RSS

Архив метки: интеллигенция

Учёные на политической панели

Учёные на политической панели

Учёные политпроститутки

Ушакова Юлия Юрьевна

Отчаявшись заработать на жизнь научным трудом, некоторая часть научных сотрудников дошла до такой степени нравственного падения, что устремилась добывать корм на политической панели, промышляя доносительством. Так называемых учёных, не обременённым понятием профессиональной чести, власти используют для сочинения заказных экспертиз, которые позволяют на “научной основе” обвинить патриотов страны в т.н.  экстремизме, фашизме, разжигании какой-нибудь розни, дабы упрятать в тюрьму тех, кто борется против разрушителей страны.

Типичный пример – экспертом по делу о запрете книги Бориса Миронова “Иго иудейское” в Хорошёвском суде Москвы в 2008 году выступила профессор кафедры русского языка Калужского государственного педагогического университета им. К.Э. Циолковского Ушакова Юлия Юрьевна.

Члены общественных комитетов учёных, борющиеся против разрушения науки в России, провели бесплатный (в отличие от щедро оплаченного официального эксперта) независимый анализ заключения, написанного Ю. Ушаковой, выявив полную некомпетентность доктора филологии в тех политических и идеологических вопросах, по которым она делает экспертизу.

Например, Ю.Ю. Ушакова пишет: “…уже в части “От автора”, предваряющей основное содержание книги, Б. Миронов, определяя вводимое им понятие “иго иудейское”, констатирует, что власть и богатство в России захвачены евреями. Представляя имена реальных политических фигур как нарицательные, автор показывает, что он говорит не столько о конкретных лицах, сколько о них, как о представителях еврейской национальности, таким образом, заранее распространяя утверждение в захвате власти и богатств России на еврейскую нацию как таковую”.

Интересно, читала ли Ю. Ушакова книгу Алексея Мухина “Олигархи: последняя перекличка” (М., 2006), в которой глава “История создания крупной собственности в России” начинается с фамилий Романа Абрамовича, Михаила Фридмана, Петра Авена, Бориса Березовского, Владимира Гусинского. Если эксперт не доверяет отечественным авторам, можно было бы посмотреть журнал “Forbes”, который регулярно публикует список “золотой сотни”. Так, в первую десятку богатейших людей России 2007-го года входят: Абрамович, Дерипаска, Лисин, Фридман, Керимов, Аликперов, Вексельберг. Весьма характерных фамилий в списке так много, что это даёт право любому исследователю России, в том числе и Борису Миронову использовать их как нарицательные. Обвиняется же Б.Миронов по сути в том, что называет вещи своими именами, т.е. говорит правду.

Вспомним слова Мейера Ротшильда: “Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто создает её законы…” Однако, Ю. Ушакова, видимо, не знакома ни с высказыванием известного еврейского финансиста ни с положением дел в России, потому и считает, что важнейшая роль евреев в жизни нынешней России – плод субъективного измышления Б. Миронова.

Она пишет: “По утверждению автора, сейчас в России “хозяйничают” евреи. Форма множественного числа “евреи” имеет в контексте обобщённо-собирательное значение и обозначает еврейскую нацию в целом, и прежде всего евреев, проживающих в России, которые, по словам автора, Россию “обкрадывают, ослабляют, гадят в ней”, “растлевают национальную душу”, действуя таким образом в интересах своей нации. По убеждению автора, евреи “сотворили с Россией зло”, за которое они должны будут отвечать перед “настоящим хозяином” страны, то есть по контексту, перед русским народом”.

Ю. Ушакова продолжает давать оценку: “Ясно звучит оппозиция по национальному признаку: “отдавая… реальную власть над русским народом евреям Фрадкову, Кириенко, Клебанову, Грефу, Суркову, Кудрину… не счесть их, и как итог – русские люди мрут, а евреи …сколачивают фантастические капиталы…”

“И только мы, русские, дожили до того, что у нас нет более отческой земли, нет своего государства, которое защищало бы и оберегало нас, а не оккупировавших русскую землю чужеродцев, руссконенавистников, грабителей и убийц русского народа”.

Из контекста понятно, что “оккупировавшие русскую землю чужеродцы, руссконенавистники, грабители и убийцы русского народа” — это представители еврейской национальности”.

Видимо, Ю. Ушакова не имеет понятия о том, что евреи, составляющие по данным последней переписи 0,16% населения России занимают (по данным еврейского журналиста Л. Радзиховского, регулярно публикующего свои статьи в газете “Еврейское слово”) около 90% руководящих постов в политике, крупном бизнесе и СМИ. При этом население России сокращается более чем на 1 млн человек в год в течение всего периода реформ..

Эксперты ООН подсчитали: “К 2020 году население России сократится на 20%. Эти показатели могут быть ещё выше, если в корне не изменить демографическую политику” (“Твой ДЕНЬ, № 42, 2007). То есть через 12 лет население России будет составлять всего 113 миллионов человек.

Но доктору филологии Ю. Ю. Ушаковой, видимо, наплевать и на подбор высшего руководства страны по мафиозному этническому принципу, и на вымирание русских. Она продолжает: “По утверждению автора, демократия гибельна для нации (русской) и России, и “истинно русские люди” надеются на национальную диктатуру, то есть на смену общественной формации, политической власти.

Употребление слова “грядущая” о национальной диктатуре говорит о том, что, с точки зрения автора, это явление реально скоро наступит… Общий контекст делает понятным, что национальная диктатура будет направлена против еврейского народа”.

О гибельности рыночных реформ  для русских и для России говорят факты: средняя продолжительность жизни сократилась за годы реформ более чем на 10 лет. В настоящее время она составляет 59,8 года для мужчин и 72,2 года для женщин.

При сохранении сложившегося уровня смертности среди нынешних 16-летних юношей доживут до пенсионного возраста лишь 54%. Это меньше, чем в России век назад, когда до 60 лет доживали 56% мужчин. В европейских странах, США и Японии, уровень преждевременной смертности трудоспособных мужчин в 2,5-4 раза ниже, чем у нас. Но высокоучёному эксперту наплевать и на это. Да и вряд ли она читает прессу, даже не оппозиционную уже, а официальную, которая буквально кричит о демографической катастрофе в России.

Ю. Ушакова: “Вся власть, по утверждению автора, в стране принадлежит одному народу, а именно, еврейскому, и она (власть) определяется автором, как фашиствующая, осуществляющая “геноцид других народов России”…”

“Еврейские афоризмы” (М., 1991) утверждают: “… Земля Израиля протянется через все страны” (с. 42), “Да станет вся земля сплошным Иерусалимом!” (с. 68).

Этого Ушакова наверняка также не читала. А если и прочла бы, то наверняка не усмотрела бы в этой цитате экстремизма. Ведь за это не платят. За это сажают в тюрьму, как был посажен автор “Ига иудейского” Б. Миронов.

Доктор филологии Ю. Ушакова без колебаний берётся решать глубокие проблемы политологии: “Из контекста понятно, что словарное определение фашизма получает у автора в синтагме “еврейский фашизм” другую трактовку. Это, прежде всего: идеология воинствующего расизма и шовинизма, опирающиеся на неё политические течения, а также открытая террористическая диктатура одной господствующей нации (а именно еврейской), созданный ею репрессивный режим, направленный на подавление прогрессивных общественных движений, на уничтожение других наций”.

