RSS

Архив метки: годовщина

Ош отмечает седьмую годовщину межэтнической резни

Ош отмечает седьмую годовщину межэтнической резни

Вместе с Южным Кыргызстаном седьмую годовщину кровавых событий июня 2010 года отмечал Генсек ООН Антониу Гутерриш, сказавший о восстановлении межэтнического согласия в стране.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , , ,

Всем кто был и остается пионером!

Всем кто был и остается пионером!

Сегодня очередная годовщина создание всесоюзной пионерской детско-юношеской организации имени В. И. Ленина!
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , ,

По следам годовщины терактов в Волгограде

По следам годовщины терактов в Волгограде

Волгоград теракт ФСБ спецслужбы кровавое шапито

Анализируя обстоятельства первого (октябрьского) волгоградского теракта, я позволил себе заметить ,что

Обстоятельства жизни и смерти Дмитрия Соколова столь чудовищны, что их обсуждение либо должно стать центральным событием в политической жизни страны, либо такой страны уже не существует.

Трагические события 29 и 30 декабря подтверждают этот тезис.

Дмитрий Соколов, «гражданский муж шахидки Асияловой», находился в центре октябрьской легенды волглградских силовиков . Каждый день наши славные органы духоподъемно сообщали нам, что кольцо преследования вокруг неуловимого главного подрывника махачкалинской диверсионно-террористической группировки неумолимо сжимается и вот-вот он будет схвачен.

Только зачем это кольцо такими героическими усилиями пришлось им сжимать , если они сами же его и разжали? Он был уже в их чистых руках. Они сами об этом рассказали, выложив в интернет его фотографии в фас и профиль при задержании, детали его перемещений, записи разговоров боевиков.

Человек, задержанный органами как подозреваемый исламистский боевик, может оказаться живым и невредимым на свободе только в одном качестве — в роли завербованного агента спецслужб.

Как с десяток бесланских боевиков, включая одного из их главарей Ходова, выпущенных из тюрем и изоляторов незадолго до теракта. Как благополучно оставшийся в живых террорист Норд-Оста, успевший затем дать интервью Анне Политковской, и только после этого ликвидированный.

Поэтому и неудивительно появление уже через несколько минут после теракта массы сведений не только о Соколове, но и о его «гражданской жене», начиная с чудом уцелевшего новенького паспорта с фотографией в хиджабе и до огромного массива видеонаблюдений разгуливавшей по городу шахидки . И совсем уже не укладывается в официальную легенду знаменитое видео момента взрыва автбуса.

Как старательно пытался убедить ведущую программы «Неделя» М. Максимовскую заслуженный волгоградский чекист Сергей Воронцов, «Соколов был задержан, его контролировали, но не могли же мы уследить за каждым его шагом».

После теракта Дмитрий Соколов «скрывался в Дагестане», и был «арестован» (в который раз!) в Махачкале. Затем он как мешок было подброшен вместе с четырьмя неизвестными в какой-то дом на окраине города, в котором им всем согласно разработанному сценарию суждено было умереть в прямом эфире федеральных телеканалов «в процессе задержания».

Чекистские пиарщики на этом не остановились и обогатили свой традиционный репертуар двумя уже запредельно сатанинскими новеллами. Во время расстрела Соколова, тот в промежутках между выстрелами, умудрился дать подробные показания, взяв на себя ответственность за организацию и проведение теракта. Убийцы, которые сами привезли человека на место казни, заставили кроме того его несчастную мать разговаривать с ним по телефону, умоляя его сдаться, чтобы «сохранить жизнь».

Прокремлевская «КП» в своем триумфалистском репортаже от 20.11.13 «В Махачкале уничтожен организатор теракта в Волгограде» , уже не замечая степени его саморазоблачительности, меланхолически поведала: «Дмитрий Соколов уже давно находился в разработке у спецслужб. Готовился теракт в Волгограде ещё с сентября» .

И вот этим совершенно обнаглевшим в своей лжи, непрофессионализме, беззаконии волгоградским силовикам, ещё с сентября, оказывается, готовившим теракт имени Дмитрия Соколова, общество, начальство, их верховный главнокомандующий не задали за два с лишним месяца ни одного вопроса. Им по-прежнему доверялась безопасность города, жизнь его жителей. Трагедии 29 и 30 декабря были просто запрограммированы.

Андрей Пионтковский

https://red-penza.org/2016/12/04/%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d1%80%d0%b5%d0%b9-%d0%bf%d0%b8%d0%be%d0%bd%d1%82%d0%ba%d0%be%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b0%d0%ba%d1%82%d1%8b-%d0%b2-%d0%b2%d0%be%d0%bb%d0%b3%d0%be%d0%b3/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , , ,

Проигранная битва за свободу. К очередной годовщине восстания левых эсеров


О восстании левых эсеров 6 — 7 июля 1918 года написано и сказано много. В Советском Союзе это событие получило отражение не только в научной литературе, но и в популярной исторической культуре. Так, в 1968 году, к 50-годовщине противостояние между двумя крупнейшими представленными в Советах фракциями был снят фильм “Шестое июля”. Восстание левых эсеров представлялось крайне тенденциозно. Физическая победа летом 1918 года нуждалась в постоянном подтверждении победами пропагандистскими. Действия наиболее радикальной фракции российского народничества изображались “авантюрой”, якобы поставившей революцию на грань выживания. Конечное установление однопартийной диктатуры после подавления восстания преподносилось же как жизненная необходимость и историческая закономерность.

