RSS

Архив метки: ВТО

Россия во Всемирной Торговой Организации (ВТО). Сырьевой придаток или независимость?


Что ждать рабочим?

Пришла в Россию новая большая напасть. Правящий класс буржуазии «подписал» Россию в зависимость от ВТО. Без проведения общенационального референдума, последнюю подпись под кабальными условиями поставил президент Путин в субботу 21-го июля, жарким днём, по-воровски, когда граждане России отдыхали, в большинстве своём, за городом. В это самое время правящая клика накинула ярмо на страну и на всех нас, подписав унизительный международный договор, снимающий последнюю рубашку с матушки России, обнажая её для алчных взоров и хищных лап. «Почему?» — спросите вы: «Ведь в ВТО входит 157 стран?». А вот почему:

За вхождение России во Всемирную Торговую Организацию проголосовала вся фракция «Единой России» в Госдуме, кроме одного депутата, что с лихвой хватило, чтобы протащить этот договор, несмотря на то, что полного перевода на русский язык всех условий вступления не было даже у спецкомитета Госдумы, не говоря о других депутатах. Тем не менее Кремль и Правительство РФ продавили ратификацию этого протокола в ущерб общенациональным интересам и интересам трудящихся. Совет Федерации даже не вникая, 144-мя голосами законодателей из 166 «подмахнул» ратификацию протокола о присоединении РФ к ВТО. Жирную точку поставил Путин, по русски говоря — втихаря, в выходной жаркий субботний день, когда россияне и СМИ расслаблялись. «Единственным источником власти в РФ является народ», — так записано в Конституции? Как бы не так!

Руководство России отрабатывает перед западными спонсорами. Что ответит народ иудам?

Понимание происходит в сравнении. Для примера приведём Украину, вступившую в ВТО в 2008 году. Количество безработных за это время увеличилось на 500 тысяч человек. Производство сахара уничтожается в угоду ведущих стран ВТО, лоббирующих (продвигающих) интересы «нужных» производителей. Производство виноградных вин на Украине только за 6 месяцев 2011 г. сократилось на 41,3 %. Импорт свинины вырос в 2,9 раз, а доля импорта составляет почти 40 %.

За 10 лет нахождения в ВТО Киргизии, там почти полностью исчезло промышленное производство. Сельское хозяйство уничтожено. Например, земледелие сократилось в 35 раз, животноводство в 30 раз. Зато увеличился уровень торговли импортными товарами. Что показывает ВВП Киргизии — он на 98 % состоит из продажи импортных товаров.

В Латвии, в результате вхождения в ВТО, удельный вес промышленности составляет только 14%. Все крупные предприятия – «Альфа», ВЭФ и многие другие — были уничтожены.

Вы надеетесь, что у нас будет лучше? Зря! В России это означает смерть агропрома, всего уклада сельской жизни, хищническое, варварское использование земли, уничтожение коренного населения. Субсидии для сельского хозяйства по договору будут неуклонно сокращаться. Уже сейчас они составляют всего 10 долларов на 1 гектар. Для сравнения: В Германии – 300 долларов, в Канаде – 220 долларов. Учитывая, что большинство наших полей находится в зоне «рискованного земледелия» — севернее Краснодарского и Ставропольского краёв, ни о какой рыночной конкуренции не может быть и речи. Да и плодородные земли упомянутых краёв уже частично скуплены и продолжают активно скупаться иностранцами.

Каковы условия вступления РФ в ВТО?

Россия должна подчиниться нормам ВТО, которые имеют приоритет по сравнению с российскими правовыми установлениями. Национальные законы не могут «ограничивать торговлю более, чем необходимо».

Отказаться от обязательств перед ВТО по либерализации торговли или изменить условия по обязательствам возможно только через три года после вступления в силу этих обязательств, и только после выплаты компенсаций за текущие и будущие убытки торговым партнерам.

Россия в рамках присоединения к ВТО согласилась на ограничение импортных пошлин по более чем 700 товарным позициям.

Соглашение о защите прав интеллектуальной собственности в сфере торговли требует выплат за использование страной-членом патентов других стран. 97% мировых патентов принадлежат высокоразвитым странам. Специалисты предсказывают в России неизбежное подорожание лекарств. Причина в том, что правила ВТО не позволяют закупать и использовать дженерики (дешевые аналоги запатентованных лекарственных средств).

Соглашение по инвестициям запрещает выдвигать иностранным инвесторам особые условия приема инвестиций. В частности, Россия не сможет требовать от зарубежных корпораций использовать продукты, сырье и материалы, произведенные в стране, нанимать в качестве части работников население страны, а также выдвигать в качестве инвестиционного условия требования передачи технологий.

AoA (соглашение по сельскому хозяйству) запрещает странам-участницам ВТО оказывать какие-либо меры господдержки производства и экспорта сельхозпродукции сверх согласованных в ходе переговоров о вступлении. Начиная переговоры о присоединении к ВТО, Россия определила уровень поддержки сельского хозяйства в 89 млрд. долл. Затем российская делегация последовательно «сдавала» первоначальные позиции. В итоге переговоров уровень допустимых субсидий определен в 9 млрд. долл., а к 2017 г. должен быть снижен до 4,4 млрд. долл.

Для сравнения: Государственные субсидии сельскому хозяйству в США возросли со 100 млрд. долл. в 2007 г. до 120 млрд. долл. в 2009 г. В итоге на 1 гектар пашни в России выделяется в 40 раз меньше средств, чем в Евросоюзе, и в 15-17 раз меньше, чем в США.

Наиболее болезненные обязательства России при вступлении в ВТО и последствия их выполнения

В сфере доступа к природным ресурсам Россия взяла на себя обязательства повышения цены на природные ресурсы для производства внутри страны (цены для граждан оговорено временно регулировать) до уровня экспортных цен на ресурсы. Россия взяла на себя обязательства по допуску иностранных юридических и физических лиц из стран-членов ВТО к оказанию услуг по геологическим и геофизическим научным изысканиям без ограничений. Руководство России даже не будет знать, что именно, в каком объеме и качестве, имеется в национальных недрах.

В сфере финансовых услуг вступление в ВТО означает экспансию зарубежных банков.

В сельскохозяйственной отрасли наибольшие потери от вступления в ВТО понесут свиноводство и молочное животноводство. А в животноводстве одно рабочее место создает около 10 рабочих мест по всей стране. Рынок заполнят дешевые импортные молочные продукты с растительными жирами вместо животных. Снижение цен повлечет падение поголовья скота и валового надоя, массовые банкротства производителей, а также резкое сокращение рабочих мест на селе.

Снижение пошлин на промышленную продукцию нанесет очень болезненный удар по большинству отраслей промышленности, исключая сырьевые отрасли. Это приведет в течение ближайших двух-трех лет к разорению и банкротству 30-40 тысяч промышленных предприятий. При этом в зоне социально-экономического бедствия окажется более 300 моногородов. Обязательное при вступлении в ВТО повышение внутренних цен на энергоносители и сырье для предприятий ускорит этот процесс.

В отраслях ОПК (это около 1300 предприятий и организаций «оборонки» в 64 субъектах России, с занятостью около 2 млн. чел) большинство предприятий находится на грани рентабельности или убыточны. Вступление в ВТО исключает существующие ныне меры прямой и косвенной поддержки этих предприятий. В этих условиях после вступления России в ВТО быстро и окончательно исчезнут многие отечественные производства, которые обеспечивают производителей оружия и военной техники сырьем, полуфабрикатами, комплектующими изделиями и деталями. По оценкам экспертов ОПК, в условиях режима ВТО не смогут «выжить» более 600 предприятий отрасли, будут потеряны до 700 тыс. рабочих мест.

В результате вступления в ВТО и снижения ввозных пошлин на автомобили, производство российских автомобилей будет резко сокращено, пока не прекратится вовсе.

В отрасли производства сельхозтехники будет потеряно около 100 предприятий, сокращено более 50 тысяч рабочих мест.

Продолжится разорение предприятий лёгкой промышленности.

Россия не сможет пользоваться собственными фитосанитарными нормами для ограничения/запрета импорта вредной или опасной продукции. Нормы, установленные ВТО, гораздо ниже российских и не допускают запрета на импорт продукции с содержанием пестицидов и гербицидов, генно-модифицированных организмов, опасных пластиков и т.д. И даже не разрешают маркировать такую продукцию, считая это нарушением равной конкуренции. В процессе вступления России в ВТО, заинтересованными сторонами были резко снижены требования к продуктам питания. Сначала снизили требования к производителям по содержанию в продуктах растительных жиров, крахмала, пестицидов, двуокиси серы, антибиотиков и прочих «наполнителей». А затем, в преддверии вступления России в ВТО, незначительно повысили эти (ранее самими же сниженные!) требования. Тем самым вступление в ВТО было преподнесено россиянам как введение более высоких стандартов качества продовольственных товаров.

В плане дальнейших переговоров уже поставлен вопрос о допуске зарубежных компаний к приватизации государственных медицинских учреждений в России. В результате специалисты прогнозируют быструю дальнейшую деградацию сферы бесплатных медицинских услуг и резкий рост стоимости платных медицинских услуг. Это означает недоступность для подавляющей части населения России качественных медицинских услуг.

Экономисты оценивают потери бюджета России от вступления в ВТО на первом этапе в 250-300 млрд. руб. в год и считают, что далее потери будут нарастать. Даже по самым оптимистичным оценкам, в результате вступления России в ВТО сокращение трудовой занятости в стране к 2020 г. составит 2,2 млн. человек. Прямые потери бюджета от снижения импортных пошлин составят к тому же сроку 300 млрд руб. в год. А консолидированный бюджет РФ будет терять 500 млрд руб. в год.

Самые тяжелые потери ждут пищевую индустрию и сельское хозяйство. В этих отраслях предполагается потеря 1,6 млн. рабочих мест, пищевая промышленность потеряет 40% объема производства, сельское хозяйство — 26% объема производства. Следующим по масштабам потерь эксперты называют машиностроение: будет потеряно не менее 300 тысяч рабочих мест, причем тяжелое машиностроение и агромашиностроение исчезнут почти полностью, прибавьте сюда потери рабочих мест в смежных отраслях.

Вступление в ВТО сразу же лишает смысла и уже вложенных средств в разработанные и принятые Правительством РФ стратегии развития отраслей («Стратегию развития тяжелого машиностроения до 2020 г.», «Стратегию развития легкой промышленности РФ до 2020 г.», программу развития льняного комплекса до 2020 г., и т.д.). Поскольку все эти стратегии предусматривали на переходный период господдержку (запрещаемую или ограничиваемую ВТО) и меры защиты внутреннего рынка (также запрещенные нормами ВТО).

