RSS

Архив метки: мигранты

Рабочие мигранты в Катаре сталкиваются с трудностями из-за блокады

Рабочие мигранты в Катаре сталкиваются с трудностями из-за блокады

Рабочие из Бангладеш, Индии и Непала рассказывают об удвоении цен на основные продукты питания в связи с закрытием саудовской границы и закрытии воздушных и морских линий в Катар.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , ,

В отношении российского борца с рабством возбудили уголовное дело

В отношении российского борца с рабством возбудили уголовное дело

Руководителя движения «Альтернатива» Олега Мельникова и волонтера организации Михаила обвинили в организации незаконной миграции по статье 322 часть 1. Об этом 3 марта говорится в сообщении движения «Альтернатива», опубликованном в социальной сети Вконтакте.

Данная статья предполагает от двух до семи лет тюремного заключения. По словам активистов,
не так давно они освободили из
https://red-penza.org/2017/03/04/%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%bd%d0%b0%d1%82%d0%b8%d0%b2%d0%b0-%d0%be%d0%bb%d0%b5%d0%b3-%d0%bc%d0%b5%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%be%d0%b2-%d0%bc%d0%b8%d0%b3%d1%80%d0%b0%d0%bd%d1%82/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , , , , , ,

Китай: Дневник работницы-мигрантки

Китай: Дневник работницы-мигрантки

Публикуем дневник работницы-мигрантки, состоящий из трёх частей. Её рассказ является краткой экскурсией в мир молодых рабочих и работниц Китая, приехавших в город из сельской местности.

Дневник работницы-мигрантки, часть I: Поиск работы

Впервые я оказалась здесь во время празднования Китайского нового года. Пятого числа по лунному календарю. Как я потом выяснила, это было слишком рано
https://red-penza.org/2017/02/26/%d0%ba%d0%b8%d1%82%d0%b0%d0%b9-%d0%bc%d0%b8%d0%b3%d1%80%d0%b0%d0%bd%d1%82%d1%8b-%d0%b4%d0%bd%d0%b5%d0%b2%d0%bd%d0%b8%d0%ba-%d1%81%d0%b2%d0%b8%d0%b4%d0%b5%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8c%d1%81%d1%82%d0%b2/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , ,

Мигранты, строившие московское метро, зарплату так и не получили

Мигранты, строившие московское метро, зарплату так и не получили

Метростой мигранты зарплата

Рабочие-мигранты из Центральной Азии, работавшие на строительстве станций метро в Москве, не могут получить заработную плату. Среди них есть и кыргызстанцы. Фирма-посредник, нанявшая их, избегает ответственности, а мэрия Москвы не слышит голоса мигрантов.  Мигранты, которые не могут получить заработанные деньги уже третий месяц, обратились и в профсоюз трудовых мигрантов.

Руслан Турсунов отмечает, что на строительстве станций метро работали 60 кыргызстанцев, половина из которых сейчас перебивается случайными заработками, остальные уехали на родину:

— Мы до сих пор надеемся, что получим свои деньги. Всего работало около 200 человек, из них 60 кыргызстанцев. Половина не дождались заработной платы и уехали в Кыргызстан, а мы перебиваемся случайными заработками. Когда устраивались на работу, нас заверили, что не надо ни о чем беспокоиться, все будет хорошо. Теперь не дают зарплату даже тем, кто работал по контракту.

Несмотря на то, что строительство метро напрямую находится в ведении мэрии Москвы, мигрантов для работ нанимали фирмы-посредники.

Глава профсоюза трудовых мигрантов в России Ренат Каримов рассказал, что по этой проблеме они обратились в московскую мэрию и суд, но ответов до сих пор нет:

— Строительная компания «Глобатек» нанимала десятки мигрантов, но уже третий месяц не выдает зарплату за июнь-август. Большинство обращающихся к нам – граждане Кыргызстана. В среднем, каждый из них не может получить больше 50 тысяч рублей. Работодатель схитрил — не заключил с рабочими трудовой договор, а подписал гражданско-правовой. Такой документ дает работодателю преимущество. Несмотря на трудности мы должны призывать мигрантов требовать свои деньги через суд.

Каримов отмечает, что в Москве некоторые предприимчивые работодатели избегают части ответственности, указанной в Трудовом кодексе, заключая с мигрантами гражданско-правовой договор.

Мигранты метрострой зарплата

Юрист Ыманбек Суранчиев отмечает, что мигранты вправе обращаться в суд, несмотря на то, какой контракт они заключили. По его словам, в случае подписания гражданско-правового договора рабочие ограничиваются в правах на отдых и лечение:

— Даже если был заключен гражданско-правовой договор, можно требовать выплаты зарплаты. Но речь не об этом. Работодатели, даже несмотря на наличие трудового договора, бывает, не выплачивают зарплаты. Даже если все правильно оформлено и документально подтверждено, работодатели избегают ответственности.

В Москве проблема задержки зарплат мигрантам, работавшим по трудовым договорам, остается острой. В Посольство Кыргызстана в Москве за январь-август этого года поступило 300 заявлений с просьбой поддержать людей в подобной ситуации. Сообщалось, что с помощью консульства удалось добиться выплаты 12 миллионов рублей.

Мигранты, строившие московское метро, зарплату так и не получили

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , ,

В Екатеринбурге мигранты угрожают забастовкой


Группа мигрантов из постсоветских стран не может получить заработную плату в одной из строительных компаний Екатеринбурга. Мигранты дали компании неделю, чтобы выплатить им кровно заработанные деньги, в противном случае они грозят забастовкой.

«Екатеринбургская градостроительная компания» уже второй месяц не выплачивает зарплату трудовым мигрантам. После угроз мигрантов начать забастовку, власти приступили к расследованию данного случая.

