RSS

Архив метки: данные

Независимый экономист Владислав Жуковский: Данные статистики экономического развития России оказались хуже самых пессимистичных ожиданий


Буквально на днях Росстат опубликовал новую порцию важной макроэкономической статистики и подвёл итоги деловой активности в промышленности России по итогам января-апреля 2012 г., которые оказались хуже даже пессимистичных ожиданий экономистов. Темпы роста промышленного производства в целом по всем отраслям народного хозяйства по итогам первых четырёх месяцев текущего года сжались до 3,3%, тогда как ещё по итогам всего 2011г. они превышали 4,7%, а в аналогичном периоде 2011г. не опускались ниже 5,5%.
Однако больше всего опасений вызывает тот факт, что в апреле 2012г. зафиксированы минимальные темпы роста выпуска промышленной продукции за последние 3,5 года – прирост едва превысил отметку в 1,3%, тогда как ещё в апреле предыдущего года рост производства превышал 4,5%. При этом не получается списать это замедление ни на эффект высокой базы (год назад темпы роста промышленного производства также были в 2 раза ниже показателя 2010г.), ни на сезонный и календарный факторы – сезонность аналогичная, а количество рабочих дней в обоих случаях составляло 21 день.
Другими словами, буквально за последние 2,5 года произошло 6-кратное падение темпов роста промышленного производства – если ещё в 2010г. прирост находился на докризисных отметках и превышал 8,2%, то уже в 2011г. он сжался до 4,7%, а по итогам апреля едва дотянул до 1,3%. И этот обвал производственной активности происходит на фоне 40% роста цен на энергоносители за аналогичный период времени, скачка профицита внешней торговли с 152 млрд. долл. в 2010г. до 198,2 млрд. долл. в 2011г. и разбухания валютных резервов до 524 млрд. долл.

Упадок в обрабатывающей промышленности

Совершенно удручающая ситуация складывается в обрабатывающей промышленности, темпы роста которой упали с 11,8% в 2010г. до 6,5% в 2011г. и менее 3,6% в апреле. Даже российские сырьевые монополии, захлебывающие от притока нефтедолларов от распродажи невосполнимых природных недр, испытывают сильный спад производственной активности – темпы роста упали с 3,6% в 2010г. до 1,9% в 2011 и менее 1,2% по итогам апреля. Не лучше обстоят дела в сегменте естественных монополий – объёмы выпуска электроэнергии, газа и воды, традиционно рассматриваемые в качестве опережающих макроэкономических индикаторов, сжались с 4,1% в 2010г. до 0,1% в 2011г. и едва заметных 1,9% в январе-апреле текущего года. При этом в апреле там и вовсе зафиксирован спад на 0,6%, что вызывает ещё больше опасений относительно ситуации в российской деиндустриализированной экономике.
Единственный оптимизм вызывает некоторое оживление в обрабатывающих производствах, темпы роста которых ускорились с минимальных за период с кризисного 2009г. 2,4% в марте до 3,6% по итогам апреля. Однако практически целиком и полностью этот рост сконцентрирован в отраслях, связанных с удовлетворением потребностей строительного сектора (рост на 15-20%) и добывающих производств (10-15%), а также «отвёрточном» автомобилестроении, тогда как целый ряд высокотехнологичных производств, связанных с развитием научно-технического потенциала и жизненно необходимой модернизацией экономики, находится в кризисном состоянии.
Так, объёмы выпуска электродвигателей упали 35,8%, производство кузнечно-прессовых машин сократилось на 13%, экскаваторов – на 5%, троллейбусов – на 38,9%, контрольно-кассовых машин – на 10,1%, а глубоководных разведывательных буровых установок на целых 52,8%.
И это не говоря о смехотворных масштабах выпуска продукции в целом ряде обрабатывающих отраслей промышленности, которые в лучшем случае соответствуют совокупным объёмам выпуска продукции в СССР в первой половине 1960-х годов, а также месячному производству средней по величине промышленной провинции Китая. За первые четыре месяца текущего года российскими предприятиями было выпущено менее 710 кузнечно-прессовых машин, 24 эскалатора, 1,4 тыс. травяных косилок, 547 экскаваторов, 25,4 тыс. электродвигателей переменного тока и целых 44 троллейбуса.

