RSS

Архив метки: капиталисты

Власти РФ создают комиссию по противодействию финансированию терроризма


Органам прокуратуры, Центробанку, органам государственной власти субъектов РФ, органам местного самоуправления рекомендовано направлять в комиссию сведения о возможной причастности граждан и организаций к террористической деятельности, в том числе к финансированию терроризма. Рассмотрев их в течение месяца, комиссия должна будет проверить полученные данные на достоверность. В случае, если они подтвердятся, она может принять решение о блокировании денежных средств или иного имущества, принадлежащих гражданину или организации, уличенным в содействии террористам. При этом, если кара постигнет гражданина, то ему назначат ежемесячное гуманитарное пособие, размер которого определит все та же комиссия.

Не реже, чем раз в полгода, комиссия будет проверять и уточнять сведения о наказанных ранее лицах и организациях и, если они станут на путь истинный и уже не будут к тому времени помогать террористам, их могут исключить из «черного списка», а счета разморозить. «Индельгенцию» можно будет получить и по ходатайству от различных органов и организаций, подкрепленному документами с обоснованием необходимость отмены решения комиссии, а также обратившись в суд.
=================================================================================
Из оруэлловской серии — Мы сами финансируем, мы же сами и определяем , кто является финансистом экстремизма/терроризма.

Реклама
 

Метки: , , ,

Назарбаевский Трудовой Кодекс принят Сенатом!


В четверг 5 ноября в Сенате Парламента Казахстана был принят во втором чтении правительственный проект Трудового Кодекса, который полностью лишает всех прав трудящихся страны и наделяет огромными возможностями работодателей в деле увольнения, установления ненормированного рабочего времени, проведения локаутов, сокращения заработной платы и устраняет какой либо контроль и влияние профсоюзов.

Этот проект был пролоббирован администрацией президента и был подготовлен правительством по просьбе отечественных и иностранных горнодобывающих компаний. И это несмотря на то, что все профсоюзные объединения выступили с критикой данного проекта, а нефтяники Мангистауской области собрали свыше 33 тысяч подписей под требованием отзыва нового драконовского Трудового Кодекса.

Естественно, что никакой реакции на заявление нефтяников кроме репрессий в отношении их лидеров не последовало. Более того, Мажилис и Сенат Парламента отказали делегации профсоюзов нефтяников предоставить окончательный одобренный проект Трудового Кодекса! Его попросту засекретили, чтобы предотвратить волну возмущений в трудовых коллективах добывающих отраслей, где уже ускоряющимися темпами начались сокращения, урезания выплат и льгот, а также рассматривается вопросы уменьшения заработной платы.

Никто не имел иллюзий относительно того, что Парламент, где нет ни одного представителя рабочих, быстро примет этот драконовский Трудовой Кодекс, превращающий всех нас в бессловесных рабов, фактически запрещающий организацию забастовок и иных акций протеста. Единственным мировым профцентром, выступившим против принятия нового Трудового Кодекса и призвавшего отозвать его для обсуждения с трудящимися Казахстана, стала Всемирная Федерация Профсоюзов.

20 октября Всемирная Федерация Профсоюзов (ВФП) направила в адрес президента Назарбаева заявление, в котором выразила свое негодование проведением в стране антирабочей политики, закрытием и вмешательством в профсоюзные дела государства, преследованием профсоюзных активистов, криминализацией профсоюзной деятельности и принятием законов фактически запрещающих проведение митингов, забастовок, создание своих объединений.

Всемирная Федерация Профсоюзов намерена озвучить в Международной Организации Труда позицию казахстанского рабочего профсоюза «Жанарту» в отношении нарушения прав трудящихся, свободы профсоюзной деятельности, и принятия Трудового Кодекса и закона «О профсоюзах», противоречащих конвенциям и пактам, подписанных правительством Казахстана. Планируются и еще ряд мероприятий в рамках международной кампании протеста против антирабочей политики властей Казахстана.

На этом фоне напротив Международная Конфедерация Профсоюзов (МКП) не только приняла в свои ряды государственную Федерацию Профсоюзов Казахстана, поддержавшую расстрел нефтяников Жанаоена, но фактически солидаризировалась с властями страны. Это еще раз показывает насколько поляризовано международное профсоюзное движение на классово-ориентированные организации с одной стороны в лице ВФП и либеральные, социал-демократические, реакционные, служащие интересам империализма и капитала с другой под вывеской МКП.

Борьба против антирабочей политики Назарбаева и его правительства будет продолжаться и тут должны сказать свое слово сами трудовые коллективы и массы, доведенные до отчаяния дороговизной, обесцениванием заработной платы, сокращениями и увеличением норм эксплуатации. Никаких рецептов противостояния ненасытному капиталу кроме скоординированных организованных забастовок, с радикальными и едиными требованиями, кроме создания снизу своих классовых демократических организаций и проведения собственной рабочей политики, просто не существует!

Информационная служба казахстанского рабочего профсоюза «Жанарту»

 

Метки: , , , , , ,

Диагноз окончательный – смерть!


Чтобы понять, что революция в РФ неизбежна, не нужно анализировать рейтинги царя и ПЖиВ, общественные настроения, отношения между враждующими кремлевскими башнями и т. д. Можете поверить мне на слово сейчас, а убедитесь в том сами потом – перед революцией рейтинг свергаемого диктатора всегда высок. Общественные настроения накануне взрыва обычно тоже спокойны, бури ничто не предвещает, она начинается буквально на пустом месте. И козни Госдепа тут не при чем.

Сегодня речь пойдет не об этом увлекательном антураже, а о вещах скучных и малопонятных большинству – об экономике. Описание экономической модели РФ звучит как диагноз смертельно больного социального организма. Я писал это раньше, но не грех и повторить. Идиоты делят страны на прогрессивные и отсталые, ориентируясь на внешний антураж: дескать, страны, исповедующие капиталистический путь развития – прогрессивны, а если они терпят фиаско – значит у них неправильный капитализм, в котором мало свобод, конкуренции, открытости и прочих няшных фишек.

Ранее я подробно описал современную двуединую капиталистическую систему, основанную на неравноценности обмена, в которой есть общества, отдающие свои ресурсы и труд другим, и, соответственно, общества, присваивающие. Первые могут выглядеть как максимально либеральные и свободные страны, вторые могут быть отягощены пережитками социального государства (это, как вы сами понимаете, не добавляет конкурентоспособности экономике). Однако суть неизменна: страны капиталистической периферии много производят и мало потребляют, страны капиталистической метрополии много потребляют, производя на первый взгляд, очень мало. Вот хоть усритесь, не сможете объяснить, по каким таким объективным причинам в малюcеньком туристическом Люксембурге средняя пенсия $2.500, а в главной мастерской мира – Китае – средняя зарплата всего $600. Разве Люксембург производит хоть десятую часть того, что потребляет?

Кстати, Рассеюшка так мощно вставала с колен последние лет 15, что по показателю средней зарплаты уже отстала от Китая. Сейчас Путирашку обгоняет Бразилия и Северная Африка. Но это так, к слову. Да, капитализм несправедлив, есть господа и есть господские слуги. Есть эксплуататоры и эксплуатируемые. Есть те, кто ипет и те, кого ипут. Так что декларировать горячую приверженность к капитализму мало, надо определиться, к какой категории относится РФ – к капиталистическим паханам или капиталистическим терпилам.

Дело в том, что географическое расположение производящих мощностей не имеет никакого значения, важно лишь то, кто их контролирует. Кто контролирует – тот и получает гешефт. Хороший пример – производство iPhone (в потребительском обществе вещь почти сакральная). Производятся аппараты в Китае, из США туда доставляют всего лишь несколько компонентов из тысяч потребных, например сапфировое стекло. Можно ли на этом основании считать iPhone китайско-корейским, если его производство локализовано в Азии на 99%?