Мирсодик Мамадов, рабочий, говорит, что он уже влез в долги и ежедневно к нему приходят кредиторы, которые требуют своих денег с процентами. Дошло до того, что Мамадова с семьей выставили за дверь с арендованного жилья, потому что им нечем платить. Сейчас их временно приютил у себя Хуршед Гафуров, который через свою компанию набрал группу мигрантов на стройку.
Гафуров сказал, что по их подсчетам, компания задолжала 7 миллионов рублей. «Екатеринбургская градостроительная компания» привлекла мою компанию, которая предоставляет услуги трудовых мигрантов из стран СНГ, для проведения отделочных работ в новостройке. Все наши мигранты работают легально», — сказал он.

Генеральный директор «Екатеринбургской градостроительной компании» Александр Широченко отказался встречаться с журналистами. Более того, по его словам, сами мигранты должны ему заплатить за то, что «накосячили». «Мы предложили рабочим решить спор путем компромисса. Но они не согласились. Мы обратились в суд с жалобой о несвоевременно и некачественно проделанной работе», — отметил он.

В прокуратуре сообщили, что будет проведена проверка деятельности компании.

В Екатеринбурге мигранты угрожают забастовкой

 

Метки: , ,

В ярославском спецприемнике объявили голодовку мигранты


Мигранты, содержащиеся в ярославском спецприемнике для ожидающих депортации в Тутаеве, объявили голодовку.

Как сообщает «Городской телеканал», гастарбайтеры требуют ускорить возвращение на родину. Постояльцы спецприемника написали жалобу в прокуратуру и ждут ответа надзорного органа.

«Нас каждый день „завтраками“ кормят. Четырех человек закрыли в изолятор. Первый этаж весь голодает. Люди себя плохо чувствуют, никаких мер не принимается. Мы хотим домой ехать. Написали в прокуратуру. Сегодня в прокуратуре посмотрели, печать поставили. Человек, который занимается отправкой, у них в отпуске. Но должна же быть замена», — возмущается мигрант Эхтирам Гасымов.

В Миграционной службе заявили, что нарушений содержания иностранных граждан в центре нет. «Сотрудниками управления принимаются все меры по оформлению документов для депортации», — заявил врио начальника управления по вопросам миграции УМВД России по Ярославской области Андрей Петров.

Напомним, что в июле в этом спецприемнике уже была подобная акция. Мигранты, ожидающие депортации в Центре временного содержания иностранных граждан УФМС России по Ярославской области, также объявили голодовку. Они жаловались на неприемлемые условия содержания. По их словам, уже несколько недель их плохо кормят, не предоставляют возможности помыться, не выпускают на улицу. При этом руководство центра не идет на контакт со своими «постояльцами». Тогда заявление о голодовке подписали 25 человек.

 

Метки: , , ,

Мигранту из Таджикистана залили в рот уксус и аммиак в ответ на просьбу о зарплате


Общероссийское общественное движение «Таджикские трудовые мигранты» потребовало от российских властей расследовать жестокую расправу над мигрантом из Таджикистана, произошедшую в Ханты-Мансийске в начале апреля.

По данным организации, в ночь на 8 апреля в дом, где проживал 23-летний Усмонзода Табарук ходжи Асрор, ворвались неизвестные люди и влили мужчине в горло смесь жидкости из уксуса и аммиака.

Поводом для таких действий стал вопрос Табарука к генеральному директору о своей зарплате.

Работник не получал ее с прошлого года.

«В ООО «АкСтройКапитал» работают 20 граждан Таджикистана, которым практически не платят.

После нападения Асрор смог выйти на крыльцо дома, где его увидела соседка и вызвала скорую помощь. Мигрант был госпитализирован в Окружную клиническую больницу Ханты-Мансийска.

Состояние Асрора тяжелое, он находится в реанимации. По данным правозащитников, практически нет шансов, что он выживет.

Специалисты движения утверждают, что задолженность ООО «АкСтройКапитал» перед 20 рабочими из Таджикистана составляет порядка двух миллионов рублей. Представители компании в свою очередь заявляют, что задолженность погашена.

Ранее сообщалось, что совокупная задолженность по зарплате в России в марте выросла до 4,471 млрд рублей.

 

Метки: , , , , , ,

Капитализм и национальная безопасность


Две базовые опасности нависли над Россией: структурная коррупция и нерегулируемая иммиграция. Конечно, угрозу ядерной войны и подобные вещи никто не отменяет, но против этого выработаны подходы. А вакханалия коррупции и иммиграционная экспансия с юга суть есть угрозы, которые не встречались за предыдущий значительный отрезок истории в таком масштабе; поэтому и требуют действительной модернизации мер национальной безопасности.

1. Борьба против коррупции

Капитализм не существует без коррупции, так как она является механизмом эксплуатации трудящихся. К примеру, когда капиталист сталкивается с замедлением оборота, ему нужны срочные и дешевые дополнительные ресурсы. И он частенько и получает их путем кражи из бюджета; то есть путем взятия части средств даже с налогов трудящихся. А так как современный капитал почти постоянно не справляется с достаточной скоростью оборота – то он и вынужден постоянно приворовывать из бюджета. Поэтому субъектом коррупции является именно сам капитал (по крайней мере, его малоспособная часть), потому что без нее он не может выжить тем более в современных условиях общего кризиса; а объектом являются общенародные ресурсы, в том числе налоги трудящихся. Еще раз стоит уточнить, что, превращая эти ресурсы в частные путем коррупционных схем, капитал и осуществляет механизм эксплуатации всей нации и всех трудящихся.

