RSS

Архив метки: Курдистан

Дмитрий Петров: «Странники у закрытых ворот»

Дмитрий Петров: «Странники у закрытых ворот»

Территория боевых действий, в которую превратились Ирак и Сирия, манит не только солдат удачи со всего мира, но и вполне мирных людей. Один из них — московский антрополог — попытался попасть в Сирийский Курдистан, где курды объявили «демократическую автономию». Что из этого получилось читайте ниже.

В Сулейманию — «культурную столицу» Иракского Курдистана, что на северо-востоке Ирака, —
https://red-penza.org/2017/03/04/%d0%b4%d0%bc%d0%b8%d1%82%d1%80%d0%b8%d0%b9-%d0%bf%d0%b5%d1%82%d1%80%d0%be%d0%b2-%d0%ba%d1%83%d1%80%d0%b4%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%b0%d0%bd-%d0%b7%d0%b0%d0%bc%d0%b5%d1%82%d0%ba%d0%b8/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , ,

С красным знаменем против Эрдогана и исламистов ИГ


Почему турецкие коммунистические организации направляют своих добровольцев на поддержку РПК.

Курды заслуженно считаются силой, способной успешно противостоять исламским радикалам в Сирии и Ираке. Битва за город Кобани, который исламистам так и не удалось взять, стала вехой в истории войны с «Исламским государством». Немалый вклад в победы курдских вооруженных формирований вносят женщины, сражающиеся бок о бок с мужчинами. Причем зачастую это даже не этнические курдянки, а придерживающиеся марксистско-ленинских идей турчанки. «Лента.ру» постаралась разобраться, что общего у них с курдскими боевиками.

Боевые сводки из Сирийского Курдистана давно стали рутиной. Не первый год здесь идет кровопролитная война между курдским народным ополчением и вооруженными формированиями «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Главную роль в боях в Рожаве (курдское название Сирийского Курдистана) играют Отряды народной самообороны (YPG). Основная часть бойцов — местные и турецкие курды, сторонники Рабочей партии Курдистана (РПК). Бок о бок с ними сражаются и местные христиане — ассирийцы, армяне, арабы. Для них ИГ — смертельный враг.

Вместе с Отрядами народной самообороны действует параллельная вооруженная структура — Отряды женской обороны (YPJ), укомплектованные добровольцами из числа курдских, езидских, ассирийских, армянских, арабских женщин и девушек.

Гибель 28 июня 2016 в бою с игиловцами Эйлем Аташ привлекла к себе большое внимание. Дело в том, что речь идет о совсем молоденькой девушке. Она приехала в Сирийский Курдистан как доброволец из Турции. По национальности Эйлем была не курдянкой, а турчанкой. С юных лет участвовала в выступлениях красной оппозиции. Совсем недавно завершила учебу в лицее, а в феврале 2016-го взяла в руки автомат, чтобы воевать с ИГ.

Образ Эйлем Аташ уже приобрел большую популярность среди турецкой леворадикальной молодежи. Турки вообще чтят павших в революционно-освободителной борьбе героев. Например, Дениз Гезмиш, Ибрагим Кайпаккая или Махир Чайян — бунтари «поколения 1968 года», чья молодость пришлась на общемировой революционно-коммунистический подъем конца 1960-х — до сих пор почитаются едва ли не как святые, хотя с момента их гибели прошло более сорока лет.

На любой турецкой первомайской демонстрации красных флагов с профилем Дениза Гезмиша или Махира Чайяна ничуть не меньше, чем в Европе или Латинской Америке знамен с ликом Че Гевары. Под стягами с портретом Дениза Гезмиша шествует молодежь, родившаяся лет через двадцать после его смерти. И этим здесь никого не удивишь. Теперь и Эйлем Аташ заняла достойное место в пантеоне погибших революционеров.

Еще с 1960-х годов в Турции сложилось очень мощное леворадикальное движение. На идеях Ленина, Сталина и Мао в стране выросло не одно поколение. Правительству, несмотря на жестокую политику в отношении революционно-коммунистических партий и их активистов, так и не удалось победить красных радикалов. До сих пор в Турции действует целый ряд организаций, ориентирующихся на революционную вооруженную борьбу. Своими главными врагами они считают правительство Эрдогана, которое называют фашистским, проамериканским, империалистическим, а в последние годы еще и «Исламское государство».

Новая война турецких коммунистов

Предпосылки для нового витка дестабилизации обстановки в Турции создал сам Эрдоган. Его происламистская правоконсервативная политика, воспринятая на ура религиозно-фундаменталистскими организациями и консервативной частью общества, вызвала резкое отторжение со стороны сторонников светского пути развития — от националистов-кемалистов до ультракоммунистических радикалов. Возобновление боевых действий против РПК поставило крест на одном из важных политических достижений Эрдогана — перемирии турецких властей с курдскими повстанцами.

Курдов поддерживают турецкие левые, давно действующие с ними в альянсе. Собственно говоря, среди турецких левых очень много этнических курдов, а также представителей других национальных меньшинств: заза (близкий курдам горный народ), армян, ассирийцев. Но и этнические турки, симпатизирующие просоциалистическим организациям, в большинстве своем поддерживают борьбу курдов.

Погибшая Эйлем Аташ сражалась в одном из отрядов Объединенных сил освобождения (Birle?ik ?zg?rl?k G??leri) — батальоне «Махир Арпачай». В отличие от многих других вооруженных формирований, B?G — чисто турецкая организация. В ее состав вошли несколько леворадикальных групп различного толка, объединившихся в декабре 2014-го для вооруженной борьбы против ИГ в Сирии и режима Эрдогана в Турции: Революционная партия коммунаров (Devrimci Kom?narlar Partisi), Революционная партия Турции (T?rkiye Devrim Partisi), Революционный корпус марксистско-ленинской вооруженной пропаганды (Marksist Leninist Silahl? Propaganda Birli?i-Devrim Cephesi), Революционная организация освобождения пролетариата (Proleteryan?n Devrimci Kurtulu? ?rg?t?) и даже анархистская группа «Социальное восстание» (Sosyal ?syan).

Объединенные силы освобождения — далеко не единственная турецкая революционная организация, вставшая на путь вооруженной борьбы и отправившая своих бойцов в Сирийский Курдистан.

Эйлем Аташ успела повоевать и в составе Интернационального батальона освобождения (Enternasyonalist ?zg?rl?k Taburu). Это мощное боевое подразделение включает в себя отряды сторонников таких известных революционно-освободительных организаций Турции, как Турецкая коммунистическая партия/марксистско-ленинская (T?rkiye Kom?nist Partisi/Marksist-Leninist) и ходжаистская Марксистко-ленинская коммунистическая партия (Marksist-Leninist Kom?nist Partisi). Ходжаисты — сторонники албанского коммунистического лидера Энвера Ходжи, чьи идеи до сих пор популярны среди части турецких коммунистов. В Интернациональном батальоне освобождения было много не только турецких граждан, но и добровольцев, приехавших из стран Западной Европы — как этнических турок, так и европейцев.

Раскол в турецком обществе имеет под собой не только политическую, но и религиозную почву. Левые идеи традиционно поддерживают алевиты — представители одного из радикальных течений шиизма, настолько непохожие по своим взглядам и поведению на остальных мусульман, что многие исследователи даже склонны выделять их в особую религиозную группу. Около 20 процентов населения Турции — алевиты. В Османской империи они подвергались гонениям — неудивительно, что происламистская политика Эрдогана вызывает у них большие опасения. На Ближнем Востоке главный враг алевитов — все то же ИГ.

