RSS

Архив метки: дело

Фальсификации в деле Нагавкина

Фальсификации в деле Нагавкина

О поддельных подписях в протоколах ознакомления с материалами дела заявили адвокаты Нагавкина.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , ,

ФСБ засекретила дело «Шалтая-Болтая»

ФСБ засекретила дело «Шалтая-Болтая»

На значительную часть документов по делу «Шалтая-Болтая» наложен гриф «секретно», передает 12 июня «Росбалт» со ссылкой на осведомленный источник.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , , ,

Две недели на знакомство с материалами дела анархиста Дмитрия Бученкова

Две недели на знакомство с материалами дела анархиста Дмитрия Бученкова

9 марта 2017 года, Басманный районный суд Москвы удовлетворил ходатайство следствия, которое требовало ограничить защиту во времени ознакомления с документами из материалов обвиняемого по делу анархиста Дмитрия Бученкова, об этом сообщил адвокат Илья Новиков.  Срок ознакомления ограничен 23 марта. Новиков пояснил, что планировал знакомиться с материалами дела еще месяц, а вместо этого у него
https://red-penza.org/2017/03/12/%d0%b4%d0%bc%d0%b8%d1%82%d1%80%d0%b8%d0%b9-%d0%b1%d1%83%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be%d0%b2-%d1%81%d1%83%d0%b4-%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%be-%d0%b1%d0%b5%d1%81%d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%b4%d0%b5%d0%bb/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , , ,

Дело Farewell

Дело Farewell

Ветров В. И.

Ранее неизвестная история «Дело Фэруэлла» (Farewell dossier): как осуществлявшаяся Центральным разведывательным управлением (ЦРУ) США кампания компьютерного саботажа, которая привела к огромному взрыву в Сибири — дело рук экономиста с мягкими манерами по имени Гус Вейсс (Gus Weiss) — помогла нам выиграть «холодную войну».

Вейсс работал через зал от меня в администрации Никсона (Nixon). В начале 1974 года он написал доклад о советских технических достижениях, которые стали возможными благодаря закупкам и копированию западных технологий. Это вынудило президента США, несмотря на разрядку, отдать распоряжение о введении ограничений на экспорт в СССР компьютеров и программного обеспечения.

Семь лет спустя мы узнали, как отреагировал на это КГБ. Я в то время писал серию статей, в которых осуждалась финансовая поддержка, оказывавшаяся Москве Германией и Великобританией в интересах осуществления проекта крупного газопровода из Сибири в Европу. Этот проект позволил бы коммунистам контролировать поставки природного газа в Европу, а также давал бы 8 млрд. долл. США ежегодно для финансирования советских исследований в области вычислительной техники и искусственных спутников Земли.

Президент Франции Франсуа Миттеран (Francois Mitterrand) тоже был против этого газопровода. На конференции в Оттаве 19 июля 1981 года он отозвал в сторонку президента США Рейгана (Reagan), чтобы поведать тому, что Франция завербовала в московском центре КГБ одного важного офицера. Полковник Владимир Ветров предоставил то, что во французской разведке стали именовать «Дело Фэруэлла». В нем содержались документы Технического управления КГБ, из которых явствовало, как русские в течение 1970-х годов систематически воровали — или покупали через подставных лиц — радиолокаторы, станки и полупроводники, чтобы конкурировать с военно-промышленной мощью США. Фактически, США вели гонку вооружений с самими собой.

Рейган передал эту информацию Уильяму Кейси (William J. Casey), своему директору Центральной разведки, которого сегодня помнят лишь в связи со скандалом по делу Иран-контрас (Iran-contra fiasco). Кейси вызвал Вейсса, в то время работавшего вместе с Томасом Ридом (Thomas C. Reed) в аппарате Совета национальной безопасности. Изучив список сотен советских тайных агентов и закупщиков (включая одного космонавта), которые были причастны к этому разведывательному проникновению в США и в Японию, Вейс порекомендовал не высылать их. Вместо этого, по свидетельству Рида — бывшего министра ВВС США, Вейсс сказал: «Почему бы не помочь Советам с их закупками? Теперь, когда нам известно, что им нужно, мы можем помочь им получить желаемое». Но нужно устроить все так, чтобы компьютерные чипы прошли советские проверки на качество, а потом отказали в работе.

В нашей сложной схеме дезинформации заведомо неисправные электронные компоненты и изделия, необходимые для создания технологий «стелс» (stealth — снижение сигнатуры цели, чтобы сделать ее «невидимкой» — прим. пер.) и для космической обороны, отправлялись российским ученым такими путями, которые вели к бесполезной трате Советами времени и денег.

На первом месте в заявке Советов стояли автоматизированные системы управления (АСУ) для нового транссибирского газопровода. Когда мы отказались продать эти АСУ официально, КГБ послал своего тайного агента в одну канадскую компанию, чтобы украсть программное обеспечение для этой АСУ. Будучи предупрежденными Фэруэллом, мы добавили в пиратский продукт то, что на компьютерном жаргоне именуется «троянским конем».

