при списании долгов иностранных государств перед Россией и, списав свыше 85 млрд. долл. долгов третьих стран перед РФ, умудрился втянуть Россию в долговую кабалу (внутренний госдолг расширился до 4 трлн. рублей), не вызывает никакого излишнего доверия. В-третьих, как показал опыт с госкорпорациями и прочими «институтами развития», ничто не помешает доморощенным либералам, делающим бизнес на коммерциализации бюджетной сферы и распродаже госимущества, после окончательного наполнения ресурсной базы за счёт средств налогоплательщиков затем провести приватизацию вновь образованного акционерного общества. В-четвёртых, даже если Сторчак окажется прав, то совершенно ничто не помешает другим чиновникам уже в скором времени пересмотреть планы инициаторов и внести существенные изменения в закон о Росфинагентстве.

Приватизация государственных финансов

Да, безусловно, практически наверняка будет составлена инвестиционная декларация, в которой будет содержаться описание функций, целей и задач Росфинагентства, а также обозначен список активов (ценных бумаг, депозитов, драгоценных металлов и камней и т.д.), в которые будет разрешено вкладывать международные резервы России. Однако дело не в этом – ещё никого в России (включая сам Банк России и Минфин) не останавливали прописанные в законах и нормативных актах положения.

Парадокс заключается в том, что совершенно невозможно с точки зрения здравого смысла и с позиций рационального мышления (ели таковым не считать разворовывание бюджетных средств и создание условий для коррупционных поборов) необходимость создания не просто отдельно взятого ведомства, которое получить право распоряжаться золотовалютным запасом страны, но акционерного общества.

Совершенно невразумительными выглядят попытки чиновников списать свои действия на мировой опыт и объяснить их попытками пойти по пути Норвегии, где управлением государственными резервами занимается специальное ведомство – Государственный пенсионный фонд Норвегии. Который в свою очередь делится на Глобальный фонд (Государственный нефтяной фонд) и Фонд Норвегия (Государственный страховой фонд). Под управлением которых по состоянию на 2012г. находилось свыше 570 млрд. долл. Аналогичные фонды есть в ОАЭ (ADIA – 650 млрд. долл.), Саудовской Аравии (SAMA – 470 млрд.), Китае (SAFE – 400 млрд., CIC – 350 млрд., HKMA – 310 млрд.), Сингапуре (GIC – 260 млрд.) и т.д.

Однако практически ни в одной стране мира управлением ЗВР, и тем более государственным долгом, не занимается частная коммерческая организация в форме акционерного общества, пускай и принадлежащая государству и контролируемая Минфином. Обусловлено это тем, что международные резервы, также как и государственный долг, относятся к стратегической области государственных финансов и напрямую связаны с обеспечением финансово-экономического суверенитета страны.

Отдавать эту сферу финансовых отношений в руки акционерного общества, которое является государственным только на бумаге и лишь до поры до времени, является принятием недопустимых рисков и проявлением преступной халатности.

По крайней мере, в большинстве крупных экономически развитых и динамично развивающихся экономик, но только не в России, которая уже давно превратилась в «дойную корову» транснационального капитала, из которой ежегодно в рамках системы неэквивалентного внешнеэкономического обмена выкачивается от свыше 200-250 млрд. долл. в пользу глобального бизнеса и финансовой системы стратегических конкурентов.

Россия ежегодно теряет триллионы рублей от проводимой финансовой политики

Если бы российские чиновники, критически значимая часть которых рассматривают государственную службу в качестве эффективного инструмента безнаказанного обогащения и хорошо вознаграждаемого механизма сдачи финансово-экономического суверенитета страны, действительно хотели повысить эффективность использования ЗВР (о чём на протяжении многих лет говорят лучшие экономисты и учёные РАН), то они бы могли без всяких проблем сделать это уже сегодня и без передачи стратегических резервов России в руки частной структуры.

Прежде всего, в глаза бросается крайне низкая эффективность управления международными и резервами, которые в номинальном выражении приносят России менее 1,5-2% годовых, что не покрывает инфляцию в США, ЕС, Японии и других странах, в валютах которых номинированы ЗВР. С учётом реальной инфляции и падения покупательной способности резервных валют в связи с беспрецедентной накачкой международной финансовой системы со стороны ФРС США, ЕЦБ, Банка Японии, Банка Англии, Банка Швейцарии (всего эмитировано порядка 7 трлн. долл. за последние 5 лет). Реальное обесценение российских международных резервов превышает 7-10% ежегодно.

При этом нужно чётко отдавать себе отчёт в том, что от подобного рода «финансовой политики» накопления денег на «чёрный день», которые в условиях осознанного отказа властей от модернизации экономики и возрождения наукоёмких производств превращаются в «гробовые деньги» для похорон на кладбище «банановых республик», Россия несёт колоссальные инвестиционные потери. Размещая за рубежом искусственно изъятые из экономики средства Резервного Фонда и Фонда национального благосостояния под 1,5-2%, тогда как отечественные компании и банки, не имеющие доступа к долгосрочным и доступным финансовым ресурсам, вынуждены влезать в долговую яму и занимать за рубежом.

Только по оценкам академика С.Глазьева, на так называемых «процентных ножницах» Россия ежегодно теряет как минимум 35-40 млрд. долл. Тогда как Банк России оценивает чистые инвестиционные потери отечественной экономики в 2012г. от уплаты процентов по кредитам, дивидендов иностранным акционерам (чаще всего российским олигархам с оффшорной пропиской), ренты и прочих доходов на капитал в размере 53,4 млрд. долл.

Всего же по итогам 2000-2012г. только на разнице уплачиваемых и получаемых факторных доходов (проценты, дивиденды, рента и т.д.) и хронического нежелания Центрального Банка России исполнять свои функции кредитора последней инстанции и основного инструмента рефинансирования экономики, Россия потеряла свыше 320,6 млрд. долл. Именно такова цена, которую заплатила Россия от осознанного отказа Банка России развивать комплексную систему рефинансирования отечественной экономики и превращения ЦБ РФ в филиал ВРС США и «валютный обменник».

И это не считая колоссального по своим масштабам чистого вывоза капитала за рубеж со стороны частного сектора, превысившего отметку в 56,8 млрд. долл. по итогам 2012г. (с учётом операций валютного свопа Банка России и коммерческих банков в размере 8,8 млрд. долл. нетто-отток капитала превысил 65,6 млрд.) и 365 млрд. за период 2008-2012г. А также хроническое отрицательное сальдо торговли услугами (44,8 млрд. в 2012г. и 153,5 млрд. за 5 лет), отрицательный баланс оплаты труда нерезидентов (12,3 млрд. долл. и 53,4 млрд. соответственно) и отрицательное сальдо счёта операций с капиталом (5,1 млрд. долл. в 2012г.).

С учётом упущенных возможностей, недополученных прибылей от капитала, неуплаты налогов и сборов, недозагрузки производственных мощностей, недофинансирования национальной экономики и изношенной на 80-85% базовой инфраструктуры, сокращения рабочих мест в реальном секторе экономики (свыше 115 тыс. только в 2012г.), Россия потеряла от статуса «дойной коровы» в одном только 2012г. свыше 200-250 млрд. долл. Что эквивалентно 10-11% ВВП и как минимум 50% федерального бюджета в 2012г.

Коррупционные мотивы создания Росфинагентства

Весьма вероятно российские чиновники преследуют сразу несколько целей. С одной стороны, становится понятно, почему на протяжении 11 лет Минфин и Банк России столь усердно изымали из экономики триллионы рублей и вывозили за рубеж, финансируя модернизацию и научно-технический прогресс у стратегических конкурентов России: США, ЕС, Японии, Великобритании и т.д. Тем самым чиновники создавали за счёт кармана россиян финансовый актив, которым и намерены управлять после создания Росфинагентства.

В этом же ключе объясняется безудержный рост долговых заимствований государства на протяжении последних лет при отсутствии всякой необходимости в подобного рода деятельности. Несмотря на то, что на протяжении последних лет федеральный бюджет сводится либо с профицитом (1,4% по итогам января-ноября 2012г. и 0% по итогам года), либо с незначительным дефицитом, а размер неиспользуемых средств Минфина разбух с 4-4,5 трлн. Рублей в 2009г. до 8,8 трлн. по итогам 2012г., Минфин умудрился увеличить внутренний долг правительства с 1,423 в феврале 2009г. до 3,977 трлн. рублей по состоянию на декабрь 2012г.

Судя по всему, имело место изначальное желание не только отчитаться перед «старшим братом» в Вашингтоне и получить свой откат за кредитование бюджетных дефицитов. Складывается впечатление, что чиновники изначально нацеливались на приватизацию системы государственных финансов и, прежде всего, её наиболее лакомой после бюджетных ресурсов части – международных резервов и внешнего долга. Очень похоже на то, что на протяжении последних лет чиновники просто-напросто осознанно создавали финансовую базу, загоняя в ЗВР всё больше средств из бюджета, для того чтобы затем самим получить возможность поправлять ими по своему усмотрению.

Совершенно очевидно, что созданием частного акционерного общества дело не ограничится и на примере создаваемого Росфинагентства будет опробован опыт РАО ЕЭС и многочисленных госкорпораций. Которым также изначально выдавались бюджетные средства из кармана налогоплательщиков, а потом под бурные разговоры о необходимости модернизации, либерализации и создания конкурентной среды они переквалифицировались в акционерные общества и уходили в частные руки. Да, безусловно, изначально создаваемая правительством управляющая компания на первых порах будет принадлежать государству. Однако ничто не мешает ей завтра с лёгкостью сменить своего владельца и перейти в руки частного капитала.

По-крайней мере иного объяснения вдруг нечаянно возникшей необходимости передачи международных резервов и государственного долга в руки частной компании и не получается найти. Форма АО не имеет совершенно никаких преимуществ с точки зрения обеспечения возможности управления ЗВР и госдолгом перед федеральными органами власти и теми же самыми ГУПами кроме того, что существенно упрощает процедуру банкротства учреждения и осуществления смены владельца компании и тех активов, которые ей принадлежат.

Именно в этом и состоит основное преимущество акционерного общества – оставаясь де-юре под формальным контролем государства, оно де-факто выступает в качестве самостоятельного хозяйствующего субъекта, судебные преследования и арест имущества которого становятся весьма простой процедурой. Это автоматически понижает статус и правовой иммунитет учреждения как инвестора – одно дело, когда речь идёт о Банке России, пускай и зависимом от глобального бизнеса и ставшего филиалом ФРС США. Другое дело, когда речь идёт о частной коммерческой структуре, формально принадлежащей государству.

Попытка правительства, а точнее сказать, Минфина и Банка России, которые уже давно, судя по их действиям, превратились в инструмент внешнего управления отечественной экономикой и ступор модернизации, вывести государственный долг, а также средства «нефтегазовых кубышек» из под контроля федеральных властей иначе как диверсией против финансово-экономического суверенитета и не назовешь. Это напоминает желание создать узаконенную систему коммерциализации бюджетных ресурсов и выслужиться перед глобальным бизнесом.

Более того, помимо контроля за порядком формирования структуры (валютной, временной, страновой и т.д.) и управлением государственными валютными резервами по совершенно неведомой причине этому же ведомству планируется передать полномочия по управлению государственным долгом России.

Причём до сих пор совершенно непонятно, идёт ли речь исключительно об управлении финансовыми обязательствами России (т.е. подлежащими уплате долговыми обязательствами и кредитами иностранным кредиторам и номинированными в иностранной валюте займами), или это очередное суперведомство получит право по своему собственному усмотрению также распоряжаться финансовыми активами правительства. Другими словами, будет иметь возможность самостоятельно решать, кому, когда и на каких условиях предоставлять новые займы и списывать ранее выданные долги.

В подавляющем большинстве экономически развитых стран и динамично развивающихся «азиатских тиграх», где с коррупцией «борются» не только на словах и не только в предвыборный период, функции по управлению золотовалютными резервами и государственным долгом строго разграничены в силу принципиального отличия характера этих операций и недопущения возможности возникновения конфликта интересов, когда ошибочные действия властей при размещении валютных резервов и убытки от обесценения вложений в долговые бумаги иностранных заёмщиков покрываются за счёт предоставления новых займов терпящим крах должникам.

Вместо реальных действий – имитация

Если бы у правительственных чиновников, умы которых, судя по выступлениям на Гайдаровском форуме, по-прежнему заполнены антинаучной апологетикой «Вашингтонского консенсуса» и «рыночного фундаментализма», действительно имелось желание навести порядок в системе внебюджетных фондов (в том числе в пенсионной системе) и качественно повысить эффективность использования резервных средств, которые сегодня сгорают от обесценения «резервных валют» и колебаний валютных курсов.

Напомним, что, по оценкам Минфина, курсовая разница от переоценки средств ФНБ, размещенных на депозитах во Внешэкономбанке (ВЭБ), за 2012г. в очередной раз оказалась отрицательной и составила 11,40 млрд. рублей, средства ФНБ на счетах в ЦБ РФ по этой же причине уменьшились на 88,53 млрд. рублей. Тогда как совокупный доход от размещения средств фонда на депозиты в ВЭБе в 2012г. составил 40,67 млрд. рублей, что эквивалентно $1,31 млрд. Совокупная расчетная сумма дохода от размещения средств ФНБ на счетах в иностранной валюте в Банке России, пересчитанного в доллары США, за период с 15 января по 31 декабря 2012 года составила $0,49 млрд., что эквивалентно 14,92 млрд. рублей.

Другими словами, имеет место отрицательный финансовый результат от управления государственными резервами. Совершенно очевидно, сама по себе передача части международных резервов России в руки частной коммерческой структуры, как это и планируют Банк России и Минфин, без предварительного наведения порядка во власти и оздоровления государства ни к чему, кроме как к росту коррупции и произвола чиновников не приведёт.

Для сравнения, уже сегодня без создания финансового суперведомства и передачи в руки частного акционерного общества временно свободных средств «нефтегазовых кубышек» можно было бы существенно повысить эффективность управления государственными резервами. Во-первых, даже 300 млрд. долл. ЗВР с лихвой хватило бы России для того, чтобы гарантировать поддержание финансовой устойчивости – этих средств достаточно, чтобы в течение одного года оплачивать импорт товаров и обслуживание внешнего долга федерального правительства.

Оставшиеся 230 млрд. долл., как раз и принадлежащие Минфину, имело бы смысл направить на стимулирование структурной перестройки экономики, возрождение наукоёмких производств, расширение финансирования науки, образования и социальной сферы, а также на финансирование модернизации базовой технологической инфраструктуры в крупных городах-миллионерах. Для сравнения, развитие транспортной, жилищно-коммунальной и энергетической инфраструктуры в крупных городах является априори прибыльным и высокорентабельным в средне- и долгосрочном периоде инвестиционным проектом.

С одной стороны, это помогает изъять резервные активы с финансовых рынков иностранных государств и перенаправить их на модернизацию отечественной экономики и повышение конкурентоспособности отечественных производителей, а не стратегических конкурентов в США, ЕС, Японии и т.д. С другой – инвестирование средств Резервного Фонда и ФНБ в реальный сектор отечественной экономики с целью преодоления упадка и инфраструктурного кризиса создаёт возможность рассчитывать на получение гораздо более высокого дохода от вложенного капитала, чем те 1,5-2% которые приносят государственные долговые бумаги иностранных государств и депозиты в американских банках.

Немало важно и то, что эти средства перестанут быть «гробовыми деньгами» и наконец-то пойдут на целевое расширение денежного предложения в экономике и стимулирование производственной активности, которая не будет сопровождаться ростом цен в экономике и инфляционным обесценением доходов и сбережений россиян. Другими словами, такого рода адресная, или целевая, эмиссия будет носить узко специализированный характер и будет направлена преодоление инфраструктурного кризиса, снижение производственных издержек и стимулирование выпуска продукции в обрабатывающей промышленности и наукоёмких производствах. Что приведёт к повышению предложения товаров и, как следствие, снижению цен на них.

Более того, если бы российские чиновники не на словах, а на деле хотели ответить Вашингтону за подписание «списка Магнитского», то вместо того, чтобы имитировать бурную «патриотичную» деятельность и втягивать в политические авантюры детей-сирот, могли бы нанести хоть и не критичный, но весьма болезненный удар по финансово-экономическому положению США. Судя по всему, правительственные чиновники, превратившие Россию в «трофейное пространство» и хранящие свои активы у «клятых американцев» и в прочих фешенебельных странах, просто-напросто испугались подставлять под улар своё собственное материальное благополучие, свои семьи, детей, любовниц, замки, яхты и прочее имущество.

В этом плане вполне достаточно было бы просто напросто пересмотреть валютную структуру ЗВР, распродав или сократив объём вложений Банка России и Минфина в государственные долговые бумаги США (порядка 165 млрд. долл.), а также переведя средства с долларовых валютных счетов в американских банках на валютные счета в национальной валюте в любых других странах – от Китая и Индии до ЕС и Японии. Одного этого шага было ба достаточно, чтобы не на словах, а на деле напомнить США о своих амбициях и финансово-экономическом суверенитете.

И это не говоря о том, что можно было бы расторгнуть соглашения с Вашингтоном по открытию транзитной базы НАТО в Челябинске и запретить транзитную перевозку грузов блоком через территорию России (в том числе воздушное пространство). Можно было бы поинтересоваться, какую роль играют американские войска и блок НАТО в росте наркотизации планеты и скачкообразном увеличении (в 12-13 раз) производства опиума-сырцы после начала военной операции в Афганистане.

Также можно было вспомнить про то, какой вклад внесли «вашингтонские советники» в незаконное разворовывание государственного имущества в ходе ваучерной приватизации и кредитно-залоговых аукционов, а также в подписании целого ряда противоречащих национальным интересам России соглашений: начиная от сахалинских соглашений о разделе продукции и заканчивая втягиванием России на «титаник ВТО».

Во главе стратегической области государственных финансов – нерезидент, гражданин страны-члена НАТО и проводник интересов европейской финансовой олигархии

Однако даже если предположить, что все огрехи и просчёты руководства Банка России в 1998, 2004 и 2008-2011гг. являются всего лишь недоразумением, а низкое качество управления валютными резервами является вымыслом оппозиционных экономистов, жаждущих реванша красных коммунистов и плодом бурной фантазии даже нынешней крайне политкорректной Счётной Палаты (которая буквально в начале лета 2012г. провела очередную ревизию эффективности управления ЗВР со стороны Банка России и оценила результаты деятельности Центробанка РФ как «неудовлетворительные»), то в затее с созданием нового финансового суперведомства есть один элемент, который не удаётся объяснить вообще ни с каких позиций – ни здравого смысла, ни обеспечения национальных интересов, ни повышения эффективности системы государственных финансов.

Одновременно с появлением информации о скором создании Росфинагентсва в ряд крупных электронных и печатных СМИ (в том числе в принадлежащие государству информационные агентства) просочилась информация о том, что на пост руководителя создаваемого финансового суперведомства, ответственного сразу за несколько стратегически значимых направлений государственных финансов, планируется пригласить скандально известного экс-главу Дрезден банка Йозефа Аккермана. И этот факт вызывает гораздо больше вопросов и недоумения, чем даже самом по себе создание очередной никому ненужной государственной структуры, в функционирование которой изначально заложен конфликт интересов.

Во-первых, если общая информация о составе валютных резервов и динамике государственного долга, по большому счёту, находится в открытом доступе и не является объектом государственной тайны, то даже более-менее подробная информация относительно валютной, страновой и временной структуре резервов, а также тех инструментах, в которых размещаются эти самые резервы, уже относится к объекту государственной тайны.

Это не говоря о вопросах управления валютными резервами страны — формирование структуры международных резервов России, выбор валют и инструментов для размещения временно свободных средств Минфина и Правительства России, принятие решений о внесении изменений в существующую структуру ЗВР, сопровождаемое приобретением и продажей тех или иных финансовых активов, безусловно, относится к стратегически значимой области государственных финансов, сопряжено с обеспечением национальной безопасности страны и должно охраняться государственной тайной.

Это становится очевидно, если отдавать себе отчёт в том, что принятие решений относительно внесения изменений в структуру валютных резервов неизбежным образом сопровождается продажей одних финансовых инструментов и приобретением других инструментов. Другими словами, внося изменения в валютную структуру ЗВР, правительство решает, какой стране, на каких условиях и по какой причине оно готово предоставить кредит и оказать финансовую поддержку (в случае, если речь идёт о приобретении государственных облигаций), а какой стране и чьей финансовой системе оно готово отказать в этой помощи. А это уже выходит за рамки национальной финансовой системы и достигает качественно более высокого уровня геоэкономики и геополитики.

Принимая во внимание, что Россия обладает крупнейшими после Китая (3,35 трлн. долл.), Японии (1,3 трлн.) и США (545 млрд.) в мире золотовалютными резервами (свыше 530 млрд. долл. по состоянию на конец 2012г.), то становится очевидно, что многие представители международного финансового капитала и политические элиты экономически развитых стран (прежде всего США и ЕС) готовы сделать многое для того, чтобы получить возможность повлиять на процесс принятия решений относительно управления российскими ЗВР.

Нужно прекрасно отдавать себе отчёт в том, что в условиях нарастания глобальной конкуренции за доступ к природным ресурсам, рынкам сбыта и финансовым источникам обеспечение контроля за информацией и сохранение возможности проводить суверенную и независимую финансово-экономическую политику (в том числе в вопросах управления валютными резервами и государственным долгом) в интересах отечественного капитала и собственного населения становится критически значимым фактором поддержания конкурентоспособности страны на мировой арене.

Особенно актуальным вопрос о проведении самостоятельной денежно-кредитной, налогово-бюджетной, валютно-финансовой, научно-технической и промышленной политики становится в условиях ускоряющегося скатывания мировой экономики в новую фазу глобальной рецессии. Как показал опыт кризисного 2008г., а также предыдущих финансово-экономических кризисов, именно в периоды повышенной турбулентности на финансовых рынках, сжатия платёжеспособного спроса и усиления страновых конфликтов наблюдается резкое обострение борьбы за доступ к финансовым, природным, интеллектуальным и производственным ресурсам третьих стран.

Финансовое суперведомство на службе интересов финансовых элит США и Европы

Совершенно очевидно, что какими бы замечательными способностями, уровнем профессионализма, личными качествами и опытом работы не обладал господин Аккерман, он в силу объективных причин не может и не должен возглавить новое финансовое суперведомство. Ни при каких обстоятельствах нельзя назначать нерезидента России и гражданина Германии, всю жизнь проработавшего в европейской финансовой системе в интересах крупного финансового капитала Старого Света, на управление всеми валютными резервами Банка России и Минфина, а также государственным долгом России.

Сложно представить себе ситуацию, чтобы в любой (и не только экономически развитой стране), в которой у власти находится дееспособное руководство, работающее с целью преумножения национального богатства в интересах собственного населения и отечественного капитала, у руля критически значимой сферы государственных финансов стоял нерезидент. И более того, гражданин страны, входящей в крайне агрессивный военно-политический блок, рассматриваемый в качестве потенциального агрессора, и проработавший большую часть сознательной жизни в интересах крупного финансового капитала другой страны.

Неудивительно, что ни в США, ни в ЕС, ни в Японии, ни в Китае, ни в Индии, ни в Малайзии, ни в любых других странах, претендующих на самостоятельную роль в мировой экономике и политике, нельзя обнаружить нерезидента во главе ведомства, отвечающего за управление валютными резервами и государственным долгом. По той простой причине, что это создаёт колоссальные риски для государственной безопасности страны, ставит под угрозу её финансово-экономический суверенитет и всю систему государственных финансов, что является непозволительной роскошью в условиях усиления глобальной конкуренции и нарастания кризисных явлений в мировой экономике и международной валютно-финансовой системе.

Как уже было сказано ранее, вопросы управления валютными резервами и государственным долгом страны относятся к стратегически значимой области государственных финансов и напрямую с вязаны с обеспечением национальной безопасности и поддержанием суверенитета государства. В этой связи доступом к подобного рода информации, не говоря уже о возможности принимать решения и влиять на политику государства в области управления международными резервами и государственным долгом, должны обладать исключительно высокопоставленные чиновники правительства и Банка России, являющиеся резидентами России и находящиеся под контролем спецслужб и контролирующих органов – начиная от Главного контрольного управления президента и заканчивая Счётной Палатой.

Совершенно непонятно, по какой причине российские чиновники искренне верят в то, что экс-глава одного из крупнейших банков в Германии, который успел стать фигурантом целого ряда громких корпоративных и коррупционных скандалов и практически наверняка успел собрать на себя целую кучу компромата, которой хватит, чтобы влиять на принимаемые им решения даже в случае его искреннего желания служить интересам России (что крайне мало вероятно), будет управлять валютными резервами и государственным долгом России в интересах российской экономики, отечественной финансовой системы и рядовых граждан, а не в интересах финансово-политических элит Старого Света и США.

Коррумпированные чиновники спасают стратегических конкурентов России

Даже если предположить, что Йозеф Аккерман кристально чист, не обладает никакими порочащими его связями и не совершал поступков, которые могли бы использовать спецслужбы США, ЕС и прочих стратегических конкурентов России в целях направления принимаемых им решений в нужное для этих стран русло, то даже в этом случае далеко не факт, что при принятии решений по управлению валютными резервами и государственным долгом он будет руководствоваться государственными интересами России. Весьма вероятно, что как гражданин Германии он будет пытаться своими действиями и поступками стремиться помочь Германии и Еврозоне в разрешении долгового кризиса за счёт кармана российских налогоплательщиков.

В таком случае не стоит удивляться, что в последнее время российские экономические власти всё активнее заявляют о необходимости «более глубокой интеграции России в мировую экономику», а также своей готовности оказать поддержку находящейся на грани развала Еврозоне. Судя по всему, европейские финансово-политические элиты в очередной раз пытаются разрешить свои внутренние финансово-экономические проблемы и выйти из кризиса благодаря России и за счёт кармана рядовых российских граждан.

И если рассматривать циркулирующие в СМИ заявления о назначении Аккермана на пост председателя совета директоров Российской финансовой корпорации именно с этой точки зрения, то возникает устойчивое впечатление, что российские коррумпированные чиновники, хранящие свои незаконно заработанные прибыли и активы в фешенебельных странах (США, Евросоюз и т.д.), создают очередное суперведомство в виде акционерного общества (выводя его из под контроля надзорных органов и наделяя его сверх полномочиями по управлению валютными резервами и госдолгом) именно с целью спасения стратегических конкурентов России.

А точнее с целью спасения своих коррупционных прибылей и прочих незаконным образом приобретённых активов на территории экономически развитых стран. Необходимо отдавать себе отчёт, что за 20 лет построения в России «рыночной экономики» (сведшейся к разграблению государственного имущества, разворовыванию бюджета, погрому промышленности и уничтожению социальной сферы) только по самым скромным оценкам российскими сырьевыми олигархами и коррумпированными чиновниками всех мастей законным и незаконным образом было вывезено 1-1,5 трлн. долларов (с учётом упущенных прибылей, а также инвестиционно-производственного мультипликатора потери для экономики достигают 3-4 трлн. долл.).

И в этой ситуации было бы крайне наивно полагать, что финансово-политические элиты и спецслужбы США, ЕС и прочих экономически развитых стран, рассматривающие Россию как трофейное пространство и сырьевую колонию, не имеют возможности манипулировать действиями российских высокопоставленных чиновников в целях обеспечения коммерческих интересов глобального управляющего класса – международных банков, транснациональных корпораций и политических элит Запада.

Именно с целью создания наиболее благоприятных правовых и институциональных условий для финансово-экономической колонизации России и превращения РФ в сырьевую колонию и рынок сбыта для продукции глобальных корпораций, насколько можно судить, нынешними властями предпринималось большинство значимых решений в области социально-экономической политики. Начиная от откровенно людоедской монетизации льгот и приватизации бюджетной сферы (поправки в ФЗ-83, разрушительная «реформа» ЖКХ, здравоохранения, образования и пенсионной системы) и заканчивая списанием более 35 млрд. долл. слаборазвитым странам и втягиванием России на Титаник ВТО на заведомо кабальных и противоречащих государственным интересам России условиях.

В этом плане инициатива с созданием частного акционерного общества, которому правительство намерено передать контроль за стратегически важной областью государственных финансов (управлением золотовалютными резервами страны и всей публично обращаемой на финансовом рынке государственного долга) и во главе которого должен встать представитель финансовой олигархии Старого Света, лишний раз убедительно показывает, что критически значимая часть российских чиновников служит своим заокеанским счетам и хозяевам в фешенебельных странах, а не интересам России, отечественной экономике и населению.

Если закон о создании госкорпорации Сибири и Дальнего Востока, по сути дела, ознаменовал вывод практически половины страны и подавляющей части природных ресурсов России не только из единого правового и законодательного поля, но и из под контроля правительства, то создание Российского финансового агентства (частной акционерной компании, пускай и принадлежащей на первых порах государству — никто и ничто не мешает провести её приватизацию, как это было сделано в отношении Роснано и ряда других аналогичных госкорпораций), ознаменовало передачу контроля над валютными резервами и госдолгом страны из рук правительства в руки спекулянтов и «эффективных менеджеров».

Принимая во внимание приверженность российских властей планам приватизации стратегических объектов и секторов экономики в пользу иностранного капитала (включая банковский сектор, нефтегазовый комплекс, добычу редкоземельных металлов, приборостроение, авиакосмическую отрасль и т.д.) вполне вероятно, что транзитом через руки российских чиновников контроль за стратегически значимым сектором государственных финансов перейдёт в руки транснациональных банков и международных банков.

Неудивительно, что в последние месяцы в среде приближенных к власти экономистов в очередной раз активизировались разговоры о необходимости повышения эффективности управления валютными резервами, ради чего предлагается расширить список допустимых для инвестирования финансовых инструментов вплоть до возможности вложения валютных резервов в корпоративные ценные бумаги – акции, облигации, векселя и даже производные финансовые инструменты.

Судя по всему, в условиях нарастания глобальной конкуренции за доступ к природным и финансовым ресурсам по мере скатывания мировой экономики в новую ещё более разрушительную фазу рецессии международная финансовая олигархия предприняла очередную попытку получить доступ к колоссальным по своим объёмам золотовалютным резервам России. Помимо первоочередной цели элементарного выживания и спасения Еврозоны за счёт продажи неликвидных активов и невозвратных долгов европейской периферии крупный финансовый капитал, судя по всему, намеревается обеспечить себе возможность продать высокорискованные активы (в том числе акции и облигации крупных корпораций и международных банков) по максимально возможным ценам прямо накануне очередного масштабного обвала, что позволит без убытков вывести капитал с фондовых и долговых рынков.

И тот факт, что председателем совета директоров Российского финансового агентства, которому и поручено управлять международными резервами правительства с высокой долей вероятности станет бывший глава Deutche Bank (одного из крупнейших банков в мире), говорит о том, что наднациональные элиты Старого Света рассматривают Россию в качестве финансового резервуара, за счёт которого можно не только избавиться от априори неоплатных долгов стран PIIGS, но и получить прибыль благодаря финансовым спекуляциям с валютными резервами России.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Независимый экономист Владислав Жуковский о несбыточных мечтах российского премьер-министра


В начале текущей недели председатель правительства Дмитрий Медведев сделал очередное крайне неоднозначное заявление, в котором в очередной раз продемонстрировал как отсутствие внятной финансово-экономической политики у действующих властей (приоритеты меняются чуть ли не каждый месяц), так и диаметральное несоответствие благих пожеланий правительства реальным действиям и поступкам.

Раздрай в верхах

В интервью немецкой газете Handelsblatt премьер-министр РФ заявил, что Россия чисто теоретически может поменять часть резервов, номинированных в евро, в евро на ценные бумаги, номинированные в другой валюте. По словам Медведева, «у нас 42% запасов в евро, и мы могли бы их скинуть и поменять на ценные бумаги, номинированные в другой валюте. Наши запасы в целом — свыше 500 млрд. долл., это приличные деньги, так что это уже часть деления рисков».

Одновременно с этим, Медведев отметил, что в ближайшее время российские финансово-экономические власти не собираются покупать облигации европейских стран. По словам главы российского правительства, американская экономика сейчас смотрится лучше, чем экономика Евросоюза. Однако и у нее есть проблема — «колоссальный бюджетный дефицит, который продолжает расти».

Очень сложно рассматривать заявление Медведева об изменении состава валютных резервов России в серьёз. Прежде всего, по той простой причине, что ещё в ноябре 2012г. в ходе совместной пресс-конференции с французским премьер-министром Жан-Марком Эйро по итогам встречи в Париже Дмитрий Медведев недвусмысленно заявил, что Россия не намерена пересматривать долю евро в своих золотовалютных резервах. Тогда он подчеркнул, что «мы не собираемся ничего пересматривать, потому что мы уверены в силе абсолютного большинства экономик, входящих в еврозону».

Более того, несколько ранее аналогичную позицию высказал президент РФ Владимир Путин в ходе совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель, когда заявил, что не подвергает никакому сомнению жизнеспособность европейской валюты и валютно-экономического союза в целом. Тогда в доказательство веры российских властей в проект «Единой Европы» Путин привел тот факт, что российские органы денежно-кредитного регулирования и Минфин держат порядка 40% своих ЗВР в евро.

На самом деле, совершенно не понятно, что такое существенное произошло в мировой экономике или какие радикальные изменения произошли в финансовой политике российских властей за последние 3 месяца, чтобы у властей появился повод пересмотреть свою политику управления валютными резервами.

Расстановка сил в мировой экономике и валютно-финансовой системе не изменилась – мировая экономика медленно, но верно валится в глобальную рецессию, Еврозона по-прежнему находится в кризисе, а американская экономика (как и вся мировая экономика) удерживается на плаву исключительно благодаря колоссальной эмиссионной накачке финансовой системы, расширению программ монетизации государственного долга, превысившего 104% ВВП, а также многолетним бюджетным дефицитам (9-13% ВВП).

Судя по всему, это было в чистом виде идеологическое заявление – своего рода попытка Медведева и сформировавшегося вокруг него клана либералов дать сигнал своим заокеанским спонсорам и держателям их оффшорных счетов сигнал о том, что российские либералы по-прежнему будут придерживаться вредительской политики обескровливания отечественной экономики и бездумного накопления резервов. Напомним, что только по итогам 2012г. размер Резервного фонда России подскочил в 2,3 раза, а совокупный нераспределённый остаток средств правительстве на счетах в Центральном Банке и коммерческих банках подскочил с 6,547 до 8,824 трлн. рублей, что превышает 75% федерального бюджета России в 2012г.

Мало того, что эти деньги не пошли на стимулирование отраслевой диверсификации производства, модернизацию изношенной на 80-85% инфраструктуры, создание стимулов для развития отечественной несырьевой обрабатывающей промышленности и продвижения её товаров на внутреннем и внешних рынках. Столь колоссальный рост государственных накоплений не помешал Минфину России продолжить занимать деньги внутри России и на ровном месте без всякой необходимости нарастить внутренний госдолг практически на 518 млрд. рублей — с 3546,4 млрд. рублей в начале 2012г. до 4064,3 млрд. рублей в январе 2013г.

В 2011г. наблюдалась аналогичная ситуация – несмотря на профицит бюджета в размере 0,4% ВВП (414 млрд. рублей) и увеличение лежащего без дела неиспользуемого остатка средств федеральных органов власти с 4832,8 млрд. рублей до 7748,7 млрд. рублей Минфин в угоду своим монетарным установкам продолжил втягивать Россию в долговую петлю и увеличил размер внутреннего госдолга больше чем на 1 трлн. рублей — с 2461,6 до 3537,2 млрд. рублей. В результате чего только в 2012г. на уплату процентов было выделено свыше 300 млрд. рублей, что превышает расходы федерального правительства на ЖКХ, а также суммарные ассигнования на сельское хозяйство, спорт, культуру и СМИ.

Согласно пролоббированному с подачи Минфина и подписанному президентом антимодернизационному бюджету, в течение ближайших 3 лет именно расходы на уплату процентов и обслуживание государственного долга станут единственной бюджетной статьёй, которая вырастет в реальном выражении (с учётом официальной инфляции на 4%) и превысит 510 млрд. рублей.

Медведев не сказал ни слова о главном

Если говорить по существу вопроса, то, во-первых, стоит отметить, что по состоянию на начало января текущего года размер международных резервов России, принадлежащих Банку России и Минфину, увеличился на 7,8% в годовом выражении и превысил отметку в 537,6 млрд. долл. Из которых 473 млрд. долл. (или 87,9%) пришлось на вложения в иностранную валюту и номинированные в ней активы (ценные бумаги), 8,7 млрд. (1,6%) составил счёт в СДР, а 4,7 млрд. долл. пришлось на резервную позицию России в МВФ (0,8%). При этом лишь 51 млрд. долл. (или 9,4% суммарных резервов России) был инвестирован в монетарное золото.