Отправляясь на войну с игиловцами, турецкие коммунисты прекрасно понимают, что идут сражаться за собственные интересы — за свою политическую, этническую, религиозную идентичность, за право жить в светском государстве и, рано или поздно, добиться свержения существующего политического режима в Турции.

Рабочая партия Куристана (РПК) переходит на позиции социал-демократии и борьбы против гендерной дискриминации.

Абдулла Оджалан (лидер РПК, отбывающий пожизненное заключение в турецкой тюрьме), или, как его называют соратники, товарищ Апо, за многие годы в тюрьме подверг значительной корректировке собственные политические взгляды. Во-первых, Оджалан, некогда считавшийся марксистом-ленинцем, в своих убеждениях заметно сдвинулся в сторону демократического социализма и даже анархо-синдикализма. Говорят, что на него повлияло общение с американским социологом, экологом и либертарным социалистом Мюрреем Букчиным.

Переписка с пожилым жидовским экспертом мозгоебом мыслителем способствовала тому, что товарищ Апо существенно пересмотрел взгляды на политическое и социальное устройство. Народную самоорганизацию и самоуправление он провозгласил главной ценностью, и именно за такую общественную модель сейчас сражаются бойцы Отрядов народной самообороны в Рожаве. Вторая революционная для Ближнего Востока идея Оджалана — немедленная эмансипация женщин. Для этого, по мнению идеолога курдского сопротивления, женщины должны быть представлены в равной пропорции с мужчинами во всех партийных структурах, органах самоуправления и вооруженных формированиях.

В РПК и подконтрольных ей общественных организациях и вооруженных формированиях действует специальная система квот. Согласно квотам, 40 процентов мест отводится мужчинам, 40 процентов — женщинам, а остальные 20 процентов открыты для представителей обоих полов. Если мужчина занимает пост руководителя, его заместителем обязательно становится женщина, если женщина — начальник, то на втором месте находится мужчина. По мнению сторонников Оджалана, такая система позволяет эффективно преодолевать гендерную дискриминацию.

Позиция РПК по женскому вопросу дает о себе знать не только в Рожаве, где женщины несут все тяготы боевых будней вместе с мужчинами, но и в Турции.

Сурбуз Пери, участница курдского освободительного движения с 1993 года, вступила в РПК еще совсем юной девушкой, почти подростком. «Для меня как для женщины, — говорит Пери, — есть две главные причины участвовать в национально-освободительном движении. Первая — это то, что движение борется за освобождение курдского народа. Вторая — то, что оно борется за свободу женщин».

Отношение к курдскому освободительному движению в Европе

Чаще всего героинями публикаций становятся фотогеничные девушки, позирующие с автоматами — такие кадры привлекают мужскую аудиторию, обеспечивают высокий рейтинг статьям и телесюжетам. Но подавляющим большинством женщин, сражающихся в рядах курдского ополчения, движет отнюдь не романтика. Для них война с ИГ — это вопрос жизни и смерти. Ведь всем известно, что делают боевики исламистских организаций с женщинами на оккупированных территориях, особенно если они принадлежат к другим религиозным группам или течениям.

Недавно в Дании задержали 22-летнюю курдянку Джоанну Палани. Она приехала в Данию с родителями, когда ей не было еще и трех лет — ее семья бежала из Ирана от политических преследований. Год назад девушка оставила учебу в колледже и отправилась на Ближний Восток — чтобы присоединиться к Отрядам женской самообороны, сражающимся в Сирии против ИГ. Когда Джоанна вернулась в Данию, ей запретили выезд из страны, объявив, что она угрожает национальной безопасности. Суд обязал полицию конфисковать у Джоанны Палани паспорт. Такая бдительность датских судебных властей выглядит тем более удивительно, что по Европе под видом беженцев спокойно курсируют боевики и симпатизанты ИГ. Из Дании воевать на стороне исламистов ИГ в Сирию отправились 125 человек. Никто из них по возвращению в страну не подвергся судебному преследованию, а разобраться власти почему-то решили с девушкой, сражавшейся против террористов.

Если в Дании у девушки, воевавшей в Сирийском Курдистане, могут лишь забрать паспорт, то в Турции ее бы ждало тюремное заключение. Власти страны жестко преследуют любых граждан, связанных, по их мнению, с «террористами» из Рабочей партии Курдистана и союзных ей турецких леворадикалов. Но, как мы видим, приток добровольцев не уменьшается.

 

Метки: , , ,

Турция и Курдистан: демографическая война


Через 25-30 лет в Турции будут жить приблизительно 100 миллионов человек. По некоторым прогнозам, из них около 50 миллионов — курды.

Одна из причин, почему курды отказались от планов на независимое государство на территории Турции и, возможно, важнейшая, — демография. Их численность растет намного быстрее, чем у турок. Зачем отдельный независимый Курдистан, если можно превратить в Курдистан Турцию?

У курдов во многих семьях 5-6 детей, у турок такие семьи встречаются реже. Уже сегодня курдское население Стамбула по некоторым оценкам составляет 6-7 миллионов, около половины. Даже если считать эти данные завышенными, турецкие демографы так же отмечают ускоренный рост курдского населения в сравнении с другими этническими группами. Демократическая партия народов (ДПН) — легальное политическое крыло PKK (Курдской рабочей партии) получила на последних парламентских выборах около 12 %, но сами курды уверены в том, что это — результат фальсификаций, и что реальная цифра — 18%. Кроме всего прочего, ДПН распространяет идею превращения Турции в конфедерацию автономных регионов, что теоретически может устроить и другие этнические группы, не только курдов.

Но у этого плана есть одна проблема — угроза потери курдской идентичности, ассимиляция. Поэтому PKK периодически предпринимают те или иные шаги для подъема курдского национального движения. Им необходимо делать это постоянно, следуя своей цели.

Но главная сила, которая способствует в настоящий момент укреплению курдской идентичности — само турецкое государство. Десятки курдских городов и сел в Северном (турецком) Курдистане (курды называют эту территорию «Бакур») находятся в осаде и там регулярно гибнет мирное население. Видя массовую гибель собратьев в Бакуре, курд, живущий в Стамбуле, начинает в куда большей степени ощущать себя курдом, чем прежде.

Однако, несмотря на военные действия в Бакуре, PKK в настоящий момент не стремится к полномасштабной гражданской войне. Они лишь проводят время от времени силовые операции. И дело, опять же, не только в идеях PKK (эта партия не считает войну главным способ решения социальных проблем), а в демографической ситуации.

Война между курдами и правительством носит, прежде всего, демографический характер. Например, турецкое правительство хочет поселить на землях Бакура 3 миллиона беженцев из Сирии — арабов, с тем, чтобы создать там враждебные курдам анклавы. PKK, в свою очередь, расчитывают в этом случае на интеграцию арабов.

Абдулла Оджалан дал курдам такую установку: «»Вы должны стать, как евреи в Палестине: вы должны привыкнуть жить с автоматом, воевать так же хорошо, как евреи, и строить кибуцы (самоуправляющиеся агро-промышленные коммуны с общественной собственностью), так же хорошо, как евреи».

Идеи Оджалана сочетают несколько элементов:

Конфедерализм (дробление территории Турции, Сирии, Ирака и Ирана на автономные анклавы, включая курдские, арабские, турецкие и т.п.), с тем, чтобы снять напряжение между национальными общинами и предоставить им возможности для развития собственных языков, законодательства и т.д.;

Кооперативный или коммунитарный коллективизм в экономике (кибуцы очень хорошо зарекомендовали себя в качестве основы экономики раннего Израиля);

Участие в парламентской деятельности через легальные партийные структуры, наподобие ДПН;

Использование боевой деятельности партизан (герилов), где необходимо.