Лёгкая промышленность

При этом совершенно удручающая ситуация складывается в лёгкой и текстильной промышленности, которые практически целиком и полностью были уничтожены в период «реформаторского угара» и либерального погрома промышленности — до сих пор объёмы выпуска продукции текстильной промышленности в 5-10 раз ниже отметок 1990г., уровень загрузки мощностей редко превышает 40%, а 85% помещений, станков и оборудования находятся в откровенно аварийном состоянии.
И даже на этом фоне, с учётом крайне низкой базы статистических сопоставлений, в этой отрасли зафиксирован обвал производства. По итогам января-апреля текущего года объёмы выпуска трикотажных изделий сократились на 15,6% в годовом выражении, обуви — на 10%, кожтоваров – на 18,9%, костюмов – на 14%, плащей – на 29,8%, а производство ковров и вовсе обвалилось на 50,9%.

Провал модернизации

Да, безусловно, развитие текстильной и лёгкой промышленности не может и не должно рассматриваться в качестве базовых и несущих отраслей в рамках ускоряющегося научно-технического прогресса и существующего технологического уклада. Безусловным приоритетом для любого государства, стремящегося вырваться и ловушки неэквивалентного внешнеэкономического обмена и состояния колониального сырьевого придатка, должно быть форсированное финансирование развития научно-технического и человеческого потенциала, установление контроля над ключевыми производственными и управленческими технологиями, а также создание высокотехнологичных производств с высоким мультипликатором добавленной стоимости по контуру современного технологического уклада.
Однако нынешние власти, объявившие о необходимости модернизации экономики и отраслевой диверсификации промышленности дальше замены лампочек в подъездах и закупок продукции Apple на бюджетные средства так и не пошли – раскапывание картофельного поля в Сколково и создание на его территории внутреннего оффшора в лучших традициях 1990-х, на территории которого не действуют ни российские законы, ни налоговый режим, ни таможенное и миграционное законодательство, убедительно об этом свидетельствует.
Можно было бы не обращать внимания на упадок в лёгкой промышленности и аграрном секторе, если бы Россия имела хоть какие-нибудь конкурентоспособные обрабатывающие производства, способные в промышленном масштабе поставлять наукоёмкую продукцию и извлекать колоссальную инновационную ренту. Однако отечественная экономика всё плотней садится на «сырьевую иглу» — только за последние 11 лет удельный вес минерального сырья и продукции низких переделов в структуре экспорта подскочил с 78% до 92%, а практически вся валютная выручка, к которой целиком и полностью привязана эмиссия российского рубля, генерируется узким кругом сырьевых олигархов.
С такими масштабами производства наукоёмкой продукции можно смело забыть не то что о выходе на внешние рынки сбыта с товарами отечественного машиностроения, станкостроения, приборостроения, но даже не поднимать вопрос об элементарном удовлетворении внутренних потребностей российской экономики и удержании отечественных рынков сбыта. И вступление в ВТО, которое в 2 раза (с 11,6% до 5,3% ) снизит средневзвешенную импортную пошлину и по сути дела лишит правительство возможности оказывать адресную поддержку ключевым наукоёмким отраслям (авиастроение, космическая отрасль, приборостроение, инвестиционное машиностроение, оптическое производство и т.д.) и аграрному сектору, лишь углубит разрыв между добывающими и обрабатывающими производствами, усилит сырьевую зависимость экономики и превратит Россию в сырьевую колонию и рынок сбыта для продукции глобальных финансово-промышленных монополий.
Уже сегодня в России нерентабельно производить даже картофель и морковь – произвол чиновников, коррупционные поборы, беспредел этнической мафии, безудержно дорожающие ГСМ, неподъёмные ставки по кредитам и усиливающийся наплыв импорта привели к тому, что даже продукция отечественных аграриев не может попасть на полки магазинов и рынков, которые уже сегодня на 75-80% контролируются импортным и зачастую низкокачественным продовольствием. Уже давно не редкостью стала «пластиковая» колбаса, генномодифицированные продукты, пестицидные фрукты и опасные для здоровья овощи, которые выдавливают с рынка продукцию отечественных производителей.
Аналогичная ситуация складывается и с наукоёмкой продукцией, содержащей высокую инновационную ренту – ей просто не позволяют появиться перекупщики и спекулянты, задирающие ставки аренды, чиновники (удушающие любые благие намерения административными барьерами), правительство (удерживающее финансирование науки и образования на отметках в 3-4 раза ниже наших конкурентов, а также целенаправленно его разрушающие через «реформу» высшего и среднего образования), Банк России (искусственно поддерживающий хронический дефицит денежного предложения и, как следствие, неподъёмные для неспекулятивных секторов экономики ставки по кредитам).

