RSS

Архив метки: Квебек

Строители Квебека объявили забастовку

Строители Квебека объявили забастовку

Профсоюз, представляющий 175 тысяч строительных рабочих в Квебеке, начал забастовку по всей провинции. Ее время не ограничено.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , ,

Кленовая весна. Интервью с участниками студенческой забастовки в Квебеке


Более чем 400-тысячная акция, заполнившая улицы Монреаля (Канада) в знак протеста против 75-процентного повышения платы за обучение, вылилась в полномасштабный политический кризис. После трех месяцев продолжительных протестов и бойкотов занятий, ставших известными всему миру, как «Кленовая весна», спор снова разгорелся благодаря экстренному принятию закона, известного как законопроект 78

Он заключается в приостановлении текущего учебного семестра и обязывает демонстрантов сообщать полиции о проведении любого шествия, в котором будут принимать участие 50 и более человек и в случае неповиновения угрожает студенческим ассоциациям штрафами до $125 тыс. Забастовка вызвала всплеск внимания и получила отклик у студентов всего мира, среди растущего недовольства мерами жесткой экономии, мрачного будущего и студенческого долга, ведущими систему образования в тупик.

В интервью участвуют Габриэль Надо-Дюбуа, представитель CLASSE, главной коалиции студенческих союзов, вовлеченных в студенческие забастовки в Квебеке, и Анна Крузынски, доцент в школе социологии и общественных отношений в университете Конкордия в Монреале. Она была вовлечена в студенческую забастовку как член группы «Профессора против увеличения платы за образование».

Аарон Матэ: Теперь мы переходим к продолжающейся забастовке студентов в Квебеке, где акция протеста выросла в полномасштабный политический кризис. Забастовка вспыхнула три месяца назад, после того, как местное правительство объявило 75-процентное повышение платы за обучение в течение ближайших пяти лет. Студенты ответили длительной кампанией протеста и бойкотом учебных занятий, которая стала известна всему миру как «Кленовая весна». Протесты были ежедневно, и в некоторых случаях не обходилось без насилия. Ранее в этом месяце 11 человек были госпитализированы, когда полиция открыла огонь резиновыми пулями и слезоточивым газом по толпе протестующих против Либеральной партии в Викториавилле. Один демонстрант лишился глаза, а другой получил тяжелые травмы.

Спор разгорелся на прошлой неделе, после того как правительство Квебека приняло экстренный закон, известный как законопроект 78, который приостанавливает текущий семестр и требует согласовывать с полицией любые протестные мероприятия с участием 50 и более человек. Законопроект угрожает студенческим ассоциациям штрафами до $125 тыс., если они не подчинятся или не остановят протесты, происходящие на территории кампуса.

Но студенты сразу же отреагировали крупными протестами. Во вторник, на сотый день забастовки, по оценкам очевидцев, до 400 тыс. протестующих заполнили улицы Монреаля в нарушение закона. Было сказано, что это крупнейший акт гражданского неповиновения в истории Канады. На следующий день очередной массовый протест прочувствовал на себе жесткий ответ полиции — более 500 человек арестованы в Монреале, и еще 100 арестованных в Квебек-Сити.

Эми Гудман: Забастовка вызвала всплеск внимания и получила отклик у студентов всего мира, среди растущего недовольства мерами жесткой экономии, мрачных перспектив и студенческого долга. Демонстрации солидарности прошли на этой неделе в Канаде, а так же в Нью-Йорке и Париже, где сторонники прикрепляли к одежде красные войлочные квадратики, ставшие символом студенческого движения Квебека.

На связи Монреаль, где к нам присоединились два гостя: Габриэль Надо-Дюбуа, представитель CLASSE, главный коалиции студенческих союзов, участвующей в студенческой забастовке в Квебеке, и Анна Кружински, доцент в Школе социологии и общественных отношений в университете Конкордия в Монреале. Она принимала участие в студенческой забастовке в качестве члена группы профессоров против повышения платы за образование.

Мы рады приветствовать вас обоих в Democracy Now! Габриэль, мы приветствуем вас снова. Давайте обсудим то, что произошло на этой неделе. Четыре сотни тысяч людей на улицах. Что это за люди? Около тысячи арестованных. К чему вы призываете?

Габриэль Надо-Дюбуа: Ну, как вы сказали в начале, на прошлой неделе мы увидели, что наше правительство принимает экстренный закон, называющийся законопроект 78, действительно ограничивающий наши права на протест. Мы были там, и этот протест 22 марта был запланирован несколько недель назад, но принятие этого экстренного закона действительно мотивировало многих людей выйти на улицу и присоединиться к протесту. И в самом деле, закон, по мнению правительства, должен был успокоить людей, уменьшить противостояние на улицах Монреаля, сгладить протест. У нас был съезд коалиции в минувшие выходные. Мы единогласно решили бросить вызов закону и удерживать, извините, держать наш протест 22 марта без согласования протестного маршрута с полицейскими, как говорится в законопроекте 78. И мы надеялись на массовый акт гражданского неповиновения, и это именно то, что произошло. Мы видели, может быть, от 4 тыс. до 400 тыс. людей на улицах Монреаля, много студентов, но на этот раз много и граждан, учителей, людей всех возрастов, которые вышли с нами на улицы не только на борьбу против увеличения платы за обучение, но и чтобы оспорить принятие этого экстренного закона.