Под левоэсеровским восстание обычно подразумевают убийство немецкого посла Мирбаха 6 июля, во время 5-го съезда Советов, и бои на московских улицах 6 — 7 июля, завершившиеся победой пробольшевистских латышских частей над левоэсеровскими отрядами. На самом деле, летом 1918 года волна вооруженных столкновений между двумя наиболее влиятельными в Советах фракциями прокатилась по многим регионам бывшей Российской империи. Революция 1917 года охватила всю страну, а поэтому и большевистская контрреволюция не ограничилась новой столицей, а приняла широкий географический масштаб. О противостоянии большевиков и левых эсеров в регионах и пойдет речь в данной заметке.

После распада Советского Союза начался новый этап в изучении немарксистких и антибольшевистских социалистических движений. Появились возможности для гораздо более глубокого рассмотрения истории левых социалистов-революционеров и их противостояния с партией большевиков. Историческая наука приблизилась к  установлению объективной истины, в то же время современные радикальные критики существующих порядков получили возможность узнать намного больше о социально-революционном движении начала прошлого столетия. Замечательным трудом по истории левых эсеров является работа историка Ярослава Леонтьева ”«Скифы» русской революции: Партия левых эсеров и ее литературные попутчики”. Автор описывает разные периоды в развитии самой радикальной фракции российского народничества. В то же время, в центре внимания находится связь между левыми эсерами и некоторыми ключевыми фигурами в русской литературе, такими как Сергей Есенин, Александр Блок, Иванов-Разумник. В своей работе рассматривает Леонтьев и вооруженную конфронтацию, имевшую место летом 1918 года.

К 5-му съезду Советов, назначенному на июль 1918 года, противоречия между двумя наиболее значительными на тот момент фракциями носили критический характер. Большинство левых эсеров были противниками заключения Брестского мира с Германией и ее союзниками. Позиция ПЛСР была в частности сформулирована в программной статье видного левого эсера Исаака Штейнберга “Почему мы против Брестского мира”. Он писал, что заключение мирного соглашения приведет к серьезному удару для революционного движения в Украине, Белоруссии и других регионов, отходящих Германии, Австро-Венгрии и Турции, воспрепятствует глобализации революционного процесса. К тому же сам факт переговоров с империалистическими державами шел вразрез с духом социалистической революции, которая началась в России, ставил подлинность продолжения этой революции под сомнение. По мнению Леонтьева, подобная позиция разделялась не только большинством левых эсеров, но и имела поддержку среди рядовых большевиков, а также поддерживалась большинством локальных Советов. Согласно советской исторической мифологии, Ленин сделал гениальный прагматичный шаг, заключив мир с кайзером. Но по мнению ряда современных исследователей, немецким и австрийским империалистам так и не удалось установить стабильный оккупационный порядок в Украине и последовательно выкачивать продовольствие и сырье: в украинских повстанческих отрядах сражались десятки тысяч бойцов, немецкие, австрийские войска и гетманские коллаборационисты несли огромные потери. Таким образом, политика лидера большевиков по факту помогала империалистам сдерживать народные восстания, препятствуя тем самым продолжению революции. В то же время, весной-летом 1918 года лучшие боевые кадры партии левых эсеров были направлены на организацию партизанского движения в Украине, на Юге России и других окраинах бывшей империи, где в то время шли наиболее ожесточенные схватки с оккупантам и белогвардейцами. Возможно, отсутствие этих бойцов в центральных областях страны в июле решило исход вооруженного противостояния с большевиками.

Еще более жесткую критику со стороны левых эсеров, чем Брестский мир, вызывали аграрная политика большевиков и бюрократизация страны. Радикальные народники были противниками национализации земли, ситуации, когда государство распоряжается как аграрным фондом, так и результатами крестьянского труда, отбирает по своему произволу у крестьян их продукцию. Национализации левыми эсерами противопоставлялась социализация — передача земли крестьянам и организации хозяйства через локальные Советы. Что же касается бюрократизации, то левый эсер Исаак Штейнберг следующим образом характеризовал весной 1918 года порядки, устанавливающиеся большевиками в Советской России: “ Создаётся впечатление, что за деньги всё можно сделать, что никогда партийные синекуры и кумовство не были так сильны, как теперь, что создаётся особая советская, я бы сказал, преторианская бюрократия. Советское дело делается не народными массами, а специально поставленными людьми, которые превращаются в «профессионалов власти». Мы имеем демократическую бюрократию, но с худшими задатками, чем старая бюрократия, которая боялась, по крайней мере, Бога и начальства, а эти считают себя и Богом, и царём, и начальством”. Естественно, о продолжении социальной революции при таком положении дел едва ли можно было говорить.

Леонтьев отмечает в своей работе, что к лету 1918 года, то есть к созыву 5-го съезда Советов, популярность левых эсеров стремительно росла. В то же время, большевики теряли места в Советах на местах, что не удивительно в свете выше приведенной характеристики новых порядков Исаака Штейнберга. Левые эсеры наращивали влияние в партизанском движении на окраинах бывшей империи, охваченных войной, и в целом в руководстве вооруженных частей республики.

