RSS

Архив метки: интервенция

Белое движение на деньги оранжевых оккупантов


Кондотьеры в англицких мундирах: «ПОМОЩЬ» СОЮЗНИКОВ В «ВОССТАНОВЛЕНИИ КОНСТИТУЦИОННОГО РЕЖИМА В РОССИИ», или как белые, снаряженные оранжистами, воевали против российского народа

В «восстановлении конституционного строя в России» добровольно приняло участие более десятка стран. Деникин вспоминал, чт «при главном командовании Юга были аккредитованы представители следующих стран: Англии, Бельгии, Болгарии, Греции, Италии, Польши, Румынии, Сербии, США, Франции и Японии»1645. Можно добавить сюда австралийские и финские войска, входившие в состав интервенционистских сил на Севере. Хотя численность интервентов была относительно невелика — всего около 30 тысяч человек.

Основной военной силой интервенции стали не солдаты «союзников», а вооруженные ими белогвардейские армии. В июле 1919 г. в британском парламенте был сделан запрос правительству по поводу английской политики по отношению к большевикам. Военный министр Черчилль дал следующие разъяснения «Меня спрашивают, почему мы поддерживаем Деникина, когда первый министр (Ллойд Джордж) придерживается мнения, что наше вооружение было бы актом величайшей глупости. Я отвечу парламенту с полной откровенностью. Когда был заключен Брест-Литовский договор, в России были провинции, которые не принимали участия в этом постыдном договоре, и они восстали против правительства, его подписавшего Позвольте мне сказать вам, что они образовали армию по нашему наущению и, без сомнения, в значительной степени на наши деньги. Такая же помощь являлась для нас целесообразной военной политикой, так как, если бы мы не организовали этих русских армий, германцы захватили бы все ресурсы России и тем ослабили бы нашу блокаду». Здесь Черчилль был прав только в том, что Белое движение было основано только благодаря помощи английского и французского правительств. В остальном У. Черчилль откровенно вводил парламент в заблуждение. Во-первых, никаких ресурсов немцы не захватили, даже в условиях когда большевикам пришлось обороняться с двух сторон: с одной — против немецкого наступления, а с другой — от интервентов и белогвардейцев. Брестский мир стал поводом для начала интервенции, а не его причиной. Во-вторых, массированная помощь Англии и Франции белым армиям, в том числе Деникину, началась уже после окончания Первой мировой войны.
Впрочем, новый повод для продолжения интервенции был найден очень быстро: помощь русскому народу в восстановлении порядка и устранении хаоса и анархии. 1 декабря на совещании руководителей союзных стран маршал Фош заявил: «Несколько сот тысяч американцев… действуя совместно с добровольческими отрядами британской и французской армий, с помощью современных железных дорог могут легко захватить Москву. Да и, кроме того, мы уже владеем тремя окраинами России. Если вы хотите подчинить своей власти бывшую русскую империю, чтобы дать возможность русскому народу свободно выразить свою волю, вам нужно только дать мне соответствующий приказ»1647. Однако американцы не дали нескольких сот тысяч солдат, а красные оказали яростное сопротивление «20—30 тысячам европейцев», впрочем, как и местное население, не увидевшее в них своих освободителей.
Поэтому наиболее существенной частью интервенции стала материальная и моральная помощь «союзников» белым армиям, националистическим, сепаратистским, «зеленым» и прочим группировкам. Поддержка отличалась взвешенным расчетом и целенаправленным характером. Когда к концу 1918 года Деникину удалось объединить антибольшевистские силы на юге России, Запад стал достаточно щедрым. «…С февраля начался подвоз английского снабжения. Недостаток в боевом снабжении с тех пор мы испытывали редко. С марта по сентябрь 1919 г. мы получили от англичан 558 орудий, 12 танков, 1 685 522 снаряда и 160 млн. ружейных патронов. Санитарная часть улучшилась. Обмундирование же и снаряжение хотя и поступало в размерах больших, но далеко не удовлетворяло потребности фронтов (в тот же период мы получили 250 тысяч комплектов). Оно, кроме того, понемногу расхищалось на базе, невзирая на установление смертной казни за кражу предметов казенного вооружения и обмундирования, таяло в пути и, поступив наконец на фронт, пропадало во множестве, уносилось больными, ранеными, посыльными и дезертирами…»1648 С другой стороны, как пишет А. Егоров, «если принять во внимание, что все белые армии юга России по своей численности не достигали 85—90 тысяч, то, даже учитывая значительную текучесть армии (дезертиры, пленные, больные, раненые и убитые), все же снабжение армий юга России можно считать вполне удовлетворительным…»