«Программа автоматизированного управления газопроводом, которая должна была регулировать работу насосов, турбин и клапанов, была написана таким образом, чтобы ‘глючить’, — пишет Рид, — произвольно перенастраивая скорость работы насосов и регулировку давления клапанов, чтобы создать неприемлемо высокие для фланцев и сварных швов газопровода значения давления. Результатом этого стал самый грандиозный неядерный взрыв и пожар, какой только можно было наблюдать из космоса».

«Наши операторы наблюдения за обстановкой в системе НОРАД (NORAD — Система противовоздушной обороны Североамериканского континента — прим. пер.) опасались, что имел место ядерный взрыв, но наши спутники, которые должны были бы засечь электромагнитный импульс ядерного взрыва, не подавали сигналов тревоги. Это озадачило многих в Белом доме, но Гус Вейсс сказал своим коллегам из аппарата Совета национальной безопасности, чтобы те не тревожились», — продолжил свой рассказ Рид. И только спустя еще 20 лет он рассказал мне, почему.

Дело Фэруэлла оставалось в секрете, потому что случившийся в июне 1982 года взрыв, мощность которого была оценена в 3000 т в тротиловом эквиваленте, произошел в сибирской глуши, а о его жертвах ничего не сообщалось. Не мог и КГБ публично пожаловаться на то, что его «подловили» на фальшивой технологии. Но внезапно оказалась под подозрением вся технология, которую он воровал долгие годы, и это привело к прекращению или к задержкам в работе многих тысяч обеспокоенных российских инженеров и ученых.

Ветрова разоблачили и казнили в 1983 году. Годом позже Билл Кейси (Bill Casey) приказал выслать из страны всех членов тайной сети, занимавшейся добыванием технологий. Дело Фэруэлла было закрыто. Гус Вейсс умер в результате падения несколько месяцев назад. И теперь пришло время вспомнить, что иногда нашим «привидениям» (spook — общераспространенное прозвище агента секретной службы — прим. пер.) удавалось добиваться больших успехов.

WILLIAM SAFIRE

Дело Farewell

 

Метки: , , , , , ,

На нижегородца завели дело за призыв к социалистической революции


На 22-летнего жителя города Бор Нижегородской области завели уголовное дело о публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности за призыв к социалистической революции, сообщает пресс-служба Борского городского суда.

Имя обвиняемого в сообщении не называется.

По версии следствия, в мае 2014 года подсудимый «с целью формирования у неопределенного круга лиц побуждений к насильственному изменению основ конституционного строя, используя персональный компьютер, имеющий выход и подключенный к сети Интернет», разместил на личной странице «лозунги, которые, согласно заключению эксперта, содержат признаки побуждения к проведению революции, установлению социализма как общественного строя, государственной смены существующей власти», — говорится в обвинительном заключении.

Нижегородцу вменяется первая часть статьи 280 УК, которая предполагает наказание вплоть до четырех лет лишения свободы. Судебное заседание пока не назначено.

 

Метки: , , , ,

ДЕЛО МДИВАНИ — ОКУДЖАВА


1922 — 1937

10 июля в тифлисской «Заре Востока» появилось сообщение о том, что накануне, 9 июля, Верховный Суд Грузинской Республики, в однодневном закрытом заседании, в порядке декрета от 1 декабря 1934 г. (без защитников, без права аппеляции, немедленное приведение приговора в исполнение) рассмотрел дело Б. Мдивани, М. Окуджава, Торошелидзе, Курулова, Чихладзе, Элиава и Карцивадзе. Подсудимые были обвинены в «шпионской, вредительской и диверсионной работе», которую они вели «в пользу фашистских кругов (?) одного иностранного государства» и в «подготовке террористических актов». В сообщении нет и сорока строк, и «Заря Востока» не дает никаких других данных об этом «процессе». Она лишь печатает в следующем номере (от 11 июля) — на первой странице передовую и резолюции с требованием расстрела осужденных; а на последней (в «хронике») — сообщение о том, что приговор уже накануне был приведен в исполнение. Московская же «Правда» вообще ни единым словом не обмолвилась о деле Мдивани!

Наиболее известные из казненных — Буду Мдивани и Михаил Окуджава, наряду с Сергеем Кавтардзе и Коте Цинцадзе были строителями, сперва большевистской партии, позже советской власти на Кавказе. Испытанные революционеры, члены партии со дня ее возникновения, бывшие каторжане — это были лучшие представители старого большевизма. Одного этого сегодня достаточно, чтоб подвергнуться расправе. Но у Сталина были и особые причины, чтоб ненавидеть этих, слишком хорошо знавших его людей.

Еще в 1922 г. Мдивани с товарищами вступили в острый конфликт со Сталиным из-за национальной политики в Грузии, где Сталин, при посредстве, в первую очередь, Орджоникидзе, проводил великодержавную, бюрократическую политику грубого зажима. Чтоб сломить сопротивление грузинских старых большевиков, Сталин, воспользовавши болезнью Ленина, через аппарат снял всю верхушку в Грузии, заменив ее своими лакеями. Именно с Грузии Сталин начал тот переворот, который он затем проделал во всей стране. Здесь он впервые применил в развернутом виде свои методы.