Аарон Матэ: Я хочу спросить сейчас Анну Кружински – это началось в знак протеста против увеличения платы за обучение на 75 процентов в течение пяти лет, но мне кажется, сейчас, когда так много людей на улицах, и принят этот экстренный закон, который привлекает международное внимание, этот протест вырос в нечто большее. Можете ли вы рассказать о том, что поставлено на карту сейчас?

Анна Кружински: Конечно. Мне кажется, что повышение платы за образование является частью неолиберальной политики, проводимой нашим государством, так что эта проблема неотделима от других мер, направленных на приватизацию государственных услуг. Таким образом, мы говорили о платных общественных услугах, в отличие от свободных и доступных услуг за счет прогрессивного налогообложения. Так что это является частью более крупной проблемы, затрагивающей и другие общественные услуги.

Таким образом, это продолжается уже на протяжении нескольких лет, но студенческому движению удалось вывести в этой дискуссии на первый план вопрос платы за обучение. И как мы наблюдаем на протяжении трех месяцев студенческого движения, все больше и больше общественных организаций и основных социальных движений, профсоюзов, специалистов из всех слоев общества, граждан, обычных людей присоединяются к борьбе. Но 18 мая, когда правительство приняло законопроект 78, произошел взрыв в поддержку студенческого движения, возникли реальные сомнения по поводу легитимности этого правительства, это правительство, которое пытается протолкнуть меры жесткой экономии, что не устраивает большинство населения. Это правительство является нелегитимным и теперь требует принять закон, урезающий наше право на протест. Там есть четкое движение, и люди, мы можем видеть, что это происходит в последние дни не только во многих районах Монреаля, но и за его пределами в регионах, в сельской местности. Там были спонтанные демонстрации пожилых людей, семей, детей, они стучали в кастрюли и сковородки, вызывая спонтанные демонстрации в окрестностях в поддержку студенческого движения против законопроекта 78. Таким образом, это становится намного большим, чем было первоначально.

Габриэль Надо-Дюбуа: На самом деле, принятие закона стало одной из вещей, которая многим помогла продолжить наше движение. Он повлек за собой поддержку нашего движения. Хотя целью закона было остановить движение. По сути, вызвало прямо противоположный эффект. Мы видели больше протестов, чем когда-либо, и самый большой протест, это те самые сто дней забастовки.

Анна Кружински: Да.

Аарон Матэ: Теперь, Габриэль, правительство Квебека говорит, что у вас самая низкая плата за обучение в Северной Америке. Они говорят, что это увеличение будет распространяться на пять лет. Как вы реагируете на это? Что могут противопоставить студенты тому, что правительство называет дефицитом финансирования, как это будет решено?

Габриэль Надо-Дюбуа: Ну, если говорить о нашей учебе, мы на самом деле очень гордимся тем, что у нас самая низкая плата за обучение в Северной Америке. Мы считаем, что у нас в Квебеке есть шанс сохранить доступную систему образования, которая базируется на двух основных принципах. Первым из них является наличие CEGEP, это профессиональные колледжи, которые являются свободными. И второй принцип — это сохранение платы за обучение в вузах очень низкой. И эти два фактора в совокупности дают нам самую высокую посещаемость в Канаде. Мы говорим о более чем десяти процентах по сравнению с канадской средней отметкой по этому вопросу.

Поэтому если мы будем соответствовать канадской средней плате за обучение, как например, нам предлагает правительство, мы, вероятно, также будем соответствовать канадской средней доступности образования, которая, по-моему, оставляет желать лучшего. Таким образом, наше движение сейчас это движение в защиту системы, построенной в прошлом мобилизацией наших родителей. А решение правительства, это попытка уничтожить уникальную систему образования в Квебеке, чтобы стать ближе к США и остальной Канаде. И именно поэтому мы отказываемся признавать это решение, как поколение забастовки.

Анна Кружински: Да, и мы сейчас находимся на перепутье. То есть, либо мы перейдем к скандинавской модели бесплатного образования, либо будем продолжать двигаться в сторону американской модели с высокой стоимостью. Таким образом, я хочу сказать канадцам и всем остальным, было бы неплохо, если бы плата была низкой во всем мире, в отличие от того, что должна говорить, что мы должны иметь более высокую стоимость здесь, в Квебеке.

Эми Гудман: Я хочу попросить вас рассказать об освещении канадскими СМИ забастовки студентов в Квебеке. На обложке еженедельного журнала Maclean’s, который является канадским эквивалентом Times или Newsweek, говорится, цитирую, «новый правящий класс Квебека. Как группа наделенных правом, студенты объявили войну и изолировали провинции за $ 325». Габриэль, что вы на это скажете?