Капиталисты и их наймиты во власти выходят якобы на тропу войны с коррупцией только во время выборов, чтобы получить голоса избирателей. Как только избирательная кампания кончается – затихают даже словеса о такой «войне». Ну не может капиталистический класс бороться с коррупцией по определению. Если перекрыть все коррупционные схемы, то часть капиталистического оборота остановится, что по принципу домино вызовет общий кризис в стране. Еще раз, коррупция — это не какая-то частность или случайность, а неотъемлемый механизм эксплуатации трудящихся путем приворовывания их налогов в том числе, без чего современный капитал уже не может существовать. Кстати, коррупция процветает и в так называемом западном бизнесе. Просто она принимает другие формы: осуществляется путем подкупа деятелей третьего мира и прочими трюками неоколониализма, путем более тонких акционерных схем и тому подобное.

Но в России коррупция может приобрести угрожающий размер, который похоронит всю страну и класс капитала вместе с ней. В этом смысле коррупцию удобно сравнить с инфляцией для наглядности. Как известно, если инфляция небольшая, то она является «законным» механизмом эксплуатации. В частности, реальные цены почти всегда опережают повышение номинальной заработанной платы (стоимости рабочей силы) – поэтому капиталистический производитель получает даже долю стоимости рабочей силы помимо прибавочной. Но если инфляция начинает скакать, рабочий отказывается от потребительского кредитования и тому подобное, начинает прижимать деньги, спрос падает и начинается кризис. Точно также с коррупцией. Если понемногу подворовывать из бюджета, то спрос трудящихся может сохраняться на более долгое время. Но если процесс пустить на самотек, государственные программы дадут осечку, спрос упадет и будет кризис. Поэтому российская власть старается ограничить коррупцию. Именно не уничтожить – а ограничить. Если ее совсем уничтожить – не будет подпитки капиталистического оборота и начнется кризис; а если отпустить вожжи – тоже будет кризис из-за провала государственных программ и снижения спроса трудящихся.

Но тогда выходит, что реальная и стабильная национальная безопасность невозможна в таких условиях. Она все время висит на волоске. Если капитал вынужден шарахаться от прижима коррупции до ее облегчения для подпитки своей малоэффективной части, тогда все здание национальной безопасности стоит на зыбучих песках. Чуть какая ошибка в этой балансировке – и конец. А если существует вдобавок мощный внешний противник, то дело ухудшается путем загона болезни внутрь ради ложного единства перед лицом врага, что лишь оттягивает трагическую развязку. Поэтому реальная национальная безопасность при капиталистическом строе в принципе невозможна. Это антагонисты. Капитал не может существовать без коррупции точно также, как не может существовать без инфляции, организованной преступности, безработицы – а это угрозы национальной безопасности. Поэтому или одно – или другое.

Говоря в целом, капитализм это исторически умирающее, а поэтому постоянно больное общество. А раз оно постоянно больное – какая может быть гарантия здоровья, то есть крепкой национальной безопасности?!. Риторический вопрос. Поэтому или одно – или другое. Коррупция исчезает только при социализме. В частности, советская демократия эффективнее даже самой лучшей вариации буржуазной демократии; а реальная демократия всегда убивает коррупцию. А раз так, и национальная безопасность встает на твердую почву. Поэтому социализм и реальная национальная безопасность – друзья-товарищи. Поэтому тот читатель, кто любит свою страну и хочет уберечь ее от прогрессирующей эпидемии коррупции, просто вынужден стать социалистом с вытекающей отсюда деятельностью. Сразу или постепенно – но другого выхода у него нет. Вот это и будет настоящей борьбой с коррупцией со стороны как отдельной личности, так и всего народа.

2. Опасная иммиграция

Никто не спорит, что даже масштабная иммиграция может быть полезной для страны. К примеру, Соединенные Штаты Америки приняли миллионы людей в девятнадцатом и двадцатом веке, что пошло им на пользу. То есть когда доходная занятость гарантирована на годы вперед и коренному населению, и приезжим, такая иммиграция идет во благо. Но совсем другое дело, когда существует безработица (скрытая безработица, о чем ниже) в принимающей стране. Тогда иммигранты могут действительно выступать этакими штрейкбрехерами-провокаторами, хотят они того или нет; понимают они это или нет.

Во-первых, надо сразу развеять миф, что русские не умеют работать. Это неописуемая чушь. У автора сосед по даче с абсолютно русской фамилией Петров, так он работает не покладая рук и все у него как на выставке народного хозяйства в агропромышленном павильоне. Прямо-таки уголок прекрасной Швейцарии на шести сотках. И таких Петровых пруд пруди в дачном товариществе, не говоря уже о всей стране. Но русские не хотят работать задарма фактически! Да, вот так они действительно не хотят работать. То есть, если уж российский капиталист урвал жирный кусок при абсолютно несправедливой приватизации, то должен хотя бы хорошо платить. Тогда возникает хоть какой-то гражданский паритет и социальный договор. Поэтому там, где есть высокие зарплаты типа сырьевиков-монополистов и тому подобное, там и безработицы нет даже при интенсивном режиме работы. А если капиталист урвал кусок, да еще и зарплаты маленькие – вот тут русский начинает этакую классовую борьбу в виде саботажа подобных рабочих мест. Его душа восстает против такого несправедливого положения вещей и незримый социальный договор считается разорванным. Так что такой саботаж только к нежеланию работать никакого отношения не имеет.