В очередной раз складывается такое ощущение, что уровень профессионализма советников и помощников премьер-министра, бодро рассуждающих на тему высоких материй (инноваций, нанотехнологий, модернизации и прочих благих пожеланий), достиг такого уровня, что они элементарно не в силах предоставить своему непосредственному начальнику свежую статистическую информацию.

В результате премьер-министр оперирует данными годовой давности, что, принимая во внимание стратегический характер для национальной безопасности страны вопроса о государственных резервах, не может не вызывать удивления. Также как и небрежный пассаж о том, что «мы могли бы их скинуть и поменять на ценные бумаги, номинированные в другой валюте».

Речь идёт не о мешке картошки или куле сахара – речь идёт об управлении такой специфической сферой государственных финансов как валютные накопления страны. Которые в зависимости от целей и профессионализма чиновников могут стать либо мощным стимулом для развития отечественной экономики и научно-технического потенциала, либо превратятся в дань, которую уплачивает временное руководство страны иностранным «старшим партнёрам» с целью сохранения своего формального контроля за территорией и исполнения роли надсмотрщика. И именно по той простой причине, что чиновники готовы «скинуть» часть ЗВР, мы имеем столь вопиюще некомпетентное управление резервами.

Во-вторых, крайне остро стоит вопрос об избыточности российских ЗВР, которые из инструмента стабилизации финансовой системы и выравнивания платёжного баланса превратились в ступор для развития отечественной экономики. По сути дела, накопление «нефтегазовой кубышки» и изъятие денег из экономики «на чёрный день», которые в условиях отказа властей от модернизации (достаточно вспомнить сокращение расходов бюджета на 30-60% в реальном выражении с учётом инфляции на экономику, науку, ЖКХ и здравоохранение) превращаются в «гробовые деньги», выступает приматом всей макроэкономической политики российских финансовых властей на протяжении последних лет.

В-третьих, в очередной раз складывается такое впечатление, что председатель правительства России не совсем понимает, о чём собственно идёт речь. Такое ощущение, что он произносит заученный наизусть текст, который ему подготовили чиновники Банка России и сотрудники аппарата правительства, которые пытаются выдать желаемое за действительное и действуют в строгом соответствии с инструкциями, полученными от МВФ, Всемирного Банка и штаб-квартиры международной финансовой олигархии – Банка международных расчётов.

Совершенно не понятно, почему глава правительства предлагает поменять «шило на мыло». Указав не необходимость сократить вложения в евро, Медведев предложил вложить в некие неопределённые «ценные бумаги, номинированные в другой валюте». Другими словами, Медведев предлагает продолжить реализацию политики искусственного изъятия денег из экономики и демонетизации народного хозяйства, которая провоцирует острый дефицит денежного предложения, отсутствие долгосрочных инвестиционных ресурсов в экономике и дальнейшее загнивание несырьевой обрабатывающей промышленности. Чем лучше какие-то условные ценные бумаги, номинированные в «другой валюте», чем вложение средств в номинированные в евро активы? Не понятно.

Да, действительно, с финансовой точки зрения доходность по тем же самым государственным долговым бумагам стран Еврозоны (или тем более корпоративным) существенно выше, чем ставка по депозитам в крупнейших европейских банках. Если речь идёт о вложении средств в долгосрочные облигации государственного займа Германии со сроком погашения 10 лет, то доходность не превышает 1,7% годовых, тогда как у более рискованных облигаций федерального займа Италии сроком на те же самые 10 лет доходность может достигать 4,2%. А в момент рыночной турбулентности и вовсе зашкаливать за 6,2%.

Однако нужно отдавать себе отчёт в том, что вложение резервных накоплений в долговые бумаги иностранных государств (не говоря уже об облигациях корпоративного сектора) сопряжено с целым спектров рисков – валютными, процентными, курсовыми, рисками дефолта эмитента и т.д. Так что, по большому счёту, никаких существенных преимуществ вложение средств в ценные бумаги по сравнению с размещением средств на валютных счетах в иностранных банках не несёт. В любом случае, эти средства извлекаются из отечественной деиндустриализированной и фрагментированной экономики, износ основных фондов в которой достигает 70-75%, а выпуск наукоёмкой продукции в 3-5 раз ниже отметок 20-летней давности.

Напомним, что, по оценкам Банка России, по состоянию на 1 января 2012г. (более свежей статистики в силу «оперативности» работы денежного регулятора, к сожалению, просто нет) из 498,6 млрд. долл. международных резервов России лишь 44,8 млрд. долл. (или менее 9%) вложено в золото (как физическое, так и «бумажное»). Для сравнения, в крупнейших экономически развитых странах, которые не на словах, а наделе занимаются модернизацией производства, претендуют на статус лидеров мировой экономики и прекрасно понимают реальную ценность «бумажных» (фиатных) денег, свыше 75-80% своих ЗВР хранят в золоте.

Да, безусловно, отдельного внимания заслуживает вопрос о том, а действительно ли на балансе крупнейших эмиссионных центров мировой экономики находится указанное золото (или оно было передано крупным банкам с Уолл-Стрит для финансовых манипуляций). Однако никто не даёт гарантий, что и российские 883 тонны на самом деле лежат в хранилищах Банка России и Гохрана, а не находятся на ответственном хранении за рубежом в иностранных баках или не пущены на финансовые спекуляции в рамках операций «золотого лизинга».

Как бы там ни было, на долю золота приходится свыше 75,2% суммарных ЗВР США (8133 тонн), 71,6% во Франции (2435 тонн.), 71,6% в Италии (2451 тонн.), 72% в Германии (3396 тонн), 56,3% в Австрии (279,9 тонн), 60,5% в Нидерландах (612,4 тонн), 90,7% в Португалии (382,6 тонн.), 64,7% в Словакии (31,7 тонн). Даже Кипр, который уже давно превратился во внутренний «оффшорный» карман российских олигархов и сросшихся с ними коррупционеров, хоть и оказался на грани финансовой пропасти (в 2011г. российские чиновники предоставили ему кредит в размере 2.5 млрд. долл. под льготный процент в 4,5% годовых) проявляет большую мудрость при управлении ЗВР – на долю золота приходится 58,3% суммарных международных резервов (14 тонн).

Тот факт, что золото продолжает оставаться «деньгами в последней инстанции» и является краеугольным камнем существующей международной валютно-финансовой системы «долларового империализма», свидетельствует не только то пристальное внимание, которое ему продолжают уделять финансовые власти крупнейших экономик мира, даже несмотря на широко распространённый и активно насаждаемый миф о демонетизации золота и утраты «благородным металлом» функций денег в эпоху кредитных денег и бесконтрольной эмиссии «резервных» бумажных валют. Принципиально важно для понимания реальной роли золота то, что в последние годы целый ряд стран (Швейцария, Германия, Венесуэла и т.д.) стали поднимать вопрос о возврате своего золотого запаса из хранилищ США.

И только Россия, являющаяся одним из крупнейших производителей золота в мире, продолжает идти свои «особенным путём», навязанным либералами. Вместо того, чтобы провести пересмотр структуры валютных резервов, сократить вложения в иностранные валюты и государственные ценные бумаги и существенно нарастить вложения в золото, которые бы позволили дать мощный импульс развития отечественной золотодобывающей промышленности и повысило геэкономический потенциал России, Банк России и Минфин продолжают перекладывать стратегические резервы России из одного дырявого кармана в другой.

Для сравнения, в той же самой Венесуэле руководство страны, несмотря на всю свою одиозность и перегибы в проводимой макроэкономической политике, вслед за возвратом золотого запаса хранилищ в американских банках на свою территорию объявило о национализации азотодобывающей промышленности. Судя по всему, это было сделано осознанно – руководство страны прекрасно понимает ту постоянно возрастающую стратегическую роль, которую играет золото в современной валютно-финансовой системе.

Неудивительно, что тот же самый Китай хранит свои золотые резервы исключительно на территории своей страны и в ходе переговорного процесса по вступлению в ВТО, в отличие от России, на законодательном уровне закрыл отечественную золотодобывающую промышленность (как и стратегические запасы редкоземельных металлов, ставших технологической базой всей ИТ-промышленности) от доступа иностранных конкурентов.

Насколько можно судить по поступкам и заявлениям чиновников, Банк России вместе с Минфином уже давно превратились в инструмент внешнего управления отечественной экономикой со стороны ФРС США, ЕЦБ и БМР в интересах транснационального капитала, который позволяет весьма действенно блокировать модернизацию производства, консервировать технологическую отсталость и удерживать Россию в состоянии «сырьевой колонии» Запада.

Уже сегодня власти имеют возможность радикально изменить политику управления валютными резервами

На самом деле, если бы российские чиновники действительно хотели повысить эффективность управления золотовалютными резервами, то уже давно могли бы это сделать без пространных и крайне расплывчатых рассуждений на тему валютных резервов.

Во-первых, уже давно имело бы смысл отказаться от политики искусственного изъятия денег из экономики (3-5% ВВП ежегодно) и прекратить накапливать деньги в нефтегазовых «кубышках», которые превращаются в «гробовые деньги». Уже давно имеет смысл приблизительно в 2 раза сократить объём ЗВР до 280-300 млрд. долл., которых вполне хватит, чтобы в течение 8 месяцев оплачивать импорт иностранных товаров и услуг, а также обслуживать процентные платежи по иностранному долгу.

Оставшиеся средства в объёме приблизительно 250 млрд. долл. имеет смысл направить на финансирование модернизации отечественной экономики, капитальный ремонт изношенной на 80-85% базовой технологической инфраструктуры (ЖКХ, энергетика, дороги, портовая инфраструктура и т.д.), стимулирование наукоёмких производств и оказание поддержки продукции отечественных компаний на внешних рынках.

В настоящий момент Россия обладает колоссальными по своему размеру ЗВР, которые превышают все мыслимые и немыслимые пределы и уже давно превратились в камень на шее отечественной экономики. Согласно оценкам Банка России, по состоянию на 1 января 1012г. (более свежих данных просто нет), объём ЗВР превышал 498,6 млрд. долл., которых бы с лихвой хватило аж на 14 месяцев финансирования импорта товаров и услуг. По этому показателю Россия занимает 4-ое место в мире и уступает лишь Китаю (20 месяцев), Японии (16 месяцев) и Тайваню (15 месяцев). Притом что в Индии, Казахстане, Польше, Индонезии, Малайзии, Южной Корее и подавляющем большинстве остальных динамично развивающихся стран мира международные резервы покрывают менее 7-8 месяцев импорта товаров и услуг. Тогда как МВФ и Всемирный Банк рассматривают в качестве минимально необходимого размера резервов объём, покрывающий 3 месяца импорта.

Во-вторых, оставшиеся в структуре ЗВР средства в размере 280-300 млрд. долл. имеет смысл направит не на кредитование бюджетных дефицитов и финансирование модернизации стратегических конкурентов России в США, ЕС, Японии и т.д. (что делает уплату налогов российскими компаниями просто убийственным занятием – на эти средства усиливаются позиции их конкурентов), а как минимум 80-85% из них вложить в золото. Которое, во-первых, обладает практически абсолютной ликвидностью – даже в теневом секторе экономике и криминальной сфере именно золото выступает в качестве абсолютной меры стоимости, платежа и накопления.

Помимо прочего, золото имеет наибольшие перспективы с точки зрения увеличения рыночной цены – за последние 11 лет цены на него подскочили в 8 раз, а в условиях эмиссионной накачки финансовой системы со стороны ФРС, ЕЦБ и других крупнейших центральных банков, превысившей 5,5 трлн. долл. за последние 5 лет, ничто не мешает золоту подорожать как минимум до 2,5 тыс. долл. за тройскую унцию. С учётом накопленной за последние 40 лет только официальной инфляции и масштабов падения покупательной способности бумажных «резервных» валют, реальная цена золота превышает отметку в 4 тыс. долл. за тройскую унцию.

В-третьих, оставшиеся 15-20% из состава урезанных международных резервов (порядка 50 млрд. долл.) имеет смысл распределить пропорционально между валютами тех стран, которые выступают в качестве основных внешнеторговых партнёров России. При этом на долю американского доллара имеет смысл отвести как минимум 35% вложений в иностранные активы, что обусловлено сохраняющейся ролью доллара в качестве ключевой валюты расчётов в международной торговле и основного средства платежа по иностранным кредитам и займам.

Нужно прекрасно отдавать себе отчёт в том, для чего в принципе необходимы международные резервы страны. Безусловно, в отличие от российского Минфина и Банка России, превративших пополнение Резервного Фонда и ФНБ в самоцель финансово-экономической политики, накопление ЗВР в экономически развитых и динамично развивающихся странах не является самодостаточной целью.

Это всего лишь инструмент финансовой политики, позволяющий повысить финансовую устойчивость национальной экономики и бюджетной системы к так называемым «внешним шокам» — резкому ухудшение не зависящей от руководства страны внешней экономической конъюнктуры, которое способно вызвать резкое ухудшение платёжного баланса страны и разбалансировать валютно-финансовую систему. В случае с Россией речь идёт об изменении цен на нефть и прочее минеральное сырьё. Помимо этого валютные накопления могут выступать в качестве запаса «на чёрный день», за счёт которых правительство планирует финансировать бюджетные расходы без привлечения займов.

Принимая во внимание, что порядка 51,3% экспорта и 42,6% импорта России приходится на долю стран Европейского союза, а профицит внешней торговли России с европейскими странами превышает 130,8 млрд. долл., то логично предположить, что с точки зрения финансовой устойчивости имеет смысл не меньше 40% валютных резервов, которые останутся после вложений в драгоценные металлы, вложить в евро. По мере нарастания товарооборота и экономической кооперации России с «азиатскими тиграми», безусловно, нужно наращивать долю вложений в валюты Китай, Южной Кореи, Японии, Индонезии, Вьетнама, Малайзии.

С фундаментальной точки зрения, их экономики выглядят более устойчивыми и сбалансированными нежели экономики Австралии и Канады, валюты которых Банк России стал покупать в прошлом году. Нужно понимать, что экономика Австралии и Канады хоть и гарантирует весьма высокий уровень жизни своему населению, но при этом является копией российской сырьевой «экономики трубы» — они также находятся в критической зависимости от природного сырья. Поэтому вкладывать валютные накопления в австралийские и канадские доллары (также как новозеландские доллары и бразильский реал) с точки зрения страхования рисков резкого падения цен на сырьё не имеет смысла. Указанные валюты недавно обновили исторические максимумы на фоне пузырей на товарно-сырьевых биржах и рискуют упасть сильнее всех по мере неизбежного скатывания мировой экономики в кризис.

Несбыточные мечты Медведева

Также запомнился пассаж Медведева о том, что «мировая экономика, которая базируется на нескольких резервных валютах, лучше экономики, которая базируется на одной резервной валюте». По существу, это абсолютное пустое и ничего не значащее заявление, которое можно отнести к высказываниям премьера из области «свобода лучше, чем не свобода». Это своего рода сигнал мировому сообществу, что российские либералы поддерживают наметившийся процесс фрагментации мировой экономики, слома существующей международной валютно-финансовой системы «долларового империализма» и возникновения валютных макрорегионов.

Другое дело, что мнение России, которая за последние 20 лет разгула «либерализма» и «реформаторского» погрома превратилась в «дойную корову» Запада, за пределами кремлёвских кабинетов и правительственных коридоров никого не волнует. Глобальный управляющий класс, представленный сросшимся транснациональным капиталом, глобальными монополиями и политическими элитами США, ЕС и Японии, рассматривает Россию как трофейное пространство и подконтрольную территорию.

Если своим заявлением Медведев хотел косвенно указать на амбиции России в деле построения международного финансового центра и превращения рубля хотя бы в региональную валюту на пространстве ЕврАзЭс (ни о каком статусе одной резервных валют в условиях превращения Банка России в филиал ФРС США и быть не может), то это больше напоминает попытку выдать желаемое за действительное.

В настоящий момент никому на Западе российский рубль не нужен – финансово-политические элиты США и ЕС прекрасно понимают, что российский рубль является не национальной валютой России, а всего лишь перекрашенным долларом, эмитируемым Банком России в строго определённом количестве под приток иностранной валюты – экспортной выручки (нефтедолларов), иностранных кредитов и займов, а также «горячего» спекулятивного капитала. Который расшатывает национальную финансовую систему и провоцирующего избыточное укрепление курса рубля, провоцирующего падение конкурентоспособности отечественных производителей как на внутреннем, так и внешних рынках,

По сути дела, у России нет национальной валюты – Банк России свёл всю денежно-кредитную политику к операциям «валютного обменника», а российский рубль является даже не первой, а второй производной от американского доллара. Рубль – это красивая и хорошо продаваемая населению обёртка патриотичных цветов, надетая на американский доллар, евро, фунты стерлингов и японские йены.

Обусловлено это реализацией колониальной по своей сути эмиссионной политикой со стороны Банка России, известной в экспертном сообществе под термином «валютное правление» (currency board), которая увязывает прирост первичного денежного предложения (эмиссию рублей) с увеличением валютных резервов. Причём в России реализуется самый жёсткий вариант подобной политики – в расчёте на один доллар иностранной валюты Банк России эмитирует лишь 0,5 рублей, чем искусственно занижает курс национальной валюты, поддерживая сырьевых экспортёров и рублёвые поступления федерального бюджета, и занижает объём денежного предложения.

До тех пор, пока в России по указке МВФ, Всемирного Банка, Банка Международных Расчётов (штаб-квартира мировой финансовой олигархии) и прочих апологетов глобального бизнеса реализуется откровенно антимодернизационная политика «Вашингтонского консенсуса», закрепляющая технологический упадок и структурную деградацию экономики, ни о какой самостоятельности отечественной экономики и российского рубля не может быть и речи.

Совершенно непонятно, на чём основывается скрытый оптимизм премьера – усилиями либеральных реформаторов и гайдаровцев Россия превратилась в сырьевую колонию, финансовый придаток и рынок сбыта для глобальных корпораций. Благодаря «прорабам перестройки», чьи идейные последователи контролируют практически все ключевые посты в финансово-экономическом блоке правительства, Россия стала «дойной коровой» транснационального капитала, которая ежегодно теряет свыше 170-200 млрд. долл. в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена.

Из которых в 2012г. 53,4 млрд. составили чистые инвестиционные убытки, 56,8 млрд. – чистый вывоз капитала (из которых 45,5 млрд. – незаконный вывоз активов), 44,8 млрд. — отрицательное сальдо торговли услугами (прежде всего, туристическими), 12,3 млрд. – чистые убытки от оплаты труда иностранцев, 4,7 млрд. – отрицательное сальдо вторичных доходов, а 5,1 млрд. – убыток по счёту движения капитала.

Источник статьи

 

Метки: ,

Независимый экономист Владислав Жуковский: Банк России и Правительство готовят Россию к поражению в «валютных войнах»


В настоящий момент проблема разгорающихся валютных войн стоит как никогда остро. По мере разрастания кризисных явлений в мировой экономике и усиления глобальной конкуренции за выживание в условиях неизбежного сжатия платёжеспособного спроса крупнейшие экономики мира прибегли к последнему оружию – «валютным войнам». Центробанки крупнейших экономически развитых стран, пытаясь затормозить сползание национальных экономик и всей мировой экономики в новую фазу глобальной рецессии, продолжают прибегать к политике монетизации государственного долга и расширению эмиссионной накачки международной валютно-финансовой системы.

Вслед за Швейцарией, Центральный банк которой год назад в ответ на беспрецедентный приток спекулятивного капитала из охваченной долговым кризисом Еврозоны был вынужден нарушить все догмы «финансового либерализма» и жёстко привязал курс евро по отношению к швейцарскому франку, к агрессивной денежно-кредитной политике склоняется всё больше стран. Прекрасно осознавая, какие проблемы для отечественной экономики создаёт избыточное укрепление курса национальной валюты, развивающиеся страны начинают резко ужесточать финансовый контроль за притоком спекулятивного капитала и проводить агрессивную денежно-кредитную политику . Тем не менее, лишь Россия остаётся одной из не многих стран, которая, судя по действиям и заявлениям чиновником Банка России, готова выступить в качестве «коллективной жертвы» и поставить под удар национальную экономику и уровень жизни россиян в угоду пространным рассуждениям об «ответственности перед мировым сообществом».

Крупнейшие эмиссионные центры спасают экономики своих стран

Напомним, что только за последние 5 лет крупнейшие центральные банки мира (ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии, Банк Японии и Банк Швейцарии) расширили масштабы эмиссии более чем в 2 раза – с 4,5 до практически 10 трлн. в долларовом эквиваленте. Столь стремительный рост балансов основных эмиссионных центров спровоцировал падение курсов национальных валют по отношению к валютам развивающихся стран, что создало дополнительные преимущества для крупнейших экономик мира.

Одновременно с этим, согласно оценкам ОЭСР и МВФ, только в 2011 г. с целью предотвращения избыточного укрепления курса национальных валют всеми странами мира было потрачено чуть менее 1,5 трлн. долл. – именно настолько увеличился объём международных резервов в рамках мировой экономики. Если бы эти средства не были изъяты с валютного рынка национальными Центральными банками, то этот денежный навес «резервных» валют спровоцировал существенное укрепление стран, имеющих профицит счёта текущих операций (Китай, Индия, Германия, Япония, Россия, страны-нефтеэкспортёры и т.д.).

Неудивительно, что именно такой объём средств был эмитирован крупнейшими Центробанками мира для финансирования бюджетных дефицитов, позволяющих замещать выпадающий спрос частного сектора государственным спросом, и затыкания дыр в банковской системе. По итогам 2012 г. прирост валютных резервов в мировой экономике замедлился до 1,1 трлн. долл., а всего за последние 7 лет он составил порядка 5,2 трлн. долл. То есть практически полностью совпал с объёмом эмиссии крупнейших центральных банков мира, которые, спасая отечественную финансовую систему и продвигая интересы национального крупного бизнеса на внешних рынках, в нарушение норм МВФ монетизировали государственный долг. Т.е. кредитовали бюджетные дефициты, хоть и делали это в завуалированной форме через операции на открытом рынке и рефинансирование под залог государственных облигаций.

Закономерным результатом хаотизации финансовых рынков, а также возникновения колоссального денежного навеса в мировой экономике и блуждающего «горячего» спекулятивного капитала стало то, что в начале 2012 г. Национальный Банк Швейцарии, заморозил курс на отметке 1,2 евро за один швейцарский франк. Это было вызвано обеспокоенностью масштабным притоком глобального спекулятивного капитала на финансовый рынок Швейцарии и масштабными покупками швейцарского франка инвесторами, которые спровоцировали его укрепление по отношению к евро на 40% за 4 года, По сути дела, это ознаменовало начало очередного витка «валютных войн» и «гонки девальваций», которая была призвана предотвратить дестабилизацию финансовых рынков.

Приблизительно аналогичная ситуация наблюдается с евро. Отметим, что за период с конца июля 2012 г. по середину января евро укрепился по отношению к американскому доллару более чем на 10,5% и в настоящий момент торгуется на максимальных отметках с весны предыдущего года. Именно по этой причине глава Еврогруппы Жан Клод Юнкер ещё в середине января был вынужден открыто заявить, что монетарная чрезмерно агрессивная монетарная политика ФРС США, который ежемесячно вливает в американскую и глобальную финансовую систему порядка 85 млрд. долл., провоцирует избыточное укрепление валют его внешнеторговых партнёров и, прежде всего, Еврозоны.

Это крайне негативно сказывается на экономической ситуации в валютном союзе. Если ещё во 2-м квартале 2012 г. экономика Еврозоны падала а 0,5%, то по итогам 4-го квартала того же года масштабы снижения увеличились как минимум до 0,8%. За аналогичные 8 месяцев темпы падения промышленного производства ускорились с 2,1% до 3,7%, рост новых заказов в промышленности на 6,5% сменился их обвалом на 3,3%, сжатие розничных продаж на 1,2% сменилось падением на 3,6%, а уровень безработицы подскочил с 11,3% до рекордных 11,8%. При нынешнем курсе евро по отношению к американскому доллару, а через кросс-курс и к китайскому юаню, экономика еврозоны становится просто-напросто неконкурентоспособной.

Не вызывает удивления, что европейские чиновники, прекрасно осознавая масштабы дисбалансов в мировой экономике и то, какие потери несут страны-члены Еврозоны от избыточного искусственно созданного укрепления курса евро, предприняли попытку ослабить курс национальной валюты. И для начала решили пойти самым простым и наименее затратным путём – они прибегли к так называемым «словесным интервенциям», не включая печатный станок.

Однако практически никакого эффекта выступление главы Еврогруппы на финансовые рынки не оказало – после одномоментного падения на 1,2% евро начал снова укрепляться и вплотную приблизился к максимальным отметкам за последние 10 месяцев.

Приблизительно аналогичная ситуация наблюдается в Японии, где вернувшийся на пост премьер-министра страны лидер Либерально-демократической партии Синдзо Абэ открыто заявляет, что намерен запустить очередные раунды программы количественного смягчения, нарастить выкуп государственных и корпоративных ценных бумаг с рынка и продолжить печатать йены до тех пор, пока в стране впервые за два десятилетия не появится устойчивая двухпроцентная инфляция.

Признание того факта, что избыточное укрепление курса национальной валюты по отношению к американскому доллару и евро оказывает крайне негативное влияние на состояние японской экономики и делает неконкурентоспособной японские товары как на внутреннем, так и на внешних рынках, и объявление о запуске очередной программы выкупа активов спровоцировали масштабную девальвацию йены.

Только за период с начала сентября 2012г. по середину января японская йена укрепилась более чем на 16,8% по отношению к доллару (с 77,1 до 90 йен) и на 20% по отношению к евро (с 100 до 120 йен за евро). Притом что за период с середины 2007 по конец 2012 г. йена укрепилась на 40% как по отношению к американскому доллару, так и по отношению к евро, что нанесло сильнейший удар по производственному сектору Японии и прибылям японских компаний, а также резко ухудшило платёжный баланс.

Тем не менее, последнее заседание Банка Японии, состоявшееся 22 января текущего года, разочаровало инвесторов – повысив прогноз по инфляции до 2% и оставив базовую ставку рефинансирования на прежнем уровне в 0-0,1%. Руководство Банка Японии отказалось расширять масштабы программы выкупа активов с рынка и наращивать кредитование. Это вызвало некий пессимизм у чрезмерно оптимистично настроенных спекулянтов и спровоцировало несущественное укрепление йены на 0,6% в утреннюю сессию. Тем не менее, Банк Японии признал, что в случае необходимости будет готов увеличить объём выкупа активов с сегодняшних 101,1 трлн. йен (1,12 трлн. долл.). Практически наверняка уже в ближайшее время мы увидим дальнейшую девальвацию японской йены по отношению к доллару и евро

В качестве ответной меры на усиление притока глобального спекулятивного капитала, который устремился в японскую финансовую систему на фоне разрастания структурного кризиса в Еврозоне и нарастания масштабов операций carry-trade, японские власти осознанно пошли сначала на словесные, а затем и эмиссионные интервенции с целью снижения курса йены. Судя по всему, уже в ближайшие 2-3 месяца японская йена ослабнет ещё на 10-12% по отношению к американскому доллару и на 4-5% по отношению к евро. Уже к марту курс йены может опуститься до 95, а затем и 100 долл. за йену.

Что касается курса евро, то валюта Еврозоны в условиях усиления кризисных явлений в Старом Свете выглядит крайне переоценённой по отношению к американскому доллару, и уже в ближайшие 2 недели евро может опуститься до отметки в 1,3 доллара за евро, а в перспективе 1,5-2 месяцев мы вполне можем увидеть тестирование сначала отметки в 1,275, а затем и 1,25 долларов за евро. В случае запуска очередной раунда долгосрочного рефинансирования коммерческих банков (LTRO), а также расширения программы выкупа «плохих» долгов на баланс ЕЦБ, евро и вовсе может обновить минимальные уровни на отметке в 1,2 американских доллара за евро к маю-июню текущего года.

Россия готовится к поражению в глобальной «валютной войне»

Масштабы перекосов в мировой валютно-финансовой системе достигли таких угрожающих размеров, что о рисках дестабилизации мировой экономики на состоявшемся в середине января Гайдаровском форуме был вынужден заявить даже первый заместитель председателя Банка России Алексей Улюкаев. Который, как и всё руководство Центрального Банка, традиционно отличается крайне замедленной и, что ещё хуже, неадекватной реакцией на происходящие события. Это уже не говоря о способностях прогнозирования макроэкономических тенденций и их последствий для России.

Достаточно вспомнить пространные рассуждения высокопоставленных чиновников о «тихой гавани» в ноябре 2008 г. (в самый разгар кризиса) и продолжающиеся на протяжении последних 5 лет разговоры о том, что никакой проблемы в масштабном бегстве капитала за рубеж нет. Притом что за период 2008-2012 гг. из России только частным сектором и только по учтенным каналам было вывезено свыше 365 млрд. долл. Тем не менее, на протяжении всех этих лет чиновники Банка России с редким упорством продолжают рассуждать о «краткосрочном и конъюнктурном характере оттока капитала» и обещают, что в «следующем году нетто-отток капитала сменится чистым притоком».

Напомним, что в конце 2011 г. после оттока 80,5 млрд. долл. (четверть федерального бюджета страны) в 2012 г. Банк России прогнозировал получить приток в размере 10-15 млрд. долл. Как известно, на деле из России частным сектором в 2012 г. было вывезено за рубеж свыше 58 млрд. долл. Не сложно спрогнозировать, какой результат получит Россия в 2013 г., если Банк России в очередной раз прогнозирует «слом негативных тенденций» и приток капитала в размере 15 млрд. долл. Будет здорово, если чистый вывоз активов окажется хотя бы на уровне ушедшего 2012 г. и не подскочит до отметок 2011 г..

Стоит сказать, что, не желая обидеть и уж тем более напугать собравшихся в зале представителей глобального бизнеса и транснационального капитала, чьим интересам, насколько можно судить, служит существенная часть российских чиновников, Улюкаев заявил об угрозе «валютных войн» в крайне мягкой и политкорректной форме. Он вполне резонно заявил, что «мы имеем здесь очень серьезный дисбаланс. Я считаю, что ситуация здесь не улучшается, а ухудшается. Мы на пороге очень серьезных, мне кажется, конфронтационных действий в области того, что называется, может быть, излишне эмоционально, валютными войнами».

«И это путь не к единству, а к сепарации, сегрегации, разделу на отдельные зоны влияния, вплоть до очень острой конкуренции, вплоть до мировых торговых и валютных войн, что, безусловно, контрпродуктивно», – резюмировал Улюкаев. Более того, зампред ключевого финансово-экономического ведомства страны, призванного финансировать экономический рост и повышать устойчивость финансовой системы, выразил надежду, что российские власти не пойдут по пути остальных стран мира и сделают Россию главной жертвой «валютных войн».

И это притом что Банк России даже согласно действующему закону «О Центральном Банке России» » обязан обеспечивать «защиту и устойчивость рубля». То есть не просто обеспечивать стабильность курса рубля (скажем, на отметке в 30 рублей за американский доллар), а именно его устойчивость, которая выражается, в том числе, в поддержании оптимального соотношения макроэкономических пропорций и, в частности, в обеспечении устойчиво высоких темпов роста национальной экономики.

Другое дело, что руководство Банка России, превратившегося в филиал ФРС США и отказывающегося развивать систему рефинансирования отечественной экономики, не предложило никаких действенных мер по повышению конкурентоспособности отечественной экономики в условиях нарастающей глобальной турбелентности. Констатировав факт нарастания глобальной конкуренции и ужесточения борьбы за доступ на рынки сбыта, руководство Центрального Банка вообще ни слова не сказало о том, что нужно делать, чтобы оказать поддержку и без того задыхающейся отечественной экономике. Высокопоставленный чиновник ЦБ РФ не только ни слова не сказал о тех угрозах, которые грозят деиндустриализированной экономике и обескровленной валютно-финансовой системе России – начиная от наплыва спекулятивного капитала, расшатывания финансовой системы и избыточного укрепления курса рубля, влекущего падение конкурентоспособности отечественной экономики, и заканчивая скупкой реальных активов глобальным бизнесом на бесконтрольно эмитируемые «резервные валюты» и риски утраты контроля над стратегически значимыми секторами экономики.

Немного поругав коллег «из уважаемых центральных банков и уважаемых правительств», Улюкаев по сути дела призвал финансово-экономический блок российского правительства придерживаться излюбленной стратегии — сложить руки, списать все беды на кризис в мировой экономике и отказаться от каких бы то ни было действий, которые могли бы помочь компенсировать негативные последствия от избыточного укрепления курса рубля и дали стимул оживлению производственной активности.

Более того, по мнению Алексея Улюкаева, который во многом выражает мнение не только руководства Банка России, но и всего финансово-экономического блока правительства, в котором наблюдается повышенная концентрация либералов и идейных «гайдаровцев», Россия не станет участвовать в «валютных войнах». По его словам, «это игра с отрицательной суммой, в которой нельзя выиграть, но совершенно точно можно проиграть глобально». С таким подходом к макроэкономической политике можно не удивляться тому, что Россия традиционно оказывается хуже всех готова к изменениям макроэкономической конъюнктуры и кризисам.

Этой фразой Улюкаев автоматически не только дал понять, что никаких позитивных изменений в проводимой в стране денежно-кредитной политике не предвидится – Россия будет по-прежнему плестись в хвосте мировых процессов. А национальная экономика и финансовая система будут оставаться в критической зависимости от эмиссионной политики крупнейших Центробанков мира. Руководство Банка России открыто признало, что Центральный Банк России (шире – весь экономический блок правительства) в принципе не способен проводить эффективную стимулирующую денежно-кредитную политику в интересах развития отечественной экономики. Так как у него это априори получается с отрицательным результатом.

Банк России искусственно подрывает экономику России

Встаёт вопрос о компетентности и уровне профессиональной пригодности руководства системообразующего института государственной власти. Если нынешние чиновники Банка России не могут посредством изменения денежно-кредитной политики и манипуляций с валютным курсом оказать поддержку отечественной экономике и защитить российских производителей от неравной конкуренции с иностранными компаниями, а руководству центральных банков других стран это удаётся, то возникает резонный вопрос – зачем вообще нужен такой Центральный банк? Зачем содержать целую армию чиновников, численность которых в разы превышает численность сотрудников любого другого центрального банка в мире и уступает лишь Банку Китая?

Не понятно, зачем России нужен Центральный Банк, который мало того, что искусственно душит отечественную экономику и поддерживает хронический дефицит денег в финансовой системе, привязывая практически целиком эмиссию рубля к притоку иностранной валюты, так ещё и отказывается оказывать поддержку национальным производителям в условиях нарастающей конкуренции с иностранными ТНК.

Хуже того, складывается такое впечатление, что руководство ключевого финансово-экономического ведомства России, которое отказывается исполнять функции кредитора последней инстанции, ключевого института рефинансирования экономики и основного эмиссионного центра, не в курсе опыта других стран мира, которые проводят активную денежно-кредитную политику и делают это весьма успешно.

Достаточно вспомнить опыт того же самого Китая, который на протяжении как минимум двух десятилетий подряд удерживает искусственно заниженный курс национальной валюты (юаня) по отношению к американскому доллару, что вызывает колоссальное недовольство США и ЕС. Однако примат национальных интересов и нацеленность на повышение конкурентоспособности отечественной экономики позволяет руководству Китая закрывать глаза на нарастающее давление Запада и проводить самостоятельную финансово-экономическую политику.

Вкупе с реализацией активной государственной денежно-кредитной, налогово-бюджетной, промышленной и научно-технической политики, направленной на стимулирование производственной активности, модернизацию производств и развитие инфраструктуры (ЖКХ, транспорт, энергетика, порты и т.д.) это позволяет экономике Китае уже больше 30 лет подряд расти средними темпами свыше 8,5-9%, промышленному производству – на 13-15%, а капитальным вложениям в наукоёмких отраслях на 16-18%. Аналогичная ситуация складывается в Японии, которая на протяжении многих лет (вплоть до кризиса 2008-2009гг.) искусственно занижала курс национальной валюты, в чём её постоянно упрекали США и Евросоюз.

