RSS

Архив метки: закон «Димы Яковлева»

Вдогонку «закону Димы Яковлева»


Кирилл Николенко

Порой то, что приходится наблюдать последнее время, больше походит на массовое помрачение сознания. Накал страстей в обществе возникает в связи, на первый взгляд, с мелочами. Значит, на самом деле, все эти «мелочи» затрагивают глубинную суть.

В этом плане примечательна история с «законом Димы Яковлева». Это неофициальное название документа связано с русским мальчиком, погибшим в американской приемной семье. Вообще, в законе речь идет о комплексе мер против американцев, попирающих права граждан России, но реально работать может лишь одна – запрет на усыновление (удочерение) российских детей гражданами США.

«Закон Димы Яковлева» — обещанный руководством России ассиметричный ответ на «Акт Магнитского».

Американский «Акт» предусматривает набор санкций. Объект санкций – российские чиновники и «силовики», которые, по мнению американской стороны, причастны к гибели в СИЗО аудитора Сергея Магнитского. Содержание санкций – запрет въезжать на территорию США, покупать недвижимость, размещать средства в американских банках. Если у фигурантов списка уже есть имущество и вклады в США, то на них будет наложен арест.

Нарушением прав наших граждан за рубежом деятельно заинтересовались не тогда, когда впервые российские дети гибли от рук приемных родителей-американцев, и не тогда, когда США арестовали и судили Виктора Бута. Нет, в то время были лишь дежурные предупреждения, за которыми ничего не следовало. А вот как под удар попали чиновники, налоговики, судьи, сотрудники тюрьмы, так сразу всполошились, даже вспомнили, сколько наших детей погибло в США, что соглашение об усыновлении американцы не исполняют должным образом. Буквально год назад это самое соглашение было принято, но таких криков по этому поводу не было. Симптоматично.

Америка победила

Наши заокеанские «партнеры» умеют создавать соперникам сценарий «Ножницы». Какой бы вариант оппонент ни выбрал, всё равно проиграет.

Если бы Путин никак не отреагировал на «список Магнитского», то это посчитали бы признаком слабости. Таким образом, давление на него и его окружение усилилось бы.

В Белом доме прекрасно понимали, что ответ будет. Было абсолютно ясно, что наша страна не способна ввести ощутимые санкции против США, к примеру, в сфере финансов и торговли.

Осталось неэкономическое направление. Здесь выбирать было не из чего. Запретить отдельным американцам посещать Россию? Ну, этим можно лишь насмешить. Для большинства граждан США наша страна непривлекательна в плане инвестиций, визитов, приобретения недвижимости, размещения средств на вкладах. Только если дети.

Ответ в виде «закона Димы Яковлева» вышел «боком», нанес удар по репутации России, позволил назвать парламентариев «людоедами». Соответственно, Америка вновь оказалась в более выгодном положении.

Про мифы

В ходе жарких обсуждений противники и сторонники запрета на передачу детей в Америку приводили различные аргументы в защиту своей позиции. Давайте расставим точки над «i».

Во-первых, дети-инвалиды – меньшинство из тех, кого забирают американцы. Но дело даже не в количестве. Понятно, что у таких детей шансов в нашей стране нет. Усыновляют их у нас неохотно, а после детдома их дорога – в спецучреждения.

Во-вторых, большинство детей, усыновляемых (удочеряемых) гражданами США, относительно здоровы.

Почему наши граждане не берут их в свои семьи?

Причина №1 – запутанная, сложная процедура, бюрократизм и крючкотворство. В таких условиях легче взять ребенка иностранцам, которые готовы хорошо заплатить за это. Таким образом, проблема не в «заграничных нелюдях», а в отечественных чиновниках, которые своим не дают усыновить, а чужим помогают.

Причина №2 – в нашей стране, например, неохотно берут подростков. Опять же, вопрос к российским органам опеки, которым надо активнее работать по устройству детей в семьи, пока они не достигли подросткового возраста.

Причина №3 – неславянская внешность многих брошенных детей. Так надо наводить порядок в плане миграции. А если уж так получилось, то выходить на диаспоры и делать так, чтобы они своих детей забрали.

В-третьих, в нашей стране ежегодно от рук собственных биологических родителей гибнут тысячи детей, что в сотни (!) раз превышает количество таких же случаев с российскими детьми, усыновленными (удочеренными) гражданами США.

Психология восприятия такова: когда свои мучают своих, то это воспринимается спокойнее, чем когда чужие издеваются над нашими. Но надо смотреть правде в глаза, какой бы невыгодной она ни была.