Намечаемые Правительством меры компенсации и защиты для отраслей в рамках вступления в ВТО не могут быть долгосрочны и эффективны, поскольку будут внимательно отслеживаться и незамедлительно оспариваться в ВТО. Практика ВТО показывает, что решения Суда ВТО за редкими исключениями, принимаются в пользу исков развитых стран. Страны-члены ВТО не взяли на себя никаких обязательств по снижению тарифных и нетарифных барьеров для экспорта продукции российской обрабатывающей промышленности.

Для информации: Из доклада в ООН: «Обещанные плюсы для развивающихся стран были преувеличены… Вместо этого в развивающихся странах снова растут бедность и разница в доходах внутри страны и между странами, падает занятость».

Мрачные перспективы. Вся власть транснациональным корпорациям?

В ВТО готовится новый договорный пакет, касающийся экспортных пошлин на энергоносители и сырье, и требующий отмены этих пошлин. В случае отмены пошлин на экспорт нефти и газа прямые потери бюджета России составят более $110 млрд долл. в год.

В ВТО готовится пакет документов, в котором предусмотрено резкое ограничение суверенных прав государств на регулирование инвестиционных процессов на своих территориях. Согласно проектам этих документов, зарубежные корпорации должны получить право в судебном порядке оспаривать те национальные законы, которые снижают прибыли ТНК от производственно-инвестиционной деятельности в соответствующих странах. А также – требовать компенсаций за понесенный ущерб и упущенные прибыли. Причем генеральным арбитром в спорах такого рода будут не национальные судебные органы, а суд ВТО.

Юрий Т., по материалам аналитического доклада «Условия и риски присоединения России к ВТО.

Примечание редакции газеты «Московский рабочий»:

Чтобы затянуть Россию поглубже в сети мирового разделения труда и ресурсов, дан переходный период – 7 лет. В течении этого срока нормы ВТО заработают в полную силу. Цель у мирового глобалистского правительства ясна – сделать все страны зависимыми от мировой экономики и финансов, зависимыми друг от друга. Уничтожив целые отрасли промышленности в одних странах, в расчёте на поставки из других стран, государства теряют свою экономическую независимость, они зависят от доброй воли «партнёров». Если вдруг в какой-либо стране совершается, например, социалистическая революция или национально-освободительная война, то такую «смутьянку» быстро изолируют от недостающего ей импорта, от поставок тех же средств производства. Вот поэтому так важно полностью сохранить собственую индустрию, тяжёлую промышленность, оборонный комплекс. Вступление в ВТО – это разоружение перед империализмом, национальное предательство!

Только Россия советская социалистическая способна скинуть ярмо ВТО, стать независимой от прихотей транснационального капитала, свободной от кризисов капитализма!

Источник статьи

Реклама
 

Метки: ,

Первые итоги вступления России в ВТО


Одно из главных событий года — вступление России во Всемирную торговую организацию. Уже в первые месяцы своего членства страна начала ощущать давление импорта со стороны сельхозпроизводителей и вводить защитные меры для автопрома. Ожидаемые выгоды и реальности ВТО — в сюжете обозревателя «Вести ФМ» Валерия Емельянова.

Больше всех от вступления России в ВТО пока выигрывают соседние страны. Из-за снижения пошлин на молочную продукцию и новых, менее строгих, правил валютного обмена на отечественный рынок хлынули продукты из Финляндии, Прибалтики и стран СНГ. Всего за несколько осенних месяцев на российских прилавках стало вдвое больше иностранного сыра, сгущенки и масла, а импорт сухого молока вырос более чем в 3 раза. В новом году ввозные пошлины будут снижаться еще больше, а субсидии отечественным производителям сократятся. В таких условиях российская молочная отрасль в принципе не сможет бороться с импортом.

«Очень высока закредитованность производителей молока. Отсюда и высокая стоимость молока и, как следствие, высокая стоимость отечественной продукции, которая не выдерживает конкуренции со стороны Украины, Белоруссии, а зачастую и дальнего зарубежья. К концу 3-го года пребывания в ВТО объемы импорта будут значительно больше, объемы собственного производства уже заметно сократятся», — считает руководитель аналитического центра «Союзмолоко» Татьяна Рыбалова.

Еще одной жертвой ВТО стало российское свиноводство. Импорт свинины вырос на 50% сразу после вступления в ВТО, и зарубежные производители наращивали свою долю на рынке вплоть до Нового года. В итоге цены на необработанную свинину рухнули с 94 до 65 рублей за килограмм, что сделает выращивание свиней в России в следующем году нерентабельным. Для потребителей обострение конкуренции в мясной отрасли означает неизбежное снижение цен, так как под конец года свинина уже начала дешеветь примерно на полпроцента в месяц.

Но руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин уверен, что гибель отечественного животноводства впоследствии все равно ударит по кошелькам россиян: «Каждое новое рабочее место в животноводстве стимулирует создание от 6 до 8 рабочих мест в других отраслях промышленности и сельского хозяйства. Поэтому мне кажется, задачи, чтобы цены были низкие, не должно быть. Задача должна быть, чтобы наши доходы были высокие и стабильные, чтобы у нас были рабочие места. А если у нас все будет дешево, но из-за границы, то у нас не будет рабочих мест. Кто будет покупать и на какие деньги?»

Российскому автопрому пока удается выжить в условиях ВТО, говорят эксперты, но лишь благодаря введению утилизационного сбора, который компенсировал отмену ввозных пошлин на иномарки. Скачок импорта автомобилей был зафиксирован только в августе, затем рынок вернулся к привычным объемам. Властям удалось на время защитить отечественного производителя, но повышение сборов с импорта не решает главной проблемы — низкого качества российских автомобилей.

«Единственное, что может спасти, — это внедрение новых технологий, покупки новых технологий. Даже рынок вторичных автомобилей все равно выигрывает по количеству и качеству, чем новые автомобили российских производителей», — говорит независимый аналитик Роберт Краснов.

По уровню протекционизма в последние годы Россия прочно занимала одно из первых мест в международных рейтингах. Эксперты предсказывают, что со вступлением в ВТО отечественный рынок станет более открытым. В свою очередь другие страны тоже будут вынуждены снимать барьеры. Всего за первые 4 месяца членства России в ВТО были отменены 13 из 73 заградительных пошлин и тарифов против российских производителей.

Источник статьи

 

Метки: ,

Юрий Болдырев: ВТО и сценарии будущего


На фоне уже военных провокаций НАТО против суверенной Сирии как явного этапа подготовки к агрессии (оказывается, военный самолет НАТО, движущийся на высокой скорости в воздушном пространстве суверенного государства на высоте менее ста метров, нельзя сбивать!), давайте поговорим о том, что ждет нас.

В прошлой статье неделю назад мы говорили о том, что стоит знать и понимать нашим детям: кто мы, как можем и должны самоопределяться. Теперь давайте мы, взрослые, поговорим о том, что ждет наших детей, и к чему нам необходимо их готовить.

Итак, наш главный патриот (Путин), как известно, публично поблагодарил главного басурмана (Обаму) за милостивое его разрешение нам захлопнуть за собой дверку мышеловки – в ВТО нас допустили. Под прикрытием продолжающихся спецопераций в СМИ по отвлечению общества на псевдо оппозицию, послушная Дума в ближайшее время, надо полагать, безропотно ратифицирует протокол о присоединении России к ВТО. И что же последует дальше?

Дальше продолжится жизнь, с виду мало чем отличающаяся от прежней. Кому-то она нравится, кому-то не очень – не в этом дело. Важно одно принципиальное отличие. А именно: когда через какое-то время власть в стране, наконец, все-таки сменится, вновь пришедшие обнаружат, что радикально изменить курс страны, повернуть ее ресурсы на собственное интенсивное научно-технологическое развитие, они не смогут – окажутся связаны системой международный договоров, являющихся, в соответствии с п.4 статьи 15 нашей Конституции, «составной частью» нашей правовой системы. И, более того, на условиях, что, в случае противоречия, «применяются правила международного договора».

Казалось бы, какая проблема: международный договор можно как ратифицировать, так и денонсировать — так? Но не тут-то было. Для того и изобретаются подобные мышеловки, чтобы войти в них было легко, а выйти – невозможно.

Вот именно на это я хотел бы сейчас вновь обратить внимание. Спорить о том, какую необходимо проводить экономическую и социальную политику, можно бесконечно. Например, я активно не приемлю ту политику, которая проводится сейчас. Но, коль скоро, народ массово не возмущается, не бунтует, значит, его в каком-то более или менее краткосрочном понимании этой политики, в конечном счете, все устраивает. И потому сейчас – вовсе не о том, хорошо ли будет России в ВТО. Сейчас – о другом.

А именно: о том, допустимо ли разом брать и отказываться от своего суверенного права самим самостоятельно определять свою суверенную экономическую политику? В частности, от права самостоятельно решать те вопросы, которые Конституцией прямо отнесены к ведению Российской Федерации (ст.71 пункт «ж»): «установление правовых основ единого рынка», «таможенное регулирование» и «основы ценовой политики»?

Причем, не временно, не на пять-шесть лет, на которые выдан (или сфальсифицирован) мандат нынешним Думе и Президенту. Нет – навсегда. Ведь правила ВТО предусматривают, что государство, выходящее из организации, обязано компенсировать всем заинтересованным сторонам ухудшение для них условий экономического сотрудничества, включая недополученные прибыли. То есть, если Россия в будущем, при иной, не напоказ «патриотической», а действительно национально ориентированной власти, решит повернуть свои природные ресурсы на развитие собственного машиностроения, нефтехимии и т.п., то потенциальные выгоды и доходы от этого она должна будет пустить не на собственное развитие, а на выплаты компенсаций «пострадавшим» государствам и транснациональным корпорациям. То есть, после ратификации в Думе нашего присоединения к ВТО сменяемость власти формально в стране, как будто, сохранится. Но это будет лишь сменяемость персон, что может интересовать всерьез лишь их семьи и небольшие группки приближенных. Ибо того, что нужно избирателю — сменяемости реального курса власти – уже не будет. Или, скажем так, коридор возможных действий новой, принципиально иной власти окажется чрезвычайно узок. И, строго говоря, совершенно не адекватен представлению о праве суверенной страны самостоятельно определять направление и курс своего развития.

Так, может быть, это все вообще, в принципе не конституционно? А это – смотря как трактовать нашу Конституцию.

Конституция наша, как известно, принесена нам на танках осенью 93-го. Соответственно, она такова, что позволила Верховному суду уже признать законным отказ ЦИКа в проведении референдума по вопросу о присоединении страны к ВТО. Сейчас соответствующий запрос находится и в Конституционном суде, но, строго говоря, особой надежды и на наш Конституционный суд тоже нет.

Хотя вопрос прост и очевиден. И дело даже не в конкретных условиях соглашений и даже не в содержании документов, не говоря уже о языке оригинала документов. Вопрос проще и фундаментальнее.