Противоречия с большевиками достигли крайне глубокого характера, и 5-й Всероссийский съезд советов лидеры радикальной народнической фракции решили использовать для того, чтобы вырвать революцию из поглощающего ее болота. Прошедший в конце июня третий съезд ПЛСР высказался за упразднение правительства и передачу всех полномочий Советам. Глобализации революционного процесса должно было поспособствовать уничтожение германского посла Мирбаха. Одновременно в Украине боевая левоэсеровская группа готовила покушение на командующего немецкими войсками Эйхгорна, планировались убийства руководящих фигур обоих империалистических блоков, ливших кровь рабочих и крестьян на полях сражений Первой мировой войны. Драматические события, развернувшиеся в Москве, хорошо известны и много раз пересказывались. 4 июля 1918 года открылся 5-й Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих делегатов. 6 июля левые эсеры Яков Блюмкин и Николай Андреев убили в германском посольстве Мирбаха. Мария Спиридонова сделала на заседании Съезда в Большом театре заявление об уничтожении высокопоставленного представителя германского империализма. Тогда большевиками была арестована левоэсеровская фракция. Левые эсеры в свою очередь арестовали Дзерджинского и нескольких комиссаров-большевиков. В то же время, социалистами-революционерами не предпринималось никаких решительных наступательных действий, несмотря на то, что вечером 6 июля их силы позволяли удерживать инициативу. Ярослав Леонтьев делает на основании этого вывод, что левые эсеры не ставили перед собой цели уничтожения большевиков, а лишь хотели своим выступлением повлиять на политический курс. Большевикам же революционная честность присуща не была. Правительственные части, в первую очередь латышские стрелки, перегруппировались и окружили левоэсеровские отряды. 7 июля противостояние на улицах Москвы закончилось поражением радикальных народников. Вячеслав Александрович, один из лидеров восстания, и еще 12 арестованных левых эсеров, были расстреляны. В новой столице государства однопартийная диктатура вождистской партии стала фактом.

Но высшим достижением Революции 1917 года стало создание Советов. Летом 1918 года советы на местах имели реальную, а не формальную власть, и поэтому чтобы окончательной сделать ПЛСР маргинальной политической группой, большевикам требовалось одерживать победы на местном уровне, в отдельных областях и регионах. Левые эсеры были массовым и популярным политическим движением, рабочие и крестьяне имели волю к самоорганизации и сопротивлению. К тому же часто левые социалисты-революционеры, а также блокирующиеся с ними ним максималисты и анархисты просто напросто имели большинство в местных Советах. И поэтому летом-осенью 1918 года в регионах продолжались восстания и бои между радикальными народниками и новыми правителями.

В своей книге Ярослав Леонтьев описывает несколько случаев открытого вооруженного противостояния летом-осенью 1918 года. Победу, одержанную в Москве, большевикам требовалось закрепить в первую очередь в старой столице, в Петрограде. Поэтому уже вечером 8 июля латышский полк и другие верные большевикам части, подкрепленные броневиками, окружили левоэсеровские боевые дружины, расквартированные в здании Пажеского корпуса. В ходе последовавшего столкновения 20 человек были убиты и получили ранения. Большевистская контрреволюцию восторжествовала и в бывшей столице. По-другому дело обстояло в пограничных Новгородской и Псковской губерниях. Так, Леонтьев пишет, то в Псковской губернии крестьяне-партизаны Новской волости Великолуцкого уезда отказались подчиняться большевистскому руководству и заявили о готовности вести боевые действия с новыми властями в случаи попытки силового разоружения. Повстанцы избрали собственный военный комитет, во главе которого встали левые эсеры. Похожим образом развивались события и в Новгородской губернии. Там левоэсеровские партизанские отряды также смогли избегнуть разоружения, угрожая большевикам открытым конфликтом.

До кровавого противостояния летом 1918 года дело дошло в Курской и Воронежской губерниях. На стороне левых эсеров выступили части 1-1 Курской пехотной дивизии. Бойцы заявили, что намерены выступить на помощь украинским партизанам. Противостояние с посланными на подавление восстания большевистскими частями продолжалось две недели. Арестованный командир артиллерийской батареи дивизии, левый эсер Подвойский был расстрелян палачами новых кремлевских правителей. В пограничном городе Орша Смоленской губернии также вспыхнуло левоэсеровское восстание в июле 1918 года. Непосредственным поводом послужила отправка большевиками продовольствия австрийским империалистам. Лишь после ожесточенного боя лояльным Кремлю войскам удалось установить контроль над Оршей. После подавления восстания в городе начались репрессии. Кровавые столкновения произошли также в ряде других регионов.

Благодаря массовости и влиянию, левым эсерам летом — осенью удалось сохранить свой полулегальный статус. Согласно Леонтьеву, в некоторых регионах, где у левых эсеров было большинство в местных Советах, большевики предпочли “не замечать” прокатившегося по стране вооруженного противостояния и продолжать формально мирное сосуществование. Отдельного разбора заслуживает ситуация в районах, охваченных войной с белыми. Так, на Дальнем Востоке и в Средней Азии, отрезанных фронтами от остальной страны, взаимодействие между левыми эсерами и большевиками продолжилось. Более того, именно левые эсеры часто занимали ключевые должности в руководстве вооруженных отрядов. Группой советских войск на Северном Кавказе командовал левый эсер Василий Киквидзе. Впрочем, доверие к большевикам не привело ни к чему хорошему: в январе 1919 Киквидзе был убит пущенной неизвестно кем пулей при крайне сомнительных обстоятельствах. Позже он был героизирован советской исторической мифологии, что вполне обычно для диктаторских коммунистических режимов: проще иметь мертвого и безвредного героя, чем живого революционера. Летом 1918 года советским Восточным фронтом командовал близкий к левым эсерам Михаил Муравьев. 11 июля им была предпринята неудачная попытка поднять вооруженное восстание. Части советского Восточного фронта должны были, по его замыслу, направиться на помощь украинским партизанам. Леонтьев отмечает в своей книге, что советские историки, писавшие о “контрреволюционном” и “предательском” характере выступления командующего Восточным фронтом, сознательно упускали одну важную деталь: Муравьев был готов заключить перемирие с противостоящим советским войскам Чехословацким корпусом лишь в обмен на арест и выдачу руководства антисоветским движением, Комуча. То есть речь идет о нейтрализации противника, а не об открытии фронта для наступления врагов. Восстание кончилось, едва начавшись. Муравьев был убит большевиками. Впрочем, состоявшийся в начале августа 1-й Совет левых эсеров осудил выступление бывшего командующего Восточным фронтом.

