RSS

Архив метки: история СССР

Почему победил Сталин

Почему победил Сталин

Лев Давидович Троцкий

Историк Советского Союза не сможет не прийти к выводу, что политика правящей бюрократии в больших вопросах представляла ряд противоречивых зигзагов. Попытки объяснить или оправдать их «переменой обстоятельств» явно несостоятельны.
Руководить, значит хоть до некоторой степени предвидеть.
Фракция Сталина ни в малейшей степени не предвидела тех неизбежных результатов развития, которые каждый раз обрушивались ей на голову. Она реагировала на них в порядке административных рефлексов. Теорию своего очередного поворота она создавала задним числом, мало заботясь о том, чему учила вчера. На основании тех же неопровержимых фактов и документов историк должен будет заключить, что так называемая «левая оппозиция» давала несравненно более правильный анализ происходящим в стране процессам и гораздо вернее предвидела их дальнейшее развитие.


Этому утверждению противоречит на первый взгляд тот простой факт, что побеждала неизменно фракция, не умевшая будто бы далеко заглядывать вперед, тогда как более проницательная группировка терпела поражение за поражением. Такого рода возражение, напрашивающееся само собою, убедительно, однако,лишь для того, кто мыслит рационалистически и в политике видит логический спор или шахматную партию.
Между тем политическая борьба есть по самой сути своей борьба интересов и сил, а не аргументов.

Качества руководства отнюдь не безразличны,конечно, для исхода столкновения, но это не единственный фактори, в последнем счете, не решающий. К тому же каждый изборющихся лагерей требует руководителей по образу и подобиюсвоему.

Если Февральская революция  подняла к власти Керенского и Церетели, то не потому, чтоб они были «умнее», или «ловче», чем правящая царская клика, а потому что они представляли, покрайней мере временно, революционные народные массы,поднявшиеся против старого режима. Если Керенский мог загнать Ленина в подполье и посадить других большевистских вождей и тюрьму, то не потому, что превосходил их личными качествами, апотому, что большинство рабочих и солдат шло еще в те дни за патриотической мелкой буржуазией. Личное «преимущество» Керенского, если здесь уместно это слово, состояло как раз в том, что он видел не дальше подавляющего большинства. Большевики победили, в свою очередь, мелкобуржуазную демократию не личным превосходством вождей, а новым сочетанием социальных сил: пролетариату удалось, наконец, повести за собой неудовлетворенное крестьянство против буржуазии.

Последовательность этапов Великой французской революции, вовремя ее подъема, как и спуска, с неменьшей убедительностью показывает, что сила сменявших друг друга «вождей» и «героев»состояла прежде всего в их соответствии характеру тех классов и слоев, которые давали им опору; только это соответствие, а вовсе не какие либо безотносительные преимущества, позволило каждому из них наложить печать своей личности на известный исторический период. В чередовании у власти Мирабо, Бриссо,Робеспьера, Барраса, Бонапарта есть объективная закономерность, которая неизмеримо могущественнее особых примет самих исторических протагонистов.

Достаточно известно, что каждая революция до сих пор вызывала после себя реакцию или даже контр-революцию, которая, правда, никогда не отбрасывала нацию полностью назад, кисходному пункту, но всегда отнимала у народа львиную долю его завоеваний. Жертвой первой же реакционной волны являлись, пообщему правилу, пионеры, инициаторы, зачинщики, которые стояливо главе масс в наступательный период революции; наоборот, напервое место выдвигались люди второго плана в союзе со вчерашними врагами революции. Под драматическими дуэлями «корифеев» на открытой политической сцене происходили сдвиги в отношениях между классами и, что не менее важно, глубокие изменения в психологии вчера еще революционных масс.

Отвечая на недоуменные вопросы многих товарищей о том, что случилось с активностью большевистской партии и рабочего класса, куда девались их революционная инициатива, самоотвержение и плебейская гордость; почему на место всего этого обнаружилось столько подлости, трусости, малодушия икарьеризма, Раковский ссылался на перипетии французскойреволюции XVIII века и приводил в пример Бабефа, который повыходе из тюрьмы Аббатства, тоже с недоумением спрашивал себя,что сталось с героическим народом парижских предместий. Революция — великая пожирательница человеческой энергии, индивидуальной, как и коллективной. Не выдерживают нервы,треплется сознание, изнашиваются характеры. Событияразвертываются слишком быстро, чтоб убыль успевала возместитьсяпритоком свежих сил. Голод, безработица, гибель революционных кадров, отстранение масс от управления, все это привело ктакому физическому и моральному оскудению парижских предместий, что им понадобилось больше трех десятилетий для нового восстания.