Хватит на зеркало пенять

То, что мы отдаем собственных детей за рубеж, — это позор. Позор не в том, что «сор выносится из избы» — приятное впечатление на Запад не произведешь. Позор состоит в том, что у нас созданы условия, в которых такие явления, как сиротство, беспризорность, активно произрастают.

Запретить усыновление (удочерение) американцами – шаг, который можно было совершать, только будучи уверенными, что мы можем справиться собственными силами. Сегодня уже много говорят про программу «Россия без сирот». Понятно, что её примут, выделят бюджетные средства. А вот в положительных результатах уверенности, увы, нет.

Помню, как в свое время Владимир Путин вызвал Валентину Матвиенко (тогда – вице-премьер по «социалке») и поручил разобраться с беспризорностью. Прошло 11 лет, а острота проблемы не снизилась.

Еще более мерзко на душе становится, когда знаешь, что в «нулевые» из детдомов выходили тысячи воспитанников, не приспособленных к реалиям, без навыков самостоятельности и без знания основ хотя бы самой простой рабочей профессии. Да, мы можем бить себя в грудь, что не отдадим своих детей никому, будет их растить сами. Но где меры, чтобы сироты могли устроиться в жизни достойно?! Я уж не говорю, что даже для детей, воспитывающихся в семьях, перспективы более чем туманны.

Такая вот социология

Когда шла дискуссия, сторонники запрета на усыновление (удочерение) апеллировали к мнению большинства сограждан. С гласом народа бессмысленно спорить, но необходимо видеть и подводные камни. Давайте проведем параллель.

Когда граждан спрашивают об основном вызове для страны, то большинство говорит, что корень всех зол – коррупция. Когда задается вопрос, плохо ли давать взятки, то подобного единодушия уже не наблюдается. Наконец, когда у людей интересуются, где бы они хотели работать, то большинство называют самые коррупционноёмкие занятия – чиновник, «силовик», сотрудник госкорпорации. Вот такой вот клубок противоречий.

Примерно так же обстоит дело и с усыновлением. Чувство патриотизма переполняет, поэтому передача детей на Запад коробит многих. С другой стороны, если спросить, готов ли такой патриот взять ребенка из детдома, то желающих будет мало. Из этих желающих значительная часть еще и поставит условия – высокая ежемесячная выплата, улучшение жилищных условий и т.п. Вот и выходит, что на словах-то сторонников радикальных мер хоть отбавляй, а охочих принимать участие в решении проблемы – мало.

Глубоко личный вопрос

Знаете, позиция каждого человека по «закону Димы Яковлева», на мой взгляд, должна быть глубоко личным делом. Попытка подогнать мнения под одну гребенку вредна тем, что ведет к лицемерию.

Вот как я думаю.

Дети не виноваты, что они попали в неблагополучную среду, что их родили матери-алкоголички. В то же время возможности воспитания небезграничны. Ребенка можно вырвать из этого окружения, стараться дать ему всё самое лучшее. Самое печальное состоит в том, что гены чаще всего дадут о себе знать. Читатели, у кого есть дети, согласитесь, что собственного-то ребенка непросто растить, а уж что говорить про того, в котором течет не ваша кровь.

Вот я откровенно скажу, что не готов взять на воспитание чужого ребенка. Исключение – если не дай Бог кто-то из родственников погибнет и об их детях некому будет позаботиться, кроме меня и моей супруги. Кто-то, прочитав эти слова, будет меня закидывать камнями. Но я честно об этом говорю, а не прячусь за удобные лозунги.

У меня нет ни малейшего морального права выступать за то, чтобы ограничить возможность детям обрести семью, хоть в России, хоть на чужбине!

Не знаю, как рассуждали депутаты Госдумы и члены Совета Федерации, но после такого голосования все, кто нажали кнопку «за», просто обязаны взять в свои семьи сирот.

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , , , ,

Закон «Об образовании» страшнее » закона Димы Яковлева»


За день до того, как Госдума приняла позорный «закон Димы Яковлева», во втором же чтении был принят не менее позорный закон «Об образовании». И тот, и другой можно назвать детоненавистническими. И если следствием первого станут сломанные судьбы и загубленное здоровье детей-сирот (тех, на кого соотечественники не претендуют), то следствием второго неминуемо окажется дальнейшее уничтожение российского образования, узаконенный отказ от всех социальных обязательств государства по отношению к школьникам, студентам и преподавателям.