Упадок наукоёмкого производства

В России сложилась типичная для сырьевых колоний «экономика трубы», в рамках которой подавляющая часть обрабатывающих производств, не связанных с паразитической распродажей минерального сырья, финансовыми спекуляциями и роспилом бюджетных «нефтедолларов», по сути дела находится в состоянии многолетнего инвестиционного кризиса и задыхается от произвола коррумпированных чиновников, сырьевых монополий, а также неподъёмных ставок по кредитам и наплыва дешёвого импорта.
И не стоит удивляться тому, что у нас до сих пор объёмы выпуская наукоёмкой продукции в 3-5 раз ниже отметок 20-летней давности, уровень загрузки мощностей не поднимается выше 35-40%, а износ основных фондов зашкаливает за 65-70%.
Трудно было бы ожидать что-то иное в условиях, когда на долю добывающих отраслей, естественных и транспортных монополий, оптово-розничной торговли, а также химических и металлургических производств приходится более 60% ВВП, 75% капитальных вложений и 85% совокупных прибылей, а отрасли экономики с высоким мультипликатором добавленной стоимости вымываются наплывом дешёвого китайского и субсидируемого европейского импорта.
Именно по этой причине Россия по сути дела утратила контроль над целым рядом стратегически значимых секторов экономики, а на прилавках в магазинах доля импортной продукции в регионах превышает 55%, а в городах-миллионниках зашкаливает за 75-80%. Уже сегодня можно смело поднимать вопрос о фактической утрате продовольственного, научно-технического, технологического и фармацевтического суверенитета – практически целиком эти отрасли принадлежат транснациональному капиталу, а доля продукции глобальных ТНК в пищевой промышленности зашкаливает за 55-80%, в пивной – 90%, в фармацевтической – 92%, а в электронике не опускается ниже 95%.

Ухудшение ситуации

Самое удивительное состоит в том, что столь масштабное охлаждение деловой активности началось ещё в первой половине 2011г. на фоне беспрецедентно высоких средних цен на нефть, превышавших 120 долларов за смесь Brent. Сейчас же ситуация усугубляется целым рядом крайне негативных тенденций – только за период с сентября 2011г., когда стало известно о возвращении Путина, из России утекло более 80 млрд. долл. (24% федерального бюджета), из которых более 15 млрд. долл. составил незаконный вывоз капитала.
Ещё порядка 12,8 млрд. долл. составил вывоз откровенно криминального капитала — прибылей коррумпированных чиновников, сырьевых олигархов, этнической мафии и организованной преступности. Вкупе с 15% падением цен на нефть за неполные 1,5 месяца колоссальное по своим масштабам бегство капитала уже успело спровоцировать 7% обесценение рубля и второй за последние полгода кризис ликвидности, который вызвал паралич банковской системы и усугубил инвестиционный кризис в обрабатывающих производствах.

Рост цен на нефть на 40% не вызвал оживление в экономике трубы

Если даже 40% рост цен на энергоносители за период с 2010 по начало 2012г. сопровождался стагнацией темпов роста экономики на 4,3%, 6-кратным падением темпов роста в обрабатывающих отраслях (с 11,8% в 2010г. до 2,4% в марте 2012г.) и падением реального уровня жизни населения на 7-15% на фоне скачка тарифов ЖКХ и платности государственных услуг, то несложно представить, к чему может привести снижение цен на нефть ниже 100 долларов за баррель и сохранения прежних масштабов оттока капитала.
Российская деиндустриализированная «экономика трубы» с разрушенной промышленностью, целиком и полностью зависящая от цен на нефть, рискует повторить судьбу 2008г. и обвалиться сильнее всех остальных стран G-8, G-20 и нефтеэкспортёров. В таком случае даже при стабилизации цен на отметке в 100 долларов за баррель мы рискуем получить спад в обрабатывающих производствах на 1,5-2%, нулевые темпы оста экономики даже с учётом заниженной в 2-2,5 раза оценки инфляции, обесценение рубля до 35-36 рублей за доллар и усиление упадка в наукоёмких производствах, которые даже сегодня финансируются по остаточному принципу.