Аксиоматическое утверждение советской литературы, будтозаконы буржуазных революций «неприменимы» к пролетарской,лишено всякого научного содержания. Пролетарский характер Октябрьского переворота определился из мировой обстановки иособого соотношения внутренних сил. Но самые классы сложились вварварской обстановке царизма и отсталого капитализма, а отнюдь не были приготовлены по особому заказу для потребностей социалистической революции. Как раз наоборот: именно потому,что во многих отношениях еще отсталый русский пролетариат совершил в несколько месяцев небывалый в истории скачок от полуфеодальной монархии к социалистической диктатуре, реакция вего собственных рядах неминуемо должна была вступить в свои права. Она нарастала в ряде последовательных волн. Внешние условия и события наперебой питали ее. Интервенции следовали заинтервенциями. С Запада прямой помощи не было. Вместоожидавшегося благополучия в стране надолго воцарилась зловещая нужда. К тому же наиболее выдающиеся представители рабочегокласса либо успели погибнуть в гражданской войне, либоподнялись несколькими ступенями выше и оторвались от масс. Так,после беспримерного напряжения сил, надежд и иллюзий, наступилдлительный период усталости, упадка и прямого разочарования врезультатах переворота. Отлив «плебейской гордости» открывалместо приливу малодушия и карьеризма. На этой волне поднимался новый командующий слой.

Немалую роль в формировании бюрократии сыграла демобилизациямиллионной Красной армии: победоносные командиры заняли ведущиепосты в местных советах, в хозяйстве, в школьном деле инастойчиво вводили всюду тот режим, который обеспечил успехи вгражданской войне. Так со всех сторон массы отстранялись постепенно от фактического участия в руководстве страной.

Внутренняя реакция в пролетариате вызвала чрезвычайный прилив надежд и уверенности в мелкобуржуазных слоях города и деревни, пробужденных НЭП’ом к новой жизни и все смелее поднимавших голову. Молодая бюрократия, возникшая первоначально в качестве агентуры пролетариата, начинала теперь чувствовать себя третейским судьей между классами.Самостоятельность ее возрастала с каждым месяцем.

В том же направлении, притом с могущественной силой, действовала международная обстановка. Советская бюрократия становилась тем увереннее в себе, чем более тяжкие удары падали на мировой рабочий класс. Между этими фактами не только хронологическая, но и причинная связь, и притом в обоих направлениях: руководство бюрократии содействовало поражениям;поражения помогали подъему бюрократии. Разгром болгарского восстания и бесславное отступление немецких рабочих партий в1923 г.; крушение эстонской попытки восстания в 1924 г.;вероломная ликвидация всеобщей стачки в Англии и недостойное поведение польских рабочих партий при воцарении Пилсудского в 1926 г.; страшный разгром китайской революции в 1927 г.; затемеще более грозные поражения в Германии и Австрии, — таковы те исторические катастрофы, которые убивали веру советских масс в мировую революцию и позволяли бюрократии все выше подниматься, в качестве единственного маяка спасения.

………………………………….………………………………….………………………………….…………………………
Под знаменем большевиков-ленинцев сплотились, правда, десятки тысяч революционных борцов. Передовые рабочие относились к оппозиции с несомненной симпатией. Но симпатия эта оставалась пассивной: веры в то, что при помощи новой борьбыможно серьезно изменить положение, у масс уже не было. Междутем бюрократия твердила: «Ради международной революцииоппозиция собирается втянуть нас в революционную войну.Довольно потрясений! Мы заслужили право отдохнуть. Мы сами усебя создадим социалистическое общество. Положитесь на нас,ваших вождей!» Эта проповедь покоя тесно сплачивала аппаратчиков, военных и штатских, и находила несомненный отклику усталых рабочих и особенно крестьянских масс. Может бытьоппозиция и впрямь готова жертвовать интересами СССР во имяидей «перманентной революции», спрашивали они себя. На самомделе борьба шла из-за жизненных интересов советскогогосударства.
Ложная политика Коминтерна в Германии обеспечила через десять лет победу Гитлера, т.е. грозную военную опасность с Запада,
а не менее ложная политика в Китае укрепила японский империализм и чрезвычайно приблизила опасность с Востока.
Но периоды реакции больше всего характеризуются недостатком мужества мысли.