Вспомним, что “Малая Советская Энциклопедия” (М., 1960) даёт такое определение фашизма: “Наиболее реакционное политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы самых агрессивных кругов империалистической буржуазии; фашизмом называется также открыто террористическая диктатура монополистического капитала. Характерным для фашизма является уничтожение или стремление к уничтожению всех демократических свобод, крайний шовинизм, подготовка к развязыванию захватнических войн. Важнейшими идеологическими средствами, которые используются фашизмом для подготовки и ведения войн, является пропаганда расизма и разного рода других реакционных “теорий” (геополитических и т.д.)”

Не кажется ли Ю. Ушаковой, что определение, данное вскоре после окончания Великой Отечественной войны, закончившейся разгромом фашизма, за исключением некоторых устаревших деталей, справедливо и в новых российских условиях?

При этом в стране, где подавляющее большинство (более 80%) составляют русские, что соответствует определению мононациональной страны, русофобия в России стала государственной политикой. Она действует в любой форме, будь то гуманитарная агрессия с запрещением русских изданий или репрессии с возбуждением уголовных дел по 282-й статье, карающей русских патриотов за так называемое “разжигание межнациональной розни”.

Для иллюстрации бранного характера слова “жид” Ю. Ушакова приводит цитату Бродского, но сам Нобелевский лауреат писал (“Континент”, 62, 1990, с. 9):

Над арабской мирной хатой
Гордо реет жид пархатый…

Очевидно, что еврейский поэт не считает это слово бранным. Но Ю. Ушакова считает: “Слово жид приобрело презрительную, уничижительную, бранную, явно негативную окраску по следующим причинам: 1. Влияние церковно-славянской традиции, обвинявшей иудеев в том, что они не приняли учения Христа, а его самого предали и распяли; 2. В новое время в Европе евреи занимались ростовщичеством и перекупкой, отсюда образ еврея – жадного скряги”. Следовательно, Ушакова Ю.Ю. обвиняет Православную церковь в разжигании религиозной и межнациональной розни.

Автор совершенно неверно считает, что слово “жид” в европейских языках ассоциируется с негативным образом торгаша. Заметим, что русское слово “жид” по произношению близко к слову “еврей” в европейских языках (например, английском, немецком, французском, испанском, не говоря уже о польском). Таким образом, Ю. Ушакова по сути отождествляет негативный образ торгаша со всем еврейским народом и скатывается на позиции антисемитизма.

Должно быть, ради придания наукообразия своей неграмотной экспертизе Ю.Ю.Ушакова привлекает обилие иностранных слов: “номинативная функция”, “негативная коннотация”, “модальная семантика”, “модальность долженствования”, “маркеры неуверенности”, “синтагма”.

Вспомним А. П. Чехова: “Они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном” (“Свадьба”, “Полное собрание сочинений и писем”, М., 1986, т. 12-13, с. 113).

Отметим, что обилие иностранных (английских) слов, употребляемых в наше время, это не просто демонстрация “образованности”, а осуществление заветов Гитлера об обучении населения Восточных территорий элементам, правда, немецкого языка. Но, как известно, иные времена сопровождаются иными песнями. Сейчас претенденты на наши территории говорят на английском языке.

https://red-penza.org/2016/12/04/%d1%83%d1%87%d1%91%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%b8%d0%bd%d1%82%d0%b5%d0%bb%d0%bb%d0%b8%d0%b3%d0%b5%d0%bd%d1%86%d0%b8%d1%8f-%d0%bf%d0%be%d0%bb%d0%b8%d1%82%d0%bf%d1%80%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b8%d1%82%d1%83/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , ,

Члена профсоюза «Учитель» второй раз восстановили на работе


Вчера суд восстановил на работе преподавателя физкультуры Татьяну Семенову из Хотьково Московской области. Суд также обязал работодателя выплатить Татьяне 92 тыс.руб. в качестве компенсации за временный простой и моральный ущерб.

4 июня решением Сергиево-Посадского городского суда Татьяна Семенова, член профсоюза «Учитель» и преподаватель физкультуры ГБОУ Хотьковская школа-интернат V вида Московской области, была восстановлена на работе. Семенову уволили из школы больше месяца назад по ст.81 ч.1 п.5 ТК РФ («неоднократное неисполнение обязанностей»), но «проступки» педагога, за которые были вынесены взыскания, в суде не были признаны существенными. В одном случае Семенова начала урок позже на пять минут из-за того, что затерялся ключ от спортзала, в другом — не допустила ученика к занятию лыжами из-за отсутствия у него варежек.

Сергиево-Посадский городской суд обязал работодателя выплатить Семеновой 92 тыс.руб. в качестве компенсации за временный простой и моральный ущерб. Защиту прав Татьяны осуществляли юристы КТР.

Показательно, что это уже вторая попытка работодателя уволить Татьяну Семенову. Первая была предпринята год назад, также в конце учебного года, и Семенова также была восстановлена по суду. Конфликт с администрацией у профсоюза «Учитель» продолжается с момента создания первичной организации (октябрь 2013 года): работодатель не желает признавать права профсоюзной организации на ведение коллективных переговоров, обсуждение коллективного договора, отказывается предъявлять документы.

Следующая цель профсоюза школы — добиться выделения стандартной нагрузки для учителя истории школы-интерната и председателя первички «Учителя» Людмилы Новиковов. В январе 2014 года Людмила получила уведомление за подписью директора С.Ильина, о том, что с 27 марта 2014 года ее нагрузка будет понижена по причине выхода из декретного отпуска сотрудницы интерната. При этом трудовой договор Новиковой носит бессрочный характер и не содержит каких-либо упоминаний о том, что она выполняет обязанности на время нахождения другой сотрудницы в отпуске по уходу за ребенком.

Источник: «Учитель»

ktr.su 5.06.15

 

Метки: , , , ,

Немного о духовном апокалипсисе


То, что не удалось Троцкому с его перманентной революцией, оказалось под силу отцам глобализации, опирающимся на самый многочисленный класс — обывателей. «Потребители всех стран, соединяйтесь!» — стало главной заповедью современной религии. Мещанство интернационально, потому что зоология космополитична, а перед прилавком все равны.Катаклизмы прошлого столетия, исход человечества из биологического плена под знаменами коммунизма и фашизма обернулся тотальной усталостью, реставрацией животного начала и торжеством вульгарного эпикурейства. Естественные надобности, еда и секс, вышедшие на первый план, заслонили идеологические разногласия, разрешили споры о счастье, подвели черту под мечтами о светлом будущем. Символом нашей эпохи стала потребительская корзина, на все вопросы современность даёт ответ в денежном эквиваленте.

Миллиарды одномерных людей как саранча атакуют супермаркеты, как загиптотизированные сомнамбулы они бредут мимо полок в их искусственных лабиринтах. Кажется, они будут скитаться так тысячи лет, вместо пастырей придерживаясь рекламы, как евреи в пустыне, питаясь манной гамбургеров и модифицированных продуктов. Быт подменил бытие, борьба за выживание сменилась гонкой за комфортом.

Что это, конец истории или духовный апокалипсис?

Повсюду торжествует агрессивная посредственность, ограниченность стала визитной карточкой телевизионных «интеллектуалов». Интеллектуальное искусство вытеснено на обочину, а его место оккупировало творчество сумасшедших. Современные культурные изыскания ассоциируются с перфомансами, инсталляциями и деструктивными языковыми конструкциями, подражающими авангардистам начала ХХ века. Выжженная пустыня современной культуры существует как придаток прилавка, и её неказистая витрина не радует глаз даже чахлой самобытностью.