В начале 1919 года огромное влияние левые эсеры имели в освобожденной под ударами партизанских отрядов Украине. Так, в Харьков повстанцы вошли в январе 1919 года под командованием Юрия Саблина, руководившего левоэсеровскими отрядами 6 — 7 июля в Москве и проведшего несколько месяцев большевистской тюрьме. Радикальные народники были представлены во всех украинских Советах, во многих на их стороне было большинство.

В центральной России левые эсеры гибли вместе с революцией. Уже в октябре 1918 года в Петрограде были расстреляны матросы-участники проходившей под левоэсеровскими лозунгами демонстрации. Передача промышленности под контроль бюрократии, а также вызванный аграрной политикой большевиков голод привели к росту забастовочного движения в феврале1919 года. Активное участие левых эсеров в рабочей борьбе привело к серии осуществленных ВЧК облав и зачисток в крупных городах центральной России. Согласно Ярославу Леонтьеву, к лету 1919 года в тюрьмы были брошены более 400 наиболее активных радикальных народников. ПЛСР оказалась в подполье.

Открытая борьба продолжалась в Украине. Дмитрий Попов, один из руководителей левоэсеровского восстания в Москве, заочно приговоренный большевиками к смертной казни, сражался в начале 1919 года в партизанском отряде Юрия Саблина, а позже присоединился к повстанческой армии Нестора Махно. В рядах махновцев оказался и участник уничтожения Мирбаха, Николай Андреев. В 1919 году левые эсеры занимали ряд ответственных постов в армии украинских анархистов. Еще несколько лет продолжалась в Украине героическое противостояние со старыми и новыми врагами трудового народа.

История, как известно, не имеет сослагательного наклонения. Однако невозможно не задаться вопросом, мог ли поменяться ход событий, если бы весной — летом 1918 года лучшие боевые силы левых эсеров не были бы брошены в огонь повстанческой борьбы в Украине, на Дону и других охваченных гражданской войной районах, а готовились к возможному открытому противостоянию с большевиками. Народная поддержка у эсеров была, героизма и мужества хватало. Но в то же время, определенная наивность не позволяла им предположить, что политическая партия, имевшая низкий уровень терпимости к инакомыслию в собственных рядах, посмеет установить диктатуру в масштабах всей страны, и не считаясь со средствами, станет укреплять собственный государственный аппарат. Как было сказано выше, левые эсеры осознавали угрозу революции со сторону государства, навязывавшего через свои бюрократические институты волю Советам. Радикальные народники не являлись пацифистами, террористические методы борьбы были им хорошо знакомы. Но революционным насилием они хотели лишь повлиять на политический курс, тогда как для спасения революции требовалось уничтожение новых правителей. Наверное, в этом урок Революции 1917 года, а также множества других наиболее ярких попыток социального освобождения в человеческой истории. Пока государственное угнетение не будет окончательно сметено, у революционеров не будет злейшего врага чем тот, что в тылу. Потому что даже самое слабое и ограниченное народным самоуправлением государство всегда имеет потенциал быстро превратиться в тоталитарную диктатуру.

Проигранная битва за свободу. К очередной годовщине восстания левых эсеров

 

Метки: , , , ,

10 лет назад была расстреляна Аня Политковская, заказчик не найден

10 лет назад была расстреляна Аня Политковская, заказчик не найден

Аня Политковская

Журналисты спрашивают: что чувствуем мы, сотрудники «Новой газеты», в этот день — 7 октября 2016 года? Спустя 10 лет после того, как на пороге собственного дома была расстреляна в упор хрупкая, отважная, красивая и сильная женщина, — Анна Политковская. Отвечаю — ярость.  Ярость по отношению к тем, кто посмел это задумать, к тем, кто посмел это сделать.

И ярость по отношению к тем, кто не делает ничего, чтобы найти заказчика убийства, одуревшего от своей безнаказанности. Сколько еще жертв на его совести, которых могло и не быть, если бы он сел на скамью подсудимых за совершенное по его приказу 7 октября 2006 года?

Мы чувствуем ярость, когда представители государства врут, говоря о том, что дело раскрыто.

Как уверял всех в своей книге официальный спикер Следственного комитета Владимир Маркин.

Как пытался оправдаться перед Европейским судом по правам человека заместитель министра юстиции Георгий Матюшкин.

Не может считаться раскрытым политическое убийство только потому, что осуждены исполнители. Не может — пока не наказан заказчик.

Именно поэтому дети Анны — Вера и Илья Политковские — подали иск к России в ЕСПЧ, обвиняя государство в неэффективности расследования. Жалобу приняли, коммуницировали, поставили вопросы перед ответчиком — правительством РФ.

Вот резюме ответа: «Российские власти полагают, что расследование по факту убийства Политковской А.С. соответствует положениям ст. 2 Конвенции, отвечает требованиям всесторонности, тщательности, безотлагательности и является эффективным, о чем свидетельствуют вступившие в законную силу обвинительные приговоры в отношении большого числа лиц, принимавших участие в организации, подготовке и непосредственном исполнении преступления».

В многостраничном и пространном документе не сказано ни слова о поисках заказчика, о приложенных к этому усилиях, да хотя бы о том, что у следствия есть версии на этот счет, а само следствие продолжается.

Так вот — об эффективности.

Навязанная версия

Основную версию преступления следствию навязало политическое руководство — страны и правоохранительных органов. Через несколько дней после убийства генеральный прокурор заявил, что уверен: заказчик — враг России из числа олигархов, скрывающихся за границей. Эту «свежую» мысль подхватили его замы. (А стоит напомнить: следствие тогда еще не было самостоятельной структурой.)

Так в деле появился Борис Березовский как главный подозреваемый. Так в деле появились тонны макулатуры, забитые показаниями провокаторов, проходимцев и каких-то мутных типов, которые ничего не знают, но краем уха что-то слышали или имеют основания предполагать.