И это не считая вооружения и полного обеспечения армий, сформированных интервентами на севере России — до 30 тыс. человек. Кроме того, союзники вооружали националистов и сепаратистов на Украине, Кавказе, в Средней Азии, вооружали разные банды, в том числе атаманов Калмыкова и Семенова (7,5 тыс. винтовок, 50 пулеметов, 11,5 млн. патронов). При этом зачастую все эти разномастные формирования воевали не столько против большевиков, сколько друг с другом. Интересно, что тех, кого предполагали финансировать союзники, в частности Раду и Всевеликое Войско Донское Краснова, материально поддерживали и немцы.
Сопоставление численности белых армий, которую мы приводили в начале книги, с объемами поставленного им «союзниками» вооружения говорит только об одном — белые армии существовали исключительно за счет помощи «союзников», т. е. фактически в материальном плане были наемными армиями. Французы даже предложили, чтобы их офицеры возглавляли русские части; правда, здесь Деникин не выдержал, он писал генералу Вертело: «Идея формирования бригад из русских людей с иностранными офицерами, подчиненных исключительно французскому командованию, не может быть популярна, так как она идет вразрез с идеей возрождения русской армии, во имя чего борются лучшее офицерство и наиболее здоровые элементы страны»1652. В то же время на Севере англичане экспериментировали со Славяно-британским союзным легионом.
При оценке материальной помощи интервентов мы не касаемся мотивации Белого движения, какие бы благородные цели оно ни преследовало. У белых мотивация была своя, но своя, с их точки зрения не менее благородная, была и у украинских, у эстонских, у польских, у финских, у «зеленых» и др. армий, и их точно так же вооружали интервенты. Красная Армия не имела никакой материальной помощи и победила только благодаря поддержке подавляющего большинства населения. Народ в этом случае сам выбрал и сформировал ту армию, которая в наибольшей мере защищала его интересы и которую он хотел содержать [выделение мое — К.П.В.]. Корифей русского либерализма П. Милюков, один из инициаторов Гражданской войны и интервенции, запоздало писал в эмиграции: «У меня нет никаких сомнений во вреде интервенций и Белого движения. Я должен был понять это раньше, еще в 1918 г. в Ростове, когда мы оклеивали все заборы воззваниями, призывающими записываться в Добровольческую армию и когда к нам явилось всего несколько десятков подростков. Народ сознательно отверг интервенцию и белых»1653.
Эти рассуждения приводят и к другому выводу: интервенты воевали не столько против большевиков, сколько против русского народа. Здесь идеологическая война тесно переплелась с империалистической войной. По сути, интервенция «союзников» стала продолжением немецкой агрессии во время Первой мировой войны; цели и у тех и у других были одинаковы. В. Ленин летом 1918 года писал по этому поводу «…Англо-французская группа хищников бросается на нас и говорит: мы вас втянем снова в войну. Их война с войной гражданской сливается в одно единое целое, и это составляет главный источник трудностей настоящего момента, когда на сцену опять выдвинулся вопрос военный, военных событий, как главный, коренной вопрос революции»

Интервенция в России была весьма дешевым мероприятием по сравнению с расходами на ведение Первой мировой войны. Впечатляющий результат, к которым привели эти ничтожные расходы, объясняется истощением экономики России за счет чрезмерной мобилизационной нагрузки во время Первой мировой войны, развала государственности после обеих революций 1917 г. и дешевизной русских наемных армий. Объемы помощи интервентов эквивалентны сумме примерно в 140 млрд. долл в 2002 г. (сравнение по ВВП)1.
I Сравнение по ВВП. ВВП США в 1918 г.— 77 млрд. долл., в 2002 — 10,4 трлн. долл.

II По официальным данным французского министерства финансов, Франция израсходовала на поддержку Колчака 210 млн. фр, на Деникина, Юденича и Врангеля — 62 млн., на Архангельскую экспедицию — 35 млн., на содержание чехословацкого корпуса — 344,4 млн. фр. Б о р и с о в Ю. В. Новейшая история Франции, М., 1966, с. 6. По данным У. Черчилля, расходы Франции составили 30—40 млн. фунтов ст. (Черчилль У. С. 311.)