Apple не имеет собственных производственных мощностей. Проектируется iPhone и вся прочая техника Apple в офисах Купертино, штат Калифорния, США. Здесь разрабатывают дизайн устройств, ПО и планируют рекламные компании. ВСЁ! Как сказано на официальном русском сайте iPhone , «китайские производители, хоть и имеют лучший в мире потенциал для сборки устройств, но их работа оценивается лишь в одну сотую от общего вклада в создание гаджетов». То есть вот эти десятки тысяч китайцев в стерильных цехах китайского завода в провинции Сычуань, производящие 400 тыс. девайсов в день, получают лишь 1% от затрат на производство конечного продукта.

Постиндустриализм – это не исчезновение индустрии, постиндустриальный уклад экономики – это когда основная часть прибавочной стоимости создается мозгами, а не отбойным молотком в шахте. Давайте посмотрим, как это выглядит на примере гиганта постиндустриализма Apple и индустриального гиганта, например «Газпрома». 459 тысяч сотрудников «Газпрома» обеспечили компании в 2014 г. чистую прибыль в размере $3,5 млрд. 80 тысяч дизайнеров, программистов и клерков Apple сделали своим владельцам $39,5 млрд. чистой прибыли. То есть чистая прибыль в расчете на одного сотрудника у яблочного гиганта – $493 750, а у нашего национального достояния — $7 625. То есть рентабельность одного сотрудника, работающего головой, выше в 65 раз по сравнению с туземцами, качающими из недр пердячий газ мертвых динозавров! Вдумайтесь в эту цифру, поцреотические дебилы, воспевающие вставание Рассеюшки с колен!

В США не только производят очень много, там производят значительно больше, чем в РФ на душу населения. Причем в США производят самый рентабельный продукт в мире – ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ПРОДУКТ. Мир легко обойдется без российского газа (про нефть вообще умолчим), его можно будет заменить несколько более дорогим для потребителя иранским, ливийским или ближневосточным газом. Даже если завтра начнется «горячая» война на Украине и поставки газа из РФ будут перекрыты полностью, в Европе расконсервируют угольные электростанции и произведут энергию за счет менее рентабельного и более «грязного» топлива. Газ, уголь, дрова – всего лишь топливо, конечный же продукт – тепло в домах и электроэнергия никак не меняют своих свойств в зависимости от способа производства.

Но чем можно заменить iPhone? Ничем, это продукт уникальный. Да, есть суррогатные аналоги, если можно так назвать, андроидфоны, но почему-то потребители предпочитают покупать о-о-о-о-чень дорогие айфоны вместо дешевеньких китайских смартфонов. В этом тоже заключается отличие постиндустриальной экономики от индустриальной. При индустриальной выигрывает при прочих равных тот, кто предлагает более ДЕШЕВЫЙ продукт, а в постиндустриальном укладе рулит тот, кто предлагает УНИКАЛЬНЫЙ продукт. Samsung, LG, Lenovo, Huawei и прочие могут конкурировать друг с другом за счет цены на свои девайсы, поступаясь своей прибылью, а Apple продолжает наращивать стоимость своей продукции, потому что их продукт обладает уникальными свойствами.

Сравнение Apple и «Газпрома» тем более наглядно, что у этих предприятий гигантский разрыв в соотношении между оборотом и чистой прибылью: У американской корпорации чистая прибыль составляет 21,5% от оборота, в то время как у газового гиганта всего 3,4%. Стоит обратить внимание на принципиально важный момент – у «Газпрома» значительная часть производственных издержек приходится на ресурсы, которые расходуются на добычу и транспортировку газа, а у крупнейшей американской компании основная статья расходов – ЗАРПЛАТА ПЕРСОНАЛУ и подрядчикам. То есть Apple – это гигантский пылесос, который за год высосал со всего мира $183 млрд. и отдал их в руки американцев напрямую в виде зарплаты, дивидендов или налогов. В минусе пожалуй лишь сожженное электричество на кондиционирование офиса компании да тот самый «1%», что достается азиатам, штампующим девайсы.

Издержки на добычу у «Газпрома» растут, запасы истощаются, рентабельность падает, менеджмент деградирует. Финансовое состояние компании характеризуется одним емким словом – банкрот. Все потому, что добыча углеводородного сырья в XXI веке – это такое же «передовое» производство, как, например, производство перца или шелка. А ведь каких-то 400 лет назад доставка перца в Европу обеспечивала 1000% прибыли! Да, человечество не сможет обойтись без перца и при постиндустриализме, спрос на него даже на три порядка выше, чем в феодальную эпоху. Однако ни одну страну мира не делает передовой и сильной наличие полей, где выращивается черный перец. В прошлом столетии рулили страны, контролирующие запасы углеводородного сырья, сейчас рулят те, что контролируют производство каких-то электронных потребительских фетишей. Нравится вам это или нет, но это – факт.

Характерной чертой постиндустриальной эпохи будет резкий всплеск энергоэффективности (именно поэтому я считаю, что она еще не наступила). То есть полезный выход энергии увеличится при том, что валовое производство энергии снизится. Для тех, кто не понял, поясняю: сегодня для производства энергии тратится все большее количество энергии. Чтобы добыть 10 бочек нефти, надо сжечь одну бочку (подробнее см. мои посты по тегу нефть, где раскрыто понятие EROEI), а полученные 9 бочек нефти тратятся на то, чтобы добыть из земли и обработать мегатонны полезных ископаемых, перевезти их на десятки тысяч километров, произвести индустриальным способом много нужных вещей, переведя половину сырья в стружку, после чего полезные вещи должны быть доставлены потребителю. Еще энное количество энергии тратится на утилизацию выброшенных на помойку товаров.

В новую же эпоху массовое производство будет строиться на конструировании материалов с заданными свойствами из атомов. Энергозатраты в перспективе снизятся на два порядка, ресурсоемкость – неще больше. Хотите наглядную иллюстрацию? Вспомните фильмы про войну – разведчики уходят в тыл врага с тяжеленной радиостанцией за плечами, а массивные батареи для нее несет вся разведгруппа. Потеря рации означает провал миссии. Сели батареи – надо отправлять самолет, чтобы он сбросил запасные элементы питания. Все это колоссальные затраты мышечных и машинных сил. Сегодня спутниковый телефон весит в 50 раз меньше, чем очень хорошая для своего времени радиостанция «Север-бис». Но если эта рация весила 2 кг, а анодная батарея БАС-60 к ней тянула 6 кг, то теперь гораздо более емкая и мощная литий-полимерная батарея будет весить грамм 300. Ну а для современных средств связи достаточно и 50-граммового аккумулятора, заряжаемого при необходимости от компактной солнечной панели. Таким образом, возможности радиосвязи выросли в сотни раз, а ресурсоемкость средств связи снизилась в десятки.

Нанотехнологии обещают повысить эффективность аккумуляторов и солнечных панелей еще на порядок. Прошло 40 лет – и себестоимость солнечной энергии снизилась в 200 раз! КПД солнечной батареи достиг 44,7% против 1% в 70-х. Да, это рекорд чисто лабораторного характера. Да, сегодня пластины на арсениде галлия, позволяющие поглощать 40% солнечной энергии, баснословно дороги. Но теперь «видны пути, как это осуществить». Нанотехнологии в очень скором времени позволят собирать из атомов поликристаллы, которые будут эффективно аккумулировать солнечную энергию даже в высоких широтах при пасмурной погоде (монокристаллы эффективнее улавливают прямые солнечные лучи).

Так вот, ребята, когда это произойдет, а произойдет это очень скоро, «Газпром» превратится в хлам. В лучшем случае промышленную инфраструктуру удастся превратить в музеи и туристические достопримечательности, каковыми в Европе стали ветряные мельницы и фабрики XVIII столетия, работающие на водяной энергии.

РФ – страна, живущая исключительно за счет экономики вчерашнего дня, причем за счет самого примитивного его сегмента – добычи сырья. Развиваются ли в России перспективные технологии, та же нано-индустрия? Да, развивается. Каким бы мудаком ни был Чубайс, как бы ни воровали на «Сколково», сколь бы уныло ни выглядел «Ростех», но ростки нового технологического уклада у нас есть. Однако проблема та же, что и у дряхлой романовской империи 100 лет назад: да, темпы развития российской экономики были рекордные, однако отставание от передовых стран Запада возрастало по всем направлениям. Корень проблемы заключался в том, что Российская империя не обладала индустриальным комплексом. От того, что Попов одним из первых изобрел радио, русским было ни тепло, ни холодно, потому что передовая радиопромышленность существовала в Германии, а удел русских – поставки немцам меди, которая требовалась радиопромышленности. Даже не медной проволоки, а именно меди, а порой даже медной руды, поскольку технологии обогащения руды в России были примитивные.