Но тут, во-вторых, приезжает иммигрант и начинает работать за маленькую плату все равно. Все – саботаж срывается и русские начинают деклассироваться. Кто начинает пить, кто на пенсию родителей и на пособие по безработице живет, кто подворовывает, кто идет в сторожа-охранники-продавцы даже с рабочей специальностью, и прочее с пятого на десятое в подобном роде – и тогда действительно возникает угроза национальной безопасности. Масса коренного населения не может найти в жизни достойного места, теряет трудовую квалификацию или вообще не может приобрести ее, то есть именно деклассируется, становится фактически ненужной – и потихоньку гниет, превращаясь из активного населения в мещанский планктон. А отсюда нет достаточных налогов от серых схем хоть с иммигрантами, хоть с подрабатывающими русскими; нет широкого спроса из-за отправки денег иммигрантами домой в частности; нет достаточного деторождения, развития культуры и так далее и тому подобное. Итого, такая иммиграция действительно опасна, так как выключает часть коренного населения из социально активной жизни со всеми вытекающими отсюда последствиями для страны.

Особенность нынешней России лишь в том, что такое положение маскируется просто колоссальной фальшивой занятостью. Колоссальной! Огромные массы россиян, работая продавцами, экспедиторами, сторожами, охранниками, распространителями услуг и прочими мелкими-премелкими менагерами с мизерной зарплатой, хотя об этом не принято говорить вслух – фактически лишь пережидают на подножном корму нынешнее крайне бедственное положение с занятостью. Внешне вроде бы многие работают – но по сути это позорище! Реальных, достойных, подлинно рабочих мест с социально приемлемой зарплатой нет и в помине! К примеру, если бы вместо миллионов так называемых гастарбайтеров работали миллионы русских с достойной зарплатой – мы бы жили в совершенно другом обществе с высоким спросом и предложением, налогами, производственным оборотом, социалкой, медициной, образованием, культурой и так далее и тому подобное. То есть миллионы россиян вернулись бы к активной социальной жизни и из мещанского планктона превратились бы опять в рабочий класс.

Поэтому нынешняя массовая иммиграция с юга, как правило – крайне опасна. Это уже угроза национальной безопасности путем отсечения части российского населения от социального роста. (Автор не говорит про ввоз исламского радикализма, наркотиков и прочей «экзотики». Это уже избитая тема.) Да, сейчас иммиграция отчасти спала из-за девальвации рубля, но коренной сути дела это абсолютно не меняет. Если «южане» захотят, то они быстро приспособятся и к такому положению вещей при сохранении вышеописанных базовых предпосылок. Но что является причиной такого положения?.. Опять-таки современный российский капитализм. Именно он хочет и рыбку съесть, и косточкой не подавиться. И высокую прибыль иметь, и маленькую плату за рабочую силу. Но тогда кто отсекает часть коренного населения от социального роста, и тогда кто является источником угрозы для национальной безопасности?.. Сам российский капитал! Вот и выходит, как это не парадоксально для некоторых, что российский капитал и национальная безопасность противоречат друг другу. Они не уживаются друг с другом. Если строить реальную национальную безопасность – тогда придется уничтожить капитал и строить социализм. Именно при социализме опять будет довлеющим рабочий класс, и ни о какой массовой трудовой иммиграции с опасными последствиями и речи не будет.

Да, кстати, некоторые «революционеры» путают пролетарский интернационализм с империалистическим глобализмом путем защиты трудовой иммиграции как инструмента последнего. Это абсурд. С помощью трудовой иммиграции империалистический глобализм, наоборот, преодолевает ограничения эксплуатации. И качественный рабочий класс деклассирует и подчиняет в стране-импортере рабочей силы, скажем так; и спускает пар в стране-экспортере, так как социальное напряжение от высокой безработицы там спадает. А пролетарский интернационализм, защищая уже приехавших от произвола работодателей – должен беспощадно бороться с империалистическим глобализмом путем прекращения трудовой иммиграции. К примеру, если остановить приезд так называемых гастарбайтеров, то отечественный рабочий класс, во-первых, останется качественным и сильным; а во-вторых, тем лучше поможет бедной стране в борьбе с ее капиталом, так как революционная ситуация в случае высокой безработицы там будет налицо и такая помощь будет как никогда кстати. Вот такая помощь, такое влияние и называется пролетарским интернационализмом.

***

Если подытожить насчет заголовка, то капитализм и национальная безопасность фактически вещи несовместимые. В одну телегу впрячь неможно коня и трепетную лань. И чем слабее капитал в стране, то есть подвержен инфляции, коррупции, безработице – тем более несовместимые. Что касается России (да и не только нее, но коль речь о ней), то только социалистические мероприятия будут действительной модернизацией мер национальной безопасности согласно современному историческому моменту.

 

Метки: , , , ,

Миграция России с 1950 по 2011 годы


Интересная картинка вырисовывается на графике миграционных процессов с 1950-х по нынешние годы:

Источник Демоскоп.

До середины 70-х миграция была отрицательной в РСФСР, после чего баланс стал положительным, а после развала СССР начался массовый возврат русских в Россию, временами похожий на бегство. В результате число русских в СНГ значительно уменьшилось и т.н. русский мир стремительно захлопнулся:

А с середины нулевых в миграции случился очередной перелом, когда поток русскоязычных иссяк и набрала силу миграция нерусскоязычного населения, замещающего неэффективное, коренное население России уже в самой России.

 

Метки: , , , ,

История с «Велесстроем», или звериная морда российского капитализма


История с гибелью сербских рабочих на стройке фирмы «Велесстрой» на Ямале в начале года продемонстрировала все гримасы отвратительной физиономии российского капитализма: офшорный капитал, кабальный найм, бесчеловечные условия труда, дикая эксплуатация рабочих-мигрантов, обман и полное бесправие работников, аварии на производстве… Публикуем перевод статьи, опубликованной в СМИ Сербии.