Закон снимает с государства почти все обязательства

Закон «Об образовании» с самого начала вызвал шквал критики. Работа над ним продолжалась три года, и все это время в законопроект вносились поправки и исправления. И многие из них делали его лучше. По словам зампреда думского Комитета по образованию Олега Смолина, так продолжалось до 8 декабря 2012-го, пока руководство думского комитета не повстречалось с руководством правительства. После этого множество необходимых поправок было отклонено.

Кое-что все-таки удалось протащить в закон. Например, положение о том, что средняя зарплата педагогических работников должна быть не ниже средней по региону (сейчас это семьдесят, а не сто процентов). И это должно быть заложено в норматив финансирования. Но такую зарплату получат лишь школьные учителя. Ни педагогов дополнительного образования, ни вузовских преподавателей поправка не коснется. Между тем, по указу президента от 7 мая, зарплата вузовских преподавателей должна быть не ниже средней по региону (правда, лишь к 2018 году). Но, по мнению Олега Смолина, самый главный, идейный просчет заключается в том, что закон говорит о заработной плате, а надо — о ставке педагога. То есть, за ставку в 18 часов в неделю, учитель должен получать не меньше средней зарплаты по региону (ведь все знают, что большинство работает на полторы-две ставки). Иначе работу на две ставки и сочтут увеличением зарплаты.

В закон не попало множество важных поправок. Все они связаны с требованием сохранить социальные гарантии государства. Очевидно, что отказ от таких поправок связан с желанием сэкономить на образовании.

Не прошла поправка про деньги. Ее автор — Олег Смолин – сказал: «Сейчас финансирование образования в России – 4,1%. В следующем году оно планируется на уровне 4,2%. То есть, с учетом инфляции финансирование останется на прежнем уровне. Между тем, даже комиссия Общественной Палаты, возглавляемая Ярославом Кузьминовым, признает, что финансирование образования в России составляет половину от минимальной потребности. Никто в мире не осуществлял успешной модернизации в этой отрасли меньше, чем на 7% от валового внутреннего продукта. Например, Бразилия к 2020-му году, предполагает увеличить расходы на образования до 10% от ВВП. «Мы не просим 10%, мы просим столько, без чего нельзя модернизироваться».

С экономией связано и уменьшение числа бюджетных студентов. В пока еще действующем законе на 10 тысяч населения приходится 170 студентов, обучающихся на бюджете. А после внесения поправки в новый закон (800 студентов на 10 тысяч молодого населения) за три-пять лет бюджетников станет примерно на 700 тысяч меньше.

Закон фактически ставит крест на сельской школе. Известно, что в последние годы их закрывают, а детей из отдаленных деревень свозят в большие, хорошо оснащенные школы. Формальное объяснение: в глухих деревнях дети не могут получить качественное образование. А реальное такое: ученик малокомплектной сельской школы, в условиях нынешнего подушевого финансирования, стоит гораздо дороже городского. А денег на него давать – жалко, поэтому за последние годы закрыто 15 тысяч сельских школ. Но известно, что закрытие такой школы равняется гибели села: родители следуют за детьми. Известно и то, что жители чаще всего выступают против закрытия сельских школ. Так вот, если сейчас сельскую школу можно закрыть только с согласия сельского схода, то по новому закону – будет достаточно одобрения некоей специальной комиссии. Ясно: комиссию, в которую войдет и администрация села, и какие-то чиновники, гораздо легче принудить к принятию нужного решения. Значит, села не будет. В случае Сибири и Дальнего Востока опустевшие территории неминуемо займут китайцы.

Новый закон снимает с государства какие бы то ни было обязательства: будут отменены ограничения на рост цен за детский сад. Сейчас родители должны платить не более 20 процентов от цены присмотра и ухода. Ясно, что множество людей оплачивать все полностью не смогут.

Социальных гарантий по новому закону лишаются даже дети-сироты. Они не будут иметь права на внеконкурсное поступление в профессиональные учебные заведения. А ведь их очень мало — только 10 процентов.

Снято ограничение на плату студентов за общежитие. До сих пор она не должна была превышать пяти процентов от стипендии.

На фоне всего этого поражает цинизм представителей Госдумы: Александр Дегтярев в своем слове сказал: «Сильной стороной нашего закона является его социальная составляющая. Принятие данного закона позволит сформировать эффективный механизм правового регулирования образовательных и иных отношений в сфере образования, направленных на реализацию права на образование, государственных гарантий на получение качественного образования, значительно укрепит защиту интересов личности в области образования».