Да, безусловно, имеется вероятность, как высказался Улюкаев, «проиграть глобально». Однако это возможно только в том случае, если центральные банк подавляющего большинства крупнейших экономик мира начнут одновременно проводить не просто крайне мягкую денежно-кредитную политику (это мы видим и сегодня), но начнут заниматься девальвацией национальны валют. Более того, не принимая адекватных мер на эмиссионную накачку мировой экономики крупнейшими Центробанками мира и избыточное укрепление рубля (введение ограничений на движение спекулятивного капитала, налогообложение спекулятивных операций, девальвация национальной валюты и т.д.), денежный регулятор, по сути дела, обрекает на практически гарантированное поражение в глобальной конкуренции.

Во-первых, пока не наблюдается повсеместного включения печатного станка России, имеет смысл проводить целевые валютные интервенции (с целью девальвации рубля до 33 рублей за доллар) и расширять рефинансирование экономики, которое бы помогло оживить реальный сектор. Во-вторых, наибольшую выгоду получают именно те страны, которые вступили в «гонку девальвации» первыми и, как следствие, сумели в течение наиболее длительного периода времени оказывать поддержку национальным производителям. В-третьих, если просто сложить руки и наблюдать, как стратегические конкуренты девальвируют национальные валюты, тем самым оказывая скрытую поддержку отечественным производителям и продвигая их продукцию на внешние рынки, то можно просто-напросто не дожить до окончания «валютных войн».

Тогда искреннее желание российских чиновников показаться «хорошими» в глазах глобального бизнеса и финансово-политических элит США и ЕС, которые взамен оказывают им огромную идеологическую поддержку и обеспечивают легитимизацию вывозимых в оффшоры активов, рискует обернуться финансово-экономической катастрофой. Достаточно вспомнить опыт кризисного 2008-2009гг., когда Россия оказалась единственной крупной экономикой мира, которая в угоду «мировому сообществу» и «общечеловеческим ценностям» не повысила общий уровень протекционизма и поддержки национальной экономики.

Преступная халатность и коммерческие интересы коррумпированных чиновников привели к тому, что львиная доля из выделенных правительством 6,5 трлн. бюджетных рублей вместо рефинансирования промышленных предприятий утекла на валютный рынок, обеспечив 50% обвал курса рубля. А также потерю 220 млрд. долл. и сильнейшее в группе G-20 и БРИКС падение экономики (на 7,8%), обрабатывающей промышленности (на 15,2%), наукоёмких производств (в 2-3 раза) и капитальных вложений (на 23-25%).

Ни одна, даже самая демократичная и приверженная принципам свободной торговли, страна мира (в том числе США), имеющая хотя бы общие представления о национальных интересах, никогда бы не позволила себе подставить под удар отечественную экономику, национальный бизнес и уровень жизни населения в угоду псевдонаучным рассуждениям о «государственном невмешательстве» и «вреде протекционизма». Громче всех на эту тему рассуждают США, ЕС, Японию и Великобритании, которые и проводят наиболее жёсткую протекционистскую политику – начиная от расширения бюджетного финансирования отечественной промышленности и оказания скрытых форм поддержки экспортёрам (экспортно-импортные кредиты, гарантии и поручительства по экспортным поставкам, льготные процентные ставки по кредитам и т.д.) и заканчивая целенаправленной девальвацией национальной валюты и масштабным рефинансированием банковской системы.

Только в России подобного рода рассуждения (как и заявление вице-премьера Аркадия Дворковича по поводу необходимости того, чтобы Россия спасала США и их финансовую систему) не просто не порицаются, но даже воспринимаются в качестве индикатора лояльности властям. И только в России советник и ректор основной кузницы кадров для государственной службы (речь идёт о Владимире Мау — ректоре РАНХиГС) может на полном серьёзе заявлять о ненадобности системы государственного стратегического прогнозирования и планирования, а также отсутствии приоритетных секторов экономики и невозможности государства оказать эффективную поддержку наукоёмким производствам. С такими чиновниками можно смело забыть и про модернизацию, и про инновации – с такими консультантами и министрами Россия всегда будет оставаться сырьевой колонией и рынком сбыта для глобального бизнеса.

Правительство поддерживает диверсию со стороны Банка России

Больше всего опасений вызывает тот факт, что откровенно пораженческая позиция Банка России, который наотрез отказывается проводить самостоятельную и независимую от внешних центров принятия решений денежно-кредитную политику, поддерживается в правительстве. Буквально на днях, 21 января, первый вице-премьер кабинета Медведева Игорь Шувалов дал весьма пространное интервью информационному агентству. Больше всего внимания в нём привлекли не пассажи относительно готовности приватизировать крупный пакет акций крупнейшей в мире по добыче нефти компании «Роснефть» (проявление вялотекущего конфликта между Игорем Сечиным и либералами) и приверженности курсу на привлечение иностранного капитала (свыше 92% которого приходится на не имеющие никакого отношения к модернизации иностранные займы и кредиты).

Больше всего опасений вызывает тот факт, что Шувалов недвусмысленно похвалил руководство Банка России за эффективную работу (имеется в виду кризис ликвидности и хронический дефицит денег в экономике?) и его самостоятельность при принятии решений. По мнению Шувалова, принципиально важно то, что руководство Банка России сохраняет возможность не учитывать мнение остальных министерств и ведомств, а также, насколько можно судить, и пожеланий президента и проводит именно ту денежно-кредитную политику, которую считает нужной.

Судя по результатам, эта политика не совместима с жизнью подавляющей части населения страны, возрождением суверенитета России и исполнением предвыборных президентских обещаний Путина. Главное, что Банк России сам доволен теми результатами, к которым приводит осознанный отказ от построений комплексной системы рефинансирования экономики, реализация колониальной по своей сути политики «валютного правления» и поддержания дефицита денежного предложения.

Хуже того, Шувалов открыто поддержал руководителя Банка России Сергея Игнатьева и выразил ему глубокую благодарность за проводимую монетарную политику. И, судя по всему, очень надеется, что именно идейный приемник Игнатьева (т.е. ученика Гайдара, Ясина, Чубайса и Кудрина) станет его преемником на посту главы Центрального банка России после истечения третьего срока Игнатьева.

Складывается впечатление, что представители вульгарно-либеральной идеологии уже сделали свою ставку и предпримут все возможные усилия, чтобы не допустить оздоровление системы российской государственности и предотвратить возможность превращения Банка России из инструмента внешнего управления российской экономикой из ФРС США и ЕЦБ в действенный инструмент модернизации экономики, возрождения высокотехнологичной промышленности и построения мощной национальной инвестиционно-банковской системы. Либеральный клан делает всё возможное, чтобы не допустить выход России из системы неэквивалентного внешнеэкономического обмена и внешнего управления, так как их спонсорам и покровителям, транснациональному капиталу и политическим элитам Запада, нужна слабая Россия в статусе «дойной коровы» и сырьевой колонии.

Развивающиеся страны против «печатного станка» США и Еврозоны

В этой связи гораздо более вменяемой и адекватной видится позиция целого ряда других развивающихся экономик, руководство которых прекрасно понимает, что мировая экономика сваливается в новую фазу кризиса и глобальная конкуренция будет только нарастать. В условиях обще выраженного и закрепленного на законодательном уровне (в том числе в соглашениях ВТО) вектора в пользу либерализации внешнеэкономической деятельности и отказа от тарифных и нетарифных ограничений одним из последних действенных инструментов оказания поддержки отечественной экономики является проведение активной курсовой политики с национальной валютой.

В отличие от руководства российского Центрального Банка и Минфина, превратившихся в инструмент внешнего управления отечественной экономикой и финансовой системой и блокирования модернизации производства, чиновники из других стран прекрасно понимают риски начавшихся «валютных войн». Например, Министр финансов Бразилии Гиду Монтега открыто признаёт, что включение печатного станка в США, ЕС, Великобритании и ряде других стран провоцирует искусственное занижение курса ключевых «резервных» валют и подрывает экономический рост развивающихся стран, создавая ничем необоснованные преференции для американских и европейских корпораций, продукция которых получает внешнеторговые преференции.

«Мир сейчас оказался в условиях валютной войны, — заявил Мантега в недавнем интервью газете Financial Times. — Если обесценивающийся доллар приведет к увеличению конкуренции, Бразилия будет вынуждена принять меры для того, чтобы остановить рост обменного курса своей валюты — реала. Мы должны компенсировать субсидии и протекционистские меры, которые принимаются другими странами».

При этом говорится о готовности вступить в валютные войны с США и Еврозоной, которые вместо разрешения структурных дисбалансов и фундаментальных перекосов в финансово-экономической системе продолжают заливать экономику дешёвой финансовой ликвидностью. Что провоцирует не только экспорт инфляции и надувание пузырей на товарно-сырьевых биржах, но и девальвацию «резервных» валют и негативным образом сказывается на конкурентоспособности развивающихся стран.

Ослабление курса доллара по отношению к большинству валют оказывает стимулирующее воздействие для американской экономики, повышая конкурентоспособность продукции американских корпораций как на внутреннем, так и на внешних рынках. И одновременно с этим способствует снижению конкурентоспособности товаров, производимых другими странами.

Неудивительно, что власти Южной Кореи, Таиланда, Сингапура и Филиппин, которые не могут позволить себе роскошь спокойно наблюдать за затуханием национальной экономики и избыточным укреплением национальных валют, сообщили о своей готовности вмешаться, если приток капитала примет угрожающие масштабы.

Так, Южная Корея уже потребовала от России, чтобы встреча «Большой двадцатки» в Москве была посвящена вопросам разгорающихся «валютных войн» и «гонки девальваций», которые дестабилизируют мировую экономику и сталкивают в кризис развивающиеся страны. Одновременно с этим Бразилия, ещё в 2010г. заявившая о начале «валютных войн» ужесточила контроль за трансграничным перемещением спекулятивного капитала и ввела налог на приток «горячих денег». Вслед за ней к аналогичной практике прибегли Южная Корея, Перу и Таиланд, который в интересах защиты отечественного производителя также решили ужесточить контроль за притоком спекулятивного капитала.

В начале наступившего 2013 г. целый ряд Латиноамериканских стран (Колумбия, Коста-Рика, Перу и т.д.) были вынуждены заявить, что их валюты чрезмерно укрепились по отношению к «резервным валютам», эмиссия которых зашкаливает за все разумные пределы. Экономические власти указанных стран обеспокоены падением конкурентоспособности продукции отечественных производителей и ухудшением внешнеторговых балансов, которые подрывают и без того крайне неустойчивый экономический рост. С лета 2012 г. перуанский доллар укрепился на 5% по отношению к американскому доллару и достиг очередного исторического максимума, а колумбийский песо по итогам года укрепился на 9% на фоне скачкообразного роста притока спекулятивного капитала до рекордных 16 млрд. долл.

Уже сегодня в целом ряде стран с развивающейся экономикой, а также в «азиатских тиграх», которые не на словах, а на деле занимаются модернизацией экономики, стимулированием научно-технического потенциала и построением «экономики знаний», наблюдается резкое недовольство проводимой экспансионистской денежно-кредитной политикой со стороны США, Еврозоны и других экономически развитых стран.

Да, безусловно, валютные войны дестабилизируют мировую экономику и подрывают стабильность и без того расшатанной международной валютно-финансовой системы. Однако нужно понимать, что основная задача, которая стоит перед всеми странами мира – суметь выжить в условиях предстоящего скатывания мировой экономики в глобальную депрессию.

И с этой точки зрения вместо того, чтобы рассуждать об «ответственности перед мировым сообществом» и «невидимой руке рынка», российское руководство (прежде всего, чиновники Банка России) должны, в первую очередь думать о сохранении конкурентоспособности отечественной экономики и создании таких условий внешнеэкономической деятельности, которые бы были как минимум не хуже, чем у стратегических конкурентов – США, ЕС, Японии, Китая и прочих стран. В противном случае все остальные страны постараются выехать из кризиса на спине России и за счёт падения уровня жизни россиян.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Независимый экономист Владислав Жуковский: Заявления Медведева на Гайдаровском Форуме – это сигнал Западу о том, что в России по-прежнему будет проводиться ультралиберальная финансово-экономическая политика


Буквально на днях, 16 января 2013г., в Москве в здании РАНХиГС состоялся очередной Гайдаровский Форум, который уже давно стал генеральной репетицией российских чиновников, экспертов, экономистов, а также глав крупных отечественных и иностранных корпораций перед Давосским экономическим форумом.

Что касается содержательной части Форума, то она вызывает откровенное недоумение – в очередной раз вместо анализа причин деградации российской экономики и усиливающегося спада в экономике, сопровождающегося многолетним вывозом капитала со стороны частного сектора и кризисом ликвидности в банковском секторе прозвучали призывы сложить руки и ждать помощи Запада.

Основное внимание привлекло выступление председателя правительства Дмитрия Медведева, который сначала выразил глубокую признательность лично Егору Гайдару и его реформам, поблагодарив идеолога «рыночных преобразований» и «катастройки» за «возможность строить свою жизнь так, как считаем нужным, как считаем правильным, как считаем для себя интересным – заниматься бизнесом, ездить за границу, в командировки, отдыхать, быть частными собственниками, наконец».

А затем сделал сразу несколько весьма спорных заявлений. Прежде всего, Медведев назвал в качестве основной цели деятельности правительства на ближайшие годы – обеспечить переход к траектории устойчивого экономического роста и добиться темпов роста российской экономики как минимум на 5%. Судя по всему, это попытка изобразить исполнение президентских указов – именно к таким темпам роста экономики призывал президент Путин во время своего послания Федеральному собранию в первой половине декабря 2012г.

Рост российской экономики не обеспечит социальную стабильность

Премьер Медведев вслед за Путиным открыто признал, что для исполнения предвыборных президентских обещаний и поддержания элементарной социально-политической стабильности нынешние 3,6% роста ВВП по итогам 2012г. являются совершенно недостаточными. Напомним, что в 2005г. группа лучших отечественных макроэкономистов по заказу правительства провела комплексное макроэкономическое исследование и пришла к выводу, что в рамках существующей модели деиндустриализированной «экономики трубы» и при нынешнем масштабе имущественной дифференциации населения для сохранения социальной стабильности минимально необходимыми темпами роста экономики является отметке в 5,5%.

Хуже всего то, что обозначенные президентом и премьер-министром темпы роста отечественной экономики в размере 5% в России не наблюдаются уже больше 4 лет: в 2009г. ВВП России обвалился более чем 7,8% (худший показатель в группе G-20, БРИКС и странах-нефтеэкспортёрах), в 2010г. прирост едва превысил 4,9%, в 2011г. сжался до 4,3%, а по итогам 2012г. даже по самым оптимистичным прогнозам МЭР с трудом дотянет до 3,6%.

Ещё больше опасений вызывает тот факт, что российская экономика перестаёт реагировать на рост цен на нефть – за период 2010-2011гг. цены на североморскую смесь Brent подскочили на 40%, а в 2012г. в среднем по году находились на своих максимальных значениях (111-112 долл.). Однако это нисколько не помешало темпам роста экономики обвалиться с 4,9% в первые месяцы 2012г. до 1,9% по итогам ноября. 2,5-кратное падение темпов роста ВВП в течение всего лишь одного календарного года на фоне стабильно дорогой нефти и захлёбывающегося от притока нефтедолларов федерального бюджета (профицит в 1,4% ВВП по итогам 11 месяцев 2012г.) не может не вызывать опасения.

Притом что крупнейшие нефтегазовые гиганты и госбанки отчитываются о рекордных прибылях (Сбербанк обещает получить рекордные 350 млрд. рублей, а Газпром стал самой прибыльной компанией в мире в 2011г.), профицит внешней торговли достиг 195 млрд. долл., а неиспользуемый остаток средств Минфина на счетах в Банке России и коммерческих банках достигает 7,2 трлн. рублей.

На этом фоне совершенно удручающим выглядит затухание темпов роста промышленного производства с 8,2% в 2010г. до 4,7% в 2011г. и 2,7% по итогам 11 месяцев 2012г. (1,9% в ноябре). Это в разы ниже, чем в докризисный период 2003-2007гг. (7%). Темпы роста обрабатывающих производств обвалились с 11,8% в 2010г. до 6,5% в 2011г. и 4,4% в январе-ноябре 2012г. А прирост производства в обрабатывающем секторе на 3-3,3% в сентябре-октябре ушедшего 2012г. выглядит откровенным провалом на фоне докризисных темпов роста в размере 9,5%. Согласно оценкам Росстата, темпы роста грузооборота коммерческого транспорта сжались с 6,8% в 2010г. до 3,4% в 2011г. и едва заметных 1,7% по итогам января-ноября текущего года.

Даже реальные располагаемые доходы россиян престали реагировать на рост цен на нефть – в 2011г. они выросли на едва заметные 0,8%, даже несмотря на скачок цен на нефть, а в 2012г. прирост составил менее 4%. С учётом реальной «социальной инфляции», превышающей официальные оценки Росстата в 2,5-3 раза, реальный уровень жизни 70% россиян с доходами менее 25 тыс. рублей не только не вырос, но даже сжался на 3-7%.

Брызги нефтяного дождя в силу высокой степени коррумпированности и монополизированности экономики и социальной сферы, а также затухания производственной активности и избыточной имущественной дифференциации населения в частном секторе, перестают долетать до рядовых россиян. Это провоцирует рост недовольства властями, усиливает социальную напряжённость и, насколько можно судить, даже стало экономической базой «триумфально-болотной».

Благосостояние россиян снижается несмотря на дорогую нефть

В этой связи не совсем понятен пассаж про необходимость «добиться стабильного роста благосостояния российских граждан» — растут доходы исключительно 15-20% россиян, чьи доходы превышают отметке в 35 тыс. рублей и которые сумели встроиться в «экономику трубы». Разрыв в уровне доходов 10% богатых и бедных россиян подскочил за последние 11 лет с 13,3 до 16,6 раз, а с учётом доходов от капитала и предпринимательской деятельности, а также скрытых доходов (коррупция, вывоз активов в оффшоры) и вовсе достигает 70-80 раз.

Речь идёт о сломе модели «экономики трубы» — 2012г. продемонстрировал окончательный дефолт ресурсно-сырьевой модели «роста без развития», которая на простом языке называется процессом структурной деградации, архаизации производства и эрозии научно-технического потенциала. Судя по всему, эпоха проедания нефтедолларов и прокручивания поступающих в страну нефтедолларов, иностранных кредитов и глобального спекулятивного капитала себя исчерпала окончательно и бесповоротно.

И в этом плане становится в принципе непонятен оптимизм Медведева – все инструменты экстенсивного роста отечественной экономики, которые удерживали на плаву Россию на протяжении последних 11 лет, оказались исчерпаны. Кризис 2008-2009гг. это продемонстрировал особенно наглядно – ВВП упал на 7,8%, обрабатывающая промышленность сжалась на 15,2%, капитальные вложение обвалились на 22%, а производство наукоёмкой продукции (машиностроение, станкостроение, автомобилестроение и т.д.) упало в 2-4 раза. Однако нужные выводы, судя по всему, так сделаны и не были – правильные по своей сути и крайне актуальные обещания модернизации и инноваций свелись к построению внутреннего оффшора в Сколково.

Ни о каких 5% в краткосрочной перспективе можно и не мечтать – это фантастика и несбыточная мечта. Даже глава МЭР Андрей Белоусов, который стал первым по-настоящему профессиональным экономистом на посту министра экономики за последние 13 лет, осенью 2012г. открыто заявил президенту Путину, что модель «экономики трубы» себя исчерпала и в лучшем случае может обеспечить рост экономики на 1,5-2%.

Скорее всего, даже с учётом статистических приписок, занижения масштабов инфляции и дальнейшего раздувания пузыря на рынке потребительского кредитования властям удастся обеспечить рост российской экономики в размере 2,5% по итогам 2013г. при сохранении среднегодовой цены на нефть в диапазоне 107-112 долл. за баррель смеси Brent. В реальном выражении российская экономика не только не вырастет, но даже рискует сжаться на 1-1,5% с учётом реального дефлятора.

При этом не стоит исключать вариант, при котором цены на нефть снизятся до 90 долл. за баррель и даже ниже. Да, распухших до 530 млрд. долл. международных резервов России хватит на поддержание социально-политической стабильности в течение 1,5-2 лет и финансирования бюджетных расходов. Однако в таком случае даже Росстат будет вынужден зафиксировать падение ВВП на 1,5-2%, сокращение обрабатывающей промышленности на 3-4% и девальвацию рубля по отношению к американскому доллару до 37-38 рублей за доллар.

Другое дело, что в настоящий момент этот сценарий выглядит маловероятным в силу эмиссионной накачки мировой со стороны ведущих Центробанков мира и удержания на плаву экономики США благодаря раздуванию бюджетных дефицитов (9% ВВП) и наращивания государственного долга (свыше 106% ВВП). Так что сильного обвала российской экономики с высокой долей вероятности не произойдёт. Однако продолжится процесс загнивания несырьевой наукоёмкой промышленности, структурной деградации, усиления зависимости от импорта и люмпенизации населения.

Титаник ВТО

Не меньше вопросов вызывает заявление председателя правительства относительно того, что «вступление в ОЭСР остаётся нашей стратегической целью в области интеграции после вступления в ВТО». Нужно понимать, что в экспертном сообществе имеются строго противоположные точки зрения на вопрос ВТО. До сих пор непонятно, зачем в угоду отечественным металлургам, производителям удобрений и прочим сырьевым компаниям, а также транснациональному капиталу нужно было собственноручно отказываться от возможности оказания адресной и целевой поддержки отдельно взятым секторам экономики и наукоёмким производствам.

Российские чиновники умудрились вступить в ВТО на условиях, которые в 2-2,5 раза мягче тех, на которых вступил в ВТО Китай, проведший модернизацию за 15 лет до либерализации внешней торговли и извлекший из этого колоссальные выгоды.

Присоединение к ВТО поставило жирный крест на самой идее модернизации экономики и лишило правительство возможности оказать поддержку отечественной промышленности накануне новой фазы глобально рецессии. ВТО запрещает повышать общий уровень защищённости экономики и оказывать адресную поддержку отдельным секторам экономики, без чего невозможно обеспечить структурную перестройку экономики, модернизацию производства и развитие научно-технического потенциала.

Негативные последствия от либерализации внешнеэкономических отношений не заставили себя долго ждать: Автоваз уже заявил, что прекращает закупать листовой прокат у российских металлургов и будет импортировать сталь из Китая и Индии, где благодаря дешёвой рабочей силе, доступных кредитов отпускные цены даже с учётом транспортировки в Россию оказываются существенно ниже российских. Крупнейшие отечественные производители сельхозтехники отчитались о беспрецедентном спаде заказов на фоне наплыва импорта и сворачивания инвестиционных программ и капитальных вложений в основные фонды со стороны российских аграриев.

В то время как один из крупнейших производителей лифтового оборудования фирма OTIS уже заявила о закрытии своей производственной площадки на территории России и выводе производства в Китай. И это неудивительно – в условиях снижения импортных пошлин на промышленную продукцию исчезла всякая необходимость производить лифты внутри России, если это можно сделать с гораздо меньшими издержками в азиатских странах.

Даже российские металлурги, которые громче просили правительство интенсифицировать вступление в ВТО, заявляют, что они стали неконкурентоспособны на внутреннем и внешнем рынках в силу безудержного роста тарифов естественных монополий, которые сделали нерентабельным производство стали и стальной продукции. Летом ушедшего 2012г. «национальное достояние» Газпром в очередной раз занялся шантажом и заявил, что искусственно заниженные цены на газ для населения и промышленности на внутреннем рынке противоречит нормам ВТО и потребовал предоставить ему компенсации. Судя по всему, сырьевые компании, естественные монополии и металлурги втянули Россию в ВТО, чтобы затем начать выкачивать ресурсы из государственного бюджета под разговоры о нарушении принципа равных условий конкуренции.

Изначально было очевидно всем здравомыслящим экспертам, что отечественные производители находятся в априори неравных стартовых условиях по сравнению с иностранными ТНК. Крупнейшие корпорации имеют доступ к современным производственным и управленческим технологиям, долгосрочным и крайне дешёвым инвестиционным ресурсам (под 2-3% годовых) и активно используют эффект масштаба производства и трансфертное ценообразование (позволяющего не только уклоняться от уплаты налогов, но также заниматься демпингом).

А также получают колоссальную по объёму финансовую поддержку от национальных правительств – в расчёте на 1 гектар пахотных земель в Евросоюзе фермеры получают в 40 раз большую финансовую поддержку, чем их российские конкуренты. О каких принципах равной конкуренции здесь может идти речь, не понятно вовсе. Иначе как саботажем и диверсией российских коррумпированных чиновников, сросшихся в экстазе с крупным олигархическим капиталом, это не назовёшь. В целом же, масштабы скрытой поддержки национальных производителей (экспортно-импортные кредиты, предоставление банковских гарантий и поручительств во внешнеторговой деятельности, субсидирование процентных ставок, инвестиционные налоговые льготы и т.д.) в России в разы ниже, чем в США, Японии и ЕС – 0,3% ВВП против 1,5-2%ВВП соответственно.

И это не говоря о выпадающих доходах федерального бюджета в связи с снижением экспортных и импортных пошлин, которые превысят накопленным итогом 1,3 трлн. рублей в ближайшие 3-4 года. Притом что лучшие российские экономисты предупреждали, что втягивание деиндустриализированной России в ВТО обернётся потерей от 8 до 12 млн. рабочих мест в течение ближайших 8 лет и совокупными потерями ВВП в размере как минимум 20-25%.

На фоне спада инвестиционной активности в АПК и наукоёмкой промышленности, сильнейшего за последние 3 года затухания экономического роста и обвала темпов роста промышленного производства, обрабатывающих отраслей и грузоперевозок наблюдается скачкообразный рост импорта целого ряда товаров. Так, согласно официальным данным Росстата, по итогам ноября текущего года в годовом выражении импорт свинины подскочил на 25,7%, рыбного филе – 29,3%, овощей – на 18%, сахара – на 13,5%, а растительного масла – на 10,7%.

Приватизационный фетиш либералов

Не меньшие опасения вызывают призывы Медведева к форсированной приватизации государственного имущества, которая, по его мнению, «имеет принципиальное значение для развития конкурентной среды». По оценкам премьер-министра, «самое главное, что у нас есть чёткое понимание, что приватизация повысит конкурентоспособность российского бизнеса. В равной степени успех зависит от конкурентоспособности наших людей».

Это очень напоминает эпоху кредитно-залоговых аукционов и ваучерной приватизации, которые также начинались под рассуждения о «неэффективности государства как собственника» и поиски «эффективных менеджеров». Передача активов из рук государства в руки частного капитала, (тем более транснационального, так как малый и средний бизнес едва сводит концы с концами и просто не имеет доступа к кредитным ресурсам по приемлемым ставкам), в принципе не решает проблему повышения эффективности их использования и снижения коррупции.

Не нужно путать причину со следствием – опыт Китая, Южной Кореи, Сингапура, Индии, Малайзии и тех же самых США, которые сохраняют жёсткий государственный контроль за целым рядом стратегически значимых секторов экономики, показывает, что государство при желании может быть эффективным собственником, грамотно руководить компаниями и в силах проводить вменяемую макроэкономическую политику. Для того, чтобы разорвать связку между чиновниками и крупным бизнесом и сократить масштабы коррупции, чиновникам просто необходимо начать исполнять свои служебные обязанности. Для этих целей есть Уголовный кодекс, а также целый ряд правоохранительных и контролирующих органов – Счётная Палат, Главное контрольное управление администрации президента, контрольно-ревизионное управление Минфина, ФСФР, МВД, ФСБ и т.д.

Если бы было реальное желание, то чиновники уже давно могли бы навести порядок и в системе государственных закупок (в которых свыше 35% заказов размещается на неконкурентной основе с одним участником), и в бюджетной системе (где только по оценкам Дмитрия Медведева разворовывается свыше 1 трлн. рублей, а реально 3-3,5 трлн.), и на многочисленных «олимпийских» стройках (достаточно вспомнить громкие коррупционные скандалы на олимпийских объектах в Сочи и проведения Саммита АТЭС «в условиях стройки»).

Ежегодно, только по официальным оценкам Банка России, на протяжении последних 5 лет из страны только незаконным образом вывозится порядка 40-45 млрд. долл., что эквивалентно 1,2 трлн. рублей. Это колоссальная сумма средств, эквивалентная 10% федерального бюджета России или 2% ВВП. Из них порядка 30-35 млрд. долл. составляет зафиксированный Центральным Банком России незаконный вывоз в рамках фиктивной внешнеэкономической деятельности (невозврат экспортной выручки, непоступление товаров и услуг по предоплате по импортным контрактам, фиктивные финансовые операции и т.д.). А 10-12 млрд. долл. ежегодно составляет вывоз откровенно криминальных активов (в том числе коррупционных прибылей и доходов от незаконной предпринимательской деятельности).

Если, не решая проблемы избыточной монополизации экономики, просто взять и передать крупнейшие государственные компании, банки и естественные монополии в руки частного капитала, то кроме как к смене бенефициаров, паразитирующих на коррупции, это ни к чему не приведёт. Аналогичные призывы раздавались в первой половине 1990-х годов в разгар «либерального угара» и «реформаторского погрома» отечественной экономики.

Нужно понимать, что ни граждане России, ни малый и средний бизнес в силу объективных причин — среди первых 60% являются бедными и нищими по оценкам Института Социологии РАН, а вторые пребывают в инвестиционном кризисе и едва выживают под напором коррупционеров и произвола монополистов, не имея возможности получить доступ к дешёвым долгосрочным ресурсам. А чем заканчивается «народное IPO» до сих пор помнят все россияне, поверившие по своей наивности и старой вере в сильное государство коррумпированным чиновникам – акции ВТБ до сих пор торгуются в 2 раза ниже цены размещения, а те, кто вложился в Сбербанк и Роснефть, потеряли от трети до половины своих сбережений в связи с инфляционным обесценением рубля.

Россия как сырьевой придаток глобального бизнеса

Также сложно не согласиться с утверждением Медведева относительно того, что «современный экономический рост немыслим в пределах национальных границ, как бы кому этого не хотелось». Финансовая глобализация, либерализация внешнеэкономической деятельности и тесное переплетение производственно-технологических цепочек создания добавленной стоимости на национальном и наднациональном уровне усиливается. Однако из этого отнюдь не следует, что нужно отказаться от проведения активной государственной политики по стимулированию научно-технического потенциала, модернизации изношенной на 80-85% инфраструктуры и возрождению высокотехнологичных производств, объёмы выпуска которых в настоящий момент в 3-5 раз ниже отметок 22-летней давности. А в ряде наукоёмких производств (в таких, как выпуск сельскохозяйственной техники, тяжёлого машиностроения, металлорежущих станов, авиационной техники и т.д.) объёмы выпуска в лучшем случае соответствуют показателям первой половины 1950-х годов.

Да, безусловно, в той или иной степени все страны мира так или иначе интегрированы в мировую экономику, международную валютно-финансовую систему и систему разделения труда. Другое дело, что все страны встроились в неё на разных условиях и далеко не все извлекли выгоды от бездумной и неподготовленной интеграции. Без радикальной смены проводимой макроэкономической политики и отказа от тезиса «государственного невмешательства» Россия рискует сохранить за собой статус сырьевого придатка мировой экономики, финансового резервуара и рынка сбыта для транснациональных корпораций.

Нужно понимать, что встроиться в мировую экономику можно совершенно по-разному – есть весьма узкий круг крупнейших экономик мира с развитым научно-техническим потенциалом и диверсифицированной промышленностью. А есть «банановые республики» и страны третьего мира, которые подавляющее большинство и которые превратились в сырьевые колонии для глобального бизнеса и поставщиков дешёвой рабочей силы. Без перехода к активной самостоятельной стимулирующей денежно-кредитной, налогово-бюджетной, научно-технической, промышленной и структурной политики России не удастся вырваться из состояния технологического упадка и структурной деградации.

Неудивительно, что, несмотря на все рассуждения о модернизации и «слезании с нефтяной» иглы, Россия всё плотней на неё садится. На долю нефти и газа приходится свыше 65% стоимостной оценки экспорта России, а также порядка 62-63% доходной части федерального бюджета (с учётом косвенных эффектов и мультипликаторы все 75-80%). Тогда как на долю добывающих секторов, оптово-розничной торговли, естественных монополий, нефтехимии, металлургии и транспорта приходится практически 65% ВВП, 73% капитальных вложений и 85% совокупных прибылей российской экономики.

Трансфер технологий обернулся «отвёрточными производствами»

Весьма спорным получился пассаж, посвящённый трансферу передовых производственных и управленческих технологий, импорту ноу-хау и результатов интеллектуальной собственности. Медведев предложил отказаться от «пропагандируемого отраслевого подхода» и пристальное внимание уделять «компаниям, которые встраиваются именно в международные цепочки». Такой узкокорпоративный подход в пониманию вопросов модернизации экономики и технологическому перевооружению производства рискует привести к тому, что Россия утратит свой собственный научно-технический потенциал и превратится в производственную площадку транснационального капитала по «отвёрточной сборке» ввозимых из-за рубежа комплектующих.

Можно вспомнить провалившийся режим «промышленной сборки», в рамках которого крупнейшие иностранные автогиганты получали налоговые каникулы, послабления и льготы в обмен на модернизацию отечественного автомобилестроения. На деле же всё оказалось иначе – в середине 2012г. президент Путин был вынужден признать, что степень локализации производства на совместных предприятиях как находилась в диапазоне 25-30%, так приблизительно там и осталась (35%), не продемонстрировав за истекшие 7 лет рост до запланированных 75-80%.

Да, безусловно, имеет смысл оказывать поддержку тем компаниям, которые работают в высокотехнологичных секторах экономики и встроены в международные цепочки создания добавленной стоимости. Это действительно может дать мощный импульс модернизации тех или иных отраслей промышленности и способствовать повышению конкурентоспособности отечественных производителей.

Однако, во-первых, есть целый ряд стратегически значимых секторов экономики, которые остро нуждаются в активной государственной поддержке (хотя бы на уровне Евросоюза) и которые просто в силу объективных причин (национальной безопасности, финансово-экономического суверенитета) не могу и не должны встраиваться в цепочки глобальных ТНК. В тех же самых США, ЕС, Японии, Великобритании и тем более динамично развивающемся Китае, несмотря на доминирование рыночных принципов, есть целый список стратегически значимых отраслей промышленности и компаний, в которые допуск иностранного капитала либо закрыт вовсе, либо очень сильно ограничен и подвергается жёсткому контролю.

Во-вторых, точечное развитие отдельно взятых компаний, пускай и весьма крупных, встроенных в крупнейшие глобальные корпорации, просто в силу масштабов российской экономики, численности населения, масштабов технологического упадка и износа производственных мощностей будет носить крайне ограниченный эффект. Да, к уже существующим 15-20% россиян, сумевшим встроиться в «экономику трубы» или занять своё место в распределении бюджетных потоков, добавиться 5-10% граждан России.

Однако, что делать с оставшимися 60-70% россиян, которые оказались лишними в нынешней экономике, совершенно непонятно. Их не смогут прокормить ни международные корпорации, ни транснациональные банки, ни иностранный капитал (на 92% состоящий из иностранных кредитов и займов, не имеющих совершенно никакого отношения к обещанной модернизации и инновациям), ни Сколково и Роснано. Для их элементарного биологического существования необходимо наличие конкурентоспособной обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, АПК, которые смогут выдерживать постоянно нарастающую конкуренцию со стороны глобального бизнеса.

Без комплексной модернизации всей экономики и базовой технологической инфраструктуры (ЖКХ, электроэнергетика, транспортная система, системы связи и т.д.), без снижения степени монополизированности экономики, ограничения масштабов коррупции, устранения административных барьеров, замораживания и дальнейшего снижения тарифов естественных монополий (за счёт раскрытия структуры себестоимости цены и инвестиционного тарифа) и построения национальной инвестиционно-банковской системы, способной создавать доступные долгосрочные кредитные ресурсы, никакой модернизации экономики не будет.

И никакой иностранный капитал и международный бизнес России не помогут – ТНК в силу объективных причин рассматривают любую страну в качестве трофейного пространства, рынка сбыта для своих товаров или услуг, а также источника получения дополнительных прибылей или сырьевых ресурсов. И никакой благотворительностью они заниматься не будут. Как показал пример перестроечной России, а также опыт европейской периферии и большинства развивающихся стран Латинской Америки и Африки, глобальные корпорации с гораздо большим интересом готовы поглощать местных производителей, подавлять конкуренцию и создавать локальные монополии, нежели заниматься созданием конкурентов и передачей им современных технологий, ноу-хау и объектов интеллектуальной собственности.

