RSS

Архив метки: мнение

Кто придет на смену кооператива «Озеро»?

Кто придет на смену кооператива «Озеро»?

И бесполезно рубить отдельную голову «Путин» или голову «Навальный» – выжигать нужно всю эту гниль подчистую.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: ,

О социализме и демократии

О социализме и демократии

Сегодняшняя интернет переписка с одним не глупым на первый взгляд человеком заставила меня сегодня написать эту небольшую заметку по поводу социализма.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , , , , ,

Почему погибла Левая оппозиция?


(Тезисы выступления на собрании Марксистской Тенденции)

Сегодня мне хотелось бы обратиться к борьбе Левой оппозиции за коммунизм в середине двадцатых годов прошлого века. Это не случайная тема. Ведь наша сегодняшняя борьба, задачи, стоящие перед нами, непосредственно связаны с тем, что происходило в штормовые двадцатые.

Главная сложность, с которой мы сталкиваемся в своей повседневной агитации — то, что рабочий класс не верит в нашу готовность идти до конца, до установления бесклассового общества. Это не удивительно. Не раз и не два он был обманут и предан людьми, которые на словах выступали против социального неравенства, против привилегий, на деле же, начиная с какого-то момента, заботились лишь о своем комфорте, о своей личной выгоде. Сталинская номенклатура в тридцатые жрала в три горла, пока рабочие голодали. «Перестроечные» бонзы, начав с борьбы с привилегиями, построили капитализм, приватизировав в свою пользу все богатства Советского союза.

Очень важно, чтобы рабочие узнали — были и другие коммунисты. Те, кого не смогли купить санаториями, пайками, пятикомнатными квартирами с прислугой и дачами. Те, кто шел в ссылки, лагеря, под пули сталинских палачей за коммунистические идеалы. В тяжелейших условиях травли, преследований, подполья, ссылки, тюрьмы и эмиграции Левая оппозиция вела свою борьбу со сталинизмом за восстановление внутрипартийной демократии, за курс на индустриализацию.

Почему же они, и революция вместе с ними, потерпели поражение? Виноват ли в этом злой гений и коварство Сталина? Или, как говорили меньшевики, их борьба за построение социализма в отсталой России была безнадежной с самого начала? Не ответив на этот вопрос, мы не можем двигаться в будущее.

Коммунистическая партия, товарищи, это не более чем авангард рабочего класса. Того самого класса, который совершил Октябрьскую революцию, вынес на своих плечах тяжесть Гражданской войны, борьбы с интервентами, восстановления разрушенной промышленности.

Передовые рабочие гибли на фронтах. Их убивали вчерашние розовые социалисты-гимназисты из Добровольческой армии. «Прогрессивная» либеральная интеллигенция в обозах Юденича и Деникина мечтала о том, чтобы вырезать всех питерских рабочих. Организованные социалистами из КОМУЧа каппелевские полки истребляли рабочих Урала и Поволжья. Питерские и московские рабочие умирали от голода и болезней, лишенные медикаментов из-за внешней экономической блокады, организованной либералами, гуманистами и лауреатами Нобелевской премии мира. В составах продотрядов они гибли от кулацких пуль. Наконец, часть из них составила костяк Красной армии и новой государственной машины.

За насколько лет пролетарская в 1917 году по своему составу партия большевиков к середине 20-х стала в значительной степени партией крестьянско-мещанской. Несмотря на все препоны и периодические чистки мелкобуржуазные, мещанские элементы просачивались в партию. Десятки тысяч бывших крестьян, призванных в Красную армию, вступили в партию в ходе Гражданской войны. Вернувшись в деревню, вновь погрузившись в идиотизм сельской жизни, они искали в партии выражение своих частнособственнических интересов.

Все это привело к возникновению в партии мощного правого крыла, состоявшего из людей, полагавших, что разбуженный НЭПом рынок сам создаст экономическую базу для индустриализации. Социализм сам упадет в руки, без борьбы и жертв. Лидерами этой группы были Бухарин и Рыков. Именно с нами боролась, прежде всего, Левая оппозиция.

Форсированная индустриализация, за счет экспроприации крестьянства — гениальный замысел Преображенского, развитый Троцким и Пятаковым, должен быть превратить Советский Союз в индустриальную страну, и тем самым воссоздать почти с нуля новый боевой рабочий класс. Эта идея воодушевила и повела за собой молодых рабочих-коммунистов и комсомольцев, студентов рабфаков, передовую часть армии. Однако большая часть партии испугалась продолжения революции. Последняя открытая дискуссия в партии была проиграна левыми. Отчасти это связано с тем, что, находясь в плену личных амбиций, некоторые из наиболее близких соратников Ленина (я имею ввиду Каменева и Зиновьева) слишком поздно поняли, что другого пути вперед у партии нет и слишком поздно приняли программу оппозиции.

Бюрократический аппарат партии и лично Сталин использовали победу правых, чтобы исключить из партии, выслать и затем арестовать тысячи активных членов Левой Оппозиции. Парадоксальным образом через несколько лет, осознав опасность новой военной интервенции со стороны Британии, Сталин сам оказался вынужден пойти в экономике путем, предложенным троцкистами. Одна проблема: индустриализация проводились бюрократическим путем, без контроля масс.

Парализовав энтузиазм рабочего класса, сталинисты начали повсеместно внедрять сдельщину, бороться с уравниловкой. Результатом стал рост брака, порча оборудования, целый ряд аварий и катастроф в промышленности, горном деле, транспорте. Вместо признания своих ошибок, Сталин и его окружение начало «охоту на ведьм», травлю технических специалистов. В конечном счете, именно социальное неравенство, ухудшение экономического положения рабочих, превращение многих технических специалистов и партийных бюрократов в напыщенных и сытых аппаратчиков, своего рода «совбуров» с личной прислугой и барскими замашками, стало массовой социальной базой трагедии 1937 года, вызвав неконтролируемый поток доносов. Это правда, что Сталин лично мастерски использовал эту волну, для того чтобы уничтожить всякую возможность какой-либо оппозиции в партии.

На базе индустриализации и коллективизации рабочий класс Советской России воскрес как Феникс из пепла, создав объективные предпосылки в социальной сфере для рывка к коммунизму, но субъективный фактор — Левая оппозиция, ленинская гвардия — уже были уничтожены. Из живого учения официальный марксизм превратился в оторванный от жизни набор заклинаний. Вместо продолжения революции во многих сферах социальной жизни начался откат назад: возрождение чинов и званий, позорной системы денщиков-ординарцев и офицерских пайков в армии, платное высшее образование, семейный термидор, запрет абортов.

Но несмотря на все трудности и лишения молодые рабочие города и деревни, инженеры, студенты были готовы на огромные жертвы, защищая последние завоевания Октября. Даже Троцкий недооценил их энтузиазм и готовность к самопожертвованию. В сочетании с преимуществами плановой экономики это позволило СССР победить выстоять и победить в Великой Отечественной Войне. Советские войска дошли до Берлина и Вены. Но вместо мировой революции был ликвидирован Коминтерн и состоялся раздел мира на зоны влияния.

СССР мог рухнуть много раньше из-за внутренних противоречий, в конце жизни Сталина Берия прямо говорил о демонтаже системы плановой экономики. Но парадоксальным образом, последним отблеском идей Левой оппозиции стал курс одного из ее душителей — Хрущева. Освобождение немногих доживших до этого момента членов Левой оппозиции не сопровождалась политической реабилитацией ее идей. Но, так или иначе, Хрущев сделал попытку опереться на рабочий класс, вести политику в его интересах, взять курс на снижение социального неравенства, объявить о курсе на демонтаж денежной системы. Бюрократическая номенклатура не простила ему закрытие распределителей и политику восстановления социальной справедливости, революция сверху не удалась.

Это не было случайностью. В отличие от социальной контрреволюции, политическая революция против власти бюрократии не может идти сверху, из нее самой. Именно недоступные широким массам идеи Троцкого были необходимы для мобилизации рабочего класса в Перестройку. Но мы не смогли ничего противопоставить ложной дихотомии между реставрацией капитализма и сохранением бюрократической номенклатурной системы, навязанной нам либералами и сталинистами. Тем важнее разрушить эту дихотомию сейчас, разъясняя рабочему классу, что его выбор — это не выбор хозяина, будь то либерал-капиталист или бюрократ-сталинист. Рабочий класс сам может определять свою судьбу посредством рабочей демократии, в процессе коммунистической революции.

В заключение я хочу остановиться перспективе Мировой революции. Сталинизм был бы невозможен без гигантского давления мировой капиталистической системы на Советский Союз. Без постоянной военной угрозы, оправдывающей рост государственного аппарата, и особенно аппарата спецслужб в СССР. То, о чем я говорил сейчас — узкая тропинка над обрывом, по которой не смогла пройти большевистская партия. Но был и другой, много более простой путь. Берлинское восстание января 1919, Красная Бавария, Гамбург 1923, Красные недели в Италии. Эти возможности были потеряны не из-за прямого противостояния армии капитала. Разномастные социалисты и социал-демократы погубили эти революции, прямой перейдя в лагерь реакции. По приказу социал-демократов Эберта и Носке были убиты Роза Люксембург, Карл Либкнехт, Ян Тышка, многие их товарищи. Поэтому я хочу сказать, что сегодня для нас не меньшим, если не большим врагом, чем сталинизм, является реформизм и особенно его наиболее мерзкая форма — левый интеллигентский реформизм.

Почему погибла Левая оппозиция?

 

Метки: , , , , , , ,

Как я стал сторонником коммунизма


Когда в СССР разразилась «перестройка», я был уже вполне взрослым человеком, отслужившим в советской армии, поработавшим на заводе, обзаведшимся семьей, и, наконец, получившим высшее образование в престижном университете страны.

В университете я прослушал лекции, посетил семинары и коллоквиумы и сдал экзамены, кроме прочих предметов, — по научному коммунизму, политэкономии, истории КПСС, научному атеизму и даже по логике.

Но когда грянула «перестройка», когда враги Советской власти перешли в наступление и, под предлогом реформирования «тоталитарного социализма» в «социализм с человеческим лицом» на базе «общечеловеческих ценностей» и «нового мышления», приступили к демонтажу социалистической системы, — тогда произошла моя личная трагедия: у меня, вполне взрослого и, в общем, не глупого, человека с высшим обществоведческим образованием, ни в душе, ни в уме ничего не воспротивилось событиям «перестройки» и не возникло желания встать на защиту того социально-экономического строя, в котором я родился, счастливо вырос и стал человеком, и за который в годы Великой Отечественной войны погибли оба моих деда. Я оказался совершенно не способен, несмотря на своё образование и жизненный опыт, разглядеть суть всех «перестроек», «ускорений» и «гласностей».

