RSS

Архив метки: Исландия

Исландские рыбаки намерены бастовать


Работники одной из крупнейших отраслей промышленности Исландии объявили о намерении выйти на забастовку 10 ноября, сообщает издание Reykjavík Grapevine. Продолжительность акции протеста пока не определена.

На эту меру рыбаки были вынуждены пойти после того, как не смогли достичь соглашения по поводу оплаты и ценообразования со своими работодателями. Более шести лет они работают без соглашения между сторонами. Срок действия последнего между между рыбаками и организацией Fisheries Iceland, представляющей интересы исландских рыболовных компаний, закончился в 2011 году. С тех пор стороны пытались договориться на разных условиях, но без результата.

Одним из основных спорных вопросов является сложная структура определения цен на рыбу, где аукционная стоимость товара и цена рыбы, проданной вертикально-интегрированным компаниям, может разниться до 30 процентов.

Профсоюзы рыбаков в итоге призвали работников к забастовке.

— Главная задача всех сторон — приложить все усилия, чтобы договориться о коллективном договоре до начала забастовки, — сказал генеральный директор Fisheries Iceland.

По его словам, особенно важно, чтобы представители профсоюзов и промышленности еще раз попытались достичь соглашения.

— Если переговоры приведут к соглашению до 10 ноября, забастовка будет отменена. Забастовку следует рассматривать в качестве последнего средства, так как это может привести не только к ущербу для всех вовлеченных сторон, но и для экономики Исландии, сказал гендиректор.

Таким образом, у работодателей есть три недели, чтобы предложить рыбакам устраивающий их контракт.Между тем, рыболовство составляет около 8% ВВП Исландии и является одним из основных направлений экономики страны.

Исландские рыбаки намерены бастовать

Реклама
 

Метки: , ,

Исландские женщины протестуют против неравенства в оплате труда


24 октября в Исландии состоялась масштабная акция протеста против гендерной дискриминации в оплате труда. Присоединившиеся к акции женщины в этот день покинули свои рабочие месте в 14:38, сообщает Iceland Review. После чего на площади в центре Рейкьявика состоялся многотысячный митинг, организованный профсоюзными и женскими организациями. Участие в нем приняли и мужчины.

Время ухода с работы выбрано неслучайно: согласно существующему в стране разрыву в оплате труда, каждый день после этой отметки на часах исландские женщины работают бесплатно. По оценкам Евростат, мужчины в Исландии зарабатывают на 17% больше, чем женщины на аналогичных должностях.

«Никто не ставит цель, которую можно достичь только через 50 лет. Неважно, гендерный это разрыв в оплате труда или любое другое неравенство в оплате труда. Просто недопустимо говорить, что мы сможем исправить это только через 50 лет. Это же целая жизнь», – заявил Гульфи Арнбьйорссон, президент Конфедерации труда Исландии (ASI).

Подобные акции, но меньших масштабов прошли и в других городах островного государства. Впервые демонстрация «Женский выходной» прошла 24 октября 1975 года. Тогда в ней участвовало, по разным оценкам, до 90% женского населения страны.

solidarnost.org 25.10.2016

https://red-penza.org/2016/10/26/%d0%b8%d1%81%d0%bb%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d0%b8%d1%8f-%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%89%d0%b8%d0%bd%d1%8b-%d0%b7%d0%b0%d0%b1%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%be%d0%b2%d0%ba%d0%b0/

 

Метки: , ,

Рыбаки Исландии готовятся бастовать


Экипажи исландских рыболовных судов после провала переговоров с судовладельцами об уровне зарплат проголосовали за бессрочную забастовку. Она может нанести крупный ущерб рыбной отрасли республики и вызвать дефицит поставок ВБР, добываемых в Северной Атлантике.

Голосование прошло 17 октября и стало первым событием такого рода за последние 15 лет. Как пишет портал IntraFish, рыбаки приняли решение начать бессрочную забастовку уже 10 ноября.