Источник

 

Метки: , , , , , , , , ,

Независимый экономист Владислав Жуковский для KPRF.RU анализирует данные Росстата: Россия становится страной суицидов и вымирающего населения


2011г. и первые месяцы 2012г. стали принципиально важным периодом в жизни России, который подвёл черту под последними 11 годами паразитической распродажи невосполнимого минерального сырья и проедания «нефтедолларов» узким кругом приближенных к власти олигархов в рамках компрадорской модели «экономики трубы». Российская деиндустриализированная экономика, парализованная судорогой коррупции, произволом чиновников, монополизмом и нехваткой доступных кредитных ресурсов, откровенно валится в пропасть. Темпы роста обрабатывающих производств упали в 6 раз за 1,5 года (с 8,2% в 2010г. до 1,3% в апреле 2012г.), а по итогам марта-апреля 2012г. впервые с кризисного 2009г. зафиксировано помесячное снижение ВВП и объёмов выпуска продукции в промышленном производстве.

Вкупе с беспрецедентным вывозом капитала (более 80 млрд. долл. или 25% федерального бюджета за период с «сентябрьской рокировочки» 2011г.) и снижением уровня жизни подавляющей части населения на 7-15% (официальная статистика показывает рост на 0,8% в 2011г. и на 2,2% в январе-мае 2012г.) на фоне ценового произвола естественных монополий и удорожания продовольствия, это является приговором экономическому курсу нынешних властей.

При этом не смогли помочь деградирующей на глазах российской экономике ни цены на нефть (выросшие за период с 2010г. по май 2012г. на 40%), ни обесценение рубля и не заработавший механизм импортозамещения, которым власти пытались объяснить свои откровенные провалы в денежно-кредитной политике и беспрецедентные масштабы вывоза капитала (свыше 120 млрд. долл. с января 2011г.).

Иллюзия преодоления демографического кризиса

Однако появился и некий оптимизм в отчётах правительства, который касается, прежде всего, демографических показателей. Нельзя не отметить, что по итогам первых четырёх месяцев текущего года зафиксировано существенное (на 4,2%) снижение количества умерших россиян с 503,2 тыс. человек в январе-апреле 2011г. до 486,6 тыс. человек в аналогичном периоде 2012г. Вкупе с ростом рождаемости на 5,8% (с 424 до 451,7 тыс. человек) это позволило добиться более чем двукратного снижения показателя естественной убыли населения – с 79,2 до 35 тыс. человек.

Столь низких показателей вымирания населения не наблюдалось на протяжении последних 20 лет «рыночных преобразований», обернувшихся погромом обрабатывающей промышленности и 10-кратным ростом бедности в 1990-е и замаскировавшим этот упадок проеданием природной ренты в «тучные нулевые». Всего же за период 2000-2011гг. масштабы вымирания населения России упали практически в 4 раза – с 958,5 тыс. человек ежегодно до 239,5 тыс., что также не может не вызывать оптимизм.

Благодаря этому буквально за один год коэффициент рождаемости подскочил с 12 до12,7 человек на 10 тыс. жителей России, коэффициент смертности опустился с 14,3 до 13,7 человек, а коэффициент естественной убыли упал более чем в 2,3 раза – с 2,3 до 1 человека на 10 тыс. граждан России.

Однако, несмотря на определённые позитивные сдвиги в демографической ситуации, не стоит забывать, что население России по-прежнему вымирает темпами в 240 тыс. человек (2011г.), а по количеству социально-обусловленных болезней и смертей от внешних причин (производственный травматизм, убийства, самоубийства, отравления низкокачественным алкоголем, транспортные происшествия) Россия уже много лет занимает верхние строчки мировой табели о рангах наряду с слаборазвитыми странами Африки и Латинской Америки.

Однако нужно понимать, что наблюдаемое улучшение ситуации с рождаемостью во многом обусловлено скачком прироста населения в моноэтнических мусульманских республиках Северного Кавказа, а также ростом рождаемости уверенно ассимилирующих в России эмигрантов из Ближнего Зарубежья. Об этом же косвенно свидетельствует тот факт, что прирост рождаемости фиксируется на фоне резкого увеличение числа разводов с 43,3 тыс. до 45,9 тыс. единиц при одновременном сокращении количества новых браков на 2,9 тыс. — до 55 тыс. Скачок рождаемости на фоне снижения брачности и распада семей не характерен для русского населения и менталитета.