Что нужно для того, чтобы шагнуть в постиндустриализм? Как ни странно – индустрия. Вы привыкли к клише, что на Западе происходит деиндустриализация. Термин совершенно не верный. На Западе происходит эффективное разделение труда: в Калифорнии делают дизайн и ПО для айфонов, а индустриальное производство находится в Азии. Это единая ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ЦЕПОЧКА. Однако азиаты получают 1% гешефта, а «белые воротнички» в Америке – 99%. И вокруг этих «белых воротничков» возникает постиндустриальная экономика услуг. Но сама-то индустрия с миллионами рабочих никуда не делась! На фабриках Foxconn, где осуществляется сборка электронного ширпотреба, трудится более 1,2 миллиона работников. И, кстати, чистая прибыль компании такая же, как у «Газпрома».

То есть «старая» индустрия на Западе не исчезла, она лишь переместилась, стала более компактной и роботизированной, но владеют гигантскими заводами и металлургическими комбинатами те же лица. Как известно, крупнейшим собственником Apple является корпорация Vanguard. Мне даже лень исследовать структуру собственников Foxconn, я и так с уверенностью скажу, что одним из владельцев компании будет все тот же Vanguard. Китайцы производят, но не владеют средствами производства. А американцы формально почти ничего не производят, однако именно американские инвестиционные корпорации и банковские синдикаты контролируют все ключевые отрасли мировой экономики. Это факт. Очень скоро вы с удивлением обнаружите, что и «российским» ТЭК почему-то рулят иностранные менеджеры.

Поэтому американцы могут позволить себе похоронить автоиндустрию в Детройте. Да, для отдельного города это – катастрофа. Но в масштабах страны – всего лишь оптимизация. Ведь американские компании контролируют большинство мировых автогигантов. И эти автогиганты, так же как заводы Foxconn в Китае, производят продукт за свой символический «1%», а главными выгодоприобретателями становятся американские дизайнеры, разработчики ПО для бортовых компьютеров и банкиры, раздающие автокредиты.

На Западе нет и не было деиндустриализации, мировая индустрия все так же контролируется Западом. А вот в России происходит деиндустриализация в чистом виде – то есть УНИЧТОЖЕНИЕ экономики индустриального уклада. Индустрия – это та почва, на которой произрастает дерево постинудстриальной экономики. Представьте себе, что в России изобрели супер-пупер-инновационный наноматериал – крепкий, как сталь, и легкий, как пластик. Может ли наш авиапром убить всех своих конкурентов, делая самолеты из нового суперматериала? Нет. Потому что российский авиапром – это жутко отсталый, стремительно деградирующий комплекс, не способный конкурировать не то что с американским авиапромом, но даже с бразильским!

Не откажу себе в удовольствии макнуть в парашу хомячков Фрицморгена и прочих дрочителей на Пуйло и вставание с колен. Вы так трогательно гордитесь «Суперджетом», но почему-то забываете о том, что его производство уже 10 лет приносит лишь убыток. Чистый убыток ОАК за 2014 г. – $220 млн. А вот бразильский Embraer получил за тот же период $334 млн чистой прибыли. Это не удивительно, учитывая, что компания произвела за год 92 коммерческих лайнера и 116 бизнес-джетов против 35 «Суперджетов» в ОАК. На «Суперджете», похоже, уже поставили крест, потому что удельный вес иностранных компонентов в машине – 60-80%, и падение рубля делает его производство нерентабельным в принципе.

Кстати, цифра в 35 произведенных машин – это циничное наипалово путинской пропаганды. Все мировые автопроизводители планируют производство, исходя из имеющегося портфеля заказов. Авиакомпании стоят в очереди, рассчитывая получить машины через пять и более лет. И только один завод в мире в Комсомольске-на Амуре, где клепают «Суперджеты», работает «на склад». Да, сделали 35 машин, однако 8 из них так и остались невостребованными. Всего же на хранении – 15 невостребованных машин. Это какой-то не поддающийся осмыслению лютый писдец – ОАК, присосавшись к бюджету, увлеченно производит то, что не нужно рынку, чтобы эффективные менеджеры могли разворовать госсубсидии и госинвестиции – вот истинный смысл путиномики! Выход на рынок китайского ARJ21 не сделает хуже «Суперджету» — хуже быть уже просто не может.

Я об этом писал три года назад, пропутинское хомячье высрало сотни коментов, похваляясь тем, как ОАК будет клепать по 60 лайнеров в год. Ну и кто из нас оказался прав, дурачки? Куда вам, путлеровские дебилы, просравшие советский авиапром, передовой для своего времени, тягаться не то что с корпорацией Boeing, поставившей в прошлом году заказчикам более 700 гражданских лайнеров, а хотя бы с китайцами и бразильцами?

Так вот, об индустрии. США с легкостью отказались от производства маломаржинального индустриального ширпотреба, типа легковых авто, но даже в мыслях не имели переводить в Азию свой ВПК и аэрокосмический комплекс. Причина в следующем: автомобили в XXI столетии – продукция с минимальной добавленной стоимостью, а вот самолет – совсем другое дело. Для производства автомобиля, себестоимость которого 9,5 тысяч долларов, а рыночная цена – 10 тысяч, американская рабочая сила слишком дорогая. В цене машины, грубо говоря, 50% — стоимость ресурсов и энергии, а 50% — стоимость труда, поэтому удорожание труда на 10% переводит производство авто в разряд убыточного. Самолет же продается за 100 миллионов при себестоимости в 50 миллионов, Даже если американский рабочий будет получать в 5 раз больше китайского, производство все равно будет рентабельно. Но китайский рабочий в принципе не может составить конкуренцию американскому, потому что Boeing – мировой монополист, разделивший рынок больших авиалайнеров с Airbus.

Поскольку в США сохраняется и развивается авиапромышленный комплекс, то даже если российские нано-ученые совершат прорывное изобретение в области авиационных материалов, воспользуется этим изобретением именно Boeing. Сегодня ВСМПО штампует для американцев титановые заготовки за символический «1%»; будут там делать нанокорпуса за тот же «1%» — принципиально схема туземной экономики не изменится. Гешефт будет доставаться тому, кто КОНТРОЛИРУЕТ ПРОИЗВОДСТВЕННУЮ ЦЕПОЧКУ, а не тому, кто делает в ней одно звено, пусть даже и супер-пупер-уникальное.

Почему я вспомнил о Boeing? Скажите, что выгоднее – качать дармовой газ из-под земли или делать самолеты? Конечно, делать самолеты – с этим даже тупорылая вата спорить не станет. И цифры это подтверждают: корпорация Boeing (160 тыс. сотрудников) в 2014 г. получила чистую прибыль в $5,45 млрд. против $3,5 млрд. у «Газпрома», эксплуатирующего природную ренту. Чистая прибыль на одного сотрудника у американских авиастроителей –$34 656 – в 4,5 раза выше, чем у «Газпрома». Почему же в РФ самолеты строить нерентабельно, а качать газ – вполне себе выгодно? Да потому что в РФ происходит деиндустриализация, то есть уничтожение высокопередельной индустриальной экономики и возврат к экономике природной ренты, а это, блять, уклад, свойственный ФЕОДАЛИЗМУ!

Специфика рентной экономики в том, что она не признает долгосрочных вложений, требуя максимально быстрой отдачи от инвестиций. Если у вас есть завод, вы не будете вкладывать в его модернизацию 100 миллионов, чтобы через 10 лет отбить затраты и выйти на рентабельность 10% в год. Вы просто сдадите станки в металлолом, а корпуса продадите под торговый центр, получив таким образом единовременную прибыль в 10 миллионов при НУЛЕВЫХ инвестициях. Да, рентабельность будет выше, чем при нормальном хозяйствовании, но лишь до тех пор, пока вы не утилизируете все заводы. Таким образом, за четверть века советская экономика была уже утилизирована в достаточной степени, чтобы сделать Рашку нежизнеспособной страной. Текущий нефтяной кризис по самым оптимистичным прогнозам продлится не менее 5 лет – этот срок рентная экономика РФ не переживет. Это даже не прогноз, это констатация неизбежного факта. Я писал об этом и три, и пять лет назад. Дебилы крутили пальцем у виска: мол, Кунгуров ипанулся, баррель через 5 лет будет стоить минимум 200 баксов. А как вам цена в 48 зелененьких за бочку? И что вы запоете при цене в 40?