Но Ленину стало лучше; его осведомили о сталинских художествах на Кавказе. Чрезвычайно чувствительный ко всему, что касалось интернационализм и органически не выносивший никаких проявлений великодержавия, Ленин с исключительной страстностью реагирует на политику Сталина. Он пишет против Сталина — Орджоникидзе большую статью о национальном вопросе; пишет ряд заметок для ЦК (дневник). Ленин доказывает в них, что «необходимо различать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетенной»; в отношении последней требуется «сугубая осторожность, предупредительность и уступчивость». Нужно не «формальное» равенство большой и малой нации, но сокращение сложившегося фактически неравенства, «нужно возместить так или иначе своим обращением или своими уступками по отношению к инородцам то недоверие, ту подозрительность, те обиды, которые в историческом прошлом нанесла им правящая великодержавная нация». Открыто намекая на Сталина и Орджоникидзе, Ленин пишет: «Тот грузин, который пренебрежительно относится к этой стороне дела и обвиняет других в «социал-шовинизме» (тогда, как он сам является настоящим не только «социал-шовинистом», но и грубым великодержавным Держимордой), тот грузин в сущности нарушает интересы пролетарской классовой солидарности»…

И в другом месте: «Я думаю, что тут (конфликт в Грузии) сыграли роковую роль торопливость и администраторские увлечения Сталина, а также его озлобление против пресловутого «социал-шовинизма»: озлобление вообще играет в политике самую худшую роль». Ленин требовал «примерно наказать т. Орджоникидзе», посмевшего ударить по лицу одного из грузинских большевиков. «Политически ответственными за эту поистине великорусскую националистическую кампанию, — заключает Ленин, — следует сделать Сталина и Дзержинского».

Борьба приняла острые формы и очень волновала Ленина. 5 марта 1923 г. Ленин писал Троцкому: «Я просил бы Вас очень взять на себя защиту грузинского дела на с’езде партии. Дело это сейчас находится под «преследованием» Сталина и Дзержинского. Я не могу положиться на их беспристрастие, даже совсем напротив. Еслибы Вы согласились взять на себя его защиту, то я мог бы быть спокойным»… В тот же день Мдивани и его друзья получили от Ленина следующую записку: «Дорогие товарищи, всей душой слежу за Вашим делом. Возмущен грубостью Орджоникидзе и потачками Сталина и Дзержинского. Готовлю для вас записку и речь». Но скоро Ленину стало хуже, его настиг второй, роковой удар. Ему не удалось осуществить своих планов. Сталин же, как только стало ясно, что Ленину уж не подняться, совсем перестал церемониться. Мдивани, Окуджава и их друзья были грубо выгнаны с Кавказа. Этот конфликт лежит у истоков последнего дела Мдивани.

В 1923 г. Мдивани, Окуджава, Кавтарадзе, Цинцадзе и др. примкнули к левой оппозиции. В 1929 г. Буду Мдивани, в числе других сломленных и усталых стариков, отошел от оппозиции. Несколькими годами позже от оппозиции отошел и М. Окуджава. Их соратник Коте Цинцадзе остался непримирим до самого конца, он предпочел смерть в сталинской ссылке капитуляции…

Позже Мдивани, Окуджава и др. удалось включиться в сталинский аппарат. Благодаря своим знаниям и способностям, они скоро снова заняли ответственные посты. Мдивани, например, вплоть до ареста был наркомом и зампредсовнаркома Грузии. Его портреты появлялись не только в тифлисских, но и московских газетах. Забыв о своих прошлых оппозиционных «грехах», они старались не думать и о грехах Сталина. Но приспособившись к сталинщине, они всего принять не смогли. В своем тесном кругу старые соратники вероятно жаловались друг другу, высказывали недовольство, поругивали режим. Подтверждение этого мы находим и в одной из речей сталинского наместника на Кавказе, низкого и отвратительного карьериста Берия*1. Среди разглагольствований о шпионаже, вредительстве и мнимых намерениях обвиняемых отделить Грузию от СССР, Берия сообщил, что Мдивани и др. «болтали о, якобы, «невыносимом» режиме…, о применении каких-то (!) «чекистских» методов, о том, что положение трудящихся в Грузии, якобы, ухудшается». Проболтавшийся Берия выдает здесь ту единственную крупицу правды, которую Сталин так тщательно скрывает, под тоннами лжи о шпионаже, вредительстве и терроре. Говорить о «невыносимом» режиме, о том, что положение трудящихся ухудшается — может ли быть более страшное преступление? Кара не заставляет себя ждать.

Процесс Мдивани — Окуджава*2 подготовлялся в течение долгих месяцев. Он несомненно был задуман как публичное представление на подобие процессов Зиновьева и Пятакова. Упоминание Мдивани и др., сперва на процессе Пятакова, затем в вышецитированной речи Берия и в его же статье, напечатанной в «Правде» (от 5 июня 1937 г.), — все это должно было _______________

*1 «Заря Востока», от 22 мая 1937 года.