Но их ведь следствию кто-то подсовывал…

Следствие потратило полгода на эту ересь, пока на горизонте не замаячили настоящие подозреваемые из числа исполнителей преступления. Но даже после их ареста кандидатуры иных заказчиков по существу не рассматривались.

Какой там «чеченский след» — только лондонский.

И пытавшийся уйти от ответственности главный организатор преступления, которого следствие долго выставляло в качестве главного свидетеля — офицер МВД Павлюченков, — твердил это, как мантру: Березовский. Может, потому и не хотели его сажать? Но, увы, ни одного подтверждения «олигархическому следу» так и не было найдено, что признал даже СК.

А время было упущено катастрофически.

Аппаратная гонка

На подозреваемых вышли летом 2007 года. К этому времени было уже известно — следствие уходит из прокуратуры, образуя СК. Аппаратная грызня за полномочия достигла высшей точки. Требовалось оглушительно хлопнуть дверью: раскрыть громкое убийство до «развода», доказав эффективность Генеральной прокуратуры.

И было принято решение об аресте подозреваемых. Не просто поспешном, а, на мой взгляд, преступно поспешном.

Арестовали 11 человек, из которых осуждены впоследствии были только трое. И не факт, что те, кого потом отпустили, были так уж и не причастны.

Просто никому не дали времени на оперативные мероприятия: слежку, прослушку телефонов, выяснение контактов подозреваемых.

Даже на выяснение родственных связей. Иначе бы не смог скрыться киллер — Рустам Махмудов (брат двух других теперь уже осужденных — Ибрагима и Джабраила). Да, будучи в федеральном розыске, он жил под другой фамилией. Но установить это было бы просто, как и то, что он пользуется покровительством сотрудников ФСБ и МВД (это потом позволило ему выправить паспорт на чужое имя, получить загранпаспорт и выехать из России вместе с семьей). Можно было бы. Но — не было времени, а был приказ — арестовать подозреваемых.

Как выгораживали своих

Это только к концу второго судебного процесса было признано официально: к убийству Анны Политковской причастны действующие сотрудники МВД и люди, бывшие на агентурной связи у ФСБ.

И выяснилось лишь благодаря упорству адвокатов потерпевших — Анны Ставицкой и Каринны Москаленко, а также благодаря настойчивости журналистов «Новой», проводивших собственное расследование.

Нами был найден свидетель. Главный свидетель, который и расставил все по своим местам. Но нам пришлось его прятать: не столько от пока еще не арестованных преступников, сколько от сотрудников спецслужб, которые были совсем не заинтересованы в его показаниях.

Выяснилось. Слежку за журналистом в рамках подготовки убийства вели профессиональные «топтуны» из спецподразделения ГУВД Москвы. Делали они это в рабочее время, на рабочем транспорте, за деньги и по просьбе своего начальника — того самого ценного для следствия свидетеля, который талдычил про Березовского, — подполковника Павлюченкова. Он и взял деньги за организацию убийства.

Так и выяснилось, что еще один организатор убийства — Лом-Али Гайтукаев, агент ФСБ и член «лозаннской» преступной группировки, «прослушки» телефонных разговоров которого были уничтожены сотрудниками ФСБ как «не представляющие оперативную ценность», но когда уже скрывать что-либо не было смысла, — чудесным образом «восстановились».

Так и выяснилось, что киллер — Рустам Махмудов — тоже привлекался сотрудниками ФСБ к спецоперациям, уже будучи в федеральном розыске за другое преступление.

Много чего выяснилось — но слишком поздно.

Аня Политковская память

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

До этого уже состоялся первый уголовный процесс, закончившийся оправдательным приговором. Потому что слишком мало было доказательств, а свидетелями перед присяжными выступали те же Павлюченков и Гайтукаев.

…Список претензий по поводу «эффективности» можно продолжить, например, припомнив чудовищное количество утечек информации, но все же стоит ограничиться самым главным.

Разваленное следствие

Как только закончился обвинительным вердиктом процесс над тремя братьями Махмудовыми, Гайтукаевым, Павлюченковым и Хаджикурбановым, некогда большая следственная группа была распущена.

Остался один следователь — Петрос Гарибян, которому предстояло в одиночку каким-то образом искать заказчика убийства Политковской, и это притом что он так же в одиночку продолжал расследовать дело об убийстве главного редактора российского «Форбс» Пола Хлебникова (эти преступления во многом пересекались — вплоть до фигурантов и, возможно, заказчика).

Потом Гарибян вышел на пенсию.

Дела об убийствах журналистов отдали, разделив следствие, другим сотрудникам, спустив с генеральского уровня на майорский.

Больше о следствии не слышно ничего.

Заказчик может спокойно вздохнуть и приказать убрать еще кого-нибудь, если, конечно, уже этого не сделал.

Так что — не смейте говорить о раскрытом убийстве хрупкой, отважной, красивой и сильной женщины — Анны Политковской

Новая газета

10 лет назад была расстреляна Аня Политковская, заказчик не найден

 

Метки: , , , ,

3 сентября: ГОДОВЩИНА СОЗДАНИЯ ЧЕТВЕРТОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА


Марсело Риос, Коммунистическая Лига Трудящихся (Аргентина)

В 1938 году, 78 лет назад, в пригороде Парижа в обстановке строгой секретности 22 делегата из 11 стран, представляющие 29 секций, основали Четвертый Интернационал. Многие секции не смогли присутствовать, как и сам Троцкий, находившийся в изгнании в Мексике. Четвертый Интернационал был создан после пятнадцати лет политических битв, которые вел Троцкий за реформирование СССР, вступившего в процесс бюрократизации, а также за восстановление III Интернационала, который был окончательно ликвидирован сталинской бюрократией к 1944 году. Кроме того, Троцкий вел борьбу с марксистскими революционными секторами, которые выступали против создания нового Интернационала, либо потому, что считали это преждевременным, либо потому, что не считали такое создание необходимым.