Что меня ослепило? Что сделало меня совершенно невосприимчивым к страданиям миллионов советских людей, брошенных в адскую топку буржуазной контрреволюции?

Напротив, вместо того, чтобы «хату покинуть и пойти воевать», я стал, по сути, подельником всех тех предателей-власовцев, которые безжалостно рушили и кромсали по живому мою социалистическую Родину. Я бросил учительство и с головой бросился в омут предпринимательства. Я оказался среди миллионов тех, кто, позабыв свои советские корни, свое советское воспитание, возжелали разбогатеть.

Что со мной произошло?

Наверное, я плохо учился. Я действительно пропускал много лекций именно по тем предметам, которые перечислил выше, и которые, наверное, помогли бы мне правильно сориентироваться в перестроечных событиях, отнесись я к их изучению более прилежно. Но лекциям по научному коммунизму и истории КПСС я предпочитал самостоятельные занятия в научной библиотеке по древнегреческой философии, экзистенциализму и психоанализу.

Я вспоминаю: а был ли среди нас, тогдашних студентов-историков начала 80-х, хоть один, кто бы искренне, из чисто научного интереса, пытался проникнуть в суть марксизма-ленинизма, штудировал работы классиков не для сдачи экзаменов, а пытаясь понять законы развития общества? Не могу вспомнить. Были записные отличницы, прилежно строчившие конспекты скучных лекций; были чинные комсомольские активисты, зазубривавшие историю КПСС для продвижения по партийной линии; были просто, сколь дисциплинированные, столь и туповатые, студенты, опасавшиеся лишения стипендий за пропуски занятий, и были еще немногочисленные, так называемые, «диссидентствующие элементы», которые открыто насмехались над «всем этим коммунистическим бредом», сыпали антисоветскими анекдотами и на лекциях либо спали, либо занимались другими делами. Пропускать лекции разрешалось только по уважительным причинам. У меня было алиби — ребенок, которым я частенько прикрывался, а замдекана мне говорил: «Лучанов, вам не кажется, что вы прикрываетесь своими семейными проблемами?».

Но что меня отвращало от этих занятий? И на лекциях, и на семинарах всегда царило какое-то строгое единомыслие, ни от кого из студентов, даже от «диссидентствующих» не звучало неожиданных вопросов, не возникало дискуссий в процессе занятий. И преподаватели на этих занятиях даже не провоцировали студентов на подобную активность, читали лекции и проводили семинары бездарно, скучно и серо, как будто «отбывали номер». В их глазах не было огня, в их речах не было дерзания, поиска истины. Всё уже найдено и определено. Вероятно, это были такие священные предметы, которые по определению не допускали никаких толкований и дискуссий. Зато я видел с избытком этот «огонь» в глазах и речах преподавателей, рассказывающих нам о трагических страницах истории нашей страны — тут тебе и «перегибы коллективизации», и «сталинские репрессии», и ошибки советского командования накануне Великой отечественной войны и, конечно, про штрафные батальоны и заградотряды. Рассказывали почти шепотом, заговорщически, но так увлеченно, так самозабвенно, наслаждаясь и даже упиваясь своими откровениями, почти причмокивая. Таких преподавателей у нас уважали и даже любили, почитая их за героев, несущих нам, темным неофитам, тяжкое бремя правды о недавней истории своей страны.

Были другие любимые нами преподаватели, которые легко и доходчиво, «без бумажки» (после речей Брежнева это выглядело как «высший пилотаж»), доносили до нас знания о предмете, и которые, вроде, ни в коей мере не позволяли себе антисоветские выпады. Свой антисоветизм, если не антикоммунизм, они проявляли иначе, как фигу в кармане. В лекциях по истории или по методологии истории они просто не упоминали классиков марксизма-ленинизма. Шпенглер, Тойнби, Хейзинга и другие обильно цитировались в их лекциях, но ни Маркса, ни Ленина, ни, сами понимаете, Сталина, в их штудиях сроду не бывало. Классики марксизма-ленинизма не являлись субъектами исследований и поисков наших прекрасных преподавателей. И в наших студенческих головах исподволь формировалось представление, что наука истории — сама по себе, а марксизм-ленинизм — сам по себе.

В 9 классе я познакомился со «Студенческими тетрадями» Марка Щеглова, советского литературоведа и поэта. Это была такая маленькая книжечка-брошюрка с дневниками московского студента послевоенных лет (1947-1953 гг.), умершего в год моего рождения, но невероятно близкого мне по духу. Я почти слезно выпросил эту книжку у старшей сестры своего школьного друга, студентки-филолога. Это было удивительное чтение, которое повлияло на мою дальнейшую жизнь: во-первых, я твердо решил поступать в университет на исторический факультет, во-вторых, у меня благодаря этой книжке сложился романтический образ alma mater, как места, где царит свобода мысли и духа. А вспомнил я сейчас про дневники Марка Щеглова в связи с его записью о дискуссии в университете по фильму М.Донского «Воспитание чувств». (В прокате — «Сельская учительница».) Представьте себе, 1948 год! «Кровавая гэбня», по версии либероидных историков а ля сванидзе, подмяла под себя все вокруг, и не было свежего воздуха. А тут, в московском университете проходит открытая дискуссия, где все высказывают свою точку зрения, ничего не опасаясь и не боясь последствий. А какова атмосфера, которую передает Марк Щеглов! Не удержусь, процитирую отрывок из дневника:

«Д. говорил необыкновенно страстно, горько и убедительно. Прекрасные, мудрые и романтические слова, сказанные им о величии и чистоте любви (чувство, ради которого — если понимать его широко — в наш век все дороги ведут к коммунизму), о нашей молодежи, о нас, о тех, кто сидел перед ним в зале: «Вы и служители великой идеи освобождения человечества, и сами источники этой идеи, и люди, претворяющие эту идею в жизнь… Ваши яростные будни, кажущиеся вам подчас скучными и серыми, за рубежом вдохновляют людей на жизнь и борьбу, заставляют их верить в торжество разума, красоты и справедливости. Что за жизнь, как она прекрасна! (Широкая, светлая улыбка.) Не все ли равно — черный, татарин, еврей! (Ликующий разворот рук.)… О родине («святая, единственная в мире земля, каждый комочек ее целовать»), о проклятии денег за рубежом и о свободе наших рук от этой грязи, о жизни и смерти — физической и духовной, которая может наступить гораздо раньше («думайте о том, чтобы больше заработать, остаться в Москве, удачно вылететь замуж, больше есть, мягче спать — и вы уже мертвы») — прекрасные, горячие слова умного, честного, страстного художника запомнятся на всю жизнь.

Так и стоит сейчас перед глазами огромная аудитория, сотни молодых, жадных глаз, и на сцене маленькая темная фигурка, быстро двигающаяся, жестикулирующая. — коренастый человек с большой лобастой и взлохмаченной головой, произносящие удивительные слова, страстно, до крика убеждающий, возмущающийся и славословящий.

По окончании вечера Д. устроили овацию. Было уже больше полуночи, но никто не спешил расходиться, и в ночном университете гулко и долго звучали взволнованные голоса».

Удивительная картина потрясающего духовного подъема и свободы. Всего этого я уже не застал, когда пришел в университет студентом. Первое, что меня неприятно поразило и разочаровало — скабрезные надписи и рисунки на партах alma mater. И за все годы моего студенчества я ни разу не видел объявления о подобных дискуссиях, или о встречах с поэтами или писателями. Музыкальные клубы с тупым прослушиванием музыки западных рок-групп и визит в 1982 году Виктора Астафьева с его уже в то время антисоветскими настроениями — не в счет.
***

Уже тогда, в студенческие годы, при всей той каше, которая творилась и варилась в моей голове, у меня хватало ума, чтобы рефлексировать над таким, например, высказыванием Маркса: «У входа в науку, как у входа в ад, должно быть выставлено требование: здесь нужно, чтобы душа ваша была тверда; здесь страх не должен подавать совета». Я пытался понять, о каком страхе говорит Маркс. Мой самостоятельный вывод уже тогда был однозначен: речь идет о страхе развития, который одолел современных мне идеологов. Ведь все же знали тогда и другую хрестоматийную фразу Маркса: «Философы лишь различным образом объясняли мир; но дело заключается в том, чтобы изменить его». Меня окрыляли эти слова. Да, думал я, Ленин и партия большевиков изменили мир в Октябре 1917 года. Но, ведь изменение не бывает раз и навсегда, «все течет, все изменяется». Но почему же тогда все так замерзло вокруг? Получается, что советская наука об обществе, марксизм-ленинизм, не смогла преодолеть страх развития? Вопросы, вопросы, которые некому было задать и которые понемногу затушевывались.

На втором курсе я решил писать курсовую работу на кафедре философии. Взял тему «Идеальное и духовное». Начал с изучения большой статьи Э.В. Ильенкова «Проблемы идеального». Корпел над статьей философа месяца три-четыре, мало что понял, а скорее, вообще, ничего не понял. В своей курсовой, написанной в виде тезисов (сказалась увлеченность на тот момент Дао Дэ Цзином), я попытался, во-первых, сформулировать понятия идеального и реального социализма, и, во-вторых, попытался обосновать понятие духовного как религиозного. С кафедры меня, понятное дело, с позором изгнали и посоветовали при этом радоваться, что не изгнали из университета. С тех пор меня надолго перестали интересовать вопросы социализма, и на следующий год я переметнулся в группу занимающихся психоанализом истории.

Наш курс окончил университет в 1984 году. Никто из нас потом, в конце 80-х, ни из студентов, ни из преподавателей, не встал на защиту социализма, насколько мне известно. Все как-то пристроились, приноровились, преподаватели и аспиранты кафедры научного коммунизма перекочевали на кафедры политологии и философии, и многие стали вовсю распевать либеральные песни о преимуществах рыночной экономики и буржуазной демократии, и защищать диссертации на соросовские гранты. Представляю, какая вакханалия антисоветчины началась там в перестроечные годы.