Последний реверанс Гайдару

Особенный интерес представляет последний пассаж Дмитрия Медведева – его заключительное слово, в котором, по сути дела, содержалась квинтэссенция всего выступления председателя правительства. Начав со слов благодарности в адрес одного из «прорабов перестройки» за Егора Гайдара и поблагодарив его за «возможность строить свою жизнь так, как считаем нужным, как считаем правильным, как считаем для себя интересным – заниматься бизнесом, ездить за границу, в командировки, отдыхать, быть частными собственниками, наконец…», премьер и закончил своё выступление реверансом в адрес Гайдара.

Процитировав высказывание Мао Цзэдуна о том, что, почувствовав ветер перемен, надо строить ветряную мельницу, Медведев отказался от неё в пользу более просто и понятной формулировки Егора Гайдара: «Государственная экономическая политика не может быть стандартной. Она требует инновационных решений». Безусловно, каждая страна является уникальной и слепое следование чужим примерам и копирование чужого опыта без учёта национальной специфики (культуры, истории, обычаев, мировоззрения, особенностей национальной экономики и т.д.) может обернуться катастрофическими последствиями.

Однако пугает то, что, российские чиновники, судя по всему, решили в очередной раз «пойти своим особенным путём» — они отказываются воспринимать вообще какой угодно даже самый позитивный мировой опыт. В отличие от большинства крупных экономически развитых стран и динамично развивающихся «азиатских тигров», которые усиливают государственную поддержку национальной экономики, наращивают инвестиции в человеческий капитал, финансируют развитие научно-технического потенциала, российские чиновники рассуждают о привлечении иностранного капитала, инновациях и необходимости ухода государства из экономики.

И это при том, что подавляющее большинство секторов экономики в России недофинансируется на протяжении многих лет – расходы консолидированного бюджета (т.е. федерального бюджета, а также региональных и муниципальных бюджетов) на национальную экономику в России приблизительно в 2,5-5 раза ниже, чем в крупнейших экономически развитых странах (6-6,5% ВВП против 15-20% ВВП в США, ЕС, Японии и т.д.) А наука, образование и здравоохранение, без которых немыслима никакая модернизация (если таковой не считать создание внутреннего оффшора на картофельном поле в Сколково и прокручивание на депозитных счетах бюджетных средств через проекты Роснано) финансируются по остаточному принципу — 4-5% ВВП против 9-12% ВВП у стратегических конкурентов.

В этой связи весьма невнятным оказался один из последних пассажей Медведева, который заявил, что «у России есть возможности стать одним из ключевых, связующих звеньев глобальных интеграционных процессов, реализовать свои геополитические преимущества всем известные и, конечно, извлечь значительные дивиденды для собственного развития». Сам по себе тезис совершенно правильный и верный. Однако, насколько можно судить, российскими чиновниками, которые предлагают России сложить руки и ждать помощи от Запада, практически ничего не делается в этом направлении.

Полным ходом идёт процесс скрытой приватизации бюджетной сферы и повышения платности базовых социальных услуг (образования, медицины и т.д.), которые становятся недоступной роскошью для 75% россиян, чьи душевые доходы оказались ниже среднего показателя по России. Одновременно с этим Минфин призывает россиян «затянуть потуже пояса» и урезает финансирование поддержки национальной экономики, науки, здравоохранения, спорта, культуры и находящегося в аварийном состоянии ЖКХ.

На фоне затухания экономического роста и усиления деградации производства Минфин внедряет «бюджетное правило», которое способствует дальнейшему расширению инвестиционного кризиса в наукоёмкой промышленности и инфраструктуре за счёт формирования искусственного бюджетного дефицита и сохранения практики изъятия из экономики 3-5% ВВП в состав «подушки безопасности».

И всё это происходит на фоне присоединения России к ВТО, усиления кризиса ликвидности в банковском секторе (ставки на межбанковском рынке подскочили в 2,5 раза за последние 1,5 года), беспрецедентного чистого вывоза капитала частным сектором (свыше 360 млрд. долл. за 4 года), безудержного роста тарифов естественных монополий, ЖКХ и цен на ГСМ (в 10-15 раз за 11 лет), разрастания коррупции и бюрократии, а также неконтролируемого наплыва иммигрантов (официально 1,9 млн. человек, реально порядка 7-10 млн. за 2000-2011гг.) и импортных товаров.

В рамках проводимой в настоящий момент макроэкономической политики России не то что не светят набившие оскомину «модернизация» и «инновации», а также «реализация своего геополитического преимущества» (хотя, не совсем понятно, о каком геополитическом преимуществе может идти речь в условиях разрухи в армии и открытии транзитных баз НАТО в Ульяновске). С таким подходом к социально-экономической политике Россия обречена на то, чтобы оставаться сырьевой колонией транснационального капитала и рынком сбыта для глобальных корпораций.

А сами по себе заявления Медведева, который продолжает осознанно и целенаправленно клясться в любви Западу, иностранному капиталу и транснациональным корпорациям, ставят крест на всех его политических амбициях. Складывается такое ощущение, что либо он сам не понимает, что своим преклонением перед Гайдаром, «младореформаторами» и провозглашением ультралиберальной политики ставит на себе крест как на политике. Совершенно очевидно, что, в условиях, когда 60% россиян с доходами менее 17 тыс. рублей являются бедными и нищими слоями общества, провозглашать подобного рода диферамбы Гайдару и прочим организаторам «катастройки» является политическим самоубийством. Сентябрьская «рокировочка» 2011г., проведённая в лучших традициях Ельцинской эпохи уже показала несамостоятельность и подконтрольность Медведева Путину.

Либо он просто-напросто играет отведенную ему в тандеме роль рупора либерального клана и «рыночных фундаменталистов», который призван дать сигнал финансово-политическим элитам США и Старого Света, а также глобальному бизнесу, что в России, несмотря на всю патриотичную риторику президента и периодические перебранки с США (акт «Магнитского» и закон «Димы Яковлева») по-прежнему будет проводиться ультралиберальная финансово-экономическая политика. Которая будет призвана сохранить за Россией статус «дойной коровы» и «банановой республики» для глобальных ТНК и международных банков.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Итоги 2012. Экономический прогноз на 2013 год независимого экономиста Владислава Жуковского: медленное сползание в рецессию, структурная деградация и обвал рубля


Судя по всему, в 2013г. российская экономика продолжит медленно, но верно сползать в рецессию. При этом сжатие экономической активности будет сопровождаться усилением деградации структуры экономики и примитивизацией производства – остатки несырьевой промышленности и наукоёмких производств будут постепенно загнивать, чему не в малой степени поспособствует втягивание России на «титаник» ВТО.

К сожалению, находящимся у руля финансово-экономическим блоком правительства «гайдаровцам», насколько можно судить, продвигающим интересы транснационального капитала, международных спекулянтов, вкупе с крупным сырьевым олигархическим капиталом удалось пролоббировать присоединение России к ВТО.

К уже давно известным бичам российской экономики (произвол монополий, коррупционные поборы, непозволительно дорогие кредиты, бегство капитала, наплыв дешёвого импорта и т.д.) прибавится сокращение государственных расходов на национальную экономику, социальную сферу, образование медицину, ЖКХ, культуру и спорт на 35-60% в реальном выражении с учётом официальной оценки инфляции.

Скорее всего, при сохранении среднегодовых цен на нефть в диапазоне 110-115 долл. темпы роста российской экономики сожмутся до 2-2,5% в первом полугодии 2013г. и продемонстрируют некоторое ускорение до 2,7-3% в последние месяцы будущего года благодаря спаду во втором полугодии текущего года и, как следствие, статистическому эффекту низкой базы. По итогам 2013г. ВВП России вырастет приблизительно на 2,3-2,5% с учётом официального дефлятора, что окажется худшим показателем с 2009г. На деле же с учётом реальной инфляции в размере 10-12% экономика России сожмётся на 1-1,5%, что крайне негативно скажется на доходах населения и будет способствовать расширению имущественной пропасти и социальной напряжённости.

В случае, если средние цены на нефть Brent не смогут превысить отметку у в 120 долл. за баррель, рубль имеет все шансы обесцениться по отношению к американскому доллару до 34,5-35 рублей за доллар. Этому будет способствовать сразу несколько факторов. Во-первых, опережающие темпы роста импорта по сравнению с приростом экспорта товаров будут усиливать отток иностранной валюты в рамках внешнеторгового баланса. Во-вторых, в 2013г. практически наверняка сохранится ситуация с бегством капитала за рубеж, хоть его масштабы несколько и сократятся (с 80,5 млрд. долл. в 2011г. и 60-63 млрд. в 2012г. до 45-50 млрд. долл.). Тем не менее, это также будет способствовать ослаблению российского рубля.

В-третьих, по итогам 2013г. чистые инвестиционные убытки российской экономики расширятся с 50,1 млрд. в 2011г. и 40,1 млрд. в 2010г.до приблизительно 55-57 млрд. долл. на фоне удорожания кредитных ресурсов в иностранной валюте, необходимости рефинансирования внешних долгов и расширения дивидендных выплат иностранным акционерам, большинство которых является российскими гражданами с оффшорной пропиской. Это также будет оказывать давление на курс российского рубля, превратившегося в перекрашенный доллар.

В-четвёртых, практические наверняка расширится дефицит во внешней торговле услугами – с 28,7 млрд. долл. в 2010г. и 35,9 млрд. в 2011г. до 45-47 млрд. по итогам 2013г. Вкупе с ростом отрицательного сальдо баланса оплаты труда (с 8,5-9,5 млрд. долл. в 2010-2011г. до 11-12 млрд. долл. в 2013г.) это усилит вывоз иностранной валюты из российской экономики, 70% которой было получено за счёт распродажи невосполнимых нефтегазовых ресурсов.

В-пятых, как никогда в девальвации заинтересован российский Центробанк, который практически целиком и полностью свёл всю эмиссию национальной валюты (т.е. рубля) к притоку в Россию иностранного капитала – нефтедолларов, иностранных кредитов, спекулятивного капитала. Судя по всему, в нынешней ситуации он даже будет готов пожертвовать своей главной целью, прописанной в законе «О Центральном банке РФ» — обеспечении устойчивости национальной валюты в угоду других целей: обеспечения стабильности национальной платёжной системы и укрепления банковской системы. К слову сказать, набившая за последние годы оскомину «борьба с инфляцией», в угоду которой Банк России поддерживает искусственный дефицит денег в экономике и отказывается развивать систему долгосрочного рефинансирования экономики, вообще не входит в цели деятельности Банка России.

Как уже отмечалось ранее, российская финансовая системы уже больше 1,5 лет живёт в состоянии усиливающегося дефицита денег и разрастающегося кризиса ликвидности в банковском секторе. Ставки на краткосрочные кредиты на межбанковском рынке подскочили с 2,5 до 6,5% годовых, а стоимость кредитов «овернайт» в середине декабря обновила максимумы середины кризисного 2009г.

В настоящий момент цены на североморскую смесь Brent в рублёвом эквиваленте составляют порядка 3,300 тыс. рублей за баррель, что является пороговым значением, недостаточным для поддержания необходимого для развития экономики и стабильности банковской системы объёма денежного предложения. Банк России уже сегодня на ежедневной основе поддерживает дополнительное вливание в финансовую систему порядка 3 трлн. рублей и при сохранении нынешних цен на нефть он будет заинтересован в ослаблении рубля по отношению к американскому доллару до 35-35,5 рублей.

В-шестых, и это, пожалуй, самое главное — в обесценении рубля заинтересовано Министерство финансов, которое обязано изыскать дополнительные доходы в бюджет для исполнения предвыборных обещаний президента без радикального оздоровления бюджетной системы. Не желая повышать качество бюджетной системы, снижать масштабы воровства и нецелевого использования бюджетных ресурсов, увеличивать собираемость налогов с сегодняшних 70% до общеевропейских 85%, отказываться от регрессивной шкалы НДФЛ и социальных взносов в пользу прогрессивной шкалы и повышать налоговую нагрузку на сырьевые отрасли, спекулятивные и торгово-посреднические операции, оно не имеет других возможностей пополнения бюджета.

В данной ситуации радуют только две вещи. Первая – у России всё ещё есть запас прочности, который позволит ей при более-менее адекватном государственном управлении продержаться на плаву 3-4 года при нынешних ценах на нефть и как минимум 1-1,5 года в случае падения цен на нефть ниже 75-80 долл. за баррель смеси Brent. В настоящий момент объём ЗВР России (включая средства Банка России) превышает 520 млрд. долл. (порядка 130% годовых федеральных бюджетов России), что в условиях сползания мировой экономики в новую фазу глобальной рецессии и разрастания кризисных явлений в мире создаёт хоть и временные, но существенные преимущества для России.

Во-вторых, насколько можно судить, в высших коридорах власти происходит медленное, но верное осознание тупиковости того пути, по которому вели Россию идейные наследники «младореформаторов» и «прорабов перестройки» на протяжении последних 11 лет. Не случайно президент Путин впервые за многие годы подверг критике действия Центробанка, превратившегося, судя по его действиям, в филиал ФРС США и ставшего удавкой на шее российской экономики.

Складывается ощущение, что у руководства страны постепенно возникает осознание того, что политика государственного невмешательства и отказа от самостоятельной денежно-кредитной, налогово-бюджетной, научно-технической, промышленной и структурной политики (а точнее отказ какой бы то ни было политики как таковой) превратила Россию в «дойную корову» транснационального капитала, из которой по разным каналам ежегодно выкачивается порядка 250-300 млрд. долл.

Более того властями совершенно верно указывается необходимость форсированного развития научно-технического потенциала, стимулирования модернизации инфраструктуры и возрождения наукоёмких производств, объёмы выпуска которых в 2-3 раза ниже отметок 1990г. А в ряде высокотехнологичных производств (станкостроение, приборостроение, ракетно-космическая и авиационная промышленность, сельхозмашиностроение и т.д.) производство продукции в 15-20 раз ниже отметок 20-летней давности, тогда как объём капитальных вложений в основные фонды ниже в 5-7 раз.

Другое дело, что все эти пространные разговоры и обещания слышны уже далеко не первый года, а механизм их реализации в условиях разгула коррупции, произвола монополий и сокращения бюджетного финансирования экономики, науки, образования и здравоохранения остаётся неопределённым. Насколько можно судить, у России ещё есть какое-то весьма ограниченное по продолжительности время для радикальной смены проводимой социально-экономической политики и перехода к самостоятельной национально ориентированной стратегии развития.

Да, на уровне слов, предвыборных тезисов и пожеланий уже появились позитивные сдвиги- руководство страны чувствует острую необходимость встраивания в зарождающийся технологический уклад, возрождения наукоёмких производств, умеренного протекционизма (хотя бы на уровне Евросоюза) и укрепления финансово-экономического суверенитета. Будут ли проблемы опять заболтаны или все же на деле удастся власти (нынешней или другой) реализовать тот колоссальный потенциал, которым обладает Россия и который должен быть направлен на повышение уровня жизни российских граждан и конкурентоспособности всей отечественной экономики, а не узкого круга приближенных к коррумпированным чиновникам монополистов, олигархов и глобального бизнеса.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Владислав Жуковский, Итоги года для «экономики трубы»


Итоги нынешнего года оказались откровенно удручающие – если ещё в 2011г. хотя бы у кого-то оставались надежды на то, что модель «экономики трубы» способна поддерживать хоть какие-то приемлемые темпы роста и обеспечивать социальную стабильность, то в 2012г. стало окончательно понятно, что «нефтяной бобик» помер. И лишь присосавшиеся к его телу «блохи» в лице коррумпированных чиновников, сырьевых олигархов и спекулянтов по инерции, наотрез отказываясь заниматься модернизацией экономики и бороться с коррупцией, изо всех сил пытаются удерживать его на ногах.

И чем дольше они будут пытаться удерживать на ногах нежизнеспособную и откровенно паразитическую модель «экономики трубы», превратившую Россию в сырьевую колонию глобального бизнеса и рынок сбыта для ТНК, тем масштабней будет финансово-экономический, а затем и общесистемный кризис. И тем острее будут вспыхивать очаги социального протеста и нестабильности – брызги «нефтяного дождя» перестают долетать до простых россиян, не успевая за безудержно разрастающимися аппетитами коррупционеров, олигархов, монополистов и спекулянтов.

По мере сжатия размера «нефтяного» и «бюджетного» пирога, неизбежного в условиях сползания мировой экономики в рецессию и стагнации цен на нефть, властные группировки и сформировавшийся вокруг них бюджетный бизнес, не готовые умерить свои аппетиты и старающиеся вырвать кусок у конкурента, начинают забирать последние крохи у остальных социальных групп – пенсионеров, рабочих, учителей, врачей и законопослушных предпринимателей.

Уходящий 2012г. со всей очевидностью продемонстрировал дефолт ресурсно-сырьевой модели «роста без развития» и слом проводившейся на протяжении последних лет политики проедания нефтедолларов и паразитирования на доставшемся в наследство от Советской эпохи производственном и научно-техническом потенциале. Впервые за долгие годы российская экономика, а с ней промышленность, строительный сектор грузоперевозки и даже доходы населения России перестали реагировать на изменение цен на нефть.

Таблица 1. Динамика основных компонентов ВВП России накопленным итогом с учётом инфляции за период 2003-2011гг. (2003г. = 100%)

Показатель

2003г.

2004г.

2005г.

2006г.

2007г.

2008г.

2009г.

2010г.

2011г.

Валовой внутренний продукт

100%

107,2%

114,0%

123,3%

133,8%

140,9%

129,8%

135,5%

141,3%

Сельское хозяйство и охота

100%

100,9%

101,2%

103,8%

105,5%

114,1%

116,1%

104,2%

121,5%

Лесное хозяйство и лесозаготовки

100%

102,8%

103,9%

108,1%

105,7%

86,1%

82,4%

83,9%

84,2%

Производство пищевых продуктов

100%

109,3%

113,3%

121,0%

129,0%

131,2%

129,7%

129,7%

130,9%

Текстильное производство

100%

81,7%

66,3%

75,6%

74,3%

70,2%

59,2%

66,4%

60,6%

Производство одежды

100%

102,5%

96,5%

103,3%

101,0%

95,7%

75,0%

78,1%

91,7%

Производство машин и оборудования

100%

114,5%

119,2%

131,5%

161,8%

156,2%

89,2%

96,7%

106,7%

Производство электрических машин и электрооборудования

100%

120,1%

121,2%

123,2%

123,2%

115,0%

82,8%

103,5%

113,2%

Производство электронных компонентов

100%

106,0%

114,5%

120,4%

111,3%

99,7%

69,2%

74,6%

82,9%

Строительство и ремонт судов

100%

124,6%

136,0%

134,6%

103,0%

112,5%

93,5%

70,2%

58,9%

Производство летательных аппаратов, включая космические

100%

81,1%

72,6%

64,0%

70,7%

73,8%

70,0%

71,3%

76,0%

Оптовая торговля

100%

114,7%

122,6%

140,4%

153,7%

166,9%

163,9%

172,8%

178,3%

Розничная торговля

100%

99,3%

109,6%

122,4%

139,3%

151,6%

145,5%

155,6%

163,4%

Связь

100%

128,7%

145,6%

167,1%

192,4%

212,8%

218,0%

222,9%

228,7%

Финансовое посредничество

100%

139,8%

188,6%

250,1%

336,6%

401,1%

423,3%

414,9%

437,8%

Операции с недвижимым имуществом

100%

102,4%

110,7%

129,2%

146,5%

174,4%

181,7%

195,9%

198,5%

Образование

100%

100,3%

100,7%

101,2%

102,3%

102,2%

100,7%

98,9%

98,1%

Здравоохранение и социальные услуги

100%

101,0%

102,7%

104,2%

105,4%

106,4%

106,2%

105,8%

109,7%

Чистые налоги на продукты

100%

111,4%

121,4%

132,9%

144,9%

152,8%

131,4%

141,7%

149,9%

Источник: расчёты автора по данным Росстата

Насколько можно судить, даже стабильно высокие цены на энергоносители, устойчивый спрос на российское минеральное сырьё на внешних рынках и приток иностранных кредитов больше не в силах удерживать на плаву отечественную деиндустриализированную экономику, парализованную судорогой коррупции, произволом монополий, чиновничьим беспределом и откровенно антимодернизационной политикой.

1 Нефть больше не помогает российской экономике

Несмотря на то, что средние цены на нефть оказались на рекордно высоком уровне в 112 долл. за баррель смеси Brent, темпы роста экономики рухнули с 4,9% в начале года до 1,9% по итогам ноября. Одновременно с этим темпы роста промышленного производства сжались с 4,7% в 2011г. до 1,9% в ноябре 2012г., обрабатывающих производств – с 6,5% до 3%, строительного сектора – с 5,1% до 2,1%, а прирост грузооборота транспорта, отражающего реальное положение дел в промышленности, замедлился с 3,4% до 0,4%.

Даже в добывающих отраслях промышленности, которые, судя по финансовой отчётности крупнейших нефтегазовых и угледобывающих компаний, захлёбываются от притока нефтедолларов и просто не знают, куда деть полученные от распродажи невосполнимого минерального сырья деньги, темпы роста производства сжались с 1,9% в 2011г. до 0,3% по итогам ноября.

Всего же по состоянию на ноябрь 2012г. накопленным итогом с начала текущего года ВВП России прибавляет порядка 3,6%, что заметно хуже 4,3% в 2010г. и 6,5-6,7% в среднем в докризисный период. Промышленное производство растёт на 2,7%, что также существенно хуже, чем 8,2% в 2010г. и 7% в среднем в предкризисный период. Обрабатывающие производства прибавляют менее 4,4% (11,8% и 9,5% соответственно), добывающие производства наращивают производство на 1,2% (3,6% и 4,6% соответственно), грузооборот транспорта растёт на 1,7% (6,8% и 3,4% соответственно), а объём выполненных работ в строительном секторе по итогам января-ноября текущего года прибавляет менее 2,1%.

Хуже того, благодаря приверженности правительства политике «кудриномики» и накопления «подушки безопасности», превратившейся в «гробовые» деньги на кладбище «банановых республик», отечественная экономика умудрилась потерять свыше 107 тыс. рабочих мест (5,052 млн. выбывших работников на фоне 4,945 нанятых). И это на фоне обещанного президентом в начале текущего года создания «25 млн. инновационных рабочих мест».

Отдельного внимания заслуживает тезис о преодолении кризисного состояния в отечественной промышленности и возврате к объёмам докризисного 2007г. Иначе как плохо срежиссированной попыткой выдать желаемой за действительное этот лозунг и не назовёшь. По оценкам того же Росстата, по состоянию на конец 2011г. объёмы выпуска машин и оборудования оказались на 16,3% ниже уровня 2007г., производство электрооборудования, электроники и оптического оборудования не дотягивает до отметок 4-х летней давности более 19%, а выпуск неметаллических минеральных изделий ниже на 14,9%. Одновременно с этим обработка древесины и целлюлозно-бумажное производство сократились на 8,2% и 7,3% соответственно, а выпуск металлургической продукции сжался на 3,5%.

Другими словами, несмотря на непрекращающиеся предвыборные обещания и разговоры о модернизации отечественная обрабатывающая промышленность, задыхающаяся от коррупционных поборов и неподъёмных тарифов монополий по-прежнему вынуждена работать на изношенных на 75% основных фондах и устаревших технологиях, что вкупе с наплывом дешёвого китайского импорта и крайне дорогими кредитами просто уничтожает остатки несырьевой промышленности.

Таблица 2. Динамика капитальных вложений в основные фонды в России накопленным итогом за период 2004-2011гг. (2004г. = 100%)

Показатель

2004г.

2005г.

2006г.

2007г.

2008г.

2009г.

2010г.

2011г.

Всего

100%

110,9%

129,4%

158,8%

174,5%

147,1%

155,9%

168,8%

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

100%

109,5%

156,6%

207,0%

204,5%

159,7%

142,3%

163,1%

Рыболовство, рыбоводство

100%

89,4%

117,0%

112,0%

98,7%

86,9%

94,6%

130,0%

Добыча полезных ископаемых

100%

99,7%

120,6%

140,1%

149,2%

134,1%

143,0%

162,7%

Обрабатывающие производства

100%

112,4%

126,0%

146,9%

165,3%

136,9%

138,9%

149,0%

Производство пищевых продуктов

100%

107,8%

109,7%

128,9%

125,1%

95,4%

101,8%

97,6%

Текстильное и швейное производство

100%

80,5%

86,8%

121,8%

130,5%

107,0%

146,8%

136,1%

Производство кокса и нефтепродуктов

100%

111,2%

126,3%

146,9%

170,7%

237,5%

270,5%

Химическое производство

100%

137,3%

170,5%

201,2%

215,3%

162,8%

163,6%

204,0%

Производство машин и оборудования

100%

98,6%

130,3%

144,3%

157,1%

109,5%

117,8%

133,7%

Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования

100%

108,3%

113,2%

142,7%

153,3%

120,5%

121,4%

127,1%

Производство электрических машин и электрооборудования

100%

100,6%

125,5%

147,6%

150,9%

93,0%

76,4%

89,6%

Производство электронных компонентов

100%

138,5%

95,4%

116,0%

172,2%

158,8%

173,1%

154,7%

Производство медицинских изделий, средств измерений и оптических приборов

100%

103,4%

105,2%

158,5%

150,9%

138,9%

151,7%

157,3%

Производство транспортных средств и оборудования

100%

88,4%

105,5%

136,7%

167,4%

150,9%

158,0%

168,6%

Производство мебели и прочей продукции

100%

124,1%

190,9%

152,7%

166,4%

137,8%

125,3%

118,1%

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

100%

108,6%

118,0%

156,8%

175,0%

190,5%

214,3%

234,9%

Строительство

100%

113,3%

135,7%

174,8%

220,6%

154,2%

171,1%

155,1%

Розничная торговля

100%

131,9%

194,6%

256,8%

275,0%

210,7%

277,3%

256,2%

Гостиницы и рестораны

100%

115,6%

153,1%

224,1%

228,8%

213,4%

245,1%

261,5%

Финансовая деятельность

100%

110,8%

108,3%

154,5%

146,6%

146,2%

165,0%

225,8%

Источник: расчёты автора по данным Росстата

За период 2007-2011гг. едва заметный прирост выпуска продукции зафиксирован лишь в добывающих отраслях промышленности (+5,4%), паразитирующих на безудержном росте цен на минеральное сырьё и вывозе в оффшорные юрисдикции «нефтедолларовых» доходов. А также в связанных с ними единой производственно-технологической цепочкой секторах по выпуску кокса и нефтепродуктов (+10,4%), а также резиновых и пластмассовых изделий (+47,5%). Помимо этого стоит отметить рост производства кожаных изделий и обуви на 28,4%, что главным образом обусловлено эффектом низкой базы и притоком в отрасль китайского капитала. Однако, даже несмотря на это, объёмы выпуска продукции в данном секторе на 65,5% ниже отметок 1990г. и в лучшем случае сопоставимы с показателями первой половины 1970-х годов.

2 Дефолт «экономики трубы»

Дело дошло до того, что даже в МЭР были вынуждены признать, что имеет место «устойчивое замедление темпов роста», а министр экономики Андрей Белоусов на совещании у президента открыто заявил, что при сохранении нынешних приоритетов макроэкономической политики темпы роста экономики не будут превышать 2%. Тогда как для реализации предвыборных обещаний Путина в области финансирования социальных программ и стимулирования модернизации инфраструктуры ежегодные темпы роста экономики должны превышать 4,5-5%.

Более того, сам президент во время своего декабрьского послания Федеральному Собранию открыто указал на то, что российская экономика затухает, природно-сырьевая модель «экономического роста без развития» себя исчерпала, а нынешние темпы роста ВВП не позволят исполнить социальные обязательства перед населением и реализовать планы по модернизации.

Безусловно, открытым остаётся вопрос о том, насколько серьёзными вообще являются все предвыборные лозунги властей и воспринимает ли хоть кто-нибудь из окружения президента всерьёз заявленные тезисы об инновациях и социальной ответственности. Как бы там ни было, Путин косвенно признал, что построенная за последние 11 лет «экономика трубы» находится в состоянии дефолта, а для нормального развития России требуются темпы роста экономики свыше 5%, которые категорически не могут быть достигнуты при сохранении нынешних макроэкономических приоритетов.

По большому счёту президент Путин согласился с результатами исследования лучших отечественных учёных-экономистов, которые ещё в 2005г. с цифрами в руках показали, что для поддержания социальной стабильности в России при нынешней колоссальной имущественной дифференциации населения и архаичной структуре экономики ежегодные темпы роста ВВП должны превышать отметку в 5,5%.

Больше всего опасений вызывает тот факт, что этих темпов роста экономики в России не наблюдается уже больше 5 лет. В 2008г. экономика выросла на 5,2%, в разгар кризиса 2009г. ВВП обвалился на 7,8% (сильнее всех в G-20, БРИКС и нефтеэкспортёрах), а в 2010-2011г. прирост валового внутреннего продукта не превышал 4,3%. По итогам 2012г., даже по самым оптимистичным прогнозам Министерства экономики прирост ВВП России, несмотря на рекордно высокие цены на нефть, с трудом дотянет до 3,6%, что станет худшим показателем с лета 2009г.

Насколько можно судить, брызги от «нефтяного дождя» постепенно перестают долетать на подавляющей части населения России, оседая в карманах сырьевых гигантов, естественных монополий, ЖКХ, спекулянтов и перекупщиков. В значительной степени именно это стало экономическим фундаментом роста недовольства населения правящими властями, социальных волнений и, как результат, «триумфально-болотоной».

Ситуация усугубляется целенаправленными действиями властей по скрытой приватизации бюджетной сферы и повышению платности базовых социальных, медицинских и образовательных услуг, которые становятся непозволительной роскошью для подавляющей части населения страны. Вслед за приватизацией ЖКХ, разрушение единой энергосистемы, монетизации льгот последовали поправки в ФЗ-83, которые переводят социальные услуги на платную основу.

3 Втягивание России на «титаник» ВТО

Которое поставило крест на самой идее модернизации экономики и лишило правительство возможности оказать поддержку отечественной промышленности накануне новой фазы глобально рецессии. ВТО запрещает повышать общий уровень защищённости экономики и оказывать адресную поддержку отдельным секторам экономики, без чего невозможно обеспечить структурную перестройку экономики, модернизацию производства и развитие научно-технического потенциала.

Негативные последствия либерализации внешнеэкономических отношений не заставили себя долго ждать: Автоваз уже заявил, что прекращает закупать листовой прокат у российских металлургов и будет импортировать сталь из Китая и Индии, где благодаря дешёвой рабочей силе, доступных кредитов отпускные цены даже с учётом транспортировки в Россию оказываются существенно ниже российских. Крупнейшие отечественные производители сельхозтехники отчитались о беспрецедентном спаде заказов на фоне наплыва импорта и сворачивания инвестиционных программ и капитальных вложений в основные фонды со стороны российских аграриев.

В то время как один из крупнейших производителей лифтового оборудования фирма OTIS уже заявила о закрытии своей производственной площадки на территории России и выводе производства в Китай. И это неудивительно – в условиях снижения импортных пошлин на промышленную продукцию исчезла всякая необходимость производить лифты внутри России, если это можно сделать с гораздо меньшими издержками в азиатских странах.

Таблица 3. Структура чистого вывоза капитала частным сектором по виду инвестиций (млн. долл.)

Показатель

2008г.

2009г.

2010г.

2011г.

Накопленным итогом за 2008-2011гг.

Удельный вес в совокупном вывозе капитала (в % к итогу)

Прямые инвестиции

Активы

-55 594

-43 665

-52 523

-67 283

-219 065

Пассивы

75 002

36 500

43 288

52 878

207 668

Сальдо

19 409

-7 165

-9 235

-14 405

-11 396

3,9%

Портфельные инвестиции

Активы

-7 843

-10 375

-3 470

-10 578

-32 266

Пассивы

-27 594

8 195

1 810

-7 279

-24 868

Сальдо

-35 437

-2 179

-1 660

-17 857

-57 133

19,8%

Прочие инвестиции

Активы

-177 515

6 141

-23 392

-83 326

-278 092

Пассивы

63 239

-25 185

10 011

40 888

88 953

Сальдо

-114 276

-19 044

-13 380

-42 438

-189 138

65,5%

Криминальный вывоз капитала (статья «Чистые ошибки и пропуски» платёжного баланса)

-11 277

-1726

-8285

-9990

-31 278

10,8%

Совокупный чистый вывоз капитала частным сектором

-141 581

-30 115

-32 560

-84 690

-288 946

100,0%

Источник: расчёты автора по данным Банка России

На фоне спада инвестиционной активности в АПК и наукоёмкой промышленности, сильнейшего за последние 3 года затухания экономического роста и обвала темпов роста промышленного производства, обрабатывающих отраслей и грузоперевозок наблюдается скачкообразный рост импорта целого ряда товаров. Так, согласно официальным данным Росстата, по итогам ноября текущего года в годовом выражении импорт свинины подскочил на 25,7%, рыбного филе – 29,3%, овощей – на 18%, сахара – на 13,5%, а растительного масла – на 10,7%.

4 Затухание промышленности – нефть больше не поможет

Ещё тяжелей обстоит ситуация в промышленности, темпы роста которой сжались с 4,7% в 2011г. до 4% в 1-м квартале 2012г. и 2,5% по итогам 3-го квартала. Хуже того, осенью затухание отечественного производственного сектора лишь усилилось – темпы роста сжались до минимальных отметок с кризисного 2009г. — 1,8% в октябре и 1,9% в ноябре. Более того, за последние полгода трижды наблюдалось помесячное снижение объёмов выпуска продукции как в промышленном секторе в целом, так и в сегменте обрабатывающей промышленности (на 0,5-0,7%) с учётом сезонного и календарного факторов, что свидетельствует о скатывании экономики в рецессию.

Не лучше складывается ситуация в обрабатывающих производствах – темпы роста сжались с 11,8% в 2010г. до 6,5% в 2011г. и 4,4% по итогам января-ноября 2012г. При этом в октябре темпы роста едва дотянули до 3%, а по итогам ноября ускорение до 4% практически целиком и полностью обусловлено статистическим эффектом низкой базы предыдущего года.

В настоящий момент темпы роста промышленного производства в 2,5 раза ниже, чем в докризисный период 2003-2007гг. (7%), тогда как в обрабатывающем секторе прирост отстаёт от динамики 5-летней давности более чем в 3 раза (9,5%).

Сложно назвать оптимистичной ситуацию в добывающем секторе экономики, который, по логике, должен был стать главным бенефициаром превращения России в «сырьевую колонию» и извлекать сверхприбыли от стабильно высоких цен на сырьевые товары. Тем не менее, имеет место затухание производственной активности и в этом сегменте. Если ещё в 2010г. прирост выпуска продукции в добывающем секторе составлял порядка 3,6%, а в среднем в докризисный период превышал 4,6-5%, то к концу 2011г. сжался до 1,9%, а по итогам первых 10-ти месяцев текущего года едва превысил 1,2%. Более того, по итогам ноября годовая прибавка составила менее 0,3%, а в месячном выражении и вовсе зафиксирован спад на 2,2%, что вызывает серьёзные опасения.

Отдельного внимания заслуживает тезис о преодолении кризисного состояния в отечественной промышленности и возврате к объёмам докризисного 2007г. На самом деле, по состоянию на конец 2011г. объёмы выпуска машин и оборудования оказались на 16,3% ниже уровня 2007г., производство электрооборудования, электроники и оптического оборудования не дотягивает до отметок 4-х летней давности более 19%, а выпуск неметаллических минеральных изделий ниже на 14,9%. Одновременно с этим обработка древесины и целлюлозно-бумажное производство сократились на 8,2% и 7,3% соответственно, а выпуск металлургической продукции сжался на 3,5%.

Другими словами, несмотря на непрекращающиеся предвыборные обещания и разговоры о модернизации отечественная обрабатывающая промышленность, задыхающаяся от коррупционных поборов и неподъёмных тарифов монополий по-прежнему вынуждена работать на изношенных на 75% основных фондах и устаревших технологиях, что вкупе с наплывом дешёвого китайского импорта и крайне дорогими кредитами просто уничтожает остатки несырьевой промышленности.

