RSS

Архив метки: Левая оппозиция

История Левой оппозиции в ВКП(б)

История Левой оппозиции в ВКП(б)

Левая оппозиция начала формироваться во время внутрипартийной борьбы в период болезни Ленина и особенно после его смерти в январе 1924 года.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

Реклама
 

Метки: , , ,

Почему погибла Левая оппозиция?


(Тезисы выступления на собрании Марксистской Тенденции)

Сегодня мне хотелось бы обратиться к борьбе Левой оппозиции за коммунизм в середине двадцатых годов прошлого века. Это не случайная тема. Ведь наша сегодняшняя борьба, задачи, стоящие перед нами, непосредственно связаны с тем, что происходило в штормовые двадцатые.

Главная сложность, с которой мы сталкиваемся в своей повседневной агитации — то, что рабочий класс не верит в нашу готовность идти до конца, до установления бесклассового общества. Это не удивительно. Не раз и не два он был обманут и предан людьми, которые на словах выступали против социального неравенства, против привилегий, на деле же, начиная с какого-то момента, заботились лишь о своем комфорте, о своей личной выгоде. Сталинская номенклатура в тридцатые жрала в три горла, пока рабочие голодали. «Перестроечные» бонзы, начав с борьбы с привилегиями, построили капитализм, приватизировав в свою пользу все богатства Советского союза.

Очень важно, чтобы рабочие узнали — были и другие коммунисты. Те, кого не смогли купить санаториями, пайками, пятикомнатными квартирами с прислугой и дачами. Те, кто шел в ссылки, лагеря, под пули сталинских палачей за коммунистические идеалы. В тяжелейших условиях травли, преследований, подполья, ссылки, тюрьмы и эмиграции Левая оппозиция вела свою борьбу со сталинизмом за восстановление внутрипартийной демократии, за курс на индустриализацию.

Почему же они, и революция вместе с ними, потерпели поражение? Виноват ли в этом злой гений и коварство Сталина? Или, как говорили меньшевики, их борьба за построение социализма в отсталой России была безнадежной с самого начала? Не ответив на этот вопрос, мы не можем двигаться в будущее.

Коммунистическая партия, товарищи, это не более чем авангард рабочего класса. Того самого класса, который совершил Октябрьскую революцию, вынес на своих плечах тяжесть Гражданской войны, борьбы с интервентами, восстановления разрушенной промышленности.

Передовые рабочие гибли на фронтах. Их убивали вчерашние розовые социалисты-гимназисты из Добровольческой армии. «Прогрессивная» либеральная интеллигенция в обозах Юденича и Деникина мечтала о том, чтобы вырезать всех питерских рабочих. Организованные социалистами из КОМУЧа каппелевские полки истребляли рабочих Урала и Поволжья. Питерские и московские рабочие умирали от голода и болезней, лишенные медикаментов из-за внешней экономической блокады, организованной либералами, гуманистами и лауреатами Нобелевской премии мира. В составах продотрядов они гибли от кулацких пуль. Наконец, часть из них составила костяк Красной армии и новой государственной машины.

За насколько лет пролетарская в 1917 году по своему составу партия большевиков к середине 20-х стала в значительной степени партией крестьянско-мещанской. Несмотря на все препоны и периодические чистки мелкобуржуазные, мещанские элементы просачивались в партию. Десятки тысяч бывших крестьян, призванных в Красную армию, вступили в партию в ходе Гражданской войны. Вернувшись в деревню, вновь погрузившись в идиотизм сельской жизни, они искали в партии выражение своих частнособственнических интересов.

Все это привело к возникновению в партии мощного правого крыла, состоявшего из людей, полагавших, что разбуженный НЭПом рынок сам создаст экономическую базу для индустриализации. Социализм сам упадет в руки, без борьбы и жертв. Лидерами этой группы были Бухарин и Рыков. Именно с нами боролась, прежде всего, Левая оппозиция.

Форсированная индустриализация, за счет экспроприации крестьянства — гениальный замысел Преображенского, развитый Троцким и Пятаковым, должен быть превратить Советский Союз в индустриальную страну, и тем самым воссоздать почти с нуля новый боевой рабочий класс. Эта идея воодушевила и повела за собой молодых рабочих-коммунистов и комсомольцев, студентов рабфаков, передовую часть армии. Однако большая часть партии испугалась продолжения революции. Последняя открытая дискуссия в партии была проиграна левыми. Отчасти это связано с тем, что, находясь в плену личных амбиций, некоторые из наиболее близких соратников Ленина (я имею ввиду Каменева и Зиновьева) слишком поздно поняли, что другого пути вперед у партии нет и слишком поздно приняли программу оппозиции.