Черчилль позже будет писать «Деникину мы оказали очень существенную поддержку. Мы дали ему средства для вооружения и снаряжения почти четверти миллиона людей. Стоимость этих средств исчислялась в 100 млн. фунтов стерлингов, но эта цифра абсурдна. В действительности расходы, не считая военного снаряжения, не превышали и десятой доли этой суммы. Военное снаряжение, хотя и стоило дорого, составляло часть расходов Великой войны; оно не могло быть продано и учесть его точную стоимость невозможно. Если бы это снаряжение осталось у нас на руках до тех пор, пока оно не сгнило бы, мы бы только терпели лишние расходы по хранению». Но британское правительство еще пыталось и заработать на поддержке гражданской войны в России. На интервенцию английским правительством было истрачено 58 млн. ф. ст., из которых 50 млн. было записано за Россией в виде долга за поставленные снаряды (вооружение).
Военная помощь Колчаку шла не только по линии американских правительственных ведомств, но и по линии частных фирм, общественных организаций. В июле был заключен договор с фирмой «Ремингтон» на поставку свыше 112 тысяч винтовок. Десятки других фирм обеспечивали колчаковскую армию пушками, снарядами, запасными частями, обувью, бельем. Американский Красный Крест с разрешения В. Вильсона выделил Колчаку военного имущества на 8 млн. долларов. Командующий американскими войсками в Сибири генерал Грэвс был вынужден признать, что «американский Красный Крест в Сибири действовал как агент по снабжению Колчака». Следует отметить, что, оказывая помощь Колчаку, американское правительство извлекало из этого немалые выгоды для себя. Оно, так же как и английское, сбывало в Россию огромные запасы вооружения и обмундирования, оставшиеся неиспользованными после окончания военных действий на Западном фронте Первой мировой войны и не находившие сбыта в послевоенной Европы.
Интервенты были готовы дать и больше, но их помощь совершенно прагматично ставилась в зависимость от успехов белых армий на фронте. Так, «иностранные представители дали согласие ходатайствовать перед своими правительствами о признании правительства А. В. Колчака де-юре в целях предоставления ему долгосрочных кредитов, о выделении первоначально около 200 млн. долларов на оснащение 600-тысячной армии и приобретение дефицитных товаров, о кредите в 86 млн. долларов для покрытия задолженности США. Кроме того, колчаковцам были обещаны новейшие виды оружия, в том числе 40 танков. Моррис обещал в случае ухода чехов из Сибири прислать «20 тысяч новых американских войск для охраны железных дорог». Но он предупреждал, что это будет одобрено президентом В. Вильсоном и конгрессом лишь в том случае, если Омску удастся переломить ход событий на фронте в свою пользу».

Источник статьи

Реклама
 

Метки: , , , ,

Компартия Португалии суждает продолжающуюся иностранную военную интервенцию в Мали


Продолжающаяся иностранная военная интервенция в Мали, возглавленная Францией и вовлекшая другие империалистические державы, неотделима от милитаристского и интервенционистского курса НАТО, Европейского союза и его главных держав, которые в обстановке глубочайшего кризиса капитализма посредством процессов наращивания иностранного вмешательства, милитаризации континента – в который Африканское командование вооружённых сил США, АФРИКОМ, играет видную роль — и дестабилизации нескольких стран, стремятся усилить экономическое, политическое и геостратегическое доминирование империализма на этом континенте и ставят под угрозу суверенитет и территориальную целостность нескольких африканских государств.

Военная интервенция в Мали, вновь развязанная под предлогом “борьбы с исламскими террористами”, а именно, воюющими группами, с которыми, как известно, активно сотрудничали в агрессии и вторжении в Ливию, является неотделимой от планов различных империалистических властей, а именно Франции, воссоздающей сеть своего колониального доминирования, которое было уничтожено в результате десятилетий борьбы африканских народов, чтобы управлять и эксплуатировать богатые природные ресурсы региона и конкретно ресурсы Мали, а именно, её нефть и другие подземные ресурсы, такие как уран.