При этом на территории Поволжья, Урала, Западной и Восточной Сибири по-прежнему наблюдается демографический кризис – мигранты туда едут неохотно, рабочих мест катастрофически не хватает, обрабатывающая промышленность разрушена, а «нефтедоллары» и бюджетные деньги оседают в карманах немногочисленных местных олигархов и чиновников. В результате мы имеем бесконтрольный наплыв граждан солнечного Таджикистана и Узбекистана в крупные и густонаселённые города европейской части России, концентрирующие более 90% всех финансовых активов и прибылей российской экономики – Москву, Петербург, Краснодар и т.д.

Скачок детской смертности

Отдельного внимания заслуживает совершенно удручающий скачок детской смертности на 21,2% — с 4,2 тыс. человек в январе-апреле 2011г. до 5 тыс. человек в аналогичном периоде 2012г. Это наглядно показывает неэффективность государственной политики по «модернизации» медицины и приватизации бюджетной сферы, в частности медицинских услуг, которые провоцируют рост платности здравоохранения при одновременном снижении качества оказываемых услуг. Уже сегодня даже базовое и минимально необходимое медицинское обслуживание становится непозволительной роскошью для 70% населения России, живущих менее чем на 15 тыс. рублей в месяц и относимых Институтом Социологии РАН к бедным и нищим слоям общества.

Волна самоубийств

Прежде всего, в глаза бросается сохранение чудовищной ситуации с самоубийствами – Россия по-прежнему входит в пятёрку стран с наиболее высоким уровнем суицидальной активности, которая остаётся на рекордно высоких уровнях даже несмотря на широко разрекламированный рост уровня жизни населения. Несмотря на снижение количества самоубийств на 5,2% за последний год (с 6,8 тыс. в январе-апреле 2011г. до 6,5 тыс. в аналогичном периоде текущего года), по итогам первых четырёх месяцев 2012г. от суицидов погибло больше людей, чем от убийств (4 тыс.), случайных отравлений алкоголем (2,9 тыс.) и всех видов несчастных случаев на транспорте (5,1 тыс.).

Уже сегодня можно было бы существенно снизить масштабы заболеваний и смертности от социально-обусловленных болезней, по которым Россия по-прежнему занимает самые высокие места в мире наряду со слабо развитыми странами Африки, Азии и Латинской Америки. Для этого необходимо, чтобы власти отказались от монетизации льгот, отменили поправки в ФЗ-83, легитимизирующие ползучую приватизацию бюджетной сферы и рост платности базовых социальных услуг, решили проблему очередей и поборов в бюджетных организациях социального обеспечения, создавали рабочие места за пределами сырьевых отраслей и финансовых спекуляций.

Волна самоубийств, как и скачкообразный рост социально-обусловленных болезней, стала ещё одним ужасным последствием разгула «рыночных преобразовании» в 90-е годы, в результате которых оказалась разрушенная система доступного социального и медицинского обеспечения населения, уровень жизни жителей России упал в 15 раз, уровень бедности подскочил с 6% до 80%, а ежегодные масштабы вымирания населения достигли 1,2 млн. человек.

Общая ситуация с заболеваемостью

Не стоит удивляться тому, что за период с начала перестроечного угара и, насколько можно судить, целенаправленного разрушения промышленности и социальной сферы смертность от инфекционных и паразитарных заболеваний в годовом выражении подскочила с 17,9 до 33,6 тыс. человек, от новообразований – с 252 до 293,1 тыс., от болезней системы кровообращения — с 910,1 до 1151,9 тыс., а от болезней системы пищеварения – с 42,5 до 91,9 тыс. человек. При этом количество смертей от внешних причин (убийства, катастрофы, ДТП, самоубийства и т.д.) хоть и снизилось с чудовищных 348,5 тыс. в 1995г. до 216,8 тыс. в 2010г., но по-прежнему на 9,5% превышает показатели конца 1980-х гг.

На фоне общего социально-экономического упадка, разрухи в промышленности, деградации научно-технического потенциала, архаизации и примитивизации экономических отношений, разгула криминала и бандитизма, масштабной люмпенизации населения и отсутствия ясных перспектив за рамками «экономики трубы» наблюдается скачкообразный рост социально-обусловленных болезней. Так, количество людей, больных психическими заболеваниями, за последние 20 лет подскочило с 3,6 до 4,18 млн. человек, туберкулёзом – с 53,1 до 109,9 тыс., злокачественными новообразованиями – с 402,8 до 516,8 тыс., психическими расстройствами – с 1,57 до 2,14 млн. человек, а численность людей с умственной отсталостью увеличилась с 904,8 до 933,5 тыс. человек.