Бюрократический аппарат партии и лично Сталин использовали победу правых, чтобы исключить из партии, выслать и затем арестовать тысячи активных членов Левой Оппозиции. Парадоксальным образом через несколько лет, осознав опасность новой военной интервенции со стороны Британии, Сталин сам оказался вынужден пойти в экономике путем, предложенным троцкистами. Одна проблема: индустриализация проводились бюрократическим путем, без контроля масс.

Парализовав энтузиазм рабочего класса, сталинисты начали повсеместно внедрять сдельщину, бороться с уравниловкой. Результатом стал рост брака, порча оборудования, целый ряд аварий и катастроф в промышленности, горном деле, транспорте. Вместо признания своих ошибок, Сталин и его окружение начало «охоту на ведьм», травлю технических специалистов. В конечном счете, именно социальное неравенство, ухудшение экономического положения рабочих, превращение многих технических специалистов и партийных бюрократов в напыщенных и сытых аппаратчиков, своего рода «совбуров» с личной прислугой и барскими замашками, стало массовой социальной базой трагедии 1937 года, вызвав неконтролируемый поток доносов. Это правда, что Сталин лично мастерски использовал эту волну, для того чтобы уничтожить всякую возможность какой-либо оппозиции в партии.

На базе индустриализации и коллективизации рабочий класс Советской России воскрес как Феникс из пепла, создав объективные предпосылки в социальной сфере для рывка к коммунизму, но субъективный фактор — Левая оппозиция, ленинская гвардия — уже были уничтожены. Из живого учения официальный марксизм превратился в оторванный от жизни набор заклинаний. Вместо продолжения революции во многих сферах социальной жизни начался откат назад: возрождение чинов и званий, позорной системы денщиков-ординарцев и офицерских пайков в армии, платное высшее образование, семейный термидор, запрет абортов.

Но несмотря на все трудности и лишения молодые рабочие города и деревни, инженеры, студенты были готовы на огромные жертвы, защищая последние завоевания Октября. Даже Троцкий недооценил их энтузиазм и готовность к самопожертвованию. В сочетании с преимуществами плановой экономики это позволило СССР победить выстоять и победить в Великой Отечественной Войне. Советские войска дошли до Берлина и Вены. Но вместо мировой революции был ликвидирован Коминтерн и состоялся раздел мира на зоны влияния.

СССР мог рухнуть много раньше из-за внутренних противоречий, в конце жизни Сталина Берия прямо говорил о демонтаже системы плановой экономики. Но парадоксальным образом, последним отблеском идей Левой оппозиции стал курс одного из ее душителей — Хрущева. Освобождение немногих доживших до этого момента членов Левой оппозиции не сопровождалась политической реабилитацией ее идей. Но, так или иначе, Хрущев сделал попытку опереться на рабочий класс, вести политику в его интересах, взять курс на снижение социального неравенства, объявить о курсе на демонтаж денежной системы. Бюрократическая номенклатура не простила ему закрытие распределителей и политику восстановления социальной справедливости, революция сверху не удалась.

Это не было случайностью. В отличие от социальной контрреволюции, политическая революция против власти бюрократии не может идти сверху, из нее самой. Именно недоступные широким массам идеи Троцкого были необходимы для мобилизации рабочего класса в Перестройку. Но мы не смогли ничего противопоставить ложной дихотомии между реставрацией капитализма и сохранением бюрократической номенклатурной системы, навязанной нам либералами и сталинистами. Тем важнее разрушить эту дихотомию сейчас, разъясняя рабочему классу, что его выбор — это не выбор хозяина, будь то либерал-капиталист или бюрократ-сталинист. Рабочий класс сам может определять свою судьбу посредством рабочей демократии, в процессе коммунистической революции.

В заключение я хочу остановиться перспективе Мировой революции. Сталинизм был бы невозможен без гигантского давления мировой капиталистической системы на Советский Союз. Без постоянной военной угрозы, оправдывающей рост государственного аппарата, и особенно аппарата спецслужб в СССР. То, о чем я говорил сейчас — узкая тропинка над обрывом, по которой не смогла пройти большевистская партия. Но был и другой, много более простой путь. Берлинское восстание января 1919, Красная Бавария, Гамбург 1923, Красные недели в Италии. Эти возможности были потеряны не из-за прямого противостояния армии капитала. Разномастные социалисты и социал-демократы погубили эти революции, прямой перейдя в лагерь реакции. По приказу социал-демократов Эберта и Носке были убиты Роза Люксембург, Карл Либкнехт, Ян Тышка, многие их товарищи. Поэтому я хочу сказать, что сегодня для нас не меньшим, если не большим врагом, чем сталинизм, является реформизм и особенно его наиболее мерзкая форма — левый интеллигентский реформизм.

Почему погибла Левая оппозиция?

 

Метки: , , , , , , ,