Представители 18 отраслевых профсоюзов, выступающие от лица 1865 членов экипажей рыболовецких судов, отдали 923 голоса за проведение стачки при всего 104 голосах против. Общий процент явки составил 55,4%.

Исландские рыбаки с 2011 г. работают без действующего коллективного договора с судовладельцами. Капитаны договорились с компаниями об условиях соглашения еще в августе, но на последнем круге переговоров все договоренности были отвергнуты.

От лица владельцев судов и рыболовных компаний на переговорах выступает ассоциация «Рыболовство Исландии» (Fisheries Iceland), основанная в 2014 г. в ходе слияния Федерации исландских рыбоперерабатывающих заводов (Federation of Icelandic Fish Processing Plants) и Федерации исландских владельцев рыболовных судов (Federation of Icelandic Fishing Vessel Owners). От лица членов экипажей переговоры ведет Профсоюз рыбаков Исландии (Sjómannasamband Íslands).

Юрист «Рыболовства Исландии» Фридрик Фридрикссон заявил журналистам, что ассоциация разочарована сложившейся ситуацией, но намерена продолжить поиски компромисса в спорном вопросе. Он указал на низкую явку членов профсоюза на голосование, а также на тот факт, что один профсоюз – Seamen Hafnarfjarðar – решил не участвовать в грядущей забастовке.

Как сообщает корреспондент Fishnews, в официальном заявлении «Рыболовства Исландии» говорится, что в интересах обеих сторон – найти решение сложившейся проблемы. По мнению членов ассоциации, забастовка нанесет урон обеим сторонам конфликта.

При этом судовладельцы в частной беседе рассказали IntraFish, что решение начать забастовку не было неожиданным и в отрасли бытует мнение, что она все-таки состоится. К такому выводу предприниматели приходят на основании того, что у сторон, которые не смогли договориться за год, для заключения соглашения осталось всего три недели.

Главным вопросом переговоров остается заработная плата рыбаков, но их ведение осложняют и такие факторы, как цена рыбы, общая экономическая ситуация в стране и обменный курс исландской валюты. Кроме того, в отрасли произошло смещение от производства филе на плавбазах к доставке свежих уловов на берег для переработки. Это привело к снижению доходов экипажей. Есть и другие факторы, негативно сказывающиеся на заработной плате в отрасли, отмечает международное информагентство.

Сейчас никто не может сказать, как долго будет продолжаться забастовка, однако в прошлом правительство Исландии вмешивалось в подобные ситуации и запрещало схожие по характеру стачки по экономическим причинам. Это не удивительно, так как рыба является главным экспортным товаром страны и перебои с ее поставками могут оказать серьезнейшее влияние на всю экономику республики.

Ситуация также осложняется грядущими парламентскими выборами.

Fishnews 18.10.2016

Рыбаки Исландии готовятся бастовать

 

Метки: , ,

Исландка о пензенской преисподней

Исландка о пензенской преисподней

Пенза больница АД преисподня

Фото: HannaRun.is

Попала иностранка в простую русскую больницу… Да, это могло бы быть начало анекдота, но история реальная и жутковатая. На днях в исландском издании Pressan вышла статья об известной танцовщице Ханне Рун, которая рассказала о своих впечатлениях от российской больницы.

Ханна Рун – многократная чемпионка Исландии по бальным и латиноамериканским танцам, она замужем за своим русским партнёром Никитой Базевым. Недавно пара решила провести отпуск в Пензе…

О том, что было дальше, рассказывается в статье. Вот её перевод (ОСТОРОЖНО, ПОД КАТОМ ЖЕСТЬ!!!):

Ханне Рун довелось побывать в российской больнице: наверное, конец света выглядит именно так

«Я была уверена, что меня усыпят и разрежут для того, чтобы достать органы, которые впоследствии продадут», – вспоминает Ханна Рун, которой пришлось пережить настоящий кошмар, когда она вместе с русским мужем Никитой приехала в Пензу погостить у родителей Никиты.