Огромная рождаемость курдов и элементы коллективизма в их национальной психологии связаны с тем, что у курдов до половины их этноса в Турции — крестьяне (впрочем, есть и другие намного более скромные оценки численности крестьян). Так или иначе, главное оружие курдов — демографическое.
***

Курдское национальное движение не является анархистским. Хотя некоторые его участники, например представительница курдского женского движения в Европе, Дилар Дирик, выступают за безгосударственное общество, большинство сторонников Оджалана придерживается концепции демократического светского государства, наподобие Швейцарской Конфедерации. Преимущественно курдская партия ДПН — легальное крыло PKK — участвует с этой целью в парламентских выборах в Турции. Тем не менее, курдское движение содержит определенные либертарные элементы (конфедерализм, кооперативы, прямая муниципальная демократия) и может стать платформой для дальнейшего развития либертарно-социалистических и анархистских идей в том случае, если анархисты будут прилагать к этому усилия. И это может быть важно. Например, потому, что у курдского движения — великое будущее.

 

Метки: , ,

#Лавров признал, что путинская #Россия помогает #ИГИЛ … #Курдистан #курды #Ирак #Сирия #скандал


В этот раз от себя по данному вопросу не буду говорить ничего. Просто, как говорится, следите за руками.

Раз: «Лавров: военная поддержка курдам Ирака оказывается с согласия Багдада
19:29 14/10/2015
Министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил, что РФ оказывает военно-техническое содействие правительствам Ирака и Сирии в рамках борьбы с терроризмом.»

Два: «Курды являются злейшими врагами террористической группировки «Исламское государство», но также и ее основными торговыми партнерами. Дешевая нефть из территорий, подконтрольных боевикам ИГ, через ряд поставщиков, которые, как правило, связаны духовными лидерами суфийского тариката Накшбандия, попадает в Иракский Курдистан, а уже оттуда в Турцию. Однако, помимо очевидных выгод от перепродажи дешевой нефти, курды, благодаря действиям боевиков ИГ, получают все большую автономность от Багдада».

Итого: путинская Россия помогает руководству курдских «ополченцев», — руководство курдских «ополченцев» помогает запрещённой в России, террористической организации «ИГИЛ». И первое, и второе подтверждено данными из официальных источников, сообщениями российских буржуазно-государственных СМИ. Чтобы классическая схема была совсем классической, рядовые бойцы «ИГИЛ» (включая выходцев из России), мечтающие о построении нового справедливого общества, и рядовые курдские «ополченцы», мечтающие о национальном освобождении и построении нового справедливого общества, в самом деле убивают и калечат друг друга. Схема сбоев не даёт…

 

Метки: , , , , , , , , ,

Интервью с первой в мире женской армией: YJA-STAR


Предисловие переводчика.

Это интервью весьма интересно с информационной точки зрения. Оно исчерпывающе излагает идейные взгляды курдских партизанок. Однако замечу, что сами эти взгляды во многом представляются сомнительными. Так, например, много говорится об абстрактно «демократических» и народных» движениях, специально подчеркивается необходимость объединения независимо от классовых критериев (через запятую с расовыми и культурными, точно между ними нет никакой разницы), наконец, крайне неопределенно говорится о проекте постреволюционного общественного устройства. Претендуя на принципиально новую политическую парадигму, авторы интервью фактически предлагают не более чем «просветительство с винтовкой». Такая идейная всеядность не раз губила мощные и перспективные повстанческие инициативы. Думаю, излишне напоминать: нельзя быть революционером наполовину. Значимость революции измеряется не количеством выстрелов, а глубиной общественных преобразований, и любая неопределенность играет на руку статус кво.

Интервью: Evren Kocabıçak (23 марта 2014)

Вопрос: Какова история YJA-STAR и курдских женских батальонов самообороны?

Название YJA-STAR появилось в 2004 году, однако процесс вооружения женщин начался гораздо раньше. Глубокие противоречия в социологической реальности Курдистана и активное участие женских товарищей в революции привели к тому, что дело освобождения женщин постепенно стало столь же актуальным как национальный вопрос. Крайне важно было обеспечить военную подготовку женских организаций и поставить их на серьезную основу. «Когда революция победит, женщины освободятся сами собой» — так вопрос никогда не ставился. Совершенно ясно, что свободы можно достичь только через собственные идеи, организации и действия самих женщин. Таким образом, когда стала очевидной важность женского освобождения, вооружение женщин стало необходимостью.


Вопреки всем тяготам, вооружение курдской женщины было неотъемлемой частью ее становления и осознания ею собственного существования. Женщины, лишенные собственной воли и идентичности в обществе, где доминируют репрессивные силы, могут освободиться и изменить жизнь только тогда, когда сами станут силой. В этом смысле женское вооружение является скорее инструментом равенства в социальной, политической и культурной сферах, а не только боевой организацией с чисто военными целями.

Когда женщине нет места в идеологической, политической и военной реальности — это дает мужчинам ложное чувство власти, порождающее миф о превосходстве над женщинами. Мужские армии строятся на неравенстве и являются инструментами укрепления рабства и господства; вооружение женщин, напротив, связано с уничтожением источников неравенства и эксплуатации, с борьбой против самих причин, которые разжигают господство, и становится армией равенства и освобождения.

Вопрос: Зачем нужно вооружение женщин?

Армия и война — неизбежные в Курдистане ступени женской организации. В борьбе за национальное освобождение нет альтернативы кроме милитаризации. При таких условиях единственный способ сохранить свое существование, честь и идентичность — борьба. Движение женщин к свободе неизбежно должно пройти через самовооружение: это очевидно.

Восстав, женщины борются за право участвовать в любой сфере жизни. Цель вооружения женщин — разрушить логику мужского господства и общественные порядки, порожденные этой логикой. Учитывая классовую реальность, создание армии угнетенных женщин — большой освободительный взрыв против классических традиционных подходов.

Чем выше в обществе уровень женской свободы, тем динамичней это общество развивается. В этом плане освобождение женщин приоритетно. Тем не менее, пока освобождение женщины продолжается, уникальная организация, организационные механизмы, средства борьбы и институционализация — все это важно как фундаментальные требования освободительного развития.

Вопрос: Чем отличаются структуры мужской и женской армии?

Как известно, армии всего мира — основная опора политической власти, и эти армии состоят из мужчин. Уровень мужчин в армии относительно, да и в целом, отражает степень зависимости женщин. Господство мужчины в армии отражает его господство в обществе; то есть, власть над женщиной. Невозможно отрицать существование таких отношений. Связь между мужской армией и насилием над женщиной реальна. «Армий равенства» не бывает. Есть армия угнетенных, есть армия угнетателей; если армия полностью состоит из мужчин, то угнетение женщин несомненно. Сама жизнь подтверждает это. Мы говорим не только о вооруженных силах; в экономике, в других социальных институтах, где нет политического и особенно культурного вооружения (т. е., организации) женщин, нет и решения для проблем равенства и освобождения. Армия для нас — тип организации. Если присмотреться, существующее положение женщин, чье место в обществе сведено к минимуму, явно вытекает из нехватки организации в целом и собственной армии в частности. Отсюда войны и неравенство, укоренившиеся в наших обществах. Таким образом, организация и вооружение женщин в каждом аспекте необходимы для освобождения и создания равенства.

В этом смысле не-патриархальное развитие нашей герильи настоятельно связано с инициативой демократизации. Одна из главных причин развития этой уникальной формы вооружения женщин — предотвратить появление патриархальных особенностей. В мире еще не бывало отдельной армии женщин, которая сложилась в рамках общей армии. В этом и состоит наше главное отличие.