Однако после того, как был создан Четвертый Интернационал, началась Вторая мировая война, а в следующем году был убит Троцкий. После окончания войны, в 1945 году, в Четвертом Интернационале сформировалось сильное течение во главе с Мишелем Пабло, который был поражен мощью сталинизма, с которой тот вышел из Второй мировой войны, экспроприацией буржуазии в Восточной Европе и революциями в Югославии и Китае, и изменил программу и задачи Интернационала. Четвертый Интернационал никогда не оправился от этого удара, а результатом всех неудачных попыток его воссоздания или реконструкции стало формирование целого ряда организаций, групп, партий и течений, известных как троцкистское движение.

В результате Четвертый Интернационал больше не существует в качестве такой организации, какой она проектировалась при жизни Троцкого – крепкого международного марксистского революционного ядра. Без Троцкого в неблагоприятной ситуации после Второй мировой войны лидеры Четвертого Интернационала потерпели неудачу в своей попытке окончательно структурироваться в рабочем классе, или, по крайней мере, решить более скромную задачу — сохранить сильную марксистскую международную фракцию, принципиально противостоящую сталинскому наступлению или тем, кто капитулировал перед сталинизмом, а впоследствии и перед буржуазной про-империалистической демократией, народными фронтами и левыми буржуазными националистами, таким как Чавес, Моралес, Корреа.

Тем не менее, несмотря на это, Четвертый Интернационал (и фракции, возникшие в нем) сохранили по крайней мере нить преемственности с ленинизмом после контрреволюции 20-30-х годов и предреволюционной ситуации в мире после Второй мировой войны, когда сталинизм предал европейскую революцию, а также на протяжении того более чем полувекового исторического периода, когда происходили акции и революции под бюрократическим или мелкобуржуазным руководствами, опиравшимися на крестьянство и народные массы, но когда ни немецкий, ни американский, ни японский, ни китайский, ни российский пролетариат не дал значительных сражений.

Если бы Четвертый Интернационал не был создан в 1938 году и не продолжил свое существование, пусть даже в чрезвычайно ослабленном и эфемерном виде, непосредственно после Второй мировой войны в 1946-1953гг., революционный марксизм был бы сегодня в ситуации полной дегенерации. С ним произошло бы то же самое, что и со сталинизмом на его нынешнем этапе разложения, когда сталинизм всех своих формах противостоит марксизму: в сталинистских и нео-сталинистских, экс-про-московских, про-пекинских или про-гаванских, называющих себя «марксистами-ленинцами», но при этом реставрирующих капитализм на кастровской Кубе.

Единственными марксистами, которые в настоящее время представляют мировую революцию и выступают за строительство нового Интернационала, являемся мы — троцкисты. Троцкизм — единственное марксистское течение, которое борется за пролетарскую и социалистическую революцию. И не случайно (несмотря на импрессионистские ошибки или отступления мелкобуржуазных лидеров Четвертого Интернационала после Второй мировой войны), что идеи Троцкого вместе с идеями Ленина, задают сегодня новые перспективы будущему развитию марксизма в рабочем классе.

Но несмотря на то, что Четвертый Интернационал сегодня не существует, мы находимся в рамках его теоретического и программного наследия, мы остаемся в курсе того, что он говорил Троцкий в споре с немецким Ленинбундом в начале 30-х годов:

«Кто думает, что интернациональная левая (Оппозиция) сложится когда-нибудь из простой суммы национальных групп, и что поэтому интернациональное объединение можно отложить на неопределенное время, пока национальные группы «укрепятся», тот отводит интернациональному фактору второстепенное значение и тем самым становится на путь национального оппортунизма.»

«Каждая страна имеет бесспорно свои величайшие особенности, но эти особенности могут быть в нашу эпоху оценены и революционно использованы только с интернациональной точки зрения. Носительницей же интернациональной идеологии может быть только интернациональная организация».

«Можно ли в самом деле рассчитывать на то, что отдельные национальные группы оппозиции, разрозненные, предоставленные самим себе, способны одними собственными силами найти правильную дорогу? Нет, это верный путь к национальному перерождению, к сектантству, к гибели. Задачи, стоящие перед интернациональной оппозицией, представляют гигантские трудности. Только в неразрывной связи друг с другом, только вырабатывая общими силами ответы на все текущие вопросы, только создав свою международную платформу, только взаимно проверяя каждый свой шаг, т. е. только объединившись в интернациональное целое, национальные группы оппозиции могут выполнить свою историческую задачу». (Скобки и выделения наши).

В 1934 году Троцкий писал: «Где гарантия, что новый Интернационал не потерпит в свою очередь крушения? «Жалкий, филистерский вопрос! Заранее данных гарантий в революционной борьбе нет и быть не может. Рабочий класс поднимается вверх по ступеням, которые он сам рубит в горной породе. Нередко он срывается на несколько ступеней вниз, нередко динамит противника взрывает готовые ступени или сами они рушатся, потому что сделаны из рыхлого материала. После каждого падения надо вставать; после каждого спуска надо подниматься; каждую разрушенную ступень надо заменять двумя новыми…». Потому что в конечном счете без борьбы за Интернационал не будет пролетарской победоносной социалистической революции ни в одной стране и, следовательно, никакой возможности Мирового Социализма и Коммунизма.

Эта социалистическая революция неразрывно связана со строительством Интернационала и с необходимостью положить конец капитализму — царству необходимости, угнетения, эксплуатации, нищеты и ненависти, которой буржуазия сознательно отравляет весь мир.