Маленьким городом Пензу не назовешь, здесь проживает более 750 тыс. человек [на самом деле – немногим более 500 тысяч]. Супруги Ханна и Никита провели в России замечательные две недели отпуска, и когда до возвращения домой в Исландию оставалось всего несколько дней, Ханна внезапно заболела. О случившемся, о том, как отпуск мечты превратился в настоящий армагеддон, Ханна рассказывает в своём блоге HannaRun.is.

«Приблизительно в три часа ночи я проснулась от ужасной боли в груди. Неважно, лежала ли я, сидела, стояла – боль только усиливалась, – вспоминает Ханна. – И наконец дошло до того, что мне казалось, будто бы меня били в грудь ножами, а раны посыпали солью. Терпеть такую боль было невыносимо. Я не могла больше стоять на ногах, я просто лежала на полу и корчилась в муках».

Муж Никита настаивал на том, что Ханну нужно немедленно отвезти в больницу, и она впоследствии согласилась. Вот тут-то и начался настоящий ужас. Поначалу из-за интенсивной боли Ханна не обращала особого внимания на то, что происходило вокруг неё, в памяти отложились лишь угрюмые медсестры в белых халатах, тапочках и шапочках.

Как в фильме ужасов

«Я помню, первое, что пришло мне тогда в голову, было: эти медсестры одеты как типичные медсестры из фильмов ужасов. Меня поместили в палату и почему-то положили на жесткую деревянную скамью, хотя в палате были и обычные кровати».

Пока Никита заполнял необходимые анкеты, его мама вместе с Ханной ждали в палате. Потом мама вышла, чтобы узнать, как обстоят дела.

«Какое-то время я лежала одна в палате, потом я услышала, как открывается дверь и кто-то входит. И тут вдруг без единого слова меня перевернули на бок, стянули с меня бельё и сделали укол в ягодицу. Было такое ощущение, что укол мне сделали не тоненькой иголочкой, как обычно делают дома в Исландии, а спицей, самой настоящей спицей».

Как пишет Ханна на своей страничке HannaRun.is, она немного говорит по-русски, но в больнице она совершенно растерялась. Она совершенно не понимала, что это за врач вошёл в палату и без всяких объяснений сделал укол, и с какой целью. Она спросила медсестёр, но они и понятия не имели, о каком таком уколе и враче она говорила. В больнице начались поиски таинственного доктора, который, как потом оказалось, действительно ввёл Ханне препарат, расширяющий сосуды.

«Я не успела опомниться, как очутилась в машине скорой помощи, так как меня решили перевезти в другую больницу. В машине меня положили на жесткую металлическую кровать без всяких ремней. Пока мы ехали, мне приходилось держаться за стены машины, чтобы не упасть. До другой больницы мы добирались около 20 минут».

«Водитель нёсся как угорелый, и несколько раз я чуть не свалилась вниз, так как держаться мне было не за что. Дорога, по которой мы ехали, была ужасной, как, наверное, сельская дорога где-нибудь далеко на ферме в Исландии. Машина постоянно подпрыгивала», – вспоминает Ханна.

Приём в другой больнице, куда попала Ханна, начался с шума и ругани. Никите и его родителям не разрешили сопровождать Ханну.

«Одна медсестра орала на всех, кто проходил мимо, кричала на других медсестёр, а они отвечали ей тем же. Я была просто в шоке от того, как работники больницы разговаривали друг с другом. Но Никита и его мама сказали, что там такое общение – норма, и чтобы я не обращала на это внимания».

Ханну Рун посадили в инвалидное кресло и куда-то повезли по коридорам больницы. Она понятия не имела, куда и зачем ее везут. Стоит ли ей морально готовиться к тому, что сейчас её встретит какая-нибудь медсестра или врач и опять без предупреждения вколет ей что-нибудь.