Оппозиция оказалась изолированной. Бюрократия ковала железо, пока горячо. Эксплуатируя растерянность и пассивность трудящихся, противопоставляя их наиболее отсталые слои передовым, опираясь все смелее на кулака и вообще мелкобуржуазного союзника, бюрократия в течение нескольких лет разгромила революционный авангард пролетариата.

Было бы наивностью думать, будто неведомый массам Сталин вышел внезапно из-за кулис во всеоружии законченного стратегического плана. Нет, прежде еще, чем он нащупал свою дорогу, бюрократия нащупала его самого. Сталин приносил ей все нужные гарантии: престиж старого большевика, крепкий характер, узкий кругозор и неразрывную связь с аппаратом, как единственным источником собственного влияния. Успех, который на
него обрушился, был на первых порах неожиданностью для него самого. Это был дружный отклик нового правящего слоя, который стремился освободиться от старых принципов и от контроля масс и которому нужен был надежный третейский судья в его внутренних делах. Второстепенная фигура пред лицом масс и событий революции, Сталин обнаружил себя, как бесспорный вождь термидорианской бюрократии, как первый в ее среде.

У нового правящего слоя скоро оказались свои идеи, свои чувства и, что еще важнее, свои интересы. Подавляющее большинство старшего поколения нынешней бюрократии стояло во время Октябрьской революции по другую сторону баррикады (взять для примера хотя бы только советских послов: Трояновский, Майский, Потемкин, Суриц, Хинчук и проч.) или, в лучшем случае — в стороне от борьбы. Те из нынешних бюрократов, которые в Октябрьские дни находились в лагере большевиков, не играли в большинстве своем сколько-нибудь значительной роли. Что касается молодых бюрократов, то они подобраны и воспитаны старшими, нередко из среды собственных отпрысков. Эти люди не могли бы совершить Октябрьской революции. Но они оказались как нельзя лучше приспособлены, чтоб эксплоатировать ее.

Личные моменты в смене двух исторических глав, конечно, не остались без влияния. Так, болезнь и смерть Ленина несомненно ускорили развязку. Если-бы Ленин прожил дольше, напор бюрократического могущества совершался бы, по крайней мере в первые годы, более медленно. Но уже в 1926 году Крупская говорила в кругу левых оппозиционеров: «Будь Ильич жив, он наверное уже сидел бы в тюрьме». Опасения и тревожные предвидения самого Ленина были тогда еще свежи в ее памяти, и она вовсе не делала себе иллюзий насчет его личного всемогущества против встречных исторических ветров и течений.

Бюрократия победила не только левую оппозицию. Она победила большевистскую партию. Она победила программу Ленина, который главную опасность видел в превращении органов государства «из слуг общества в господ над обществом». Она победила всех этих врагов — оппозицию, партию и Ленина — не идеями и доводами, а собственной социальной тяжестью.
Свинцовый зад бюрократии перевесил голову революции.
Такова разгадка советского Термидора.
(…….)

Почему победил Сталин

 

Метки: , , , , , , , , , ,

ЮНОСТЬ НАШИХ РОДИТЕЛЕЙ. ОНИ ЗНАЛИ, РАДИ ЧЕГО


Дата написания картины: 1939 год. Моя мать в те годы также поехала учиться из деревни в город, как и МИЛЛИОНЫ других парней и девчонок. Стране нужны были ГРАМОТНЫЕ люди. Был смысл в жизни. Сейчас его совсем нет!!! Пить и жрать — это не смысл.

 

Метки: ,

Развал СССР – преступление без срока давности


Годовщина беловежского сговора – хороший повод вспомнить, чем либералы мотивировали уничтожение великой страны

Либеральных мифов очень много. За перестроечные годы и годы так называемых «реформ» их насочиняли столько, сколько, наверное, не смогли придумать древние греки за столетия развития своей Древней Греции. Причем ни одному из них не приходило в голову придумывать легенды, порочащие Элладу. А вот в либеральной мифологии патриотического как раз и нет ничего: наоборот, сочинители сказок и небылиц как будто соревнуются друг с другом, кто больнее лягнет страну, в которой большинство из них родились, – СССР.