Для индустриальной экономики низкие цены на энергоносители – благо. Для феодальной рентной экономики – приговор. Индустриальная экономика – это экономика высокой прибавочной стоимости, когда в цене конечного продукта доминирующую часть занимает стоимость труда. Постиндустриальная экономика – экономика сверхвысокой прибавочной стоимости, когда в конечной цене основная часть – доля ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА. А феодальная экономика ренты – экономика отъема ресурсов у природы. В цене барреля доля труда нефтяника – ну, пусть 10%, остальное – подарок природы.

Смертельная слабость РФ в том, что страна продает не свой труд, а свои ресурсы. Дело даже не в том, что ресурсы стремительно иссякают. Дело в том, что эти ресурсы можно просто отобрать. НЕ ПОЗВО-О-О-О-ОЛИ-М-М – хором орут тупорылые путлеровцы – да пусть НАТО только сунется – сразу писды получит!!!! О, нет, никто не будет оккупировать Сибирь, чтобы забрать вашу нефть (впрочем, она давно уже не ваша). Чтобы ее забрать, достаточно просто опустить цены на нее – и вы, позорные терпилы, будете отдавать ее не то что за бесценок, а себе в убыток. На кой хер вас оккупировать? Вы, рабы, и так ибашите за миску баланды. Оккупация РФ экономически нецелесообразна, поскольку содержание оккупационного контингента – есть издержки, которые увеличат стоимость изымаемого у туземцев сырья.

90% экспорта из РФ – низкопередельные полуфабрикаты и сырье – нефть, газ, мазут, алюминий, металлопрокат, да те же медь, лес, зерно, как и 100 лет назад. Половина доходов бюджета – выручка от продажи нефти и газа. Сейчас цены на углеводородное топливо упали. И в РФ мы наблюдаем удивительнейшую картину: добыча и экспорт РАСТУТ!!! То, что растут цены на АЗС – понятно, быдло должно из своего кармана компенсировать выпадающие доходы эффективных менеджеров. Но почему растет экспорт при упавших ценах? Элементарная логика подсказывает, что при этом цены упадут еще ниже. Надо бы на время и добычу снизить, и вентиль на экспортной трубе слегка подзакрутить. Зачем отдавать за бесценок то, за что завтра можно выручить полновесный нефтедоллар? Ведь вы же верите в светлое завтра?

Это невозможно. Кремль не контролирует экономику РФ несмотря на то, что ТЭК формально находится под контролем государства. Во времена путинской стабильности и нефтегазовой халявы, длившейся более 10 лет, наши «государственные» нефтегазовые монстры нахватали кредитов на десятки миллиардов долларов. Если вы, идиоты, думаете, что они пошли на инвестиции и обновление основных фондов, то ошибаетесь. После нехитрых комбинаций эти деньги ушли обратно на Запад и материализовались в виде дворцов и яхт новой феодальной знати. И вот как раз сейчас эти долги приходится отдавать. За ваш, идиоты, счет. Хапнула Роснефть 50 ярдов, чтобы выкупить ТНК у ВР, которую ей продали за смешные $7,5 млрд, когда баррель стоил 100, а отдавать приходится с процентами, когда баррель проседает ниже 50. Объявить дефолт никак нельзя – рухнет вся экономика РФ. Вот и приходится насиловать истощенные месторождения только для того, чтобы расплатиться с европейскими банкирами, которые на всякий случай решили еще и отлучить РФ за «крымнаш» от кредитной сиськи.

Не один мускул не дрогнул на чекистской харе Пуйла. Пуйло сказало: «Спокуха, ребята, нам поможет Китай, за ценой мы не постоим». И не постояли. Китай дал кредит Роснефти на условиях, которые тщательно скрываются, а взамен потребовал гарантию поставок нефти по сниженным ценам до 2030 г. Когда баррель стоил $105, китайцы получали от Игорька Сечина «черное золото» по $60. Вчера баррель просел до $48. Если формула ценообразования осталась прежней, желтые братья получают нефть по $25, а это уже за гранью рентабельности. Да пох-й, зато у Пескова часики за 37 лямов.

Сырьевая экономика ущербна тем, что ее принципиально не может контролировать тот, кому она формально принадлежит. Все в руках потребителя сырья. Покупатель назначает туземцам цену на их бананы и баррели. Это правило не имеет исключений, все сырьевые туземные экономики находятся в жопе либо готовятся там оказаться. Феномены вроде Кувейта или Саудовской Аравии объясняются наличием громадных запасов сырья при маленькой численности населения. Но это временное явление.

Выводы: в начале цикла статей о неизбежности революции в РФ я постарался максимально доходчиво описать ситуацию столетней давности, когда экономика Российской империи стремительно развивалась, однако разрыв между нею и передовыми странами Запада нарастал. Россия шла вперед, но все больше и больше отставала. Россия становилась сильнее, чем была вчера, но слабела по отношению к соседям. В итоге страна ПОЛНОСТЬЮ утратила внешнеполитическое влияние, потерпела ряд унизительных военных поражений, в том числе от азиатской Японии. Российская империя настолько утратила суверенитет, что вынуждена была вступить в Первую мировую войну со своим крупнейшим торговым партнером (Германией) исключительно в интересах своих кредиторов. Однако правящий режим оказался неспособным контролировать ситуацию в стране в неблагоприятных военных условиях и рухнул.

Сейчас положение гораздо более катастрофическое: РФ не развивается медленнее, чем соседи, она деградирует. Мы не отстаем в гонке к постиндустриальному обществу, мы скатываемся к рентной экономике феодализма. Рентой стало все. Власть – тоже рента, система власти в Путирашке копирует модель допетровской бюрократии, когда волости и края отдавались «в кормление». РФ стремительно деградирует социально, экономически, технологически, научно и инфраструктурно. Страна подыхает. «Вылечить» ее никакими реформами уже невозможно.

В конце XIX века альтернатива была такой: индустриализация или смерть. Для осуществления индустриализации потребовалась смерть романовской империи и революция. Сейчас альтернатива в следующем: «постиндустриализация или смерть». Переход к постиндустриальной экономике знаний с помощью политического и социального инструментария феодального общества невозможен. Эволюционное развитие невозможно. Следовательно, необходима социально-политическая революция. Российская империя рухнула, не справившись с трудностями военного времени. Путирашка издыхает без всякой войны. Будете и дальше прятать голову в песок, убеждая себя, что все будет путем: баррель по 200, а доллар по 30, и заживем, как встарь, меняя нефть на бусы?

Я вам, путлеровским дебилам, напомню, что стало с папуасами, когда у них кончилось золото для обмена на стеклянные бусы – их вырезали или обратили в рабов. Вот в этом и заключается ваше будущее. А кто вас будет вырезать или бить кнутом на нефтяных плантациях – американцы, китайцы или эффективные менеджеры из туземной администрации – не важно.

Вы все еще трусливо блеете, что революция – это зло, «патамушта не хотим распада и стрельбы»? Да мне посрать, что вы хотите, а что не хотите, я подожду, пока вы не начнете синеть с голодухи. Революцию в России будет делать тупые, агрессивные от голода путлеровцы. А сохранится ли Россия, как историческая общность, будет зависеть от того, выполнит ли революция свою задачу – переход к постиндустриальной экономике знаний и восстановление индустриальной базы.