Российский строительный гигант «Велесстрой», на одной из строек которого в начале февраля сгорели 6 сербских граждан, продолжает преспокойно нанимать рабочих на работу в Россию, причем за меньшие зарплаты, чем раньше, через одноименную дочернюю фирму в Белграде. Специалистам различного профиля, которым платили около 6,55 долларов час, «Велесстрой» предлагает 4,57 долларов, рассказывают бывшие и нынешние сотрудники агентству «Бета» и Воеводскому исследовательско-аналитическому центру. В то же время, власти Российской Федерации еще 15 марта нарушили срок, в течение которого они должны были прислать в министерство труда Сербии представить доклад о пожаре, который произошел на полуострове Ямал.

В сербском министерстве труда говорит, что после аварии, в магистратский суд Белграда была подана просьба о возбуждении дела против «Велесстроя» и его субподрядчика «Бео металстрой», но суд заявляет, что никаких записей об этом нет.

В самом «Велесстрое» утверждают, что никаких обвинений против них нет, и никакого «мнимого иска, упоминаемого в СМИ, никогда не было подано». В фирме заявляют, что снижение почасовой ставки произошло в основном из-за изменения курса доллара по отношению к рублю, а также евро к доллару, и «ради сохранения конкурентоспособности и рабочих мест».

По свидетельству работников, компания «Велесстрой» вместе со связанными с ней компаниями, эксплуатируют работников в трудных условиях, снижают им заработную плату, шантажом заставляя их менять контракты, а в случае болезни или травмы на работе часто не обеспечивают адекватную медицинскую помощь.

Эта компания ввозит большую часть рабочей силы из стран Восточной Европы и Центральной Азии для строительства резервуаров, платформ и трубопроводов для транспортировки нефти и газа через территорию России, и работникам, как правило, предлагают более высокую заработную плату, чем та, которую они могут получить в своих странах.

Милош Кастратович из Белграда – один из тысяч людей, которые работали в Сибири на «Велесстрой». По его словам, наниматели «вовсю используют тот факт, что у нас нищета».

«Они знают, что люди здесь работают за 15, 20 или 25 тысяч (динаров). В любой момент они не стесняются сказать тебе: езжайте в Сербию и работайте там за 20 тысяч», – говорит Кастратович, который работал на участке NPS1 (сокращенно от «Нефтепропускная станция 1») на полуострове Ямал в конце прошлого года и в начале 2015. Как и все рабочие из Сербии, он перед отъездом в Россию получил на подписание контракт в штаб-квартире «Велесстроя» в Белграде. Контракт предусматривал, что работник может быть уволен, среди прочего, за «пассивный ход работы», но не уточнялось, как будет устанавливаться «пассивность» работника.

Еще одно положение гласит, что, если работник причинил какой-либо ущерб, размеры его оценивают директор или уполномоченное им лицо, и в результате делаются вычеты из заработной платы. В одном из положений, включенных в приложение, открыто говорится, что организация забастовки или участие в ней автоматически влечет за собой увольнение.

В Комитете юристов по правам человека (YUCOM) считают, что это больше напоминает «соглашение о торговле людьми», чем трудовой договор. Контракт противоречит некоторым положениям конституции и законам Сербии.

«Это контракт, который свидетельствует больше о злоупотреблении и лишении прав, чем о трудовом договоре», заявил директор YUCOM Милан Антониевич «Бете» и Воеводскому центру.

Договором предусматривалось, что базовая ставка Кастратовича будет составлять 55 тысяч динаров брутто, а приложение фиксировало почасовую ставку в 5 долларов нетто в пересчете на стоимость динара. Ему гарантировали, что плата будет увеличена на 26% за ночную и сверхурочную работу, но , как говорят он и другие рабочие, этих денег никто никогда «не видел».
Один рабочий, пожелавший остаться неизвестным, который неоднократно в прошлом году работал на «Велесстрой», заявил, что в последний раз ничего не получил из прописанной в договоре доплаты, хотя работал исключительно в ночную смену. В результате его заработная платы фактически уменьшилась более чем на четверть.

Группа, в которую входил Кастратович, была на самолете доставлена из Москвы в город Новый Уренгой, где их вывезли на стройку. Когда они прибыли туда, в октябре 2014 года, их ожидали контейнеры размером примерно в 10 квадратных метров, где нужно было спать группами от четырех до шести человек, и объявление о сокращении заработной платы на 10%.

Позже выяснилось, что это не единственное и не самое крупное снижение. Милош был в России с октября 2014 г. по февраль 2015 г., и за это время первые три зарплаты сократились на 10%, а в январе было произведено сокращение на 20%.

Хотя ему не оплачивалась сверхурочная работа, как это предусматривалось в договоре, его еще в Белграде предупредили, что он будет работать столько, «сколько потребуется», что на практике означало по 10, 12 и 15 часов часто при очень низких температурах. Еды «не было», но работникам полагалось трехразовое питание. Обязанность нанимателя обучать их осуществлялась «в какой-то степени».

«В какой-то момент я заметил, что люди начали приходить и брать старую, порванную рабочую одежду. Это совершенно ненормально, что кто-то идет на работу при температуре минус 40 – 50 градусов, без рабочей одежды и шапок. Нельзя просто заморозить всех живьем», говорит он.

В таких условиях часты травмы и проблемы со здоровьем, и работники согласны, что охрана здоровья была недостаточной. По их словам, люди, которые получают травмы на работе, принуждаются подписать признание, что они упали с кровати или поскользнулись в ванной комнате.

«Когда начальник на стройке видит, что ты белеешь и с тебя сходит кожа, он посылает тебя к врачу, тот мажет тебя кремом и говорит: иди, работай дальше. Бывало так, что у людей происходил инфаркт, у них возникали проблемы с сердцем, проблемы с дыханием…», – перечисляет Милош Кастратович.