Габриэль Надо-Дюбуа: Ну да, я обнаружил, что довольно забавно читать еженедельник Maclean’s. Я думаю, что в остальной Канаде нашу борьбу не совсем правильно понимают.

Анна Кружински: Да.

Габриэль Надо-Дюбуа: Я думаю, что большинство жителей остальной Канады, видя наш протест, думают о нас, как об избалованных протестующих детях, ведь жители Квебека всегда хотят получать больше от государства, ничего не давая взамен. Я считаю это предрассудками. Причем настолько большими, что они стали проблемой журнала Maclean’s.

Анна Кружински: Я хотела бы сказать несколько слов о том, что же происходило там на самом деле. Если мы посмотрим на то, как освещали СМИ начало студенческого движения — мы проводили беседы, не такие яркие, но похожие со средствами массовой информации. Спустя три месяца четкой и продуманной аргументации нашего видения общества, никто больше не говорит об избалованных детях. Речь идет не о 325$, а о приватизации наших общественных услуг. Это начало и продолжение мер жесткой экономии. И речь тут идет далеко не об избалованных детях, которые, пользуясь забастовкой, пойдут во Флориду или куда-либо еще. Это то, что было сказано здесь, в Квебеке, в начале забастовки. И я думаю, что в настоящее время канадские и прочие СМИ осознают, что происходит здесь, и начинают анализировать движение, происходящее здесь на протяжении трех последних месяцев. Поэтому я надеюсь, что, учитывая ситуацию, они на самом деле захотят поговорить с нами и посмотреть, что происходит на самом деле, а не делать такого рода ложные заявления, разделяющие население и создающие дезинформацию.

Аарон Матэ: Теперь для наших радиослушателей, наши гости носят красные фетровые заплаты на груди. Ребята, расскажите, что это означает?

Габриэль Надо-Дюбуа: Этот символ впервые стал популярным в 2005 году, после первой крупной забастовки студентов в Квебеке против урезания стипендий на $103 млн. Таким образом, этот символ родился, когда мы устраивали забастовку несколько лет назад. Он называется «Красный Квадрат», потому что студенты постоянно в долгах (игра слов). Так что это символ того, что студенты постоянно кому-то что-то должны. И когда мы начали забастовку несколько месяцев назад здесь, в Квебеке, мы решили вспомнить символ, который действительно стал в последние месяцы не только символом студенческого движения, но и символом оспаривания либерального правительства, оспаривание его меры жесткой экономии, его меры приватизации наших общественных услуг. И каждый, кто приезжает в эти дни в Монреаль может увидеть эту красную заплату по всему миру. Оно есть у многих граждан. В самом деле, большинство граждан в некоторых районах Монреаля носят красную заплату. Есть красные флаги на многих зданиях. Красные флаги на стенах повсюду. Здесь, в Монреале, действительно красивая атмосфера.

Эми Гудман: У нас осталось только 30 секунд, но что ждет этот протест дальше? Это происходит уже на протяжении ста дней, 400 тыс. людей на улицах, тысячи арестов на этой неделе. Глава кабинета министров в Квебеке подал в отставку. Как вы видите дальнейшее развитие ситуации?

Анна Кружински: Я призываю профсоюзы к объединению усилий. Настало время для общей забастовки. На улицах должно быть все больше и больше людей, больше движений, участвующих в этой борьбе. Мы должны поддержать студентов.

Габриэль Надо-Дюбуа: Я думаю, что наша большая проблема заключается в состоянии продолжать мобилизацию в течение всего лета, потому что большинство студентов собираются вернуться в свои дома в регионе. Так что я думаю, что нашей целью будет продолжать быть мобилизованными в течение всего лета. В наши планы входит проведение новых общих собраний, чтобы собрать подписи в пользу забастовки в начале августа, для проведения ее в зимнем семестре. Таким образом, мы надеемся продолжать эту борьбу в начале августа, когда начнется учебный семестр. И, как сказал мой коллега, я думаю, что теперь, если мы хотим продолжать мобилизовываться на протяжении всего лета, то все в руках профсоюзов и больших социальных движений.

Анна Кружински: И обездоленного Жана Шаре, и этого правительства.

Габриэль Надо-Дюбуа: Да, это лучшая цель, которую мы можем достичь.

Эми Гудман: Поэтому я думаю, вопрос в том, станет ли «Кленовая весна» «Кленовым летом»?

Габриэль Надо-Дюбуа: Возможно.

Эми Гудман: Я хочу поблагодарить вас обоих за то, что присутствовали у нас, Габриэль Надо-Дюбуа, представитель CLASSE, основной коалиции студенческих союзов в студенческой забастовке в Квебеке, и Анна Кружински, доцент Школы социологии и общественных отношений в университете Конкордия в Монреале, член профессоров против повышения платы за обучение. Мы собираемся продолжить тему образования в Соединенных Штатах, в Филадельфии, где продолжается один из крупнейших планов приватизации. Оставайтесь с нами.

Габриэль Надо-Дюбуа: Спасибо.

Источник

 

Метки: , , , ,