Допустим, самим гражданам разово на референдуме решить судьбоносный для страны вопрос, действительно, нельзя. Но тогда неужели представителям этих же граждан, не разово, а уже бессрочно (!) можно взять и передать целый ряд вопросов ведения Российской Федерации некоей странноватой организации ВТО – внешней по отношению к Российской Федерации и ее народу?

Что нам ответит Конституционный суд?

Если вопрос поставить вот так, ребром, что чисто процедурно, кстати, не так легко, то, скорее всего, нам ответят, что статья 79 Конституции предусматривает, что «Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации». На эти оговорки, уместно ожидать, Конституционный суд кропотливо обратит внимание и заверит граждан страны, что нет, не влечет и не противоречит.

И мы Конституционному суду поверим? Мы после этого будем свой Конституционный суд и его судей уважать?

Это, как мы знаем, на самом деле, абсолютно никого не интересует…

А теперь уместно вернуться к вопросу о том, что ждет наших детей.

Вариант развития событий первый. Предположим, я ошибся в своих оценках и прогнозах, а ВТО принесет нам лучшие условия для развития и процветания. Честно говоря, я не могу в это поверить — просто по всей своей философии жизни и в силу своих представлений об окружающем мире. Для меня очевидно, что присоединение России к ВТО – это сдача, отказ от суверенитета. И я не могу поверить, что сдавшись, буквально, в плену нам будет лучше, чем на воле, на свободе. Тем не менее, такой вариант развития событий теоретически существует. И если во всем мире вдруг восторжествует некая совершенно чудесная милость к сдавшимся, что ж, мне будет отвратителен факт нашей сдачи, но заставить народ сражаться против лучшей жизни за худшую, наверное, будут невозможно. Хотя, эта «милость» ведь может быть и временной, всего лишь тактической уловкой…

Вариант развития событий второй. При внешней на первых порах видимости развития ситуации по первому варианту, тем не менее, дальнейшая неминуемая деградация научно-технологической базы страны в условиях навязанной извне «свободы торговли», делающей любое высокотехнологичное производство в России «с нуля» невыгодным: создавать новый технологический центр, в условиях наличия таковых уже развитых, элементарно не рационально. Это весьма быстро приведет к радикальному снижению обороноспособности. Дальнейшее – без иллюзий. На какие бы условия внешних сил правители ослабленной в военном отношении самой большой и богатой природными ресурсами страны мира ни шли, этого всегда будет мало, так как это не дает гарантии того, что страна не восстановится никогда. Следовательно — расчленение страны, выделение из нее зон, богатых природными ресурсами, и взятие этих зон под военно-политический и экономический контроль лидерами современного мира.

Оставшимся раздробленным территориям останется выживать так, как получится. Кому-то лучше, кому-то – хуже.

Это – трагедия. Но не конец.

Япония после Второй мировой войны осталась без того, что уже считала, безусловно, своим, в частности, без Манчжурии. И, практически, без источников природных ресурсов для развития. Единственное, что могли японцы – это много и тщательно работать, научиться делать все, за что бы ни взялись, лучше других. Правда, им и здорово помогли – США рассматривали покоренную Японию как союзника, и эту помощь нельзя недооценивать. Тем не менее, Япония поднялась, прежде всего, сама.

Сможет ли Россия – вся или какая-то ее часть, будучи лишена не только природных ресурсов, но, в этом случае, скорее всего, и выхода к морям (чем условия нашего поражения окажутся несопоставимо более тяжелыми, нежели условия для японцев и немцев), тем не менее, тоже научиться делать все, за что ни возьмется, лучше других? Или же наша судьба планируется иной: русские должны будут (и к тому будут всячески стимулироваться) покидать территории, мало приспособленные для жизни в новых условиях, когда топливо в наших северных широтах будет дорогое, а лес запретят рубить из «экологических» соображений, разбегаться по миру. Как ныне разбегаются прибалты — с территорий, объективно даже и более для жизни приспособленных, но, в рамках нынешней глобальной экономической системы, как центры какого-либо производства и, соответственно, жизни, никому не нужных…

С другой стороны, такое разбегание по миру возможно лишь тогда, когда остальной мир более или менее благополучен. По мере же возможного нарастания проблем и противоречий во всем остальном мире, по мере, как следствие, возможного роста в мире ксенофобии, обращаемой на подобных экономических беженцев и трудовых мигрантов, хочешь или не хочешь, встанет вопрос вновь кучкования, попытки самоорганизоваться, выжить и развиваться именно на Родине – в каком бы виде и масштабе она к тому времени ни предстала…

Вариант развития событий третий. Предположим, мы (народ) одумаемся раньше, чем окончательно утеряем остатки научно-технологического потенциала и обороноспособность. Значит – смена власти. Предположим, к власти приходят силы подлинно национально ориентированные. Пусть не сразу, а через раз, через два – сначала еще запустят во власть в качестве пришедшей на смену «оппозиции» каких-то подставных – вроде тех, кого сейчас так упорно раскручивают в СМИ. Но подлинно национальные силы, естественно, попытаются, наконец, повернуть природные ресурсы на наше промышленное и технологическое развитие. И тут выяснится, что по всем основным месторождениям полезных ископаемых уже заключены соглашения на 30-50 лет, и эти соглашения не предусматривают ни заказов нашим промышленным предприятиям (70% от общего объема — как это до присоединения к ВТО требуется применительно к «соглашениям о разделе продукции») – все заказы на оборудование и услуги идут на Запад. Нет и экспортных пошлин на вывоз сырья – значит, внутренние цены на энергоносители такие же, как на «мировом рынке». Таким образом, компенсировать невыгодные природно-климатические условия нам нечем. Таможенные пошлины вводить ни экспортные (для сохранения хотя бы части сырья на внутреннем рынке по пониженным ценам), ни импортные (для временной защиты тех секторов, которые решим возродить) не вправе. Экологические, санитарные и прочие срочно принимаемые законы, защищающие от продуктов с ГМО, антибиотиков и пестицидов и т.п., суд ВТО тут же определяет как необоснованно дискриминирующие американские и транснациональные корпорации и требует эти законы отменить либо выплачивать корпорациям колоссальные компенсации в связи с недополученной ими прибылью. И даже сконцентрировать ресурсы и разместить госзаказы и заказы национальных компаний на предприятиях основных, требующих опережающего развития отраслей экономики (например, в авиастроении), новые власти тоже не могут – в конкурсах на равных хотят участвовать те же американские корпорации, а российские частные авиапредприятия во главе с «Аэрофлотом» очень гордятся тем, что у них не российские самолеты, а «Боинги» и «Эрбасы», да еще и «самые новые во всей Восточной Европе» (это – не выдумка, а недавнее, еще до ВТО, реальное рекламное сообщение от «Аэрофлота»), а ввести механизмы принуждения национального перевозчика к использованию отечественной техники правила ВТО не позволяют…

И что тогда делать? Покорно следовать «международному праву» — в русле, ведущем к уничтожению страны? Или делать по-своему, нарушать правила ВТО или даже вообще решительно выйти из ВТО, но развиваться? При этом, выплачивать все новые и новые колоссальные компенсации и неустойки всем, кому только ни захочется предъявить к возрождающейся России претензии…

Кстати, вопрос на самопроверку: как вы думаете, эта мышеловка как сконструирована – с умом, или кое-как? В том смысле, что она даст возможность из нее выбраться, то есть, выплачивая все компенсации и неустойки, тем не менее, возможно ли будет развиваться? Или, напротив, чем интенсивнее развиваешься, тем более вынужден выплачивать компенсаций «пострадавшим», и потому все более оказываешься в долгах?

Разумеется, просчитать это заранее мы не можем, но, чует мое сердце, уж позволю себе здесь эмоцию, мышеловку конструировали грамотно. В том смысле, что по правилам поведения в мышеловке из нее уже не выбраться. Значит, либо покориться, либо взламывать правила.

Подчеркиваю: не просто «выйти из ВТО», не просто денонсировать соответствующие соглашения, но:

признавать соглашения о присоединении к ВТО, их подписание и ратификацию изначально коррупционными и неконституционными, а должностных лиц и органы, которые эти соглашения на ратификацию вносили и соглашения ратифицировали, нелегитимными.

Вот тут-то и пригодится вопрос о фактах фальсификации итогов голосования на думских выборах, а затем и на президентских. А также и факт непризнания итогов этих выборов, как минимум, последних президентских, второй по численности и влиянию парламентской партией – КПРФ.

Что? К тому времени уже не сохранятся документы, трудно будет собрать и представить суду доказательства? Но свидетели-то будут живы. А далее – как рассматривать и трактовать те или иные доказательства – это, как известно, на усмотрение суда.

Специально обращаю на это внимание: можно по разному относиться к тому, что сейчас происходит на Украине, в частности, к судебному преследованию бывшего премьера Тимошенко и т.п. Но пример налицо: для того, чтобы разорвать международные соглашения, являющиеся кабальными (или, как это в случае Украины, просто оказавшиеся недостаточно продуманными на будущее и не предусматривающими возможное изменение ситуации и потому долгосрочно не выгодными стране), необходимо провести доскональное расследование всех обстоятельств их заключения, выявить коррупционную составляющую или, как минимум, составляющую, связанную с недостаточно ответственным и добросовестным исполнением должностных обязанностей. И – осудить, покарать преступников. Кто в нашем случае преступники? Да, сейчас не в наших силах их покарать, но мы можем и должны среди себя понимать и называть вещи своими именами: что они делают, и кто после этого для нас они.

Да и Конституционный суд, новый, наверное, будет иначе понимать «основы конституционного строя» даже и действующей Конституции. В частности, норму пункта 1 статьи 3: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Будущий Конституционный суд, сформированный не лицемерно из якобы «не политизированных профессионалов» (на деле – послушных воле узурпаторов, недвусмысленно зависимых от внешних для страны сил), а из национально ориентированных юристов, для которых понятие «суверенитет» не допускает в принципе передачи права решения вопросов ведения Российской Федерации каким-либо внешним силам, наверное, сумеет усмотреть в соглашениях о присоединении России к ВТО прямое нарушение «основ конституционного строя» России…

А далее, в чем я уверен: страна, которая сможет вернуть себе суверенитет (это, повторю, будет очень и очень непросто), сможет и найти свой путь самостоятельного развития.

Но это все – в будущем. И не гарантированно, а лишь в одном из многих альтернативных вариантов развития ситуации.