Вузовское гуманитарное образование в доперестроечное время было каким угодно, но только не коммунистическим. Я не могу назвать его анти-коммунистическим, но и коммунистическим оно не являлось. Советское образование начала 80-х годов сеяло в наших душах и умах зерна сомнений в правильности выбранного страной пути, наталкивало нас на мысль о каком-то врожденном дефекте всей социально-экономической системы «развитого социализма». И все бы ничего, но ведь на этом все и заканчивалось, и все ходили с фигами в карманах. Я допускаю, что среди преподавателей наряду с оппортунистами и антикоммунистами, были и убежденные идейные грамотные коммунисты. Нужен был открытый разговор, публичная научная дискуссия на темы социализма и коммунизма, с привлечением студентов и общественности. Но все это подавлялось в зародыше и получалось, что уже тогда истым коммунистам не давали трибуны, чтобы вступить в серьезный научный спор с оппонентами-антикоммунистами. Простым «осуждам» тут было не обойтись. А когда началась «перестройка», тогда уж, тем более, настоящим теоретикам марксизма-ленинизма просто затыкали рот.

Давайте будем откровенны и признаем, что в официальной «истории КПСС» было много наворочено лжи и фальсификации. Мы этого не знали доподлинно, до нас доходили только отрывочные факты. Но этот внутренний диссонанс, ощущение, что нас обманывают, нами манипулируют действовало на общество угнетающе и разлагающе. Сталин находил в себе силы признавать свои политические ошибки. Вспомним его «Головокружение от успехов» по поводу перегибов коллективизации или его речь 24 мая 1945 года. И разве нельзя считать косвенным признанием допущенных ошибок в общественной жизни страны, его попытку провести реформы политической системы государства? А вот после смерти Сталина ложь стала расти как снежный ком, который должен был рано или поздно взорваться и погрести под своими обломками советское общество. Уроки, которые мы должны извлечь из истории СССР — не может социализм расти и развиваться на лжи и недоверии к своему трудящемуся народу. Наступает неизбежная деградация, аморализация общества, развиваются энтропийные процессы, и на этой почве обильно взрастают буржуазные настроения и иллюзии.

И когда мы это поймем, то нам легко будет ответить на вопрос: почему уже в конце 80-х — начале 90-х годов, когда только дуракам и простакам не было ясно, что перестройка оказалась буржуазной контрреволюцией, почему тогда основная масса коммунистов и просто умных людей не взбунтовалась, не выдвинула своих идей развития страны по социалистическому пути? Почему ни в Политбюро, ни в ЦК КПСС ни у кого не возникло желания хотя бы из чувства самосохранения предложить дискуссию, встать на защиту идей социализма? А просто наверху таких людей не было. Были «коммунистические начетчики и хвастуны» (Ленин). А тех, кто действительно владел марксизмом-ленинизмом как научной революционной теорией развития общества — таких уже почти не было, и их одинокие голоса терялись в одобрительном хоре, почувствовавших наживу, обывателей. Мещанская, мелкобуржуазная стихия овладела всем и вся.

Ведь я, в самом деле, в то время считал, что вот сейчас дадут людям свободу предпринимательства, и все активные-креативные, ну такие, как я, напосоздадут своих малых предприятий и кооперативов и как начнут работать-работать-работать на благо своё, страны и своего народа, и заживем все счастливо и, главное, богато. Ну, в самом деле, сколько можно жить на социалистическое «от зарплаты до зарплаты». Мы все вдруг захотели обзавестись собственностью: квартирой, машиной, дачей, землей, своим предприятием, своим магазинчиком, — пусть маленькой, но свой. «Сама садик я садила, сама буду поливать». И все бросились в предпринимательство. Либо в лавочники-торгаши, либо в бандиты, грабящие и убивающие этих лавочников. Либо в проститутки, либо в сутенеры. Либо во власть. Власть в нашей стране сконцентрировала в себе все эти занятия — и торгашество, и проституцию, и бандитизм. А новостные ленты с удовольствием, даже как-то пафосно, информировали население об очередных убийствах, грабежах, кражах. К этому трудно было привыкнуть, с этим можно было только смириться. Вроде мафии, которую, как говорят, нельзя победить, а можно только возглавить.

В голове человека с высшим гуманитарным образованием, то есть в моей голове, поначалу не укладывались одновременно, не коррелировали такие понятия, как «предпринимательство», «кооператив» с таким понятием, как «капитализм». Нам казалось, что нас минует чаша сия, что мы здесь, в России, если и создадим что-то капиталистическое, то оно будет нашим русским, а значит — хорошим. Мы, и правда, создали особенный русский капитализм — ещё более уродливый, еще более безжалостный, чем капитализм Запада. [Отступление: На этом, сегодня, некоторые ярые «коммунисты» строят свои теории о «хорошем капитализме», он же — социализм, он же — СССР 2.0. Вот только ювенальную юстицию победим да оранжевой революции заслон поставим, да сохраним у власти президента, без которого ничего не будет — и потом сразу все будет у нас хорошо.]

И когда в 1992 году началась сплошная ваучеризация, мое сознание уже окончательно уснуло, и уже не возникало неудобных вопросов. Ну, капитализм так капитализм. Надо подстраиваться под реальность, а не вступать с ней в конфликт — себе дороже. Тем более, что к осени 1992 года я был успешным бизнесменом-риэлтором, уже обзавелся новым автомобилем и строил своей семье коттедж в пригороде. Но не все коту масленица.

Так что же все-таки со мной произошло? Почему я оказался в советское время среди «диссидентов», а в перестроенное время — в стане молчаливого предприимчивого большинства? Светская система исподволь превращала всех нас в жалких обывателей — фарцовщиков, диссидентов, тряпичников. Особенно мещанская мораль укреплялась, расцветала в интеллигентских слоях. Именно наша советская интеллигенция была авангардом наступающей буржуазии. Нас поразила жажда потребления, комфорта, наслаждений. С экрана телевизора неслась песенка кота в исполнении Андрея Миронова, как гимн обывательщины:

Надо жить умеючи,
Надо жить играючи,
В общем надо, братцы,
Жить припеваючи.
***

Кто-то напомнит о событиях октября 1993 года, о расстреле Белого дома, о гибели его защитников от рук карателей. Как пример того, что были и те, кто с оружием в руках защищал якобы социалистическую демократию. Но что такое были эти события, как не мелкобуржуазный бунт, у которого не было социалистических лозунгов, а главное, как у всякого бунта, не было умных и решительных лидеров, владеющих научной теорией общества, знающих твердо, чего они хотят, и готовых идти до конца в реализации поставленных целей. А раз так, то этот бунт был обречен на поражение. Не хочу оскорблять память погибших простых людей, попавших под влияние лидеров «антиельцинской фракции», возможно, кто-то из них и придерживался коммунистической идеологии, но нужно признать, что лидеры «сидения в Доме Советов» были такими же антикоммунистами, как и Ельцин, это были либералы, социал-демократы, рвущиеся к власти как к кормушке, используя для этого политику и тех несчастных обманутых простых людей, которых они в конце концов бросили, покинув здание Дома Советов. Сегодня некоторые из них льют крокодиловы слезы о сотнях расстрелянных, замученных мужчин, женщин и детей, как будто они тогда не догадывались, что будет с их защитниками, оставшимися в здании. Лицемерие и ложь — вот истинное лицо буржуазных демократов. В мозгах защитников Дома Советов поселилась трагическая иллюзия: отстоим Белый дом — отстоим «народную демократию». Но «народной демократии» не существует, это обман, с помощью которого буржуазия вводит в заблуждение рабочий класс. Есть демократия буржуазная и есть демократия социалистическая — Советская власть. Между ними — пропасть, преодолеваемая только научной теорией марксизма-ленинизма. А поскольку в 1991-1993 годах власть захватила буржуазия, то ни о какой социалистической демократии речи и быть не могло. Для этого нужны были другие лидеры, другая тактика и стратегия. А кто был с другой стороны, кто расстреливал и избивал защитников Белого дома? Такие же простые люди, обыватели, замороченные буржуазными идеологами на идее завтра стать буржуа и разбогатеть. А в Белом доме, как сообщили всем через демократические рыночные СМИ Гайдар с Новодворской, артисты Леонов и Смоктуновский, засели коммуняки, «красно-коричневая чума», вставшая на светлом пути прогрессивного развития России, которую надо давить и убивать. В октябре 1993 года я, как и вся страна, сидел у экрана телевизора и наблюдал трансляцию CNN расстрела белого Дома, как трансляцию спортивного состязания, и ничего не понимал о сути происходящего.
***

Конец 80-х. Перестройка в разгаре. Семейные заботы, необходимость содержать семью, погружали меня в бытовые заботы. Нужно было зарабатывать деньги. Отказавшись от аспирантуры, похерив благословение митрополита на преподавание в духовной семинарии и бросив учительство, я ринулся с головой в бурный водоворот предпринимательства. Первым моим погружением в сферу бизнеса оказалась… выставочная деятельность. Как эта идея пришла мне в голову, теперь уже не припомню, но именно с ней я пришел в комсомольский Фонд молодежной инициативы, выложил свой проект и даже какие-то расчеты (откуда что взялось!) и мне, как не странно, решили финансово помогать. Я собрал пять молодых художников нашего города, мы создали неофициальную организацию, дали ей название и… понеслась. Деятельность была бурной, но недолгой. Провели несколько выставок, в том числе и в соседнем городе-миллионнике. Как коммерческое предприятие, моя затея оказалась убыточной для комсомольского Фонда, и со мной вежливо распрощались. Но нет худа без добра. Обо мне узнали в управлении культуры, и я стал сотрудником городского управления культуры. Пробыл я им тоже недолго, потому что вскоре случайно встретил университетского знакомого, учредившего первую в городе риэлторскую контору. Он позвал меня в этот свой новый бизнес, и я решил бросить скучную должность культработника и окончательно переквалифицироваться в бизнесмены. Второй заход в бизнес оказался куда как успешным. Я оказался настолько способным продавцом недвижимости, что уже через год у меня был новенький автомобиль, через два года (чтобы ни с кем не делиться) я создал свое риэлторское агентство, а в 1996 году моя семья заехала в построенный мной коттедж в пригороде. Но это была только дьявольская наживка, на которую я попался. Пришел 1998 год с обвалом рубля и разрушил не столько мой бизнес, сколько мою веру в себя, как в бизнесмена. Я охладел к предпринимательской деятельности. Фирма просуществовала еще несколько лет, прежде чем я ее закрыл. Я понял, что я занимался все эти годы не своим делом, не любимым делом; деньги — вот был главный мотив этой деятельности, на втором месте — подпитка моего эго: я такой успешный, у меня лучшая фирма в городе. Разве можно на этом строить свою жизнь? Начались годы депрессии и годы поисков. Ударился в эзотерику и религию: Кастанеда, Юнг, дзен-буддизм, русская религиозная философия, в общем — интеллигентский набор 90-х. Я погружался в эти духовные стихии с головой, а когда выныривал, то снова оказывался в состоянии пустоты. Это был нелегкий для меня путь: от восхищения и восторга до разочарования и уныния. Почему так происходило? Думаю потому, что я не находил ни в восточной философии, ни в эзотерической психологии ответов на свои вопросы, которые мучили меня еще со студенческих лет, но потом временно забытые. Это вопросы социальной справедливости. Почему человечество не может создать общество, в котором не будет таких понятий, как богатство и бедность, где достоинство человека будет оцениваться не размерами его собственности и счета в банке, а духовными и нравственными измерениями, где молодые люди будут мечтать не о каких-то материальных достижениях, а о реализации своего высшего «Я», и где профессию будут выбирать не по размеру зарплаты, а по призванию? И я не находил ответа на эти вопросы ни в магии Кастанеды, ни в дзенских коанах, ни в русской религиозной философии.