Это закон рынка. Когда искусство стало товаром, каток масскульта втоптал в грязь всё талантливое, оставив на поверхности напористых бездарностей. Их образы, тиражируемые электронными СМИ, требуют религиозного поклонения, а поделки голливудской фабрики кошмаров объявляются культовыми. Современная история представляется как бесконечно затянувшийся сериал. Неужели и через тысячу лет главными мировыми новостями будут сплетни из жизни голливудских «звёзд»? Неужели и тогда духовные запросы общества будут удовлетворять творцы масс культуры?

Нас уверяют, что народы сами жаждут этого, замалчивая о воспитательной нагрузке искусства, забывая, что «народ — это чистый лист бумаги, на котором можно ставить любой иероглиф». На самом деле под лицемерными лозунгами свободной конкуренции навязывают культуру одной страны. Разве араба, индуса или русского настолько интересуют насущные проблемы американцев, разве американский образ жизни — единственный эталон? Почему миру отводят роль дворни, подглядывающей в замочную скважину хозяйских покоев?

Торжество коммунистической идеи вместе с властью Москвы несло развивающимся странам братскую помощь, строящиеся заводы с тысячами рабочих мест и бесплатное здравоохранение. А что дало миру безраздельной власти США? Разгромленную Югославию? Уничтоженный Ирак? Застрявшие в хаосе Афганистан и Ливию? Ополоумевшую Украину? Разве мир вздохнул свободно? И чем дальше, тем отчётливее видно, что мировые хозяева заботятся лишь о своём кармане, вместо идеологии распространяя борьбу с идеологией. Освободители от железной пяты СССР требуют не меньшего подчинения, предлагая взамен лишь бесконечные декларации о правах человека.

Россия и по сей день переживает эпоху застоя, по сравнению с которой брежневские времена — буря. Тогда была подспудная общественная жизнь, кухонными разговорами интеллигенция откликалась на текущие события, и её мнение было отлично от официального. Теперь добровольно берут под козырёк всем начинаниям властей — телевидение, отучая мыслить самостоятельно, стало перстом указующим. А государственная жизнь и в брежневские времена была привычно насыщена — то Олимпиаду выиграли, то очередной корабль в космос запустили, то завод-гигант построили. При том, что больше половины граждан России оказались за чертой бедности (это только согласно официальной статистике «бедствует» 11%), Москва стабильно из года в год не выходит из пятерки самых дорогих городов мира. Советскую власть сменил неофеодализм, олигархи и коррумпированное чиновничество возглавляют финансовую пирамиду, которая с падением цен на энергосырье начала рассыпаться как карточный домик. Это и есть наша «национальная идея»?

Дуэли, возникавшие на почве затронутой чести, кажутся иррациональными в наш век расчётливого прагматизма. «Ничего личного», — бомбят сегодня в погоне за прибылью, и человечество всё больше походит на гигантскую машину, бездушного механического спрута, подчиненного воле экономических законов. В атомизированном обществе народы демонстрируют поразительное смирение, их лидеры не вызывают презрения, когда верноподданнически заглядывают в глаза заокеанскому Большому Брату, выстраиваясь в очередь у его парадного подъезда.

Либеральная толерантность и политкорректность прикрывают полнейшее равнодушие к судьбам нации. За товары в супермаркете стерпят любые унижения и, что хуже, предадут национальные интересы, будущее своих детей и внуков. Этническое отступает на фоне экономического, интернационализация капиталов ведёт к разрушению традиционных сложившихся государств. Нам твердят о мире без границ, но географические границы сменили куда более крепкие — денежные. И формирование международного правительства происходит за закрытыми дверями, оставляя остальным принимать участие в фарсе национальных выборов.

Духовное состояние общества характеризуется, по-видимому, не строем, формой производства и уровнем технического прогресса, а энергетикой его членов. По всему миру пылают войны, но в человеческих сердцах поселился холодный апокалипсис.

Елизавета Александрова

Сcылка: http://evrazia.org/article/1205

 

Метки: , , , ,

Эдипов комплекс советской интеллигенции


Сегодня умерла Майя Плисецкая, один из подписантов малоизвестного письма 25-ти хорошо известных советских деятелей науки, культуры и искусства. Письмо было адресовано в 1966 году руководству СССР по поводу якобы начавшейся реабилитации Сталина.

Письмо есть типичный образец эдипова комплекса нашей интеллигенции. Люди достигли вершин своей интеллектуальной самореализации именно при Сталине, в условиях, созданных Сталиным. Этих людей спас от физического уничтожения в 1941-45 году Гитлером именно Сталин. От него они получали многочисленные премии и звания, как награду за свои достижения. Для понимания масштаба этих достижений достаточно ознакомиться с их регалиями, которыми они подписались:

Акад. Л.А.Арцимович, лауреат Ленинской и Государственной премий
О.Н.Ефремов, главный режиссер театра «Современник»
Акад. П.Л.Капица, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственных премий
В.П.Катаев, член Союза писателей, лауреат Госпремии
П.Д.Корин, народный художник СССР, лауреат Ленинской премии
Акад. М.А.Леонтович, лауреат Ленинской премии
Акад. И.М.Майский
В.П.Некрасов, член Союза писателей, лауреат Госпремии
Б.М.Неменский, член Союза художников, лауреат Госпремии
К.Г.Паустовский, член Союза писателей
Ю.И.Пименов, народный художник РСФСР, лауреат Госпремии
М.М.Плисецкая, народная артистка СССР, лауреат Ленинской премии
А.А.Попов, народный артист СССР, лауреат Госпремии
М.И.Ромм, народный артист СССР, лауреат Госпремий
С.Н.Ростовский (Эрнст Генри), член Союза писателей, лауреат премий Воровского
Акад. А.Д.Сахаров, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Госпремий
Акад. С.Д.Сказкин
Б.А.Слуцкий, член Союза писателей
И.М.Смоктуновский, член Союза кинематографистов, лауреат Ленинской премии
Акад. И.Е.Тамм, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Госпремий, лауреат Нобелевской премии
В.Ф.Тендряков, член Союза писателей
М.М.Хуциев, заслуженный деятель искусств РСФСР
Г.А.Товстоногов, народный артист СССР, лауреат Ленинской и Госпремий
С.А.Чуйков, народный художник СССР, лауреат Госпремий
К.И.Чуковский, член Союза писателей, лауреат Ленинской премии

В общем талант, звания и награды у них были, а вот совести не было. Все тоже самое касается и нынешней интеллигенции, которая кровь от крови есть наследница советской интеллигенции, а многие являются прямыми наследниками тех самых пресловутых сталинских стукачей и палачей.

 

Метки: , ,

Новосибирская интеллигенция попросила Мединского на выход


Около тысячи человек вышли в воскресенье в Новосибирске на митинг с требованием отставки министра культуры РФ Владимира Мединского, сообщает FlashSiberia. Онлайн-трансляцию с мероприятия ведет агентство «Тайга.инфо».

Причиной для митинга стало увольнение директора Новосибирского государственного театра оперы и балета Бориса Мездрича из-за постановки оперы «Тангейзер». Митинг проходит на площади перед зданием Оперного театра. «Медуза» сообщает, что нынешний директор театра Владимир Кехман назначил на время митинга встречу с труппой. Уволенный глава театра Мездрич, выступая на митинге, заявил, что «у художника есть право на свободу творчества точно так же, как есть право на свободу вероисповедания».

