RSS

Архив метки: металлолом

Максим Собеский: Как сибирские военные базы уходили на металлолом

Максим Собеский: Как сибирские военные базы уходили на металлолом

Сибирь полигон снаряды уничтожение

О краже уже готовых взорваться снарядов и истории о том, как законсервированные военные базы вывозили грузовиками на металлолом. Это было в жизни ничем ни приметного на улице большого сибирского города мужчины. Но за его плечами большой срок – он хранил взрывчатые вещества, похищенные с полигона российской армии. Такие как он, пользуясь хаосом в системе, бросились зарабатывать легкие деньги. Ему «не повезло», но другие успели сделать состояние. Далее рассказ непосредственного участника таких дел.

Своими руками – горячие снаряды

Артиллерийские снаряды имеют ограниченный запас времени хранения. Например – 40 лет. Это значит, что по прошествии срока, плюс пару лет, некоторые из них могут либо не взорваться после выстрела или рвануть уже в стволе орудия. Но использовать на войне их, в общем-то, можно. Украинцы еще те раритеты на Донбассе применяют. Но из-за государственных нормативов, когда приходит время, снаряды со склады вывозятся на полигон и их уничтожают. Со всеми актами и прочими ритуалами.

Снаряды после выстрела взрываются от удара, долетев до цели. Армейцы на утилизации откручивали взрыватели, складывали просроченные «тушки» в кучу, и насыпали артиллерийский порох, из-за чего гексоген выгорал. Оставшееся железо уходило на металлолом. И не было такого, как в фильмах, что боезапасы разлетались на осколки. Просто много пламени и все. Хотя тоже шумно.

Мы повадились посещать один из полигонов примыкающий к дачам города N. День, когда шла утилизация, был уже нам известен. Мы перелезали через фиктивную «запретку» и ждали момента. Солдаты посыпали кучу порохом, а офицеры поджигали и уезжали в спешке. Десять минут – вот время, что у нас было, пока температура в костре не достигнет максимума, от чего некоторые снаряды могут все-таки сдетонировать. Бежим из кустов, сбиваем тряпками пламя и катим тушу снаряда по земле, как можно быстрее и дальше. Снаряд горячий, ладони просто дымятся, и тяжелый – весит 18 килограмм. Потом в сумку-баул, и домой на кухню – извлекать гексоген.

Один раз идем по дороге, к выходу с полигона, и слышим, что машина едет. Товарищ что со мной был, хотел в кусты ломиться. «Стой дурак», – говорю я, – «убежишь, а сумку со снарядом, что тут бросать? Патруль увидит, и не отвертимся». И так и пошли не торопясь, сказали военным, что дачники. Пронесло.

Взяли нас, когда мы начали обсуждать с людьми из других регионов то, что у нас есть взрывчатка. Настучали на нас. Брал спецназ ФСБ – у меня как раз накануне жесткое похмелье образовалось. Целый день когда обыск шел лежал лицом в пол и очень страдал. В ИВС избили. Суд дал приличный срок. Отсидел до звонка. Больше этим я не занимаюсь.

Бомбоубежища – берите даром

Советская армия готовилась воевать в условиях ядерной войны и стратегических бомбардировок всерьез. По всей стране выкопали бомбоубежищ, подземных складов – целые городки. Потратили на это безумное количество денег.

Когда СССР не стало, армия сократилась, и большинство объектов бросили. Конечно – из-под земли что-то вывезли и продали генералы. Например, техническое оборудование. Но «внутренний интерьер» – мебель, электропроводку, сантехнику бросили на месте. И вроде как законсервировали объекты – повесили замки на двери или взорвали входы. Охрану естественно не поставили и на этом благополучно забыли.

Я так подумал – а сколько всего интересного и ценного можно найти в брошенных бомбоубежищах и складах? Риска никакого – объекты в глуши, видеокамер тогда в 1990-е годы еще не ставили. Вот и пригнал с товарищами грузовик к входу в одно бомбоубежище подальше от нашего города, в лесной глуши; перекусили замок и внутрь.

Было любопытно. Практически маленький город под землей – свои коммуникации, спальные бараки со шконками, склады, консервы послевоенные. Военные уходили в спешке – все выглядело, как будто люди неожиданно пропали из бомбоубежища.

Для нас естественно интерес представляли не консервы, которыми и поныне кое-где в России зеков кормят. Мы брали ценное – электропроводку резали. Цветной металл. Километры провода увозили и сдавали как металлолом. Никто, конечно, нам вопросов не задавал – «откуда взяли?» Просто пригоняли машину и разгружали тоннами цветмет раз за разом. Неплохо тогда подработали. Правда, деньги быстро пропились.

Как исчезают базы

Уже наземные военные базы непосредственно я не отправлял на металлолом, но наслышан об этом промысле в нашем регионе Сибири. Как говорится, мир тесен – всегда есть люди, которые соприкасаются с теми, кто занят нелегальным бизнесом. Тем более если сам в этом направление работаешь – берешь у государства, то, что плохо лежит.

Есть такое понятие как ложные объекты противовоздушной обороны. Станции с фальшивыми пусковыми установками ракет «земля – воздух». С космоса, когда потенциально вражеский спутник, китайский или американский, сканирует – все смотрится как обычная база – заборы, шахты для ракет, командные пункты, сетка-рыбица. Делается это для того – если грянет реальный конфликт, то ракетный удар противника нашей страны отчасти и впустую уйдет на эти ложные базы.

С ПВО не все так просто как с бомбоубежищами. Вроде базы и в запустение, но их формально еще не консервировали. Из-за чего там иногда дежурили солдатики. Как дежурят – да водку кушают от скуки. Если утащить что-то с базы то пафосно говоря – обвинят в подрыве обороноспособности страны.

Но некоторых «отважных» сибиряков ничто не останавливало. Кушать то хочется, а на завод идти нет желания. Мужики находили четко неохраняемую станцию ПВО и болгарками резали все, что физически могли взять. Вышки, будки, рельсы. Металла было так много, что вывозили караванами – по пять «КАМАЗов» сразу нанимали. Водители молчали – им нормально платили. Но одним ребятам не повезло – заказали грузовики, а водители в отказ: «такое не возьмем». На следующий день нашли все-таки транспорт, приехали на объект, а гора металлолома испарилась. Понятно же кто опередил?

После «нападения Грузии на российских миротворцев» в Южной Осетии (август 2008), ПВО по всей стране привели в боевую готовность. Генеральские инспекции посетили и ложные станции – для кое-кого было шоком увидеть, то, что осталось от некоторых. Головы полетели. И теперь шансов достать там металлолома крайне мало.

Максим Собеский

Максим Собеский: Как сибирские военные базы уходили на металлолом

Реклама
 

Метки: , , , ,