RSS

Архив метки: инакомыслие

Экономические репрессии против инакомыслящих


Попадание в список Росфинмониторинга все чаще входит в комплект политических преследований. На минувшей неделе список пополнился именами троих организаторов Марша за федерализацию Кубани — Дарьи Полюдовой, Вячеслава Мартынова и Петра Любченкова. Полюдова находится в СИЗО и обвиняется по части 2 статьи 280 УК (публичные призывы к экстремизму через интернет), и по части 2 статьи 280.1 (публичные призывы к нарушению территориальной целостности РФ через интернет). Мартынов и Любченков эмигрировали. В понедельник узнал о блокировке банковских счетов хабаровский блогер Андрей Марченко, обвиняемый в экстремизме за призыв освободить Украину от «фашистов-россиян-террористов». «О том, что я в этом списке, я узнал от сотрудника Альфа-банка, — рассказал Марченко «Граням». — При этом ушла неделя на то, чтобы мне объяснили причину блокировки карт. По крайней мере в хабаровском отделении банка никто ничего понять не мог — делались запросы в головной офис в Москве. Заблокированы счета и карты и в Сбербанке. Я не могу снимать средства со счетов, получать помощь от друзей из других городов. Не могу пользоваться системами WebMoney и Яндекс.Деньги — любые переводы на мое имя будут заблокированы при выводе денег. Можно сказать, что я остался без средств к существованию. Не могу зарабатывать и выводить деньги как фрилансер. Просто со всех сторон перекрывают кислород. Следователи ничего не объясняют».
Один из фигурантов списка — саратовский пенсионер-националист Юрий Кутузов, осужденный по 282-й статье за речь на митинге, — регулярно протестует против наложенных на него финансовых санкций: Росфинмониторинг действует на основе ФЗ-115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступных путем, и финансированию терроризма». В настоящее время в списке Росфинмониторинга 3234 российских и 362 иностранных физических лица. «Условно людей в списке Росфинмониторинга можно разделить на две большие группы: политические и мусульмане, у которых дома нашли книжки исламского богослова Нурси», — пояснила «Граням» Лариса Романова, бывшая политзаключенная по делу «Новой революционной альтернативы» (Романова была осуждена на пять с половиной лет за взрывы у приемной ФСБ, не повлекших жертв и существенного ущерба, и памятника Николаю II), координатор движения в защиту прав пострадавших от действий Росфинмониторинга. К террористическим преступлениям, гарантирующим попадание в список Росфинмониторинга, напоминает Романова, относят и «оправдание терроризма», и бутафорские теракты, в частности дело НРА, по которому была осуждена она. «Попадание в список Росфинмониторинга означает, что человек ни в одном банке России не может открыть счет. Среди «экстремистов» многие приговорены к условному сроку, исправительным работам, штрафу. Пытается человек устроиться на работу — ему нужно выплатить штраф, чтобы наказание не ужесточили. Для прохождения исправительных работ обязательно нужно найти официальную работу. 90% работодателей хотят переводить деньги на зарплатную карту, а ее завести невозможно. Когда работодатель заказывает карточку новому работнику, ему приходит из банка ответ: извините, до свидания. И работнику говорят: до свидания. Так было с моей подельницей Ольгой Невской. Даже если счет есть, зарплату человек из списка получать не может. Есть ограничение — до 10 тысяч рублей в месяц. В Москве это меньше прожиточного минимума. И для того чтобы банк согласился переводить даже эту сумму, нужно месяц собирать документы. Можно получать также деньги на иждивенцев, но при этом иждивенец не должен иметь самостоятельного дохода, а таким доходом считается и детское пособие. Например, я должна справку принести из соцзащиты, что мой ребенок не получает 200 рублей пособия, иначе мне 10 тысяч не отдадут. Мы добились принятия поправок: с 1 января 2014 года стало возможно получать пенсии и пособия. Раньше люди, внесенные в список, не могли делать и этого. Не совсем понятно, какие платежи может совершать человек: налоги оплатить может, это прямо прописано, а за квартиру — это обязательный платеж?».
«Добрый день! Осужден по 282-й статье за карикатуру Васи Ложкина «Великая Россия» — «разжигание розниЭ, — пишет в группе пострадавших от Росфинмониторинга Александр Михайлянц, гитарист архангельской группы «Трупный яд». — Внесен в список Росфинмониторинга. Мне отказывают в «Сбербанке» и в «Российском капитале» в погашении моих кредитов, то есть тупо не берут деньги. Звонил в Росфинмониторинг, там сказали, что закон 115 уже давно работает и таких проблем не должно быть. Кто-нибудь сталкивался с невозможностью погашения кредита в связи с внесением в список «карикатуристов-экстремистов»?»