За Коммунистический Рабочий и Революционный Интернационал в рамках теоретико-программного наследия Четвертого Интернационала!

(Перевод с испанского – редакция Движения к Социализму)

 

Метки: ,

Элла Кесаева: За каждым моим движением следили десятки стеклянных глаз


3 сентября 2016 года, мы пришли в 12 часов в школу, где произошел теракт. У выхода из дома с двух сторон стояли мужчины в гражданском. Человек 10. По опыту я уже могу вычислить сотрудника (полиции или фсб). В спортзале стояли такие же. Человек 70. За каждым моим движением следили десятки стеклянных глаз. Я села на лавочку с другими женщинами и стала снимать на видеокамеру спортзал вместе с этой публикой. Затем приподняла бумагу, которая была у меня в руке. Бумага была чистая, без единой надписи.Сразу же подскочили из этой группы молодчиков и выхватили мою бумагу, вырвав при этом и клок моего платья. Журналистка Елена Костюченко и Диана Хачатрян стояли рядом и снимали. И вдруг я увидела, что Лену поволокли из спортзала. Я побежала вслед. За мою камеру ухватились сразу несколько зомби. Вырывали в присутствии милиции. Подскочил полный низкий мужичок, вырвал таки камеру и побежал. Это был сотрудник полиции. Но в гражданском. Я его запомнила по задержанию 1 сентября в здании РОВД. Правда там он был в полицейской форме. Женщины и я побежали за ним с криком: «Отдай камеру». Он хоть и полный, но бежал быстро. Пересек ворота с окружением десятка два сотрудников полиции, где нас та тщательно обыскивали, и добежал до группы своих коллег из 4 человек. Кинул камеру в машину. Развернулся и, тяжело дыша, выпалил: «У меня нет вашей камеры». Рядом стоящие сотрудники полиции иронично заявили: «Пройдите в отдел и запишите заявление». Тем временем мужик сел в машину и уехал. Мы повернулись назад. Недалеко у забора школы сидели Елена и Диана. У обеих оказывается украли их телефоны. Тоже сотрудники. Лену ещё облили зеленкой. У них взяли заявления и мы прошли через весь двор школы, чтобы выйти с другой стороны двора и уехать на кладбище. За нами последовал шлейф из переодетых в гражданское сотрудников. Несколько десятков. Метров за пятьдесят к кладбищу поставили ворота с миноискателем. Зомби приехали раньше нас и опять устроили тщательную проверку каждого клочка бумаги в моей сумке. Журналистки Лена и Диана тоже были рядом. Когда пришли на место, мы разминулись, о чем очень сильно жалею. На Лену опять было совершено нападение. Об этом я узнала когда пришли домой из интернета. С Леной удалось связаться только один раз через данный нами ей телефон. Девочки находились в РОВД. Что с ними было дальше -мы не знаем. К нам домой мы приехали вместе с другими потерпевшими. Пока они сидели у нас,приезжали дважды машины с полицией. Интересовались моим телефоном и просили проехать в РОВД. Не поехала.

Элла Кесаева

 

Метки: , , , ,

Случилось сегодня: 11 июня 1992 года. Одобрена программа ваучерной приватизации


11 июня 1992 года была одобрена программа ваучерной приватизации. Началась одна из самых невероятных финансовых афер в истории России.
Смысл приватизации заключался в том, что государство хотело в кратчайшие сроки создать класс «эффективных собственников». И заодно пополнить бюджет. Во всяком случае, такие цели декларировались. На деле приватизация оказалась раздербаниванием всех советских активов в кругу крайне узкой группы лиц.

Формально ваучеры раздавались всем, однако от планов сделать ваучеры именными и тем самым хоть как-то закрепить часть пирога за отдельно взятым гражданином наверху отказались, поскольку это не вписывалось в планы создания класса «новых собственников». В результате приватизация обернулась самым настоящим фарсом, поскольку имелось огромное количество возможностей лишить трудящихся выданных им ваучеров, не прибегая к насилию. Например, т. н. «красные директора» (люди, получившие руководящие должности на предприятиях в советские времена) зачастую становились собственниками предприятий почти бесплатно. Делалось это очень просто: рабочим прекращали платить зарплату, а у входа на работу расставляли людей, которые скупали ваучеры пусть и не по рыночной цене, но предлагали за них хоть какие-то копейки. Через несколько недель большая часть ваучеров оказывалась в руках директора.
Существовали и другие варианты, например, чековые инвестиционные фонды. По всей стране раскинулась целая сеть подобных организаций. Их смысл заключался в следующем: под обещания радужных перспектив у населения собирались ваучеры в обмен на «честное пионерское» выплачивать дивиденды, после чего фонд растворялся или объявлял себя банкротом, а тем временем активы уходили в нужные руки. Поскольку государство никак не следило за их деятельностью и даже не наказывало в случае «кидалова», по всей вероятности, именно так и задумывалось изначально.
Для сравнения, поляки очень долго готовили свою программу приватизации и в итоге провели ее образцово, рост ВВП начался уже через 2,5 года (для сравнения, в России только в 2004 году удалось достичь дореформенных показателей), а государственный бюджет получил за счет приватизации в тысячи раз больше, чем в России, несмотря на гораздо более крупную экономику РФ, из-за чего полностью исчез сам смысл проведения приватизации (она нужна как раз для пополнения бюджета, в России же она превратилась в индейский потлач). При этом в Польше ваучерная приватизация началась уже несколько лет спустя, и только после того, как самые ликвидные предприятия распродали по акциям всем желающим, а ваучеры раздавали только на неликвид.
Апогеем приватизации стали легендарные залоговые аукционы, когда на фиктивных торгах самых «жирные» куски промышленности были за копейки проданы людям из «своего круга». От российских залоговых аукционов и приватизации вообще зашевелились волосы на голове даже у самых радикальных западных сторонников и идеологов «шоковой терапии». Люди потом достаточно долго оправдывались в СМИ, что то, что было сделано в России, не имеет никакого отношения к «шоковой терапии», а больше похоже на воплощенные в жизнь пропагандистские кошмары марксистов о капитализме. Архитекторы российской приватизации в свою очередь пожимают плечами: мол, что такого, у нас не было выбора, нельзя было пустить коммунистов к власти и т. д.