FlashSiberia передает, что к собравшимся обратился через видеосвязь режиссер Андрей Звягинцев. «Долг зрителя понимать, что он свободен слышать то, что он хочет слышать», — заявил автор «Левиафана». Поддержать участников митинга приехал дьякон Андрей Кураев. «Тайга.инфо» передает, что на митинге также планируют показать обращения журналиста Сергея Пархоменко, публициста Александра Архангельского, телеведущей Татьяны Лазаревой и главного редактора журнала «Театр» Марины Давыдовой.

По данным полиции, в митинге участвуют около 300 человек. Мероприятие проходит без нарушений.

— Со своей стороны, — встревает редактор ФОРУМа.мск Д.Чёрный, — могу лишь выразить глубочайшую солидарность с новосибирской общественностью, и добавляю масла в огонь гиперссылкой — заметьте, что профнепригодность Мединского я диагностировал в интервью ещё задолго до назначения его на пост министра, когда он в Думе кофеёк попивал да на сурковские гроши издавал свои «Мифы о России»: ну, не просто человек не знает истории России и СССР, а заведомо ложные факты и обобщения кладёт в основу не только суждений, но и теперь деятельности министерства, установка стелы Романовых возле Вечного Огня и аллеи городов-героев это типичная вылазка его идеологии регресса.

 

Метки: , , , , , , ,

В ОРГКОМИТЕТЕ БЕЛОРУССКОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ТРУДЯЩИХСЯ (БКПТ)


В Оргкомитете по созданию БКПТ изучены материалы рабочего визита Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко на предприятие ОАО «Борисовдрев». В том числе обращено внимание на решение Президента запретить увольнение наемных работников до завершения модернизации этого и других деревообрабатывающих предприятий и выработана следующая позиция:

Если бы это намерение касалось запрета на увольнение работников по инициативе наймодателя, то с ним можно было бы вполне согласиться. Но оно было воспринято как запрет на увольнение работника по собственной инициативе, что не соответствует интересам рабочих и действующему законодательству.

В связи с этим, БКПТ отмечает, что официально существующие партии чиновников всесторонне действуют в защиту их власти. Это, прежде всего, вертикаль Администрации во главе с Президентом — так называемая в народе «партия власти».

Это также Коммунистическая партия Беларуси (КПБ), являющаяся фактически, вопреки своему Уставу, не самостоятельной организацией, а как бы составной частью Администрации по делам левого движения.

Защищает интересы власти также чиновничье Общественное объединение «Белая Русь», готовое стать партией.

Легальной же партии, способной полновесно защищать интересы рабочих и их естественных трудовых союзников (трудового крестьянства и народной интеллигенции), пока не существует.

Таким образом, рабочие ни непосредственно, ни через свою партию пока не имеют никакого отношения к существующей власти. Например, в обеих палатах Национального собрания Республики Беларусь нет ни одного рабочего для того, чтобы провозгласить свой интерес и проголосовать за соответствующий ему закон. При существующей избирательной системе и избирательной практике, как показали и последние выборы, рабочий там в обозримом будущем и не появится. Так что Национальное собрание и впредь будет принимать законы, прежде всего, в угоду чиновникам и так называемым «эффективным собственникам», то есть тем, кто, владея торговыми, финансовыми и производственными предприятиями, живут за счет эксплуатации наемных работников.

Принимаемые Национальным собранием законы меньше всего будут учитывать интересы трудящихся или даже будут вступать в противоречие с их интересами.

Однако подлинно рабочая партия в республике имеется. Это БКПТ, которая была учреждена три года назад как партия рабочих и их трудовых союзников. Пока рабочие к ней присматриваются – поддержать или не поддержать. Администрация же и ее подпевала — КПБ сразу поняли, что БКПТ будет защищать, прежде всего, интересы наемных работников, а потому уже 4 раза отказали БКПТ в регистрации в условиях, когда ими же принят Закон, запрещающий работу партии до регистрации.

Такого недемократичного законодательства нет даже в олигархической России, в Союзном государстве с которой мы состоим, но никак не состыкуем законодательство. И Беларусь в этом отношении фактически подстраивается не к России, а к республикам Прибалтики – Латвии, Литве и Эстонии, где коммунистическая партийная деятельность, то есть деятельность в интересах рабочих, находится под прямым запретом. У нас, как видим, деятельность подлинной коммунистической партии, какой является БКПТ, запрещается не прямо, а косвенно, но эффект тот же: партия, представляющая интересы рабочих, действовать открыто не может

А нужно ли кому-то защищать рабочих, если власть, действительно, делает, и немало, в интересах не только чиновников и частных собственников, но и рабочих? Заявление Президента в Борисове насчет запрета на увольнение в очередной раз показывает, что рабочая партия необходима. Без нее рабочие не в состоянии защититься от возможного произвола властвующих чиновников.

Спора нет: современная и конкурентоспособная национальная деревообработка нужна не только чиновникам, но и рабочим, и курс на использование в экономике республики, прежде всего, собственных ресурсов, куда входят и наши леса, абсолютно верен. И валюта нам нужна для оплаты за нефть, газ, комплектующие для наших машин, за товары народного потребления, какие сами не производим, и т.д. А получить валюту можно только через вывоз за рубеж и продажу там нашей продукции (экспорт). Вывезешь дерево-сырец – получишь некоторое количество долларов или евро, а вывезешь обработанное дерево (строительные лесоматериалы, мебель и т.д.) — получишь в два, а то и в десять раз больше. Прямой резон.

Вот тут-то Президент и обнаружил, что государственные меры по развитию деревообработки чиновники благополучно провалили: должны были ввести предприятие ОАО «Борисовдрев» в декабре 2009 года, а введут, и то если подхлестнуть, лишь к 7 ноября 2013 года, то есть аж на 4 года позже.

Поэтому правильно Президент снял стружку с ответственных чиновников, но при этом обвинил почему-то и рабочих и даже принял меры: велел срочно составить декрет, запрещающий всякое увольнение рабочих до завершения реконструкции предприятия, то есть временно ввести для них что-то наподобие «крепостного права», какое существовало при царизме да вынужденно, с согласия Советской власти, в суровый период Великой Отечественной войны и восстановления народного хозяйства.

То, что в разборке по поводу провала модернизации предприятия ОАО «Борисовдрев» крайними оказались чиновники, правильно: нечего, имея полноту власти, саботировать осуществление целесообразных государственных решений своей леностью и бесхозяйственностью.

А рабочие-то причем? Разве они в ОАО «Борисовдрев» участвовали в руководстве предприятием, как то гарантировано ст. 13 действующей президентской Конституцией Беларуси, за которую в 1996 году на референдуме проголосовали и рабочие? Нет, не получили права на участие. Оно в Конституции лишь продекларировано, в действительности его нет.

Разве рабочие составляют народный контроль, чтобы своевременно пресекать и бесхозяйственность чиновников, и нерадивость рабочих? Нет, не составляют. Народный контроль был упразднен при С.Шушкевиче первым делом, как только в 1991 году Советскую власть окончательно превратили в антисоветскую: не нужен властвующим чиновникам повсеместный, постоянный и нелицеприятный народный контроль над их властью.

Разве рабочие ОАО «Борисовдрев» не работают по срочному персональному контракту, делающему их на предприятии временщиками и не позволяющему под угрозой неминуемого увольнения сказать ни малейшего критического слова в адрес начальства, что бы оно ни творило?