Я не пытаюсь убедить кого-то в том, что я прав, мне смешны феерически тупые возражения либерастов, охранителей, застабилов, пуйлососов, дрочителей на совок или на великое православное прошлое. Я знаю, что абсолютно прав. Смысл моей писанины – дать вам возможность адекватно воспринимать реальность – это поможет вам выжить. А если вы сдохнете, так в этом не будет никакой трагедии, все равно вы сейчас годитесь только на удобрение. На планете живет 7,1 миллиардов человек. Если исчезнут русские – население будет 7,0 миллиардов. Велика ли потеря для человечества?

 

Метки: , , , , , , , , ,

Сколько должна каждому россиянину нынешняя власть за сгоревшие советские вклады?


Продолжение темы «Насколько был ограблен каждый россиянин в 90-е?». Там были затронуты только потери от текущих расходов/доходов. Кроме них еще почти каждый советский человек имел вклады на сберкнижке, которые превратились в ничто в первый год правления либералов в России. А какую компенсацию по сгоревшим вкладам нам предлагает нынешний правящий режим? Заглянем на сайт Сбербанка. Всего лишь двукратную. То есть мне мои сгоревшие 4 тыс. рублей вернут в виде 8 тыс. нынешних рублей. Это просто охуительно, извините меня за мой невольный французский.

А сколько каждый из нас реально потерял от грабежа либералов? Напомню, что цены на продукты и товары только за 1992 год выросли в 26 раз. Во столько же раз обесценились и вклады. Всего же к 2015 году инфляция с декабря 1990 года составила 8 727 047,1%(!). Нам также известен из справочника «Народное хозяйство РСФСР» размер среднего вклада, приходившегося на каждого гражданина. Он равен 1470 рублям. То есть средняя семья из 3 человек имела на своих сберкнижках примерно 4 410 рублей в 1990 году. В своем расчете я учел инфляцию с 1990 по 2015 год, также к этой сумме добавил ежегодное начисление по вкладу, взяв нынешний процент равный 10%. Результат оформлен на картинке:

Таким образом 1470 рублей сейчас должны равняться 1 млн. 263 тысячам рублей. А каждая средняя российская семья из трех человек потеряла примерно 3,8 млн. рублей в итоге. Именно такова должна быть справедливая компенсация и именно настолько был ограблен каждый россиянин за 24 года правления либералов в России. Но «незабудим-непростим» мы Сталина за 1947 год.

 

Метки: , , , , , ,

Капиталисты, технократы и фанатики: подъём нового властного блока


Решительная победа Индийской народной партии (БДП[1]) на выборах в Индии — одно из недавних свидетельств успеха нового властного блока, который обещает установить Новый мировой порядок, использующий этнорелигиозный фанатизм и узкоспециализированных технократов в рамках капиталистического абсолютизма.

Крайне правая больше не находится на периферии западного политического дискурса. Она в центре. Она больше не зависит от пожертвований местных активистов, она получает финансирование от крупнейших глобальных корпораций. Ею больше не пренебрегают средства массовой информации. Они освещают ее возможности, выдвигая на первый план «динамичное и преобразующее» лидерство.

Сегодня капиталисты повсюду сталкиваются с крайней неопределенностью своего будущего, поскольку рынки разрушаются; местная коррупция на высших уровнях разъедает даже самые конкурентоспособные из них. По всему миру значительные массы рабочих подвергают сомнению, бросают вызов и оказывают сопротивление грандиозному оттоку общественных богатств в руки как никогда немногочисленной олигархии. Электоральная политика больше не определяет общую ситуацию для политической оппозиции.

Капитализм не развивается — ни в теории, ни на практике — на почве разума и всеобщего процветания. Он опирается на властные распоряжения, манипуляцию посредством СМИ и произвол полицейского государства. Он все больше полагается на эскадроны смерти, именуемые «частями особого назначения», и «резервную армию» военизированных фанатиков.

Новый властный блок являет собой слияние большого бизнеса, зажиточных дипломированных специалистов, отборных подготовленных технократов-карьеристов и кадров из этнорелигиозных фанатиков, которые мобилизуют массы. Капитализм и империализм продвигаются вперед за счет вынужденных переселений миллионов, разрушения местных сообществ и хозяйственных систем, подрыва местной торговли и производства, эксплуатации труда и подавления социальной солидарности. Повсюду они разъедают единство людей и классовую солидарность.
Этнорелигиозные фанатики и элитные технократы

Сегодня капитализм зависит от двух, казалось бы, в корне отличных сил. Иррациональные призывы сторонников этнорелигиозного превосходства и узкоспециализированные элитные технократы продвигают власть капитала. Этнорелигиозные фанатики стремятся поддерживать связь между корпоративно-милитаристскими элитами и массами, апеллируя к «общим» религиозным и этническим идентичностям.

Технократы обслуживают элиту посредством развития информационных систем, формулирования образов и идей, обманывающих и направляющих массы, и разработки соответствующих экономических программ. Политические лидеры объединяются с корпоративной элитой и крупными милитаристами, чтобы установить политико-экономическую повестку дня, заодно решая, когда полагаться на технократов и когда обуздывать или спускать с привязи этнорелигиозных фанатиков.

Империализм действует через тесный союз науки и этнорелигиозного фанатизма, используемых в целях капиталистического доминирования и эксплуатации.
Индия: миллиардеры, индуистские фашисты и IT-«спецы»

Избрание Нарендры Моди, лидера БДП и давнего члена индуистско-фашистской военизированной организации Раштрия сваямсивак сангх (RSS[2]), базировалось на трех ключевых составляющих:

1. Многомиллиардное финансирование в рупиях индийскими корпорациями внутри и вне страны;

2. Тысячи карьеристов из числа IT-технократов, организовавшие массовую пропагандистскую кампанию;

3. Сотни тысяч активистов RSS, распространявшие расистскую доктрину хиндутвы[3] среди миллионов сельских жителей.

Режим Моди обещает своим капиталистическим покровителям, что он, Моди, «откроет Индию»[4], а именно — покончит с земельным фондом местных племен, преобразует сельхозугодия в промышленные зоны, отменит государственное регулирование трудовых отношений и охраны окружающей среды. Браминской элите[5] он обещает покончить с компенсационными квотами для низших каст, неприкасаемых, меньшинств и мусульман. Индуистским фашистам он обещает больше храмов. Иностранным капиталистам он обещает вхождение во все сектора экономики, ранее защищенные государством. США Моди обещает более тесное сотрудничество против Китая, России и Ирана… Этнорелигиозный индуистский фанатизм от БДП перекликается с представлением Израиля о «чистом» еврейском государстве. Моди и Нетаньяху имеют давние связи и сулят более близкие рабочие отношения, основанные на сходных этнорасистских доктринах.
Турция: переход к исламо-капиталистическому авторитаризму

Турция при эрдогановской Партии справедливости и развития окончательно перешла к режиму личной власти, сопрягая ислам с большим капиталом и репрессиями полицейского государства. «Тройственный союз» Эрдогана нацелен на развертывание мегакапиталистических проектов, основанных на приватизации мест общественного пользования и выселении жителей из бедных районов. Он открыл дверь нерегулируемой приватизации шахт, средств сообщения, банков — приведя тем самым к экспоненциальному росту прибыли, снижению гарантий занятости и возросшему количеству смертей работников на производстве. Эрдоган сбросил маску «умеренного ислама» и обратился к джихадистским наемникам, вторгшимся в Сирию, и к законодательству, расширяющему религиозные привилегии в светской жизни. Эрдоган энергично взялся за массовые чистки журналистов, муниципальных и государственных служащих, судей и офицеров вооруженных сил. Он заменил всех их «сторонниками партии», то есть фанатиками самого Эрдогана.