*2 Сергей Кавтарадзе, который до «процесса» постоянно фигурировал в качестве одного из вождей «заговора» не попал в число подсудимых. Вряд ли подлежит сомнению, что он был расстрелян в порядке подготовки процесса, с целью воздействия на других. помочь ГПУ вырвать у обвиняемых «чистосердечные признания». Но старые грузинские революционеры в противоположность многим из своих бывших московских друзей, не дали себя сломить. Да и опыт московских процессов не прошел даром. Не подлежит сомнению: еслибы Сталину удалось из обвиняемых сделать соучастников судебной махинации, он бы широко раскрыл двери суда. И если, как и в деле Тухачевского, Сталин ограничился «работой» за кулисами, то только потому, что выбора у него не было; а обойтись вообще без «процесса» он не мог: слишком ангажировался, особенно на Кавказе. Кроме того, Сталин, вероятно, надеется при помощи закрытых «судов» укрепить подорванную исходом московских процессов инквизиционную технику добычи признаний. Будущих обвиняемых поставят перед альтернативой: тайный суд с немедленным расстрелом или ложные признания с надеждой на радековский «шанс».

Дело Мдивани — Окуджава, как и беспрерывные расстрелы на Дальнем Востоке, приоткрывает лишь небольшую завесу над кровавой свистопляской, идущей по всему Советскому Союзу. Почти нет учреждения, завода, города, где бы всеми делами не заправляли «враги народа». Десятки и десятки тысяч арестованных, тысячи и тысячи расстрелянных большевиков дооктябрьского и октябрьского поколений! Под выстрелами палача пала еще одна группа старых большевиков, участников Октябрьской революции, учеников Ленина. Но значение дела Мдивани глубже: оно является как бы финалом борьбы, начатой в 1922-23 г.г. интернационалистом Лениным против термидорианского националиста Сталина. «Победа» Сталина — Пиррова победа, она лишь приближает падение его режима.

Н. Маркин.

 

Метки: , ,

Продолжаются допросы свидетелей по делу Ильи Романова


18 и 19 июня выездная коллеги Московского окружного военного суда продолжила допрашивать свидетелей по уголовному делу в отношении нижегородского анархиста Ильи Романова, обвиняемого в приготовлении к террористическому акту и покушении на публичные призывы к осуществлению террористической деятельности.

В четверг, 18 июня, были допрошены мать подсудимого Ирина Романова, их соседка, его сын Родион Солодухин и сторож Облвоенкомата, в сквере неподалеку от которого 26 октября 2013 года произошел инцидент с взрывом самодельного пиротехнического устройства в руках у анархиста.

В пятницу, 19 июня, был допрошен бывший начальник Романова по частному охранному предприятию «АБК» Алексей Аракчеев. В своих показаниях он пояснил, что подсудимый до того, как был снят со смены на одной из автозаправочных станций города из-за нахождения в нетрезвом виде, нареканий по службе не имел. Жалоб на то, что он употребляет алкоголь в рабочее время, до указанного случая также не поступало.

осле произошедшего Романов сам решил покинуть место работы. По показаниям Аракчеева, Романов общался со Светланой Волковой. Они дружили. Стоит отметить, что сама Волкова, выступая на суде в качестве ключевой свидетельницы обвинения, утверждала, что с подсудимым у нее неприязненные отношения по причине того, что он якобы домогался интимных отношений с ней, а после отказа распространял нелестные слухи. По поводу костров выше человеческого роста, которые подсудимый, в соответствии с показаниями той же Волковой, разводил напротив входа совместно охраняемого ими объекта – больницы № 5, свидетель пояснил, что о таком случае ему было бы незамедлительно доложено администрацией больницы. По поводу подозрительных хлопков, которые Волкова якобы слышала со стройплощадки неподалеку от больницы, свидетель заявил, что сама Волкова доложила бы ему об этом. На вопрос о том, снимали ли Романова и его напарника Алексея Гусева со смены в больницы по причине нахождения в алкогольном опьянении, как о том на суде заявлял Гусев, свидетель Аракчеев ответил, что, возможно, такой случай и имел место быть, но он этого не помнит.

Далее была допрошена фельдшер станции скорой медицинской помощи Мария Сагитова, которая приезжала на вызов 26 октября 2013 года в связи с травмой Романова. Состояние подсудимого на тот момент она характеризовала как состояние средней степени тяжести. По поводу травмы сказала, что она не относится к числу опасных для жизни. Стоит отметить, что обвинение настаивает, что здоровью Романова был причинен тяжкий вред, стараясь использовать данный факт как доказательство того, что в руках у него сработало именно взрывное устройство, а не пиротехническое, как утверждает сторона защиты. Был допрошен и второй фельдшер выездной бригады скорой помощи Иван Саланов. Он пояснил суду, что повреждения Романова могли возникнуть как от срабатывания взрывного устройства, так и от взрыва мощной петарды с большим зарядом. Он показал, что травма подсудимого была тяжелой, однако уточнил, что любая травма может нести угрозу жизни, если не оказать вовремя медицинскую помощь. Также Саланов рассказал, что скорую помощь вызвали двое молодых людей, которые в момент произошедшего находились в кафе неподалеку от места происшествия и к которым Романов подошел и попросил о помощи. Эти молодые люди представились «сотрудниками полиции на отдыхе».
Далее был допрошен врач-травматолог Сергей Буднев, который госпитализировал Романова 26 октября и проводил операцию по ампутации разможженной руки. Он пояснил, что травма была тяжелее, чем те, которые возникают от петард, находящихся в продаже, но взрыв какого именно устройства мог причинить подобную травму, врач сказать не может, потому что не обладает специальными знаниями взрывотехника. Саму травму он характеризовал как тяжелую, но пояснил, что степень тяжести вреда здоровью устанавливать не уполномочен. Также он подтвердил слова фельдшера Саланова, что весьма вероятно, что от любой травмы при отсутствии квалифицированной помощи может наступить смерть.