Только по официальным данным Росстата за последние 20 лет количество людей с явно выраженными нарушениями психики подскочило с 2,4% до 2,9% населения России. С учётом латентных психопатов, маньяков, моральных уродов, сектантов и извращенцев, большинство которых в принципе не состоит на учёте в психоневрологических учреждениях, а также тех, кого до отчаяния довела беспросветная нищета и голод, можно говорить о том, что не менее 10-15% населения России (14 млн. человек) потенциально имеют существенные нарушения психики.

Только за последние 11 лет «вставания с колен» количество российских граждан, страдающих от заболеваний крови, подскочило на 27,9% (с 551 до 705 тыс. человек), от заболеваний системы кровообращения – в 1,5 раза (с 2,4 до 3,8 млн.), мочеполовой системы – на 25% (с 5,4 до 6,8 млн.), кожных заболеваний – на 7,5% ( с 6,4 до 6,8 млн. человек).

Одновременно с этим в глаза бросается не прекращающийся на протяжении всего постперестроечного периода скачкообразный рост числа осложнений беременности, родов и послеродового периода. Если ещё в конце 1980-х гг. Число женщин, страдающих от осложнений беременности, за последние 20 лет подскочило в 8,28 раз — с 350 тыс. человек в конце 1980-х, до 2 млн. в 2000г., а по итогам 2010г. приблизилось к уровню 2,9 млн. человек. И на фоне столь резкого роста заболеваемости населения и скачкообразного увеличения родовых осложнений становится в принципе непонятно, каким образом нынешним «модернизированным» властям удалось добиться снижения материнской смертности с 47,4 до 16,5 женщин на 100 тыс. рожениц, а детскую смертность снизить с 17,4 до 7,5 человек на 1000 новорождённых. Судя по всему, имеют место масштабные статистические манипуляции и учёт смертности по другим категориям причин.

Наркомания

Закономерным итогом 20-летия народного предательства и уничтожения всяческих надежд на светлое будущее стали беспробудное пьянство, повальная алкоголизация населения и скачок наркомании. Буквально за последние 25 лет потребление алкоголя на душу населения подскочило с 3,5 до 18 литров (с учётом самопала и прочей отравы — свыше 25 литров) в год, а численность только зарегистрированных наркоманов, обратившихся за помощью и состоящих в службах наркологического контроля, выросла в 10 раз — с 34,2 до 350,9 тыс. человек.

С учётом того факта, что, как показывает мировой опыт, на 1 официально зарегистрированного наркомана приходится 15-20 незарегистрированных, то с высокой долей вероятности можно говорить о том, что количество наркоманов в России уже перевалило за 5,5 млн. человек. При этом ежегодно порядка 150 тыс. человек уходит из жизни раньше срока в связи с осложнениями и ухудшением здоровья, которые спровоцированы употреблением наркотических средств.

Венерические заболевания

Совершенно удручающая ситуация складывается с заболеваниями, передающимися половым путём – количество больных сифилисом за последние 20 лет подскочило с 7 тыс. до 63,7 тыс. Это ниже, чем 271 тыс. больных, имевших место в разгар кризисного 1998г. и погрома социальной сферы, однако по-прежнему заболеваемость туберкулёзом находится на крайне высоких отметках, что свидетельствует о высокой степени социального неблагополучия населения, а также отсутствии доступной и всеобъемлющей системы социального и медицинского обеспечения населения. Не лучше обстоят дела с больными ВИЧ и прочими венерическими заболеваниями, численность которых хоть и несколько снизилось за последние 11 лет, но всё ещё в десятки раз превышает уровни 1990г. Согласно официальным оценкам число людей, страдающих ВИЧ-инфекцией и прочими венерическими заболеваниями, превышает отметку в 1,5 млн. человек, но на деле можно смело говорить о 5-7 млн. граждан России.

Нынешние власти могут сколько угодно в предвыборном угаре рассказывать доверчивым «дорогим россиянам» о «вставании с колен» и построении «сувенирной демократии», но судят о них не по красивым популистским речам и лозунгам, а по конкретным делам и результатам.