За период 2007-2011гг. едва заметный прирост выпуска продукции зафиксирован лишь в добывающих отраслях промышленности (+5,4%), паразитирующих на безудержном росте цен на минеральное сырьё и вывозе в оффшорные юрисдикции «нефтедолларовых» доходов. А также в связанных с ними единой производственно-технологической цепочкой секторах по выпуску кокса и нефтепродуктов (+10,4%), а также резиновых и пластмассовых изделий (+47,5%). Помимо этого стоит отметить рост производства кожаных изделий и обуви на 28,4%, что главным образом обусловлено эффектом низкой базы и притоком в отрасль китайского капитала. Однако, даже несмотря на это, объёмы выпуска продукции в данном секторе на 65,5% ниже отметок 1990г. и в лучшем случае сопоставимы с показателями первой половины 1970-х годов.

Серьёзные опасения вызывает ухудшение ситуации в сфере транспортных перевозок, которая традиционно воспринимается в качестве весьма репрезентативного и надёжного опережающего индикатора, отражающего положение дел в реальном, т.е. производственном секторе экономики.

Согласно всё тем же данным Росстата, темпы роста грузооборота коммерческого транспорта сжались с 6,8% в 2010г. до 3,4% в 2011г. и едва заметных 1,7% по итогам января-ноября текущего года. Более того, в октябре и ноябре 2012г. годовой прирост грузооборота сжался до откровенно пугающих 0,1% и 0,4%, что вызывает ещё больше опасений, учитывая тот факт, что в аналогичные месяцы предыдущего года прирост активности на транспорте сжался до минимальных отметок за год (0,9-1,1%). Однако даже статистический эффект низкой базы не смог оказать поддержку грузоперевозкам.

И это притом что по итогам 2011г., несмотря на широко разрекламированные в СМИ «экономические успехи властей», в целом грузооборот транспорта оказался на 20% ниже отметки 1990г. При этом на железнодорожном транспорте объём грузоперевозок ниже отметок 21-летней давности на 20,3%, на автомобильном — в 1,5 раза, на внутреннем водном – в 4 раза, а на морском транспорте спад превышает 5 раз. Даже в трубопроводной системе, обслуживающей интересы нефтегазового сектора и являющейся столпом деиндустриализированной «экономики трубы», наблюдается снижение грузооборота за последние 21 год на 7,5% — с 2,575 до 2,382 млрд. т/км.

Приблизительно аналогичная ситуация складывается в строительном секторе – темпы роста выполненных строительных работ в денежном выражении с учётом инфляции замедлились с 5,1% в 2011г. до 2,1% по итогам первых 10-ти месяцев 2012г. Тогда как прирост ввода новых жилых домов сжался с 6,6% в 2011г. до 4,9% в январе-ноябре текущего года. Принимая во внимание, что в расчёте на душу населения (0,43 кв. метра) в России вводится в 1,5-2,5 раза меньше жилья, чем в том же самом Китае, а средняя цена на недвижимость (55 тыс. рублей за кв. метр) более чем в 2 раза превышает среднюю заработную плату населения (которую не получает свыше 65% работников), можно смело говорить о том, что строительный сектор обслуживает интересы 10-15% россиян.

5 Принятие антимодернизационного и антисоциального бюджета на 2013-2015гг.

В рамках которого только с учётом официальной оценки инфляции расходы на национальную экономику подлежат сокращению на 17,9%, на образование — 21,7%, на здравоохранение – на 43,2%, на культуру – на 13,1%, на физическую культуру – на 52,1%, а на находящееся в аварийном состоянии ЖКХ – на 43,8%.

При этом попытки компенсировать сокращение бюджетного финансирования из федерального центра за счёт региональных бюджетов не выдерживают никакой критики – 85% субъектов федерации имеют хронические многолетние дефициты бюджетов, залезают в долги и в значительной степени сами зависят от дотаций, субвенций и субсидий из федерального центра. С таким бюджетом можно смело забыть не только про предвыборные обещания Путина относительно модернизации экономики и создании «25 млн. рабочих мест» в инновационном секторе экономики. С таким бюджетом в принципе невозможно обеспечить поддержание даже нынешних затухающих на глазах темпов роста экономики, профинансировать предвыборные обещания президента и элементарно обеспечить поддержание социальной стабильности. Не говоря уже о модернизации экономики.

Дело дошло до того, что даже в МЭР были вынуждены признать, что имеет место «устойчивое замедление темпов роста», а министр экономики Андрей Белоусов на совещании у президента открыто заявил, что при сохранении нынешних приоритетов макроэкономической политики темпы роста экономики не будут превышать 2%. Тогда как для реализации предвыборных обещаний Путина в области финансирования социальных программ и стимулирования модернизации инфраструктуры ежегодные темпы роста экономики должны превышать 4,5-5%.

Более того, сам президент во время своего декабрьского послания Федеральному Собранию открыто указал на то, что российская экономика затухает, природно-сырьевая модель «экономического роста без развития» себя исчерпала, а нынешние темпы роста ВВП не позволят исполнить социальные обязательства перед населением и реализовать планы по модернизации.

Безусловно, открытым остаётся вопрос о том, насколько серьёзными вообще являются все предвыборные лозунги властей и воспринимает ли хоть кто-нибудь из окружения президента всерьёз заявленные тезисы об инновациях и социальной ответственности. Как бы там ни было, Путин косвенно признал, что построенная за последние 11 лет «экономика трубы» находится в состоянии дефолта, а для нормального развития России требуются темпы роста экономики свыше 5%, которые категорически не могут быть достигнуты при сохранении нынешних макроэкономических приоритетов.

По большому счёту президент Путин согласился с результатами исследования лучших отечественных учёных-экономистов, которые ещё в 2005г. с цифрами в руках показали, что для поддержания социальной стабильности в России при нынешней колоссальной имущественной дифференциации населения и архаичной структуре экономики ежегодные темпы роста ВВП должны превышать отметку в 5,5%.

Больше всего опасений вызывает тот факт, что этих темпов роста экономики в России не наблюдается уже больше 5 лет. В 2008г. экономика выросла на 5,2%, в разгар кризиса 2009г. ВВП обвалился на 7,8% (сильнее всех в G-20, БРИКС и нефтеэкспортёрах), а в 2010-2011г. прирост валового внутреннего продукта не превышал 4,3%. По итогам 2012г., даже по самым оптимистичным прогнозам Министерства экономики прирост ВВП России, несмотря на рекордно высокие цены на нефть, с трудом дотянет до 3,6%, что станет худшим показателем с лета 2009г.

Насколько можно судить, брызги от «нефтяного дождя» постепенно перестают долетать на подавляющей части населения России, оседая в карманах сырьевых гигантов, естественных монополий, ЖКХ, спекулянтов и перекупщиков. В значительной степени именно это стало экономическим фундаментом роста недовольства населения правящими властями, социальных волнений и, как результат, «триумфально-болотоной».

6 Принятие поправок в ФЗ-83 и курс на дальнейшую приватизацию бюджетной сферы

Это лишний раз подтвердило приверженность властей ультралиберальной политике «рыночного фундаментализма», неизбежным следствием которого станет ещё более существенное повышение платности социальных услуг и снижение доступности образования, здравоохранения и социального обеспечения для 75% россиян, чьи душевые доходы не дотягивают до среднего показателя по России (24,2 тыс. рублей).

На протяжении последних лет услуги дошкольного, среднего, высшего и профессионального образования, а также здравоохранения, амбулаторной помощи и прочих социальных услуг ежегодно дорожали на 13-17%, существенно опережая официальный средний рост цен экономике.

Насколько можно судить, власти осознанно продолжают курс на людоедскую «монетизацию льгот» и перекладывание социальных расходов с государственного бюджета, захлёбывающегося от притока нефтедолларов, на плечи простых россиян, 60% которого относится Институтом Социологии РАН к бедным и нищим слоям населения. Вкупе с введением ЕГЭ, Болонской системы и подписанным в конце декабря президентом законом об образовании это ознаменовало не только существенное повышение платности образования, но также катастрофическое падение его качества.

7 Складывается впечатление, что целенаправленное проведение политики дебилизации населения вкупе с ограничением доступности образовательных, медицинских и прочих социальных услуг призвано окончательно разрушить систему «социальных лифтов» и предотвратить саму возможность возникновения конкуренции правящей «оффшорной аристократии» и их детей с обездоленными и люмпенизированными массами, загнанными в беспросветную нищету. Иначе как попыткой коррумпированных чиновников и сросшихся с ними олигархов оградить своих детей от риска утраты неправедно приобретённых активов и закрепить свою власть такого рода действия властей и не назовёшь.

8 Россиянам не помогает даже дорогая нефть

Однако больше всего опасений вызывает то, что высокие цены на нефть перестали оказывать позитивное влияние на доходы населения. В 2011г. цены на нефть смеси Brent выросли практически на 40% и достигли отметки в 120 долл. за баррель. Тем не менее, на протяжении 8-месяцев предыдущего года реальные располагаемые доходы населения не только не росли, но даже снижались на 0,5-1,5%. И лишь благодаря беспрецедентному и бесконтрольному вливанию 3 трлн. бюджетных рублей (большая часть которых осела в карманах чиновников, монополистов и «бюджетного» бизнеса) в разгар предвыборного сезона в ноябре-декабре 2012г. удалось обеспечить рост доходов на 0,8% по итогам года.

В 2012г. ситуация несколько улучшилась – по итогам января-ноября реальные располагаемые доходы населения выросли на 4%. Во многом этому способствовало расширение профицита внешней торговли с 143,9 до 150,4 млрд. долл. вкупе с масштабными бюджетными вливаниями в социальную сферу в разгар парламентских и президентских выборов. Политику задабривания электората никто не отменял.

Однако надо учитывать, что реальная «социальная инфляции» для 75% россиян, чьи ежемесячные душевые доходы не превышают среднего показателя по стране, достигает 12-15% (в связи с ускоренным ростом цен на услуги естественных монополий, ЖКХ, транспорт и продукты питания). В таком случае получается, что вместо увеличения реальных располагаемых доходов населения практически на 5% по итогам неполных 2 лет (как это фиксирует Росстат) произошло их снижение на 3-4%. Тогда как 52% россиян, чьи душевые доходы не дотягивают до 15 тыс. рублей (т.е. до реального прожиточного минимума), стали беднее в реальном выражении на 5-7%. А 37% граждан с доходами ниже 10 тыс. рублей утратили как минимум 10% своей покупательной способности за последние 2 года.

9 Усиление деградации структуры экономики и архаизации производства

Мало того, что буквально на глазах происходит стремительное затухание российской экономики, которой не в силах больше помочь даже стабильно высокие цены на нефть и расширяющийся профицит внешней торговли, так ещё и наблюдается деградация самой структуры экономического роста и примитивизация отечественной экономики. Которые лишь усиливают деградацию научно-технического потенциала и подрывают конкурентоспособность России на мировом рынке.

Напомним, что, согласно официальным данным Росстата, ВВП России по итогам первых 9-ти месяцев текущего года вырос на 3,9% (в 3-м квартале рост едва превысил 2,9%). Однако в глаза бросается скачкообразный рост добавленной стоимости в целом ряде непроизводительных секторов экономики, которые не создают реального продукта, никоим образом не связаны с модернизацией экономики и лишь прокручивают поступающие в страну нефтедоллары, спекулятивный капитал и иностранные кредиты.

Так, прирост добавленной стоимости в сфере финансовых операций превысил 16%, в оптово-розничной торговле – 7%, а в операциях на рынке недвижимости достиг 6,6%. Притом что не получается объяснить наблюдаемый скачок активности в фиктивном секторе экономики эффектом низкой базы – при средних темпах роста экономики на 4,2% в январе-сентябре 2011г. прирост в финансовых спекуляциях достигал 5%, в оптово-розничной торговле — на 4,5%, а на рынке недвижимости – на 3,1%.

Лишь восстановительный рост в обрабатывающей промышленности, рухнувшей на 15,2% в разгар кризисного 2009г. ввиду перетока выделенной антикризисной господдержки на валютный рынок, превышал средние темпы роста по экономике в целом и составлял порядка 6,7%. Также на 12,1% выросло сельское хозяйство, обвалившееся на 10,3% в 2010г. на фоне катастрофической засухи, лесных пожаров и преступной халатности чиновников, не обращавших внимания на пожары больше половины лета.

Одновременно с этим темпы роста добавленной стоимости в обрабатывающих производствах сжались с 6,7% в январе-сентябре 2011г. до 3,3% в аналогичном периоде 2012г. В строительстве – с 3,6% до 1%, в системе государственного управления и обеспечения безопасности – с 2 до 0,5%, в здравоохранении и предоставлении социальных услуг – с 3,6% до 0,2%, а в деятельности домашних хозяйств – с 7,8% до 4,9%.

При этом прирост добавленной стоимости в добыче полезных ископаемых не превышает 1,5%, в производстве электроэнергии, газа и воды составляет менее 1%, а в транспорте и связи опустился до 3,1%. Хуже всего то, что в системе образования, являющейся опорой модернизации экономики и развития инновационного потенциала, снижение добавленной стоимости на 0,8% в январе-сентябре 2011г. сменилось чуть менее чувствительным, но всё же сокращением на 0,4%. А едва заметный и с трудом отличимый от статистической погрешности рост на 0,3% в предоставлении коммунальных и социальных услуг сменился снижением на 1,6%.

На этом весьма неблагоприятном макроэкономическом фоне весьма настораживающим выглядит увеличение налоговой нагрузки на отечественную экономику со стороны государства. Несмотря на практически двукратное торможение темпов роста ВВП за период с начала текущего года при стабильно высоких ценах на нефть (превышающих заложенные в бюджете 100 долл. за баррель), правительство продолжает усиливать налоговое давление.

Наиболее наглядно об этом свидетельствует ускорение темпов роста так называемых чистых налогов на продукты с 4,5% в январе-сентябре 2011г. до 5,8% в аналогичном периоде текущего года. Вместо того, чтобы давать стимул для развития несырьевых секторов экономики, активизировать производственную и инвестиционную активность в контуре наукоёмких отраслей современного технологического уклада и создавать налоговые механизмы поощрения модернизации, власти занимаются сокращением поддержки отечественного производства и наращивают фискальный пресс.

Собственно говоря, неудивительно, что удельный вес ничего не создающего финансового секторе в структуре ВВП России подскочил с 4,3% в 3-м квартале 2011г. до 4,5% в аналогичном периоде текущего года, оптово-розничной торговли – с 18,8 до 19,1%, операций с недвижимостью — с 11,6 до 11,9%, государственного управления – с 6,1 до 6,9%, а добычи сырья – с 10,8% до 11%.

Закономерным результатом политики самоустранения государства от управления экономикой в угоду антинаучным тезисам «государственного невмешательства» стало снижение веса обрабатывающих производств в структуре экономики с и без того неадекватно низких 16% до 15,6%, сельского хозяйства – с 4 до 3,4%, транспорта и связи – с 9,1 до 8,9%, строительного сектора – с 5,9 до 5,8%, а производства электроэнергии, газа и воды – с 3,8% до 3,4%.

Другими словами, имеет место расцвет тех секторов экономики, которые вообще никоим образом не связаны с реализацией планов по модернизации экономики и инновационному развитию. Стремительно растёт вес добычи сырья, занимающейся распродажей невосполнимого минерального сырья, и торгово-спекулятивных секторов, обеспечивающих прокручивание нефтедолларов и иностранного капитала.

10 Кредитный пузырь – последняя подпорка «экономики трубы»

Насколько можно судить, российская экономика либо уже находится в состоянии рецессии (если очистить макроэкономические показатели от статистических манипуляций, приписок и занижения инфляции), либо уверенно скатывается в кризисное состояние. С высокой долей вероятности уже по итогам 2012г. даже крайне политкорректный Росстат, испытывающий на себе давление властей, был бы вынужден зафиксировать снижение ВВП, если бы ему на руку не играл один крайне значимый фактор.

На фоне стагнирующих доходов населения единственным механизмом, обеспечивающим расширение потребительской активности россиян и, как следствие, поддержание на плаву российской экономики, является надувание пузыря на рынке потребительского кредитования. И именно это происходит на протяжении всех последних лет.

Только за период с января по октябрь 2012г. совокупная задолженность российских граждан перед кредитными организациями подскочила на 32,2% (с 5,227 до 6,913 трлн. рублей), а в годовом выражении выросла на 46,4%. При этом суммарная задолженность россиян по банковским кредитным картам увеличилась практически на 75%, а по ипотечным кредитам выросла практически на 37,1%.

Именно благодаря надуванию кредитного пузыря и втягиванию в большинстве своём бедного населения в долговую петлю экономическим властям удалось удержать на плаву российскую экономику и предотвратить соскальзывание в рецессию. Неудивительно, что в нынешнем году органами статистики зафиксировано расширение потребительской активности населения на фоне затухания экономического роста, промышленного производства и грузоперевозок.

Так, темпы роста конечного потребления домашних хозяйств ускорились с 6,1% в январе-июне 2011г. до 6,6% в аналогичном периоде текущего года на фоне снижения темпов роста потребления со стороны органов государственного управления с 1,5% до 0% за аналогичный промежуток времени и смены роста экспорта на 2% его снижением в размере 1,4%. Совершенно очевидно, что именно разбухание потребительского спроса за счёт расширения долговой нагрузки на домашние хозяйства является основным механизмом удержания на плаву российской экономики.

Закономерным результатом безудержного наращивания потребительского кредитования со стороны банков, риски потерь по которому существенно перекрываются высокой реальной эффективной ставкой, стало ускорение темпов роста просроченной задолженности с 3,1% в 2011г. до 11,9 млрд. в январе-октябре текущего года. В 2013г., по оценкам коллекторов, прирост составит не менее 30-35%. Всего же доля просроченных кредитов населения в структуре предоставленных займов подскочила с 8,3% в начале 2012г. до 9,9% по итогам ноября. Особенно тяжёлая ситуация наблюдается в сегменте потребительских кредитов, которые стали наиболее рентабельным видом деятельности для большинства банков – доля «плохих» долгов в данном сегменте выросла с 9,3 до 11%.

11 Масштабное бегство капитала – благо для коррумпированных чиновников и «либеральных сектантов»

Несмотря на крайне благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру и сохранение среднегодовых цен на нефть смеси Brent на рекордно высоких отметках в 112 долл. за баррель, из России продолжает утекать капитал. Несмотря на это, в течение целых 4 лет Банк России вообще отказывался замечать вывоз частным сектором 362 млрд. долл. за рубеж, а затем сразу два заместителя министра финансов (Сергей Сторчак и Алексей Моисеев) расценили вывоз капитала как благо для российской экономики.

Так как хронически недофинансированная российская экономика, пребывающая благодаря засевшим в правительстве «младореформаторам» в многолетнем инвестиционном кризисе, с износом основных фондов в обрабатывающем секторе и инфраструктуре в размере 75-80%, по их мнению, «не способна переварить поступающие в страну нефтедоллары». И бегство капитала избавляет Минфин от головной боли – ему не приходится бороться с «избыточным денежным навесом» и ростом инфляции.

Только за период с начала текущего года частным сектором было вывезено порядка 60 млрд. долл., а за период с сентябрьской «рокировочки» Путина и Медведева в 2011г. банки и компании вывезли из России свыше 105 млрд. долл. При этом около 91,3 млрд. долл. было вывезено нефинансовыми организациями, и лишь 1,4 млрд. долл. со стороны банковского сектора.

Таблица 4. Структура незаконного вывоза капитала за период 2002-2011гг. (млн. долл.)

Показатель

2002г.

2004г.

2006г.

2008г.

2009г.

2010г.

2011г.

Накопленным итогом за 2000-2011гг.

Удельный вес в совокупном незаконном и криминальном вывозе капитала (в % к итогу)

Незаконный вывоз капитала

-11 524

-25 030

-19 945

-39 273

-27 145

-30 588

-32 268

-262 284

80,3%

Своевременно не полученная экспортная выручка и не поступившие товары по импортным товарам

-1 640

-1 177

-12 920

-20 296

-10 274

-6 748

-8 361

-82 765

25,4%

Не полученные услуги в счет переводов денежных средств по импортным контрактам

-9 527

-5 060

-2 142

-4 876

-3 647

-5 292

-8 595

-56 932

17,4%

Переводы по фиктивным операциям с ценными бумагами

-1 076

-19 665

-5 516

-16 286

-13 952

-18831

-15850

-130 562

40,0%

Поправка на переклассификацию в другие финансовые активы

720

872

633

2 185

729

283

539

7 976

-2,4%

Криминальный вывоз капитала (статья «Чистые ошибки и пропуски» платёжного баланса)

-6 077

-5 874

9 518

-11 277

-1726

-8285

-9990

-64 145

19,7%

Итого незаконный и криминальный вывоз капитала

-17 601

-30 904

-10 427

-50 550

-28 871

-38 873

-42 258

-326 429

100,0%

Источник: расчёты автора по данным Банка России

По сути дела, и без того обескровленная экономика России, пребывающая в состоянии многолетнего хронического инвестиционного кризиса, уже 4 года живёт с разорванными артериями. И это не вызывает совершенно никакого беспокойства у высокопоставленных чиновников Минфина, Банка России и МЭР.

12 Банк России и Минфин держат удавку на шее России

Одновременно с этим российский банковский сектор уже полтора года пребывает в коматозном состоянии на фоне разрастания кризиса ликвидности, что провоцирует удорожание кредитных ресурсов для экономики и усиливает инвестиционный кризис в наукоёмких секторах обрабатывающей промышленности. Ставки на межбанковском рынке по краткосрочным кредитам на 1 день выросли с 2,5% в 2011г. до 6 в начале 2012г. и 6,5% в конце декабря текущего года.

И это притом что средние цены на нефть превышают 110 долл. за баррель, бюджет захлёбывается от притока нефтедолларов, а госкомпании и банки рапортуют о рекордных прибылях.

В середине декабря Банк России провёл рекордный за все годы своего существования аукцион по операциям РЕПО на 2,63 трлн. рублей, а общая сумма задолженности банков только по этим операциям уже давно превысила 2 трлн. рублей. Ещё порядка 350 млрд. рублей составляет задолженность банков перед Центральным Банком по однодневным кредитам, а 670 млрд. – в рамках обеспеченных активами и поручительствами кредитов.

По большому счёту, это является закономерным результатом целенаправленного отказа Банка России исполнять функции кредитора последней инстанции, ключевого эмиссионного центра и инструмента рефинансирования экономики. Насколько можно судить, Центральный Банк РФ превратился в филиал ФРС США и свёл всю полноту денежно-кредитной политики к операциям валютного обменника, реализуя колониальную по своей сути политику «валютного правления» (currency board).

Вкупе с повышением ставки рефинансирования на 0,25% в сентябре текущего года до 8,25%, общим ужесточением денежно-кредитной политики и укреплением курса рубля это лишь усилило и без того острый дефицит денег в экономике.

13 Монополисты и перекупщики разгоняют инфляцию

Мало того, что буквально на глазах происходит радикальное затухание производственной активности российской экономики на фоне крайне благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Не меньше опасений вызывает тот факт, что российские чиновники в очередной раз провалили борьбу с инфляцией, которая, насколько можно судить, так никогда и не начиналась.

Судя по всему, тезис о необходимости борьбы с инфляцией стал крайне удобным инструментом для оправдания хронического нежелания правящей касты бюрократов заниматься модернизацией экономики, не бороться с беспрецедентным оттоком капитала (свыше 362 млрд. долл. за последние 4 года), поддерживать дефицит денег в экономике, кредитовать США и прочих стратегических конкурентов за счёт налогоплательщиков (через Резервный фонд и Фонд национального благосостояния). Неудивительно, что сделанные ещё в самом начале 2000-х годов обещания властей снизить инфляцию до 2-2,5% к 2010г. так и остались красивым предвыборным лозунгом и ни к чему не обязывающей «маниловщиной».

На протяжении последних месяцев наблюдается раскручивание инфляционной спирали, основной вклад в который вносят монополисты, задирающие цены на свои услуги, а также скачкообразный рост цен на ГСМ и услуги ЖКХ вкупе с произволом перекупщиков, которые, почувствовав безнаказанность во время пожаров 2010г. и создав искусственный дефицит зерновых на прилавках магазинов, насколько можно судить, занимаются любимым занятием и сегодня.

Если ещё в начале 2012г. годовые темпы роста потребительских цен в силу предвыборной кампании правящих властей по заморозке отпускных цен на бензин и перенос сроков индексации тарифов естественных монополий (цен на газ, электроэнергию, транспорт и т.д.) с 1 января на 1 июля не превышали 2,5-3%, то к концу текущего года инфляция ускорилась до 6,5-7%. По весьма приукрашенным оценкам Росстата, за период с начала текущего года и по состоянию на 17 декабря накопленный прирост потребительских цен составляет 6,3%, что заметно хуже 6% годом ранее.

Согласно официальным оценкам всё того же Росстата, по состоянию на 17 декабря 2012г. цены на пшеничную муку подскочили более чем на 27,3%, хлеб подорожал на 11,9%, куры выросли в цене на 15%, цены на картофель выросли на 8,1%, белокочанная капуста стала дороже аж на 45,6%. Одновременно с этим услуги ЖКХ подорожали в среднем на 9,2%, холодное водоснабжение — на 11,3%, горячее – на 11,6%, отопление – на 9,9%, плата за жильё в домах государственного и муниципального фондов – на 10,1%, тогда как проезд в трамвае и на троллейбусе стали дороже на 10,3% и 7,6% соответственно. Не лучше обстоят дела в «отреформированной» социальной сфере – услуги образования выросли в цене на 10,4%, услуги культурных организаций и спорта – на 8,7% и 7% соответственно, а санаторно-оздоровительные услуги и услуги дошкольного воспитания подскочили в цене как минимум на 6,1-6,3%.

Чиновники наотрез отказываются ограничить аппетиты монополистов, снизить масштабы воровства и коррупции, а также ужесточить контроль за деятельностью разного рода перекупщиков и посредников, задирающих цены на десятки процентов. Вместо этого финансово-экономический блок правительства, плотно оккупированный «рыночными фундаменталистами» продолжает предпринимать изначально бесперспективные и крайне вредные для экономики попытки борьбы с инфляцией издержек монетарными методами. Благодаря действиям Банка России и Минфина за период с января по начало ноября 2012г. объём денежной массы по агрегату М2 вырос на едва заметный 1%. В годовом выражении прибавка составляет менее 15,7%, что существенно ниже 25-35% в середине и конце 2010г.

Тем не менее, кроме формирования кризиса ликвидности в банковском секторе, роста стоимости кредитных ресурсов, сворачивания инвестиционных программ со стороны несырьевой обрабатывающей промышленности, роста издержек производства и, как следствие, роста цен на конечную продукцию ужесточение денежно-кредитной политики со стороны Банка России не обеспечило. Более того, в силу того, что никто из чиновников не решается назвать реальные причины высокой инфляции в России и ограничить аппетиты коррупционеров, монополистов, перекупщиков и сырьевого лобби, наблюдается ускорение темпов роста потребительских цен.

Достижения года

К огромному сожалению, таковых практически не наблюдается. А те, что имеют место быть, либо являются «достижениями» лишь на первый взгляд. Либо на деле таковыми не являются вовсе.

1 Благодаря благоприятной ценовой конъюнктуре на рынке нефти правительству удалось нарастить «подушку безопасности», которая на фоне целенаправленного отказа властей от финансирования модернизации превращается в «гробовые деньги». В борьбе за спокойствие и стабильность российские чиновники, ссужающие российские нефтедоллары под 1,5-2%, а затем занимающие их под 7-9% для российских компаний и банков, забыли, что самое тихое и спокойное место находится на кладбище.

Благодаря дорогой нефти федеральный бюджет России по итогам января-ноября текущего года составил 1,4% ВВП, размер Резервного Фонда подскочил в 2,4 раз и приблизился к 2 трлн. рублей, ЗВР достигли 525 млрд. долл., а неиспользуемый остаток средств Минфина на счетах в Банке России и коммерческих банках достиг 7,2 трлн. рублей. И на этом фоне Минфин умудрился занять на внутреннем долговом рынке порядка 480 млрд. рублей, в результате чего благодаря политике «двойной стерилизации» денежной массы лишь усугубил дефицит денег в экономике и кризис ликвидности.

2 Срыв планов правительства по приватизации наиболее лакомых кусков государственной собственности. Администрация президента всеми силами затягивает процесс формирования списка подлежащих приватизации госкомпаний и госбанков и расширяет список стратегически значимых предприятий с тем, чтобы не допустить передачу наиболее рентабельных компаний в нефтегазовом, банковском и военно-промышленном секторе в руки ТНК и транснационального капитала.

Другое дело, что, насколько можно судить, принципиальных разногласий между администрацией президента и сконцентрировавшимися вокруг неё «силовиками» с одной стороны и оккупировавшими правительство либералами, с другой, не существует. По крайней мере, именно об этом свидетельствует декабрьское послание президента Федеральному Собранию, в котором Путин чётко указал, что Россия не строит госкапитализм, а частный собственник априори является более эффективным управленцем, нежели государство.

Насколько можно судить, все попытки Государственно-правового управления президента замкнуть распоряжение государственным имуществом и процесс приватизации наиболее лакомых объектов государственной собственности лично на Путина в обход правительства нацелено исключительно на перераспределение финансовых потоков и властных полномочий в пользу так называемых «силовиков» и подрыв финансовой базы либерального клана.

Продолжающийся на протяжении последних нескольких лет открытый конфликт между «серым кардиналом» российского ТЭК Игорем Сечиным и превратившимся в «мальчика для битья» вице-премьером Аркадием Дворковичем. Апогеем которого стало написание последним открытого письма на имя президента Путина в обход формального начальника в лице председателя правительства Медведева, лишь подтверждает наличие острого управленческого кризиса в системе государственной власти и усиление борьбы олигархических группировок за контроль над наиболее рентабельными секторами экономики.

И те и другие, как представляется, стремятся получить легитимность от США и ЕС, на территории которых они хранят свои активы. Однако, если либералы готовы просто сдать остатки отечественной экономики в руки глобального бизнеса в обмен на вхождение в предбанник глобального управляющего класса (разумеется, на правах «мальчиков на побегушках»), то окружение Путина интересует не только материальное, но также статусное потребление. Они хотят сохранить за собой контроль над стратегически значимыми секторами экономики (в данном случае речь идёт о Газпроме, Роснефтегазе, ВПК, электроэнергетике) и иметь возможность сохранить хотя бы минимальную независимость от глобального бизнеса.

Отдельного внимания заслуживает недавно озвученная Путиным инициатива выделить 100 млрд. рублей из Фонда национального благосостояния на поддержку российского фондового рынка. На самом деле, если власти решили поддержать российских спекулянтов, госбанки и сросшихся с ними коммерческими, а зачастую и семейными, связями чиновников, то это блестящая идея. Если же речь идёт о модернизации находящейся в аварийном состоянии базовой технологической инфраструктуры (ЖКХ, транспорт, энергетика, дороги и т.д.), то за счёт кармана налогоплательщиков поддерживать надо не спекулянтов, а реальный сектор экономики.

В противном случае получится повторение ситуации с выделением «антикризисной помощи» в 2008-2009гг. – вместо оказания поддержки отечественной промышленности выделенные государством триллионы рублей из кармана налогоплательщиков утекли на финансовый рынок и были пущены на спекуляции на фондовом и валютном рынках.

В этом плане показательным является Китай, который в разгар глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009гг. запустил масштабную программу капитальных вложений в жизнеобеспечивающую инфраструктуру и дал стимул для технологического перевооружения национальной промышленности. А затем продлил эту программу.

У Минфина без дела лежит практически 7,2 трлн. рублей в виде нераспределённого остатка средств, которых при желании вполне хватило бы на финансирование модернизации изношенной на 80-85% базовой технологической инфраструктуры (электроэнергетика, ЖКХ, транспорт и т.д.). Которая вкупе с коррупционными поборами, произволом монополий и недоступными кредитными ресурсами является главным ступором развития российской экономики.

Оценить:
Рейтинг : 3.91, Голосов : 11

Вставить в блог Распечатать

<>

Комментарии к статье (всего — 5):
(без названия) — Alex (08.01.2013 11:15)

правильная статья! Создается впечатление, ЧТО НЫНЕШНЯЯ ВЛАСТЬ осуществляет геноцид населения страны. пора править фурашки данным супчикам
Ответить
Re: уважаемый — AVV (08.01.2013 10:29)

Уважаемый читатель (отвечаю за автора)!
Неужели Вы до сих пор не поняли, что в думе и правительстве сидят враги?
Их вполне устраивает нынешнее положение дел и они ни чего не собираются менять в лучшую (с нашей точки зрения) сторону!
Ответить
Re: Мощно пишешь,Владик! Но главного не сказал. Происходящее в России — Михаил (08.01.2013 06:23)

Прежде чем ссылаться на ренегата и социал-шовиниста неплохо бы было понять о чем идет речь.Пример Ливии и Египта у всех перед глазами.А лучше прочитайте статью Ульянова-Ленина «Пролетарская революция и ренегат Каутский» уважаемый теоретик ультраимпериализма и все поймете.
Ответить
Мощно пишешь,Владик! Но главного не сказал. Происходящее в России — агония ельцинско-путинской монархии (08.01.2013 04:02)

«Абсолютное господство бюрократии стремится увековечить себя. Насильственное подавление всякой оппозиции — ее жизненный принцип. Почти повсюду она могла быть устранена только тем, что ее насилие было сломлено насилием.»
Каутский К.
«Современная государственная власть — бюрократия и армия — стоит над населением; более того, она приобретает такую силу, которая позволяет ей иногда политически возвыситься над общественно и экономически господствующими классами и образовать абсолютное правительство.
Но такое состояние более уже нигде не существует. Абсолютное господство бюрократии ведет к застою, вырождается в нелепый формализм, уже в то время, когда возникает капитализм, один из революционнейших способов производства, который вызывает постоянные изменения во всех экономических и социальных условиях, придает им быстрый темп и требует скорейших решений.
Кроме того абсолютное господство бюрократии ведет к произволу и подкупу; система же общественного производства, какой является капиталистическое, в которой каждый производитель зависит от многих других, для своего развития нуждается в обеспеченности и законности общественных отношений.
Поэтому абсолютное господство все больше становится в противоречие с условиями производства, превращаясь в оковы их. Возникла насущнейшая необходимость подвергнуть общественной критике органы государственной власти, создать рядом с государственной организацией свободные организации граждан, образовать самоуправление общин и провинций, лишить бюрократический аппарат законодательной власти и подчинить его контролю свободно избранного населением собрания парламента.
Контроль над правительством есть важнейшая задача парламента, в этом не может его заменить никакое другое учреждение. Вполне мыслимо, хотя практически едва ли возможно, лишить бюрократию права законодательствования и поручить составление законов комиссиям специалистов, которые затем предлагали бы их народу для решения. Но даже самые рьяные защитники прямого народного законодательства не говорят о непосредственном контроле народа над правительством. Деятельность центрального, руководящего государственным организмом учреждения может контролироваться только другой центральной организацией, но не неорганизованной, бесформенной массой, какой является народ.
Описанные здесь стремления преодолеть абсолютную власть государства общи всем классам современного государства за исключением тех, кто принимает участие в самой власти. Следовательно, всех, кроме бюрократов, офицеров, придворного дворянства и клира, а также крупных банкиров, совершающих с государством крупные денежные сделки. Под объединенным напором других классов, сельского дворянства, низшего духовенства, промышленных капиталистов абсолютный режим должен был уступить. Он должен был дать свободу печати, собраний, организаций и, наконец, парламент. Этот процесс успешно совершился во всех государствах Европы.»
Каутский К.
«Буржуазные революции вспыхивали в государствах, в которых деспотизм, опираясь на войско, чуждое народу, подавлял все свободные проявления его, где не существовало свободы печати, собраний, союзов, всеобщего избирательного права и действительного народного представительства. Там борьба с правительством неизбежно принимала формы гражданской войны.»
Каутский К.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Официальная статистика развенчивает официальные мифы о «социальной ответственности государства». Независимый экономист Владислав Жуковский анализирует новые данные Росстата


Буквально на днях, в конце декабря прошлого года, Росстат опубликовал очередную порцию весьма важной статистической информации, посвящённой соотношению денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума и численности малоимущего населения. Как и следовало ожидать, никаких значимых позитивных сдвигов в социальной сфере и имущественной дифференциации населения не произошло.

Что бросается в глаза прежде всего – по итогам 3-го квартала текущего года прожиточный минимум в России был повышен чиновниками до 6,643 рублей, что на 5,1% превышает показатель начала года (6,307 рублей).