Тема эта неожиданно приобрела сейчас – из-за украинских событий – особую остроту. Ведь именно антисоветские мифы толкают тысячи жителей Незалежной митинговать, не зная толком, за что.

Кто-то, возможно, скажет, что многое из того, что будет приведено мною в ответ на либеральные сказки, им очевидно. Но в том-то и парадокс: то, что очевидно для людей с советским менталитетом, почему-то иногда кажется невероятным жертвам капиталистического образования и либеральной пропаганды. Так что вольно или невольно приходится объяснять иногда вроде бы само собой разумеющиеся вещи.

Собственно, начну я разбор «горячей пятерки сказок» о великом, но, к сожалению, разрушенном в Беловежской пуще (именно сегодня, кстати, мы отмечаем очередную годовщину этого печального события) Советском Союзе как раз с факта, в котором никто в те годы нисколько не сомневался. Во всяком случае, до начала процессов, названных М.С. Горбачевым перестройкой, в результате которой самый сильный удар недругов был нанесен именно в этом направлении.

Итак, либеральный миф № 1: СССР был «тюрьмой народов», никакой дружбы между ними не было.

Если Советский Союз был тюрьмой, то многие народы с удовольствием отбывали в ней свой срок. Советская власть, в частности, дала многим народностям на Крайнем Севере возможность вообще выжить.

Народы Средней Азии были буквально перенесены во времени из Средневековья во вполне себе индустриальное будущее. Вся страна смеялась над забавными приключениями товарища Сухова с гаремом Абдуллы, а между тем смешного-то было мало. Бесправие женщин, неграмотность, двойной гнет – местных феодалов и царских управителей, – вот что такое Туркестан до революции. И, к сожалению, сейчас в ряде республик во многом идет откат в то далекое и не очень далекое прошлое.

Якобы оккупированная Прибалтика, о чем там не любят вспоминать, добровольно вошла в состав СССР. Кто-то скажет, что не без принуждения. Не без этого. Но вот Финляндия, например, не хотела входить в состав – и не вошла, так что исторически пути-дороги не такие простые, как многим кажется. В составе СССР прибалтийские республики обзавелись промышленностью. Все помнят РАФ, «Дзинтарс» и многие другие, как сейчас бы сказали, бренды.

А нищая ныне Молдавия, находясь в составе «тюрьмы народов», была процветающей республикой, как ни удивительно это сейчас кому-то покажется. Дело в том, что долгие годы там проработал «главный оккупант» – лично сам дорогой Леонид Ильич Брежнев.

Ну а достатку закавказских республик. якобы томившихся в застенках империи, завидовали все. Кавказские курорты – мечта каждого советского отпускника.

Самые же счастливые ездили в Крым, подаренный единственный раз в истории человечества «метрополией» (Россией) «колонии» (Украине) в знак вечной дружбы. Именно ее сейчас хотят разорвать какими-то ассоциациями (или, скорее, галлюцинациями) с Европейским союзом. Впрочем, ничего не выйдет: все народы СССР помнят о той великой дружбе, которая была тогда.

Либеральный миф № 2: СССР был колоссом на глиняных ногах, руководство которого позволило втянуть себя в гонку вооружений, что и привело к краху в 1991 году.

В гонке вооружений стороны изначально не были в равной ситуации. В 1946 году, когда после речи Уинстона Черчилля в Фултоне началась холодная война, наша страна в самом буквальном смысле лежала в руинах. 27 миллионов погибших, многие тысячи стертых с лица земли городов и деревень в европейской части, не поддающиеся никакому учету материальные потери – вот какой ценой далась нам победа в Великой Отечественной войне, но иначе мы бы ее проиграли, и весь мир оказался бы поражен коричневой чумой нацизма.

Великобритания, конечно, тоже пострадала от немецких бомбардировок, но масштаб потерь был несоизмерим. Что же касается США, то они, как известно, воевали (за исключением Гавайских островов) на чужой территории.