«Я работал с человеком, который пришел весь красный… Мне казалось, что он сейчас взорвется, как яблоко, когда его сдавливаешь. У него было кровяное давление 180 на 110, но врач сказал ему: иди, работай, ничего тебе не сделается», добавляет он.

Один рабочий, который не пожелал назвать себя, рассказал, что был снят с медицинского страхования после того, как его трудовой договор с субподрядчиком «Велесстроя» истек, пока он был на больничном из-за неправильного диагноза проблем с желчным пузырем.
«Несмотря на мои многочисленные обращения к директору стройки, меня задержали на стройке до 5 января. Только вечером 5 января я приземлился в Белграде, где друзья отвезли меня в больницу для обследования у хирурга, ультразвукового и лабораторного обследования, и они показали, что у меня воспаление поджелудочной железы», сказал он.

Согласно документам, медицинская комиссия продлила ему больничный до 11 марта 2015, но наниматель вскоре принял решение о прекращении его занятости с 8 февраля, хотя больничный еще был в силе.

По свидетельствам работников, хуже всего было в Сибири людям из Средней Азии, из бывших республик Советского Союза, которые в основном работали на минимальной почасовой ставке, занимаясь неквалифицированным трудом.

«За мной пришел мальчик, и я хотел повернуть назад, когда это увидел – у него почернели два пальца. Он промерз насквозь – таджикистанец. Он сказал, что начальник отправил его работать, и он не мог отказаться, так как только пришел на строительную площадку», рассказывает Милош Кастратович.

В «Велесстрое» «Бете» и Воеводскому центру заявили, что фирмы не могут увольнять никому с больничным, все работники остаются на больничном до полного выздоровления, а утверждения о несчастных случаях на производстве отвергают как «ложь», говоря, что травмы получены вне стройки.

Прежде, чем вернуться в Сербию, причем с испорченным здоровьем, Кастратович неоднократно подвергался нажиму с тем, чтобы переписать условия контракта. В начале ноября, когда рубль рекордный ослаб по отношению к доллару, ему предложили контракт, который предусматривал выплату ему зарплаты на основе расчетов в российской, а не американской валюте.

Базовая ставка должна была составить 21000 рублей, или около 42000 динаров брутто, а почасовая ставка 180 рублей. Договор подлежал применению задним числом, чтобы уменьшить размеры суммы, уже заработанной за предыдущий месяц. Ему дали также подписать согласие на прекращении занятости с открытой датой.

Этими предложениями предусматривалась смена нанимателя – с «Велесстроя Белград» на «Бео металстрой». Он и другие работники утверждают, что им сказали: это та же самая компания, просто изменившая свое название, хотя из данных Агентства по реестрам предприятий видно, что это разные компании.

В YUCOM поясняют, что в этом случае следовало сначала расторгнуть действовавший контракт, а затем уже заключать новый. №Если происходит смена работодателя, должен быть расторгнут старый контракт, должно быть заключено соглашение между двумя работодателями о принятии рабочих, и трудовой договор не должен предлагать работникам условия ниже предыдущих. Все это прописано в сербском Закон о труде», подчеркивает Комитет юристов по правам человека.

Эти изменения в договоре были предложены всем на строительной площадке и, как говорят рабочие, всем протестовавшим пригрозили, что они будут уволены и возвращены в Сербию без оплаты, и что они сами должны будут компенсировать проезд и другие расходы, которые, по словам хозяина, составят в общей сложности 2500 долларов.

«Я считаю, что многие люди уступили угрозам, чтобы заставить их подписать эти бумаги, даже если они этого не хотели», говорит Кастратович. Он указывает, что многие неохотно соглашались на изменения в соглашении в момент, когда курс рубля неуклонно снижался, но менеджеры оказывали «огромное» давление.

Он говорит, что работники взбунтовались и попытались бастовать, но им было заявлено, что, в соответствии с договором, они не имеют на это право. В приложении к договору говорится, что работник «обязан прекратить работу за границей», если он организует забастовку или принимает участие в ней.

В подобной ситуации оказался и сварщик Любиша Триванович, который в другой, восточной части России работал на компанию «Сив Инвест», субподрядчика «Велесстроя», до ноября 2014 г. Вместе с 70 коллегами он начал забастовку из-за трехмесячной задержки зарплаты, после чего их всех отправили обратно в Сербию.

«В аэропорту в Москве нам вручили какую-то мелочь, с учетом вычетов за самолет, обратный билет Магадан-Белград, и что-то за стройку, потому что мы не работали 10 дней», сказал Триванович. Он утверждает, что за три с половиной месяцев работы получил в общей сложности около 1500 долларов, и добавляет, что из-за этого, вместе с коллегами, подал в суд на «Сив Инвест».

По мнению Комитета юристов по правам человека, запрет забастовки может быть случаем нарушения прав работников, гарантированных законом и конституцией. Директор YUCOM Милан Антониевич отметил, что статья 152 Уголовного кодекса Сербии предписывает штраф или до двух лет тюрьмы за помехи в организации профсоюзов.

«В договоре, а еще больше в приложении видно явное намерение нарушения чьих-либо прав, совершить противоправные вещи. Если это положение (приложение) осуществляется и совершаются определенные преступления, можно привлечь к ответственности тех, кто заключил такое соглашение», говорит он.

Компания «Велесстрой» настаивают, что контракт не запрещает забастовки, а приложение не запрещает организацию профсоюзов, но не разрешено «самостоятельно производить остановку работы».

Группа Милоша Кастратовича на Ямале не была возвращена домой, потому что она отказалась от забастовки, но он считает противозаконным запрещение бастовать. Кастратович и некоторые другие работники считают, что Сербия несет свою долю ответственности за то, как с ними обращался наниматель.