Тем не менее, готовиться к такому развитию событий нужно уже сейчас. Готовиться, как минимум, мировоззренчески – понимая и объясняя другим, что именно сейчас происходит

При этом, хотим ли мы, чтобы в этом будущем, ради исправления плодов ныне творимого преступления, на смену одному бесправию пришло другое, вроде, более прогрессивное, более отвечающее потребностям страны, но, в конечном счете, тоже бесправие – правосудие тоже по команде, как и ныне, но только уже по команде от новой власти? А если нет, то жизненно важно уже сегодня готовить людей – друг друга, наших детей, наших юристов – к тому, чтобы они именно так понимали правосудие, конституционное право, основы конституционного строя страны и понятие «суверенитет», как это описано выше. С тем, чтобы:

если нашей стране суждено будет выбраться из этого национального предательства и из этой ловушки (ВТО), то далее уже никогда более никакая власть под угрозой самой страшной кары не вправе была принимать законы, подписывать и ратифицировать международные соглашения, ограничивающие суверенное право нашего народа и нашей страны на проведение такой самостоятельной внутренней и внешней экономической политики, такой политики регулирования внутреннего рынка, такой таможенной и ценовой политики, такой политики госзакупок, такой политики экологической, санитарно-эпидемиологической и любой иной, какую очередные власти страны, имеющие мандат народного доверия, сочтут целесообразной в интересах нашего собственного развития.

P.S. Кстати, многие комментаторы вновь и вновь ставят вопрос о необходимости выработки программы движения или партии – так вот вам и основа такой программы. Все остальное – вторично и изменчиво. Те или иные нюансы взаимоотношений между трудом и капиталом могут быть урегулированы, если есть главное – единая потребность в наиболее эффективном использовании и труда, и капитала на общее дело. Но должен быть приоритет общего дела, без которого все декларируемые права отдельного человека – не более, чем лицемерие. Суверенитет страны, право на самостоятельное определение пути своего развития, подкрепленное, хочешь или не хочешь, но так уж устроен этот мир, прежде всего, военной силой, основанной на научно-технологическом потенциале – это то, что первично и, кстати, не многим дано. И именно потому является наивысшей ценностью, единственно способной гарантировать все прочие замечательные индивидуальные права.

http://gidepark.ru/user/17729/content/1391136

Источник

 

Метки: , ,

ПРИСОЕДИНЕНИЕ К ВТО – ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ КАПИТУЛЯЦИЯ.


В прошлой колонке я писал о том, что вопрос о ВТО – не технический и даже не чисто торгово-экономический, а самый что ни есть политический. И уж точно политическим является вопрос о референдуме по присоединению страны к ВТО, тем более, в условиях наших совершенно антидемократических жестких ограничений на референдумы. Но комментаторы заспорили о другом – о плюсах и минусах самого ВТО. А мне только что пришлось делать материал об этом для одного общероссийского журнала – получился материал большой, и в журнал я направил лишь выжимку, сокращенную в три раза. Соответственно, раз у читателей Гайдпарка вопрос присоединения страны к ВТО вызывает живой интерес, попробую опубликовать здесь полный вариант статьи. Лишь предварительно разобью его на несколько частей — серий, которые планирую публиковать последовательно в течение нескольких дней.

Итак, аргументы за или против нашего присоединения к ВТО строятся преимущественно на прогнозах доходов и убытков отраслей хозяйства. Но есть аргументы и общефилософские, мировоззренческие. С них и начнем.

ОТКАЗ ОТ СУВЕРЕНИТЕТА

Нам говорят, что раз «весь цивилизованный мир» там, то и мы должны туда же. Но это аргументы вообще-то за что? Надо понимать: за долгосрочный отказ от части своего национального суверенитета. Право регулирования своих внешнеэкономических отношений в собственных интересах – это право суверенного государства. Так можно ли отказываться от своего суверенитета просто потому, что так делает большинство?

Проведу аналогию. Всего семьдесят лет назад абсолютное большинство населения мира жило в тех или иных колониях развитых стран, причем, одна лишь Великобритания владела чуть ли не половиной мира. Так уместно ли из этого было делать вывод о том, что и нам, СССР — России, также стоило самим добровольно пойти в колонии к кому-нибудь, к тем же англичанам или французам? Ну, раз практически все с таким своим статусом тогда соглашались?

«ОТКРЫТЬСЯ МИРУ» ИЛИ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ЗАЩИТЫ?

Далее: кто вообще, когда и каким образом доказал, что путь «вперед», то есть к экономическому и социальному развитию лежит исключительно через все бОльшую открытость окружающему миру? По этой логике, даже находясь в бронированном автомобиле и оказавшись среди толпы бандитов и грабителей, надо, тем не менее, не «замыкаться в себе», а немедленно «открываться миру» — открыть двери бронеавтомобиля и сдаться «сообществу»? Аналогия кому-то может показаться натянутой, но на самом деле она весьма близка к реальности: просто вокруг не вся толпа – сплошные бандиты. Но что ключевые «игроки» на мировой арене имеют логику и господствующие мотивы действий совершенно бандитские – это действительно, как и сотни лет назад, остается именно так.

И, кстати, много ли выиграли на пути к экономическому и социальному развитию иракский и ливийский народы от нынешней бОольшей «открытости миру»?

ГЛАВНОЕ ПРАВИЛО — ДЕДОВЩИНА

Нам пеняют, что ВТО – это всего лишь «единые правила» торговли, и потому негоже нам быть против них. Здесь есть два аспекта.

Первый: а любые ли общие правила – это всегда хорошо? Или, может быть, эти конкретные правила спущены нам свыше и являются гарантированно справедливыми? Сама идея о том, что любые общие правила, принятые кем-то до нас (а в данном случае, еще и неприкрыто против нас), являются заведомо полезными, это идея изначально ошибочная, если не целенаправленно спекулятивная.

И аспект второй: правила ВТО — вовсе не единые. ВТО – это организация с персональными для каждой стороны условиями. Добро бы эти условия определялись объективным органом в интересах каждой страны и с учетом ее климатических, географических и прочих особенностей. Но нет. Условия эти для каждого вновь вступающего определяются совокупностью интересов по отношению к нему всех остальных – тем, с какой силой они имеют возможность на новичка надавить, какие уступки могут в свою пользу выторговать.

Понятие «дедовщина» слышали? Так вот квинтэссенцией идеи дедовщины являются правила ВТО, в соответствии с которыми «старички» давят на кандидата в новички до тех пор, пока он не согласится именно на их условия. При этом никакого ясного побудительного мотива у «дедов» идти на уступки «молодому» применительно к этой ситуации, собственно, нет. И тогда вступают в действие неумолимые правила подлинной жизненной конкуренции – не из учебников, а из реальности. А именно: если вы слабенький и серенький и не представляете ни для кого ни в чем никакого интереса, то всем вокруг будет все равно, стали вы членом какой-то общей организации или нет, и если стали, то на каких условиях. Но если вы являетесь для кого-то конкурентом, а еще более того, потенциальным мощным конкурентом, то, как вы знаете из обыденной жизни, все вокруг на всякий случай приложат все усилия к тому, чтобы выдавить из вас как можно больше уступок именно по тем принципиальным позициям, которые ограничат вашу конкурентоспособность.

Разве это не очевидно? Или кто-то всерьез возьмется утверждать, что реальный мир устроен иначе?

И отсюда «наивный» вопрос: находясь в условиях современной России, которая исторически занимает самую большую территорию в мире и владеет самыми большими в мире запасами полезных ископаемых, можно ли даже пытаться вступать в подобную организацию – туда, где прием осуществляется на основе консенсуса тех, кто должен быть удовлетворен нашими уступками в их пользу?

О ЦЕННОСТИ ПРАВА ТИХОНЕЧКО ПИСКНУТЬ

Еще замечательный аргумент: «Надо быть внутри ВТО, чтобы иметь право голоса при выработке правил мировой торговли». Остается задать всего три вопроса:

— наш голос в ВТО будет, если не ошибаюсь, голосом не более, чем одного из … полутора сотен?

— сильно ли мы в своих интересах реально влияем на решения на уровне «двадцатки» или даже «восьмерки»?

— и, наконец, действительно ли этот голос среди полутора сотен равных так важен для тех, кого находят способ игнорировать (примеры с Сербией и Ираком) или запросто обводить вокруг пальца (пример с Ливией) даже и в пятерке постоянных членов Совбеза ООН?

СДАЧА ИЛИ СОПРОТИВЛЕНИЕ?

Нас упрекают в стремлении к конфронтации и напоминают о «недопустимости противопоставления себя всему мировому сообществу». Но на самом деле ведь никакого такого единого объективного мирового сообщества, против которого мы выступали бы, если бы в принципе отказались бы от присоединения к ВТО, нет. Есть в мире силы ведущие и ведомые. У ведущих — свои масштабные интересы. И главный – взятие под свой контроль чужих источников ресурсов для развития и рынков сбыта своих товаров. У ведомых – интересы куда более скромные, достижение которых, как правило, в той или иной степени возможно лишь на условиях подчинения диктату лидеров. И потому для нас – для владельцев самых больших в мире суммарных запасов полезных ископаемых — вопрос уместнее и честнее ставить иначе. А именно: готовы ли мы в принципе подчиняться диктату лидеров, интересы которых противоположны нашим, выторговывая для себя лишь по относительным мелочам те или иные конкретные условия капитуляции? Или же мы все-таки способны к действиям самостоятельным в своих собственных национальных интересах?

И это – в принципе, независимо от конкретных нюансов условий присоединения к ВТО.

В современных условиях присоединение ослабленной России к организации, созданной с целью регулирования мировой торговли в интересах лидеров развития, категорически недопустимо. Даже еще не читая конкретных условий нашего вступления в ВТО, на 99% готов гарантировать, что эти условия – не в интересах России. И даже не в нюансах, а потому, что они в принципе, по логике современного мироустройства, никак не могут быть в интересах России.

Но это – лишь моя логика. Что же касается конкретных условий нашего присоединения к ВТО, то о них мы поговорим далее. И тем самым мою логику сможем проверить.

*** Часть 2 ***

НА РИНГ — СО СВЯЗАННЫМИ РУКАМИ
http://gidepark.ru/user/17729/content/1309632

И теперь, собственно, о самих условиях нашего присоединения к ВТО и о «достижениях» наших переговорщиков. Известно то, о чем говорят представители машиностроения и сельского хозяйства – не буду переписывать их аргументы. Их доводы об убийственности этого шага достаточно убедительны. Но дело еще и в том, какие же вообще отрасли хозяйства наша власть сочла важными, а какие оставила без защиты?

ГЛАВНЫЙ ПРИОРИТЕТ – БЛАГОПОЛУЧИЕ ПАРАЗИТОВ

Выясняется, что важнейшими оказались… финансовые махинации – банковский и страховой сектора, в то время как реальное производство сравнимой степени защиты не получило.