В стандарте не будет содержания, зато церковь заменит воспитание

Есть в новом законе и статьи, прямо нарушающие Конституцию РФ. Духовно-нравственная культура в нем сводится исключительно к религии. И изучение религиозной культуры становится обязательным. Как это увязать с тем, что образование в РФ по Конституции носит светский характер?

Отдельная песня – это история со стандартами образования. Как известно, в них нет ни слова о том, чему нужно учить в школе. То есть, о содержании. В стандарте говорится о требованиям к условиям образовательного процесса, к структуре программ… Одна из поправок касалась необходимости включить в стандарт образования пункт о содержании, перечислить конкретный набор предметов, которые будут бесплатными. А еще — звучало требование утверждать стандарт федеральным законом. Но поправка не прошла.

Непреложным законом отныне становятся ЕГЭ и ГИА. Между тем, в одной из поправок предлагали вернуться к добровольности этих экзаменов. Ведь если верить директору Института социологии РАН, академику Михаилу Горшкову, 90% населения страны не поддерживает ЕГЭ. Еще в поправке предлагалось исключить из ЕГЭ и ГИА экзамены по гуманитарным предметам (историю, литературу)… И снова – отказ.

Не прошла и поправка, на которой, например, настаивали члены Общественного Совета при Минобрнауки. Как известно, все школы теперь решено финансировать одинаково, не выделяя отдельной строкой учебные заведения для детей с особыми потребностями (как для «одаренных», так и для детей с ограниченными возможностями здоровья). В новом законе фактически нет упоминания о гимназиях и лицеях. Нет, называть себя школа может как угодно, но вот откуда у нее возьмутся деньги на факультативы, на деление класса на группы, на приглашение вузовских преподавателей? Правда, в законе есть статья 82, посвященная образованию детей с выдающимися способностями, и там есть возможность создания нетиповых учебных заведений. Но гимназий и лицеев довольно много. А нетиповых – мало. В итоге, значительная часть детей потеряет возможность работать по программам повышенной сложности.

Искусство на черное говорить белое

Больше всего поразило то, как проходило голосование по поправкам к закону. Поскольку почти все они были разумными и защищающими права и интересы людей, то открыто голосовать «против» было неприлично. Но, оказывается, есть беспроигрышный способ сделать это завуалировано. По каждой поправке голосовали абсолютно идентично: 170 -189 голосов «за» нее (КПРФ, Справедливая Россия и немного ЛДПР), ни одного (или один) – «против», и ни одного воздержавшегося. Вы спросите: а куда подевалось «оставшееся» большинство депутатов? Да они просто не голосовали. Этого было достаточно для того, чтобы ни одна поправка не прошла. Права не голосовать нет ни в одном парламенте мира, а у нас – есть. Вернее, нет правила, по которому обязательно нужно хоть как-то голосовать. Так депутаты-единороссы, вроде и партийную дисциплину не нарушили (поправки-то им принимать, ясное дело, не велели), и очевидными мерзавцами себя не продемонстрировали.

Перед тем, как поставить поправку на голосование, председатель думского Комитета по образованию Александр Дегтярев обязательно объяснял, почему принимать ее нельзя. Впрочем, объяснения эти чаще были формальными. Но никто в них и не вслушивался: дух безнадежности витал в воздухе. Казалось, что авторы поправок уверены, что все их усилия бессмысленны, а остальные просто отбывали тяжкую повинность и мечтали побыстрее погрузиться в ожидающие их на улице машины и умчаться подальше, в звенящую даль.

Наталья Иванова-Гладильщикова

Источник: russ.ru

Источник статьи

 

Метки: , ,

Магнитка: Нет закону «Димы Яковлева»!



23 декабря 2012 года в г. Магнитогорске прошли одиночные пикеты против закона «Димы Яковлева», принятого Государственной Думой РФ, предусматривающего запрет усыновления российских сирот американцами. Активисты Союза инициативных групп Магнитогорска (СИГМА) и Городской рабочей общественной организации (ГРООМ) держали в руках плакаты: «Прикрываться детьми могут только подлецы!», «Сироты не виноваты в ваших делах!!!».

Магнитогорцы подходили, интересовались, поддерживали. Много критики в нецензурных выражениях было в адрес власти. «Только подлецы могут лишать детей- сирот шанса на счастливую семью, где они будут полноценными гражданами, хоть и в другой стране: сделайте для них нормальные условия у себя в стране, а потом принимайте такие законы», — говорили магнитогорцы.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,