Илья Романов поблагодарил медицинских работников за своевременную качественную помощь.

После этого обвинение приступило к оглашению материалов дела. Были зачитаны протоколы осмотра предметов и документов, изъятых в ходе обысков по месту жительства анархиста, в съемной квартире, при осмотре места происшествия, а также в больнице у самого подсудимого. Большинство из изъятого – это материалы личного архива Романова: газеты и журналы начала 90-х годов, книги и брошюры на общественно-политическую тематику, рисунки и переписка анархиста, обвинительное заключение по «одесскому делу», тетради с конспектами общественно-политической, религиозной, эзотерической, научной, художественной литературы, личные дневниковые записи и заметки о ходе судебного процесса по тому же украинскому делу. В этом перечне среди прочего, что следствие посчитало важным для расследования дела, например, было: немецко-русский словарь, машинописная листовка «Новости краха мира» авторства одного известного в узких кругах нижегородского околополитического клиника и книга «Множество: война и демократия в эпоху империи» за авторством, по мнению обвинения, некой Антонии Негри. На что, кроме как на широкий кругозор и разносторонность интересов подсудимого, могли указать все эти вещи, стороной обвинения суду не уточнялось.

По поводу предметов и документов, упомянутых в материалах дела, Романов пояснил, что все они действительно принадлежат ему и относятся к разным периодам его жизни. Ничто из них не может указать на преступную деятельность, ни один из печатных материалов даже не зарегистрирован в списке экстремистских материалов. Единственное, что как принадлежащее ему подсудимый отрицал, — это были фрагменты гвоздей. «Их у меня не было. Это – подброшенная улика», — сказал он.

На этом заседание завершилось, и был объявлен перерыв до 10.00 утра понедельника, 22 июня.

Екатерина Максимова

Дополнительная информация: Евгений Губин, адвокат – 8 920 253 77 99

21.06.15

 

Метки: , , ,

Свидетель по «делу банды Цапка» отказался от показаний


Один из свидетелей по «делу банды Цапка» Андрей Быков — член преступной группировки, ранее осужденный на 20 лет лишения свободы и вызванный стороной обвинения в качестве свидетеля, отказался от показаний. Об этом 6 февраля сообщает Интерфакс со ссылкой на адвоката одного из подсудимых Михаила Ткаченко.

По его словам, Быков заявил, что непричастен к вмененным ему преступлениям, и отказался от данных им во время следствия показаний.

Свидетель заявил о том, что во время дачи показаний все подробности совершенного преступления в доме фермера Аметова до него довели «третьи лица» и заставили их озвучить.

Напомним, в ноябре 2010 года сотрудники полиции обнаружили в станице Кущевская Краснодарского края в сгоревшем доме тела 12 погибших.

Позднее были арестованы 11 подозреваемых, среди них предполагаемый организатор — бизнесмен и экс-депутат райсобрания Сергей Цапок и его родственник — предприниматель и действующий районный депутат Сергей Цеповяз.

Выяснилось, что действия банды покрывал руководитель территориального подразделения Центра по противодействию экстремизму регионального ГУВД Александр Ходыч, а также прокурор Краснодарского края Леонид Коржинек. Двое членов банды — Андрей Быков и Вячеслав Рябцев уже осуждены на 20 лет. Цеповяза также осудили на 20 лет.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Дело Farewell


Ранее неизвестная история «Дело Фэруэлла» (Farewell dossier): как осуществлявшаяся Центральным разведывательным управлением (ЦРУ) США кампания компьютерного саботажа, которая привела к огромному взрыву в Сибири — дело рук экономиста с мягкими манерами по имени Гус Вейсс (Gus Weiss) — помогла нам выиграть «холодную войну».

Вейсс работал через зал от меня в администрации Никсона (Nixon). В начале 1974 года он написал доклад о советских технических достижениях, которые стали возможными благодаря закупкам и копированию западных технологий. Это вынудило президента США, несмотря на разрядку, отдать распоряжение о введении ограничений на экспорт в СССР компьютеров и программного обеспечения.

Семь лет спустя мы узнали, как отреагировал на это КГБ. Я в то время писал серию статей, в которых осуждалась финансовая поддержка, оказывавшаяся Москве Германией и Великобританией в интересах осуществления проекта крупного газопровода из Сибири в Европу. Этот проект позволил бы коммунистам контролировать поставки природного газа в Европу, а также давал бы 8 млрд. долл. США ежегодно для финансирования советских исследований в области вычислительной техники и искусственных спутников Земли.