Все разговоры российских чиновников о «социальной ответственности государства» и «безусловном исполнении взятых обязательств» рассыпаются на глазах – власти умудрились поднять показатель прожиточного минимума на 5,1%, тогда как накопленная с начала года официальная оценка инфляции составила 6,3%. Более того, важно понимать, что цены на продукты питания, услуги естественных монополий, ЖКХ, транспорт и активно приватизируемую под разговоры о «финансовой эффективности» бюджетной сферы (образование, здравоохранение и т.д.) подскочили на 12-15%, существенно опередив общий рост цен в экономике.

Так, по оценкам всё того же Росстата, который, насколько можно судить, находится под постоянным политическим давлением «сверху» и вынужден заниматься статистическими приписками, чтобы не портить настроение своему начальству, цены на пшеничную муку по состоянию на 17 декабря за период с начала текущего года подскочили 27,9%. Тогда как хлеб прибавил в цене 13-14%, куры стали дороже на 14,8%, картофель подорожал на 10,5%, а цены на белокочанную капусту подскочили аж на 49,7%.

Не лучше обстоят дела в сфере предоставления базовых социальных и жизнеобеспечивающих услуг, которые уже давно стали одним из наиболее монополизированных, коррупциогенных, а в ряде случаев и откровенно криминализированных секторов экономики. По весьма радужным и далёким от реального положения дел оценкам Росстата, цены на горячее водоснабжение подскочили в цене на 11,6%, холодное водоснабжение стало дороже на 11,3%, отопление прибавило в цене на 10%, а плата за жильё в домах государственного и муниципального жилищных фондов выросла в цене на 10,1%.

Не намного лучше обстоят дела в сфере оказания транспортных услуг, на долю которых приходится от 15 до 20% расходной части бюджета малоимущих семей. Для сравнения, индексация прожиточного минимума на 5,1% с начала 2012г. выглядит откровенным издевательством на фоне того, что проезд в трамвае подорожал на 10,3%, в городком автобусе — на 7,5%, а цена проезда в троллейбусе выросла на 7,3% только с начала текущего года.

Правительство искусственно отказывается повышать порог нищеты

При этом нужно отдельно отметить тот факт, что в принципе не имеет никакого смысла соотносить величину прожиточного минимума в 3-м квартале текущего года со значениями первой половины нынешнего года и второй половины 2011г. И вот по какой причине — именно в этот период в разгар подготовки к парламентским и президентским выборам находящиеся у власти чиновники за неимением реальных поводов для гордости (если таковыми не считать стагнацию экономического роста и затухание промышленности при рекордно высоких ценах на нефть, а также распил средств налогоплательщиков на имиджевых «олимпийских стройках») начали заниматься их собственноручным созданием. А в качестве действенного инструмента стали использовать статистические манипуляции и приписки.

Искреннее желание оккупировавших финансово-экономический блок правительства «либеральных сектантов» отчитаться перед начальством в Кремле за проделанную работу привело к тому, что они в лучших традициях младореформаторов эпохи либерального погрома 1990-х годов начали изо всех сил бороться с бедностью. Причём, как и свойственно настоящим «рыночным фундаменталистам», считающих, что государство призвано служить не собственному населению и национальным интересам, а глобальном бизнесу и карману олигархов, борьба с бедностью и нищетой велась исключительно на бумаге. Чтобы ни один коррупционер и приближенный к власти олигарх и спекулянт не пострадал.

Иначе просто не получается объяснить тот факт, что за период с 1-го по 4-ый квартал 2011г. размер прожиточного минимума, от которого зависит расчёт целого ряда социальных выплат и, что не менее важно, определение уровня нищеты, снизился на 4,1% — с 6,473 до 6,209 тыс. рублей. Притом что только по официальным и крайне политкорректным оценкам самого Росстата, имеющим весьма слабое отношение к действительности, потребительские цены в России выросли на 6,2%.

Притом что реальный размер инфляции для 75% россиян с душевыми доходами ниже средней величины по России (24,2 тыс. рублей), у которых от 60 до 75% расходной части семейного бюджета уходит на оплату ускоренно дорожающих продуктов питания, услуг естественных монополий, транспорта и ЖКХ, превысил 10-12%. Эта оценка «социальной инфляции», приводимая целым рядом видных российских экономистов и в частности экс-главой НИИ Статистики Росстата Василием Симчерой, в целом совпадает с дефлятором ВВП России в том же 2011г., который достиг рекордных с кризисного 2008г. 15,8%.

Собственно говоря, никого в правительстве такой манёвр, насколько можно судить, не смутил. Российские чиновники на полном серьёзе заявили об окончательном преодолении последствий кризиса 2008-2009гг. и «колоссальных достижениях в области социальной политики». Прямо накануне декабрьских выборов в парламент правящая партия «молчаливой тишины» объявила о снижении численности населения, находящегося за чертой бедности, аж на 40,2% — с 22,9 до 13,7 млн. россиян. Ничего, кроме искреннего удивления выдающимися управленческими «талантами» правящих властей, метко охарактеризованных Владиславом Сурковым «оффшорной аристократией», это не могло вызвать.

Российские чиновники, критически значимая часть которых, насколько можно судить по целой череде громких коррупционных скандалов, превратила государственную службу в инструмент незаконного личного обогащения, одним росчерком пера за счёт занижения величины прожиточного минимума сократили численность нищего населения России практически на 9,2 млн. человек. Для этого не пришлось увеличивать пособия малоимущим слоям населения и увеличивать финансовую поддержку многодетным матерям-одиночкам, детям-сиротам, ветеранам войны и труда, пенсионерам и инвалидам.

Для этого тем более не потребовалось заниматься набившей оскомину «модернизацией» экономики, возрождать наукоёмкие производства и создавать «25 млн. рабочих мест в инновационном секторе». Всё, что потребовалось от российского руководства – просто-напросто понизить предельный порог нищеты, снизив величину прожиточного минимума вопреки не только здравому смыслу, но и официально публикуемой оценке инфляции. И всё можно было бы понять и объяснить, если бы у государства не было денег. Однако это категорически невозможно понять в условиях, когда государство захлёбывается от притока нефтедолларов, неиспользуемый остаток

Нужно было предложить уважаемому руководству страны вообще понизить прожиточный минимум до 2 тыс. рублей (или отменить его как таковой за ненадобностью или дурным свойством создавать головную боль для начальства), тогда бы Россия стала самой благополучной с социальной точки зрения страной в мире.

С этой точки зрения, для нивелирования статистического эффекта низкой базы от предвыборных приписок властей, имеет смысл соотнести установленный в 3-м квартале текущего года прожиточный минимум с аналогичным показателем в начале 2011г. И здесь получается совершенно удручающая картина – величина прожиточного минимума под неутихающие рассуждения властей о «социальной направленности экономической политики» и «помощи бедным» выросла на едва заметные 2,6%. Притом что только по официальным данным Росстата прирост потребительских цен составил более 12,8% — 6,2% в 2011г. и 6,3% накопленным итогом с начала года за период с января по 17 декабря 2012г.

Каким образом российским идейным наследникам «младореформаторов» и юным гайдаровцам удалось умудриться практически совсем не увеличить порог нищеты при весьма высоких темпах роста стоимости жизни – загадка. С научной точки зрения, иначе как отчаянной попыткой властей в угоду свои политическим интересам выдать желаемое за действительное это и не назовёшь.

Если исходить из того простого факта, что реальная «социальная инфляция» для находящихся в полунищем состоянии россиян превышает 10-12% ежегодно, то только за последние неполные 2 года величина прожиточного минимума должна была вырасти на 20-25% и превысить 7,760-8,100 рублей. В таком случае за чертой бедности и в состоянии хронической нищеты оказалось бы уже не 17,2 млн. человек (или 12,1% россиян), как это вынужден показывать Росстат, а как минимум 28-30 млн. человек. То есть не менее 18,5-20% численности населения России.

Правительство запланировало нищету на 2013г.

С 1 января 2013 г. минимальный размер оплаты труда в России был повышен на «целых» 12,9% — с 4611 до 5205 руб. в месяц. Повышение МРОТ произошло в соответствии с законом «О минимальном размере оплаты труда». При этом, согласно заявлениям министра труда и социального развития Максима Топилина, размер прожиточного минимума, иначе именуемого как минимально необходимый для элементарного биологического выживания человека набор товаров и услуг, в 2013г. будет повышен на 4,2% и составит порядка 6913 рублей.

Другими словами, даже в 2013г., несмотря на наличие колоссальных по своим размерам финансовым ресурсам (международные резервы Банка России и Минфина распухли до 525 млрд. долл.), российские чиновники оказываются не готовы поднять величину МРОТ до прожиточного минимума.

По сути дела, это является не только прямым и, судя по всему, злостным нарушением Трудового кодекса, в котором чётко указывается, то минимальный размер оплаты труда не может быть ниже минимально необходимой для выживания человека стоимостной оценки потребительской корзины.

Насколько можно судить, хроническое нежелание Минфина поднять МРОТ до прожиточного минимума можно воспринимать как целенаправленное нарушение норм действующей Конституции в части неспособности экономического блока правительства обеспечить право россиян не только на достойную жизнь, но даже на самое элементарное биологическое выживание. Иначе как проявлением принципа «экономического дарвинизма» эту ситуацию охарактеризовать сложно.

Для сравнения, по состоянию на 3-ий квартал 2012г. размер МРОТ (4611 рублей) был на 30,6% ниже величины прожиточного минимума. Даже после повышения в начале 2013г. размера МРОТ на 12,9% (до 5205 рублей), а прожиточного минимума на 4,2% (до 6912 рублей) минимально гарантированный размер трудовых доходов будет на 24,7% ниже стоимостной оценки минимально необходимого набора товаров и услуг.

По сути дела, правительство в очередной раз не выполнило обещания президента – ещё в апреле 2012г. Путин обещал в кратчайшие сроки повысить МРОТ до величины прожиточного минимума. Однако подготовленный Минтруда проект индексации заработных плат был раскритикован Министерством финансов и объединениями работодателей – первый наотрез отказался выделять на исполнение норм Трудового кодекса средства, а работодатели упёрлись повышать фонд оплаты труда. Насколько можно судить, либеральный клан, уже успевший получить три выговора и две отставки министров, осознанно подставляет президента страны и демонстрирует свою неспособность решать стоящие перед государством задачи.

Как и в случае с проблемой нищеты, в глаза бросается несуразность «цены вопроса». Если для того, чтобы повысить размер оплаты труда 17,2 млн. нищих россиян до величины официального прожиточного минимума (и без того заниженного в 2,5-3 раза относительно своего реального уровня), требуется порядка 550 млрд. рублей, то для повышения МРОТ до уровня прожиточного минимума от государства потребуется и вовсе смехотворная сумма – от 45 до 55 млрд. рублей.

Это менее 0,08% ВВП и 0,4% федерального бюджета России в 2012г. Или приблизительно 0,7% от временно свободных 7,2 трлн. рублей Минфина, без дела лежащих на счетах в Центральном Банке и коммерческих баках и кредитующих модернизацию у стратегических конкурентов России в США, ЕС и Японии. Требуемая сумма в 6 раза ниже итоговых затрат государства на проведение имиджевого и показушного по своей сути саммита АТЭС во Владивостоке в августе 2012г. (не считая 300 млрд. рублей, направленных на газификацию Приморья), который, по признанию самого президента Путина, «проходил на стройке» и оброс целым ворохом громких коррупционных скандалов.

Стоит отметить, что в последнее время наблюдается осознанное торможение повышение размера МРОТ со стороны чиновников, которые тем самым пытаются минимизировать социальные расходы бюджета. Хоть за последние 11 лет величина МРОТ выросла практически в 35 раз (с 132 до 4611 рублей), в последний раз его повышение происходило аж в июне 2010г. До того момента его не поднимали с 2009г. Всего за период с середины 2010г. накопленный прирост потребительских цен составил более 21%, тогда как величина МРОТ была повышена лишь на 6,5% — с 4330 до 4611 рублей.

Статистические приписки властей

Ещё больше опасений вызывает тот факт, что российские чиновники вместо чёткого признания наличия острой проблемы нищеты и имущественной дифференциации и разработки конкретных мер её преодоления занимаются откровенными статистическими манипуляциями. Так, с 1 января 2013г. происходит не только запоздалое и несоразмерное со скачкообразным ростом потребительских цен повышение величины МРОТ и прожиточного минимума. С начала текущего года вступают в силу поправки в методологию расчёта и индексации самой потребительской корзины россиян, к которым привязано определение прожиточного минимума.

Вместо того, чтобы навести порядок в отреформированной системе ЖКХ, обуздать коррупцию и наступить на карман естественным монополиям, потребовав от них раскрыть структуру себестоимости оказываемых услуг и структуру так называемого инвестиционного тарифа, который превратился в инструмент узаконенного перекачивания денег из карманов населения и промышленности, чиновники решили пойти другим, более простым путём.

Экономический блок правительства вопреки здравому смыслу и при активном сопротивлении со стороны экспертного сообщества предложил внести радикальные изменения в методологию расчёта структуры потребительской корзины и механизмов её индексации.

Согласно новой методологии, с 2013г. при индексации стоимостной оценки потребительской корзины, отражающей минимально необходимый для выживания паёк, во внимание будет приниматься исключительно рост цен на продукты питания и прочие продовольственные товары. Тогда как изменение цен на услуги и непродовольственные товары первой необходимости, традиционно дорожащие в 2-2,5 раза более высокими темпами, нежели продукты питания, перестанет учитываться вовсе.

И это притом что на протяжении последних 11 лет средние темпы роста цен на газ, электроэнергию, жилищно-коммунальные услуги, отопление и проезд в транспорте достигали 13-17%, что в 2-2,5 раза превышало средний официальный рост цен в экономике в целом. Другими словами, чиновники решили избавиться от лишней головной боли и просто-напросто перестали учитывать влияние скачкообразного роста цен на услуги первой необходимости на общий рост стоимости жизни в России.

В новом документе впервые за всю историю пореформенной России предлагается отойти от практики определения структуры потребительской корзины в натуральных показателях и перейти к относительным величинам. В результате чего правительственные чиновники предлагают отвести на долю непродовольственных товаров и услуг по 25% от общей стоимости потребительской корзины. А 50% выделить на продукты питания и продовольствие.

В ныне действующем федеральном законе от 31 марта 2006 г. № 44-ФЗ «О потребительской корзине в целом по Российской Федерации» в расчет, в частности, брались данные о стоимости пальто на взрослого человека (три штуки в расчете на 7,6 лет), платьев и другой верхней одежды (восемь штук на 4,2 года), белья (девять предметов — на 2,4 года), чулок и носков (семь пар в расчете на полтора года) и т. д. Теперь же предлагается в принципе отказаться от практики расчётно-нормативного определения потребности человека в товарах первой необходимости и выделять на них строго ограниченную долю бюджета.

Имеет смыл напомнить, что по состоянию на конец 3-го квартала 2012г. размер минимально необходимой для физиологического выживания россиянина потребительской корзины составлял порядка 6165 рублей. Из которых 2436 рублей (39,5%) приходилось на продукты питания, 1036 рублей (16,8%) – на непродовольственные товары, а 2693 рублей (43,6%) составляли расходы на оплату услуг – ЖКХ, газа, электроэнергии, транспорта и т.д. Сделав акцент исключительно на группе продовольственных товаров, правительство искусственно ретранслировало рост цен на весьма узкую часть потребительской корзины на всю корзину целиком.

Другими словами, правительство под надуманным предлогом улучшения качественных характеристик потребляемых продуктов питания (замещение картофеля и хлеба на мясо и рыбу) предлагает раздуть долю продуктов питания в потребительской корзине практически на четверть от её сегодняшнего уровня. Одновременно снизив вклад услуг естественных монополий, ЖКХ, транспорта, образования и здравоохранения в 1,7 раз и подняв долю непродовольственных товаров в 1,5 раза. И это притом что на долю оплаты услуг первой необходимости приходится до 50-60% семейного бюджета малоимущих россиян, а ещё 10-15% составляют расходы на непродовольственные товары.

Насколько можно судить, российские либералы, оккупировавшие финансово-экономический блок правительства, открыто признались в капитуляции перед сырьевым лобби, естественными монополиями и жилищно-коммунальной мафией, обладающими поддержкой во властных структурах. И вместо ограничения произвола естественных монополий, наведения порядка в ЖКХ и борьбы с прочими составляющими инфляции издержек, а также повышения материальной поддержки малоимущих слоёв населения решили окончательно отвязать прожиточный минимум от какой бы то ни было реальности, превратив его в статистическую фикцию.

Если раньше ещё было хотя бы теоретически можно было спорить о неадекватности состава потребительской корзины, неравномерности распределения её структуры между продуктами питания, непродовольственными товарами и услугами, а также указывать, что реальный прожиточный минимум по методологии экономически развитых стран должен достигать 15,5-16 тыс. рублей (60% от средней заработной платы), то сейчас этот показатель утратил всякий социально-экономический смысл. Это в чистом виде продукт статистических манипуляций и приписок, не имеющий совершенно никакого отношения к реальному положению дел в экономике страны.

Судя по всему, экономический блок правительства пошёл на этот шаг вполне осознанно – власти пытаются всеми силами минимизировать социальную нагрузку на бюджетную систему, которую идейные последователи «младореформаторов» и прочие «гайдаровцы» традиционно рассматривают в качестве лишней обузы и проявления неэффективного использования бюджетных средств. Только этим можно объяснить тот факт, что на протяжении последних лет наблюдается интенсификация процесса скрытой приватизации бюджетной сферы, влекущей за собой рост платности социальных услуг при одновременном снижении их качества и доступности.

Вкупе с изменением методологии расчёта потребительской корзины, которая позволит занижать масштабы индексации прожиточного минимума в 2-2,5 раза, летом 2012г. вступили в силу поправки в ФЗ-83, которые по сути дела легитимизировали коммерциализацию бюджетной сферы и существенно повысили платность среднего и высшего образования, дошкольного воспитания, здравоохранения, культурного досуга и т.д.

Складывается впечатление, что чиновники продолжают следовать людоедским курсом монетизации льгот. Неудивительно, что даже в МЭР признали, что к 2030г. по самым скромным оценкам цены на электроэнергию вырастут в 5 раз, а на газ в 4,5 раза. В результате чего как минимум две трети россиян будут вынуждены существенно сократить потребление услуг естественных монополий. Судя по всему, задача «модернизации» естественных монополий, технического перевооружения разрушенной энергетической системы и повышения энергоэффективности экономики будет в очередной раз решаться за счёт 70% бедных, нищих и полунищих россиян.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , ,

Итоги 2012. Смерть «нефтяного Бобика». «Экономика трубы» имени Путина-Медведева приказала долго жить


Продолжаем традиционную публикацию материалов из цикла «Итоги-2012». В аналитическом обзоре независимого экономиста, лауреата интернет-премии «Красный Рунет-2012» Владислава Жуковского подведены экономические итоги прошедшего, 2012 года. «Экономика трубы» имени Путина-Медведева в 2012 году окончательно приказала долго жить. Перед Россией во весь рост встала проблема радикальной смены экономической политики.

Итоги 2012 года оказались откровенно удручающие – если ещё в 2011г. хотя бы у кого-то оставались надежды на то, что модель «экономики трубы» способна поддерживать хоть какие-то приемлемые темпы роста и обеспечивать социальную стабильность, то в 2012г. стало окончательно понятно, что «нефтяной бобик» помер. И лишь присосавшиеся к его телу «блохи» в лице коррумпированных чиновников, сырьевых олигархов и спекулянтов по инерции, наотрез отказываясь заниматься модернизацией экономики и бороться с коррупцией, изо всех сил пытаются удерживать его на ногах.

И чем дольше они будут пытаться удерживать на ногах нежизнеспособную и откровенно паразитическую модель «экономики трубы», превратившую Россию в сырьевую колонию глобального бизнеса и рынок сбыта для ТНК, тем масштабней будет финансово-экономический, а затем и общесистемный кризис. И тем острее будут вспыхивать очаги социального протеста и нестабильности – брызги «нефтяного дождя» перестают долетать до простых россиян, не успевая за безудержно разрастающимися аппетитами коррупционеров, олигархов, монополистов и спекулянтов.

По мере сжатия размера «нефтяного» и «бюджетного» пирога, неизбежного в условиях сползания мировой экономики в рецессию и стагнации цен на нефть, властные группировки и сформировавшийся вокруг них бюджетный бизнес, не готовые умерить свои аппетиты и старающиеся вырвать кусок у конкурента, начинают забирать последние крохи у остальных социальных групп – пенсионеров, рабочих, учителей, врачей и законопослушных предпринимателей.

Уходящий 2012г. со всей очевидностью продемонстрировал дефолт ресурсно-сырьевой модели «роста без развития» и слом проводившейся на протяжении последних лет политики проедания нефтедолларов и паразитирования на доставшемся в наследство от Советской эпохи производственном и научно-техническом потенциале. Впервые за долгие годы российская экономика, а с ней промышленность, строительный сектор грузоперевозки и даже доходы населения России перестали реагировать на изменение цен на нефть.

Насколько можно судить, даже стабильно высокие цены на энергоносители, устойчивый спрос на российское минеральное сырьё на внешних рынках и приток иностранных кредитов больше не в силах удерживать на плаву отечественную деиндустриализированную экономику, парализованную судорогой коррупции, произволом монополий, чиновничьим беспределом и откровенно антимодернизационной политикой.

1) Нефть больше не помогает российской экономике

Несмотря на то, что средние цены на нефть оказались на рекордно высоком уровне в 112 долл. за баррель смеси Brent, темпы роста экономики рухнули с 4,9% в начале года до 1,9% по итогам ноября. Одновременно с этим темпы роста промышленного производства сжались с 4,7% в 2011г. до 1,9% в ноябре 2012г., обрабатывающих производств – с 6,5% до 3%, строительного сектора – с 5,1% до 2,1%, а прирост грузооборота транспорта, отражающего реальное положение дел в промышленности, замедлился с 3,4% до 0,4%.

Даже в добывающих отраслях промышленности, которые, судя по финансовой отчётности крупнейших нефтегазовых и угледобывающих компаний, захлёбываются от притока нефтедолларов и просто не знают, куда деть полученные от распродажи невосполнимого минерального сырья деньги, темпы роста производства сжались с 1,9% в 2011г. до 0,3% по итогам ноября.

Всего же по состоянию на ноябрь 2012г. накопленным итогом с начала текущего года ВВП России прибавляет порядка 3,6%, что заметно хуже 4,3% в 2010г. и 6,5-6,7% в среднем в докризисный период. Промышленное производство растёт на 2,7%, что также существенно хуже, чем 8,2% в 2010г. и 7% в среднем в предкризисный период. Обрабатывающие производства прибавляют менее 4,4% (11,8% и 9,5% соответственно), добывающие производства наращивают производство на 1,2% (3,6% и 4,6% соответственно), грузооборот транспорта растёт на 1,7% (6,8% и 3,4% соответственно), а объём выполненных работ в строительном секторе по итогам января-ноября текущего года прибавляет менее 2,1%.

Хуже того, благодаря приверженности правительства политике «кудриномики» и накопления «подушки безопасности», превратившейся в «гробовые» деньги на кладбище «банановых республик», отечественная экономика умудрилась потерять свыше 107 тыс. рабочих мест (5,052 млн. выбывших работников на фоне 4,945 нанятых). И это на фоне обещанного президентом в начале текущего года создания «25 млн. инновационных рабочих мест».

Отдельного внимания заслуживает тезис о преодолении кризисного состояния в отечественной промышленности и возврате к объёмам докризисного 2007г. Иначе как плохо срежиссированной попыткой выдать желаемой за действительное этот лозунг и не назовёшь. По оценкам того же Росстата, по состоянию на конец 2011г. объёмы выпуска машин и оборудования оказались на 16,3% ниже уровня 2007г., производство электрооборудования, электроники и оптического оборудования не дотягивает до отметок 4-х летней давности более 19%, а выпуск неметаллических минеральных изделий ниже на 14,9%. Одновременно с этим обработка древесины и целлюлозно-бумажное производство сократились на 8,2% и 7,3% соответственно, а выпуск металлургической продукции сжался на 3,5%.

Другими словами, несмотря на непрекращающиеся предвыборные обещания и разговоры о модернизации отечественная обрабатывающая промышленность, задыхающаяся от коррупционных поборов и неподъёмных тарифов монополий по-прежнему вынуждена работать на изношенных на 75% основных фондах и устаревших технологиях, что вкупе с наплывом дешёвого китайского импорта и крайне дорогими кредитами просто уничтожает остатки несырьевой промышленности.

За период 2007-2011гг. едва заметный прирост выпуска продукции зафиксирован лишь в добывающих отраслях промышленности (+5,4%), паразитирующих на безудержном росте цен на минеральное сырьё и вывозе в оффшорные юрисдикции «нефтедолларовых» доходов. А также в связанных с ними единой производственно-технологической цепочкой секторах по выпуску кокса и нефтепродуктов (+10,4%), а также резиновых и пластмассовых изделий (+47,5%). Помимо этого стоит отметить рост производства кожаных изделий и обуви на 28,4%, что главным образом обусловлено эффектом низкой базы и притоком в отрасль китайского капитала. Однако, даже несмотря на это, объёмы выпуска продукции в данном секторе на 65,5% ниже отметок 1990г. и в лучшем случае сопоставимы с показателями первой половины 1970-х годов.

2. Дефолт «экономики трубы»

Дело дошло до того, что даже в МЭР были вынуждены признать, что имеет место «устойчивое замедление темпов роста», а министр экономики Андрей Белоусов на совещании у президента открыто заявил, что при сохранении нынешних приоритетов макроэкономической политики темпы роста экономики не будут превышать 2%. Тогда как для реализации предвыборных обещаний Путина в области финансирования социальных программ и стимулирования модернизации инфраструктуры ежегодные темпы роста экономики должны превышать 4,5-5%.

Более того, сам президент во время своего декабрьского послания Федеральному Собранию открыто указал на то, что российская экономика затухает, природно-сырьевая модель «экономического роста без развития» себя исчерпала, а нынешние темпы роста ВВП не позволят исполнить социальные обязательства перед населением и реализовать планы по модернизации.

Безусловно, открытым остаётся вопрос о том, насколько серьёзными вообще являются все предвыборные лозунги властей и воспринимает ли хоть кто-нибудь из окружения президента всерьёз заявленные тезисы об инновациях и социальной ответственности. Как бы там ни было, Путин косвенно признал, что построенная за последние 11 лет «экономика трубы» находится в состоянии дефолта, а для нормального развития России требуются темпы роста экономики свыше 5%, которые категорически не могут быть достигнуты при сохранении нынешних макроэкономических приоритетов.

По большому счёту президент Путин согласился с результатами исследования лучших отечественных учёных-экономистов, которые ещё в 2005г. с цифрами в руках показали, что для поддержания социальной стабильности в России при нынешней колоссальной имущественной дифференциации населения и архаичной структуре экономики ежегодные темпы роста ВВП должны превышать отметку в 5,5%.

Больше всего опасений вызывает тот факт, что этих темпов роста экономики в России не наблюдается уже больше 5 лет. В 2008г. экономика выросла на 5,2%, в разгар кризиса 2009г. ВВП обвалился на 7,8% (сильнее всех в G-20, БРИКС и нефтеэкспортёрах), а в 2010-2011г. прирост валового внутреннего продукта не превышал 4,3%. По итогам 2012г., даже по самым оптимистичным прогнозам Министерства экономики прирост ВВП России, несмотря на рекордно высокие цены на нефть, с трудом дотянет до 3,6%, что станет худшим показателем с лета 2009г.

Насколько можно судить, брызги от «нефтяного дождя» постепенно перестают долетать на подавляющей части населения России, оседая в карманах сырьевых гигантов, естественных монополий, ЖКХ, спекулянтов и перекупщиков. В значительной степени именно это стало экономическим фундаментом роста недовольства населения правящими властями, социальных волнений и, как результат, «триумфально-болотоной».

Ситуация усугубляется целенаправленными действиями властей по скрытой приватизации бюджетной сферы и повышению платности базовых социальных, медицинских и образовательных услуг, которые становятся непозволительной роскошью для подавляющей части населения страны. Вслед за приватизацией ЖКХ, разрушение единой энергосистемы, монетизации льгот последовали поправки в ФЗ-83, которые переводят социальные услуги на платную основу.

3) Втягивание России на «титаник» ВТО

Которое поставило крест на самой идее модернизации экономики и лишило правительство возможности оказать поддержку отечественной промышленности накануне новой фазы глобально рецессии. ВТО запрещает повышать общий уровень защищённости экономики и оказывать адресную поддержку отдельным секторам экономики, без чего невозможно обеспечить структурную перестройку экономики, модернизацию производства и развитие научно-технического потенциала.

Негативные последствия либерализации внешнеэкономических отношений не заставили себя долго ждать: Автоваз уже заявил, что прекращает закупать листовой прокат у российских металлургов и будет импортировать сталь из Китая и Индии, где благодаря дешёвой рабочей силе, доступных кредитов отпускные цены даже с учётом транспортировки в Россию оказываются существенно ниже российских. Крупнейшие отечественные производители сельхозтехники отчитались о беспрецедентном спаде заказов на фоне наплыва импорта и сворачивания инвестиционных программ и капитальных вложений в основные фонды со стороны российских аграриев.

В то время как один из крупнейших производителей лифтового оборудования фирма OTIS уже заявила о закрытии своей производственной площадки на территории России и выводе производства в Китай. И это неудивительно – в условиях снижения импортных пошлин на промышленную продукцию исчезла всякая необходимость производить лифты внутри России, если это можно сделать с гораздо меньшими издержками в азиатских странах.

На фоне спада инвестиционной активности в АПК и наукоёмкой промышленности, сильнейшего за последние 3 года затухания экономического роста и обвала темпов роста промышленного производства, обрабатывающих отраслей и грузоперевозок наблюдается скачкообразный рост импорта целого ряда товаров. Так, согласно официальным данным Росстата, по итогам ноября текущего года в годовом выражении импорт свинины подскочил на 25,7%, рыбного филе – 29,3%, овощей – на 18%, сахара – на 13,5%, а растительного масла – на 10,7%.

4) Затухание промышленности – нефть больше не поможет

Ещё тяжелей обстоит ситуация в промышленности, темпы роста которой сжались с 4,7% в 2011г. до 4% в 1-м квартале 2012г. и 2,5% по итогам 3-го квартала. Хуже того, осенью затухание отечественного производственного сектора лишь усилилось – темпы роста сжались до минимальных отметок с кризисного 2009г. — 1,8% в октябре и 1,9% в ноябре. Более того, за последние полгода трижды наблюдалось помесячное снижение объёмов выпуска продукции как в промышленном секторе в целом, так и в сегменте обрабатывающей промышленности (на 0,5-0,7%) с учётом сезонного и календарного факторов, что свидетельствует о скатывании экономики в рецессию.

Не лучше складывается ситуация в обрабатывающих производствах – темпы роста сжались с 11,8% в 2010г. до 6,5% в 2011г. и 4,4% по итогам января-ноября 2012г. При этом в октябре темпы роста едва дотянули до 3%, а по итогам ноября ускорение до 4% практически целиком и полностью обусловлено статистическим эффектом низкой базы предыдущего года.

В настоящий момент темпы роста промышленного производства в 2,5 раза ниже, чем в докризисный период 2003-2007гг. (7%), тогда как в обрабатывающем секторе прирост отстаёт от динамики 5-летней давности более чем в 3 раза (9,5%).

Сложно назвать оптимистичной ситуацию в добывающем секторе экономики, который, по логике, должен был стать главным бенефициаром превращения России в «сырьевую колонию» и извлекать сверхприбыли от стабильно высоких цен на сырьевые товары. Тем не менее, имеет место затухание производственной активности и в этом сегменте. Если ещё в 2010г. прирост выпуска продукции в добывающем секторе составлял порядка 3,6%, а в среднем в докризисный период превышал 4,6-5%, то к концу 2011г. сжался до 1,9%, а по итогам первых 10-ти месяцев текущего года едва превысил 1,2%. Более того, по итогам ноября годовая прибавка составила менее 0,3%, а в месячном выражении и вовсе зафиксирован спад на 2,2%, что вызывает серьёзные опасения.

Отдельного внимания заслуживает тезис о преодолении кризисного состояния в отечественной промышленности и возврате к объёмам докризисного 2007г. На самом деле, по состоянию на конец 2011г. объёмы выпуска машин и оборудования оказались на 16,3% ниже уровня 2007г., производство электрооборудования, электроники и оптического оборудования не дотягивает до отметок 4-х летней давности более 19%, а выпуск неметаллических минеральных изделий ниже на 14,9%. Одновременно с этим обработка древесины и целлюлозно-бумажное производство сократились на 8,2% и 7,3% соответственно, а выпуск металлургической продукции сжался на 3,5%.

Другими словами, несмотря на непрекращающиеся предвыборные обещания и разговоры о модернизации отечественная обрабатывающая промышленность, задыхающаяся от коррупционных поборов и неподъёмных тарифов монополий по-прежнему вынуждена работать на изношенных на 75% основных фондах и устаревших технологиях, что вкупе с наплывом дешёвого китайского импорта и крайне дорогими кредитами просто уничтожает остатки несырьевой промышленности.

За период 2007-2011гг. едва заметный прирост выпуска продукции зафиксирован лишь в добывающих отраслях промышленности (+5,4%), паразитирующих на безудержном росте цен на минеральное сырьё и вывозе в оффшорные юрисдикции «нефтедолларовых» доходов. А также в связанных с ними единой производственно-технологической цепочкой секторах по выпуску кокса и нефтепродуктов (+10,4%), а также резиновых и пластмассовых изделий (+47,5%). Помимо этого стоит отметить рост производства кожаных изделий и обуви на 28,4%, что главным образом обусловлено эффектом низкой базы и притоком в отрасль китайского капитала. Однако, даже несмотря на это, объёмы выпуска продукции в данном секторе на 65,5% ниже отметок 1990г. и в лучшем случае сопоставимы с показателями первой половины 1970-х годов.

Серьёзные опасения вызывает ухудшение ситуации в сфере транспортных перевозок, которая традиционно воспринимается в качестве весьма репрезентативного и надёжного опережающего индикатора, отражающего положение дел в реальном, т.е. производственном секторе экономики.

Согласно всё тем же данным Росстата, темпы роста грузооборота коммерческого транспорта сжались с 6,8% в 2010г. до 3,4% в 2011г. и едва заметных 1,7% по итогам января-ноября текущего года. Более того, в октябре и ноябре 2012г. годовой прирост грузооборота сжался до откровенно пугающих 0,1% и 0,4%, что вызывает ещё больше опасений, учитывая тот факт, что в аналогичные месяцы предыдущего года прирост активности на транспорте сжался до минимальных отметок за год (0,9-1,1%). Однако даже статистический эффект низкой базы не смог оказать поддержку грузоперевозкам.

И это притом что по итогам 2011г., несмотря на широко разрекламированные в СМИ «экономические успехи властей», в целом грузооборот транспорта оказался на 20% ниже отметки 1990г. При этом на железнодорожном транспорте объём грузоперевозок ниже отметок 21-летней давности на 20,3%, на автомобильном — в 1,5 раза, на внутреннем водном – в 4 раза, а на морском транспорте спад превышает 5 раз. Даже в трубопроводной системе, обслуживающей интересы нефтегазового сектора и являющейся столпом деиндустриализированной «экономики трубы», наблюдается снижение грузооборота за последние 21 год на 7,5% — с 2,575 до 2,382 млрд. т/км.

Приблизительно аналогичная ситуация складывается в строительном секторе – темпы роста выполненных строительных работ в денежном выражении с учётом инфляции замедлились с 5,1% в 2011г. до 2,1% по итогам первых 10-ти месяцев 2012г. Тогда как прирост ввода новых жилых домов сжался с 6,6% в 2011г. до 4,9% в январе-ноябре текущего года. Принимая во внимание, что в расчёте на душу населения (0,43 кв. метра) в России вводится в 1,5-2,5 раза меньше жилья, чем в том же самом Китае, а средняя цена на недвижимость (55 тыс. рублей за кв. метр) более чем в 2 раза превышает среднюю заработную плату населения (которую не получает свыше 65% работников), можно смело говорить о том, что строительный сектор обслуживает интересы 10-15% россиян.

5) Принятие антимодернизационного и антисоциального бюджета на 2013-2015гг.