И тогда я снова вернулся к Марксу и Ленину. Я подверг ревизии все свои знания и открытия. И вот однажды я сказал себе, что будущее человечества — это коммунизм.

Тогда я отправился на поиски своих единомышленников. Первое, что я подверг анализу, была КПРФ. Изучив их программу, почитав статьи на их сайте, я пришел к выводу, что их партия — это бездарный слепок КПСС.

Потом я вляпался в организацию «Суть времени» С. Кургиняна. Я потратил на них целых два года, посещая собрания ячейки в нашем городе, участвуя в пикетах против ювенальной юстиции, пока не осознал, что это только хитрый симулякр. И этот симулякр очень опасен для неокрепшей разумом и знаниями молодежи, потому что он держится на дъявольской харизме его создателя, благодаря которой он улавливает души малообразованных молодых парней и девчат, ввергая их в пустое антинаучное теоретизирование и в бесплодную имитацию деятельности. По сути своей, взгляды Кургиняна — это буржуазные взгляды, которые он пытается выдавать за коммунистические. Пафосно, с надрывом говорит и пишет о коммунизме и о марксизме, но ни тем, ни другим там и не пахнет.

Потом (или одновременно) был националист Борис Миронов. Буржуазный националист — этим все сказано. Кажется, честный человек, болеющий за Россию и за русский народ. Один существенный недостаток у всех националистов — отсутствие ума.
***

Последнее мое увлечение — это Юрий Болдырев. Вот на уважаемом мною Юрии Болдыреве я остановлюсь подробнее, потому в нём смешалось многое. Он, Дон Кихот Ленинградский — лучший из представителей буржуазной демократии, но это вызывает в памяти известную фразу: «если сливки плохи, то, что же молоко»?

Юрий Болдырев — больная совесть современной России. Говорит очень много правильных слов. Его статьи и выступления всегда актуальны и вскрывают язвы нашего современного общества. Где-то в середине 90-х он принимал «участие в боях» против закона о разделе продукции, который, будь он принят тогда, привел бы к сдаче оптом наших природных нефтегазовых ресурсов Западу. Молодец! Спас страну от разграбления. И теперь в каждом своем выступлении, хотя бы одним словом, старается напомнить нам всем об этом своем героическом прошлом.

Но кто бы ему еще напомнил о том, что в перестроечные годы, будучи депутатом Верховного Совета СССР от Ленинграда, он входил в Межрегиональную депутатскую группу, в которой тогда верховодили А.Сахаров, А.Собчак, Г.Попов и другие антисоветчики и антикоммунисты. Эта МДГ, как парламентская оппозиция, выступала против власти КПСС (против 6-й статьи Конституции СССР), и уже тогда в кулуарах МДГ вовсю обсуждался вопрос о частной собственности и приватизации.

А с 1990 (когда уже СССР вместе с 6-й статьей Конституции приказал долго жить благодаря немалым стараниям МДГ) и по 1992 год Болдырев входил в Высший консультативно-координационный совет при председателе Верховного совета РСФСР и в Политический Консультативный совет при Президенте России. Это те самые годы, когда был принят Закон № 443 от 24.12.1990 г. о собственности РСФСР и Закон о приватизации (03.07.1991 г.) Не стану гадать, какая роль в принятии этих разрушительных законов принадлежит правдоискателю Болдыреву, но факт, что наш борец с язвами капитализма был тогда среди тех и вместе с теми, кто те законы продвигал и принимал. «Слава, слава героям…»

Вот и получается, что сначала Юрий Болдырев принес на своих плечах (или подставил только свое плечо) в наш дом беду («ящик Пандоры»), а потом стал воевать с теми последствиями, которая эта беда принесла. И ведь как воюет, как воюет! — Грудью встал на защиту России от ВТО. Клеймит позором деятельность ЦБ РФ, его зависимость от ФРС и МВФ. Учиняет правительство антинародные реформы здравоохранения и образования? — Болдырев тут как тут, на страже народных интересов. Подписывает президент антигосударственный, антирусский закон о ТОРах — и тут Болдырев отметился. Наш пострел везде поспел.

Но то ли грудь узковата у борцунов, то ли власть на все эти мероприятия оппозиционеров внимания не обращает. Но достигнуто главное — имя Болдырева теперь в некоторых головах приобрело патриотический оттенок, почти как у Путина, или, на худой конец, у лидера НОД, Е.Федорова.

Слушаю как-то радиопередачу о повышении цен на услуги ЖКХ с участием Болдырева. Дело происходит уже после избрания «нового-старого» президента. Отвечает на вопрос радиослушателя: «Что делать?» Ответ Болдырева гениален: не голосовать за тех, кто повышает тарифы, а голосовать за хороших кандидатов (наверное, за кандидатов от КПРФ). А Болдырев вообще что-нибудь слышал о буржуазной демократии, суть которой, если коротко, в том заключается, что, сколько вы не выбирайте из числа кандидатов, все равно выберете того, кто будет принимать законы против вас и в пользу буржуазии? Болдырев сам оказался жертвой манипуляций. Он нам советует: ну, давайте же, приходите на выборы и выберем с вами честного, благородного, неподкупного капиталиста, который не будет нас грабить и убивать. Вот это и есть, если не утопия, то наглый обман. (В Новосибирске мэром избран член КПРФ. И что? Народу стало жить легче и веселей?) Не хочу верить в Болдырева-обманщика, думаю, что Болдырев — буржуазный утопист. Позвонила тут же слушательница и пристыдила Болдырева: как же можно обвинять народ в этом, если на выборы приходят не больше 50% избирателей, и получается, что за Путина проголосовало около 20% всего населения России. Народ проголосовал ногами. Я не услышал внятного ответа. Это и есть буржуазная демократия в действии, демократия богатых и для богатых, а для народа — «голосуй, не голосуй, все равно получишь …». Это та буржуазная демократия, о которой грезил Болдырев со своими единомышленниками из бандформирования МДГ.

Невдомек Юрию Болдыреву, что всё, с чем он так героически борется — это только следствия того, что он сотворил с нашей страной в 80-е годы, принеся на своих субтильных плечах в нашу страну капитализм.
***

Мещанская, обывательская утопия поразила многих из нас: если не будет олигархов, если поделим все между мелкими и средними предпринимателями, то тогда в стране наступит счастье. Не наступит, господа мелкобуржуазные мечтатели. Потому что пройдет какое-то время, и процесс монополизации, то есть процесс пожирания успешным и богатым неудачливого и обедневшего вступит в свои права, и снова образуется монополистический олигархический капитализм, пожирающий все и вся вокруг себя. Мифы о конкуренции, о невидимой руке рынка — все это сказки для наивных и малообразованных обывателей, либо форма манипуляции сознанием трудящихся.

Плох тот обыватель, который не мечтает стать мелким буржуа, и плох тот буржуа, который не мечтает стать олигархом, то есть сожрать своего вчерашнего конкурента. Разве может предприниматель удовлетвориться определенной нормой прибыли? Тут как на велосипеде: или едешь, или падаешь. Едешь — значит развиваешься. А зачем развиваться? — Чтобы уменьшить себестоимость своей продукции и тем самым победить своих конкурентов, уничтожить их, а в итоге — увеличить прибыль. И так до «бесконечности». А «бесконечность», она же «пустота» — это когда окончательно на земле установится глобальная власть сотни-другой миллиардеров над миллиардом — другим бесправных рабов.

Ясное видение этого капиталистического террариума просветляет и закладывает в общественное сознание важные предпосылки превращения обманутого человека, сначала, в сторонника коммунизма, а потом, при известной работе над собой, и в коммуниста.

Сергей Лучанов

 

Метки: , , ,

Мнения экспертов о причинах авиакатастрофы в Казани


Агентство РБК опубликовало мнение специалиста по расследованиям летных
происшествий летчика-испытателя Владимира Герасимова разбившегося 17
ноября в Казани самолета Boeing.
«Если рассматривать непосредственную ошибку происшествия, налицо явные
ошибки пилота. А если говорить об основной причине, это отсутствие
организации летной работы в авиакомпании, подразделениях авиакомпании и
во всей гражданской авиации в Российской Федерации».
В подтверждение своих слов эксперт сказал, что командир разбившегося
самолета до дня катастрофы ни разу не выходил на второй круг в реальном
полете. А именно при попытке зайти на второй круг и случилась
катастрофа.
А вот как комментирует эту ситуацию бывший замминистра гражданской
авиации СССР, президент Фонда <> О. Смирнов:
<>.
В этой же статье мы находим мнение экс-главы профсоюза авиаработников
центра России в Марина:
<>
Обращает на себя внимание тот факт, что в 2008 году в Пензе Boeing 737
тоже разбился при попытке захода на второй круг. Возможно, этот факт
тоже связан о спецификой подготовки летчиков в постсоветской России. Но,
видимо, дело не только в этом. Всего с Boeing 737 случилось 174
авиакатастрофы, пять из которых — при попытке зайти на второй круг.
Для сравнения — в авиакатастрофах погибло 72 самолета Ту-154. При этом
при попытке захода на второй круг разбился один самолет.
О.Л.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Как чекисты получили контроль над страной. Советские оффшоры


Почти тридцать лет назад, 12 ноября 1982 года, глава КГБ Юрий Андропов стал генсеком ЦК КПСС. Во главе страны он пробыл чуть больше года, но оставил после себя вопросов, легенд и нереализованных надежд едва ли не больше, чем все остальные лидеры XX века. Распространенная версия гласит, что у Андропова был полномасштабный план реформ, ухудшенной версией которого стала перестройка. А кроме того, именно при нем в недрах КГБ был разработан, а затем якобы и осуществлен план перераспределения собственности, при котором чекисты взяли под контроль всю экономику страны, прикрываясь именами «олигархов». «РР» в беседах со многими чекистами сложной судьбы искал следы этого «плана КГБ»

— На мой взгляд, нынешняя российская оппозиция не понимает одной вещи — что их утопия, я имею в виду, конечно, либеральную часть, уже реализована, — наш собеседник из окружения Владимира Крючкова (в 1988–1991 годах председателя КГБ СССР) говорит медленно, размеренно, почти все время улыбаясь. — Вот сейчас у них лозунг «Честные выборы!», но когда выборы были честными и побеждали коммунисты, они кричали: «Дайте Пиночета!» И им дали.