Пока Ханну везли по лабиринтам больницы, она поняла, что ей нужно в туалет, и она сообщила об этом медсестре. Раздраженная прихотью Ханны, медсестра с грохотом вкатила её в туалетную комнату.

«Когда я очутилась в больничном туалете, я потеряла дар речи. Пол был залит мочой, кругом валялась использованная туалетная бумага, сидение от унитаза висело на какой-то трубе вдоль стены. Сам унитаз был забрызган мочой и забит фекалиями.

Я натянула свитер на нос и старалась не дышать, чтобы меня не стошнило. Пока я справляла нужду, я старалась ни в коем случае ни к чему не прикасаться. Раковина была залита кровью, так что помыть руки после туалета было плохим вариантом».

«Мне хотелось бежать куда глаза глядят»

В тот момент, когда Ханне уже не хотелось ничего, кроме как просто вернуться домой, пришло время для УЗИ. Ханну проводили в какую-то приёмную. Там ей сказали, чтобы она сняла с себя штаны и бельё, так как ей должны были осмотреть влагалище на предмет внутреннего кровотечения.

«Я сняла одежду с нижней части тела и шла до кушетки, прикрываясь свитером, чтобы не быть совсем голой», – пишет Ханна.

«Когда осмотр был окончен, мне сказали идти. Я попросила салфетку, чтобы вытереть гель в промежности после УЗИ, но мне сказали, что никаких салфеток у них нет. Мне пришлось надеть белье прямо так, через одежду наружу тут же просочился гель».

Дальше последовал спор с врачами, которые решили оставить Ханну в больнице для более тщательного обследования. Врачи настояли на том, чтобы Никита и его отец отправились домой, а маме Никиты, которая ни слова ни говорит по-английски и никак не могла помочь с переводом, разрешили остаться.

«Меня положили в палату, в которой ужасно пахло плесенью и выхлопным газом, так как прямо под окном стояла заведённая машина скорой помощи. Было такое чувство, что я стою на заправке. Я села на кровать, но мне было противно на неё ложиться, так как моя подушка была вся покрыта жёлтыми пятнами, и от неё воняло. Никитина мама расстелила свою куртку поверх подушки, чтобы я могла прилечь».

В палату вошла медсестра в резиновых перчатках. Она говорила по телефону. А потом в тех же перчатках, в которых она держала сотовый телефон, достала иглу и поставила Ханне капельницу.

«После того, как медсестра воткнула мне в руку иглу от капельницы, она просто встала и вышла, не сказав ни слова. Я думала, что, может быть, она вернётся с каким-нибудь пластырем или повязкой, чтобы закрепить иглу, но она так и не пришла. Я лежала и смотрела на иглу в руке, шнур от капельницы тянул иглу вверх, я не могла пошевелить рукой, чтобы не выдернуть иглу, было очень больно. Так я лежала, пока не отключилась».

Ханна не знает, сколько времени она была без сознания, но когда она снова пришла в себя, ей сильно хотелось в туалет по-маленькому.

«Медсестра достала из-под кровати судно со старой липкой мочой. Никитина мама опередила меня с просьбой лучше вытащить капельницу на минутку из моей руки, чтобы я могла быстренько сбегать в туалет, но медсестра не разрешила.

Мне было сказано, что если я хочу в туалет, то либо терпеть, либо судно. Никитина мама пошла и помыла для меня судно, а потом помогла мне сесть на эту проклятую утку, в которую мне всё-таки пришлось справить нужду».

Немного погодя между медсестрой и мамой Никиты завязался спор, так как медсестра хотела дать Ханне сильный анестетик. Как оказалось, Ханну готовили к операции…

«У меня началась паника. Для чего они собираются меня резать?!!! Мне хотелось бежать куда глаза глядят!»