Эрдоган привлек на службу небольшую армию технократов, которые разрабатывают его мегапроекты и обеспечивают политическую инфраструктуру и программы для его предвыборных кампаний. Технократы создают повестку развития, учитывающую интересы коррумпированной корпоративной элиты, внутренней и внешней. Анатолийские исламисты — небольшие и средние провинциальные бизнес-элиты — формируют массовую основу, мобилизуя избирателей апелляцией к шовинистическим и этноцентрическим убеждениям. Активное приятие «свободного рынка» репрессивным, исламистским, капиталистическим режимом Эрдогана жестко критикуется в последнее время, особенно в свете крупнейшего за всю турецкую историю массового убийства шахтеров: убийства более 300 человек вследствие корпоративной халатности и причастности к ней режима[6]. Классовая поляризация грозит усилением турецкого фашизма.
Израиль и «еврейское государство»: миллиардеры, этнорелигиозные фанатики и технократы

Израиль, согласно его влиятельным покровителям в США, является «образцовой демократией». Публичные заявления и действия его лидеров доказывают полную несостоятельность этого представления. Движущей силой израильской политики является идея лишить крова и выслать вон всех палестинцев и обратить Израиль в «чистое» еврейское государство. Десятилетиями Израиль, финансируемый и колонизируемый диаспорой, яростно захватывал палестинские земли, обездоливал миллионы, а сейчас вовлечен в процесс иудаизации того, что сохранилось из оставшегося на «оккупированных территориях».

Израильская экономика подчинена миллиардерам. Общество охвачено крайне милитаризированным государственным аппаратом. Его высокообразованные технократы обслуживают военно-промышленную и этнорелигиозную элиту. Большой бизнес делит власть и с теми, и с другими. Технократы Израиля используют знания для содействия быстрому росту военно-промышленного комплекса. Медицинские специалисты участвуют в испытании на выносливость палестинских заключенных, подвергающихся пыткам («допросам»). Отлично подготовленные психологи используют методы психологической войны, чтобы заполучить коллаборационистов среди уязвимых палестинских семей. Экономисты и политологи с учеными степенями престижных американских и британских университетов (и с двойным гражданством) формулируют политические установки, содействующие захватам земель неофашистскими поселенцами. Наиболее известный израильский романист Амос Оз осудил неофашистских поселенцев, испражняющихся на пепел сгоревших мечетей.

Владеющие миллиардным состоянием магнаты недвижимости повышают на нее цены и арендную плату, «вынуждая» многих «прогрессивных» израильтян, которые временами протестуют, согласиться на легкий путь переезда в жилье, устроенное на земле, незаконно и насильственно изъятой у вытесненных палестинцев. «Прогрессисты» присоединяются к неофашистским дружинникам в совместных колониальных поселениях. Престижные урбанологи способствуют — посредством проектирования новой застройки на оккупированных землях — достижению целей бесцеремонных этнорасистских политических лидеров. Известные социологи торгуют своим американским образованием для поддержания ближневосточных войн, разработанных вульгарными милитаристами.
Строительство Евроамериканской империи: отбросы всех стран, соединяйтесь!

Строительство империи — грязное дело. И в то время как политические лидеры, управляющие строительством, симулируют добропорядочность и оттачивают мастерство поучительных общих фраз в «высоких целях», «бойцы», ими нанятые, представляют собой отвратительнейшую компанию вооруженных головорезов, вербальных террористов (журналисты) и весьма уважаемых юристов всего мира, которые охотятся на жертв и реабилитируют имперских преступников. В последние годы евроамериканские милитаристы использовали, как говорится, «отбросы бойни» для того, чтобы сокрушить политических противников в Ливии, Сирии и на Украине.

В Ливии, не имеющей и подобия респектабельных демократических уполномоченных от среднего класса, строители Евроамериканской империи вооружили и профинансировали кровожадные племенные банды, печально известных джихадистских террористов, контрабандистские группы и торговцев оружием и наркотиками. Евроамериканцы рассчитывали, что кучка скрывавшихся в Лондоне обученных марионеток подчинят головорезов, приватизируют нефтяные месторождения Ливии и превратят страну в зону вербовки и стартовую площадку для экспорта вооруженных наемников для других имперских миссий. Ливийский сброд не был удовлетворен оплатой и поспешным роспуском: они прикончили своего американского кассира, прогнали технократов обратно в Европу и завели соперничающие вотчины. Каддафи был убит, но то же самое случилось с Ливией как с современным жизнеспособным государством. Запланированный тесный союз строителей Евроамериканской империи, западных подготовленных технократов и вооруженного сброда так и не состоялся. В конечном счете вся имперская авантюра закончилась в американском конгрессе как мелкая ссора по вопросу о том, кто был ответственен за убийство американского посла в Бенгази.

Евро-американо-саудовская война марионеток против Сирии следует ливийскому сценарию. Тысячи исламских фундаменталистов финансируются, вооружаются, подготавливаются и транспортируются с баз формирования в Турции, Иордании, Саудовской Аравии, Ираке и Ливии, чтобы безжалостно свергнуть правительство Башара Асада в Сирии. Самые реакционные фундаменталисты всего мира едут в евроамериканские учебные базы в Иордании и Турции, а затем вторгаются в Сирию, захватывая города, казня тысячи предполагаемых «сторонников режима», устанавливая в автомобилях в густонаселенных городских центрах взрывные устройства. Фундаменталистский поток сразу смыл базирующихся в Лондоне либералов и их вооруженные группы.

Джихадистские террористы раздроблены на враждующие группы, сражающиеся за нефтяные месторождения Сирии. Сотни были убиты и тысячи искали убежище в регионах, контролируемых правительством. Евроамериканские стратеги, потеряв своих исходных либеральных наемников, обращались то к одной, то к другой фундаменталистской группе. После потери контроля над «политикой» террористов они стремились причинить максимальный ущерб сирийскому обществу. Отклоняя мирное урегулирование, евроамериканские стратеги повернулись спиной к внутренней политической оппозиции, бросающей вызов Асаду через президентские выборы.

На Украине евроамериканцы поддержали хунту сервильных неолиберальных технократов, олигархических клептократов и неонацистов («Свободу» и «Правый сектор»). Последние были «ударными частями» в свержении избранного правительства, зверских убийствах демократов-федералистов в Одессе и на Восточной Украине и поддержке олигархов, назначенных хунтой «губернаторами».

Все западные средства массовой информации выгораживали варварские нападения, совершенные неонацистами в поддержку «киевской хунты». Влиятельное присутствие неофашистов в ключевых министерствах, стратегическая роль их бойцов на передней линии фронта, атакующих восточные города, контролируемые продемократическими активистами, утверждает их в качестве центральных игроков в превращении Украины в военный аванпост НАТО.
Строительство Евроамериканской империи и роль сброда

Повсюду, где евроамериканские империалисты желают расширить свои владения, они полагаются на «извергов рода человеческого»: племенные банды в Ливии, фундаменталистских террористов в Сирии, неонацистов на Украине.

Это делается по желанию или по необходимости? Очевидно, немногие последовательные демократы поставили бы себя на службу хищническим разрушительным нападениям на существующие режимы, разработанным евроамериканскими стратегами. В ходе имперских войн местные производители, рабочие, рядовые граждане так или иначе страдают, независимо от результата. Поэтому строители империи смотрят в сторону «маргинальных групп» — тех, у кого нет своей доли участия в обществе и экономике. Тех, кто не входит в социальные группы первого и второго порядка. Вольные фундаменталисты отвечают этому требованию — если им платят, вооружают и позволяют иметь собственный идеологический багаж. У неонацистов, враждебных демократии, нет ни малейших угрызений совести относительно обслуживания строителей империи, которые разделяют их идеологическую враждебность демократам, социалистам, федералистам и культурно «иным» обществам и государствам. Поэтому они и вербуются строителями империи.

Подонки считают себя «стратегическим союзником» строителей Евроамериканской империи. Последние, однако, не имеют никаких стратегических союзников — только стратегические интересы. Тактические союзы со сбродом терпятся, пока он обеспечивает контроль над государством и уничтожает неугодных. Далее империалист добивается того, чтобы принизить, поглотить, маргинализировать или уничтожить своих «неудобных» никчемных союзников. Размолвка возникает тогда, когда фундаменталисты и нацисты пытаются ограничить капитал, особенно иностранный капитал, и наложить ограничения на имперский контроль над ресурсами и территорией. На первых порах строители империи разыскивают «оппортунистов» среди подонков — тех, кто готов пожертвовать своими «идеалами» за деньги и должность. Те, кто отказывается, понижаются до вторичных позиций, отдаленных от принятия стратегических решений, или переводятся на отдаленные аванпосты. Тех, кто сопротивляется, убивают или заключают в тюрьмы. Устранение сброда служит двум расчетам империи. Оно предоставляет сателлитному режиму фиговый листок респектабельности и разоружает западных критиков экстремистского компонента хунты.