Мы говорили с разными чекистами: и с теми, которые во власти, и с теми, которые вне ее, и с теми, которые «за Путина», и с теми, которые «за оппозицию», но логика и строй мысли у них удивительно похожи. По обе стороны видны отчетливые следы либерально-чекистского союза. И дело здесь, конечно, не в популярной теории заговора и не в любимом интеллигентском мифе о всесилии КГБ, а в сложных и противоречивых исторических корнях новой России, ее родовой травме.

Точкой отсчета новейшей истории нашей страны принято считать апрель 1985 года, когда Михаил Горбачев объявил о начале перестройки. Но в более длительной исторической перспективе, возможно, куда важнее слова человека, которому Горбачев обязан своим стремительным политическим взлетом: Юрия Андропова.

«Если говорить откровенно, мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические, — признавал Андропов в июне 1983 года. — Поэтому порой вынуждены действовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок».

В устах лидера советского государства это было не просто указание на «отдельные недостатки» и даже не констатация недостаточной компетентности руководства страны. Это было еще и прямое указание на необходимость осознанной и полноценной программы дальнейших действий. Прежде всего в экономике. О деталях своего плана генсек, впрочем, умолчал, утопив их в ритуальных фразах о необходимости социалистического строительства и прочее, и прочее. Получилось вполне по-чекистски — полунамеками.

— План преобразований был готов у Андропова еще в 1965-м, — уверяет Геннадий Гудков, экс-депутат Госдумы, пламенный оппозиционер, а в прошлой жизни, как и Владимир Путин, офицер КГБ. — По тем временам, кстати, довольно радикальный. Тогда его не приняли, выбрали мягкий, косыгинский. Наверное, за двадцать лет, тем более во главе КГБ, вполне мог и усовершенствовать.
Сталинизм с человеческим лицом

Детали плана: ликвидация национального деления страны, диктатура и роспуск КПСС.

О проекте Андропова по радикальной реформе советской системы давно сложены легенды. Большинство людей, так или иначе знакомых с планом или его частями, до сих пор молчат. За редким исключением. Из высокопоставленных чиновников, непосредственно работавших с генсеком Андроповым, только Аркадий Вольский рассказывал об отдельных деталях большого реформаторского замысла.

«У него была идефикс — ликвидировать построение СССР по национальному принципу, — говорил он незадолго до своей смерти в интервью “Коммерсанту”. — Межнациональная рознь в СССР подавлялась. Не была такой злобной, как ныне. Однако тлела всегда. Как-то генсек меня вызвал: “Давайте кончать с национальным делением страны. Представьте соображения об организации в Советском Союзе штатов на основе численности населения, производственной целесообразности, и чтобы образующая нация была погашена. Нарисуйте новую карту СССР”. Пятнадцать вариантов сделал! И ни один Андропову не понравился. Какой ни принесу — недоволен».

Понятно, что любая радикальная реформа не могла не натолкнуться на острое сопротивление старой номенклатурной элиты. Да и реакция населения могла оказаться непредсказуемой. Рискнем предположить, что в памяти Андропова то и дело всплывал 1964 год, когда партийная верхушка просто скинула заигравшегося в инновации Никиту Хрущева. А еще он точно знал, что при Сталине такого случиться точно не могло.

По версии чекистов, это и была еще одна часть плана генсека — введение на несколько лет жесткой, почти сталинской диктатуры. Направить ее Андропов хотел прежде всего против партийной номенклатуры, которую не без основания считал главным источником коррупционной и бюрократической язвы, заразившей Союз. В чем-то Андропов собирался даже переплюнуть «отца народов».

— Деятельность всех партий в стране была бы запрещена, — рассказывает «РР» отставной генерал КГБ. — «Всех» в тех условиях, как вы понимаете, значило одной-единственной: КПСС. Я не очень понимаю, как бы это сочеталось с сохранением марксистской идеологии, но одно знаю точно: Андропов меньше всего был догматиком, как-нибудь нашел бы возможность совместить. Сказал бы, в конце концов, что партия переродилась и больше не защищает интересы трудящихся. Тем более что так оно и было. Конечно, ни о какой свободе слова или там независимой прессе речь не могла идти в принципе — в стране, где предполагались полномасштабные чистки и, видимо, возрождение в какой-то степени даже лагерной системы. Это не были бы популярные реформы. Нельзя было допустить, чтобы консерваторы утопили их в своей демагогии.

В общем, печально известную 6-ю статью Конституции СССР о руководящей роли КПСС предполагалось отменить.
СССР и китайский путь

Детали плана: десять экспериментальных экономических зон — и пусть выиграет сильнейший!

Ужесточение политического режима было не самоцелью, а необходимым условием проведения масштабных экономических реформ, общий смысл которых заключался в радикальной перестройке народного хозяйства. Сегодня путь, по которому Андропов собирался направить страну, называют китайским.

По признанию людей из окружения Андропова, общая идея заключалась в следующем: реформы не должны были начинаться одномоментно и распространяться сразу на всю страну. Предполагалось создать порядка 10 экспериментальных зон, в которых шли бы преобразования, причем не факт, что по одному и тому же сценарию. То есть не «одна страна — две системы», как было в Китае после объединения с Гонконгом, а «одна страна — десяток систем и подсистем».

Таким образом убивались сразу два зайца: с одной стороны, по итогам этого своеобразного межрегионального социалистического соревнования выявлялся лучше всего зарекомендовавший себя модернизационный проект, а с другой — что, возможно, даже более важно — ликвидировался бы давний бич страны: гигантские региональные диспропорции, которые на практике существуют по сей день. Очевидно, однако, что в тех местах, которым пришлось бы оставаться в застойной зоне, постепенно возрастало бы масштабное недовольство, которое тоже требовало бы жесткого контроля.

— Когда после всего, что мы пережили в девяностые и нулевые, я вспоминаю о том, что мне было тогда и позже известно об андроповском плане, — размышляет наш собеседник-чекист, — все это мне кажется, скажем так, наивным, немножко ролевой игрой. Мы ведь и представить не могли, насколько далеко зашла деградация системы управления. Понимал ли это Юрий Владимирович? Трудно сказать. Но, с другой-то стороны, тогда даже те, кто деградировал, не знали, что они деградировали. Поэтому могли бы испугаться, встать по стойке смирно и выполнять решения партии и правительства.

Однако для осуществления любых экономических реформ прежде всего нужны профессионалы. На раннем этапе могли подойти и наиболее продвинутые из тогдашних партийных бюрократов, но стратегически делать ставку на них было рискованно: слишком серьезны были язвы тогдашней номенклатуры. Андропов искал новых людей. И, уверяют некоторые чекисты, нашел. Правда, страна узнала их имена только спустя десять лет: многие из андроповских кадров вошли в состав правительства Егора Гайдара.
Гайдар и Чубайс под крылом КГБ?

Детали плана: поиск людей, способных выйти при обсуждении экономическихвопросов за рамки жесткой парадигмы социалистической экономики,стимулирование их к выработке идей, помощь в образовании.

— В Советском Союзе не было собственной экономической науки, — рассказывает «РР» высокопоставленный офицер КГБ, работавший под началом Владимира Крючкова.— Юрий Владимирович это хорошо понимал. Для реформ нужно было вырастить реформаторов. И, главное, дать им возможность знакомиться с передовыми тенденциями западной экономической науки.

Именно этим многие из наших собеседников-чекистов объясняют спокойное отношение органов к антисоветчине, которой в то время активно начали заниматься люди, впоследствии ставшие во главе первого либерального российского правительства.

— Посудите сами: в те времена могли арестовать за чтение Солженицына о событиях сорокалетней давности, а вот обсуждение проектов реформ, то есть, по сути, демонтажа советской системы, шло в академических институтах вслух и не очень-то тихо. Случайность? — задается вопросом Алексей Кондауров, генерал КГБ и бывший главный аналитик ЮКОСа.

Действительно, сам Егор Гайдар рассказывал в своих интервью, что вместе с единомышленниками они обсуждали масштабные преобразования еще с начала 80-х годов. И происходило это во Всесоюзном НИИ системных исследований. К слову, этот институт был советским филиалом Международного института прикладного системного анализа, основанного в начале 70-х годов в Вене. Стажировки не стажировки, но как минимум организовать через него доставку новейшей научной литературы было вполне возможно. Получается, что обсуждение реформ шло если не под контролем, то уж точно с молчаливого согласия КГБ. И, учитывая масштабные планы Андропова, вряд ли это могло быть случайностью.

— Давайте не использовать слово «завербованы»: оно не из этого словаря и не про это, — бывший помощник Владимира Крючкова энергично протестует против попыток причислить младореформаторов к агентам КГБ. — Экономисты делали свою работу, органы свою. Я даже не уверен, что тогда, в начале 80-х, все эти будущие министры понимали, что их работой интересуются в органах. Насколько я знаю от коллег, которые непосредственно с ними работали, некоторые просто не понимали, что находятся в довольно плотном контакте с сотрудниками органов. Ну, им и лет-то было по двадцать — тридцать, интеллигентные мальчики, даешь работать, они и счастливы.

— А как так получилось, что ставка была сделана на проработку ультралиберального проекта? Трудно придумать что-нибудь более радикально разрушающее советский строй.