Поэтому БКПТ предлагает Президенту включить в свой Декрет вместо «крепостных» мер следующие три пункта, и тогда модернизация ОАО «Борисовдрев» наверняка будет качественной и осуществлена в срок:

1. Предоставить рабочим предприятий деревообработки и всех других предприятий право участия в руководстве предприятиями (то есть реализовать «спящую» последнюю часть ст. 13 Конституции Республики Беларусь);

2. Ввести на предприятиях деревообработки и на всех других предприятиях рабочий контроль;

3. Отменить индивидуальный срочный контракт как основную форму найма и восстановить во всех своих правах коллективный трудовой договор.

Как видим, только БКПТ в состоянии ставить вопрос в интересах рабочих. А потому – входите в число учредителей БКПТ. Она в 5-й раз будет стучаться в ворота белорусской демократии, чтобы получить регистрацию и право действовать в политических и социальных интересах рабочих Беларуси и их трудовых союзников.

Контактные телефоны:

в Брестской области – в г. Бресте 28-99-69

в Витебской области – в г. Витебске 36-96-08

в Гродненской области – в г. Слониме 4-25-47, в г. Мосты 4-24-07

в Минске – 334-05-52, 283-60-97, 203-50-64

в Минской области – Минский район 501-50-75, в г. Несвиже 24-127 и 5-52-04

в Могилевской области – в г. Бобруйске 58-18-73 и 52-99-03, в г. Могилеве 25-74-00

Минск. 06.12.2012 г.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

История о т.н. философском пароходе с высыланной из страны интеллигенцией — спекуляция мифотворцев


Приблизительно с середины 1990-х годов «Философский пароход», ранее принадлежавший преимущественно истории и историкам, облюбовали публицисты. Это привело к тому, что довольно скоро он занял видное место в «джентльменском наборе» идеологических клише постсоветского интеллектуала. В 2004 г. событие высылки повторилось как… хэппенинг: из Новороссийска в Стамбул на XXI Всемирный философский конгресс был отправлен «Философский пароход-2», объявленный его организаторами «уникальной научной и культурно-исторической акцией»[1]. А начиная с «юбилейного» 2002 года Санкт-Петербургским философским обществом у специально установленного по этому случаю мемориального камня проводится другая, ежегодная, акция под названием «Вспоминая “Философский пароход 1922 г.”». Медиатическая эксплуатация памяти о событии не могла не сказаться на качестве исторических исследований.

Правда, за минувшие десятилетия «Философский пароход» и без того успел обрасти устойчивыми слухами и мифами. Согласно одному из них, у советского правительства якобы существовала предварительная договоренность с германским: последнее, как будто, само ходатайствовало о высылке профессоров именно в Берлин. Подобные гипотезы можно найти не только в российских, но и в некоторых немецких публикациях 1970-х. Однако проведенные архивные исследования показали, что эта гипотеза, как и многие другие, не имеет под собой серьезных оснований. Но мифы продолжают множиться и не в последнюю очередь усилиями современных исследователей.

Не буду касаться всей литературы о «Философском пароходе», укажу лишь на две наиболее значительные публикации — значительные не только по объему и весу изданных томов. Что сразу же привлекает в них внимание, — и что способно привести в азартный трепет историка, взявшего в руки эти тома: документы, опубликованные в обоих сборниках, хранятся по большей части в труднодоступных архивах — Центральном архиве ФСБ РФ и Архиве Президента РФ. Богатство материала и археографически грамотная его подача вкупе с необходимым научно-справочным аппаратом — чего, казалось бы, еще требовать от этих изданий? Исследователь-историк дальше сам во всем разберется! Но публикаторам показалось этого недостаточно.

«Высылка вместо расстрела» (2005) предваряется обширным, претендующим на концептуальность предисловием. И первое, с чего начинают его авторы, — это декларация позиции, опираясь на которую читателю предлагается рассматривать публикуемые документы.
«Философский пароход», — доверительно сообщают они читателю, — «стал определенной точкой отсчета [2], с которой в ХХ в. начался драматический раскол единой русской культуры» (с. 5).

Откуда взялся этот странный вывод, составители не объясняют. Между тем, большинство российских культурных деятелей, определивших облик «единой русской» дореволюционной культуры, — писателей, артистов, музыкантов — уехали из России гораздо раньше — в 1917-м (С.В. Рахманинов), в 1918-м (С.С. Прокофьев), в 1919-м (В.В. Набоков), в 1920-м (И.А. Бунин, И.С. Соколов-Микитов, З.Н. Гиппиус, Д.С. Мережковский, К.Д. Бальмонт), в 1921-м (Н.К. Метнер, А. Белый, А.М. Ремизов, Б.К. Зайцев, И.Г. Эренбург, В.В. Кандинский), в начале-середине 1922-го (Ф.И. Шаляпин, М.И. Цветаева, В.Б. Шкловский, Н.Н. Берберова, В.Ф. Ходасевич)… Некоторые, как известно, потом вернутся, для других эмиграция станет уделом всей жизни. Но причем здесь «Философский пароход»? С высылкой их отъезд из России никак не был связан.

Читаем дальше:

«Массовая высылка интеллигенции повлекла за собой […] свертывание демократических начал в политической жизни молодой Советской Республики» (с. 6).

Хотелось бы спросить, как высылка могла повлечь за собой свертывание демократических свобод, если этот процесс начался, как известно, одновременно с Гражданской войной? Ответ на этот вопрос обнаруживается во введении к сборнику «Очистим Россию надолго…» (2008) [3], авторы которого — те же В.Г. Макаров, В.С. Христофоров, а также А.Н. Артизов. Дело в том, что в 1921 г. советское руководство начало проводить новую экономическую политику. И вот, основываясь, вероятно, на одном из главных либеральных допущений о прямой зависимости демократических свобод от господства в обществе отношений капиталистической частной собственности и «свободного рынка», публикаторы приписали собственные представления об экономике и политике «большевистским руководителям» (2007, с. 6). В то же самое время в сборнике — и тем он ценен — публикуются документы, которые говорят сами за себя, поправляя своих публикаторов. В данном случае такой говорящий документ — это письмо Ленина Троцкому от 21 января 1922 г. [4], где Ленин объясняет суть термина «государственный капитализм» и особенности его существования «в государстве с пролетарской властью» — «ограниченный и временем, и областью распространения, и условиями своего применения» (2007, с. 27). Понять, что именно Ленин имеет в виду под «условиями» применения госкапитализма, можно, обратившись к другим ленинским текстам. В работах мая 1918 г., апреля — мая и августа 1921 г., конца 1921 г. — начала 1922 г. он подчеркивает, что смысл НЭПа — в восстановлении экономики: в первую очередь, производительных сил крестьянства, а также пролетариата как экономически и политически передового класса, изрядно пострадавшего в годы войны от деклассирования. Тезис 1918 г., что «нет и быть не может даже речи о разделе власти, об отказе от диктатуры пролетариев против буржуазии», с настойчивостью повторяется в текстах 1921 г.[5]. Представителям «мелкобуржуазных течений» отныне «место в тюрьме (или в заграничных журналах)»:

«Пусть едет за границу тот, кто желает поиграть в парламентаризм, в учредилки, в беспартийные конференции» [6].

Эта реплика апреля 1921 г. относилась, по сути, к будущим пассажирам «Философского парохода».