Вопрос: Женские группы полностью автономны в политическом и военном плане?

В целом женская организация совершенно автономна во всех сферах деятельности (политической и военной). В данный момент, из-за тягот военной обстановки, действия ведутся сообща. То есть, в организационных и жизненных сферах мы независимы; но на фронте сражаемся вместе. На поле боя есть как мужские, так и женские отряды. Кроме того, бывают и смешанные подразделения, но даже внутри этих смешанных групп существует единая система женских бойцов. Их вклад и позиция делают женщин важным элементом таких групп. Эти отрядымогут иметь разделение труда и взаимную поддержку, но они не растворяются и не поглощают друг друга. Возможны общие действия, но некоторые акции осуществляются только женщинами, а другие — только мужчинами. Какие-то боевые акции проходят как совместно, так и порознь.

Мы говорим о женских партизанских силах, которые сами по себе обеспечивают идеологическое, политическое и военное образование, которые действуют по собственному плану своими средствами — то есть, силах, которые организуют свою собственную систему. Это превращает собственную волю женщин в организацию и обеспечивает ее развитие.

Вопрос: Какая иерархия существует в женской армии? Есть ли иерархическая организация? Если есть, то не мешает ли она общей борьбе?

Когда говорят об армиях, на ум обычно приходят армии государственных и классовых структур. У нас же всё наоборот: народная герилья. У нее есть демократически сложившаяся структура. Женская освободительная герилья обеспечивает динамичное развитие и сохранение демократической структуры. Участие в ней добровольно; но это не означает ни дезорганизации, ни разброда. Конечно, практические акции невозможны без дисциплины и организованной структуры. Но в этих рамках каждый участник максимально использует свои таланты и способности для собственного развития и общего блага. Для развития собственных талантов, навыков и личности на любом уровне предоставлены все условия.

Правильней говорить о координированной работе, чем об иерархической структуре. Потому что форма управления ближе к коммунальной структуре, чем к единоличной. При таком раскладе администрация или командование представляет скорей институт, а не физическое лицо. Никто не может принимать решения, планировать и действовать сугубо индивидуально. Конечно, в партизанском отряде есть командиры: если их не будет, отряд обречен. Тем не менее, у нас есть весьма сильные механизмы для наблюдения и критики командных структур. Если товарищи имеют серьезные претензии к командиру, они могут даже сместить его по общему решению. У нас существует система, когда каждое действие, достижение или встреча оцениваются совместно; система прямой демократии, хотя мы и боевая организация.

Вопрос: Ведутся ли записи опыта этих женщин?

Опыт сопротивления и борьбы способствует развитие исторического мышления, поэтому многие партизанки ведут дневники. Сохранение этих дневников дает различные последствия и результаты. Эмоциональный накал партизанской борьбы находит в этих дневниках живой отзвук; из собрания личных ощущений каждой подруги также складывается довольно обширная и богатая историческая интерпретация. Также каждая приобретает талант выражения собственных чувств и жизни средствами литературы. Еще эти дневники дают им осознание женщины как субъекта истории. Как все идет жил и живет один их записаны в унисон, можно констатировать, что женщины пишут историю своего собственного освобождения.

Вопрос: Какие у вас есть образовательные программы для женщин?

Помимо идеологического и военного обучения, есть также уникальные образовательные программы, где изучаются систематические унижения женского пола. Эти программы изучаются в смешанных группах, чтобы мужчины также могли работать над собой. Там, где есть женские группы, мы рассказываем о неолитической женской революции, истории эксплуатации женщин (мифологической, религиозной, философской, научной), истории женского сопротивления, последствия социального сексизма и исследованиях jineology (мы называем это «подлинным образованием»), а наши друзья-мужчины изучают то же самое, чтобы преодолеть свои патриархальные устремления. Преподают эти предметы женщины.

Специально для таких уникальных концентрированных исследований созданы академии. В этих академиях каждый человек строго анализирует свою жизнь и представляет другим свои психологические, социологические и прочие выводы по отношению к женщинам. Кроме того, важно военное и идеологическое воспитание. Принципом военного обучения является самозащита с женской точки зрения.

Вопрос: Что вы понимаете под самозащитой? Феминистки подчеркивают индивидуальную самооборону. Каков Ваш подход?

Наше толкование самозащиты включает не только физический отпор, но и сопротивление всем возможным видам патриархальных нападок. Прежде всего, в основе лежит самозащита женщин через использование их социального мышления против атак патриархальной системы. Этот вид сопротивления обеспечивает линию обороны от атак на разных уровнях (культурных, экономических, военных и т. д.). Если можно сказать, что это тотальное нападение на женщин, на общество в целом, то и отпор также должен быть тотальным.

Правда, как вы сказали, феминистки придерживаются идей об индивидуальном смысле и стиле самообороны. Но разве можно ограничить защиту такими мерами предосторожности, как перцовые спреи, иглы, палки, каратэ и т. д.? Мы не списываем эти приемы со счетов, однако находим их малопродуктивными.

Если взглянуть на массовые зверства в отношении женщин, можно заметить, что обычные защитные механизмы общества не помогают предотвратить насилие против женщин.

Из-за этого насилия и убийства женщин день ото дня распространяются по планете всё в новых обличьях. Чтобы женщины могли защитить себя идеологически, социально, юридически и экономически, чтобы гарантировать их жизни/свободу — необходима женская организация. Женщины должны изучить этот принцип и строить свои собственные общины и коллективы.

Вопрос: Правда ли, что в местах, откуда уходят партизанские силы, увеличивается семейное насилие? Работают ли партизанки над предотвращением насилия в семьях?

Стать силой через подлинную организацию на основе самоосвобождения — огромная социальная революция — вот гарантия не только для курдских, но и для всех женщин. При современном капитализме, навязанном женщинам как безальтернативный, сам факт существования женского освободительного движения уже несомненно представляет альтернативу истреблению женщин. В тех местах, где присутствуют партизаны, перемены в семейных отношениях стали социальной реальностью. Можно сказать, что герилья является моделью отношений между мужчиной и женщиной, какими они должны быть — а не только военной силой. А в отношениях между женщинами герилья не просто помогает им осознать свою идентичность, но и придает чувство безопасности и духовной силы. Используя такую практику, женщины повысили боевой дух и создали беспрецедентную организацию.

Вопрос: В чем разница между jineology и феминизмом?

Для начала нужно сказать, что jineology — это не теория курдского феминизма. Феминизм (или феминизмы), созданные на Западе в свете наследия традиций женского сопротивления, не смогли разработать единую теорию освобождения для всех женщин и привели к фрагментарному подходу, который характеризует женщин исходя из существующего положения. Они не смогли договориться даже об определении женщины, проанализировать систему эксплуатации в ее полноте и создать общий фронт борьбы, дав слабые результаты, вопреки огромным усилиям. В этом плане концепция Jineology (наука женщин) больше соответствует цели, чем феминизм. Дело в том, что что женщины несомненно составляют широкий физический и идейный сегмент социальной природы. С этой точки зрения, Jineology удачней раскрывает положение женщин, начиная с истории их порабощения и продолжая ее экономической, социальной, политической и умственной эксплуатацией.

Само собой, выяснение статуса женщин — только одна сторона проблемы. Вопросы освобождения более важны. Принято говорить, что уровень свободы общества соразмерен уровню женской свободы. Однако важно, какие выводы следуют из этого утверждения. Свобода и равенство женщин не просто определяют социальную свободу и равенство. Они также требуют теории, программы, организации и механизмов действия. Еще более важно, что они также показывают, что демократическая политика не может существовать без женщин, что даже классовой политики будет недостаточно, и улучшение мира и окружающей среды без них невозможно.