Тем не менее у обескровленного СССР не было другого выбора, кроме того, чтобы в тяжелейших условиях создать свой ракетно-ядерный щит, что и было сделано. В противном случае нас бы просто уничтожили. Американцы еще в советские годы рассекретили свои планы. В их директиве от 14 декабря 1945 года, когда поля сражений, где русские с американцами сражались вместе против гитлеровских нацистов, еще не остыли, уже планировалась атомная бомбардировка 20 советских городов, включая Москву и Ленинград со всеми жителями, их духовными и историческими памятниками.

Так что СССР вынужден был не по своей воле вступить в холодную войну, которую не единожды предлагал закончить. Все жившие в советское время помнят, как Л.И. Брежнев бесконечно бубнил о разрядке, мирном сосуществовании, необходимости всеобщего разоружения. Ответами США и НАТО в целом становились все новые витки гонки вооружений.

Разорительная гонка вооружений, конечно, сыграла свою роль в уничтожении Советского Союза, но куда больше подкосили его необдуманные действия М.С. Горбачева и его окружения с так называемой перестройкой.

Либеральный миф № 3: СССР распался сам по себе, в Беловежской пуще лишь констатировали его политическую смерть.

Конечно, можно было бы просто вспомнить В.Маяковского, полагавшего, что звезды загораются, если это кому-то нужно, а уж если они гаснут, то тут без чьей-то недоброй воли точно не обошлось. СССР же был не просто звездой, а целой социалистической Галактикой.

В 1985 году, когда к власти пришел Горбачев, ситуация в Советском Союзе была не на два, а на пять порядков стабильнее, чем ныне на постсоветском пространстве. Несмотря на экономические трудности и замедление (не кризис, а замедление) темпов развития, страна была на подъеме. И вот тут начался реформаторский зуд: горбачевцы решили менять в отлаженном народно-хозяйственном механизме то, что прекрасно работало. Результат – экономический кризис. Горбачевцы развернули необдуманную антиалкогольную кампанию. Результат – недовольство самых широких слоев населения. Наконец, под видом гласности начали безудержную антисоветскую агитацию в СМИ. Результат – оплевывание истории страны, потеря многими людьми веры в социализм.

И вот так незыблемая, казалось бы, как Сфинкс, страна зашаталась. Начались межнациональные волнения, подняли голову сепаратисты всех мастей. Наконец, внутри КПСС уже не скрыто, а прямо обозначили себя бывшие ревнители коммунизма как ярые противники всего советского и социалистического.

Ну а апофеоз предательства – подписание тех самых Беловежских соглашений. Сделавшие это Ельцин и Шушкевич не только нарушили Конституцию страны, но и итоги референдума. Правда, Кравчук мог прикрыться итогами повторного референдума на территории Украины, хотя большой вопрос – зачем его нужно было проводить спустя всего полгода после общесоюзного.

Либеральный миф № 4: советский народ никак не протестовал против уничтожения СССР в Беловежской пуще.

Насчет того, что люди чуть ли не равнодушно восприняли гибель их Родины, – это, конечно, мягко говоря, неправда. 17 марта 1992 года, в годовщину референдума о сохранении Союза, на Манежной площади в Москве собралось так называемое «Всенародное вече» – митинг, организованный коммунистическими и патриотическими движениями. Пришло на него куда больше народу, нежели на современные либеральные акции, хотя и поменьше, чем до того собирал Б.Н. Ельцин.

Зачастую там были одни и те же люди: многие буквально за год поменяли к нему отношение на резко отрицательное. Причин тому было две: «шоковая терапия» в экономике и как раз подписание антиконституционных Беловежских соглашений.

Так что на одной из самых массовых акций в истории России люди выразили свой протест против попрания их воли на референдуме. И как его могли не выразить, если развал СССР вызвал сразу три войны на его территории – в Нагорном Карабахе, в Приднестровье и Абхазии?! Другое дело, что то самое многотысячное «Всенародное вече» либеральные пропагандисты сначала практически не заметили, назвав акцией «красно-коричневых», а потом просто «подзабыли» о нем. Так и родилась сказочка о народе, который-де молча созерцал, как уничтожали его Родину.