Выдержка из закона:

«2.4. Физическое лицо, включенное в перечень организаций и физических лиц… в целях обеспечения своей жизнедеятельности, а также жизнедеятельности совместно проживающих с ним членов его семьи, не имеющих самостоятельных источников дохода, вправе:
1) осуществлять операции с денежными средствами или иным имуществом, направленные на получение и расходование заработной платы в размере, не превышающем 10 000 рублей в календарный месяц из расчета на каждого указанного члена семьи;
2) осуществлять операции с денежными средствами или иным имуществом, направленные на получение и расходование пенсии, стипендии, пособия, иной социальной выплаты в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также на уплату налогов, штрафов, иных обязательных платежей по обязательствам физического лица, указанного в абзаце первом настоящего пункта;
3) осуществлять в порядке, установленном пунктом 10 статьи 7 настоящего Федерального закона, операции с денежными средствами или иным имуществом, направленные на получение и расходование заработной платы в размере, превышающем сумму, указанную в подпункте 1 настоящего пункта, а также на осуществление выплаты по обязательствам, возникшим у него до включения его в указанный перечень. (п. 2.4 введен Федеральным законом от 28.12.2013 N 403-ФЗ)».

На практике банки в своем усердии выходят за рамки законодательство и ставят дополнительные ограничения, говорит Лариса Романова: «Как только попытались внести смягчающие поправки, банки запротестовали: мы будем препятствовать, потому что не хотим проблем с лицензиями». «Изначально список создавался не для блокировки, а только для мониторинга, отслеживания финансовых операций, — рассказал «Граням» Александр Верховский, руководитель центра СОВА. — Потом был принят закон, по которому счета блокируются, причем не только у осужденных за преступления, но даже и у подозреваемых, которые могут быть ни в чем не виноваты. Потом закон подправили: в месяц человек без специального разрешения может снять 10 тысяч рублей. Первоначально блокировка была стопроцентной. Это внесудебное наказание. Для осужденных это наказание, к которому их не приговаривали, и касается это не только политических. Даже если человек осужден за реальные преступления, это же не значит, что надо отобрать у него все деньги». «В основном подозреваемого уведомляют о включении в список, но возможна ситуация, когда уведомления нет, — например, если он находится в розыске. Но в норме человек должен знать о блокировке», — говорит Верховский. У Романовой другой опыт: «С блокировкой люди обычно сталкиваются неожиданно: купили продукты в магазине, а карточка не работает; пенсию не дают. При этом сообщать причину запрещено». Прекращение уголовного преследования или погашение судимости влечет за собой автоматическое исключение из списка. «Исключения из списка раньше было добиться очень сложно: надо было писать в Росфинмониторинг, тот делал запрос в прокуратуру, на это уходили месяцы и годы, — говорит Лариса Романова. — Сейчас стали исключать быстро, особенно если дело громкое. Но мы остались висеть в службах безопасности банков. Меня, например, исключили из списка 20 февраля этого года, Сбербанк отдал детские пособия, а Приватбанк, в который я обратилась в июле, деньги не вернул. Написала претензию, жду ответа».

Дарья Костромина

 

Метки: ,