Необходимо освободить женщин от статуса «святой матери, принципа чести, необходимой и незаменимой жены» и исследовать реальность женщин как суммы субъекта-объекта. Такое исследование, в первую очередь, сорвет покров со злодеяний, маскируемых любовью (изнасилование, убийство, насилие, бесконечные оскорбления). Следом идет эксплуатация как главной труженицы, собственницы неоплачиваемого труда, работницы с самой низкой зарплатой, безработной, предмета бесконечных мужских желаний и угнетений, машины рождения и воспитания детей для системы, инструмент рекламы, секс-порно и т. д. Система эксплуатации, капитализм развил больше механизмов для эксплуатации женщин, чем все предыдущие.

По правде говоря, ни одно другое социальное явление никогда не было порабощено в такой мере как женские души и тела. Следует понимать, что границы женской кабалы крайне размыты. Учитывая всё это, не подлежит сомнению, что феминистское движение должно быть самым радикальным антисистемным движением. Первоначальной его целью было равенство перед законом. Такое равенство, очевидно малозначительное, в целом, сегодня обеспечено. Наверное, есть поверхностные улучшения в отношении прав человека и других, таких, как экономические, социальные и политические права. Внешне женщины свободны и равны с мужчинами. Однако главный трюк состоит в самом типе равноправия и свободы. Установление свободы, равенства и демократии для женщин, которые морально и телесно закрепощены и обречены на глубочайшее рабство — не только современностью, но также иерархической и государственнической системой, которая пронизывает социальную ткань цивилизаций любых эпох — требует обширных теоретических исследований, идеологической борьбы, программной и организационной практики и, самое главное — это требует решительных мер.

О семье

Система превратил семью в институт, отравленный всеми противоречиями системы. Брак, жена-муж и дети все еще не вышли из феодальных рамок и влачат жизнь узников под гнетом неумолимых отношений капитализма. Хотя в Курдистане семья считается священной, она находилась на периферии, особенно из-за экономических и образовательных недостатков, а также проблем со здоровьем и пока не завершенным освобождением. Положение женщин и детей поистине ужасно. Такое явление как «убийства чести» — подлинный символ отношения к жизни вообще. Честь, которой лишено общество, стала жалом в плоти женщины. Таким образом ущемленный мужской род отыгрывается на женщине. В нынешних условиях только полная демократизация общества может разрешить кризис семьи.

Неверно считать вопрос о государстве первичным по отношению к семейному вопросу. Эти проблемы диалектически связаны, и решать их нужно вместе.

Последствия подхода «реального социализма», отдающего приоритет государству и считающего, что очередь общества настанет сама собой, очевидны. Ни одну серьезную социальную проблему нельзя решить, сконцентрировавшись на ней одной. Необходим целостный подход — осмыслять каждую проблему с учетом ее отношения к остальным и искать общее решение. Пытаться понять государство без понимания менталитета, понять семью без понимания государства, понять мужчин, не понимая женщин — все это ведет не к решению, а от него.

Причина, почему семья сохраняет свою власть по сравнению с другими социальными отношениями, которые быстрей распадаются — в том, что это единственная социальная святыня. Решительно не стоит недооценивать семью. Наша критика не требует ее низвержения, однако настаивает на переосмыслении и перестройке.

О трансформации мужчин

Мужской вопрос должен быть поставлен еще острей чем женский. Анализ суверенитета и власти мужчин не менее важен, чем рабства женщин, и это может быть даже сложнее. Не женщины, а мужчины сопротивляются преобразованию. Когда мужчина расстается со своей доминирующей ролью, он чувствует себя королем без королевства или кем-то столь же половинчатым. На самом деле необходимо показать ему, что именно пустое доминирование лишает его свободы и превращает в консерватора.

Конкретно говоря, борьба за освобождение женщин должна идти совместно с созданием собственной партии и массового женского движения, начиная с неправительственных организаций до демократических политических институтов. Женщины могут обрести свободную личность и индивидуальность, лишь освободившись из рук мужского и социального доминирования и взяв власть через свои свободные инициативы.

Вопрос: Какова ваша экологическая парадигма?

С философской точки зрения, природа — это сила, позволяющая людям достичь самосознания. Исходя из этого, мы видим тесную связь между экологическим и социальным кризисами (или, скорее, крушением общества). Следовательно, в основе экологического кризиса лежит отпадение от принципа морального общества. Вполне очевидно, что этот принцип морального общества также отсутствует в женской реальности. Социум, утративший принцип морального общества, не имеет ни внутренней, ни внешней устойчивости. Это хорошо видно по сегодняшней обстановке.

Что касается наших практических действий в горных условиях, то уже почти 10 лет экология входит в наши образовательные программы для формирования экологического сознания. Кроме того, разминируются места проживания гражданского населения, а там, где леса были сожжены интенсивными обстрелами, высаживаются деревья. Мы также живем, не причиняя вреда окружающей среде, в дружбе с животными. Мы не охотимся на вымирающих горных козлов. Крестьянам запрещено стрелять горных козлов, а также вырубать зеленые насаждения. Кроме того, силы, дислоцированные в горах, практикуют естественное земледелие, в том числе, по экологическим причинам.

Вопрос: Многие партизанки в горных условиях отказываются от мяса. Что вы думаете об этом?

Мы полагаем, что это удачное условие для роста социально-экологического сознания. Наше руководство также обращает внимание партизанок на культуру мясоедения. Исторически мы считаем охотничью культуру одним из факторов, породивших войны и насилие. Если учесть, что потребление мяса не является строго необходимым для человека и даже во времена охотников-собирателей оно составляло не более 20 % рациона — можно видеть, что сегодняшняя привычка мясоедения крайне преувеличена. Кроме того, животноводство, которым заправляют большие монополии, плодит ужасные бойни и в итоге вредит здоровью человека. К тому же самому ведет взгляд на животных лишь как на пищу, а не естественную часть природы.

Вопрос: Каково ваше видение будущего, когда настанет мир? Что будет с женской армией после войны — вы продолжите борьбу против мужского насилия?

Для нас нет такой ситуации, как «до» или «после» революции. Потому что революция для нас — это обновление, перемены и преображение, т. е. то, что происходит всегда, когда мы движемся к свободе. Революция и борьба — часть нас самих. Это наш образ жизни. Как можно остаться в стороне, когда сама жизнь постоянно меняется? Разве не в этом причина социальных проблем, которые существуют сегодня? Отчуждение от цикла жизни… Мы никогда не выбирали такую ​​жизнь, и никогда не выберем. Такой повестки у нас нет. Для нас борьба не временное состояние, которое можно закончить со словами: «Революция свершилась, настал мир». Мы не считаем революцию временным делом. Мы также не считаем ее приключением. Для нас быть революционером — способ жить, это объединение человеческой энергии для общего дела. Мы подходим к этому вопросу философски, идейно и биологически. Человечество всегда стремится к новому. Это бесконечный путь, особенно для женщин. Это свойство женской природы, свойство человеческого бытия. Мир, за который мы сражаемся, должен стать основой для углубления революции. Настоящая революция начнется после этого.

Поэтому женская борьба будет продолжаться всегда. Система патриархата существует тысячи лет, и потому мужской менталитет против нас. Разрушение его шаблонов, институций и создание системы женской свободы требует большой войны и борьбы. Проблема не в том, вооружены женщины или нет. Это важный аспект борьбы, но не единственный. Мы никогда не утверждали, будто сначала должна произойти революция, а уж потом надо решать женский вопрос, и не будем утверждать. Это решение будет идти наряду с женской борьбой, потому что все проблемы начинаются с порабощения женщин. Это долгосрочная борьба. Можно решить курдский вопрос политически, но подлинное решение будет социальным. И в этом аспекте главная роль снова ложится на плечи женщин.