Конечно, можно говорить о важности национальной банковской системы и национального страхового рынка. Но только главное: это имеет какой-либо смысл исключительно при условии, что эти сектора являются механизмом обеспечения ресурсов для развития реального сектора, а не паразитом на теле государства. И дело не в том, хорошие там работают люди и плохие. И «невидимая рука рынка» здесь абсолютно ни при чем. Дело в том, на что целенаправленно настроена вся финансовая система, на что направлена деятельность Центробанка, какие приоритеты перед ним поставлены и на что не декларативно, а реально мотивируется руководство ЦБ. Ситуации, при которой сама возможность получения прибыли финансовым сектором поставлена в жесткую зависимость от развития реального сектора экономики, у нас нет. Напротив, начиная с обязательного «медстрахования» (в чистом виде безубыточное и безрисковое паразитическое посредничество между бюджетом и медициной) и ОСАГО планируются и внедряются все новые и новые, по существу, паразитические налоги в пользу финансового сектора на граждан и бизнес.

Конечно, к этому пирогу конкурентов подпускать не хочется, да они, хотя и не против были бы и на этом тоже попаразитировать, но не настаивают. Их, по большому счету, вполне устраивает, что российская власть защищает, прежде всего, своих паразитов – тех, что, в конце концов, умрут сами – в силу приближающейся в результате гибели организма, из которого они высасывают соки…

Повторю: Запад, на словах, нас осуждает, требует большей открытости финансовых рынков, но, применительно к России, против их защищенности всерьез не возражает. А наша-то российская власть о чем думает? Неужели непонятно, что защищать банковский сектор, и, одновременно не защищать столь же жестко станкостроение, авиастроение, судостроение, фармацевтику и биотехнологии и т.п. – полный абсурд?

ПРОГНОЗЫ УСПОКОИТЕЛЬНЫЕ И ИСТИННЫЕ

Внутри реального сектора экономики приоритеты нашей власти тоже не вполне понятны. Казалось бы, для страны таких размеров, да еще и с учетом военно-стратегического значения, авиация точно должна была быть приоритетом радикально более высоким, нежели, например, автомобилестроение. Но мы видим обратное – как это понимать?

При том, что даже теперь в авиапроме и судостроении, несмотря на весь развал, наше отставание, тем не менее, не столь радикально и почти необратимо, как в автомобилестроении. Особенно, в производстве легковых автомобилей для потребительского рынка. Так почему же столько внимания со стороны руководителей государства и такие преференции, в том числе, и некоторая защита при вступлении в ВТО для отрасли сугубо потребительской, и ничего для отраслей стратегических, обеспечивающих саму возможность обороноспособности?

Далее, как великое достижение переговорщиков подается «переходный период», на который сохранятся таможенные пошлины — на импортную продукцию и на экспорт нефти. Но где обоснование того, что пошлины вообще, включая и экспортные пошлины на нефть, должны сохраняться лишь на «переходный период»? Иначе говоря, что условия для производства (включая продиктованное объективными условиями энергопотребления) у нас не хуже, чем условия в странах с радикально лучшим климатом и выходами к незамерзающим морям?

Более того, во всех известных мне анализах и обсуждениях всегда ведется речь лишь о снижении таможенных пошлин, и лишь исходя из этого оцениваются будущие потери. Но упускается более важное. Ряд действующих законов предусматривает протекцию произведенному на территории России, например, закон об СРП требует, чтобы не менее 70% оборудования и услуг, используемых в проектах, были российского производства. Но там же есть и оговорка, что при присоединении к ВТО эти нормы прекращают действие. Но об этих потерях – ни слова.

А ведь речь — о проектах на десятки миллиардов долларов инвестиций — в продукцию машиностроения своего или зарубежного. Значит, масштаб потенциальных потерь здесь на порядки превышает все благодушные оценки, которые мы слышим от лоббистов ВТО.

ОСОБЫЙ ИНТЕРЕС РОССИИ

И, наконец, наверное, главный интерес, который должен был бы учитываться применительно к вступлению в ВТО именно нашей страны. Это вопрос о контроле за собственными природными ресурсами. Чей это будет контроль? Свой ли национальный в полном объеме? Или же, как в фактически колонизированных странах, контроль транснациональных корпораций, тесно интегрированных с интересами США и других стран НАТО? Причем,

— и в части регулирования объемов добычи и направления потоков этих ресурсов;

— и в части, контроля за содержанием наших собственных недр.

И выясняется, что мы, присоединяясь к ВТО, узакониваем на обозримую перспективу систему абсолютно не равноправных, дискриминирующих Россию торгово-экономических отношений. То, чем владеем мы, становится, практически, всеобщим достоянием – транснациональные корпорации будут не у нас покупать наши ресурсы на наших условиях, но будут наравне с нами сами брать их у нас практически по себестоимости. В то же время, то, чем владеют они – необходимые нам технологии, — мы не сможем получать у них не только по себестоимости, но и более того, не сможем покупать даже и по самым что ни есть рыночным ценам. Они за собой право ограничивать поток технологий к нам сохраняют, в то время как мы право регулировать поток своих ресурсов к ним теряем.

И ради чего нам добровольно идти на такую капитуляцию?

Что же касается контроля за содержанием наших же недр, поясню: утеряв собственную геофизику (геофизические исследования проходят как «услуги», составляющие, кстати, зачастую, существенную долю от общих расходов инвесторов, а их при вступлении в ВТО наши власти, в отличие, например, от властей китайских, не защитили вообще), мы через короткое время утеряем и кадры, и способность самим оценивать целесообразность, трудоемкость и эффективность проектов. После чего окажемся в положении туземцев, вынужденных отдавать все за бесценок – просто потому, что будем уже не способны адекватно даже оценивать собственные ресурсы.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЖИЗНИ ИЛИ ПРИБЫЛИ КОРПОРАЦИЙ?

А ведь есть еще и вопрос полноты признания западных прав на интеллектуальную собственность – здесь мы, в отличие от Китая и Индии, сдаемся Западу полностью. С позицией же Китая и Индии Запад, хотя и не согласен, хотя и осуждает их, но … вынужден мириться. Почему же мы сдаемся? Тем более, что это вопрос не абстрактный, и вовсе не о выплатах авторам популярных хитов. Это вопрос, прежде всего, о стоимости жизненно важных лекарств – о безусловном праве граждан на жизнь и обязанности государства это право обеспечить. Или же, напротив, об отсутствии права на жизнь у наших граждан и, соответственно, о приоритете для нашей власти (в отличие от властей китайских и индийских) западных прав на интеллектуальную собственность перед жизнями наших сограждан…

А ЭТИХ, ПОЖАЛУЙСТА, К ПРОКУРОРУ…

Еще симптоматичный аргумент за ВТО: хуже все равно не будет, так как мы и без официального вступления в организацию, тем не менее, уже давно в одностороннем порядке практически приняли на себя основные требования этой организации и при условиях (таможенных и прочих), близких к тому, что мы получим после вступления в ВТО. С моей точки зрения, если этот аргумент достоин внимания, то исключительно органов государственной безопасности, прокуратуры и парламентской комиссии по расследованию.

Действительно: а с чего это вдруг мы в одностороннем порядке пошли на те уступки всем, на которые другие идут исключительно на взаимной основе? И кто же это у нас такой щедрый к окружающему миру? И насколько бескорыстно щедрый?

А в ряде случае, действительно, важнее (читай – вреднее) даже не сам факт вступления в ВТО, но недвусмысленно ранее заявленное и продемонстрированное намерение это сделать. Яркий пример – выше упомянутое обязательство в законе об СРП отменить протекцию отечественному производителю при вступлении в ВТО. Очевидно: этой записи более чем достаточно для того, чтобы до вступления в ВТО ни один проект на описанных в законе условиях не реализовывался. Иностранным корпорациям выгоднее подождать, когда протекция российскому производителю будет отменена, после чего прийти со своим оборудованием и своими услугами – с тем, чтобы весь объем «компенсационной» нефти (а это в ряде случаев до 90 (!) процентов всей извлекаемой нефти) пошел на дальнейшее развитие их машиностроения, но не нашего…

Вывод в этой части очевиден: действительно, просто от задержки нашего присоединения к ВТО или его переноса на чуть более отдаленный срок, радикально лучше не будет. Значит, сравнивать надо последствия вступления в ВТО не с нынешним в смысле экономической и промышленной политики безвременьем, но с вариантом принципиального вообще отказа в обозримой перспективе от вступления в эту организацию.

ОЧЕРДНАЯ «ШОКОВАЯ ТЕРАПИЯ»

Еще аргумент сторонников ВТО — вечная сказка о том, что возникнет конкуренция со стороны зарубежных производителей, и она заставит наших работать лучше. Кажется, строго, но справедливо? Так ведь неправда же.

Если бы присоединение страны к ВТО означало бы именно демонополизацию национальной промышленности, то есть допуск иностранных компаний к созданию и организации в России новых машиностроительных, авиастроительных, судостроительных, биотехнологических и прочих производств, то, конечно, кто был бы против?

Но ВТО – организация отнюдь не по передаче созидательного опыта лидеров развития, но по взламыванию ими чужих рынков своими уже готовыми товарами. Откуда же после этого возьмется развитие?

Это примерно на том же уровне, как предложение рассматривать убийство как инструмент стимулирования пробуждения иммунитета человека и, соответственно, его оздоровления…

БРАТЬ ЛИ ПРИМЕР С КИТАЯ?

И последний аргумент за ВТО – призыв брать пример с Китая, который вступил в ВТО, и это не мешает ему успешно развиваться. Что ж, брать пример с Китая нам более чем уместно и актуально. Но брать пример в принципе – это еще не означает тупо копировать чужое поведение. Брать пример с Китая – это значит действовать столь же последовательно в собственных национальных интересах. Но это вовсе не означает, что если для Китая ВТО – в его интересах, то и для нас эта организация тоже окажется в наших интересах. Зеркальное копирование поведения здесь совершенно неуместно.

Приведу пример. Как мы намерены, включаясь в «честную и равноправную конкуренцию», компенсировать недостаточный объем рынков? Ведь, мало того, что для Китая в свое время был открыт американский рынок, но теперь у Китая один лишь свой внутренний рынок сразу на порядок больше нашего. Это означает, что любой станок, любой автомобиль, любой самолет, любую элементарную электродрель китайцы, даже ориентируясь лишь на свой внутренний рынок, могут делать сразу партией в десять раз большей, чем мы (а с учетом ранее уже освоенных рынков – во многие десятки раз большей). И все расходы на научно-технические и конструкторские разработки и накладные расходы на единицу продукции, будучи разделены на такой объем производства, минимизируются так, что любой наш аналогичный товар в сравнении сразу оказывается заведомо неконкурентоспособным. В этих условиях ради какого такого великого принципа нам надо заведомо и окончательно сдавать свои рынки и отказываться от собственного производства и развития?