Внутренняя ситуация в Мали, как и в других стран Африки или других местах земного шара, являет собой конкретный результат империалистической стратегии подстрекательства сектантов, религиозных и этнических конфликтов, которые используются как предлоги для агрессии и военной оккупации и, сами по себе, усиливают религиозный радикализм и терроризм.

Именно в этом свете нужно рассматривать внутренний конфликт в Мали. Конфликт, который в результате иностранного вмешательства может распространить на другие страны региона, в частности, на Алжир. Внутренняя ситуация в Мали должна решаться только в рамках уважения к суверенитету и территориальной целостности страны, свободной от вмешательств и иностранных военных интервенций.

ПКП сожалеет о позиции португальского правительства, которое, призывая защитить стабильность в Мали и её территориальную целостность, поддержало военную интервенцию, которая будет только создавать ещё большие элементы неустойчивости в этой стране и в регионе.

17 января 2013 г.

Португальская коммунистическая партия
пресс-центр

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Остановить интервенцию США в Гондурас, Мексику и Центральную Америку!


MoPaSSol*

Аргентинские борцы за мир бьют тревогу!

В Гондурасе 11 мая с.г. в местечке Рио-Патука с вертолётов США была расстреляна группа индейцев мискито. Два вертолёта с опознавательными знаками DEA открыли огонь по лодке с индейцами и убили двух беременных женщин, двоих мужчин и серьёзно ранили ещё четверых. Это кровавое преступление свидетельствует не только о продолжении государственного террора, в который Гондурас погрузился после военного переворота в июне 2009 года против президента Мануэля Селайи, но и об американской военной оккупации страны.
За этим нападением, которое Вашингтон пообещал «расследовать», скрывается не только увеличение военного присутствия США в Гондурасе – строительство пяти баз и операционных центров в дополнение к знаменитой Пальмероле, стратегическому опорному пункту Четвёртого Флота США, — но и наступление непосредственно на индейцев мискито, чтобы облегчить оккупацию их земель для создания специальных зон с целью выращивания сырья для биотоплива.

Ежедневные убийства крестьян, профсоюзных лидеров и политиков, преподавателей, студентов и журналистов – помимо этого случая, ещё 25 убитых с начала 2010 года — свидетельствуют, что нынешнее правительство Порфирио Лобо установило в стране военную диктатуру.

Известно, что среди советников этого правительства есть израильские военные, колумбийские парамилитарес (полувоенные отряды самообороны), отставные аргентинские армейцы и члены Фонда «Одна Америка» (Fundación Uno América), который активно участвовал в перевороте. Сотни людей арестованы и подвергнуты пыткам. Поскольку сломить народное сопротивление не удаётся, репрессии ужесточаются с каждым днём. Мы не имеем права оставить народ Гондураса в одиночестве! Это наша обязанность проявить солидарность с народом Гондураса и выступить в его поддержку, поскольку средства массовой информации систематически замалчивают происходящее в этой стране!

Тем более что в случае с расстрелом мискито со стороны официальных лиц Гондураса была предпринята попытка оправдать убийц. Директор национальной полиции Рикардо Рамирес Сид поспешил заявить, что там «произошла перестрелка». Однако осмотр места происшествия показал, что жертвы были безоружны. Оставшиеся в живых, госпитализированные в Ла-Сейбе, сообщили, что они были расстреляны из пулеметов в упор. Подобные преступления и угрозы постоянно совершаются в отношении крестьян-индейцев из Агуана. Народность мискито более всего пострадала от оккупации этой центральноамериканской страны, от коррупции военных и полицейских, борющихся с наркотрафиком, от местных феодалов, обрекших индейцев на нищету…

Газета «Нью-Йорк Таймс» 5 мая поместила статью о том, что «военные США, учитывая уроки военных конфликтов последнего десятилетия (Ирак), для операций в сельве мискито построили лагерь (оперативный центр), в общих чертах уведомив об этом общество, но при всесторонней поддержке правительства Гондураса». Эта статья признаёт также создание ещё трёх «передовых баз» в Мокороне, Пуэрто-Кастилье и Эль-Агуакате.

Южное командование Пентагона в Центральной Америке объясняет свои действия «помощью» тем, кого называют «несостоявшимися государствами», оправдывая интервенцию интересами национальной безопасности по старой схеме, по которой насаждали диктатуры на континенте в ХХ веке. С этой целью принимались соглашения по «мерам безопасности» между США и странами региона.