Ханна дозвонилась до Никиты, который помог с переводом. Опасения Ханны подтвердились:

«Врачи приняли решение меня прооперировать, чтобы ПРОСТО УБЕДИТЬСЯ, что внутренние органы в порядке. Никита пришёл в ярость. Он сказал врачам, что ни о какой операции не может быть и речи».

После горячей дискуссии было решено отправить Ханну на гастроскопию. Там испытания на прочность продолжились: «Никто не реагировал на мои просьбы. Меня опять посадили в кресло и повезли по длинным больничным коридорам, напоминающим коридоры из фильмов ужасов».

До этого Ханна уже имела опыт похода к гастроэнтерологу. В Исландии перед подобной процедурой дают обезболивающее, а трубка, которую вводят в пищевод, тонкая, как струна. В России же используют что-то вроде шланга.

«Врач стал засовывать мне в глотку этот шланг. У меня начались рвотные позывы. Мне было тяжело дышать, и мне казалось, что меня душат. Я изо всех сил пыталась успокоиться и думать о чём-нибудь приятном. Мне было очень тяжело дышать. Мне казалось, что доктор никогда больше не вытащит из меня эту трубку. Я чувствовала, как она давит на стенки моего желудка. Я смотрела на маму Никиты, которая плакала от беспомощности».

«По окончании процедуры доктор меня похвалил. Он сказал, что редко у него бывают такие пациенты, которые спокойно лежат и не пинают его во время осмотра», – говорит Ханна.

«Мне казалось, что врачи придут за мной»

Ханну Рун продолжали держать в закрытой палате, постоянно делали ей какие-то инъекции. Ей было сказано, что она проведет в больнице трое суток, и всё это время ей нужно будет голодать.

«Я сходила с ума. Мне хотелось быстрее выбраться оттуда. Я просила Никиту забрать меня, так как я была почти уверена: рано или поздно меня разрежут на органы».

От многочисленных уколов у Ханны болело всё тело. Она не понимала, что происходит и чего следует ожидать. В коридоре больницы был постоянный гам и ор: либо врачи и медсестры ругались между собой, либо пациенты кричали от боли. Когда очередной вой переполнил чашу терпения, Ханна подбила Никиту помочь ей бежать из этой злосчастной больницы.

«По дороге к выходу мы видели каких-то грязно одетых людей, которые лежали и сидели прямо на полу в коридоре больницы, они смотрели, как мы уходим. Было видно, что им очень плохо».

 

«Как только мы вернулись домой к никитиным родителям, я первым делом сняла с себя одежду и обувь и побежала в душ. Обувь, в которой я была в больнице, я выбросила, мою одежду мама Никиты тут же постирала. Какое-то время после возвращения домой меня не покидало чувство беспокойства. Мне всё казалось, что доктора этой ужасной больницы придут за мной и вернут меня обратно».

«Ещё долгое время я размышляла над случившимся и представляла себе, что бы со мной было, если бы я осталась в той больнице. Я была рада, что приняла решение бежать оттуда».

Ханна считает, что у её недомогания в тот момент есть простое объяснение: «У меня часто бывают проблемы с желудком и изжога. За день до ночного приступа боли у меня была рвота, потом я выпила сок на пустой желудок, в результате чего желудочный сок произвел ужасную изжогу».

Исландка о пензенской преисподней

 

Метки: , , , , ,

Исландия может стать первой в мире страной без государства


29 октября в Исландии состоятся парламентские выборы. На победу претендует, созданная четыре года назад, Пиратская партия.

Как и все остальные пираты исландские выступают за полную свободу и открытость. Главной частью политической программы, с которой Пиратская партия идет на выборы – изменение конституции страны с целью введения в нее норм прямой демократии при принятии практически любых решений на национальном уровне. То есть большинство чиновников будут уволены, а решать все вопросы в Исландии будут непосредственно ее жители на референдумах различных уровней. Те, кому небезразлична страна, получат «неограниченные права» (выражение Йонсдоттир) в ее управлении. Голосование, скорее всего, по тому или иному вопросу будет происходить в интернете. С помощью специального приложения граждане смогут предлагать даже законопроекты. Те, из них, которые соберут достаточную поддержку в обществе, будут выноситься на голосование.