И второе, не менее важное, связанное именно с конкретными условиями вступления в ВТО России. Причем, именно здесь зеркально скопировать опыт Китая было бы совсем не вредно. Китай вступил в ВТО на условиях, которые по ряду принципиально важных позиций не сопоставимо лучше наших. Конкретный пример: свой нефтегазовый сервис (исследование, подготовку, обустройство и эксплуатацию месторождений) Китай защитил, причем, свою геофизику (геофизические исследования) Китай защитил более чем на 90 процентов, притом, что наши власти и переговорщики этот вопрос на переговорах вообще даже и не поднимали.

Так это китайцы что – просто по глупости? Или защитили первое попавшееся, неважно, что? Или же, напротив, защитили столь жестко именно то, что считали основополагающим? Есть ли в этой разнице между позициями и действиями властей Китая и России при вступлении в ВТО какое-либо здравое и логичное объяснение? Я имею в виду объяснение, пусть даже и не в нашу пользу, но хотя бы не дискредитирующее абсолютно наших переговорщиков и нашу власть перед лицом и зарубежных специалистов, и собственного народа?

А ведь именно эта сфера и обеспечивает национальный контроль за собственными природными ресурсами, и позволяет повернуть заказы на оборудование и услуги на развитие своего национального машиностроения, своей науки и своего образования.

Так если брать пример с Китая, то давайте брать его, во-первых, с умом, и, во-вторых, прежде всего (и обязательно), в той части, где он жестко и последовательно защищает свои национальные интересы. А не делать вид, как это делает наша нынешняя российская власть, что сдавая ключевые стратегические позиции, мы следуем примеру передовиков….

ПЕРЕД КАПИТУЛЯЦИЕЙ РЕФЕРЕНДУМЫ НЕ ПРОВОДЯТ…

Вот, с учетом выше сказанного, естественен вопрос: не потому ли условия нашего присоединения к ВТО в полном объеме до сих пор, спустя уже четыре месяца после подписания всех документов, на русский язык так и не переведены – официального перевода нет? И, более того, не потому ли и нет ясного и честного сопоставления условий присоединения к ВТО России с теми условиями, которыми пользуются наши конкуренты, включая Китай, примеру которого нам лицемерно предлагают следовать…

Соответственно, какие могут быть всерьез публичные дискуссии о целесообразности присоединения России к ВТО и, тем более, референдумы на эту тему?

Втихую, без лишнего шума, капитулировать удобнее…

И ЭТО ЕЩЕ НЕ ВСЕ

Казалось бы, выше описанного достаточно, но и это не все. Кроме условий, зафиксированных на бумаге, в протоколах, есть и еще ряд субъективных условий, не позволяющих нам всерьез говорить о возможности «равной конкуренции» после присоединения к ВТО. Но об этом – в следующей статье.

*** Часть 3 ***

СО СВЯЗАННЫМИ РУКАМИ И УДАВКОЙ НА ШЕЕ
http://gidepark.ru/user/17729/content/1311943

Читаю некоторых комментаторов, из числа вожделеющих скорейшего прихода к нам «цивилизаторов» и долгожданной «встряски» для бизнеса, искренне надеющихся на животворную силу конкуренции под знаменем ВТО, и даже оторопь берет: статьи совсем не читали? Или прочитали, но ничего не поняли?

Вы когда-нибудь пробовали соревноваться в беге так, чтобы другие бежали свободно, а вы – со связанными ногами? Или плыть – с камнем на шее? А ведь то, что нам предлагается, абсолютно сродни этим примерам.

Почему о проблеме присоединения России к ВТО практически нет публичных дискуссий?

Да потому, что, даже при малейшей попытке разбираться, все оказывается слишком очевидным. И дело вовсе не в цифрах конкретных величин таможенных пошлин, снижаемых «средневзвешенно» или по конкретным отраслям – это предмет сравнительно краткосрочного интереса конкретных предпринимателей, планирующих свой маневр, плюс, хотелось бы, чтобы профсоюзов, но их голос здесь совсем не слышен… В целом же становится невозможным не понимать, что ВТО – это не про конкуренцию с нашими заводами завода американского, построенного на нашей территории. Это — про уничтожение в принципе на нашей территории какого-либо производства – потому что где-то за рубежом это производство организовать дешевле или по каким-то еще мотивам рациональнее…

Как же тогда другие, те, что уже в ВТО?

По-разному. Пожалуйста, без иллюзий: ВТО – не клуб успешных. Далеко не у всех членов ВТО есть какая-либо достойная перспектива.

Если же говорить о лидерах, о тех, кому ВТО не препятствует, а помогает, то что ж, закончил предыдущую часть опытом Китая — и сейчас с него начну.

Китай:
— во-первых, объективно находится в совершенно в иных условиях — один только внутренний рынок (население) – на порядок (!) больше нашего;
— во-вторых, вступил в ВТО, уже будучи мощным производителем товаров с высокой добавленной стоимостью и ярко выраженными объективными и субъективными преимуществами по сравнению с конкурентами;
— в-третьих, вступил на условиях, по ряду важнейших и определяющих позиций радикально лучших, нежели «добилась» российская власть (см. часть 2);
— в-четвертых, что, в конченом счете и предопределяет успех (будь то для Китая без ВТО или уже в его рамках) — самостоятельно проводит политику развития в национальных интересах, принципиально противоположную политике нашего олигархата.

Вот об этом последнем – о том, что фундаментально отличает саму собственную политику развития лидеров от политики деградации, проводимой нынешней российской властью, и поговорим.

Те, кто говорит о «равных конкурентных условиях» и надеется на то, что со вступлением России в ВТО они почему-то вдруг возникнут, не учитывают того, что эти условия — вовсе не в компетенции тех, кому на предстоящих соревнованиях предстоит «бежать» и «плыть», то есть, тех предпринимателей и промышленников, кого условия ВТО должны, как будто, подхлестнуть к лучшей работе.

БЕЗ ЧЕГО ВТО — ПРИГОВОР

Итак, что же нужно для того, чтобы на равных конкурировать с производителями других стран? Обычно в этой части более обращают внимание на условия объективные – географическое положение, климат, наличие незамерзающих портов и т.п. Но я о другом – об условиях субъективных, то есть, создаваемых государственной властью. Перечисляю не все, но лишь самый необходимый минимум.

1. Условия налогообложения должны быть не хуже, чем у конкурентов, причем, как в части ставок налогов, так и в механизмах их взимания (в вульгарно-либеральных кругах любят говорить об «администрировании налогов»). Пример, тем более важный, чем о более сложном и высокотехнологичном производстве, с большим количеством подрядчиков и поставщиков мы говорим: НДС должен быть не выше, чем у конкурентов (а в некоторых странах его нет вообще, особенно, при поставках на внешние рынки). Плюс взимание НДС должно быть либо после реального получения средств за поставленную продукцию, либо, если по отгрузке, то с кредитованием не рыночным, но чрезвычайно льготным – под процент, буквально, символический.

Напрямую это относится и к такой, казалось бы, социальной мере, как современное западное прогрессивное подоходное налогообложение или наше нынешнее варварское «плоское». Здесь важно, на ком оказывается вся основанная тяжесть налогообложения – на предприятиях или же на гражданах. Если не задумываться, то кажется, что лучше на предприятиях. Но это фундаментально не верно. Перенесением тяжести налогообложения с предприятий (реального сектора, разумеется, а не финансово-спекулятивных, и не снимая тяжести налогообложения с сырьевого сектора) на граждан, причем, прежде всего, наиболее высоко имущих, создаются действительно конкурентоспособные условия для развития высокотехнологичного производства. И абсолютное большинство граждан оказывается в выигрыше. Так делают, например, в странах Скандинавии – и тем обеспечивают свои наиболее высокие рейтинги по всем ключевым показателям конкурентоспособности в мире.

Что же касается нас, то уже по одному этому критерию Россия — не отдельные предприятия, а вся страна как место для производства сложной и высокотехнологичной продукции – неконкурентоспособна.

2. Кредиты для развития, обновления и расширения производства должны быть на условиях не хуже, чем у конкурентов. Не 15% годовых, а не более 3-5%, и на сроки, соответствующие возможности создать или обновить производство и затем получить прибыль, то есть, на пятнадцать – двадцать лет. А для отраслей, признанных «локомотивами развития» — вообще не более, чем инфляция плюс 0,5-1%. Последнее — при жесточайшем контроле целевого и эффективного использования средств, разумеется. Наши же Центробанк и правительство не ориентированы на обеспечение условий кредитования реального сектора экономики не хуже, чем у конкурентов – они сами перед собой поставили иные задачи. И по этому критерию – также чрезвычайно важному — мы уже неконкурентоспособны.

3. Система госзаказа и лизинга с государственной поддержкой дорогостоящей техники (авиационный и морской транспорт, сельскохозяйственная техника и т.п.) должна быть ориентирована на безусловный приоритет произведенному на территории своей страны. У нас же государственная лизинговая компания, имеющая колоссальную поддержку из федерального бюджета, закупает для нужд сельского хозяйства трактора, произведенные не в России или Белоруссии, но в США. Подчеркиваю: даже не разную технику, чтобы предприятия могли выбрать ту, что им выгоднее, но именно американскую – есть основания для предположений самого коррупционного характера. И это – даже еще до вступления в ВТО. Значит, по тем позициям, по которым у наших конкурентов есть безусловный приоритет (США применительно к госзакупкам и лизинговым программам защищают своих производителей жестко), у нас для отечественных производителей не только нет приоритета, но и, напротив, налицо явная дискриминация (предположительно, есть все основания полагать, основанная на коррупционных интересах).

4. Собственная система стандартов и норм — это, о чем, к сожалению, мало кто знает, и то, на что обращается совершенно недостаточное внимание. Собственная система стандартов и норм позволяет через механизм требований к продукции поощрять отечественных производителей. Россия в этом смысле на протяжении последних двух десятилетий самым недвусмысленным образом сдает свои позиции, уничтожив одну из самых развитых в мире систем стандартизации и контроля качества продукции, но так и не создав ничего взамен. «Гармонизация» же стандартов со странами ЕС и США, осуществляемая НЕ как выработка единых взаимоприемлемых правил и требований, а как элементарная сдача, ведет нас к тому, что мы все более будем вынуждены отказываться и от остатков своих вполне прогрессивных технологических заделов и переходить на удовлетворение тем, требованиям, в ряде случаев вовсе не объективных, удовлетворить которым наш конкурент, как разработчик этих требований, будет всегда способен опережающее и потому лучше.

5. Собственный существенный задел в правах на интеллектуальную собственность применительно к важнейшим технологическим процессам.

Или же, напротив, отказ (как это сделали Китай и Индия) признавать западные права интеллектуальной собственности в полном объеме. И это – не вопрос «цивилизованности», а всего лишь вопрос выживания.