Президент Франции Франсуа Миттеран (Francois Mitterrand) тоже был против этого газопровода. На конференции в Оттаве 19 июля 1981 года он отозвал в сторонку президента США Рейгана (Reagan), чтобы поведать тому, что Франция завербовала в московском центре КГБ одного важного офицера. Полковник Владимир Ветров предоставил то, что во французской разведке стали именовать «Дело Фэруэлла». В нем содержались документы Технического управления КГБ, из которых явствовало, как русские в течение 1970-х годов систематически воровали — или покупали через подставных лиц — радиолокаторы, станки и полупроводники, чтобы конкурировать с военно-промышленной мощью США. Фактически, США вели гонку вооружений с самими собой.

Рейган передал эту информацию Уильяму Кейси (William J. Casey), своему директору Центральной разведки, которого сегодня помнят лишь в связи со скандалом по делу Иран-контрас (Iran-contra fiasco). Кейси вызвал Вейсса, в то время работавшего вместе с Томасом Ридом (Thomas C. Reed) в аппарате Совета национальной безопасности. Изучив список сотен советских тайных агентов и закупщиков (включая одного космонавта), которые были причастны к этому разведывательному проникновению в США и в Японию, Вейс порекомендовал не высылать их. Вместо этого, по свидетельству Рида — бывшего министра ВВС США, Вейсс сказал: «Почему бы не помочь Советам с их закупками? Теперь, когда нам известно, что им нужно, мы можем помочь им получить желаемое». Но нужно устроить все так, чтобы компьютерные чипы прошли советские проверки на качество, а потом отказали в работе.

В нашей сложной схеме дезинформации заведомо неисправные электронные компоненты и изделия, необходимые для создания технологий «стелс» (stealth — снижение сигнатуры цели, чтобы сделать ее «невидимкой» — прим. пер.) и для космической обороны, отправлялись российским ученым такими путями, которые вели к бесполезной трате Советами времени и денег.

На первом месте в заявке Советов стояли автоматизированные системы управления (АСУ) для нового транссибирского газопровода. Когда мы отказались продать эти АСУ официально, КГБ послал своего тайного агента в одну канадскую компанию, чтобы украсть программное обеспечение для этой АСУ. Будучи предупрежденными Фэруэллом, мы добавили в пиратский продукт то, что на компьютерном жаргоне именуется «троянским конем».

«Программа автоматизированного управления газопроводом, которая должна была регулировать работу насосов, турбин и клапанов, была написана таким образом, чтобы ‘глючить’, — пишет Рид, — произвольно перенастраивая скорость работы насосов и регулировку давления клапанов, чтобы создать неприемлемо высокие для фланцев и сварных швов газопровода значения давления. Результатом этого стал самый грандиозный неядерный взрыв и пожар, какой только можно было наблюдать из космоса».

«Наши операторы наблюдения за обстановкой в системе НОРАД (NORAD — Система противовоздушной обороны Североамериканского континента — прим. пер.) опасались, что имел место ядерный взрыв, но наши спутники, которые должны были бы засечь электромагнитный импульс ядерного взрыва, не подавали сигналов тревоги. Это озадачило многих в Белом доме, но Гус Вейсс сказал своим коллегам из аппарата Совета национальной безопасности, чтобы те не тревожились», — продолжил свой рассказ Рид. И только спустя еще 20 лет он рассказал мне, почему.

Дело Фэруэлла оставалось в секрете, потому что случившийся в июне 1982 года взрыв, мощность которого была оценена в 3000 т в тротиловом эквиваленте, произошел в сибирской глуши, а о его жертвах ничего не сообщалось. Не мог и КГБ публично пожаловаться на то, что его «подловили» на фальшивой технологии. Но внезапно оказалась под подозрением вся технология, которую он воровал долгие годы, и это привело к прекращению или к задержкам в работе многих тысяч обеспокоенных российских инженеров и ученых.

Ветрова разоблачили и казнили в 1983 году. Годом позже Билл Кейси (Bill Casey) приказал выслать из страны всех членов тайной сети, занимавшейся добыванием технологий. Дело Фэруэлла было закрыто. Гус Вейсс умер в результате падения несколько месяцев назад. И теперь пришло время вспомнить, что иногда нашим «привидениям» (spook — общераспространенное прозвище агента секретной службы — прим. пер.) удавалось добиваться больших успехов.

WILLIAM SAFIRE

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Пономарев предложил Бастрыкину допросить его по делу 6 мая


Депутат «СР» Илья Пономарев обратился с открытым письмом к главе СК Александру Бастрыкину. Текст письма политик опубликовал в своем блоге 18 июня.

Пономарев заявил о своей готовности явиться в СК и дать показания по делу о беспорядках 6 мая.

Он призвал Бастрыкина отказаться от преследования «заведомо невиновных».

«Эсер» предположил, что допрос ряда людей организован исключительно для того, чтобы получить показания против оппозиционных лидеров и депутатов. В частности, он приводит в пример своего экс-помощника Марию Баронову.

Пономарев призвал главу СК прекратить «ложное» преследование активистов и заявил о своей готовности приехать в СК в любое время.

18 июня стало известно, что следствие готовится предъявить обвинение Марии Бароновой. В тот же день обвинение предъявили еще четверым арестованным после 6 мая активистам.