Кроме того, в их программу входит полная свобода слова и право без ограничений распространять информацию, ликвидация института авторских прав в интернете, декриминализация наркотиков, а также увеличение налогов на небольшой круг невероятно богатых сограждан, контролирующих рыбную ловлю и банковский сектор – местные «олигархические» отрасли экономики. Рыболовство вообще собираются отдать под контроль всего населения, поскольку эта сфера считается в Исландии национальным достоянием – не только экономическим, но и социокультурным.

Ну, и конечно же пираты собираются полностью открыть бюджет страны и не спешат вступать в Евросоюз.

Пока Пиратская партия занимает первое место в местных опросах, опережая идущих вторыми, консерваторов на четыре процента. И если все сложится так как они хотят, то мы увидим страну, которой управляют без чиновников и депутатов и наверняка захотим перенять этот опыт.

 

Метки: ,

Исландская «революция»


Слышали ли вы о том, что произошло 23 октября 2013 года в Исландии? Наверное, нет. Знаете, почему вы ничего не слышали? Потому что 23 октября в Исландии произошла революция – абсолютно мирная, но от этого не менее «революционная», чем другие. Которая одновременно показала, как «опасно», когда «демократические процедуры», о которых так любят говорить либералы, контролируются большинством, а не меньшинством, как обычно.

Именно поэтому показательный пример Исландии замалчивается мировыми СМИ, буквально скрывается – потому что последнее, чего власть имущие всего мира хотели бы, – это чтобы пример Исландии стал действительно примером для других стран. Но – всё по порядку.

23 октября этого года в Исландии прошел референдум, на котором была принята новая Конституция. Этот референдум – завершающий аккорд в борьбе, которую вел народ Исландии с 2008 г., когда исландцы неожиданно узнали, что в результате финансового кризиса их страна – член Евросоюза, между прочим, – в буквальном смысле слова обанкротилась.

Неожиданно это было потому, что произошло после 5 лет процветания, обеспеченного «самой эффективной» неолиберальной экономикой. Построенной на том, что в 2003 году все банки страны были приватизированы, и в целях привлечения иностранных инвесторов они практиковали онлайн-банкинг, который при минимальных затратах дает относительно высокую доходность.

И действительно, исландские банки привлекли множество мелких британских и голландских инвесторов, и все шло лучше некуда, и экономика (с неолиберальной точки зрения) росла, цвела и пахла. Но был, как водится, один нюанс: чем больше привлекалось инвестиций – тем быстрее рос и внешний долг банков. В 2003 году долг Исландии равнялся 200% ВНП, а в 2007 году составлял уже 900%. Мировой финансовый кризис 2008 года стал для «процветающей» экономики Исландии смертельным ударом. Три главных исландских банка: Landbanki, Kapthing и Glitnir –лопнули и были национализированы, а крона потеряла 85% стоимости по отношению к евро. И в конце года Исландия объявила банкротство.

И тут настало время вспомнить о том, что Исландия – демократическая страна. Но сначала исландцы решили опереться на «обычную» представительную демократию. Спустя несколько месяцев после краха банков исландцы вышли на улицы, протестуя против банкиров, ставших причиной кризиса, и невежественных политиков, допустивших его развитие. Протесты и беспорядки, в конце концов, заставили правительство уйти в отставку.

Выборы прошли в апреле 2009 года, по их результатам к власти пришла левая коалиция, которая, с одной стороны, сразу же осудила неолиберальную экономическую систему, но, с другой стороны, сразу же сдалась требованиям Всемирного банка и стран Евросоюза погасить долги исландских банков в общей сложности на три с половиной миллиарда евро. Это означало, чтобы каждый житель Исландии в течение пятнадцати лет должен был бы ежемесячно платить
100 евро – чтобы погасить долги одних частных лиц (владельцев банков) перед другими частными лицами.