Вопрос: Что вы думаете о движении Гези и форумах, которые можно считать его продолжением? Что вы предлагаете для преодоления сексизма на этих крайне разнородных форумах?

Движение Гези открыло новую эру в Турции. Накопившийся гнев народа против антидемократических методов и тирании разразился сопротивлением, и его последствия были огромны. Гези представляет сопротивление и демократически-либертарианскую сторону турецкого народа. Оно воодушевило и нас. Нам кажется, оно дает надежду на демократизацию Турции. Оно может стать важной ступенью в борьбе за демократическую самоорганизацию турецкого народа и создании общей основы жизни с другими народами. Для этого они могут, в частности, перенять знания и опыт демократической борьбы курдского народа. Конечно, оно не должно просто застыть в одном периоде. Оно не должно оставаться периодическим сопротивлением, периодическим возмущением, периодической демократической практикой. Гези создал базис, и этот базис должен усиливаться по всей Турции. Дух Гези — общий дух сопротивления курдского и турецкого народов, и этот дух должен распространяться и углубляться.

Однако демократические элементы в Турции время от времени медлят и остаются на либеральных позициях. В Турции случается много событий, где требуется сопротивление. Например, процесс 17 декабря и последовавшая за ним катастрофа в Соме. Народ крайне возмущен и разгневан, но его некому возглавить. Этот гнев не может вылиться в организацию. Очевидно, что классические левые не способны возглавить этот процесс. С этой точки зрения, группы и движения, представляющие демократический элемент Турции, должны сами достичь такого положения, когда они могут повести людей. Есть шаги в этом направлении, но они слабы. Голос демократического фронта Турции должен быть сильнее, его шаги должны быть радикальней.

Возглавить этот процесс снова придется женщинам. У женщин есть потенциал укрепления динамики борьбы на демократической основе и в смешанных средах. Без женской борьбы невозможен путь к свободе, к демократии или равенству. Женщины должны вернуться во все сферы, из которых они были исключены, они должны продемонстрировать свой цвет, голос, идеи и делать это в любой среде. Они должны бороться за свою индвидуальность. Для этого им надо тренироваться, анализировать себя, инициировать перемены и трансформации для начала в себе, а затем навязать их мужчинам.

Женская освободительная борьба встречалась и будет встречаться с отсталыми предрассудками. Однако, если женское движение создаст организационную сеть на основе конкретных оснований и сумеет наладить коллективную работу, такие предрассудки рассеются. И труд женщин, и их усилия будут более социализированы. Если сегодня различные движения и организации игнорируют работу женщин — то лишь по причине отсутствия организационного выражения. В таких ситуациях, если мы видим, что труд женщины или группы женщин не принимается во внимание, и такой подход не получает отпора — мы, женщины, должны вместе реагировать на это. Даже если кто-то не участвует в конкретной работе, необходимо сообща высказываться против и добиваться перемен. Никто из мужчин не должен относиться к женщине так как он привык. При условии равного представительства во всех механизмах, такая организованная тактика быстро возымеет успех. Наши подруги, которые представительствуют во всех организационных структурах должны обеспечить выражение воли женщин. А если им это не удастся, у нас также есть процедуры демократического разрешения споров. Конечно, каждый мыслит по-своему, однако мы верим, что в большинстве случаев общая позиция всех женщин, если дать ей голос, может принести плоды. Мужчины часто любят поговорить об освобождении женщин, но потом забывают воплотить эти разговоры в практческой работе. Разоблачение таких людей и групп поможет им найти верный путь. В этом плане разнородная среда может оказаться полезной ареной, где женщины должны активней участвовать и укреплять позиции.

Вопрос: Вы намерены распространить женскую борьбу на всю планету. Что вы делаете для этого? С какими женскими группами вы контактируете? Борющиеся женщины должны поддерживать друг друга по всему миру. Что вы делаете для создания такого союза?

Женский вопрос универсален, и его решение тоже будет универсальным. Как женское движение, мы не считаем, что проблемы ограничиваются только расой, регионом или классом. В исторической перспективе мы видим, что женщины первыми были угнетены, первыми порабощены и отчуждены от социальных ценностей и труда.

Борьба против менталитета и практик порабощения женщины может развернуться в полную силу путем сотрудничества женских движений и расширения организационного базиса на широкие массы женщин. Создание этого общего базиса для борьбы является для нас стратегической задачей. Поскольку женское освободительное движение одновременно локально и универсально, оно опирается на интернациональные ценности, открыто различным идентичностям и считает женщин единой общностью; он также стойко выступает против менталитета, раскалывающего женщин по разным признакам, таким как класс, раса или культура, и лишающего их своей воли, искажая женскую идентичность.

Как движение мы участвуем в любой борьбе женщин на общих принципах, мы разделяем со всеми на этих общих основаниях цвета и разница в борьбе свободных женщин Курдистана, и мы обсуждаем наши мысли относительно борьбы женщин со всеми. Мы делимся нашими конкретными практиками и опытом с любой женщиной на этой общей платформе. Наши работы по практике женской дипломатии активно проводятся в каждом районе, где мы действуем. Мы поддерживаем контакты с женскими движениями и организациями в каждой стране и обычно работаем вместе. Конечно, посколько наша организация действует в Месопотамии, одна из наших главных целей — общая борьба женщин Ближнего Востока. В 2013 г. прошла Конференция женщин Ближнего Востока, которая стала важным шагом в этом отношении и создала прочную основу для связи с многими женскими движениями. Также этой зимой мы провели в Европе конференцию по Jineology, ставшую серьезным шагом как для предмета Jineology, так и для женской освободительной борьбы. Женщины разных регионов, разных идентичностей, культур и с разным опытом борьбы собрались и обсудили вопрос о науке женщин. Затем весной прошли Семинар демократических мусульманок, Семинар женщин Алеви и Демократический исламский конгресс — еще один базис для борьбы за пересмотр общих религиозных и культурных ценностей региона и против эксплуатации женщин со стороны фундаменталистов, одной из парадигм капиталистической современности. Кроме этого мы организуем, особенно в Турции и Европе, форумы, семинары и платформы о женщинах. Существуют серьезные взаимосвязи между феминистскими движениями и проводятся совместные акции. Женщины многих регионов мира налаживают связи с нашими организациями, приезжают в горные районы, чтобы познакомиться с движением поближе и создать общую почву для борьбы, и они подают немало идей.

Конечно, хотя нынешний этап и важен, мы признаем, что у нас есть некоторые проблемы, мы недостаточно открыты миру как женское движение. Правда вина за это лежит не только на нас, но и на политике тех сил, против которых мы сражаемся. Наше движение находится в международной блокаде, мешающей докричаться до других народов и поделиться своим опытом борьбы. Черная пропаганда и специальные методы войны мешают встречам, которые, возможно, могли бы расширить влияние нашего движения, укрепить его, а также помочь нам лучше объяснить свои взгляды. Критика и само-критика в этом вопросе были бы весьма уместны.

Первоисточник: isyandan.org

Комментарий редакции: в определённый момент истории Рабочая партия Курдистана и прогрессивное курдское движение в целом было потрясено внутренними изменениями. Из-за отсутствия устойчивого и массового рабочего класса коммунистки и коммунисты потеряли то влияние в курдском движении, которое имели изначально. Нынешнее руководство курдами осуществляется группами, тесно связанными с национальной буржуазией и верхушкой крестьянства.