Источник

 

Метки: , , , , , ,

«Умалившие основу». Как подбирали экспертов для дела Pussy Riot


Следствие по делу участниц панк-молебна Pussy Riot в храме Христа Спасителя завершено. Впереди ознакомление обвиняемых с семью томами уголовного дела и суд. Основным доказательством вины стала третья психолого-лингвистическая экспертиза, утверждающая: девушки действовали, исходя из ненависти и вражды к православным верующим. Как подбирали экспертов для обвинения — узнавал The New Times.

«Да, я давал экспертизу по делу об инциденте в ХХС вместе с моими коллегами, — сказал The New Times один из участников «третьей экспертизы», специалист по истории русской литературы, член-корреспондент РАН Всеволод Троицкий. — Мы делали честное заключение, мнение мое не изменилось, я еще раньше изложил его в газете «Русь державная». Вот это мнение: «Представьте себе, если бы подобное произошло при Царе Иоанне Грозном. Что было бы? Обезглавленные трупы кощунственниц валялись бы где-то, брошенные на растерзание псам. Ужасно! Но между тем то, что совершено в храме Христа Спасителя, по серьезности преступления, в сущности, гораздо страшнее того, чем упомянутая мною жестокая казнь»*.

Его коллега, директор Института государственно-конфессиональных отношений и права, член Общественного совета при МВД, доктор юридических наук Игорь Понкин известен тем, что в 2008 году входил в группу экспертов, признавших мультфильм «Рождественские песни мистера Говняшки»* произведением, возбуждающим религиозную вражду. Запомнился экспертному сообществу и его доклад «О праве на критическую оценку гомосексуализма и о законных ограничениях навязывания гомосексуализма».

Третий автор обвинительной экспертизы — православный детский психолог Вера Абраменкова из Института психолого-педагогических проблем детства. Понкин и Абраменкова комментарии The New Times дать не смогли: по закону об экспертной деятельности им запрещено обсуждать свои умозаключения вплоть до вынесения приговора.

О чем кино

5 июня адвокаты Pussy Riot впервые показали журналистам то, что раньше видели только те, кто в 11 часов дня был собственно в храме Христа Спасителя 21 февраля 2012 года. Итак: на солее — это возвышение перед алтарем — четыре девушки в разноцветных балаклавах. Одна достает из чехла электрогитару, но охранник тут же выводит ее с солеи. Другие три девушки в фиолетовой, желтой и лиловой балаклаве заходят на солею, прыгают, высоко, как в канкане, поднимая ноги, выкрикивая: «Срань, срань, срань Господня». Одна из них становится на колени и крестится. Охранники буквально выносят «певиц» с солеи и выводят из храма. Все действо, записанное на видеокамеру, длится менее минуты и производит впечатление странной театрализованной выходки, но никак не тянет на «злонамеренно осознанную и тщательно спланированную акцию по унижению чувств и верований многочисленных приверженцев православного христианского вероисповедания и умалению духовной основы государства», — как о том говорится в постановлении о привлечении в качестве обвиняемых Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич, которое было вынесено 28 мая следователем ГУ МВД России по г. Москве подполковником Артемом Ранченковым.

Без состава

Однако в основу обвинения положена вовсе не та запись, что была продемонстрирована журналистам, а видеоклип, который был сделан уже потом и выложен в интернет, утверждает адвокат Николай Полозов. Другими словами, участниц панк-молебна собираются судить вовсе не за то, что они делали в храме, а за ролик в интернете.

О том же говорит и адвокат Марк Фейгин: «В действиях наших подзащитных нет хулиганских действий, и когда я спросил следователя, почему им вменяют именно видеоклип, а не оригинал записи в храме, он ответил, что по этой записи невозможно было бы привлечь их по статье о хулиганстве: они в храме ничего не крушили, до икон не дотрагивались. Лишь выкрикивали некие слова, но за это к уголовной ответственности не привлекают. Дальше: по статье о хулиганстве нельзя исследовать видеоклип, его можно было бы «пристегнуть» к 282-й статье УК, поэтому-то, чтобы подстраховаться, два тома уголовного дела и отправили в СК МВД. Там теперь решают, не стоит ли обвинить наших подзащитных и по этой статье»*.

Напомним, именно в видеоклипе есть слова: «Богородица, Путина прогони», и как считают многие, именно они стали причиной столь жесткого преследования «солисток» Pussy Riot.

В перспективу возбуждения нового уголовного дела по 282-й статье адвокаты не очень верят: это статья средней тяжести, срок по ней меньше (до пяти лет лишения свободы), чем по статье о хулиганстве. Кроме того, пришлось бы привлекать и новых обвиняемых: тех, кто снимал клип, накладывал звук и т.д. Защитники считают, что следствию не хочется «увеличивать скамью подсудимых». Не случайно они арестовали только трех девушек, а остальных участниц акции в ХХС назвали «неустановленными лицами», хотя их имена и местонахождение им хорошо известны.

Против православных

«Это не юридическое постановление, а художественное произведение детективного характера» — так об обвинении говорит адвокат Полозов. А дьякон Андрей Кураев в своем блоге назвал его «богословской ахинеей», объяснив, что сам факт восшествия мирян на солею кощунством не является.