Это было уже слишком даже для спокойных исландцев. И привело к совершенно экстраординарному ходу событий. Идея, что граждане должны платить за ошибки частных финансистов, что целая страна должна быть обложена данью, чтобы погасить частные долги, оказалась настолько неприемлема, что породила новую волну массовых протестов. Которые буквально вынудили руководителей Исландии перейти на сторону большинства населения. В результате Президент Олафур Рагнар Гримссон отказался ратифицировать уже принятый парламентом закон, который сделал бы граждан Исландии ответственными за долги исландских банкиров, и согласился провести референдум.

Последовала очень характерная для «свободного мира» реакция «международного сообщества» – на Исландию было оказано беспрецедентное давление. Великобритания и Голландия грозили – в случае отказа от выплаты долгов исландских банков своим гражданам – суровыми экономическими санкциями, вплоть до полной изоляции Исландии. МВФ угрожал лишить страну любой своей помощи. Британское правительство грозилось заморозить сбережения и текущие счета исландцев. Но исландцы не поддались давлению, а Президент Гриммсон высказался так: «Нам говорили, что если мы не примем условия международного сообщества, то станем северной Кубой. Но если бы мы согласились, то стали бы северным Гаити».

Референдум был проведен в марте 2010 г. На нем исландцы решили не возвращать средства иностранным кредиторам – Великобритании и Нидерландам – 93% участвовавших проголосовали против выплаты банковских долгов. МВФ немедленно заморозил кредитование. Но исландцев уже было не остановить. При поддержке граждан правительство инициировало гражданские и уголовные расследования в отношении лиц, ответственных за финансовый кризис. Интерпол выдал международный ордер на арест бывшего президента банка Kaupthing Сигурдура Эйнарссона, а другие банкиры, также причастные к краху, бежали из страны.

Но и это было еще не все. Исландцы не остановились на достигнутом – было принято решение принять новую Конституцию, которая освободила бы страну от власти международных финансов и виртуальных денег. При этом исландцы захотели написать новую Конституцию сами, все вместе. И это удалось! Проект Основного закона писали 950 простых граждан, избранных произвольно (по лотерейной системе) членами Национальной Ассамблеи в 2010 г.

Чтобы доработать новую Конституцию, народ Исландии избрал (уже на выборах) Конституционный совет, в который вошли 25 граждан. Простые люди – рыбаки, фермеры, врачи, домохозяйки – были избраны из числа 522 взрослых, не принадлежащих ни к какой политической партии, каждого из которых рекомендовали как минимум 30 граждан.

И, как пишет российский «демократический» журналист Павел Пряников в статье с характерным названием «Каждая кухарка может написать Конституцию»: «Особо подчеркнём, что никто в Исландии не возмущался, что невозможно прочитать 522 биографии человека и их политических программы, а также разобраться в избирательном бюллетене, в который занесены фамилии такого огромного числа людей».

Далее началась доработка текста Конституции и конституционных законов. Процитируем того же П.Пряникова: «Ну а далее Совет использовал систему краудсорсинга – доступа всех людей к своей работе. Предложения граждан собирались через «Фейсбук», «Твиттер» и даже «Ютуб». Всего от простых исландцев поступило 3600 комментариев к работе Совета и 370 поправок к Конституции. Каждую неделю Совет публиковал в интернете новые статьи для общественного обсуждения. Спустя две или три недели, после просмотра предложений от общественности и экспертов, Совет публиковал финальную версию статей, которые затем обсуждались еще раз. Кроме того, члены Совета раз в неделю записывали рассказ о своей работе и выкладывали его на «Ютуб», а их заседания можно было смотреть в прямой трансляции в интернете. В конце работы все 25 членов Совета проголосовали за окончание работы над Основным законом. «Мы, люди Исландии, желаем создать справедливое общество, где каждый из нас будет иметь равное место за общим столом», – такими словами начинается Конституция».