Техническая оснащённость больничных учреждений

За период с конца 1980-х гг., когда начались перестроечная вакханалия и либеральный погром всех основных систем жизнеобеспечения общества, количество больничных учреждений сократилось на 50,8% (с 12,8 до 6,3 тыс.), число больничных коек упало на 34,3% (с 2 до 1,33 млн.), численность среднего медицинского персонала сжалась на 28,2% (с 1,84 до 1,5 млн. человек), количество профилактических осмотров взрослого населения упало на 24,2% (с 22,3 до 16,9 млн. человек), а осмотров детей в возрасте до 14 лет обвалилось на 38,6% (с 29,9 до 18,3 млн. человек).

Количество коек для беременных женщин и рожениц за период 1990-2011гг. сократилось на 34,6% (с 122,7 до 80,3 тыс. штук), а число детских коек для новорожденных и того обвалилось на 42,2% — с 309,6 до 179 тыс. штук.

При этом, даже несмотря на 1,5 кратное падение рождаемости, степень обеспеченности новорожденных койко-местами сократилась на 8,4% — с 91,2 до 83,6 мест на 10 тыс. детей. Одновременно с этим практически на 21% сократилось количество фельдшерско-акушерских пунктов (с 47,7 до 37,8 тыс.), после чего в принципе было бы глупо удивляться многократному росту детских заболеваний и врождённых пороков – количество врождённых аномалий, пороков развития и хромосомных нарушений подскочило с 85 тыс. в конце 1980-х гг. до 214 тыс. в 2000г. и 295 тыс. по итогам 2010г.

Здоровье матерей

Закономерным итогам масштабного падения уровня жизни населения, скачка бедности, социально-имущественной поляризации общества и люмпенизация населения в «кровавые» 90-е, плавно перетекшим в маразм «застойных нулевых», стало резкое ухудшение качества здоровья не только рядовых граждан, но и будущих матерей. За период с середины 1980-х гг. удельный вес родивших женщин, страдающих анемией, подскочил с 5,5% до 34,7%, болезнями системы кровообращения — с 4,4% до 10,4%, болезнями мочеполовой системы – с 3,8% до 19,2%, отёками и гипертензивными расстройствами – с 9,4% до 18,1%.

В результате беспрецедентного скачка численности бедного населения с 8,6 до 89 млн. человек (а в действительности до 125 млн.) и существенного урезания финансирования системы медицинского и социального обеспечения за период 1990-1999гг. произошёл слом всей социальной инфраструктуры общества, который углубился в период 2000-2011гг. Вкупе с хроническим нежеланием правящих властей исполнять свои прямые служебные обязанности и ограничить коррупционный беспредел чиновников, парализовавший всю систему государственного управления, это спровоцировало глубокую и повсеместную деградацию качественных характеристик оказываемых медицинских услуг.

За период 1989-2011гг. количество осложнений при родах по причинам анемии подскочило с 3,5% до 23%, по причинам болезни системы кровообращения – с 2,8% до 6,7%, по причинам отёков и гипертензивных расстройств – с 6,5% до 18,9%, по причинам болезни мочеполовой системы – с 2,8% до 7,2%.

Здоровье детей и новорождённых

Не прошёл бесследно «реформаторский погром» и для новорожденных – количество больных детей подскочило с 200 тыс. в конце 1980-х гг. до 624 тыс. в 2010г., в результате чего удельный вес детей с отклонениями в здоровье вырос более чем в 3 раза – с 11% до 35,5%. В том числе на фоне качественного ухудшения физического и морально-психологического здоровья родителей доля новорождённых детей с врождёнными аномалиями подскочила с 1,5% до 3%, а с негативными состояниями в перинатальном возрасте увеличилась с 14,7% до 49,3%.

Не лучше обстоят дела с детьми в возрасте до 14 лет, которых также не обошли стороной последствия 22-летнего периода распродажи страны и приватизации государственных функций. Результаты даже существенно урезанных в своём охвате профилактических осмотров детей свидетельствуют о резком росте удельного веса детей с дефектами речи (с 2% до 4%), сколиозом (с 0,7% до 1,4%) и нарушением осанки (с 2,8% до 7%).