Были ли те, кто приветствовал распад великой страны? К сожалению, да. Тогда торжествовали враги нашей Родины, которые добились своего: была уничтожена страна Советов. Однако стремлению народов к единству никакие границы не помеха. Рано или поздно братский союз в том или ином виде будет восстановлен.

Либеральный миф № 5: России лучше жить отдельно от бывших братских республик и всем лучше в Содружестве Независимых Государств, чем в одной «коммунальной квартире» – СССР.

Именно этот, с позволения сказать, довод, наряду с якобы изначальной нежизнеспособностью, выдвигали противники Советского Союза, оправдывая подписантов Беловежских соглашений. К сожалению, многим действительно тогда казалось, что России выгодно остаться одной: ведь после развода с национальными республиками основные запасы нефти, газа и многих других минеральных ресурсов оставались именно на российской территории. Что касается СНГ, то иным легковерным казалось (тем более что так внушали мастера телевизионных искусств), что это – не более чем смена вывески, так сказать, ребрендинг СССР.

В реальности все оказалось совсем не так. СНГ с годами становился все более эфемерным содружеством, в конце концов превратившись лишь в вывеску, о которой вспоминают очень редко. Сами участники Содружества невольно доказали его виртуальность, предлагая вне его рамок иные варианты интеграции, прежде всего Таможенный союз, Евразийский союз, ОДКБ.

Проиграли от гибели Советского Союза все республики, в том числе и Россия. Ведь СССР контролировал бакинскую нефть и туркменский газ, что позволяло бы сейчас еще увереннее чувствовать себя на стратегически важном рынке энергоресурсов. А насколько больно вдарил по экономике России развал поколениями складывавшихся связей – даже оценить трудно.

В нашу страну хлынул поток мигрантов. И это – тоже прямое следствие развала Советского Союза: у людей просто нет работы в родных местах, поэтому они готовы продавать свой труд за гроши и жить в нечеловеческих условиях. В результате ухудшается криминогенная ситуация, а, следовательно, проигрывают все. И поэтому в возрождении настоящего союза вместо эфемерного СНГ тоже заинтересованы все.

Большинство за СССР?

Я почти на 100% уверен, что если бы сейчас был повторно проведен референдум о сохранении СССР, большинство граждан Российской Федерации, да и многих других бывших союзных республик, высказались бы так же, как 17 марта 1991 года, то есть ответили бы: «Да». Не только старшее и среднее поколения, которые помнят слова того, советского гимна – «И Красному Знамени славной Отчизны Мы будем всегда беззаветно верны!», – но и те, кто родился годы и даже десятилетия спустя его уничтожения в Беловежской пуще.

В капиталистических реалиях юноши и девушки со все большим интересом относятся ко времени, когда их родители были такими, как они, а бабушки и дедушки – как сейчас папы и мамы. Почему? Потому что многим из них тоже хотелось бы жить в обществе, где нет нищих и олигархов, где убийство – это ЧП, а не заурядное событие в криминальной хронике, где твою страну уважают и на которую надеются во всем мире, где стоимость билета до института – 5 копеек, ну а самое главное – где подавляющее большинство людей умели дружить, не глядя на материальное и социальное положение друг друга.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Интервью Н.А. Андреевой корреспонденту «Свободной прессы», #news, #ru, #russia, #su


Кредо большевички

Нина Андреева и четверть века спустя верна принципам

13 марта исполнилось 25 лет со дня одного события, о котором вряд ли многие вспомнят сегодня, но которое произвело тогда настоящий фурор как среди сторонников, так и среди противников перестройки. Речь идет о публикации в «Советской России» статьи простой преподавательницы из Ленинграда Нины Андреевой «Не могу поступаться принципами», в которой впервые прозвучала резкая критика горбачевского курса снизу.

В течение нескольких дней статью перепечатали целиком почти в тысяче газет Советского Союза. В редакцию и лично Андреевой приходило огромное количество писем со словами солидарности и резкого осуждения.