— Да, это интересно… Дело, видите ли, в том, что в середине 80-х это было самое модное и продвинутое экономическое направление. Вспомните: тэтчеризм, рейгономика. То есть был, конечно, и шведский социализм, но мы-то не Швецией хотели быть… Это, конечно, огромная историческая неудача, что и говорить. Но я не думаю, что тогда существовал какой-то иной выход. Ребята увлеклись неолиберализмом, им не могли сказать: «Все, увлекитесь чем-то еще» — это противоречило самой сути андроповского мышления, которое было направлено против партийного догматизма в политэкономии. К тому же восточноазиатские тигры только еще росли, Китай стартовал почти одновременно с нами, возможности госкапитализма не очень-то осознавались. Главное, наличие нескольких зон с разными типами хозяйствования могло бы послужить своеобразной подушкой безопасности на случай, если бы что-то пошло не так — просто не стали бы распространять неудачный опыт дальше.

При этом мышление либерального академического крыла, за которым приглядывал КГБ, в чем-то вполне соответствовало взглядам самого Андропова. Это стало ясно чуть позже из опубликованных весной 1990 года фрагментов «Аналитической записки по концепции перехода к рыночной экономике в СССР». Статья называлась красноречиво «Жестким курсом», а готовила ее группа экономистов под руководством мало кому тогда известного Анатолия Чубайса.

«Сопротивление реформе широких масс, — пишут ее авторы, — связано с необходимостью осуществления в ее ходе жестких и непопулярных мер и неизбежных издержек, к которым следует отнести не только снижение уровня жизни, но и резкий рост, а главное — легализацию социально-экономической дифференциации, гигантские масштабы легальной спекуляции, а также связанное с ней “неправедное обогащение” отдельных лиц и социальных слоев, отмывание денег теневой экономики, вызывающее поведение нуворишей и пр.».

Для борьбы с антиреформаторскими тенденциями авторы рекомендовали следующие меры: «роспуск профсоюзов в случае их выступления против правительственных мер», «чрезвычайное антизабастовочное законодательство», «контроль за всеми центральными средствами массовой информации», «меры прямого подавления по отношению к представителям партийного актива». Сходство с андроповскими планами в изложении наших собеседников из органов налицо. И вряд ли оно совсем случайно, учитывая пристальный интерес андроповского КГБ к молодым и перспективным экономистам, к которым Чубайс, безусловно, относился.

Весьма вероятно, что наработки группы Гайдара — Чубайса планировали положить в основу экономического устройства одной из экспериментальных зон, но совсем не факт, что этот опыт распространился бы на весь Союз. Который, кстати сказать, в старом, ленинско-сталинском виде должен был исчезнуть. Но в итоге исчез не только в ленинско-сталинском виде, а совсем.

Смерть Юрия Андропова до сих пор окутана завесой тайны. В чекистских кругах и поныне много говорят о том, что его убили, и даже называют убийцу — Светлану Щелокову, мужа которой Андропов уличил в многочисленных преступлениях и уволил с поста министра внутренних дел. Недолгое правление старика Черненко, Горбачев, апрельский пленум, перестройка; разваливается СССР… Либеральная идея обретает материальную силу и направленная изначально против партийной номенклатуры той самой номенклатуре в итоге и сослужила прекрасную службу.
Рождение чекистского капитализма

Детали плана: с середины 80-х руководство советских спецслужб началоконцентрировать на западных офшорных счетах часть советской экспортнойвыручки, чтобы в изменившихся экономических условиях установить контроль надосновными активами и ресурсами экономики.

Сегодня, через тридцать лет после прихода к власти Андропова, присутствие сотрудников органов в управлении российской экономикой не может не впечатлять. Порой создается ощущение, что люди в погонах проникли едва ли не во все сферы отечественного капитализма, который можно небезосновательно называть чекистским. И это вполне укладывается в пресловутый план Андропова.

— Разумеется, он имел в виду, что государство будет само назначать владельцев освобождающейся собственности, — рассказывает бывший контрразведчик, знакомый с некоторыми деталями андроповского плана. — Это вполне логично, учитывая, что никакого первоначального капитала внутри страны не было, а пускать иностранцев сюда никто не собирался. Это необязательно должны были быть комитетчики, но работать, конечно, они должны были под контролем КГБ. Людей готовили, учили…

Возможно, готовили для них и тот самый первоначальный капитал. В гипертрофированном виде эта версия была высказана еще в анонимной, но нашумевшей книге «Проект Россия», вышедшей в 2005 году: «Когда СССР разваливался, над огромными сырьевыми и стратегическими ресурсами срочно требовалась временная система контроля. Ни при каких обстоятельствах ресурсы не должны были работать в неподконтрольном политическом секторе. Эффективность ставилась на второе место. Главное условие — контролируемость. Было принято условие передать государственные активы частным лицам. Но не всем подряд, а очень избирательно». Анонимный автор подводил к мысли, что процесс передачи организовали и контролировали именно стратеги из спецслужб. Таким образом, нынешние олигархи на самом деле суть лишь нанятые менеджеры, которые контролируются настоящими собственниками.

«Проект Россия», впрочем, ярок словами, но не фактами. Однако косвенные свидетельства, которые при желании можно было интерпретировать как подтверждение версии, появились в том же 2005 году. Научный редактор журнала «Эксперт» Александр Привалов, анализируя приговор по первому делу ЮКОСа, обратил внимание на то, что обе стороны — и обвинение, и защита — фактически проигнорировали то, что главным выгодоприобретателем от деятельности нефтяной компании должна была быть некая офшорная фирма «Джамблик». Самое интересное, что зарегистрирована она была… 8 ноября 1984 года.

Таким образом, смелая гипотеза могла выглядеть так: еще в далекие 80-е, осознав всю бесперспективность советской экономической системы, некоторые крупные функционеры, в основном как раз из КГБ, сделали так, чтобы часть советской экспортной выручки оставалась на зарубежных счетах. Для этого могла быть создана сеть офшоров, где деньги аккумулировались. Накопленные таким образом средства — а это десятки миллиардов долларов — и составили в итоге тот первоначальный капитал, с которого началась новая российская экономика. И в общем-то неудивительно, что у ее истоков стояли бывшие сотрудники органов. При этой модели олигархи — просто «операторы», люди, которым разрешили поуправлять собственностью, приобретенной на чужие деньги.

http://expert.ru/russian_reporter/2012/43/plan-andropovaputina/

Комментарий plan_pu
«Наш сапог свят» (фраза которая приписывается некоему Хундяебу и, говорят, очень популярная в среде рабочих с Уралвагонзавода)

Кстати, эта ИСТОРИЯ выпукло показывает что такое ОФШОРЫ для россиянской меритократии андроповской вертикали.
Правильные пацаны впитали культуру офшорок с молоком матери отца и они просто не представляют себе иного «эффективного управления » народной собственностью».
Быть может отсюда и проистекает их искреннее возмущение законом Магницкого.

п.с. попутно история показывает недалёкость Ходорковского, слишком быстро спутавшего виртуальность и реальность. На его фоне Гусинский, Березовский, Абрамович — реально умные пацаны.
http://plan-pu.livejournal.com/555730.html

==
ИМХО (основано на первоисточниках)
Беллетристика
=plan_pu
сегодня такой беллетристики — вагон и огромная тележка
Вы лучше вдумчиво и неспешно погуляйтесь по тегу «неэффективность совка» http://plan-pu.livejournal.com/?skip=110&tag=%22%D0%BD%D0%B5%D1%8D%D1%84%D1%84%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C%20%D1%81%D0%BE%D1%84%D0%BA%D0%B0%22

Врочем для любителей «Не верю! — ДАЙТЕ МНЕ бумажку с подписъю и печатью» всё это конечно не доказательства.
Более того, они не поВЕРЯТ даже тогда когда увидят бумажку, потому что запятая не там стоит.

Зато в то что «белоленточные гондоны», не в пример нынешим, запросто могут парализовать жизнь СССР ВЕРЯТ безоговорочно — загляните в свой жж. И в зловещий ГЕНИЙ Горбачева также верят, который в одиночку, как тот Зевс, сумел опрокинуть советское благополучие.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Дядя, ты дурак?


Об «антимагницком» законе

С древних времён известна формула: «Устами младенца глаголет истина». Она много раз подтверждала свою правоту, что запечатлено лучшими мастерами художественного слова прошлых лет. Достаточно вспомнить бессмертную сказку Андерсена, в которой мальчишка открыл глаза народным массам, весело крикнув: «А король-то голый!»

Позже, во времена соцреализма сюжеты брались, как говорится, напрямую из жизни. Многие помнят, как в замечательном фильме Георгия Данелия по одноимённой повести Веры Пановой «Серёжа» мальчик остановил циничного самодовольного взрослого обманщика прямым наивным вопросом: «Дядя Петя, ты дурак?»

26 декабря члены Совета Федерации, вслед за депутатами ГосДумы, абсолютным большинством голосов поддержали закон ответный закону Магницкого, который они назвали «Законом Димы Яковлева» в память о мальчике, трагически погибшем в приёмной американской семье в 2008 году. Теперь этот документ поступит на подпись президенту, и сомнений в том, что Путин его подпишет, вообще-то, почти нет.

Интересно другое: о чём он будет думать, подписывая этот закон? Вспомнит ли он о самом Диме Яковлеве и о десятках тысяч таких же мальчишек и девчонок, оказавшихся сиротами на необъятных просторах России. Представит ли себе, что мог бы сказать ему мальчик Дима сегодня? Попробуем и мы представить себе этот разговор.

Сегодня ему было бы уже семь лет и он, конечно, ещё бы не смог разобраться в тонкостях закона, наверное, не стал бы возражать против его принятия, потому что увозить детей с Родины – это действительно нехорошо и неправильно. Но вот спросить у дядей депутатов, сенаторов, президента о более простых вещах он бы, конечно, смог:

— Почему детей в нынешней демократической России намного меньше, чем в советские времена?

— Почему в стране, где не было ни войны, ни эпидемии, появились беспризорные дети?

— Почему за время вашей власти в три раза увеличилось количество детских домов, и число сирот исчисляется сотнями тысяч?

— Почему так много совершается преступлений по отношению к детям, и откуда появляется все больше сексуальных уродов — педофилов?

— Почему у детей в России такая не очень радостная жизнь, что многие из неё уходят добровольно, и по числу детских самоубийств Россия занимает второе место в мире?