Отвечая на вопрос «Беты» и Воеводского центра относительно информации, имеющейся по «Велесстрою», министерство труда сообщило, что компания неоднократно обращалась к нему за отправкой работников в Россию, но всегда представляла неполную сопроводительную документацию. Из-за этого министерство «констатировало, что не исполнены предусмотренные законом условия для отправки работников за рубеж», но на этом все и закончилось.

В белградском «Велесстрое» утверждают, что все сотрудники получают заработную плату, которая предусмотрена договором и приложением, и что ни от кого из работников не требовали менять работодателя. В компании заявляют также, что все управление принадлежит материнской российской фирме, но личность реального владельца скрыта в оффшорной зоне.

Владельцем 99% акций московского «Велесстроя» выступает фирма «Вэйвформ» с Кипра, в соответствии с данными российского реестра юридических лиц. «Вэйвформ», в свою очередь, в большинстве принадлежит двум компаниям, зарегистрированным на Британских Виргинских островах — «Олдер груп холдинг» и «Кэтфорд менеджмент сервис».

Данные, полученные с помощью исследовательской платформы «Investigative Dashboard», показывает, что эти две компании имеют свои штаб-квартиры по одному и тому же адресу, но не раскрывают информацию о своих владельцах и учредителях, так как компании Британских Виргинских островов не обязаны представлять эту информацию даже государственным органам.

Тем не менее, обе компании являются владельцами «Вэйвформ» только с 29 мая 2013 г. До тех пор владельцем была компания «Кентавр трастис», принадлежащая Деметриосу Папапродрому, которая основала «Вэйвформ» 30 декабря 2009 г. и передала собственность «Олдер» и «Кэтфорд».

«Вэйвформом» продолжают управлять компания «Кентавр секретариал», принадлежащая Папапродрому, и «Теллмарк холдингс», директором которой является Барбара Анифту, она же директор «Кентавр трастис», «Кентавр секретариал» и еще одной компании Папапродрому. Компания «Кентавр трастис» имеет право регистрировать фирмы, среди прочего, и на Британских Виргинских островах.

Несмотря на все это, маловероятно, что Деметриос Папапродрому является или когда-либо являлся истинным владельцем «Велесстроя», потому что его «Кентавр трастис» на самом деле – это фирма, которая специализируется на создании сети оффшорных компаний для других предпринимателей.

«Мы специализируемся на предоставлении корпоративных услуг … а также формировании и управлении международными компаниями на Кипре и в других крупных юрисдикциях по всему миру», говорится на официальном веб-сайте его компании.

На фоне фотографии роскошного средиземноморской виллы под названием «Дом Кентавра», которая служит в качестве штаб-квартиры компании, добавлено: «Мы сочетаем глубокие знания международного бизнеса с последним словом техники, так что можем предоставить самый высокий уровень обслуживания, конфиденциальность и функциональность».

Пока владелец остается скрытым, компания продолжает работать по-прежнему. Хотя 70 работников из Сербии после гибели их шести коллег зажгли свечи перед белградским «Велесстроем» и забрали трудовые книжки, другие работники говорят, что это «просто капля в море».
«Завтра они найдут новых людей, которые туда поедут.

Потому что, если тебе предлагают около 350 динаров, а где-нибудь в Сербии ты сможешь иметь от 100 до 120, ты поедешь, и они, естественно, этим вовсю пользуются», говорит Милош Кастратович.

Отвечая на вопрос, будет ли он снова работать на «Велесстрой», он ответил, что нет, и что если бы он знал, через что придется пройти и сколько он получит, то не поехал бы и в первый раз.

http://www.rtv.rs/sr_lat/drustvo/radnici-iz-srbije-i-dalje-odlaze-u-rusiju-preko-velestroja_598079.html

 

Метки: , , , , ,

Прекариальный труд: современное рабство


Лариса Адамова

Наше будущее – это далеко не только наслаждение результатами технического прогресса. Некоторые тенденции общественного развития напоминают те социальные образы, которые раньше нередко использовали в футуристике.

Совершенно неожиданно в нашей жизни материализовались образы людей из социальных низов – героев классических антиутопий. Дж. Оруэлл называл таких людей «пролами» – неинтересными государству, вынужденными жить за пределами зоны обитания «нормальных» граждан. Иван Ефремов окрестил их «короткоживущими»: их рожали, выращивали, а потом использовали как дешевую рабочую силу, пока состояние их здоровья это позволяло, после чего отправляли умирать как выполнивших свою функцию.

Реалии сегодняшнего дня — появление новой социальной группы, название которой прекариат (по аналогии с «пролетариатом»).

Пролетариями классический марксизм называет людей, не имеющих собственности на средства производства и продающих свою рабочую силу. В домарксистскую эпоху это слово использовалось для обозначения неимущих, пригодных для всякой эксплуатации.

Прекариат – это люди, у которых нет нормальной работы. Это работники, вынужденные трудиться в условиях так называемой неустойчивой, непостоянной занятости.

Вообще, у английского слова precarious есть несколько значений, но чаще всего оно переводится на русский язык как «ненадежный», «случайный», «опасный».

Какой же труд можно назвать прекариальным? Прежде всего, это временный труд, труд без каких-либо перспектив и гарантий – работа на основании устной договорённости, по срочным трудовым договорам, договорам гражданско-правового характера. Исследования показывают, что в большинстве случаев реальный договор работника с работодателем заключается «на словах», а официальный документ – это лишь ширма для проверяющих. Многие не только не знают, что написано в их договоре, но даже не вспоминают о его существовании, потому что никто не собирается соблюдать условия этого договора. Такое осознание работником собственной зависимости от работодателя имеет колоссальный управленческий эффект и дает капиталисту широкие возможности для эксплуатации своих подчинённых.