Впрочем, если бы речь шла только о кощунстве, то действия девушек подпадали бы под статью 5, 26.2 «оскорбление религиозных чувств граждан» КоАП* и карались бы штрафом 1 тыс. рублей, а по нынешнему обвинению им грозит до семи лет лишения свободы.

«Своими действиями Толоконникова Н.А. совместно с Самуцевич Е.С., Алехиной М.В. и неустановленными лицами грубым образом нарушили общественный порядок… противопоставили себя православному миру, демонстративно и показательно попытались обесценить веками оберегаемые и чтимые церковные традиции и догматы… явным и недвусмысленным образом выразили свою религиозную ненависть и вражду к одной из существующих в настоящее время религии — христианству, посягнув на его равноправие, самобытность и высокую значимость для большого количества наций и народов», — говорится в постановлении.

Попахивает не простым хулиганством, а чуть ли не подрывом основ мироздания.

«Я не хотел бы давать богословские оценки этому тексту, он не обязан быть богословским, — прокомментировал The New Times обвинения, выдвинутые против девушек протоиерей Всеволод Чаплин. — Для меня очевидно, что оскорбление священного места было намеренным и сознательным, они знали, что их поступок вызовет страдания верующих. Нераскаянность этого действия говорит о том, что люди сознательно избрали для себя путь разрушения христианства».

Адвокаты объясняют: основным доказательством вины их подзащитных стала третья психолого-психиатрическая экспертиза, назначенная следователем, после того как две предыдущие не нашли ни в действиях обвиняемых, ни в тексте песни «Богородица, Путина прогони», ни в видеоклипе признаков межрелигиозной розни.

«Мы будем обжаловать в суде эту третью экспертизу, она абсолютно заказная, — говорит адвокат Николай Полозов. — Она очень удачна для суда, это готовые тезисы для написания приговора».

По прогнозу адвокатов, суд по делу Pussy Riot должен начаться в сентябре. Каким будет его исход, сегодня не берется предсказать никто. Защитники говорят, что, по словам «доброхотов», речь идет о 2–3 годах лишения свободы, но все будет зависеть от политической обстановки в стране.

Кстати, как рассказали The New Times французские коллеги, 1 июня во время ужина Путина с президентом Франции Франсуа Олландом, где-то между горячим и десертом, Олланд задал российскому президенту вопрос об акции в Храме Христа Спасителя. Говорят, Путин ничего не ответил.

Источник

 

Метки: , , , , ,

Удальцову новая девушка шьет новое уголовное дело — на сей раз не нашистка, а НТВшница


Координатор «Левого фронта» и со-организатор «Марша миллионов» Сергей Удальцов якобы запер у себя дома журналистку телеканал НТВ Елену Жигулину. Об этом сообщается на официальном сайте телеканала.

По версии НТВ, девушка производила съемки возле квартиры оппозиционера в то время, когда к С.Удальцову нагрянули с обыском следователи. Журналистка якобы зашла в квартиру с разрешения самого координатора «Левого фронта», который в тот момент находился на кухне.

При этом представители телеканала сообщают также, что входная дверь была открыта. Девушка якобы спросила оппозиционера, прежде чем попасть в квартиру: «Сергей, мы хотели бы интервью с вами, можно зайти?», и С.Удальцов крикнул «Да, да».

Как только корреспондент вошла в квартиру, следом за ней зашли адвокат Виолетта Волкова и супруга оппозиционера Анастасия, которые обвинили журналистку в незаконном проникновении в помещение без разрешения хозяев.

По версии НТВ, у Е.Жигулиной попытались отобрать телефон и портативную камеру, а адвокат и вовсе схватила девушку за руку. Тем не менее журналистке удалось дозвониться до полиции, и доблестные стражи порядка освободили девушку.

Согласно позиции НТВ, своими действиями адвокат и супруга оппозиционера нарушили сразу несколько статей Уголовного кодекса, и в ближайшее время соответствующее заявление будет подано в правоохранительные органы.

По версии других СМИ, С.Удальцов запер девушку в квартире, потребовав удалить все фото-и и видеозаписи, сделанные в квартире во время обыска.

Между тем сам С.Удальцов заявляет, что он не давал разрешения журналистке зайти в квартиру, и девушка лжет. Оппозиционер отмечает, что он не видел, как вошла корреспондент НТВ. В квартире же она производила незаконную съемку, что является нарушением статей УК РФ «незаконное проникновение в жилище» и «вмешательство в частную жизнь». По мнению активиста, данный инцидент является очередной провокацией против него. В настоящий момент Е.Жигулина, а также адвокат, супруга и сам С.Удальцов находятся в ОВД, где журналистка НТВ пишет заявление на оппозиционера.

Напомним, утром 11 июня сотрудники Следственного комитета нагрянули с обысками в квартиры Алексея Навального, Ильи Яшина, Ксении Собчак, Сергея Удальцова. Также сообщается о задержании активистов «Левого фронта», «Солидарности» и других оппозиционных организаций. Активистов намерены допросить по делу о беспорядках на Болотной площади, имевших место 6 мая, завтра, 12 июня, в день масштабной акции оппозиции.

Источник

 

Метки: , , , , ,