Наверное, мальчик задал бы ещё много вопросов, но закончил бы он всё равно примерно так: почему на все «почему» нет ни ответов, ни объяснений в том самом законе, который они называют его именем? И может быть, тому дяде, который стал бы ему объяснять, что дело не в этом, а в том, что власти США один антисоветский закон сменили на другой – антироссийский (хотя на самом деле он — античиновничий), он бы сказал: дядя, ты дурак?

Т. Викторов

Источник статьи

 

Метки: , ,

Шантрапа


Знал людей, у которых слёзы наворачивались на глаза при виде метаморфоз, случившихся с их любимцами из мира творческой интеллигенции. Артист, игравший несгибаемых коммунистов и потрясавший высокой героикой образов, теперь кривляется в роли уголовника, изрыгающего на каждом шагу мат. Поэт, писавший «комсомольские стихи», теперь несёт сплошную антисоветчину и врёт, как он страдал при коммунистах. (Такими «страдальцами» от Советской власти оказалась сплошь вся эта публика). «Что ж вы, властители дум? Зачем вы так низко пали?» — недоумевал потрясённый крушением своих авторитетов зритель.

В оправдание данной категории лиц скажем, что никакие они не властители дум и не нравственные образцы. Таковыми их делало восприятие советского общества. Общество умное и духовное, оно ставило на пьедестал тех, кто умел пробудить «дум высокое стремленье». А сами по себе они просто лицедеи, просто жидкость, принимающая форму сосуда. Сменился сосуд, сменились вкусы заказчика – они и растеклись лужей насчёт своих «страданий», своего «свободолюбия» и диссидентства. Хотя одна идейка у них всё же имеется. Такая же, как и у их нынешних хозяев из буржуазного класса, — алчность.

Их разложение шло по мере перерождения отряда советских управленцев и превращения его в новую буржуазию. На этом этапе всплыла память о предшественниках, дореволюционной буржуазной интеллигенции, неплохо получавшей с барского стола. Один из носителей такой идеологии, литературный критик В.Акимов, в своей книге «На ветрах времени» (1991 год) отзывается о советской эпохе, как эпохе «растраченных сил и культурного одичания». Казалось бы, что такое несёт сей критик? Какое одичание, если десятки миллионов людей были подняты революцией к просвещению и культуре? Если мужик, как мечтал великий поэт-гражданин Некрасов, понёс в свой дом Пушкина и Гоголя.

Но критик знает, о чём он толкует. О доходах дореволюционной российской интеллигенции, получавшихся вследствие её монополии на знания и образование. О сравнительно высоких по той же причине (образование зависит от размера кошелька) доходах интеллигенции на Западе; предмет зависти и вожделения. Ну, а поскольку Октябрьская революция с монополией грамотеев покончила и сделала образование общедоступным, она такой интеллигенцией предаётся анафеме и объявляется «насильственным и некомпетентным вторжением в тысячелетиями отлаженный механизм жизни». Такая интеллигенция долго занимается идеологической подготовкой контрреволюции, а при достигнутой «смене вех» радостно меняет требуемое советским обществом служение народу на служение денежному мешку, ожидая для себя ощутимых материальных выгод. А вы говорите, властители дум! Это самая что ни на есть низменная и презренная шантрапа.

Главное занятие шантрапы в условиях победившей контрреволюции – лгать на Советскую власть и социализм. Подобно секретарю ЦК А.Яковлеву, хваставшему, что он с 1972 года разрушал Советский Союз, они тоже кичатся тем, что давно гадят. На книжной выставке 2012 года в Лондоне представлявший Россию писатель Андрей Битов жаловался, что писать стало трудно; то ли дело прежде, когда всё годилось для «расшатывания империи зла».

Другой предмет гордости – они всегда шли наперекор всему советскому и бросали смелый вызов властям. Если вспомнят Василия Шукшина, то не преминут заметить, что он не расставался с иконой. Поэтессу Беллу Ахмадулину хоронят под разглагольствования, что она была «совершенно несоветской». Балерине Майе Плисецкой подарили стандартную биографию творческой личности в суровое советское время: отца расстреляли, сама боролась с советскими властями, выходя в платьях «от Кардена». (Ай-яа-яй, до чего ж титаническая борьба!). Про любимца этой закатывающей глаза при его имени публики, Иосифа Бродского, и говорить нечего. Советская власть объявила его тунеядцем и зверски сослала в Архангельскую область, но истинные ценители искусства из США открыли в нём «великого поэта». А чего не открыть, если можно использовать эту лошадку в антисоветской пропаганде?

За таким враньём шантрапы стоит пакостная цель – внушить молодым поколениям, что социализм в принципе враждебен творчеству и всякой индивидуальности. Ещё более пакостно выглядят попытки шантрапы представить себя этакими ревнителями истины, нравственного императива, а потому неустанно разоблачающими «преступления сталинизма». Чтобы, дескать, воспитывать молодёжь на одной святой правде.

Негодяи без чести и совести рыщут в поисках чёрных пятен в единственном времени, когда наш народ жил по законам человеческим, а не звериным. Рыщут на фоне настоящего погрома в культуре и образовании, учинённого их хозяевами, буржуазией. На фоне того, что даже по официальным данным ежегодно читающих в России становится на 2% меньше. (А населения вообще тоже всё меньше; последняя перепись констатировала – нас минус 2 миллиона). На фоне появления «шедевров» типа фильма «Противостояние» путинского режиссёра Н. Михалкова, имеющих целью вывалять в грязи страну и народ. (Михалков хотел вызвать ужас и своего добился; ужасно сознавать, до чего докатился отечественный кинематограф). На фоне появления в культуре и искусстве той поросли, которой открыла дорогу шантрапа. Кривляющихся, паясничающих, рекламирующих пиццу и собственные зады.

Шантрапа потому так хочет уничтожить всё советское, что оно служит постоянным укором её собственной подлости. Один из ёё видных представителей, худрук театра «Ленком» Марк Захаров, провозгласил даже на страницах «Новой газеты»: «Исчезли, я надеюсь навсегда, пятиконечные звезды».

А вот это уж накось выкуси! Звёзды были, есть и будут, потому что была, есть и будет борьба за справедливое общество. В этой борьбе рано или поздно выбросит работный люд на свалку хозяев шантрапы, буржуазию, и её саму. А социальная революция откроет светлый путь служения своему народу для новой, настоящей когорты интеллигенции, достойной этого имени.

Александр Ставицкий

Источник статьи

 

Метки: ,

Если бы не Сталин, то вас бы и на свете не было


Александр Мильцов

Иосиф Виссарионович Сталин – безусловно величайшая фигура XX века, но ещё не до конца понятая. Полностью раскрыть его роль в истории — эта задача сейчас вряд ли вообще кому-нибудь по силам в условиях катастрофического pегpecca и деградации страны, когда под вопрос поставлено ее дальнейшее существование. Окончательно оценить историческое значение Сталина, возможно, смогут наши потомки, если патриотическим силам удастся взять власть в свои руки, вывести страну из «либерального» тупика и вернуть на путь созидательного социалистического развития.

А пока личность Сталина вызывает различные оценки, порой диаметрально противоположные, однако с явной тенденцией увеличения позитивно оценивающих личность Сталина наших сограждан. С так называемыми «либералами», рисующими Сталина злодеем, кровавым палачом собственного народа, якобы уничтожившим десятки миллионов людей, вести какой- либо предметный и конструктивный разговор о Сталине вообще бессмысленно. Кроме удовлетворения своего «эго» любым путем эти примитивные существа ничего ни знать, ни понимать не хотят. Но, к сожалению, под влиянием антисталинской пропаганды до сих пор находятся еще немало людей, которые не против социализма, осуждают нынешнюю власть и навязанный нам бандитский капитализм, но считают Сталина неким анахронизмом, в силу личных негативных качеств, способствовавшим нарушению законности и проведению массовых репрессий.

Вот для этой категории оппонентов Сталина мне бы хотелось привести несколько аргументов, которые, на мой взгляд, очень важно учитывать при оценке личности Сталина, который жил и действовал в конкретных исторических условиях.

Во-первых, Сталин не сразу стал таким, каким мы его представляем по последнему периоду его жизни. В его судьбе больше всего поражает невиданный взлёт из самых бедных низов до руководителя могучего государства. В юности у него проявился поэтический талант, но, движимый жаждой справедливости, он сделал сознательный выбор, став профессиональным революционером. На протяжении всей своей жизни Сталин менялся по мере того, как развитие событий ставило перед ним все новые задачи и выдвигало его на всё более высокие ступени политической власти.

Во-вторых, надо помнить, что поступки государственного деятеля надо оценивать не просто с неких морализаторских позиций, а с точки зрения того, способствовали они укреплению государства или, напротив, его ослаблению. Помогали они продвигать страну на передовые позиции в мире или же тормозили это движение.

В-третьих, в Сталине каким-то чудесным образом сочетались любовь к России и русской культуре, восхищение русским человеком в его лучших проявлениях, и особенности грузинского национального характера, наложившие неизгладимый отпечаток на его мышление и поведение, не всегда понятные нам, русским.

В-четвертых, развитие СССР определялось не только действиями вождей, но и состоянием самих народных масс, особенностями менталитета, уровнем их культуры и нравственности, идеями, господствовавшими в народе в тот или иной период времени, а серьёзных исследований таких явлений не было и нет.

В-пятых, надо учитывать особенности общемировых процессов того времени. Выдвижение Сталина на высшие посты в СССР, укрепление его власти происходило во времена так называемой Великой депрессии и постепенной фашизации Европы, а эти факторы неизбежно создавали предпосылки для новой мировой войны.

Наконец, надо оценивать поступки не абстрактно, а исходя из конкретной обстановки. Так, разбирая деятельность Сталина в 20-е годы, надо иметь в виду, что партия и страна стояли перед выбором: Сталин или Троцкий. И если кто-то критикует действия Сталина, то пусть он покажет, как развивались бы события в случае победы Троцкого.

29 ноября 2010 года в Санкт-Петербурге состоялась научная конференция на тему «Сталин и Россия». В докладе доктора исторических наук, профессора И.Я. Фроянова «Сталин: перманентная революция и современность», на мой взгляд, очень точно показано, что было бы с нашей страной, если бы в результате внутрипартийной борьбы у руля государства оказался не Сталин, а Троцкий.