К жертвам в Гондурасе ежедневно добавляются уже тысячи мёртвых Мексики. Мексиканская трагедия также замалчивается. С тех пор, как Мексика в 2006 году подписала с Соединёнными Штатами «План Мерида» (копия «Плана Колумбия») и Вашингтон направил в Мексику оружие и советников для войны с наркотрафиком, более 55 тысяч человек в ней были похищены и убиты. Ещё около десяти тысяч числятся пропавшими без вести. В борьбу были вовлечены вооруженные силы Мексики. За всем этим как-то упускается из виду, что среди жертв многие не имели ничего общего с незаконным оборотом наркотиков, и что США, как выяснилось во время одной из недавних операций, снабжают оружием военизированные наркогруппировки типа los Zetas.

Предполагалось, что DEA проводила операцию по доставке оружия, чтобы «выявить» каналы его контрабандной заброски. Но в итоге оружие оказалось в руках мексиканских незаконных военизированных формирований, известных пытками гражданских лиц и иммигрантов, пробирающихся в США. Многие из них были убиты и расчленены на куски. Об этом свидетельствовали тела, найденные в разных местах страны.

Так Мексика превратилась в «несостоявшееся государство», и хаос в ней, по мнению республиканцев, уже угрожает «безопасности США». Так создаётся предлог для возможной интервенции. Особенно если на предстоящих выборах не победит «избранник», которому США отдают предпочтение. Оружие США также обнаруживается в руках бандитов-«марас», созданных в этой стране, а затем отправленных в свои родные страны, такие как Сальвадор, Гондурас и Гватемала для того, чтобы поддерживать там преступность и хаос.

К Гондурасу, погружённому в государственный террор, добавляется Гватемала, где преступления военщины усилятся с приходом к власти одного из сотрудников «Kaibiles», отрядов, отличившихся особой жестокостью в расправах с населением. Подготовленные в Школе Америк специалистами из США, они виновны в преступлениях против человечности, в исчезновении целых деревень, жители которых были уничтожены. Во время военной диктатуры в Гватемале более 90 тысяч человек пропали без вести. Это самый высокий показатель в Латинской Америке, да ещё в стране с населением чуть более десяти миллионов человек.

Такова реальность Центральной Америки, к которой добавляются действия правого правительства Панамы, которое уже отметилось убийствами коренных жителей и преследованиями рабочих. Правительство этой страны, которая с большими усилиями смогла в 1999 году освободиться от присутствия Южного командования США, уже разрешило Соединёнными Штатам разместить на своей территории двенадцать военных баз и центров управления!

Трагедия Центральной Америки продолжается «виртуальной оккупацией» Колумбии, в которой имеется, по меньшей мере, восемь иностранных военных баз. Государственный терроризм, продолжающийся в этой стране в течение многих лет, в настоящее время прикрывается доктриной «Безопасность демократии». Изо дня в день здесь творят расправу «над врагами» военные и полувоенные группировки, что препятствует любому мирному процессу, который привёл бы к реальным изменениям в этой стране. Колумбия, как и Гватемала, является страной Латинской Америки с самым большим количеством смертей и исчезновений людей на континенте в течение двадцатого века и в нынешнем столетии.

К этому добавляются (неравноправные) соглашения США о свободной торговле с рядом правительств в регионе, вторжение специальных служб США, продолжающаяся милитаризация региона со всеми социальными и политическими последствиями, которые мы видим. С учетом этой реальности Движение за мир, суверенитет и солидарность между народами (Mopassol) призывает проявить солидарность и провести акции протеста с требованием остановить убийства братских народов и осудить иностранное вмешательство, которое неизбежно распространится по всему континенту.

Настало время, когда необходимо сказать нет преступным деяниям и остановить ползучую войну, тихое вторжение Империи, которая пытается в ХХI веке вновь колонизировать регион.

Буэнос-Айрес, Аргентина, 23 мая 2012
*
MoPaSSol – обновлённый преемник Аргентинского Совета Мира, основанного в 1949 году в рамках Всемирного Совета Мира.

http://www.mopassol.com.ar

Перевод (с небольшим сокращением) Ольги Лопес.

Источник

 

Метки: , , , , , , ,