Однако сброд с оружием, боевым опытом и финансированием в ходе борьбы завоевывает доверие к своей собственной власти. Он не так-то просто подчиняется евроамериканским стратегам. У него тоже есть собственные «стратегические планы», в которых он добивается политической власти с тем, чтобы поддерживать свою идеологическую повестку дня и обогащать своих же сторонников. Сброд хочет «повышения» от роли ударных частей империи до статуса самостоятельных правителей. Отсюда — нападения на американское посольство в Ливии, убийство доверенного лица в Сирии, бунты «Правого сектора» против киевской хунты.
Заключение

Новый властный блок возникает в глобальном масштабе. Он уже пробует силы. Он пришел к власти в Индии, Турции, Израиле, на Украине. Он сводит вместе большой бизнес, технократов и этнорелигиозных фашистов. Те ускоряют необузданную капиталистическую экспансию в сотрудничестве с евроамериканским империализмом. Ученые, экономисты и IT-специалисты разрабатывают программы и планы получения прибыли для местных и иностранных капиталистов. Этнофашисты мобилизуют массы для нападений на социальные меньшинства и классовые организации, и такие нападения происходят все чаще.

Евроамериканцы делают вклад в этот «новый силовой блок» через свою «тройку» из «неолиберальных» сателлитов, фундаменталистов и неонацистов — чтобы уничтожать либерально-националистических противников. Успех империализма и капитализма в XXI в. основан на использовании самых передовых технологий и актуальных медийных площадок — и самых реакционных политических и социальных лидеров и
идеологий.

21 мая 2014 г.
Перевод с английского Дениса Головина под редакцией Дмитрия Субботина

Источник статьи

 

Метки: ,

В.И. Ленин о текущем моменте (часть 3)


Грозящая катастрофа и как с ней бороться (часть 3)

Написано 10—14 (23—27) сентября 1917 г.
Напечатано в конце октября 1917 г.

НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ СИНДИКАТОВ

Капитализм тем отличается от старых, докапиталистических систем народного хозяйства, что он создал теснейшую связь и взаимозависимость различных отраслей его. Не будь этого, никакие шаги к социализму, — кстати сказать — были бы технически невыполнимы. Современный же капитализм с господством банков над производством довел эту взаимозависимость различных отраслей народного хозяйства до высшей степени. Банки и крупнейшие отрасли промышленности и торговли срослись неразрывно. С одной стороны, это значит, что нельзя национализировать только банки, не делая шагов к созданию государственной монополии торговых и промышленных синдикатов (сахарный, угольный, железный, нефтяной и пр.), не национализируя эти синдикаты. С другой стороны, это значит, что регулирование экономической жизни, если его осуществлять серьезно, требует одновременно национализации и банков и синдикатов.

Возьмем для примера хоть сахарный синдикат. Он создался еще при царизме и тогда привел к крупнейшему капиталистическому объединению прекрасно оборудованных фабрик и заводов, причем это объединение, разумеется, насквозь проникнуто было реакционнейшим и бюрократическим духом, обеспечивало скандально-высокие барыши капиталистам, ставило в абсолютно бесправное, униженное, забитое, рабское положение служащих и рабочих. Государство уже тогда контролировало, регулировало производство — в пользу магнатов, богачей. Тут остается только превратить реакционно-бюрократическое регулирование в революционно-демократическое простыми декретами о созыве съезда служащих, инженеров, директоров, акционеров, о введении единообразной отчетности, о контроле рабочих союзов и пр. Это самая простая вещь — и именно она остается несделанной!! При демократической республике остается на деле реакционно-бюрократическое регулирование сахарной промышленности, все остается по-старому, хищение народного труда, рутина и застой, обогащение Бобринских и Терещенок. Призвать к самостоятельной инициативе демократию, а не бюрократию, рабочих и служащих, а не «сахарных королей», вот что можно и должно бы сделать в несколько дней, одним ударом; — если бы эсеры и меньшевики не затемняли сознание народа планами «коалиции» как раз с этими сахарными королями, как раз той коалиции с богачами, от которой, вследствие которой «полная бездеятельность» правительства в деле регулирования экономической жизни проистекает совершенно неизбежно* .

(* Эти строки были уже написаны, когда я прочел в газетах, что правительство Керенского вводит сахарную монополию и, разумеется, вводит ее реакционно-бюрократически, без съездов служащих и рабочих, без гласности, без обуздания капиталистов! !)

Возьмите нефтяное дело. Оно «обобществлено» уже предшествующим развитием капитализма в гигантских размерах. Пара нефтяных королей — вот кто ворочает миллионами и сотнями миллионов, занимаясь стрижкой купонов, собиранием сказочных прибылей с «дела», уже организованного фактически, технически, общественно в общегосударственных размерах, уже ведомого сотнями и тысячами служащих, инженеров и т. д. Национализация нефтяной промышленности возможна сразу и обязательна для революционно-демократического государства, особенно когда оно переживает величайший кризис, когда надо во что бы то ни стало сберегать народный труд и увеличивать производство топлива. Понятно, что бюрократический контроль тут ничего не даст, ничего не изменит, ибо и с Терещенками, и с Керенскими, и с Авксентьевыми, и с Скобелевыми «нефтяные короли» справятся так же легко, как справлялись они с царскими министрами, справятся посредством оттяжек, отговорок, обещаний, затем прямого и косвенного подкупа буржуазной прессы (это называется «общественным мнением» и с этим Керенские и Авксентьевы «считаются»), подкупа чиновников (оставляемых Керенскими и Авксентьевыми на старых местах в старом неприкосновенном государственном аппарате).

Чтобы сделать что-либо серьезное, надо от бюрократии перейти, и действительно революционно перейти, к демократии, т. е. объявить войну нефтяным королям и акционерам, декретировать конфискацию их имущества и наказание тюрьмой за оттяжку национализации нефтяного дела, за сокрытие доходов или отчетов, за саботирование производства, за непринятие мер к повышению производства. Надо обратиться к инициативе рабочих и служащих, их созвать немедленно на совещания и съезды, в их руки передать такую-то долю прибыли при условии создания всестороннего контроля и увеличения производства. Если бы такие революционно-демократические шаги были сделаны тотчас, сразу, в апреле 1917 года, тогда Россия, одна из богатейших стран в мире по запасам жидкого топлива, могла бы сделать за лето, пользуясь водным транспортом, очень и очень многое в деле снабжения народа необходимыми количествами топлива.

Ни буржуазное, ни коалиционное эсеровски-меньшевистски-кадетское правительство не сделали ровно ничего, ограничились бюрократической игрой в реформы. Ни единого революционно-демократического шага предпринять не осмелились. Те же нефтяные короли, тот же застой, та же ненависть рабочих и служащих к эксплуататорам, тот же развал на этой почве, то же хищение народного труда, все как было при царизме, переменились только заголовки исходящих и входящих бумаг в «республиканских» канцеляриях!

Относительно угольной промышленности, не менее «готовой» технически и культурно к национализации, не менее бесстыдно управляемой грабителями народа, угольными королями, мы имеем ряд нагляднейших фактов прямого саботажа, прямой порчи и остановки производства промышленниками. Даже министерская меньшевистская «Рабочая Газета» признала эти факты. И что же? Ровно ничего не сделано, кроме старых, реакционно-бюрократических совещаний «пополам», поровну от рабочих и от разбойников угольного синдиката! ! Ни одного революционно-демократического шага, ни тени попытки установления единственно реального контроля снизу, через союз служащих, через рабочих, путем террора по отношению к губящим страну и останавливающим производство углепромышленникам! Как же можно, мы ведь «все» за «коалицию», если не с кадетами, то с торгово-промышленными кругами, а коалиция это и значит оставлять у капиталистов власть, оставлять их безнаказанными, позволять им тормозить дело, валить все на рабочих, усиливать разруху, готовить таким образом новую корниловщину!