Только за период с начала 2000г., когда власти взяли курс на приватизацию бюджетной сферы и легитимизацию произвола в системе социального обеспечения, количество детей, страдающих от заболеваний органов дыхания, увеличилось с 22,9 до 25,5 млн. человек, от болезней органов пищеварения – с 1,7 до 1,8 млн. детей, от болезней мочеполовой системы – с 539 до 674 тыс. человек., а численность детей с нарушениями нервной системы подскочило с 713 до 928 тыс. человек. И этот скачок заболеваемости и ухудшения качества здоровья детей происходит на фоне снижения общей численности детей в возрасте до 14 лет с 24 млн. человек в 2000г. до 21,4 млн. по итогам 2010г.

Можно было бы закрыть глаза на столь катастрофичное падение количественных показателей материально-технического обеспечения системы оказания медицинских услуг (в том числе молодым матерям и их детям), если бы не наблюдалась качественная деградация всей системы жизнеобеспечения населения.

Источники преодоления упадка

Если власти не на словах, а на деле хотят остановить процесс массового вымирания населения и его ускоренного замещения этнически и культурно чуждыми мигрантами из слабо развитых стран Средней Азии, то требуется в срочном порядке положить конец откровенно людоедской социально-экономической политике и скрытую прекратить коммерциализацию бюджетной сферы. Как минимум нужно отменить подписанные Медведевым и вступающие в силу с 1 июля текущего года поправки в ФЗ-83 о деятельности бюджетных организаций, которые легитимизируют поборы чиновников и сотрудников бюджетных организаций, провоцируют рост платности государственных услуг и сделают недоступным даже минимально необходимое социальное и медицинское обеспечение для 60% населения России с доходами ниже 15 тыс.рублей.

Совершенно очевидно, что изменения механизма финансирования социальной сферы и бюджетных организаций, подразумевающее перекладывание ответственности по выделению бюджетных средств с федерального центра на региональные и муниципальные бюджеты, лишь усугубит ситуацию с хронической недофинансированностью системы социального обеспечения и падением качества медицинских услуг.

И это не говоря об изменениях процедуры расчёта размера оплаты труда – с 1 июля 2012г. руководители бюджетных организаций получат право выплачивать условный минимум всем сотрудникам бюджетного учреждения, а премиальный фонд (составляющий большую часть) будут распределять по своему усмотрению. Совершенно очевидно, что без должного контроля эта благая инициатива по стимулированию заинтересованности спровоцирует всплеск коррупции и скачок доходов руководителей и административного персонала учреждений и снижение зарплат рядовых сотрудников.

Уже сегодня, только за счёт ограничение масштабов незаконного вывоза капитала (1,2 трлн. руб. или 12% федерального бюджета) в фешенебельные страны со стороны сырьевых олигархов и коррумпированных чиновников, а также официально зарегестрированной репатриации криминальных доходов (250-310 млрд. руб. ежегодно) можно было бы в 4 раза увеличить расходы государства на финансирование системы образования только на федеральном уровне с нынешних 500 млрд. то 2 трлн. рублей. Этих средств вполне достаточно, чтобы не просто решить проблему закупки современной медицинской техники, капитального ремонта изношенных на 80% поликлиник и больниц, но также обеспечить подготовку высококвалифицированных медицинских кадров и предотвратить упадок качества медицинского образования.

Однако принципиально важным становится вопрос о контроле за выделяемыми государством бюджетными средствами – невозможно в принципе реализовать ни одно из благих пожеланий и намерений Путина в условиях, когда 43% государственного заказа (3,5 трлн. рублей) размещается на неконкурсной основе, рынок обналичивания преступных доходов превышает 2-3 трлн. рублей, а теневой сектор экономики по только по официальным подсчётам составляет 10% ВВП (5,5 трлн. руб.), а действительности зашкаливает за 20-25% или 10-15 трлн.

И чем больше коррумпированная вертикаль власти «борется с коррупцией», тем больше становятся масштабы воровства, распилов и откатов. Неудивительно, что, согласно данным МВД, только за период с начала 2011г. средний размер взятки подскочил в 5 раз и достиг цифры в 300 тыс. рублей. В условиях, когда коррупция, насколько можно судить, стала смыслом существования чиновников и основой государственного строя, борьба с коррупцией подменяется борьбой с неугодными коррупционерами и инструментом политического пиара. И до тех пор, пока коррупционное «дело томографов» является синонимом всей системы отреформированного здравоохранения, Россия будет занимать первые места в мире по социально-обусловленным заболеваниям, а качество медицинских услуг будут неуклонно падать при их одновременном удорожании.

Источник

 

Метки: , , , , , , , , , ,