В предисловии к сборнику 2005 г. подробно и квалифицированно рассматривается вопрос об их численности. И дается долгожданный ответ. Публикаторы сообщают, что «всего в операции по высылке интеллигенции преследованию властей подверглось 228 человек» (с. 41), из них 67 человек (31%) высланы за границу, 49 человек (22%) сосланы в отдаленные районы России, 33 человека (15%) «репрессиям вообще не подверглись», несмотря на то, что «первоначально попали в списки на высылку», о 46 человеках сведения отсутствуют (с. 42). Во введении к сборнику 2007 г. приводятся, однако, другие цифры:

«Более 270 представителей интеллектуальной элиты страны стали в это время жертвами репрессивной политики большевиков, причем 81 из них, в большинстве навсегда, не по своей воле одни или с семьями покинули родину» (с. 5).

По-видимому, новые данные о численности репрессированных и высланных появились в результате расширения источниковой базы, однако сами публикаторы это никак не комментируют, хотя преемственность изданий 2005 г. и 2007 г. налицо.

Между тем теперь можно утверждать, что цифра, которой обычно оперируют историки, пишущие о «Философском пароходе», — около 200-300 человек — составляется из суммарного числа высланных (81) и членов их семей. Причем сюда не попадают около 60 высланных в ноябре-декабре 1922 г. из Грузии меньшевиков, о которых публикаторы упоминают (с. 40), но в общее число репрессированной «антисоветской интеллигенции» (228/272) не включают, ограничиваясь московской, петроградской и украинской группой [7].

Здесь следует сказать несколько слов об участии немецкой стороны в акции высылки. Как совершенно справедливо утверждают публикаторы, опираясь на результаты архивных разысканий, «никаких предварительных переговоров на сей счет и соответственно договоренности между [русской и немецкой] сторонами не было. Более того, когда ГПУ и НКИД обратились в германское посольство за визами, они получили отказ» (2007, с. 11). Высылаемым в самом деле пришлось ходатайствовать о визах лично или через выбранных между собой представителей. Однако сочувствие германской стороны к высылаемым существенно «скрасило» их отъезд из России. В германском дипломатическом корпусе были сотрудники, знакомые с представителями российской общественности, связанные с ними дружескими узами, вхожие и в советские официальные круги. Так, Степун, вспоминая в своей книге «Бывшее и несбывшееся» о высылке, называет «некого доктора Г.», который по его просьбе задержал оформление визы, чтобы проситель успел завершить все дела и подготовиться к отъезду (2007, с. 720). Этим загадочным доктором был, как свидетельствуют германские архивы, Густав Оттонович Хильгер (1886 — 1965), родившийся и выросший в Москве в немецкой семье и ставший впоследствии Главным уполномоченным Германского Красного креста в РСФСР. Именно к нему обратились высылаемые с настоятельной просьбой ходатайствовать по их делу в Германском представительстве, о чем Хильгер рассказывал в письме от 11 сентября 1922 г. к своему другу, корреспонденту «Berliner Tageblatt» Паулю Шефферу [8]. А в Берлине другой его друг, уполномоченный Германского Красного креста в Германии и дипломат Мориц Шлезингер помог высланным найти дешевое жилье, участвовал в организации Русского научного института (РНИ), а через год «раздобыл для них» 10 тыс. долларов США, — вероятно, на нужды РНИ. В письме к Хильгеру Шлезингер сообщал, что русские профессора высказались в том смысле, что «лишь мне одному они обязаны возможностью работать и действовать» [9].

К безусловным удачам обоих сборников следует отнести составленные публикаторами именные комментарии. Информация о лицах, упоминаемых в документах в сборнике 2005 г., или только о репрессированных (сборник 2007 г.) в целом ряде случае основывается на до сих пор не известных архивных материалах. Однако и здесь публикаторы не избежали влияния характерных идеологических установок: в постсоветской гуманитаристике появились свои «священные коровы». Именно в таком качестве выступают сегодня религиозные философы. Так, в именном комментарии в сборнике 2005 г. о Б.П. Вышеславцеве незатейливо сказано:
«В 1922 г. выслан за границу» (с. 432).

Между тем еще в 2003 г. в Москве вторым изданием вышла книга «Русский Берлин 1921 — 1923. По материалам архива Б.И. Николаевского в Гуверовском институте», где, среди прочего, были опубликованы два письма Вышеславцева в Берлин профессору А.С. Ященко, издателю «Новой русской книги». В письме от 5 октября 1922 г. Вышеславцев сообщает:

«Я собираюсь отсюда уехать и слышал, что Вы организуете университет в Берлине. Если да, то имейте меня в виду в первую очередь и берегите для меня кафедру […]. Если это неверно, то напишите, что Вы могли бы для меня устроить и не мог ли бы я существовать писательством. Однако сведения об этом здесь крайне неблагоприятны. […] Жизнь здесь физически оч[ень] поправилась, но нравственно невыносима для людей нашего миросозерцания и наших вкусов. Едва ли в Берлине Вы можете есть икру, осетрину и ветчину и тетерок и пить великолепное удельное вино всех сортов. А мы это можем иногда, хотя и нигде не служу […]. Зарабатывать здесь можно много и тогда жить материально великолепно, но — безвкусно, среди чужой нации, в духовной пустоте, а мерзости нравств[енного] запустения. Если можете, спасите меня отсюда» [10].

И просит писать ему на адрес Германского представительства в Москве.

Неизвестно, ознакомились ли публикаторы с этим документом, — нельзя, разумеется, объять необъятное! Но в сборнике 2007 г. в именном комментарии «Список репрессированных…» что-то заставило их выразиться осторожнее: «В сентябре 1922 г. [Вышеславцев] был внесен в списки на высылку» (с. 769). Значит, относительно «высланности» Вышеславцева у них возникли сомнения. Однако вместо того, чтобы написать откровенно, как обстоит дело, — а оно обстоит таким образом, что ни в списках на высылку, ни в других документах, опубликованных в обоих сборниках, имя Вышеславцева ни разу не встречается, как не встречается оно и в посвященных высылке заметках эмигрантских газет, — публикаторы предпочитают это дело «замять».

С другой фигурой, ставшей с недавних пор культовой и даже «освященной» президентским вниманием, дело обстоит еще интереснее. Речь идет о философе И.А. Ильине, с высылкой которого из России все вроде бы понятно. Но в сборнике 2005 г. информация о нем заканчивается строчкой, которая вызывает известное любопытство: «После 1938 г. был вынужден бежать в Швейцарию» (с. 444). Можно было бы предположить, что бегство из Германии явилось следствием выступления русского философа против фашизма и национал-социализма. И более развернутое сообщение из именного комментария в сборнике 2007 г. должно, казалось бы, дать необходимую информацию:

«После прихода к власти фашистов положение Ильина существенно ухудшилось: его удалили из Русского научного института, затем запретили публичные выступления. В июле 1938 г. выехал в Швейцарию…» (с. 776–777).

Теперь, вроде бы, все понятно. Однако у того, кто хотя бы немного знаком с содержанием деятельности Ильина в эмиграции в 1920-е — 1930-е годы, неминуемо должны возникнуть вопросы. Во-первых, что это все-таки за Русский научный институт, который помогал организовывать упомянутый выше Шлезингер, и в котором, как пишут авторы комментариев, профессор Ильин преподавал с 1923 по 1934 г.? Во-вторых, почему Ильина «с приходом к власти фашистов», а вернее через полтора года после этого события, 9 июля 1934 г. [11] удалили из Института? В-третьих, о каких публичных выступлениях Ильина идет речь и почему их запретили?