В комментариях члены Конституционного совета признают, что в переводе на иностранные языки первая фраза Конституции звучит несколько коряво, однако, по их мнению, она понятна каждому исландцу и лучше всего отражает стремление создать равные возможности для всех. Согласно проекту Конституции, природные ресурсы острова находятся исключительно в общественной собственности. Особый интерес вызывает статья под названием «Открытая информация и правдивость», которая обязывает правительство держать в открытом доступе все рабочие документы, если они не являются государственной тайной. Также Конституция обязывает власти работать на благо не только человека, но и Земли и биосферы. Отдельная статья закрепляет права животных.

В новаторском документе нашлось место и для весьма архаичной нормы, исключенной из большинства европейских Конституций. Так, Евангелическо-лютеранская церковь Исландии сохраняет государственный статус.

Здесь стоит отметить один существенный для дальнейшего развития событий нюанс. Конституционный совет по своему составу оказался, как принято теперь говорить, «евросоциалистическим». И не столько потому, что большинство исландцев придерживаются левых взглядов, сколько вследствие довольно-таки недальновидного и попросту глупого поведения исландских правых: ранее бывшие у власти «Прогрессивная партия» и «Партия Независимости» призвали своих сторонников бойкотировать выборы Конституционного совета и работу над Конституцией, и их избиратели так и поступили. В результате и в самом Совете, и в тексте новой Конституции влияние правых и консерваторов оказалось минимально.

Таким образом, в результате совокупного действия как объективных, так и субъективных факторов большинство неожиданно оказалось хозяином положения – и в Конституционном совете, и среди участников разработки Конституции, и среди голосующих на референдуме. И результат настолько «превзошел ожидания», что вот уже более месяца ведущие мировые СМИ красноречиво молчат об итогах исландского всенародного референдума 23 октября, на котором проект Конституции одобрили более 80% исландцев при явке в 66%.

Ну, вы поняли? Стоило допустить большинство к разработке и принятию Конституции и конституционных законов, как вместо приватизации как панацеи от всех бед экономики «получилась» национализация ресурсов, вместо гостайны – открытость, вместо строго представительной демократии – элементы прямой демократии.

И не дай бог (с точки зрения неолиберальных правительств всего мира) примеру Исландии последуют другие страны. Ведь сегодня те же решения, что и Исландии 2 года назад, предлагаются другим народам. Народу Греции говорят, что приватизация их государственного сектора является единственным решением. То же самое говорят итальянцам, испанцам и португальцам…

А что если они последуют примеру исландцев? Страшно подумать…

А ведь к этому идет! Многие наши туристы, которым мешают культурно отдыхать непрерывно бастующие «европейские свиньи» (PIGS – распространенное обозначение четырех стран Евросоюза, находящихся на грани банкротства: Португалия (P), Италия (I), Греция (G), Испания (S)), обращают внимание, что на многих транспарантах почему-то часто упоминается Исландия. Но об этих мелочах новостные программы также не упоминают – их интересует главное – на каких условиях эти «свиньи» согласятся взять милостиво предлагаемый заем для погашения долгов лопнувших частных банков.

Именно поэтому вы ничего не знали об исландском референдуме – мировые СМИ делают вид, что ничего не произошло. Ведь СМИ, как и правительства, как и парламенты, тоже представляют интересы правящего класса, которому – в любой стране – ой как невыгодно, чтобы большинство было допущено к управлению.

Но для всех тех, кому ближе интересы большинства и кому небезразлична настоящая демократия, исландская история – это урок. Организованного большинства.

Прямой демократии. Реального осуществления прав большинства. Народного законотворчества и народного самоуправления. Всего того, без чего настоящая демократия невозможна в принципе.

 

Метки: , , ,