Платить за рубеж огромные деньги за то, что уже давно стало всеобщим достоянием и в отношении чего установить доподлинно, кто именно и когда на самом деле это изобрел, практически невозможно, но все же платить – на том основании, что кто-то в рамках западной системы успел соответствующие права оформить на себя – это полный абсурд. Но этот абсурд целенаправленно внедряется в систему мировых торгово-экономических отношений, и российская власть здесь не стала отстаивать наши позиции, а просто сдалась на милость (которой, разумеется, не будет) «победителя в холодной войне»…

6. Система правопорядка. Знакомый, президент семеноводческой компании, рассказал мне, как они пытались выращивать семена на Юге России, но после того, как урожай им подменили (безнаказанно украли), вынужден был перебраться в Австралию и Италию: там выращивает семена наших российских элитных сортов, платит за это в Австралию и Италию огромные деньги (которых лишились наши хозяйства и южные регионы) и затем завозит семена обратно в Россию. Подчеркиваю: это – не вопрос дальнейшей «либерализации» УК, чем так увлеченно занимается наша власть, а, напротив, наведения в стране элементарного, но достаточно жесткого порядка.

ПОДСТЕГНЕТ ЛИ ВТО ЛУЧШЕ РАБОТАТЬ … ВЛАСТЬ?

Разумеется, перечисленное – далеко не полный перечень, но уже достаточный для того, чтобы ни о какой грядущей «равной конкуренции», якобы подстегивающей предпринимателей работать лучше, говорить было не уместно.

Так, может быть, эти новые условия призваны подстегнуть власть к решению выше описанных задач? Встречный вопрос: с чего вдруг, если до сих пор она эти вопросы не решала?

Ответственная власть должна бы сначала обеспечить для своего производства условия, не хуже, чем у конкурентов, и лишь затем открывать рынок. Если власть этого не делала и не делает до присоединения к ВТО, то, к сожалению, приходится признать, что ЭТА власть, скорее всего, если в этом смысле и проснется, то лишь тогда, когда и остатки отечественного реального сектора экономики доведет до полного краха…

ДЕШЕВЫЕ ТОВАРЫ – УТЕШЕНИЕ ЛИ ДЛЯ БЕЗРАБОТНЫХ?

И стоит еще обратить внимание на такой аргумент сторонников вступления России в ВТО — на основе вечной идеи «разделяй и властвуй»: потребители быстро почувствуют плоды конкуренции и реальное снижение цен на товары и услуги. Это о приоритете мотивации гражданина как потребителя над его же мотивом как потенциального производителя тех или иных благ.

Кстати, те же японцы на подобное не клюют. Почему они не требуют для себя права покупать зарубежный рис на порядок (!) дешевле, чем продается у них рис свой собственный, японский? Да потому, что рисоводы у них – не бездельники, а такие же пахари, как, например, автомобилестроители. А то, что объективные условия делают их рис на порядок более дорогим, чем вьетнамский или таиландский – не их вина. Плюс к тому, их рисоводство – не только и уже не столько предмет продовольственной безопасности, сколько еще и инструмент сохранения важнейших черт культуры и национального жизненного уклада. И по совокупности этих факторов японское рисоводство защищено от подавления извне абсолютно.

Невольно хочется спросить: а наши авиапром, судостроение (из которого и я родом) и другие прежде высокоразвитые сектора промышленности, а также прикладная и фундаментальная наука – разве не были важнейшими элементами нашей цивилизации, безжалостно разрушавшейся последние четверть века и теперь целенаправленно добиваемой?

…К сожалению, большая политика у нас все еще делается исключительно в столицах. А столичные жители, в силу определенной феодальной специфики организации нашей экономики, страдают от безработицы несопоставимо меньше, нежели жители регионов страны, особенно малых городов. Представить же себе как реальность человек способен лишь то, с чем он уже сталкивался. Соответственно, представление о повышении или снижении цен на те или иные товары вполне доступно воображению столичного жителя. Представление же о том, что при чрезвычайно привлекательных ценах в магазинах, тем не менее, он может оказаться вообще без каких-либо средств на покупку товаров по столь приятным ценам, в столичных головах, зачастую, все еще не вполне укладывается. Частично, даже и обоснованно – если их миссия не производить, но продвигать и перераспределять, то какая разница, продукцию чьего производства (отечественного или зарубежного) продвигать и перераспределять?

Но для остальной страны альтернатива, все-таки, иная.

Конечно, если даже в ВТО не вступать, но и более ничего не делать, в политике ничего не менять, то дальнейшая деградация все равно неминуема. Но ВТО – применительно к нынешней России и на нынешних условиях — это окончательное закрепление уже необратимости деградации России как прежде суверенного государства.

В выше описанных условиях предлагаемого нам соревнования по бегу, на котором у нас ноги будут связаны «достижениями» наших переговорщиков, а на шею плюс к тому еще и наброшена удавка внутренних варварских условий, которые власть никоим образом менять не собирается – к тому у нее просто нет никаких мотивов, для всей нашей страны вопрос о присоединении к ВТО — это не вопрос выбора между товарами в супермаркетах подороже или подешевле.

Для всей страны вопрос о ВТО — это выбор между правом жить и самореализовываться в своей стране или же, напротив, отсутствием такого права и даже шанса.

Юрий Болдырев

Источник
Источник

 

Метки: , , ,

Г.А. Зюганов: Вступление России в ВТО — угроза национальному суверенитету и безопасности страны


Лидер КПРФ Геннадий Зюганов направил руководству страны свое официальное обращение, в котором заявил о недопустимости поспешного вступления России в ВТО.

«Вступление в ВТО создаст реальную угрозу национальному суверенитету и безопасности страны. Ее власти обязаны одуматься и не усугублять и без того критическое положение России», — говорится в заявлении Г.А. Зюганова.

Здесь отмечается, что «даже министр финансов А.Силуанов признал, что из-за вступления в ВТО российский бюджет не досчитается в 2013 году 310 млрд рублей, а накопленные потери до 2020 года составят не менее 26 трлн рублей — почти три годовых бюджета России».

Г.А. Зюганов подчеркивает в своем заявлении, что «наша страна вступает в ВТО, будучи абсолютно неготовой к этому, и делает это на невыгодных для нее условиях».

Г.А. Зюганов отмечает, что состояние основных отраслей экономики не позволит им конкурировать с западными партнерами. «А остатки национальной промышленности практически не выпускают продукцию, востребованную на мировом рынке», — добавляет он.

«Входя в эту организацию, Россия во многом отказывается от последних инструментов защиты своих стратегических отраслей, от валютного регулирования и контроля. Правительство уходит от поддержки отечественных производителей именно тогда, когда усиливается борьба за рынки сбыта, финансовые потоки и доступ к природным ресурсам», — считает Г.А. Зюганов.

Он отмечает, что в результате присоединения России к ВТО «средневзвешенная ставка импортных пошлин на товары будет снижена до 7,8% (с 10% в 2011 году), в том числе на сельскохозяйственную продукцию будет снижена с 13,2% до 10,8%, а на промышленные товары — с 9,5% до 7,3%». «Это приведет к ухудшению наполняемости бюджета, доходную часть которого сегодня до 37% формируют таможенные пошлины. Это приведет также к тому, что неизбежно обострятся проблемы выплаты пенсий, социальных пособий, усугубятся нищета и безработица», — предупреждает Г.А. Зюганов.

Он также отмечает, что это приведет фактически к полному коллапсу сельскохозяйственного производства. «Россия должна будет каждые пять лет на 5-10% сокращать и без того низкий уровень господдержки аграрного сектора, и это приведет к тому, что экологически чистые российские продукты будут вытеснены с прилавков генетически модифицированными западными аналогами», — отмечает Г.А. Зюганов.

Он также указывает на то, что это приведет к серьезным трудностям в авиапромышленности и в ряде других отраслей. «Большинство российских компаний, не говоря уже о предприятиях мелкого бизнеса, уже сейчас неконкурентоспособны даже на внутреннем рынке страны, и без сильной государственной поддержки им не выжить. Так что ВТО — это прямая угроза для малого и среднего бизнеса», — отмечает Г.А. Зюганов.

Лидер КПРФ, говоря о ВТО, подчеркивает, что «под видом организации, регулирующей торговлю, в ней действует мощный механизм по демонтажу государства, как такового, расчищающий почву для утверждения мировой корпоратократии — присоединение к ВТО будет означать для России превращение в территорию, управляемую извне».

«Ускоренное втягивание России в ВТО вновь обнажает классовую сущность российской власти, которая давно срослась с отечественными и зарубежными олигархическими структурами. Ради интересов нечестивого альянса олигархов и высших чиновников под удар поставлены практически вся российская промышленность и сельское хозяйство — нажива в очередной раз оказалась важнее общенациональных интересов», — делает заключение лидер российских коммунистов.

ИНТЕРФАКС

Источник

 