В рамках которого только с учётом официальной оценки инфляции расходы на национальную экономику подлежат сокращению на 17,9%, на образование — 21,7%, на здравоохранение – на 43,2%, на культуру – на 13,1%, на физическую культуру – на 52,1%, а на находящееся в аварийном состоянии ЖКХ – на 43,8%.

При этом попытки компенсировать сокращение бюджетного финансирования из федерального центра за счёт региональных бюджетов не выдерживают никакой критики – 85% субъектов федерации имеют хронические многолетние дефициты бюджетов, залезают в долги и в значительной степени сами зависят от дотаций, субвенций и субсидий из федерального центра. С таким бюджетом можно смело забыть не только про предвыборные обещания Путина относительно модернизации экономики и создании «25 млн. рабочих мест» в инновационном секторе экономики. С таким бюджетом в принципе невозможно обеспечить поддержание даже нынешних затухающих на глазах темпов роста экономики, профинансировать предвыборные обещания президента и элементарно обеспечить поддержание социальной стабильности. Не говоря уже о модернизации экономики.

Дело дошло до того, что даже в МЭР были вынуждены признать, что имеет место «устойчивое замедление темпов роста», а министр экономики Андрей Белоусов на совещании у президента открыто заявил, что при сохранении нынешних приоритетов макроэкономической политики темпы роста экономики не будут превышать 2%. Тогда как для реализации предвыборных обещаний Путина в области финансирования социальных программ и стимулирования модернизации инфраструктуры ежегодные темпы роста экономики должны превышать 4,5-5%.

Более того, сам президент во время своего декабрьского послания Федеральному Собранию открыто указал на то, что российская экономика затухает, природно-сырьевая модель «экономического роста без развития» себя исчерпала, а нынешние темпы роста ВВП не позволят исполнить социальные обязательства перед населением и реализовать планы по модернизации.

Безусловно, открытым остаётся вопрос о том, насколько серьёзными вообще являются все предвыборные лозунги властей и воспринимает ли хоть кто-нибудь из окружения президента всерьёз заявленные тезисы об инновациях и социальной ответственности. Как бы там ни было, Путин косвенно признал, что построенная за последние 11 лет «экономика трубы» находится в состоянии дефолта, а для нормального развития России требуются темпы роста экономики свыше 5%, которые категорически не могут быть достигнуты при сохранении нынешних макроэкономических приоритетов.

По большому счёту президент Путин согласился с результатами исследования лучших отечественных учёных-экономистов, которые ещё в 2005г. с цифрами в руках показали, что для поддержания социальной стабильности в России при нынешней колоссальной имущественной дифференциации населения и архаичной структуре экономики ежегодные темпы роста ВВП должны превышать отметку в 5,5%.

Больше всего опасений вызывает тот факт, что этих темпов роста экономики в России не наблюдается уже больше 5 лет. В 2008г. экономика выросла на 5,2%, в разгар кризиса 2009г. ВВП обвалился на 7,8% (сильнее всех в G-20, БРИКС и нефтеэкспортёрах), а в 2010-2011г. прирост валового внутреннего продукта не превышал 4,3%. По итогам 2012г., даже по самым оптимистичным прогнозам Министерства экономики прирост ВВП России, несмотря на рекордно высокие цены на нефть, с трудом дотянет до 3,6%, что станет худшим показателем с лета 2009г.

Насколько можно судить, брызги от «нефтяного дождя» постепенно перестают долетать на подавляющей части населения России, оседая в карманах сырьевых гигантов, естественных монополий, ЖКХ, спекулянтов и перекупщиков. В значительной степени именно это стало экономическим фундаментом роста недовольства населения правящими властями, социальных волнений и, как результат, «триумфально-болотоной».

6) Принятие поправок в ФЗ-83 и курс на дальнейшую приватизацию бюджетной сферы.

Это лишний раз подтвердило приверженность властей ультралиберальной политике «рыночного фундаментализма», неизбежным следствием которого станет ещё более существенное повышение платности социальных услуг и снижение доступности образования, здравоохранения и социального обеспечения для 75% россиян, чьи душевые доходы не дотягивают до среднего показателя по России (24,2 тыс. рублей).

На протяжении последних лет услуги дошкольного, среднего, высшего и профессионального образования, а также здравоохранения, амбулаторной помощи и прочих социальных услуг ежегодно дорожали на 13-17%, существенно опережая официальный средний рост цен экономике.

Насколько можно судить, власти осознанно продолжают курс на людоедскую «монетизацию льгот» и перекладывание социальных расходов с государственного бюджета, захлёбывающегося от притока нефтедолларов, на плечи простых россиян, 60% которого относится Институтом Социологии РАН к бедным и нищим слоям населения. Вкупе с введением ЕГЭ, Болонской системы и подписанным в конце декабря президентом законом об образовании это ознаменовало не только существенное повышение платности образования, но также катастрофическое падение его качества.

Складывается впечатление, что целенаправленное проведение политики дебилизации населения вкупе с ограничением доступности образовательных, медицинских и прочих социальных услуг призвано окончательно разрушить систему «социальных лифтов» и предотвратить саму возможность возникновения конкуренции правящей «оффшорной аристократии» и их детей с обездоленными и люмпенизированными массами, загнанными в беспросветную нищету. Иначе как попыткой коррумпированных чиновников и сросшихся с ними олигархов оградить своих детей от риска утраты неправедно приобретённых активов и закрепить свою власть такого рода действия властей и не назовёшь.

7) Россиянам не помогает даже дорогая нефть

Однако больше всего опасений вызывает то, что высокие цены на нефть перестали оказывать позитивное влияние на доходы населения. В 2011г. цены на нефть смеси Brent выросли практически на 40% и достигли отметки в 120 долл. за баррель. Тем не менее, на протяжении 8-месяцев предыдущего года реальные располагаемые доходы населения не только не росли, но даже снижались на 0,5-1,5%. И лишь благодаря беспрецедентному и бесконтрольному вливанию 3 трлн. бюджетных рублей (большая часть которых осела в карманах чиновников, монополистов и «бюджетного» бизнеса) в разгар предвыборного сезона в ноябре-декабре 2012г. удалось обеспечить рост доходов на 0,8% по итогам года.

В 2012г. ситуация несколько улучшилась – по итогам января-ноября реальные располагаемые доходы населения выросли на 4%. Во многом этому способствовало расширение профицита внешней торговли с 143,9 до 150,4 млрд. долл. вкупе с масштабными бюджетными вливаниями в социальную сферу в разгар парламентских и президентских выборов. Политику задабривания электората никто не отменял.

Однако надо учитывать, что реальная «социальная инфляции» для 75% россиян, чьи ежемесячные душевые доходы не превышают среднего показателя по стране, достигает 12-15% (в связи с ускоренным ростом цен на услуги естественных монополий, ЖКХ, транспорт и продукты питания). В таком случае получается, что вместо увеличения реальных располагаемых доходов населения практически на 5% по итогам неполных 2 лет (как это фиксирует Росстат) произошло их снижение на 3-4%. Тогда как 52% россиян, чьи душевые доходы не дотягивают до 15 тыс. рублей (т.е. до реального прожиточного минимума), стали беднее в реальном выражении на 5-7%. А 37% граждан с доходами ниже 10 тыс. рублей утратили как минимум 10% своей покупательной способности за последние 2 года.

8) Усиление деградации структуры экономики и архаизации производства.

Мало того, что буквально на глазах происходит стремительное затухание российской экономики, которой не в силах больше помочь даже стабильно высокие цены на нефть и расширяющийся профицит внешней торговли, так ещё и наблюдается деградация самой структуры экономического роста и примитивизация отечественной экономики. Которые лишь усиливают деградацию научно-технического потенциала и подрывают конкурентоспособность России на мировом рынке.

Напомним, что, согласно официальным данным Росстата, ВВП России по итогам первых 9-ти месяцев текущего года вырос на 3,9% (в 3-м квартале рост едва превысил 2,9%). Однако в глаза бросается скачкообразный рост добавленной стоимости в целом ряде непроизводительных секторов экономики, которые не создают реального продукта, никоим образом не связаны с модернизацией экономики и лишь прокручивают поступающие в страну нефтедоллары, спекулятивный капитал и иностранные кредиты.

Так, прирост добавленной стоимости в сфере финансовых операций превысил 16%, в оптово-розничной торговле – 7%, а в операциях на рынке недвижимости достиг 6,6%. Притом что не получается объяснить наблюдаемый скачок активности в фиктивном секторе экономики эффектом низкой базы – при средних темпах роста экономики на 4,2% в январе-сентябре 2011г. прирост в финансовых спекуляциях достигал 5%, в оптово-розничной торговле — на 4,5%, а на рынке недвижимости – на 3,1%.

Лишь восстановительный рост в обрабатывающей промышленности, рухнувшей на 15,2% в разгар кризисного 2009г. ввиду перетока выделенной антикризисной господдержки на валютный рынок, превышал средние темпы роста по экономике в целом и составлял порядка 6,7%. Также на 12,1% выросло сельское хозяйство, обвалившееся на 10,3% в 2010г. на фоне катастрофической засухи, лесных пожаров и преступной халатности чиновников, не обращавших внимания на пожары больше половины лета.

Одновременно с этим темпы роста добавленной стоимости в обрабатывающих производствах сжались с 6,7% в январе-сентябре 2011г. до 3,3% в аналогичном периоде 2012г. В строительстве – с 3,6% до 1%, в системе государственного управления и обеспечения безопасности – с 2 до 0,5%, в здравоохранении и предоставлении социальных услуг – с 3,6% до 0,2%, а в деятельности домашних хозяйств – с 7,8% до 4,9%.

При этом прирост добавленной стоимости в добыче полезных ископаемых не превышает 1,5%, в производстве электроэнергии, газа и воды составляет менее 1%, а в транспорте и связи опустился до 3,1%. Хуже всего то, что в системе образования, являющейся опорой модернизации экономики и развития инновационного потенциала, снижение добавленной стоимости на 0,8% в январе-сентябре 2011г. сменилось чуть менее чувствительным, но всё же сокращением на 0,4%. А едва заметный и с трудом отличимый от статистической погрешности рост на 0,3% в предоставлении коммунальных и социальных услуг сменился снижением на 1,6%.

На этом весьма неблагоприятном макроэкономическом фоне весьма настораживающим выглядит увеличение налоговой нагрузки на отечественную экономику со стороны государства. Несмотря на практически двукратное торможение темпов роста ВВП за период с начала текущего года при стабильно высоких ценах на нефть (превышающих заложенные в бюджете 100 долл. за баррель), правительство продолжает усиливать налоговое давление.

Наиболее наглядно об этом свидетельствует ускорение темпов роста так называемых чистых налогов на продукты с 4,5% в январе-сентябре 2011г. до 5,8% в аналогичном периоде текущего года. Вместо того, чтобы давать стимул для развития несырьевых секторов экономики, активизировать производственную и инвестиционную активность в контуре наукоёмких отраслей современного технологического уклада и создавать налоговые механизмы поощрения модернизации, власти занимаются сокращением поддержки отечественного производства и наращивают фискальный пресс.

Собственно говоря, неудивительно, что удельный вес ничего не создающего финансового секторе в структуре ВВП России подскочил с 4,3% в 3-м квартале 2011г. до 4,5% в аналогичном периоде текущего года, оптово-розничной торговли – с 18,8 до 19,1%, операций с недвижимостью — с 11,6 до 11,9%, государственного управления – с 6,1 до 6,9%, а добычи сырья – с 10,8% до 11%.

Закономерным результатом политики самоустранения государства от управления экономикой в угоду антинаучным тезисам «государственного невмешательства» стало снижение веса обрабатывающих производств в структуре экономики с и без того неадекватно низких 16% до 15,6%, сельского хозяйства – с 4 до 3,4%, транспорта и связи – с 9,1 до 8,9%, строительного сектора – с 5,9 до 5,8%, а производства электроэнергии, газа и воды – с 3,8% до 3,4%.

Другими словами, имеет место расцвет тех секторов экономики, которые вообще никоим образом не связаны с реализацией планов по модернизации экономики и инновационному развитию. Стремительно растёт вес добычи сырья, занимающейся распродажей невосполнимого минерального сырья, и торгово-спекулятивных секторов, обеспечивающих прокручивание нефтедолларов и иностранного капитала.

9) Кредитный пузырь – последняя подпорка «экономики трубы»

Насколько можно судить, российская экономика либо уже находится в состоянии рецессии (если очистить макроэкономические показатели от статистических манипуляций, приписок и занижения инфляции), либо уверенно скатывается в кризисное состояние. С высокой долей вероятности уже по итогам 2012г. даже крайне политкорректный Росстат, испытывающий на себе давление властей, был бы вынужден зафиксировать снижение ВВП, если бы ему на руку не играл один крайне значимый фактор.

На фоне стагнирующих доходов населения единственным механизмом, обеспечивающим расширение потребительской активности россиян и, как следствие, поддержание на плаву российской экономики, является надувание пузыря на рынке потребительского кредитования. И именно это происходит на протяжении всех последних лет.

Только за период с января по октябрь 2012г. совокупная задолженность российских граждан перед кредитными организациями подскочила на 32,2% (с 5,227 до 6,913 трлн. рублей), а в годовом выражении выросла на 46,4%. При этом суммарная задолженность россиян по банковским кредитным картам увеличилась практически на 75%, а по ипотечным кредитам выросла практически на 37,1%.

Именно благодаря надуванию кредитного пузыря и втягиванию в большинстве своём бедного населения в долговую петлю экономическим властям удалось удержать на плаву российскую экономику и предотвратить соскальзывание в рецессию. Неудивительно, что в нынешнем году органами статистики зафиксировано расширение потребительской активности населения на фоне затухания экономического роста, промышленного производства и грузоперевозок.

Так, тРемпы роста конечного потребления домашних хозяйств ускорились с 6,1% в январе-июне 2011г. до 6,6% в аналогичном периоде текущего года на фоне снижения темпов роста потребления со стороны органов государственного управления с 1,5% до 0% за аналогичный промежуток времени и смены роста экспорта на 2% его снижением в размере 1,4%. Совершенно очевидно, что именно разбухание потребительского спроса за счёт расширения долговой нагрузки на домашние хозяйства является основным механизмом удержания на плаву российской экономики.

Закономерным результатом безудержного наращивания потребительского кредитования со стороны банков, риски потерь по которому существенно перекрываются высокой реальной эффективной ставкой, стало ускорение темпов роста просроченной задолженности с 3,1% в 2011г. до 11,9 млрд. в январе-октябре текущего года. В 2013г., по оценкам коллекторов, прирост составит не менее 30-35%. Всего же доля просроченных кредитов населения в структуре предоставленных займов подскочила с 8,3% в начале 2012г. до 9,9% по итогам ноября. Особенно тяжёлая ситуация наблюдается в сегменте потребительских кредитов, которые стали наиболее рентабельным видом деятельности для большинства банков – доля «плохих» долгов в данном сегменте выросла с 9,3 до 11%.

10) Масштабное бегство капитала – благо для коррумпированных чиновников и «либеральных сектантов»

Несмотря на крайне благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру и сохранение среднегодовых цен на нефть смеси Brent на рекордно высоких отметках в 112 долл. за баррель, из России продолжает утекать капитал. Несмотря на это, в течение целых 4 лет Банк России вообще отказывался замечать вывоз частным сектором 362 млрд. долл. за рубеж, а затем сразу два заместителя министра финансов (Сергей Сторчак и Алексей Моисеев) расценили вывоз капитала как благо для российской экономики.

Так как хронически недофинансированная российская экономика, пребывающая благодаря засевшим в правительстве «младореформаторам» в многолетнем инвестиционном кризисе, с износом основных фондов в обрабатывающем секторе и инфраструктуре в размере 75-80%, по их мнению, «не способна переварить поступающие в страну нефтедоллары». И бегство капитала избавляет Минфин от головной боли – ему не приходится бороться с «избыточным денежным навесом» и ростом инфляции.

Только за период с начала текущего года частным сектором было вывезено порядка 60 млрд. долл., а за период с сентябрьской «рокировочки» Путина и Медведева в 2011г. банки и компании вывезли из России свыше 105 млрд. долл. При этом около 91,3 млрд. долл. было вывезено нефинансовыми организациями, и лишь 1,4 млрд. долл. со стороны банковского сектора.

По сути дела, и без того обескровленная экономика России, пребывающая в состоянии многолетнего хронического инвестиционного кризиса, уже 4 года живёт с разорванными артериями. И это не вызывает совершенно никакого беспокойства у высокопоставленных чиновников Минфина, Банка России и МЭР.

11) Банк России и Минфин держат удавку на шее России

Одновременно с этим российский банковский сектор уже полтора года пребывает в коматозном состоянии на фоне разрастания кризиса ликвидности, что провоцирует удорожание кредитных ресурсов для экономики и усиливает инвестиционный кризис в наукоёмких секторах обрабатывающей промышленности. Ставки на межбанковском рынке по краткосрочным кредитам на 1 день выросли с 2,5% в 2011г. до 6 в начале 2012г. и 6,5% в конце декабря текущего года.

И это притом что средние цены на нефть превышают 110 долл. за баррель, бюджет захлёбывается от притока нефтедолларов, а госкомпании и банки рапортуют о рекордных прибылях.

В середине декабря Банк России провёл рекордный за все годы своего существования аукцион по операциям РЕПО на 2,63 трлн. рублей, а общая сумма задолженности банков только по этим операциям уже давно превысила 2 трлн. рублей. Ещё порядка 350 млрд. рублей составляет задолженность банков перед Центральным Банком по однодневным кредитам, а 670 млрд. – в рамках обеспеченных активами и поручительствами кредитов.

По большому счёту, это является закономерным результатом целенаправленного отказа Банка России исполнять функции кредитора последней инстанции, ключевого эмиссионного центра и инструмента рефинансирования экономики. Насколько можно судить, Центральный Банк РФ превратился в филиал ФРС США и свёл всю полноту денежно-кредитной политики к операциям валютного обменника, реализуя колониальную по своей сути политику «валютного правления» (currency board).

Вкупе с повышением ставки рефинансирования на 0,25% в сентябре текущего года до 8,25%, общим ужесточением денежно-кредитной политики и укреплением курса рубля это лишь усилило и без того острый дефицит денег в экономике.

12) Монополисты и перекупщики разгоняют инфляцию

Мало того, что буквально на глазах происходит радикальное затухание производственной активности российской экономики на фоне крайне благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Не меньше опасений вызывает тот факт, что российские чиновники в очередной раз провалили борьбу с инфляцией, которая, насколько можно судить, так никогда и не начиналась.

Судя по всему, тезис о необходимости борьбы с инфляцией стал крайне удобным инструментом для оправдания хронического нежелания правящей касты бюрократов заниматься модернизацией экономики, не бороться с беспрецедентным оттоком капитала (свыше 362 млрд. долл. за последние 4 года), поддерживать дефицит денег в экономике, кредитовать США и прочих стратегических конкурентов за счёт налогоплательщиков (через Резервный фонд и Фонд национального благосостояния). Неудивительно, что сделанные ещё в самом начале 2000-х годов обещания властей снизить инфляцию до 2-2,5% к 2010г. так и остались красивым предвыборным лозунгом и ни к чему не обязывающей «маниловщиной».

На протяжении последних месяцев наблюдается раскручивание инфляционной спирали, основной вклад в который вносят монополисты, задирающие цены на свои услуги, а также скачкообразный рост цен на ГСМ и услуги ЖКХ вкупе с произволом перекупщиков, которые, почувствовав безнаказанность во время пожаров 2010г. и создав искусственный дефицит зерновых на прилавках магазинов, насколько можно судить, занимаются любимым занятием и сегодня.

Если ещё в начале 2012г. годовые темпы роста потребительских цен в силу предвыборной кампании правящих властей по заморозке отпускных цен на бензин и перенос сроков индексации тарифов естественных монополий (цен на газ, электроэнергию, транспорт и т.д.) с 1 января на 1 июля не превышали 2,5-3%, то к концу текущего года инфляция ускорилась до 6,5-7%. По весьма приукрашенным оценкам Росстата, за период с начала текущего года и по состоянию на 17 декабря накопленный прирост потребительских цен составляет 6,3%, что заметно хуже 6% годом ранее.

Согласно официальным оценкам всё того же Росстата, по состоянию на 17 декабря 2012г. цены на пшеничную муку подскочили более чем на 27,3%, хлеб подорожал на 11,9%, куры выросли в цене на 15%, цены на картофель выросли на 8,1%, белокочанная капуста стала дороже аж на 45,6%. Одновременно с этим услуги ЖКХ подорожали в среднем на 9,2%, холодное водоснабжение — на 11,3%, горячее – на 11,6%, отопление – на 9,9%, плата за жильё в домах государственного и муниципального фондов – на 10,1%, тогда как проезд в трамвае и на троллейбусе стали дороже на 10,3% и 7,6% соответственно. Не лучше обстоят дела в «отреформированной» социальной сфере – услуги образования выросли в цене на 10,4%, услуги культурных организаций и спорта – на 8,7% и 7% соответственно, а санаторно-оздоровительные услуги и услуги дошкольного воспитания подскочили в цене как минимум на 6,1-6,3%.

Чиновники наотрез отказываются ограничить аппетиты монополистов, снизить масштабы воровства и коррупции, а также ужесточить контроль за деятельностью разного рода перекупщиков и посредников, задирающих цены на десятки процентов. Вместо этого финансово-экономический блок правительства, плотно оккупированный «рыночными фундаменталистами» продолжает предпринимать изначально бесперспективные и крайне вредные для экономики попытки борьбы с инфляцией издержек монетарными методами. Благодаря действиям Банка России и Минфина за период с января по начало ноября 2012г. объём денежной массы по агрегату М2 вырос на едва заметный 1%. В годовом выражении прибавка составляет менее 15,7%, что существенно ниже 25-35% в середине и конце 2010г.

Тем не менее, кроме формирования кризиса ликвидности в банковском секторе, роста стоимости кредитных ресурсов, сворачивания инвестиционных программ со стороны несырьевой обрабатывающей промышленности, роста издержек производства и, как следствие, роста цен на конечную продукцию ужесточение денежно-кредитной политики со стороны Банка России не обеспечило. Более того, в силу того, что никто из чиновников не решается назвать реальные причины высокой инфляции в России и ограничить аппетиты коррупционеров, монополистов, перекупщиков и сырьевого лобби, наблюдается ускорение темпов роста потребительских цен.

Достижения года

К огромному сожалению, таковых практически не наблюдается. А те, что имеют место быть, либо являются «достижениями» лишь на первый взгляд. Либо на деле таковыми не являются вовсе.

Благодаря благоприятной ценовой конъюнктуре на рынке нефти правительству удалось нарастить «подушку безопасности», которая на фоне целенаправленного отказа властей от финансирования модернизации превращается в «гробовые деньги». В борьбе за спокойствие и стабильность российские чиновники, ссужающие российские нефтедоллары под 1,5-2%, а затем занимающие их под 7-9% для российских компаний и банков, забыли, что самое тихое и спокойное место находится на кладбище.

Благодаря дорогой нефти федеральный бюджет России по итогам января-ноября текущего года составил 1,4% ВВП, размер Резервного Фонда подскочил в 2,4 раз и приблизился к 2 трлн. рублей, ЗВР достигли 525 млрд. долл., а неиспользуемый остаток средств Минфина на счетах в Банке России и коммерческих банках достиг 7,2 трлн. рублей. И на этом фоне Минфин умудрился занять на внутреннем долговом рынке порядка 480 млрд. рублей, в результате чего благодаря политике «двойной стерилизации» денежной массы лишь усугубил дефицит денег в экономике и кризис ликвидности.

Срыв планов правительства по приватизации наиболее лакомых кусков государственной собственности. Администрация президента всеми силами затягивает процесс формирования списка подлежащих приватизации госкомпаний и госбанков и расширяет список стратегически значимых предприятий с тем, чтобы не допустить передачу наиболее рентабельных компаний в нефтегазовом, банковском и военно-промышленном секторе в руки ТНК и транснационального капитала.

Другое дело, что, насколько можно судить, принципиальных разногласий между администрацией президента и сконцентрировавшимися вокруг неё «силовиками» с одной стороны и оккупировавшими правительство либералами, с другой, не существует. По крайней мере, именно об этом свидетельствует декабрьское послание президента Федеральному Собранию, в котором Путин чётко указал, что Россия не строит госкапитализм, а частный собственник априори является более эффективным управленцем, нежели государство.

Насколько можно судить, все попытки Государственно-правового управления президента замкнуть распоряжение государственным имуществом и процесс приватизации наиболее лакомых объектов государственной собственности лично на Путина в обход правительства нацелено исключительно на перераспределение финансовых потоков и властных полномочий в пользу так называемых «силовиков» и подрыв финансовой базы либерального клана.

Продолжающийся на протяжении последних нескольких лет открытый конфликт между «серым кардиналом» российского ТЭК Игорем Сечиным и превратившимся в «мальчика для битья» вице-премьером Аркадием Дворковичем. Апогеем которого стало написание последним открытого письма на имя президента Путина в обход формального начальника в лице председателя правительства Медведева, лишь подтверждает наличие острого управленческого кризиса в системе государственной власти и усиление борьбы олигархических группировок за контроль над наиболее рентабельными секторами экономики.

И те и другие, как представляется, стремятся получить легитимность от США и ЕС, на территории которых они хранят свои активы. Однако, если либералы готовы просто сдать остатки отечественной экономики в руки глобального бизнеса в обмен на вхождение в предбанник глобального управляющего класса (разумеется, на правах «мальчиков на побегушках»), то окружение Путина интересует не только материальное, но также статусное потребление. Они хотят сохранить за собой контроль над стратегически значимыми секторами экономики (в данном случае речь идёт о Газпроме, Роснефтегазе, ВПК, электроэнергетике) и иметь возможность сохранить хотя бы минимальную независимость от глобального бизнеса.

Отдельного внимания заслуживает недавно озвученная Путиным инициатива выделить 100 млрд. рублей из Фонда национального благосостояния на поддержку российского фондового рынка. На самом деле, если власти решили поддержать российских спекулянтов, госбанки и сросшихся с ними коммерческими, а зачастую и семейными, связями чиновников, то это блестящая идея. Если же речь идёт о модернизации находящейся в аварийном состоянии базовой технологической инфраструктуры (ЖКХ, транспорт, энергетика, дороги и т.д.), то за счёт кармана налогоплательщиков поддерживать надо не спекулянтов, а реальный сектор экономики.

В противном случае получится повторение ситуации с выделением «антикризисной помощи» в 2008-2009гг. – вместо оказания поддержки отечественной промышленности выделенные государством триллионы рублей из кармана налогоплательщиков утекли на финансовый рынок и были пущены на спекуляции на фондовом и валютном рынках.

В этом плане показательным является Китай, который в разгар глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009гг. запустил масштабную программу капитальных вложений в жизнеобеспечивающую инфраструктуру и дал стимул для технологического перевооружения национальной промышленности. А затем продлил эту программу.

У Минфина без дела лежит практически 7,2 трлн. рублей в виде нераспределённого остатка средств, которых при желании вполне хватило бы на финансирование модернизации изношенной на 80-85% базовой технологической инфраструктуры (электроэнергетика, ЖКХ, транспорт и т.д.). Которая вкупе с коррупционными поборами, произволом монополий и недоступными кредитными ресурсами является главным ступором развития российской экономики.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Топливная мафия, монополисты и перекупщики разгоняют цены


Владислав Жуковский 30.12.2012

На российском топливном рынке по-прежнему складывается весьма непростая ситуация – цены на бензин растут опережающими темпами по сравнению с потребительской инфляцией. После временной заморозки цен на ГСМ и, прежде всего, на бензин в разгар предвыборной президентской гонки крупные вертикально-интегрированные нефтяные компании (ВИНК) с удвоенной силой и редким энтузиазмом стали компенсировать упущенные прибыли.

Прежде всего, в глаза бросается тот факт, что, согласно оценкам Росстата, по состоянию на 17 декабря 2012г. цены на автомобильный бензин в годовом выражении выросли приблизительно на 6,8%. С начала года средний прирост цен на все марки бензина составил порядка 7,7%. Тогда как совокупный рост потребительских цен в российской экономике хоть и ускорился во второй половине текущего года на фоне скачкообразного роста цен на услуги естественных монополий, ЖКХ, транспорт, продукты питания и те же самые ГСМ, но по-прежнему составляет менее 6,3% за период с начала года. И менее 4,9% в годовом выражении.

Не лучше складывается ситуация с дизельным топливом, которое к концу декабря текущего года подорожало практическим на 10,2%, что внесло существенный вклад в рост издержек производства промышленных предприятий и существенно разогнало инфляцию. Прежде всего, рост цен на дизельное топливо сильнее всего бьёт по АПК, который и так пребывает в коматозном состоянии и до сих пор не может прийти в себя после практически 23% обвала урожая летом текущего года. После роста практически на 28,1% годом ранее, это выглядит как смертельный приговор отечественной обрабатывающей промышленности и, прежде всего, сельскохозяйственному сектору.

Не имея доступа к доступным долгосрочным кредитам и инвестиционным ресурсам (отдельная «заслуга» Банка России и Минфина), российские промышленники, вынужденные работать на морально устаревшем и физически изношенном на 75-80% производственном оборудовании, просто не в силах компенсировать скачок цен на ГСМ и вынуждены повышать отпускные цены на продукцию. Тем самым разгоняя инфляцию и теряя долю как на отечественном, так и на внешнем рынке.

В целом же продолжает сохраняться ситуация, при которой бедные платят за богатых – если по итогам первых 11 месяцев текущего года цены на высококачественные марки бензина выросли на 7,2% для АИ-92 и на 7,8% для АИ-95 и более высокооктановых сортов топлива, то цены на низкокачественное топливо марки АИ-80 (А-72) подскочили на 8,7%.

Притом что 2012г. отнюдь не стал исключением из правил — аналогичная ситуация опережающего роста цен на низкокачественное топливо, которым заправляются те самые 60% россиян, относимых Институтом Социологии РАН к бедным и нищим слоям населения, наблюдается на протяжении многих лет. В то время как по итогам первых 11 месяцев 2011г. цены на высококачественные марки бензина АИ-92 и АИ-95 выросли на 12,2% и 11,4%, цены на низкооктановый сорт АИ-80 подскочили аж на 19,3%.

Цены растут благодаря олигополистическому сговору, перекупщикам и фискальной политике

Особенно сильные опасения вызывает тот факт, что скачок розничных цен на бензин, дизель и в целом всю товарную группу ГСМ наблюдается на фоне стагнации отпускных цен НПЗ. Согласно оценкам того же Росстата, за период с января по ноябрь текущего года годовые темпы роста цен производителей на бензин составили менее 0,6%. Да, в ноябре текущего года, в годовом выражении зафиксирован скачок отпускных цен на топливо на 7,1%. Однако он практически никак не повлиял на изменение цены с начала года. Тем не менее, это нисколько не помешало перекупщикам и АЗС поднять цены на заправках на 7,7%.

Ещё один крайне важный момент – накопленным итогом годовой прирост отпускных цен производителей за январь-ноябрь 2011 и 2012г. составил менее 13,1% (12,5 и 0,6% соответственно), тогда как накопленный прирост цен на АЗС составил как минимум 22,4% (13,7% и 7,7% соответственно).

Ещё хуже обстоят дела, если посмотреть на динамику цен на топливо в последние месяцы уходящего года – разрыв в темпах роста отпускных цен производителей и розничных цен на АЗС для населения и промышленников достиг удручающих масштабов. Так, в ноябре текущего года потребительские цены на бензин различных марок в среднем по России выросли на 0,5%, тогда как цены на оптовом рынке и отпускные цена НПЗ не только не выросли, но даже снизились на 3,8%.

Аналогичная ситуация наблюдается с ценами на дизельное топливо – мало того, что в целом по России не наблюдается совершенно никакого предложения солярки (о чём будет сказано позже), так ещё и цены на него выросли менее чем на 0,8% в ноябре в месячном выражении, что совершенно не помешало АЗС поднять ценник на колонках на 3%. Всего же накопленным итогом за январь-ноябрь 2011 и 2012гг. прирост розничных цен на дизельное топливо составил более 45,3% (28,1 и 13,5% соответственно), тогда как цены производителей подскочили аж на 53% (32,3 и 15,7% соответственно).

Притом что в целом по российской экономике ситуация выглядит строго наоборот – накопленным итогом прирост потребительских цен составил порядка 14%, тогда как отпускные цены производителей товаров и услуг подскочили аж на 25,9% . Да, безусловно, в случае с оценкой динамики потребительских цен имеют место статистические приписки и приукрашивания со стороны Росстата – уровень инфляции является крайне значимым с политической точки зрения макроэкономическим индикатором, на манипулирование котором российские власти тратят не мало усилий. Однако и с ценами на нефтепродукты складывается не простая ситуация – они также хронически занижаются властями, чтобы снять социальное напряжение в обществе.

В любом случае, в целом по экономике мы имеем ситуацию, при которой производители стараются придержать рост отпускных цен на свою продукцию в розничной торговле за счёт своих прибылей. Тогда как нефтяные гиганты, перекупщики и АЗС, прекрасно осознавая своё монопольное положение на рынке и отсутствие альтернативы у потребителей, активно перекладывают свои издержки на плечи и без того бедного в своём большинстве населения и задыхающейся промышленности. Пользуясь тем, что спрос на ГСМ крайне слабо зависит от изменения цен на топливо (низкая эластичность проса по цене), а заменителей у нефтепродуктов нет, АЗС, контролируемые ВИНК и перекупщиками нефтепродуктов, стабильно завышают розничные цены на топливо.

Судя по всему, ускоренный рост цен на бензин, дизельное топливо и ГСМ в целом обусловлен отнюдь не объективными рыночными причинами — превышением спроса над предложением нефтепродуктов, транспортно-логистическими сбоями с поставками ГСМ, закрытием НПЗ на капитальный ремонт, повышением налогового бремени со стороны государства и т.д. Косвенным подтверждением нерыночного характера скачкообразного роста цен является то, что разрыв в розничных ценах на бензин различных марок в среднем по России по сравнению с ценами производителей повысился с 1,7-1,9 раз в 2011г. до 1,8-2,2 раз в январе-ноябре текущего года.

Никакого дефицита топлива на рынке нет

Больше всего удивления вызывает тот факт, что ускоренный рост цен на топливо, на долю которого приходится порядка 20-25% себестоимости производимой в России продукции, наблюдается на фоне уверенного роста объёмов производства нефтепродуктов. Согласно официальным данным всё того же Росстата, по итогам ноября текущего года производство автомобильного бензина выросло на 10%, а дизельного топлива – на 5,6%.

Более того, данные всё того же Росстата убедительно показывают, что ссылки чиновников и нефтегазового лобби относительно возникновения дефицита на внутреннем рынке нефтепродуктов не состоятельны. Согласно оценкам главного статистического ведомства России, производство бензина на российских НПЗ выросло на 3,5% в годовом выражении по итогам первых 10-ти месяцев текущего года и достигло 31,4 млн. тонн, тогда как объём реализации на внутреннем рынке вырос на 4,2% (до 28,9 млн. тонн.). Благодаря сокращению объёмов экспорта с 3,47 до 2,66 млн. тонн. (на 23,4%) практически незаметным оказалось 74% снижение импорта с 758 до 199 тыс. тонн.

Да, возник локальный дефицит в размере 25 тыс. тонн, что составляет менее 0,1% суммарного производства и внутреннего потребления бензина. Однако он целиком и полностью был покрыт за счёт переходящих запасов и никоим образом не мог сказаться на скачкообразном росте цен на бензин на 7-8%. Притом что даже годом ранее дефицит бензина за счёт масштабного вывоза бензина на внешние рынки превышал показатели сегодняшнего года в 7,2 раза и достигал 181,8 тыс. тонн.

Аналогичная ситуация складывается на рынке дизельного топлива – внутренне производство сжалось на 2,9% (с 58,7 до 56,9 млн. тонн), тогда как поставки топлива на внутренний рынок обвалились на 14,1% (с 26,6 до 22,8 млн. тонн.). Притом что экспорт вырос на 3,6% (с 32,9 до 34,1 млн. тонн.) на фоне снижения импорта аж на 64% (с 656 до 236,5 тыс. тонн.). Более того, если ещё в 2011г. по итогам января-октября наблюдался хоть какой-то дефицит дизельного топлива на рынке в размере 165,3 тыс., то в аналогичном периоде текущего года и вовсе был зафиксирован излишек предложения в размере 262 тыс. тонн.