Идея научного института для добровольно и принудительно эмигрировавших русских профессоров и студентов возникла в германских научных и общественных кругах почти одновременно с появлением информации о высылке (см. выше письмо Вышеславцева к Ященко) и самих высланных в Берлине [12]. Так что уже 17 февраля 1923 г. состоялся торжественный акт в честь открытия Русского научного института (РНИ) во главе с профессором В.И. Ясинским. В числе принципов существования Института был провозглашен аполитичный характер его научной и преподавательской деятельности — таково было условие советской стороны. А уже 1925 г. профессор Отто Хёч, первый вице-президент Германского общества по изучению Восточной Европы и куратор РНИ, вынужден был выразительно напомнить Ильину, а также Франку и Бруцкусу об этом принципе: русские профессора добросовестно им пренебрегали, делая в своих выступлениях и статьях жесткие антисоветские выпады, чем ставили под вопрос «плодотворные научные контакты [Германии] с академическими кругами в Москве и Ленинграде» [13]. Как складывалась дальнейшая судьба Института, это уже другая история [14]. Здесь необходимо только сообщить, что 31 июля 1933 г. РНИ был переведен из ведения Прусского министерства науки, искусства и народного образования в ведение Имперского министерства народного просвещения и пропаганды и превращен в «исследовательский и пропагандистский институт на службе у национального правительства, который в процессе объективной и основательной работы [должен] предоставит[ь] этому правительству ценный материал для борьбы»[15].

За пару недель до этого Ильин назначается последним руководителем РНИ. Правда, после передачи Института Министерству пропаганды Ильина понизили до вице-президента, несмотря даже на то, что один из его докладов о «большевизации Германии» получил признание и одобрение самого шефа гестапо Дильса [16]. Что же в таком случае могло послужить впоследствии причиной конфликта Ильина со столь могущественным ведомством? Почему вдруг в начале 1938 г. гестапо изъяло из обращения книги Ильина и запретило ему публичные выступления? Этот вопрос требует дальнейшего изучения, но три фактора назвать можно уже сейчас: во-первых, интриги в коридорах Министерства пропаганды — в 1937 г. потерял свои позиции в НСДАП и лишился места в РНИ коллега, соавтор и покровитель Ильина д-р Адольф Эрт; во-вторых, наполовину славянское происхождение Ильина (его мать была немкой); в-третьих, проводимая им публичная критика фашизма, недостаток которого, — по-видимому, единственный — заключался, по мнению Ильина, в отсутствии у этого движения… глубоких религиозных оснований [17]. А еще как-то однажды в одном из своих докладов, изданном затем в виде брошюры, Ильин назвал Фридриха Ницше, философа, по сути «канонизированного» Третьим рейхом, «предшественником, учителем и пророком большевистского сатанизма» [18].

Но вернемся к сборникам опубликованных документов. На разные лады в них повторяется мысль об «антигуманности» высылки интеллигенции за границу (2005, с. 6, 39), события высылки называются «трагическими» (2007, с. 5). Одновременно признается трагической «судьба русских интеллигентов, оставшихся в Советской России» (2005, с. 6). Авторы предисловий и сами замечают парадоксальность своих утверждений — ведь столько интеллигентов, кого не коснулись события 1922 г. или кому разрешили остаться, позднее окончили свои жизни в сталинских лагерях и тюрьмах! Но принятая с самого начала идейная установка обязывает, и потому волей-неволей авторам приходится пренебрегать логикой фактов. Однако Макаров и Христофоров, а также их коллеги по сборнику 2007 г. публикуют столько «говорящих» документов, что их собственные теоретические выводы волей-неволей приходится воспринимать как недоразумение.

В связи с тезисом об антигуманности советских властей в отношении к высланным хочется указать, по крайней мере, на два интересных документа. Первый опубликован в предисловии к сборнику 2005 г. и касается высылки в ноябре 1947 г. 24 сотрудников «Союза советских граждан во Франции» французскими властями из мирной демократической Франции, среди которых оказались высланный в 1922 г. из России профессор А.И. Угримов и его сын, инженер А.А. Угримов. В обращении высланных к министру иностранных дел СССР В.М. Молотову сообщалось, что «если арест и высылка вообще носили бесчеловечный и жестокий характер грубого отрыва от семьи, от работы, от многообразных профессиональных и личных дел, то во многих отдельных случаях они сопровождались подробностями, совершенно ни с чем не сообразными… В Аннеси инспекторы на некоторое время приковали трех арестованных (тт. Беляева, [А.А.] Угримова и Розенбаха) наручниками к железной кровати» (с. 34–35). Подобных мер, как во французском Аннеси, в отношении высылаемых из России интеллигентов советские чекисты никогда не принимали.

Второй документ опубликован в приложении к сборнику 2007 г. Это воспоминания А.С. Кагана, юриста, экономиста и книгоиздателя, высланного из России «Философским пароходом» вместе с питерской группой и умершего в 1983 г. в США. Согласно заметкам в эмигрантской прессе, где освещались подробности отъезда, высылаемым разрешалось брать с собой ценности только «на сумму, не превышающую 50 руб. золотом» (с. 610), и «каждому из высылаемых петербургской группы была оплачена ГПУ стоимость одного пароходного билета 2-го класса от Петрограда до Штеттина, причем, однако, проезд членов семей, сопровождающих высланных, оплачен не был» (с. 620). Правда, Ф.А. Степун, уезжавший поездом, вспоминал, что им можно было взять, кажется, лишь по 20 долларов на человека и никаких ценностей, за исключением обручальных колец (с. 720). Каган о том, как проходил отъезд, сообщает, что «советские деньги на доллары и фунты» им помогла обменять помощница главного юрисконсульта Государственного банка С.М. Гинзбурга, одна из первых советских женщин-юристов Екатерина Флейшиц. Затем «выяснилось, — пишет Каган, — что нас отправляют в Штеттин на пароходе . Не знаю, по каким причинам, советское правительство оплатило проезд всех нас первым классом. Бывают же такие чудеса». А ценные вещи и деньги, сверх разрешенных, высылаемым помогли переправить за границу участники акции с немецкой стороны. Германский «консул познакомил представителей высланных, в числе которых был и я, с капитаном парохода, который предложил нам свои услуги. Мы должны были собрать у всех высылаемых деньги и негромоздкие ценности в один чемодан, составить список, кому что принадлежит, и доставить в консульство, а они уже как дипломатический багаж доставят капитану прямо на пароход. Нас не надо было долго убеждать, […] и в кратчайшее время чемодан был доставлен в консульство. […] Когда мы миновали Кронштадт и вступили в нейтральные воды, капитан пригласил представителей от нас (я, Карсавин, Одинцов) к себе в каюту, поздравил нас и вручил нам запечатанный чемодан (дипломатическая печать). Все вещи были в полной сохранности, и предложение о вознаграждении было отвергнуто как незаслуженное оскорбление» (с. 744).

Необходимо отметить и некоторые странности в подборе публикуемых материалов. Так, открывают сборник 2005 г. документы, посвященные разгону Всероссийского комитета помощи голодающим (Помгола) в августе 1921 г. Выбор этой темы можно, конечно, только приветствовать, поскольку, как не без оснований полагают составители, аресты членов Комитета «многие исследователи считают “точкой отсчета” несостоявшегося полилога власти и интеллигенции» (2005, с. 47). Но, к сожалению, ни нормативно-правовых документов, связанных с деятельностью ВКПГ, ни документов, способных рассказать, в чем же собственно заключался конфликт власти с общественностью, а также «закулисная работа» восьмерых членов ВКПГ, сосланных в результате в небольшие города и местечки (2005, с. 64), читатель в книге не найдет. Не удовлетворит его любопытство и комментарий, в котором ссылка на доведенную до Ленина информацию об «антиправительственных речах» Прокоповича и путаница в датировке вряд ли может прояснить ситуацию: комментарий начинается с сообщения о том, что «Помгол […] утвержден ВЦИК 21 июля 1921 г.», а заканчивается сообщением, согласно которому «в июле 1921 г. вместо Помгола была создана Центральная комиссия помощи голодающим при ВЦИК под председательством М.И. Калинина» (2005, с. 188). На самом деле комиссия Калинина была образована 18 июля 1921 г. и существовала параллельно с «Помголом», а после его разгона 27 августа 1921 г. унаследовала его название [19].