Метки: , , , ,

Вступление в ВТО — ускоренная грабиловка России


После 18 лет переговоров Запад согласился наконец дать зеленый свет на вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Момент выбран, несомненно, удачный. Это даст Западу спасительный рынок сбыта, дешевой рабочей силы и доступ к колоссальным природным ресурсам нашей страны в условиях нарастающего экономического кризиса.
Нас уверяют, что от членства в ВТО экономика страны станет конкурентоспособней, а благосостояние народа улучшится. Точно так же в 90-х годах под разговоры об общечеловеческих ценностях и обещания лучшей жизни произошло разрушение СССР и переход страны на рельсы дикого капитализма.
Между тем, по данным Всемирного банка, выгода от присоединения России к ВТО более чем скромная и составит 0,3% прибавки к ВВП, а в долгосрочной перспективе – 1,1% без учета потерь от открытия таможенных границ. Даже министр финансов А.Силуанов признал, что из-за вступления в ВТО российский бюджет недосчитается в 2013 году 310 млрд рублей. Накопленные потери до 2020 года составят не менее 26 трлн рублей. Почти три годовых бюджета России!
Наша страна вступает в ВТО будучи абсолютно неготовой к этому и на невыгодных условиях. Нас уверяют, что появляются возможности доступа отечественных товаров и услуг на мировые рынки. Однако не называют каких именно. Ибо состояние основных отраслей страны не позволяет им конкурировать с западными корпорациями, а остатки промышленности практически не выпускают продукции, востребованной на мировом рынке.
Входя в эту организацию, Россия во многом отказывается от последних инструментов защиты стратегических отраслей, от валютного регулирования и контроля. Правительство уходит от поддержки отечественных производителей именно тогда, когда усиливается борьба за рынки сбыта, финансовые потоки и доступ к природным ресурсам.
Нам говорят про беспрецедентные уступки для России при вступлении в ВТО. Но российские «переговорщики» умудрились согласиться даже с выравниванием внутренних и внешних цен на энергоносители и на отказ от поддержки авиакосмической отрасли – основы высокотехнологичных производств.
В результате присоединения к ВТО средневзвешенная ставка импортных пошлин на товары будет снижена до 7,8% (с 10% в 2011 году). В том числе на сельскохозяйственную продукцию – с 13,2% до 10,8%, а на промышленные товары – с 9,5% до 7,3%. Это приведет к ухудшению наполняемости бюджета, доходную часть которого сегодня до 37% формируют таможенные пошлины. Неизбежно обострится проблема выплаты пенсий, социальных пособий, усугубятся нищета и безработица.
Россия должна будет каждые пять лет на 5–10% сокращать и без того низкий уровень господдержки аграрного сектора. В отличие от США, где фермеры получают дотацию в размере 750 дол­ларов на гектар, российским сельхозпроизводителям достается не больше 35 долларов. В то время как Запад защищает свой продовольственный рынок высокими пошлинами, Россия их снижает. Например, пошлины на ввоз в ЕС сахара – 215%, а в России – 30%, охлажденного мяса крупного рогатого скота – 174%, а у нас – 15%, пшеницы – 173%, у нас – 5%. То есть экологически чистые российские продукты будут вытеснены с прилавков генетически модифицированными аналогами. И если наша страна уже сейчас закупает около 50% продуктов питания за рубежом, то скоро она может пол­ностью лишиться продовольственной безопасности.
Нашей промышленности придется вступить в неравную борьбу с мировыми корпорациями, которые обладают огромными ресурсами и пользуются господдержкой. Например, членство России в ВТО чревато потерей своего авиапрома. Ибо парк самолетов российских авиакомпаний уже более чем на 80% укомплектован иностранной авиатехникой. Мы будем лишь удостоены чести стать местом отверточной сборки, как это было в случае с Суперджетом, а также поставщиком сырья для иностранных аэрокосмических холдингов. Не лучшая судьба ожидает и отечественный автопром, судостроение, а также другие отрасли высокотехнологического производства. Пострадает легкая промышленность.
Нам заявляют, что Россия нуждается в ВТО для устранения потерь доходов от экспорта в размере 2,5 млрд долларов ежегодно. Между тем проигрывают от дискриминации нашего экспорта лишь российские магнаты черной и цветной металлургии, которые и лоббируют присоединение к ВТО. Но они уже научились выдерживать международную конкуренцию. Большинство же российских компаний, не говоря уже о предприятиях мелкого бизнеса, неконкурентоспособны даже на внутреннем рынке страны. Без сильной государственной поддержки им не выжить. То есть ВТО – угроза для малого и среднего бизнеса.
ВТО требует обеспечения равного доступа частного капитала к оказанию любых услуг и открытой конкуренции. Это значит, что маломощные российская финансовая система и банковский сектор окончательно перейдут под контроль международных банков и глобального спекулятивного капитала.
У России нет никаких экономических стимулов для вступления в ВТО. Основные экспортные статьи – сырье, топливно-энергетические товары и оружие – не являются предметом регулирования ВТО. Поэтому единственное, чем обернется для страны присоединение к ВТО, – это окончательное закрепление за ней статуса сырьевого придатка Запада и рынка сбыта глобальных корпораций.
ВТО энергично подталкивает Россию, и без того пострадавшую от криминальной приватизации, к дальнейшей распродаже государственного имущества. 7 июня правительство утвердило ускоренный план приватизации крупнейших энергетических компаний, горнорудной отрасли, инфраструктурного бизнеса и госбанков. В плане власти полностью выйти из компаний «Роснефть», «Русгидро», «Интер РАО ЕЭС», «Аэрофлот», Россельхозбанка, алмазной компании «АЛРОСА». Должны быть также частично приватизированы РЖД, «Совкомфлот», Сбербанк, ВТБ, Объединенная зерновая компания, Росагролизинг. Предполагается сократить к 2016 году госдолю в «танковом» Уралвагонзаводе, в Объединенных судостроительной и авиастроительной корпорациях.
Зам премьер-министра Шувалов заявляет, что в ходе приватизации российские власти не допустят дискриминации иностранцев. Иными словами, власти не станут мешать передаче наших стратегических объектов под зарубежный контроль.
ВТО лишь формально предоставляет государствам равные условия развития. На самом деле либерализация внешней торговли работает в интересах развитых экономик, прежде всего – США и Западной Европы. ВТО обеспечивает господство их монополий и подчиняет развитие национальных экономик их интересам.
ВТО – это инструмент в руках транснациональных корпораций и банков, которые, создавая систему наднационального права, закрепляют свое доминирующее положение. Их интересы ставятся выше интересов того или иного народа. ВТО грубо нарушает прин­цип национально-государственного суверенитета.
Нам навязывают идею о том, что для выхода из мирового кризиса необходимо ввести единое «глобальное управление», «наднациональный контроль», создать «инстанции всемирного надзора». Активность мировых менеджеров показывает, что идет переход к завершающей стадии стратегии «глобального управления» через создания системы частной власти транснациональных элит.
Международные организации все более превращаются в наднациональные органы управления, деятельность которых не согласуется с принципами и нормами международного права. Одновременно государственные функции и сферы деятельности последовательно переходят в руки частных структур посредством аутсорсинга. В США в руки корпораций уже переходят военное дело, тюрьмы, разведка, контроль над информацией. Но если там господствует «свой» частный капитал, то в России приватизация функций государственного управления создает условия для передачи их в руки иностранного капитала.
Таким образом, создается общемировая система тотального финансового, правового, политического, военного и электронного контроля со стороны частных корпораций, которая будет опираться на собственный карательный аппарат (типа Гаагского трибунала). Возникнут параллельные структуры власти, подчиняющиеся внешним центрам на основе принципа главенства международного права над национальным. Оболочка остается государственно-национальной, а реальная власть становится транснациональной.
Одним из механизмов построения такого «глобального правового государства» и является ВТО, которая только по названию остается торговой, а в реальности уже давно присвоила себе диктаторские полномочия в сфере управления социально-экономической политикой входящих в нее стран.
Таким образом, под видом организации, регулирующей торговлю, действует мощный механизм по демонтажу государства как такового, расчищающий почву для утверждения мировой корпоратократии. Присоединение к ВТО будет означать для России превращение в территорию, управляемую извне.
Ускоренное втягивание России в ВТО вновь обнажает классовую сущность российской власти, которая давно срослась с отечественными и зарубежными олигархическими структурами. Ради интересов нечестивого альянса олигархов и высших чиновников под удар поставлены практически вся российская промышленность и сельское хозяйство. Нажива в очередной раз оказалась важнее общенациональных интересов.
КПРФ призывает не допустить ратификации договора о присоединении России к ВТО. Содержание обязательств России перед ВТО народу практически неизвестно. Между тем вступление в ВТО создаст реальную угрозу национальному суверенитету и безопасности страны. Власти обязаны одуматься и не усугублять и без того критическое положение России.

Г.А. ЗЮГАНОВ, Председатель ЦК КПРФ

Источник

 

Метки: , ,

Разговоры о поддержке отечественного производителя в условиях ВТО просто смехотворны


Как сообщают СМИ, Дмитрий Медведев провел встречу с представителями экспертного сообщества, на которой обсуждалось, какие меры требуется принять, чтобы после вступления России в ВТО российский производитель не оказался в более сложном положении в сравнении с иностранными конкурентами. Один из экспертов сказал, что не ждет больших проблем от присоединения нашей страны к ВТО, и при этом назвал некоторые отрасли, которым будет тяжелее всего. Это автопром, а также сельхозмашиностроение, которые получали преференции от государства. Кроме того, говорилось, что подготовлено несколько сот мер, призванных помочь отечественным предприятиям.

Разговоры о поддержке отечественного производителя в условиях ВТО просто смехотворны

Что сказать по этому поводу? Думаю, наш премьер-министр начал что-то подозревать, т. е. собирает совещания экспертов, выясняет, а что у нас будет с этим самым ВТО и что это вообще такое… Это – очень своевременное решение. Наконец обсуждение проблематики ВТО началось на высшем уровне, хотя в рамках экспертных круглых столов это происходило 12 лет назад, и я участвовал в таких дискуссиях. Эта организация на уровне концепции существует для того, чтобы не давать возможности государствам поддерживать своего производителя в конкурентной борьбе, не давать возможности государственным органам влиять на процесс стихийного перемещения товаров, капиталов и отчасти рабочей силы в целях наиболее эффективного использования ресурсов. Проще говоря, это делается для того, чтобы страны с более высокими издержками производства не могли воспрепятствовать перемещению этого производства в регионы с меньшим уровнем издержек. Именно для этого существует организация ВТО, поэтому меры прямого финансирования, таможенной защиты и т. п. способы поддержки противоречат концепции ВТО. Вот о чем идет речь.

Поэтому разговоры о поддержке отечественного производителя в условиях ВТО – это совершенно смехотворная вещь, потому что даже до вступления в ВТО было достаточно сложно осуществлять такую поддержку. А уж после вступления возможности этого упадут на порядок, т. е. в 10 раз, а может быть, и больше. Правда, некоторые нормы, соответствующие правилам ВТО, были у нас приняты давно, и поэтому мы не почувствуем резкого удара. Например, вспомните начало 90-х. Тогда уровень обложения импорта автотехники в нашу страну был низок, потом он повысился, но в среднем за 20 лет он как раз соответствовал требованиям ВТО.

Создатели ВТО прекрасно понимают, зачем существует таможенная защита

Я напомню, что идеология ВТО предусматривает средний уровень таможенного обложения, равный примерно 4%, т. е. чтобы таможенная служба окупалась, но при этом практически не несла защитных функций. Теоретики и создатели ВТО прекрасно понимают, зачем существует таможенная защита. Она нужна для того, чтобы более слабые экономики могли выживать и развиваться, поэтому в некоторых случаях делается исключение и разрешается таможенная защита на уровне 10%, но к России это не относится. Я хочу отметить, что страны, которые добились действительно крупных успехов в экономике, в основном действовали в условиях таможенной закрытости с высоким уровнем обложения импортных товаров. Еще задолго до появления ВТО такой страной были США, а в наше время так действовали Китай и Южная Корея.

Правда, не стоит забывать, что существуют защитные меры, связанные с валютно-финансовым сектором. Это искусственное поддержание низкого курса своей валюты, девальвация и игра на инфляционных процессах. В этом случае уровень издержек (в том, что касается цены рабочей силы) становится ниже в переводе на иностранную валюту. У нас, если поступить таким способом, будут снижаться издержки при добыче сырья. Для иностранного потребителя оно станет дешевле, но цена нашей рабочей силы все равно не упадет до такого уровня, как в ряде других стран.

Андрей Паршев, km.ru

Источник

 

Метки: , , , , , ,