В то же время статья по-настоящему напугала архитекторов перестройки. Почти месяц власть не знала, что ответить. Идеолог перестройки Александр Яковлев даже хотел уйти в отставку, но Горбачев удержал его. По его настоянию письмо Андреевой обсудило Политбюро партии. Результатом обсуждения стала подготовленная Яковлевым статья «Принципы Перестройки, революционность мышления и действий», опубликованная в «Правде» 5 апреля. В этой статье письмо Андреевой было названо «манифестом антиперестроечных сил».
Сегодня, спустя 25 лет, вопросы, поднятые Андреевой, остаются актуальными и дискуссионными. Для кого-то она – Кассандра, предсказавшая гибель советской цивилизации, для кого-то – символ реакционности и ретроградства. В то же время действующая власть пытается заигрывать с наследием советской эпохи, причем и с самым неоднозначным. Широко афишируемое, например, пробуждение интереса к Сталину в обществе, постоянные споры о переименовании Волгограда обратно в Сталинград – тому подтверждение.

Обо всем этом и о том, что изменилось за эти годы, мы решили поговорить с автором того нашумевшего письма, Ниной Андреевой.
«СП»: — Нина Александровна, расскажите нашим читателям, что именно послужило толчком к написанию статьи? Когда вы четко осознали, что страна идет не туда?

— То, что мы идем не туда, я поняла, анализируя высказывания самого Горбачева и по его поводу, озвученные в западных СМИ.

В 80-е годы прошлого века наше общество находилось в состоянии возбуждения и растерянности. К руководству страной пришел молодой Генсек ЦК КПСС М.Горбачев, от которого многого ждали и приветствовали его «перестройку». Почему? В обществе необходимы были перемены. К этому времени накопилось много нерешенных проблем. Среди главных – деформация социализма, деформация правящей партии одновременно с идеологическим вырождением КПСС. По сути произошел отрыв партии от народа. Все это на фоне открытой «демонстрации» элитарной интеллигенцией своей антисоветской сути. Вспомните, например, антисоветский репертуар в театрах, особенно постановку пьес М.Шатрова, публикации в прессе множества статей, клевещущих на советский период истории, ложь в СМИ в адрес И.В.Сталина, неуважение к ветеранам, ниспровержение исторической значимости СССР в Великой Отечественной и Второй мировой войне и многое другое.

Все эти проблемы открыто обсуждались в обществе. Я как преподаватель ВУЗа и куратор одной из студенческих групп, естественно, обсуждала «больные» вопросы со своими студентами. Большинство людей за демагогией и иносказательством Горбачева не могли понять, ЧТО происходит на самом деле и что стоит за «перестройкой». Я была не согласна со многим, что происходило, с разворотом истории на 180 градусов и потому написала свой довольно пространный ответ летом 1987 г. на одну из заинтересовавших меня газетных публикаций. Часть моего отклика была напечатана. В январе 1988 г. я написала еще один отклик на статью в ту же газету — «Ленинградский рабочий». Остался без ответа. В феврале 1988 г. проходил Пленум ЦК КПСС, на котором Егором Лигачевым были поставлены те же вопросы, что и обсуждались мною в моих письмах в «Ленинградский рабочий». Я отправила копии двух моих писем с препроводиловкой в четыре газеты, в том числе в «Советскую Россию», которая опубликовала подготовленный мною в виде одной статьи обобщенный и сокращенный вариант двух моих писем.

«СП»: — Когда писали свою статью, задумывались о том, как сложится ваша дальнейшая судьба? Были мысли о том, что вы переходите некую черту, за которой начинается новая жизнь – жизнь общественного деятеля и политика?

— Нет, я не задумывалась обо всем этом и не стремилась «прославиться». Просто я как член КПСС, как преподаватель, как советский человек хотела выразить свое мнение по поводу истинных целей «перестройки», которые открылись мне, анализируя события, происходившие в стране и реакцию на них Запада. К примеру, новая интерпретация названия СССР, заявленная публично Горбачевым на сессии ООН в 1987 г. как Союза Советских Суверенных Республик…

В своей публикации я хотела обратить внимание советских людей на понятый мною истинный смысл «перестройки», хотела, чтобы они задумались о будущем страны.

«СП»: — Ваша статья была первой прозвучавшей критикой курса партии и правительства слева. Как развивалась бы страна, если бы к вам и вашим единомышленникам прислушались наверху. Могло ли так случиться в принципе?

— Сослагательное наклонение неприемлемо для истории. Но если бы высшее руководство страны не было почти всё контрреволюционным – практически все высшие чины КПСС и приспособленческая по природе своей партноменклатура в подавляющем большинстве оказались проводниками политики «горбастройки»,– тогда можно было бы сделать разворот от «перестройки», и начать решение тех насущных задач, о которых я уже сказала.