В таком случае искреннее недоумение вызывает скачок цен на дизельное топливо на 13,5% в текущем году и на 28,1% годом ранее. Насколько можно судить, никакого вменяемого обоснования ускоренный рост цен на дизельное топливо (как и на бензин) не имеет – иначе как произволом перекупщиков, сговором монополизировавших рынок нефтепродуктов сырьевых гигантов, а также ошибочной внешнеторговой и налоговой политикой в области нефтепродуктов объяснить сложившуюся ситуацию просто невозможно.

Другими словами, никакого значимого дефицита нефтепродуктов, способного оказать столь сильное влияние на скачкообразный рост цен на ГСМ, даже несмотря на закрывшиеся на капитальный ремонт НПЗ в Москве, ни в Европейской части России, ни в целом по стране не наблюдается. Насколько можно судить, основной вклад в ускоренный рост цен на автомобильное топливо вносит сразу несколько факторов.

Почему в России растут цены на топливо

Во-первых, высокая степень монополизированности топливного рынка и наличие олигополистического сговора между крупнейшими нефтяными компаниями. К сожалению, в большинстве регионов страны производство нефтепродуктов сконцентрировано в руках 2-3 крупных нефтегазовых компаний, а также аффилированных с ними нефтепереработчиков.

Во-вторых, имеет место искусственное накручивание розничных цен на бензин со стороны перекупщиков и АЗС – разрыв между отпускной ценой с НПЗ и ценой на колонке достигает 35-40% или 7-8 рублей с тонны. В большинстве случаев крупные нефтегазовые компании обрастают целым ворохом аффилированных с ними перекупщиков, оптовых торговцев и спекулянтов, в карманах которых и оседает подавляющая часть прибылей от продажи ГСМ. Формально ВИНК отчитываются о низких отпускных ценах на нефтепродукты и сравнительно невысокой рентабельности деятельности по торговле ГСМ, а на деле все прибыли оседают в карманах аффилированных с крупнейшими нефтяными компаниями АЗС и перекупщкиов.

В-третьих, крайне сложная ситуация складывается с эффективностью нефтепереработки – износ производственных мощностей у российских НПЗ за редким исключением) достигает 60-65%, а глубина переработки сырья приблизительно в 1,5 раза ниже, чем у конкурентов в США, ЕС, Японии и даже Китае. Столь низкая эффективность и технологическая вооружённость отечественных НПЗ не позволяет повысить производительность труда и снизить цены на нефтепродукты.

В-четвёртых, полным ходом идёт процесс выравнивания внутренних и внешних цен на энергоносители, обязательства по которому российские власти взяли на себя ещё в середине 2000-х годов в рамках подготовки к присоединению к ВТО. Если ещё в октябре 2011г. соотношение средних цен на нефть на внутреннем и мировом рынке составляло порядка 35,9%, то уже в октябре нынешнего года превысило 45,4%. С учётом того, что по оценкам того же Росстата, соотношение цен между ценами на бензин и нефть сохранилось в прежнем диапазоне (1,9-2,1 раз), то неудивительно, что это подтолкнуло цены на нефтепродукты.

Более того, в последнее время наблюдается устойчивы рост пропасти между ценами на первичное сырьё (нефть) и готовую продукцию (нефтепродукты). Если ещё в марте текущего года отпускные цены производителей на нефтепродукты превышали цены на нефть в 1,4 раза (15,9 против 11,5 тыс. рублей за тонну соответственно), то уже в ноябре разница достигла 2 раз (21 против 10,5 тыс. рублей соответственно).

В-пятых, и это критически значимо – существенный вклад в рост цен на бензин и прочие виды топлива вносит само государство. И речь идёт даже не о пресловутых дорогих кредитных ресурсах, высоких коррупционных поборах, аварийном состоянии инфраструктуры, невнятной таможенной политике, стимулирующей вывоз нефти и нефтепродуктов за рубеж. По экспертным оценкам и подсчётам самих нефтяных компаний, с которыми не спорят даже в Правительстве, порядка 55-60% отпускной цены на бензин на российских бензоколонках приходится на платежи ВИНК в пользу бюджета. Речь идёт об уплате в бюджет НДПИ, акцизов, НДС и прочих налогов, которые поддерживают цены на нынешнем непозволительно высоком уровне.

По большому счёту, у экономических властей есть все необходимые инструменты для, чтобы ввести дифференцированный порядок уплаты налоговых сборов и переложить налоговое бремя с плеч россиян, доходы 70% которых не дотягивают даже до среднего размера по стране, и отечественной промышленности на плечи иностранных потребителей российского топлива. Чиновники наотрез отказываются пересмотреть существующий механизм изъятия природно-сырьевой ренты, в рамках которого за пользование и потребление природных ресурсов платит само население России, по Конституции являющееся основным собственником природных богатств.

Больше всего недоумения вызывает тот факт, что в значительно степени именно граждане России и отечественный бизнес вынуждены из своего кармана оплачивать проводимую властями фискальную политику и изымать из своих и без того полупустых карманов деньги. Тогда как федеральный бюджет сводится с хроническим профицитом (1,4% ВВП в январе-ноябре 2012г,), а изъятые из кармана россиян средства направляются не на финансирование экономики и стимулирование технологического перевооружения производств. А под предлогом необходимости сдерживания роста цен и накопления «подушки безопасности» изымаются из неё под видом Резервного и прочих фондов и выводится за рубеж с целью кредитования модернизации у стратегических конкурентов – США, ЕС, Японии, Великобритании и т.д.

Складывает парадоксальная и одновременно с этим неприемлемая ситуация — платить налоги в российский бюджет становится не только бессмысленно и нецелесообразно, т.к. от 30 до 60% выделяемых бюджетных средств ещё по пути распиливаются «эффективными» чиновниками и оседают в карманах коррупционеров и построенном благодаря их поддержке «бюджетном бизнесе».

Хуже того, платить налоги становится просто вредно и контрпродуктивно, так как уплаченные средства поступают отнюдь не на модернизацию инфраструктуры и возрождение отечественной наукоёмкой промышленности, объёмы выпуска которой в 3-10 раз ниже отметок 20-летней давности.

Эти средства правительство последовательно изымает из экономики под предлогом борьбы с инфляцией, складывает в кубышки (Резервный фонд и ФНБ), а затем вывозит за рубеж в виде ЗВР и кредитует бюджетные дефициты США и ЕС, тем самым оказывая поддержку американским и европейским корпорациям. Другими словами, уплаченные россиянами и отечественными компаниями налоги направляются на финансирование модернизации у стратегических конкурентов и повышение конкурентоспособности иностранных компаний.

Цены на бензин продолжат расти и в 2013г.

Судя по всему, никакого позитивного изменения в ситуация на рынке нефтепродуктов и ГСМ в ближайшее время не произойдёт – цены на топливо продолжат расти опережающими темпами. Усилий и полномочий ФАС, которая уже чуть ли ни на ежемесячной основе накладывает многомиллиардные штрафы на российские нефтегазовые гиганты за злоупотребление монополистическим положением и завышение цен на топливо, явно недостаточно.

Для крупных ВИНК, обладающих колоссальными лоббистскими ресурсами и поддержкой в высших эшелонах власти, гораздо проще заплатить штрафы (пускай и исчисляемые миллиардами рублей), чем отказаться от тех колоссальных прибылей, которые им приносит монополистический раздел рынка, сговор и злоупотребление своим доминирующим положением. Собственно говоря, возглавляющий ФАС Игорь Артемьев сам публично об этом неоднократно заявлял – без политического решения «сверху» просто невозможно решить проблему безудержного роста цен на ГСМ, душащих отечественную промышленность и удерживающих население в нищете.

Предвыборный период закончился, а вместе с ним благополучно закончились и договорённости властей с нефтяным лобби – мы уже видели скачкообразный рост цен на ГСМ во второй половине 2012г. и, практически наверняка, увидим продолжение роста цен в наступающем 2013г. Чисто теоретически ничто не мешает ценам на бензин и прочее топливо вырасти на 10-12% в следующем году, что лишь усилит всплеск инфляции, снижение уровня жизни подавляющей части населения России, а также затухание в промышленном секторе и экономике.

В таком случае неудивительно, что даже замминистра экономики Андрей Клепач открыто вынужден был признать в разработанной МЭР стратегии Развития России до 2020г., что планы властей по снижению инфляции до 4,5-5% оказались сорваны и ниже 5,5-6% (а возможно и выше) темпы роста цен опускаться не будут.

В качестве причины зам главы МЭР, известный своей критической оценкой проводимой в стране финансово-экономической политикой и несогласием с навязанным Минфином антимодернизационным бюджетом, назвал невозможность существенно снизить рост тарифов естественных монополий и практически неизбежное обесценение рубля по отношению к иностранным валютам. Что в условиях критической зависимости России от импорта (от 65% по продовольствию до 85% по медикаментам и 90-95% в бытовой технике, электронике и наукоёмкой продукции) спровоцирует всплеск цен на продукцию иностранных производителей, ускорение инфляции и падение уровня жизни подавляющей части населения России.

Более того, в начале декабря текущего года всё тот же МЭР был вынужден признать, что правительство планирует к 2030г. поднять цены на газ в 4,5 раза, а на электроэнергию – более чем в 5 раз. Иначе говоря, Министерство экономики не смогло противостоять натиску сырьевых компаний и естественных монополий, которые уже давно срослись с чиновниками коммерческими и даже семейными связями. Притом что сам замминистра экономики Андрей Клепач открыто заявил, что в результате перекладывания бремени по финансированию «модернизации» и инвестиционных программ естественных монополий на плечи рядовых граждан порядка 65% россиян с доходами менее 20 тыс. рублей будут вынуждены сократить потребление газа, электроэнергии и других услуг ЖКХ.

Общая ситуация с инфляцией

На фоне затухания российской экономики происходит раскручивание инфляционной спирали, основной вклад в который вносят монополисты, задирающие цены на свои услуги, а также скачкообразный рост цен на ГСМ и услуги ЖКХ вкупе с произволом перекупщиков, которые, почувствовав безнаказанность во время пожаров 2010г. и создав искусственный дефицит зерновых на прилавках магазинов, насколько можно судить, занимаются любимым занятием и сегодня.

Если ещё в начале 2012г. годовые темпы роста потребительских цен в силу предвыборной кампании правящих властей по заморозке отпускных цен на бензин и перенос сроков индексации тарифов естественных монополий (цен на газ, электроэнергию, транспорт и т.д.) с 1 января на 1 июля не превышали 2,5-3%, то к концу текущего года инфляция ускорилась до 6,5-7%. По весьма приукрашенным оценкам Росстата, за период с начала текущего года и по состоянию на 17 декабря накопленный прирост потребительских цен составляет 6,3%, что заметно хуже 6% годом ранее.

Это объяснимо — на фоне хронического нежелания властей наступить на карман монополистам, торговым посредникам и спекулянтам, происходит ускоренный рост цен на услуги естественных монополий, ЖКХ, транспорта и продукты питания, на долю которых приходится от 60 до 80% расходной части семейного бюджета практически 75% россиян, чьи доходы не дотягивают до среднего уровня по России (24,2 тыс. рублей).

Согласно официальным оценкам всё того же Росстата, по состоянию на 17 декабря 2012г. цены на пшеничную муку подскочили более чем на 27,3%, хлеб подорожал на 11,9%, куры выросли в цене на 15%, цены на картофель выросли на 8,1%, белокочанная капуста стала дороже аж на 45,6%. Одновременно с этим услуги ЖКХ подорожали в среднем на 9,2%, холодное водоснабжение — на 11,3%, горячее – на 11,6%, отопление – на 9,9%, плата за жильё в домах государственного и муниципального фондов – на 10,1%, тогда как проезд в трамвае и на троллейбусе стали дороже на 10,3% и 7,6% соответственно. Не лучше обстоят дела в «отреформированной» социальной сфере – услуги образования выросли в цене на 10,4%, услуги культурных организаций и спорта – на 8,7% и 7% соответственно, а санаторно-оздоровительные услуги и услуги дошкольного воспитания подскочили в цене как минимум на 6,1-6,3%.

Чиновники наотрез отказываются ограничить аппетиты монополистов, снизить масштабы воровства и коррупции, а также ужесточить контроль за деятельностью разного рода перекупщиков и посредников, задирающих цены на десятки процентов. Вместо этого финансово-экономический блок правительства, плотно оккупированный «рыночными фундаменталистами» продолжает предпринимать изначально бесперспективные и крайне вредные для экономики попытки борьбы с инфляцией издержек монетарными методами. Благодаря действиям Банка России и Минфина за период с января по начало ноября 2012г. объём денежной массы по агрегату М2 вырос на едва заметный 1%. В годовом выражении прибавка составляет менее 15,7%, что существенно ниже 25-35% в середине и конце 2010г.

Тем не менее, кроме формирования кризиса ликвидности в банковском секторе, роста стоимости кредитных ресурсов, сворачивания инвестиционных программ со стороны несырьевой обрабатывающей промышленности, роста издержек производства и, как следствие, роста цен на конечную продукцию ужесточение денежно-кредитной политики со стороны Банка России не обеспечило. Более того, в силу того, что никто из чиновников не решается назвать реальные причины высокой инфляции в России и ограничить аппетиты коррупционеров, монополистов, перекупщиков и сырьевого лобби, наблюдается ускорение темпов роста потребительских цен.

Источник статьи

 

Метки: , ,

Владислав Жуковский, Выступление Примакова – ультиматум либералам


В конце декабря Евгений Примаков, экс-председатель правительства России, обеспечивший вывод России из тупика «рыночных реформ» и преодоление кризиса 1998г., дал весьма знаковое интервью «Российской газете. По большому счёту, ничего принципиально нового и уж тем более революционного экс-глава СВР и ТПП не сказал. Он в очередной раз напомнил обществу и властям о провале ультралиберальной доктрины «Вашингтонского консенсуса», неадекватности оккупировавших финансово-экономический блок правительства «либеральных микки-маусов» и несовместимость проводимой правительством политики «честной приватизации» и «дерегулирования экономики» с совершенно правильными и актуальными планами по модернизации и развитию инноваций.

Другое дело, что сказанные Примаковым слова по-прежнему остаются крайне актуальными для России даже спустя много лет после того, как они были озвучены им впервые. Он совершенно верно указывает на катастрофические последствия антинаучной и откровенно вредительской деятельности «младореформаторов» в 1990-е годы и хроническое нежелание их сегодняшних последователей отказаться от проводимой в стране макроэкономической политики.

Как и положены настоящим сектантам (или мафиозной структуре?) доморощенные либералы, наотрез отказываются воспринимать объективную реальность и учиться на ошибках. Причём не только на чужих, но даже на своих собственных. Они с редким энтузиазмом втягивают Россию на убийственную колею 90-х и заставляют страну наступать теперь уже двумя ногами на те же самые грабли, на которые уже однажды встали 15-20 лет назад.

Примаков объясняет свой возврат к проблематике современного российского либерализма, который в отличие от западного варианта превратился в инструмент разрушения своей собственной страны, демонтажа суверенитета, уничтожения производственного и научно-технического потенциала, а также целенаправленного геноцида коренного населения. Он говорит об этом следующим образом: «Может быть, не стоило останавливаться на уже пережитом Россией прошлом, если бы не одно «но»: правые в современной России за редким исключением не только не выступают с критикой так называемых либералов 90-х, но, напротив, превозносят их».

По его мнению, «политика псевдолибералов потерпела полный провал — им принадлежало авторство дефолта в 1998 году, переросшего в экономический кризис, чуть не обрушивший Россию в пропасть. Политическим провалом псевдолибералов можно считать расстрел танками российского парламента в 1993 году». И именно они продолжают уничтожать страну сегодня – разрушили единую энергосистему, приватизировали ЖКХ, урезают финансирование социальной сферы и экономики, втягивают экономику в долговую петлю внешних займов, купили России билет на тонущий «титаник» ВТО, разрушают систему доступного и качественного образования, отказываются поддерживать внутреннего производителя и т.д.

Примаков напоминает, что «в начале 90-х годов псевдолибералы призывали государство вообще уйти из экономической жизни. Это привело к тому, что появилась группа лиц, присвоивших при антинародной приватизации природные богатства страны, ее экономический потенциал и претендовавших на власть в России. В результате российская экономика потеряла за 90-е годы больше, чем за время Второй мировой войны».

Государственное вмешательство

Совершенно верно Примаков говорит о необходимости возврата государства к исполнению своих конституционных обязанностей, без которых невозможно обеспечить нормальное развитие общества, повышение уровня жизни населения, создание новых рабочих мест и структурную перестройку экономики на новой технологической основе. Он напоминает, что «государственное регулирование в США достаточно развито по сей день. С этой целью создано множество федеральных служб. Важная роль отводится борьбе с монополизмом, поддержке малого бизнеса, соблюдению трудового законодательства, охране окружающей среды. Осуществляются государственные меры по регулированию банковской сферы».

То есть даже в цитадели либерализма и главном «разносчике демократии» у финансово-политических элит есть чёткое понимание того, что государство является одним из ключевых субъектов экономики, которое призвано не просто отстранённо наблюдать за ходом экономических процессов, но активно участвовать в формировании приоритетов развития, создавать стимулы развития частной инициативы в перспективных отраслях промышленности, оказывать поддержку наукоёмким производствам, ограничивать произвол монополий и перекупщиков. Всего этого в России как не было 10-15 лет назад, так и по большому счёту нет.

Российские либералы, для которых смысл государственного управления сводится к продвижению интересов глобального бизнеса и крупного олигархического капитала (как квинтэссенции частной собственности), воспринимают любую (и, прежде всего, созидательную) попытку государственного вмешательства в экономику в качестве проявления «экономического сатанизма» и попрания всех антинаучных догм политики «невмешательства». Другое дело, что в тех же самых странах «победившего капитализма» (США и ЕС), за аналогичные действия властей, точнее даже за само озвучивании такого рода тезисов, любой чиновник независимо от занимаемой им должности сел бы в тюрьму по статье «измена родине» и «вредительская деятельность».

По этому поводу Примаков замечает следующее: «Либеральные идеи и неолиберальные представления в России — не идентичные понятия. Российские неолибералы — и в этом, пожалуй, их основная ошибка — исходят из универсальности западных экономических теорий, игнорируют их эволюцию и, главное, не считаются с особенностями и степенью развития рыночных отношений в нашей стране. Выдающемуся русскому философу Н.А. Бердяеву принадлежит высказывание, которое совершенно справедливо можно распространить на нашу современность: «То, что на Западе было научной теорией, подлежащей критике, гипотезой или, во всяком случае, истиной относительной, частичной, не претендующей на всеобщность, у русских интеллигентов превращалось в догматику, во что-то вроде религиозного откровения».

С эти тезисом Примакова крайне рудно поспорить – либерализм в России уже давно превратился в антинаучную и откровенно иррациональную веру, своего рода секту, приверженность которой хорошо вознаграждается со стороны её остальных участников. Тем более, что за их плечами стоит глобальный бизнес и транснациональный капитал, которые и являются одновременно основными лоббистами и бенефициарами политики либерализации внешнеэкономических отношений, сворачивания программ государственной поддержки отечественных производителей, приватизации наиболее лакомых и высокорентабельных объектов государственной собственности, поддержания инвестиционного кризиса в экономике, коррупции и т.д.

Другое дело, что складывается такое ощущение, что Примаков, искренне верящий в светлое будущее России и надеющийся на приведение в чувства правящих властей, пытается в определённой степени выгородить руководство страны. По этому поводу он говорит следующее: «Определенная акцентировка принципов либерализма стала более заметной, чем ранее в выступлениях и действиях российского руководства. Но это не должно свидетельствовать — хочу особо отметить — о переходе на позиции неолиберализма».

Судя по всему, ситуация обстоит гораздо хуже, чем это пытается себе представить Примаков – власти страны взяли уверенный курс на приватизацию бюджетной сферы, повышение платности социальных услуг при одновременном снижении их качества, сокращение финансирования науки. Образования, медицины и ЖКХ, а также урезание государственной поддержки и без того хронически недофинансированной экономики.

Борьба кланов

Помимо прочего Примаков высказал свою позицию по вопросу усиливающегося противостояния властных группировок в Кремле и аппарате правительства по вопросу установления контроля над наиболее лакомыми кусками государственной собственности и наиболее высоко рентабельными секторами экономики. Экс-премьер министр России напомнил, что на заседании правительства Медведев назвал «абсолютно неправильным, когда государство в лице контролируемой им структуры приобретает профильные и непрофильные активы».

По большому счёту, ничего экстраординарного Примаков не сказал – просто выразил точку зрения вменяемого и патриотично настроенного политика, который прекрасно отдаёт себе отчёт, что без сохранения контроля над стратегически значимыми секторами экономики (включая нефтегазовый сектор, естественные монополии, транспортную инфраструктуру, ВПК, финансовый сектор и т.д.) Россия со своей деиндустриализированной экономикой трубы, деградирующим научно-техническим потенциалом демонтированными механизмами от действия глобального бизнеса (привет валютной либерализации и втягиванию на «титаник» ВТО) просто не сможет противостоят напору глобального бизнеса и колонизации со стороны транснационального капитала. И практически наверняка закрепит за собой статус «сырьевой колонии» и рынка сбыта для международных корпораций и ТНК.

Как и следовало ожидать, Евгений Примаков выступает на стороне группы так называемых силовиков, которые имеют весьма слабое отношение к России и подавляющей части населения, но в отличие от либералов, превратившихся в штурмовую пехоту и передовой заградотряд глобального бизнеса, призванный расчищать внутренний рынков и подавлять отечественного производителя для дальнейшей финансово-экономической колонизации со стороны ТНК, не готовых сдать за бесценок наиболее лакомые куски госсобственности в руки транснационального капитала.

Складывается такое ощущение, что доморощенные либеральные фундаменталисты готовы отдать за дарма (либо даже не за дарма – не важно, так как Центробанки стратегических конкурентов России только за период с 2007г. эмитировали более 5 трлн. долларов и вопрос цены за стратегические активы их не сильно интересует) хоть всю экономику ради получения легитимности со стороны ТНК и интеграции в мировую элиту.

Пускай даже на правах лакеев и «мальчиков для битья». В отличие от них, окружающие Путина силовики нацелены не только на материальное потребление и набивание своих карманов в оффшорных банках, но также на статусное потребление. Судя по всему, они хотят общаться в глобальным бизнесом и американскими финансово-политическими элитами на равных — им важно чувствовать власть и наслаждаться ею.

Именно по этой причине Примаков как бы вскольз упоминает о разгоревшемся конфликте между Игорем Сечиным, ставшим «серым кардиналов» российского нефтегазового комплекса (т.е. ключевого сектора экономики), и вице-премьером Аркадием Дворковичем, несмотря на свой высокий статус превратившимся в мальчика для битья и издёвок со стороны силовиков.

Он открыто раскритиковал демарш Дворковича и его обращение к Путину с предложением отдать в федеральный бюджет 150 миллиардов рублей, которые «Роснефтегаз» получит от BP за продажу акций «Роснефти». По мнению Примакова, «это совпало с решением правительства обязать госкомпании отдавать в казну 25 процентов прибыли в виде дивидендов. Многими экспертами все это рассматривается как реальные ограничители для инвестиционной деятельности государственных компаний».

Другими словами, Евгений Максимович продолжает придерживаться неоднократно высказыванной им точки зрения, что государство обязано сохранять контроль над стратегически значимыми секторами экономики, позволяющими извлекать колоссальные сверхприбыли от эксплуатации ренты (природно-сырьевой, инфраструктурной, монополистической и т.д.). И направлять полученные сверхдоходы на финансирование масштабных и капиталоёмких инвестиционных проектов, направленных на модернизацию экономики, развитие научно-технического потенциала, и развитие инфраструктуры.

Примаков прекрасно понимает, что есть сферы общественных отношений (так называемые «общественные блага»), на которые не распространяются рыночные отношения, но без которых в принципе невозможно нормальная жизнь граждан, развитие несырьевой промышленности, построение «экономики знаний» и прочие замечательные вещи. Либо издержки на финансирование такого рода проектов окажутся столь колоссальными, что попытки частного капитала окупить вложения сделают цены на их товары и услуги запретительно высокими (классический пример с частными дорогами в условиях отсутствия бесплатных аналогов приемлемого качества). Либо приход частного капитала в такого рода нерыночные сферы (зачастую отличающиеся высокой степенью монополизированности) рискует создать угрозу злоупотребления доминирующим положением (ЖКХ, энергетика, транспорт) или попытку нажиться на общественных бедах (ВПК и т.д.)

Усиление либералов

Более того, Примаков указал на произошедшее за последние годы усиление позиций либерального клана, сгруппировавшегося вокруг премьер-министра Дмитрия Медведева. Действительно, «с появлением бюджетного дефицита в годы кризиса неолибералы еще более ужесточили свои позиции по вопросам госинвестирования, государственного субсидирования также из средств, образующихся за счет высоких мировых цен на нефть и газ».

По его мнению, «большое значение имеет провозглашенная в Послании позиция Путина, корректирующая, по его словам, прежние договоренности. Констатировав, что уже сложилась подушка безопасности (около 9% ВВП), президент предложил начиная с 2013 года вкладывать часть Фонда национальной безопасности в российские ценные бумаги для реализации инфраструктурных проектов. Очевидно, это первый шаг навстречу призывам целого ряда российских экономистов. Хотелось бы надеяться, что последуют и другие шаги в этом направлении».

В принципе, идея здравая – и Примаков вполне резонно о ней напоминает. Другое дело, что совершенно непонятно, кто на самом деле управляет российской экономикой – президент? Или Минфин и Центральный Банк, которые, судя по проводимой ими политики изъятия денег из экономики и поддержания инвестиционного кризиса в наукоёмкой обрабатывающей промышленности, превратились в инструмент внешнего управления отечественной экономикой?

Возникает логичный вопрос – Чубайс, Кудрин, Игнатьев, Силуанов, Улюкаев, Сторчак, Моисеев и прочие «гайдаровцы» даны Путину сверху? Он не может от них избавиться? Кто-то более сильный и влиятельный не позволяет ему это сделать? Или президента всё устраивает и все последние заявления про модернизацию, инновации, возврат к суверенной финансово-экономической политике и необходимость финансирования структурных изменений являются лишь красивыми фигурами речи и предвыборным пиаром? Судя по тому, что никаких значимых изменений в проводимой в стране политике не происходит уже много лет, а коррумпированные чиновники продолжают сдавать финансово-экономический суверенитет и превращать страну в «сырьевую колонию» и финансовый придаток Запада, все попытки Примакова апеллировать к здравому смыслу президента окажутся пустой тратой времени.

Недопустимость приватизации бюджетной сферы

Совершенно верно Примаковым был подмечен тезис о недопустимости дальнейшей приватизации бюджетной сферы и повышения платности базовых социальных, образовательных и медицинских услуг, которые в результате людоедской монетизации льгот и приватизации бюджетной сферы, легитимизировавшей произвол жилищно-коммунальной мафии, стали непозволительной роскошью для 75% россиян, чьи душевые доходы не дотягивают до среднего показателя по России.

Он ссылается на недавнее интервью Генри Киссинджера издательству Handelsblatt, в котором серый кардинал американской политики, касаясь положения дел в Европейском союзе, сказал следующее: «Вот что меня беспокоит: я не уверен, что понимаю, как за счет жесточайшей экономии можно добиться экономического роста. И даже пусть в теории все правильно, но я боюсь, что если требования новых урезаний расходов возобладают, то политическая система может рухнуть еще до того, как весь процесс завершится». По мнению Примакова, этот «вывод весьма актуален и для России, которой крайне необходимо (это подчеркивается и в Послании) увеличение темпов, по сути удвоение, роста ВВП».

Примаков открыто заявляет: «Что касается России, то без государственного индикативного планирования (конечно, не директивного) вообще невозможно преодолеть отставание в жизненном уровне населения от развитых западных стран. А такое отставание, несомненно, существует. Имеет место и огромное неравенство в доходах. По данным, приведенным в октябре 2012 года в докладе Global Wealth Report, на долю 1% самых богатых россиян приходится 71% всех личных активов — в 2 раза больше, чем в США, Европе, Китае, в 4 раза больше, чем в Японии. 96 российских миллиардеров владеют 30% всех личных активов российских граждан. Этот показатель в 15 раз выше общемирового».

Это совершенно верное утверждение – эпоха ультралиберального загула и демонтаж государства в «кровавые 90-е» привели к чудовищной по своим масштабам имущественной поляризации общества. Они создали практически непреодолимую пропасть между 10% наиболее состоятельных россиян, сконцентрировавших в своих руках свыше 90% крупной собственности, 60% населения, относимых Институтом социологии РАН к бедным и нищим слоям общества.

Без решительного и, что самое главное, обдуманного и последовательного вмешательства государства в экономику и социальную сферу будет происходить дальнейшая концентрация капитала и, соответственно, власти в руках узкой группы лиц. Совершенно очевидно, что уже сегодня по масштабам и глубине имущественной пропасти Россия сопоставима с слаборазвитыми странами третьего мира и африканскими колониями транснационального капитала, застрявших в состоянии средневековой архаики и феодальной системы отношений.

Уже сегодня разрыв в уровне доходов 10% наиболее состоятельных и наименее социально защищённых россиян достигает 16,3 раз. Однако, по оценкам академиков С.Глазьева, О.Богомолова, Р.Гринберга и В.Ивантера, а также В.Катасонова и М.Делягина, с учётом скрытых доходов от капитала и предпринимательской деятельности, а также неучитываемых официальной статистикой коррупционных прибылей, криминальных доходов и оффшорных активов, пропасть между бедными и богатыми достигает 50-70 раз. А, возможно, и все 100 раз. Совершенно очевидно, что с такой катастрофической имущественной поляризацией общества долго не живут – предельно допустимая оценка ООН, после которой резко существенно повышаются риски социальной нестабильности и недовольства властями, составляет порядка 10 раз.

Хуже всего то, что ситуация имеет тенденцию к ухудшению – за период 2000-2011гг. разрыв в уровне доходов 10% самых богатых и социально обездоленных россиян не только не снизился, но даже подскочил с 13,9 до 16,1 раз. Тогда как ещё в конце 1980-х годов значение децельного коэффициента не превышало 3,5-4 раз, что соответствует уровню экономически развитых стран Скандинавии с развитой системой социальной поддержки населения.

Неудивительно, что в последнее время наблюдается устойчивый рост недовольства населения проводимой социально-экономической политикой и властями, а 80% россиян считают себя обворованными в ходе фиктивных и противозаконных кредитно-залоговых аукционов середины 1990-х годов.

Не стоит приукрашивать либеральных сектантов

Примаков совершенно резонно замечает, что «один из начальных принципов неолиберализма заключается в том, что свободная игра экономических сил, а не государственное планирование обеспечивает социальную справедливость». И ещё верней подчёркивает, что «этот вывод не выдерживает столкновений с действительностью не только в России, но и в других странах».

Не желая сжигать мосты между либералами и силовиками, и те, и другие из которых работаю в интересах своего собственного кармана, оффшорных счетов и глобального бизнеса, он сохраняет политес и делает реверанс в сторону доморощенных «гайдаровцев». Примаков заявляет: «Наши неолибералы, конечно, не выступают против подъема жизненного уровня населения. Однако они не согласны с необходимостью широкого маневра в экономической политике, чтобы сделать больший упор на решение социальных задач».

Насколько можно судить, это была в чистом виде фигура речи, призванная не внести ещё больший раздор и в без того рассыпающееся на глазах правительства и расшатанную «властную вертикаль», скованную судорогой коррупции. Российские либералы, насколько можно судить, на полном серьёзе верят в то, что государство призвано служить не абстрактным национальным интересам и преумножать благосостояние населения, а вполне конкретным коммерческим интересам олигархического капитала и глобального бизнеса. И именно по этой причине российские «рыночные фундаменталисты» всеми силами стараются минимизировать расходы государства на социальные нужды и переложить бремя финансирования социальной сферы с государства и крупного бизнеса, захлёбывающихся от притока нефтедолларов, на плечи и без того бедного в своём подавляющем большинстве населения.

Либералы в силу своей веры в примат эффективности работают в интересах наиболее эффективной с коммерческой точки зрения части общества – бизнеса. А так как в условиях продвигаемой транснациональным капиталом финансовой глобализации наиболее рентабельной фракцией бизнеса является именно глобальный бизнес, то российские либералы служат именно ему – ТНК, международным банкам, ИТ-монополиям и т.д. И все свои усилия, в большинстве случае хорошо вознаграждаемые и осуществляемые на возмездной основе, направляют на максимизацию прибылей и минимизацию издержек транснационального капитала.

Было бы большой ошибкой считать, что российских «гайдаровцев», которые ради пополнения содержимого своего собственного кармана, продвижения интересов олигархов и выслуживания перед Западом в 1990-е годы целенаправленно реализовывали политику геноцида коренного населения и сдачи финансово-экономического суверенитета, интересуют проблемы имущественной дифференциации и нищеты. Насколько можно судить, они уже воспринимают Россию в качестве трофейного пространства, предназначенного для перекачивания природно-сырьевой ренты в оффшоры и перерабатывания населения в замки и яхты в фешенебельных странах, а государственную службу в качестве источника безнаказанного личного обогащения.

Те же самые либералы, которые сегодня стоят у руля финансово-экономическим блоком правительства и определяют вектор движения, ещё 15-20 лет назад занимались незаконной передачей государственных активов в руки приближенной к власти олигархии, разворовывали бюджет, выстраивали пирамиду ГКО-ОФЗ, разрушали промышленность и социальную сферу, сегодня либо сами руководят финансово-экономическим блоком (Игнатьев, Улюкаев и т.д.), либо формируют идеологию (Ясин, Чубайс и т.д.).

Также стоит упомянуть ссылку Примакова на недопустимость приватизации бюджетной сферы. «Не способствуют этому (сокращению имущественной пропасти) и распространение частнособственнической инициативы вширь — на здравоохранение, образовательные учреждения, на коммерциализацию науки с тем, чтобы она самофинансировалась. Разгосударствление во всех этих областях рассматривается неолибералами как магистральное направление развития России».

В настоящий момент практически у 70% россиян на долю расходов на ЖКХ, транспорт, продукты питания и медицинские услуги приходится от 60 до 80% расходной части бюджета. Взятый либеральными сектантами вектор на скрытую приватизацию бюджетной сферы и повышение платности социальных услуг выталкивает подавляющую часть россиян на обочину нормальной социальной жизни и оставляет без шансов на получение гарантированных Конституцией бесплатных и качественных услуг в сфере образования, здравоохранения и социальной поддержки.

Государство не ночной сторож, а регулятор экономики

Одновременно с этим экс-председатель правительства России, сумевший вывести Россию из кризиса 1998г. и дать стимул возрождению экономики после крушения пирамиды ГКО-ОФЗ, предупреждает правящие власти, что есть определённые границы, «красные линии», за которые ни при каких условиях нельзя выходить. «Переходить «красную линию» нельзя также по вопросам необходимости государственного, а не рыночного управления для изменения структуры экономики и перевода ее на инновационные рельсы. Уже сегодня ясно, что сам рынок в России здесь не преуспеет. Пока, однако, активного государственного вмешательства в этой сфере не наблюдается».

Более того, Примаков предлагает конкретное решение: «В России стало модным говорить о том, что нет национальной идеи, которая бы мобилизовала общество в его движении в будущее. Думаю, что такая идея есть — это объединение социально ориентированной политики и экономики с истинно либеральными ценностями, а не с неолиберальными представлениями и подходами».

По большому счёту, абстрагируясь от духовной составляющей вопроса и религиозной точки зрения, можно сказать, что предложенный Примаковым рецепт вывода России из «псевдолиберального» тупика и преодоления дефолта «экономики трубы» является вполне здравым и верным. Варианта ровно два – либо под руководством «либеральных сектантов» Россия продолжит скатываться в состояние феодальной раздробленности с примитивной структурой экономики и архаичным производством.

Либо стоящие у руля государством люди под страхом обвала России в системный кризис начнут исполнять свои служебные обязанности и откажутся от антинаучной либеральной риторики в пользу самостоятельной национально ориентированной социально-экономической политики возрождения финансово-экономического суверенитета, подъёма наукоёмких производств, структурной перестройки экономики, модернизации инфраструктуры и технологического перевооружения. Однако для этого необходимо чёткое понимание того, что в условия финансовой глобализации и обострения международной конкуренции (особенно по мере сползания мировой экономики в новую фазу кризиса) без активного вмешательства государства в экономику и оказания поддержки отечественным производителям Россия рискует окончательно превратиться в сырьевую колонию и рынок сбыта для транснациональных корпораций.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,