Работники, с которыми заключен срочный договор, – чрезвычайно послушные существа, осознающие, что по окончании его срока работодатель может и не заключить с ними новое соглашение. Причем чем человек беднее, чем больше он нуждается в получении хоть какого-нибудь заработка, тем он послушнее. Такой подчинённый без лишних вопросов будет делать то, что ему прикажут: красить забор по грязи и ржавчине, ставить бракованные детали в машины, «исправлять» срок годности на просроченных продуктах, торговать поддельными лекарствами.

Не стоит думать, что прекариальный труд – это прерогатива исключительно низкоквалифицированных рабочих. С преподавателями вузов, к примеру, трудовой договор заключается на несколько лет. Раньше это компенсировалось достойной оплатой труда и всеобщим уважением. В настоящее время рост заработной платы (если он и происходит) сопровождается существенным увеличением нагрузки. Кроме того, преподаватель обязан не только сеять «разумное, доброе, вечное», но и искать гранты, публиковать научные труды и смириться с тем, что потраченное на студентов с «хвостами» время ему никто не оплатит. Посмеешь бунтовать – очередное переназначение может и не состояться. От «чистого» прекариата педагоги отличаются только тем, что большинство из них все еще не утратили своей профессиональной принадлежности.

Рабочее время в прекариальных условиях — это отдельная тема. Фальшивые добродетели рыночной экономики – переработки и трудоголизм – на деле несут в себе колоссальный дефект. Это значит, что труд людей не ценится, его никто не экономит и, что самое главное, его достойно не оплачивают.

Но главное последствие перезанятости – это выключение людей из всех других сфер жизни. У родителей нет времени на детей, потому что они все время на работе, в дороге на работу или обратно. Литература, театры, музеи – на всё это не остаётся ни сил не времени. «Благо», на помощь спешит буржуазная культура, предлагающая легкоусвояемый, не обременяющий мозги продукт.

В общем, прекариальный труд — это непостоянная работа, негарантированная и невысокая оплата, нерегламентированное рабочее время, никакого обучения, социального пакета или охраны труда. И еще один важный момент – никакой возможности защитить свои права и интересы.

Прекариат в наиболее чистом виде это те самые «социальные низы». И они широко представлены сегодня есть в нашей жизни – это мигранты. Их миллионы, они живут обособленно, урезаны в гражданских и трудовых правах. Их эксплуатируют по максимуму, не заботясь о том, что с этими людьми будет потом. Да, они соглашаются на это добровольно. Но используя этих людей подобным образом, общество не просто решает вопрос с дешевой рабочей силой, а укрепляет социальную конструкцию, где наличествуют люди второго и третьего «сорта».

А ведь еще есть и неформально занятые работники. По разным оценкам, их численность колеблется от 15 до 40% всех работающих. Большинство из них живут одним днем, не думая о пенсиях и собственном будущем, и работают только для того, чтобы получить зарплату и потратить ее на удовлетворение насущных потребностей.

Исследования показывают, что распространение прекариального труда являются следствием сознательного социального конструирования. Этому способствует прежде всего ограничение возможностей независимых профсоюзов. На деле они не защищены от давления администрации, и лишены такого инструмента воздействия на работодателя как забастовка.

Фактически в стране легализован заемный труд, позволяющий капиталисту выводить за штат целые подразделения, лишая подчинённых гарантий и снимая с себя всякую ответственность. Можно вспомнить также инициативы предпринимателей по отмене 40-часовой рабочей недели, наделению работодателей правом изменять трудовой договор в одностороннем порядке, расширению оснований для заключения срочных трудовых договоров… Капиталистическая логика заставляет их видеть в своих подчинённых полурабов, готовых терпеть все что угодно ради призрачной перспективы «сохранить» свое рабочее место.

Где же находится выход из данной ситуации? Реформы «сверху», не имеющие мощной поддержки со стороны общественности, обычно не приводят к существенным положительным сдвигам. Нужно, чтобы трудящиеся сами взялись за защиту своих прав коллективно и организованно. В этом им могут помочь прогрессивные политические силы.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Дворники снова в борьбе


В то время, как отдельно взятые наши сограждане продолжают педалировать тему «чистоты» рабочих мест от «гастарбайтеров», в Питере дворники-мигранты вновь подают пример классовой борьбы за свои права.

Сегодня в городе на Неве двор­ни­ки-­ми­гран­ты из Сред­ней Азии провели очередной пикет. На этот раз у зда­ния «Жил­ком­сер­вис-3» по адресу: Куп­чин­ская улица, дом 30, корпус 2.

Тре­бо­ва­ние, выдвинутое пикетчиками, незатейливое: вы­пла­та работодателем задолженности по зар­пла­те за два ме­ся­ца. Напомним, еще в прошлом году «не коренные» дворники создали профсоюз в структуре объединения «Новые профсоюзы». В октябре «Новопроф» провел забастовку дворников в Невском районе Петербурга все по тому же поводу — задержка заработной платы работодателей. В результате «Жилкомсервис-2» вынужден был выполнить требование дворников-мигрантов, правда, пока еще не в полном объеме. Теперь вот аналогичная ситуация разыгрывается во Фрунзенском районе, и вновь работники коммунальной системы повели себя самым достойным образом, предпочтя борьбу «тихому помалкиванию в тряпочку». Самую деятельную поддержку дворникам оказывают активисты «Новопрофа», в том числе сопредседатель регионального комитета РОТ Фронт, заместитель руководителя профсоюзного объединения Пётр Принев.

Источник статьи

 

Метки: , , ,