Практика курдских женских отрядов самообороны, безусловно, носит прогрессивный характер. Опыт этих отрядов очень важен для неизбежной мировой гражданской войны против буржуазии. Несомненно и то, что освобождение женщин невозможно без женской самодеятельности и женского движения. Вопрос, однако, состоит в том, каково будет это движение? Что положит оно в свой фундамент? Болтовня о непрекращающейся революции и демократии и альтернативном капитализме — лишь ширма для национальной буржуазии. Освобождение Курдистана может быть осуществлено лишь в результате: 1. Обострения противоречий между империалистами. 2. В результате мировой или региональной социалистической революции. В случае сохранения капиталистических отношений в Курдистане, к чему стремятся почти все руководители курдов, включая рыночного «социалиста» Оджалана, женское движение будет неизбежно расколото на новую женскую буржуазию — руководство нынешних женских отрядов — и крестьянско-пролетарскую бедноту, для которой ужасы капитализма возродят все старые формы женского угнетения. За примерами далеко ходить не надо, отличный пример — Нельсон Мандела и движение против аппартеида.

Со своей стороны мы надеемся, что коммунисткам и коммунистам в Курдистане удастся создать своё пролетарское вооружённое движение, которое будет независимо от национальной буржуазии и которое возьмёт на себя руководство крестьянством.

 

Метки: , ,

РПК принуждает Эрдогана к миру


Курдские протесты в Стамбуле после авиаударов Турции по позициям Рабочей партии курдистана. © EPA

Война на Ближнем Востоке продолжает полыхать так, что искры летят в разные стороны – и по соседству разгораются или новые войны или возобновляются старые. Около месяца назад боевые действия развернулись на территории Турции. Разумеется, вы об этом не узнаете из крупнейших российских медиа. Они заняты мелочевкой, бредом и скандалами – сплошное концентрированное Lifenews-«Комсомольская правда». А между тем боевые действия между Рабочей партией Курдистана (РПК) и турецким правительством гораздо важнее для России, чем то, что некой Матвиенко (вы действительно знаете, чем она занимается?) не дали визу США.

Напомню о событиях, произошедших в июне-июле в Турции и на территории Рожавы. 25 июня город Кобани и его окрестности (кантон Кобани автономии Рожава) атаковали боевики «Исламского халифата». Бои продолжались трое суток. Исламисты убили 164 местных гражданских и ополченцев, более 200 были ранены. Это стало одним из крупнейших терактов «Халифата» против Рожавы. Руководство автономии объявило, что исламисты смогли незаметно проникнуть в Кобани и окрестности, потому что поддержку им оказала Турция. Город примыкает к границе с Турцией. Боевые действия развернулись возле самой границы, включая терминал пограничного перехода. От Кобани до линии фронта порядка 60 километров.

Через месяц – 20-го июля – в городе Суруч смертник «Халифата» взорвал себя в культурном центре, где находились около 300 активистов левацких организаций Турции. Погибли 32 человека, 104 были ранены. Леваки планировали принять участие в восстановительных работах в Кобани. Сам Суруч – это фактически продолжение Кобани. Единый город был разделен политической границей. И там, и там живут курды, говорящие на диалекте курманджи. Курды заявили, что за теракт ответственны власти Турции, долго и последовательно поддерживающие «Исламский халифат» в его войне против сирийских курдов.

Формально режим Эрдогана ни разу не говорил о том, что он выступает в поддержку «Халифата». Но на уровне экспертных заявлений и местных разговоров известно, что турецкие пограничники позволяют беспрепятственно пересекать границу (в обе стороны) сторонникам «Халифата», вроде бы турки даже поставляют оружие исламистам, Турция закупает у них нефть и уже готовый бензин.

Чтобы быть объективным, должен заметить, что халифатовским бензином приторговывают и турецкие курды. Если поехать вечером по государственной трассе из города Шанлыурфа в сторону иракской границы, то можно увидеть десятки людей на обочинах, размахивающих фонариками – это местные курды предлагают дешевый бензин, привезенный с территорий исламистов.

22-го июля в дело вступает РПК. Ее бойцы подстрелили двух турецких полицейских в городке Джейланпынар (на границе с Сирией, в 160 км восточнее Суруча). Объявили, что это месть турецким властям за убийство 32 активистов в Суруче. Дальше эскалация конфликта происходила с обеих сторон – и режима Эрдогана, и РПК. Турецкая армия нанесла авиабомбовые удары по региону Кандил – это горный район на севере Иракского Курдистана, на стыке границ Ирака, Турции и Ирана. Там расположены базы РПК. В 2013-м, когда руководство РПК объявило о прекращении боевых действий на территории Турции (это была фактически односторонняя мирная инициатива, чтобы прекратить затянувшееся кровопролитие; главным инициатором был лидер партии Абдулла Оджалан, находящийся в турецкой тюрьме с 1999-го года), ее бойцы перешли в Кандил.

25-го июля РПК заявила о невозможности дальнейшего перемирия с Эрдоганом.

Из последних новостей о боевых действиях на востоке Турции. РПК взорвала стратегический газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум в провинции Карс. Власти 26 августа ввели комендантский час в отдельных районах на юго-востоке страны. 25 августа турецкая армия нанесла очередной авиабомбовый удар по деревням в Кандиле. 27 августа во время боестолкновений между повстанцами и турецкой армией в провинциях Ширнак и Хаккяри были убиты как минимум 6 человек и 10 ранены. В городке Джизра в нескольких километрах от границы с Сирией (автономией Рожава) турецкие правоохранительные органы застрелили 7-летнего курдского мальчика Барана Джагли.

По данным турецких властей, всего с момента активизации боевых действий (с 22 июля) были убиты 918 бойцов РПК, среди них доброволец из Германии Иоахим Кевин (по данным РПК, их потери значительно меньше – несколько десятков). Турецкие армия и полиция потеряли 57 человек убитыми. Потери среди гражданских – 15 погибших, среди них один гражданин Ирана, более 200 получили ранения.

Турция использует тяжелую бронетехнику и артиллерию. Местные жители вынуждены покидать свои дома и переезжать в более безопасные места. География боев – весь юго-восток Турции. По масштабам это, конечно, не дотягивает до «перемирия» на Донбассе – на Донбассе потери значительнее, больше разрушений, выше интенсивность использования тяжелых вооружений. Но тенденции таковы, что юго-восток Турции скоро «догонит» юго-восток бывшей Украины.

США считают РПК террористической организацией. Однако пока никаких громких заявлений по поводу войны на юго-востоке Турции не сделали. Ситуация достаточно своеобразная. РПК воюет против режима Эрдогана, потому что он поддерживает «Исламский халифат». США вроде бы против «Исламского халифата». Вроде бы даже договорились с турками вести совместные действия против исламистов на территории Сирии. Но прогресса в этом направлении нет. Более того, сирийские курды уже заявили, что Турция воспользуется этими договоренностями для ведения боевых действий против Рожавы. Главная инициатива Эрдогана – создать «зону безопасности» на участке турецко-сирийской границы, который сейчас контролирует «Халифат»: 90 км в длину и 45 в глубину сирийской территории. Воздушное пространство над зоной будут контролировать турки и американцы, наземное пространство будет за антиасадовскими сирийскими группировками («сирийские повстанцы», как их именуют по-английски, вот только грань между «сирийским повстанцем» и сторонником «Халифата» в Сирии чрезвычайно прозрачна, иногда вообще отсутствует). Закавыка в том, что эта «зона безопасности» будет между кантонами Рожавы – Африном и Кобани. Рожавское ополчение туда не допустят. То есть турки создадут такие условия, чтобы кантоны не могли соединиться. Они действуют на опережение.