Чубайс обещал, что один ваучер будет равен по стоимости двум «Волгам»

СМИ в те времена несколько отличались от нынешних: на страницах газет читателям популярно разъясняли, что кто не вписался, тот сам виноват, приватизацию громко критиковали только издания формата газеты «Завтра». Считать чужие деньги тогда было признаком крайне дурного тона и современных разоблачителей типа Навального тогда заклеймили бы сталинистом и коммунистическим выродком. Такие были времена.

 

Метки: ,

К годовщине Октября


Андрей Заводской, РП-Калуга

Сегодня, в годовщину Великой Октябрьской Революции, на улицах десятков российских городов пройдут малочисленные «праздничные акции» т. н. левых организаций. В 99 случаях из 100 это будут акции «красных» консерваторов вроде КПРФ или РКРП, либо групп и «партий», не имеющих ничего общего с живой традицией большевиков и международного рабочего движения. Все эти организации годами прекрасно существуют вне поля классовой политики, растрачивая силы на бесплодные электоральные инициативы или ритуальные пикеты и митинги. Они игнорируют нужды и жизненные реалии российских трудящихся и нередко являются сторонниками внешней политики правящего класса и рассадниками реакционной идеологии. Они инициируют законопроекты против ЛГБТ, выходят на акции вместе с националистами и собирают пожертвования прокремлевским силам на Донбассе, но их уж точно не встретишь агитирующими на проходных российских предприятий.

Именно по ним сегодня принято судить о смысловом наполнении понятий «коммунист», «социализм», «власть трудящихся». Самим фактом своего существования эти «партии» зачастую наносят делу борьбы за социализм не меньший, а то и куда больший урон, чем 25 лет капиталистической реставрации под властью буржуазной олигархии. Сегодня они будут с пафосом говорить о революции, о капитализме, об Октябре — и любой российских рабочий, волей случая оказавшийся на подобном мероприятии, получит прекрасную «прививку» от коммунистической агитации и символики.

Однако, сам по себе Октябрь и революционная традиция рабочего движения остаются крайне актуальными в современных российских условиях. Более того, капитализм в периферийной стране усиливает эту актуальность с каждым годом, с каждым новым витком экономического кризиса. Повсеместное наступление на трудовые права, тотальная закредитованность населения, репрессивные законы, на практике запрещающие легальное отстаивание своих прав и интересов (фактический запрет забастовок, закон о митингах) – всё это звенья одной цепи, следствие того, что экономическая и политическая система, выстроенная в нашей стране за последние десятилетия, служит не нуждам трудящегося большинства, но орудием укрепления богатства и власти немногочисленных олигархов и их приближённых. Да, протестная активность населения на данный момент крайне низка, боевые профсоюзы немногочисленны, а «левый фланг» российской политики представляют, в основном, красно-коричневые фрики или малочисленные кружки «интеллектуалов». Но сама мысль о революционной традиции российского рабочего класса, о том, что 98 лет назад организованное большинство смогло направить колесо развития российского общества в сторону народовластия и справедливости – вызывает у элиты неподдельный ужас.

К. Мешков, «Вступление красной гвардии в Кремль»

Именно поэтому был придуман «праздник» 4-ого ноября; именно поэтому огромные финансовые ресурсы вливаются в неофашистские организации, наподобие казачьих формирований, «Антимайдана» или «Сорока Сороков»; именно поэтому любые попытки современных российских трудящихся организовываться, создавать независимые профсоюзы (не претендующие пока на роль фактора федеральной политики) и отстаивать свои локальные интересы – наталкиваются на беспрецедентный пресс со стороны бизнеса, государственной власти, силовых структур. Элита чувствует, что ресурс, накопленный за «тучные» годы высокой цены на энергоресурсы, тает, и экономическая стабильность, которая позволяла российскому режиму создавать иллюзию «социальной ответственности» власти сходит на нет. И элита ведёт свою упорную борьбу против «призрака коммунизма» как на идеологическом фронте — через СМИ и правых, – так и в практическом поле.

Но нет никаких сомнений в том, что пассивность российских трудящихся – явление временное, и сама логика развития капитализма будет подталкивать всё большее число россиян к коллективному отстаиванию своих прав и интересов. Так было в Междуреченске, так было в Пикалёво, так было во время «монетизации льгот», так происходит во время каждой забастовки или «итальянки». Но сможет ли зарево отельных протестов перерасти в ровное пламя полноценного социалистического движения – вопрос открытый. И пока красные ревизионисты с портретами Сталина (или левые «сектанты» с акционизмом) будут махать красными флагами на площадях, задачей революционных марксистов и рабочих активистов остаётся формирование базы для появления такого движения. Создание боевых рабочих организаций и социальных инициативных групп, распространение среди их участников социалистического мировоззрения является сегодня не актом ролевой игры «в большевиков», но лучшим продолжением революционной традиции Октября.

 

Метки: , , ,

Курск — подводная лодка в мутной воде (2005 д/ф)


 

Метки: , , , ,

Забыли? Напомним! РУССКИЕ СВОИХ БРОСАЮТ.


 

Метки: , ,

12 АВГУСТА 2000 ГОДА ПОГИБЛА АТОМНАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА «КУРСК»


 

Метки: , ,