Но мы тогда не знали, что целью жизни Горбачева было уничтожение коммунизма. Мы не знали, что Горбачев с Шеварднадзе «еще где-то в 70-е годы (!) пришли к выводу, что коммунистическую систему следует изменить с головы до ног…» ( бывший Госсекретарь США Генри Киссинджер, «Дипломат», перевод с анг., изд. 1997г., Москва, с.727). « Для достижения этого я (Горбачев — ред.) должен был заменить всё руководство КПСС и СССР, а также руководство во всех социалистических странах… Мне удалось найти сподвижников в реализации этих целей. Среди них особое место занимают А.Н.Яковлев и Э.А.Шеварднадзе, заслуги которых в нашем общем деле просто неоценимы». (М.Горбачев. Речь на семинаре в американском университете в Турции. «Советская Россия» , 2000 г., 19 августа).

Высшая партноменклатура была активной действующей составляющей при подготовке и свершении контрреволюции. Ельцин был долголетним секретарем обкома, кандидатом в члены Политбюро, его министр госбезопасности Голушко – начальником КГБ Украины, госсекретарь и вице-премьер Бурбулис преподавал марксизм-ленинизм в вузах, был одним из идеологов реформ и фактический глава правительства, Гайдар руководил отделом в главном теоретическом журнале КПСС «Коммунист», а затем в главной газете КПСС «Правда», следующий премьер Черномырдин был членом ЦК КПСС. Даже в 1995 году, по данным Института социологии РАН, администрация Ельцина на 75% и правительство РФ на 74,3 % состояли из бывшей партийной номенклатуры.

Можно было развернуть события в обратном направлении через проведение осенью 1991 г. Чрезвычайного ХIX съезда КПСС с отказом на нем от «перестройки», сменой всего партийно-государственного аппарата. Это мы, большевики, планировали сделать через Большевистскую платформу в КПСС. Контрреволюция опередила нас. Указом Ельцина в сентябре 1991 г. была запрещена коммунистическая деятельность, чуть раньше был организован фарс с ГКЧП. А Ельцин 3 и 4 октября 1993 г. подавил выступление против него, утопив его в крови, расстреляв защитников Верховного Совета РФ.

«СП»: — В течение почти месяца между публикацией статьи и публикацией ответа Яковлева на нее – с 13 марта по 5 апреля 1988 года – вся перестроечная пропагандистская машина прекратила антисоветскую истерию, возобновив ее только после того, как Яковлев фактически дал добро на ее продолжение. Как вы считаете, почему наверху так долго ждали, колебались? Действительно ваша статья напугала кого-то в верхах?

— Партийная верхушка растерялась тогда, не знала что делать. Яковлев тогда подал в отставку, которую Горбачев не принял и поручил Яковлеву подготовить разгромный документ против «врага перестройки» — автора статьи в «Советской России», и напечатать его в «Правде». После публикации в «Правде» статьи А. Яковлева контрреволюция вышла на новую стадию, начав травлю и преследование всех, кто не поддерживал «горбастройку». И конечно, прежде всего, это коснулось меня, автора статьи.

«СП»: — В своей статье вы обращали внимание на то, что жертвой проводимой исторической ревизии становится в первую очередь молодежь. Сегодня выросло новое поколение, ничего не знающее о советском строе, не видевшее его не только положительных, но и отрицательных черт.

— Сейчас молодым, как никому другому, трудно. Молодежь не знает своей истории и в своем развитии отстала этак лет на 50 и более. Молодежь не знает нашей классической литературы, музыки… Многие не могут устроиться в этой буржуазной потогонной системе получения прибылей, умирают от инфарктов или суицида, не могут организовать семью из-за низкой зарплаты (если им повезло найти работу), на которую невозможно приобрести квартиру и обеспечить семью. Произошла дебилизация населения, что особенно коснулось молодежи. Но сегодня мы видим, как просыпается интерес у них именно к советской истории, которую они начинают изучать самостоятельно, пелена вранья спадает.

Дмитрий Родионов, «Свободная пресса»

Опубликовано: http://www.svpressa.ru/politic/article/65363

Источник статьи

 

Метки: , ,