Еще этой весной казалось невероятным, что рожавские ополченцы отобьют у «Халифата» город Тель-Абъяд и соединят кантоны Джазира и Кобани.

Летом в течение всего одной недели в июне они это сделали. Сопротивление исламистов оказалось значительно слабее, чем предполагалось. Джазира и Кобани превратились в один сплошной регион на 400 километров вдоль турецкой границы. Теперь Турция действует на опережение – она сама при сотрудничестве с США хочет создать надежный буфер между территориями Рожавы и в случае, если сирийские курды попытаются вмешаться в деятельность этого буфера, неизбежно объявит их террористами типа «Исламского халифата». Поэтому Рожава и РПК выступают против подобной «зоны безопасности».

Упорство, с которым режим Эрдогана пытается задавить любое курдское сопротивление (главным образом, социалистического толка – с либеральным режимом Масуда Барзани в Иракском Курдистане турецкое правительство дружит), доходит до идиотизма. Ведь нужно провести этническую чистку в половине Турции. Почти половину страны занимают районы компактного проживания курдов. Большинство из них поддерживают РПК. С гордостью показывают фото Оджалана в своих мобильных, а подростки расписывают стены граффити: «Beji Kurdistan (да здравствует Курдистан)» и «APO (прозвище Оджалана)». Чтобы избавиться от них Эрдогану придется воспользоваться практикой Османской империи – она проводила геноцид против православных греков, ассирийцев и армян. Главные потуги Эрдогана и направлены на то, чтобы восстановить Османскую империю. Паносманская идеология – ключевая в его политике. Однако последние парламентские выборы уже показали, что почти половина населения Турции не поддерживает такую политику.

А что же РПК? Будет ли реагировать на жестокую, курдофобскую политику сепаратизмом – борьбой за независимый Курдистан? Думаю, нет. У нее недостаточно сил. Отбить отдельные районы на юго-востоке можно. Сложный горный рельеф позволяет одерживать победы малым мобильным группам над хорошо вооруженными крупными группировками, имеющими тяжелые вооружения. Но удержать эти территории у РПК не хватит сил. Это отлично понимает и Оджалан. Его доктрина демократического конфедерализма о мирном сосуществовании разных систем. То есть путь курдов в Турции – путь к большей автономии. Максимум, к чему могут привести боевые действия РПК против турецкой армии и полиции, это большие потери среди солдат и полицейских, отсутствие ярких видимых успехов способно вызвать антиправительственные протесты в крупнейших городах Турции и вынудить Эрдогана уйти. Война РПК сейчас – это попытка принудить режим Эрдогана к миру.

Александр Рыбин

Этнограф (учился в Институте истории ДВО РАН), путешественник, журналист (работал в различных изданиях в России и в Таджикистане).

 

Метки: , , , , , ,

Турецкие ВВС уничтожили главу Рабочей партии Курдистана


На севере Ирака уничтожен лидер Рабочей партии, член военного совета высшего командования народных сил самообороны Курдистана Шарван Варто Ондер Аслан. Он погиб в результате удара ВВС Турции, считающей РПК террористической организацией. Генерал НСС был в рядах Курдского освободительного движения с 1993 года.

НСС заявила, что интенсивные воздушные удары начались вчера около 11 часов вечера 24 июля. Получили ранения несколько мирных гражданских лиц сельской горной местности в Южном Курдистане, в том числе 11-летний мальчик. До этого стало известно о том, что несколько истребителей F-16 военно-воздушных сил Турции поднялись с аэродрома в Диярбекире на юге Турции и направились в Северный Ирак.

Тем временем, турецкие военные, дислоцированные на базе Газиантепе при Командовании 2-й пограничной бригады в Чукурджа, подвергли обстрелам из гаубицы лагеря PKK на севере Ирака в Южном Курдистане. Артобстрел продолжался около часа. Залпы оружия были слышны и в районном центре Чукурджа.

Поводом для совершения воздушных налетов стал теракт в турецком городе Суруч, расположенном недалеко от границы с Сирией. Анкара также начала воздушную операцию против ИГ в пятницу, 24 июля, после перестрелки на границе, в которой погиб турецкий военнослужащий.

Ранее турецкие власти сообщили, что истребители F-16 атаковали позиции боевиков «Исламского государства» в Сирии, а также нанесли удары по военному лагерю РПК на севере Ирака. 25 июля турецкое правительство заявило о продолжении военной операции. В турецком правительстве заявили, что в результате были «уничтожены лагеря боевиков и склады с оружием». Атаки продлятся до тех пор, пока существует “военная угроза” для Турции, указал премьер-министр страны Ахмет Давутоглу на пресс-конференции в Анкаре.

После атаки турецких ВВС по позициям курдов Рабочая партия Курдистана заявила об отказе от перемирия с Анкарой. “Перемирие больше не имеет смысла после таких интенсивных воздушных ударов, нанесенных оккупационной турецкой армией”, — говорится в официальном заявлении РПК.

В понедельник, 20 июля, в турецком городе произошел взрыв, в результате которого погибли 32 человека, свыше ста получили ранения. Взрывное устройство было приведено в действие смертником, предположительно, боевиком ИГ. Жертвами атаки стали в основном члены молодежной организации турецких курдов, которые готовились отправиться в Кобани для помощи в борьбе с боевиками «Исламского государства».

Курдское ополчение “Пешмерга” (“Глядящие в лицо смерти”) формировалось в том числе и в культурном центре Суруча. На территории комплекса постоянно находились около 300 молодых курдов и представителей турецких молодежных и волонтерских организаций. Они и стали целью террористов.

Накануне турецкие власти отчитались о проведении масштабной антитеррористической операции, в ходе которой были задержаны более 250 человек, в том числе сторонники РПК. Рейды, в которых участвовали тысячи турецких полицейских, проводились в 13 провинциях страны. В результате в Турции, особенно на ее юго-востоке, где преимущественно проживают курды, вспыхнули беспорядки. Жертвами столкновений со сторонниками РПК стали двое полицейских, убийство которых боевики назвали «возмездием за теракт», — отмечает Reuters.

Местные курды считают Реджепа Эрдогана виновным в негласной поддержке исламистов. Убийца неизвестен. До сих пор никто, включая лидеров ИГИЛ, не взял на себя ответственность за взрыв. Между тем власти Стамбула запретили демонстрацию, которую РПК запланировала на 26 июля. РПК собирались провести “Марш мира” и выступить против насилия со стороны ИГ. Мэрия объяснила запрет, кроме прочего, “провокациями”, которые могут угрожать безопасности.

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу сообщил, что после случившегося власти сделают отрезок турецко-сирийской границы зоной особого режима. “Мы приняли жесткие меры предосторожности по всей границе с Сирией, — сообщил турецкий премьер. — Меры безопасности будут усилены. Но мы должны предупредить граждан о необходимости быть бдительными, потому что то, что происходит вокруг нас, может повлиять и на нашу внутреннюю стабильность”.

В предместьях Суруча на огневые позиции выведена тяжелая техника, танковые орудия направлены в сторону сирийской границы. За безопасность в городе отвечают передислоцированные сюда подразделения национальной гвардии и полицейского спецназа.

Отметим, что мирные переговоры Анкара и Рабочая партия Курдистана, которая в США и Евросоюзе причислена к террористическим организациям, начали вести в 2012 году. В частности, были достигнуты договоренности о прекращении огня и отводе бойцов РПК из Турции в Северный Ирак. Формально с тех пор процесс оказался фактически заморожен из-за обоюдных обвинений сторон в срыве договоренностей, однако фактически перемирие соблюдалось.

 

Метки: , , ,