ОТМЕНА КОММЕРЧЕСКОЙ ТАЙНЫ

Без отмены коммерческой тайны контроль за производством и распределением либо остается пустейшим посулом, потребным только для надувания кадетами эсеров и меньшевиков, а эсерами и меньшевиками — трудящихся классов, либо контроль может быть осуществлен только реакционно-бюрократическими способами и мерами. Как ни очевидно это для всякого непредубежденного человека, как ни упорно настаивала на отмене коммерческой тайны «Правда»* (закрытая в значительной степени именно за это правительством Керенского, услужающим капиталу), — ни республиканское правительство наше, ни «правомочные органы революционной демократии» и не подумали об этом первом слове действительного контроля.

Именно здесь ключ ко всякому контролю. Именно здесь самое чувствительное место капитала, грабящего народ и саботирующего производство. Именно поэтому и боятся эсеры и меньшевики прикоснуться к этому пункту.

Обычный довод капиталистов, повторяемый без размышления мелкой буржуазией, состоит в том, что капиталистическое хозяйство абсолютно не допускает вообще отмены коммерческой тайны, ибо частная собственность на средства производства, зависимость отдельных хозяйств от рынка делает необходимым «священную неприкосновенность» торговых книг и торговых, а в том числе конечно и банковых, оборотов. Люди, в той или иной форме повторяющие этот или подобные доводы, дают себя в обман и сами обманывают народ, закрывая глаза на два основные, крупнейшие и общеизвестные факта современной хозяйственной жизни. Первый факт: крупный капитализм, т. е. особенности хозяйства банков, синдикатов, больших фабрик и т. д. Второй факт: война.

Именно современный крупный капитализм, становящийся повсюду монополистическим капитализмом, устраняет всякую тень разумности коммерческой тайны, делает ее лицемерием и исключительно орудием скрывания финансовых мошенничеств и невероятных прибылей крупного капитала. Крупное капиталистическое хозяйство, по самой уже технической природе своей, есть обобществленное хозяйство, т. е. и работает оно на миллионы людей и объединяет своими операциями, прямо и косвенно, сотни, тысячи и десятки тысяч семей. Это не то, что хозяйство мелкого ремесленника или среднего крестьянина, которые вообще никаких торговых книг не ведут и к которым поэтому и отмена торговой тайны не относится!

В крупном хозяйстве операции все равно известны сотням и более лиц. Закон, охраняющий торговую тайну, служит здесь не потребностям производства или обмена, а спекуляции и наживе в самой грубой форме, прямому мошенничеству, которое, как известно, в акционерных предприятиях приобретает особенное распространение и особенно искусно прикрывается отчетами и балансами, комбинируемыми так, чтобы надувать публику.

Если торговая тайна неизбежна в мелком товарном хозяйстве, т. е. среди мелких крестьян и ремесленников, где само производство не обобществлено, распылено, раздроблено, то в крупном капиталистическом хозяйстве охрана этой тайны есть охрана привилегий и прибылей буквально горстки людей против всего народа. Это признано уже и законом постольку, поскольку введена публикация отчетов акционерных обществ, но этот контроль, — во всех передовых странах, а также в России уже осуществляемый, — есть именно реакционно-бюрократический контроль, который народу глаз не открывает, который не позволяет знать всю правду об операциях акционерных обществ,

Чтобы действовать революционно-демократически, тут следовало бы немедленно издать иной закон, отменяющий торговую тайну, требующий от крупных хозяйств и от богачей самых полных отчетов, предоставляющий любой группе граждан, достигающей солидной демократической численности (скажем, 1000 или 10 000 избирателей), права просмотра всех документов любого крупного предприятия. Такая мера вполне и легко осуществима простым декретом; только она развернула бы народную инициативу контроля через союзы служащих, через союзы рабочих, через все политические партии, только она сделала бы контроль серьезным и демократическим.

Добавьте еще к этому войну. Громадное большинство торгово-промышленных предприятий работает теперь не на «вольный рынок», а на казну, на войну. Я говорил уже поэтому в «Правде», что люди, возражающие нам доводами о невозможности введения социализма, лгут и трижды лгут, ибо речь идет не о введении социализма теперь, непосредственно, с сегодня на завтра, а о раскрытии казнокрадства* .

(* Мне уже случилось указывать в большевистской печати, что правильным доводом против смертной казни можно признать только применение ее к массам трудящихся со стороны эксплуататоров в интересах охраны эксплуатации. (См. настоящий том, стр. 94—97. Ред.) Без смертной казни по отношению к эксплуататорам (т. е. помещикам и капиталистам) едва ли обойдется какое ни на есть революционное правительство.)

Капиталистическое хозяйство «на войну» (т. е. хозяйство, связанное прямо или косвенно с военными поставками) есть систематическое, узаконенное казнокрадство, и господа кадеты, вместе с меньшевиками и эсерами, которые противятся отмене торговой тайны, представляют из себя не что иное, как пособников и укрывателей казнокрадства.

Война стоит России теперь 50 миллионов рублей в день. Эти 50 миллионов в день идут большею частью военным поставщикам. Из этих 50 миллионов по меньшей мере 5 миллионов ежедневно, а вероятнее 10 миллионов и больше, составляют «безгрешные доходы» капиталистов и находящихся в той или иной стачке с ними чиновников. Особенно крупные фирмы и банки, ссужающие деньги под операции с военными поставками, наживают здесь неслыханные прибыли, наживаются именно казнокрадством, ибо иначе нельзя назвать это надувание и обдирание народа «по случаю» бедствий войны, «по случаю» гибели сотен тысяч и миллионов людей.

Об этих скандальных прибылях на поставках, о «гарантийных письмах», скрываемых банками, о том, кто наживается на растущей дороговизне, — «все» знают, об этом с усмешечкой говорят в «обществе», об этом немало отдельных точных указаний имеется даже в буржуазной прессе, по общему правилу замалчивающей «неприятные» факты и обходящей «щекотливые» вопросы. Все знают, — и все молчат, все терпят, все мирятся с правительством, красноречиво говорящим о «контроле» и «регулировании» ! !

Революционные демократы, если бы они были действительно революционерами и демократами, немедленно издали бы закон, отменяющий торговую тайну, обязывающий поставщиков и торговцев отчетностью, запрещающий им покидать их род деятельности без разрешения власти, вводящий конфискацию имущества и расстрел* за утайку и обман народа, организующий проверку и контроль снизу, демократически, со стороны самого народа, союзов служащих, рабочих, потребителей и т. д.

Наши эсеры и меньшевики вполне заслуживают названия запуганных демократов, ибо по данному вопросу они повторяют то, что говорят все запуганные мещане, именно что капиталисты «разбегутся» при применении «слишком суровых» мер, что без капиталистов «нам» не справиться, что «обидятся», пожалуй, и англо-французские миллионеры, которые ведь нас «поддерживают», и тому подобное. Можно подумать, что большевики предлагают нечто в истории человечества невиданное, никогда не испробованное, «утопичное», тогда как на самом деле уже 125 лет тому назад во Франции люди, действительно бывшие «революционными демократами», действительно убежденные в справедливом, оборонительном характере войны с их стороны, действительно опиравшиеся на народные массы, искренне убежденные в том же, — эти люди умели устанавливать революционный контроль за богачами и достигать результатов, пред которыми преклонялся весь мир. А за истекшие пять четвертей века развитие капитализма, создав банки, синдикаты, железные дороги и прочее и прочее, во сто крат облегчило и упростило меры действительно демократического контроля со стороны рабочих и крестьян за эксплуататорами, помещиками и капиталистами.

В сущности говоря, весь вопрос о контроле сводится к тому, кто кого контролирует, т. е. какой класс является контролирующим и какой контролируемым. У нас до сих пор, в республиканской России, при участии «правомочных органов» якобы революционной демократии в роли контролеров признаются и оставляются помещики и капиталисты. В результате неизбежно то мародерство капиталистов, которое вызывает всеобщее возмущение народа, и та разруха, которая искусственно капиталистами поддерживается. Надо перейти решительно, бесповоротно, не боясь рвать со старым, не боясь строить смело новое, к контролю над помещиками и капиталистами со стороны рабочих и крестьян. А этого наши эсеры и меньшевики пуще огня боятся.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,