И в заключение несколько слов о самом «Философском пароходе» как транспортном средстве. «Философский пароход» — образ, конечно, собирательный. Пароходов было как минимум пять. Первый — его название не сохранилось — отвез из Одессы в Константинополь троих высланных: профессоров Б.П. Бабкина и А.В. Флоровского и ассистента Г.А. Секачева. Второму кораблю выпала честь в четверг вечером 28 сентября принять на борт московскую группу изгнанников «в составе 24 человек (с семьями 84)» (2007, с. 359). Это был «Oberburgermeister Haken» — комфортабельный, правда, уже не новый, но все еще элегантный, оснащенный электрическим освещением, скоростной пароход класса A I и водоизмещением 1250 тонн, принадлежавший Stettiner Dampfer-Compangie и выполнявший рейс Петроград — Штеттин. Третьему пароходу под названием «Preussen» той же пароходной компании и, по-видимому, того же класса пришлось сделать несколько рейсов с высланными на борту. Сначала в традиционный четверг, 16 ноября, «Пройссен» забрал из Петрограда питерскую группу из 17 человек высланных с членами их семей и, как минимум, четверых добровольных эмигрантов (всего 44 человека) и в воскресенье утром, т.е. с небольшим опозданием, доставил их в Штеттин (2007, с. 608): переезд из Петрограда в Штеттин обычно занимал два дня. В ночь с 15 на 16 декабря «Пройссен» взял на борт высланного писателя-беллетриста В.Я. Ирецкого (2007, с. 445). А 17 февраля 1923 г. газета «Руль» сообщила, что на «Пройссене» находится вместе со своей семьей высланный редактор журнала «Экономист» Д.А. Лутохин (2007, с. 625). О четвертом корабле под названием «Jeanne» известно, что этот итальянский пароход увез 27 декабря 1922 г. из Севастополя в Константинополь высланного религиозного мыслителя С.Н. Булгакова с семьей. Был и пятый пароход, на борту которого пересекли Черное море и прибыли 11 февраля 1922 г. из Одессы в Варну три профессора Новороссийского университета, высланные по так называемому украинскому списку (2007, с. 624).

Так что с публикацией документов список пароходов-участников акции увеличился. Увеличился и одновременно сократился список подвергшихся преследованию и высылке за границу представителей интеллектуальной элиты — вряд ли отныне кто-то серьезно отнесется к цифре, называемой В.Н. Сойфером: «две тысячи выдающихся деятелей науки и культуры России», насильно выдворенных «за пределы Российской республики» [20]. А между тем «Философский пароход», как это ни печально, по-прежнему остается мифом, страдая от идеологической коррозии и обрастая новыми легендами.

П Р И М Е Ч А Н И Я :

1. О том, как на этом пароходе обстояло дело с наукой, историей и культурой, см.: Яковлев В. Тем же морем: «Философский пароход-2»
2. Здесь и далее везде курсив мой. — Н.Д.
3. Этот сборник вышел в известной историкам серии «Россия. ХХ век. Документы».
4. Первоначальная публикация: Ленин В.И. ПСС. М., 1965. Т. 54, с. 130-131.
5. Ленин В.И. ПСС, т. 36, с. 307; т. 43, с. 217.
6. Ленин В.И. ПСС, т. 43, с. 241.
7. Кроме того, список 2007 г. исключает Е.Д. Кускову и С.Н. Прокопович, добровольно-принудительно покинувших Россию в июне 1922 г., тогда как в именном комментарии 2005 г. они фигурируют в числе репрессированных.
8. Staatsbibliothek zu Berlin PK. Handschriftenabteilung, Nachl. Boveri. Kasten 66. Mappe 2. Bl. 5–6. Brief von Hilger an Scheffer, Moskau (11.09.1922) — Haag.
9. Politisches Archiv Auswartiges Amtes. R 26157. Handakten betreffend Generalkonsul M. Schlesinger. Brief von Schlesinger an Hilger, Berlin (26.10.1923) — Moskau.
10. Русский Берлин 1921 — 1923. По материалам архива Б.И. Николаевского в Гуверовском институте / Сост., подгот. текста, вступ. ст. и комм. Л. Флейшмана, Р. Хьюза и О. Раевской-Хьюз. Paris: YMCA-Press; М.: Русский путь, 2003. С. 238–239.
11. См.: Tsygankov D. Beruf, Verbannung, Schicksal: Iwan Iljin und Deutschland // Archiv fur Rechts- und Sozialphilosophie. Bielefeld, 2001. Vol. 87, H. 1. S. 44–60, а также дополненный вариант: http://iljinru.tsygankov.ru/german/biography_d.html
12. Geheimes Staatsarchiv Preu?ischer Kulturbesitz, I HA, Rep. 76 Vc, Sektion 2, Tit. 23, Lit. A. Nr. 134. Das russische wissenschaftliche Institut in Berlin. Bl. 5. Deutsche Gesellschaft zum Studium Osteuropas, Aktennotiz. Berlin, 21.11.1922.
13. Voigt G. Otto Hoetzsch, Karl Stahlin und die Grundung des Russischen Wissenschaftlichen Instituts // Russische Emigration in Deutschland 1918 bis 1941. Leben im europaischen Burgerkrieg / Hrsg. von K. Schlogel. Berlin: Akademie Verlag, 1995. S. 277.
14. Об истории РНИ см. подробнее: Peter H.R. Das Russische Wissenschaftliche Institut in Berlin // Санкт-Петербургский университет в XVIII — XX вв.: европейские традиции и российский контекст. Материалы международной научной конференции 23 — 25 июня 2009 г. СПб., 2009. C. 365–386.
15. GStA PK. I HA, Rep. 76 Vc, Sektion 2, Tit. 23, Lit. A. Nr. 134. Bl. 298–299. Reyher und Hamm an Vahlen, Kultusministerium, 5.7.1933.
16. Там же. Bl. 314. A. von Reyher an Prof. Vahlen, Kultusministerium, 5.8.1933.
17. См. сн. 11.
18. Iljin I. Was hat das Martyrium der Kirchen in Sowjetrussland den Kirchen der anderen Welt zu sagen? Lemgo, 1936. S. 21.
19. Подробнее о создании и разгоне Помгола см.: Макаров В.Г., Христофоров В.С. К истории Всероссийского комитета помощи голодающим // Новая и новейшая история. 2006, № 3. С. 198–205. О реакции эмигрантских кругов на деятельность Помгола см.: Дмитриева Н.А. «Летучий голландец» российской интеллигенции (очерки истории «философского парохода») // Скепсис. № 3/4 (2005). С. 80–82.
20. См. предисловие в кн.: Сойфер В.Н. Власть и наука (История разгрома коммунистами генетики в СССР). 4-е изд., доп. и перераб.: http://www.pereplet.ru/text/lisenko/introduction.html

Н. Дмитриева

Источник статьи

 

Метки: , , ,