Главный тезис Фроянова: перманентная (непрерывная) революция Троцкого схожа с современной глобализацией. Схожа в существенных чертах. Есть основания для предположения, что оба эти проекта разрабатывались «в одной мастерской» — в едином центре надмировой структуры империализма. Едина цель обоих проектов — создание нового мирового порядка без национальных правительств, национальной культуры и национальной самобытности. Троцкий считал это отражением и неизбежным результатом развития мировых производительных сил, которые выходят за рамки национального государства. Аналогична и нынешняя точка зрения апологетов глобализации, призывающих к ингерации на основе глобальной экономики, мирового разделения труда, единой финансовой, информационной и коммуникационной системы. Но всё это — попытки установления контроля над миром.

Троцкий увязывал свою теорию «перманентности» с именем Маркса. Но Маркс и Энгельс не могли мыслить подобным образом, рассуждая о мировой революции, поскольку стадия империализма, когда сформировалась буржуазная теория космополитизма, отражающая стремление империализма к мировому господству, еще не наступила.

Сталин отверг теорию перманентной революции Троцкого, видя в ней гибель для Советской России, которой уготавливалась роль главной жертвы в мировом революционном пожаре. Та же участь предназначается России и сегодня в процессе глобализации.

Мировая революция виделась Сталину маловероятной в тридцатые годы, реальной он считал ленинскую идею построения социализма в отдельно взятой стране. Эту идею Сталин перевел из области теории в реальную практику.

Победа Сталина в борьбе с Троцким имела судьбоносный для нашей страны характер: победи в этой борьбе Троцкий, а не Сталину, СССР потерпел бы поражение в войне с фашистской Германией со всеми гибельными последствиями. Поэтому нынешним хулителям Сталина советую проникнуться одной простой и очевидной мыслью: если бы не Сталин, то вас бы и на свете не было!

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Я совок


Если меня приведут в современном русском городе к бочке с квасом, стоящей в обычном дворе многоэтажного дома, – бочке, возле которой нет продавца, бочке, из которой каждый наливает сколько хочет и кладет в стоящую тут же коробочку мелочь сообразно с ценой, криво написанной на приклеенной к оранжевому боку изолентой картонке, к бочке, которую привозит утром и увозит вечером небрежно вытряхивающий деньги в сумку мужичок на тракторишке… так вот, если кто-то сейчас сделает такое, я признаю, что «раисся всаеть с калееен!» До тех пор не надо мне петь такие песни. Не поверю.
А бочки такие стояли еще в 1991-м, кстати… И еще были кассы самообслуживания в общественном транспорте. Люди клали в них деньги и отрывали билетик…
Разговор не ведется о том, насколько вменяемы те, кто обрушивается с нападками на Совок. Чтобы сразу поставить в этом вопросе точку, я скажу просто: критикующие Совок в сравнении с современностью психически больны.
…А ведь страшные картины беспросветной жизни при Совке, которые нам так любят рисовать, – ложь. Большая и не слишком умная, потому что это было недавно. Еще даже не состарились те, кто там жил и всё видел, а лгущие в большинстве своем слишком замазаны в другой самой разной лжи и чисто внешне неприятны.
Но я буду говорить не о Большой Правде, а о своей, маленькой. О правде: г. Кирсанов, население на 1980 год 23 000 человек, в наши дни оно сократилось в полтора раза Уверен, что это был типичнейший райцентр того времени. Скажу о том, что видел сам.

Начнем с еды
Эта тема лжецам всегда кажется наиболее важной, потому что они лично привыкли думать в первую очередь о своем брюхе. Хорошо.
Так вот, ассортимент в магазинах был меньше на два порядка. Нынешним подросткам или даже уже взрослым это трудно представить: приходишь – а там ни колы, ни чипсов, ни «марса», ни еще очень и очень многого. Нет. Реально нет.
НО!
Совковые куры не пухли от аспирина, а картошке не прививали гены рыбы. И даже добавки в колбасе – это все-таки не та соя, из которой делается сейчас колбаса. Любого сорта, кстати, если кто не в курсе.
Я понимаю, это все неощутимо и неважно…
…Ладно.
Действительно, практически все экзотические фрукты, если и появлялись в наших магазинах, то по большим праздникам (кстати, вкус большинства из них – это просто вкус земляники, и не больше, а некоторые откровенно несъедобны, только и радости, что «экзотика»). Но давайте посмотрим на колхозные магазинчики, занимавшие в моем городе два ряда подвальных помещений в старинных Каменных рядах. От урожая до урожая при стабильной температуре плюс восемь градусов там всегда лежали совершенно сохранные и стоившие копейки картошка, лук, чеснок, помидоры, огурцы, яблоки, груши, сливы, капуста, морковь, свекла, богатейший ассортимент плодово-овощных консервов местного производства. (Понимаете? Мест-но-го производства, дающего работу и отличный заработок примерно 20 тысячам русских мужиков и баб из сел и деревень района!) Наверняка и еще что-то было, просто я забыл.
Хлеб сравнивать смешно: советский был сделан из русского зерна, а не из фуража.
Мясо. На колхозном рынке оно (и не только оно, кстати, там же торговали частники, и никто их не избивал и не гонял: «Я торгую кулубнику, вырашшенную своими руками!») лежало на прилавках ровными рядами. Да, процентов на 20, а то и 40 дороже, чем в магазине, но напомню: тогда на рубль можно было в Москве сутки питаться, да еще и объехать весь город… А магазинное мясо было всяко лучше нынешнего, выращенного на добавках и подкормках.
Картинка же, как некто в нелепом пиджачке, чуть ли не униженно кланяясь, берет с «черного хода» у жирного важного продавца кусман вырезки с переплатой вдвое – это бред позднесоветского кинематографа. Я уж не говорю, что многие мясо покупать считали «баловством» – свой бычок на забой, свинки-кролики… Корм для живности стоил копейки, а то и просто «воровался», и в этом не было ничего страшного – про это «воровство» знали все, оно было чем-то вроде обратного налога, и никто не пытался хапнуть в один клюв вагон комбикорма. Про состав с цветметом я уже просто не говорю. (Кстати, из цветмета было сделано многое в районе: памятники, ограды, приветственные знаки на дорогах. И никто его не крал.)
Пресловутая колбаса лежала в магазинах всегда. Семи сортов точно. В Москву за ней начали ездить в 86-м, при «Горбатом», и эти несколько лет в мозгах многих затмили реальное и длительное прошлое.
Сметана, сгущенка, соки – всего этого натурального и местного производства (молочный завод, завод сухого и обезжиренного молока, плодоовощной консервный завод у нас работали свои!) были моря разливанные. За гроши. За пустяк. Я даже сейчас думаю: надо было бы подороже – не разорились бы, а ценили бы выше.

Работа
Работа была у всех. Точка. Жирная. Критики идут околицей без слов.
Работа – не подай-принеси и не спекуляция. Я понимаю, что как раз это-то многим теперь и страшно! Но что делать! В СССР тунеядцев и спекулянтов жестко (в 80-е уже недостаточно) преследовали… В Кирсанове работали несколько заводов, поставлявших свою продукцию – текстильные станки, одежду, кое-какие сельскохозяйственные машины – за границу, не только в соцстраны и в развивающиеся страны, но и… капиталистам. Я узнал об этом не так уж давно, и для меня это стало таким же открытием, как полученные мной три года назад данные по продажам автомобилей «Жигули» в Бельгию, Францию и Норвегию. Оказывается, в первой половине 80-х годов их туда продавали по нескольку десятков тысяч в год. Та же история была и с кирсановской продукцией. Наш город посылал ее в почти три десятка стран, включая… США. А небольшие кирпичные заводики, пекарни, колбасные цеха были чуть ли не в каждом уважающем себя колхозе.
…В 1985 году мама за 28 часов в неделю получала 140 рублей в месяц, дед – 180 рублей своей «усиленной» пенсии, бабуля – 120 рублей пенсии. От алиментов на меня мама отказалась, у нас на круг получалось 110 рублей в месяц на человека. Рублей 50–80 в месяц расходилось по разным сберкнижкам (их в семье было три, а инфляции в стране не было – я ее себе лет до 16 зримо представлял в образе крысы, душащей несчастного американского орла с долларовой монеты, – была году в 81-м, кажется, такая карикатура в «Крокодиле», врезалась в детскую память…) Потом эти деньги украл у нашей семьи Первый Всенародно Избранный. Сейчас их «возвращают с индексацией» маме – бабушка с дедом мертвы, а индексация в реале покрывает процентов 15–20 стоимости тех, советских вкладов приложимо к покупной стоимости денег.
Низший предел зарплаты в городе был 45 рублей, жить можно было вполне нормально. Напомню, что свет, газ и вода были народные и стоили просто-напросто гроши! – на сороковник. (Кстати, примерно с 1987 года я начал по 25–40 рублей зарабатывать в месяц «для себя».)

Одежда и обувь
Тут у меня к вопросу личное отношение. Никогда не считал его важным и вообще не понимал такой вещи, как мода. На близких по этому поводу я не давил совершенно – вот мама у меня любила, любит и умеет красиво одеваться, я же ее приводил в отчаянье полной неразборчивостью в барахле – что купили, то и ношу. Не помню, чтобы лет до 13–14 у меня вообще возникали вопросы или пожелания по поводу одежды и обуви. Поэтому не могу судить, возможно, дефицит вещей и правда существовал. Хотя, на мой взгляд, 30-летний мужик, млеющий от сознания обладания Джинсами (!), выглядит смешно и мерзко.
Мне завизжат в ответ: вот видите, до чего довел людей Совок! Они мечтали о такой ерунде, она была для них недоступна!
Между тем во многих семьях на детей во времена моего детства просто шили сами по выкройкам из журналов или еще как-то. Одежда получалась отличной. А еще было ателье «Ромашка», где я одевался года с 86-го. Красиво, удобно, а лет с 14 еще и в меру своей фантазии (заработать 20–30 рублей в месяц для подростка было несложно, а сельские ребята заколачивали по 200–800(!) за летний сезон!)…
…Помню, что очень горевал, когда мне стали окончательно малы несокрушимые австрийские горные ботинки, купленные по случаю на воскресном «диком» базаре, – на лугу возле реки. Не знаю, как и откуда они к нам попали, почему были подросткового размера, но они оказались воистину несокрушимы.

Безопасность
Да, в те времена можно было увидеть, как мальчишка выскакивает из дома с утра, забыв надеть сандалии или кеды, а потом носится так до вечера. И никого это не шокировало даже в «городском центре» (понятие тогда очень условное – центр Кирсанова напоминал какой-то дикий парк). А родители про него вспоминали… ну, мягко говоря, вечером (или если он «слился», не сделав какую-то работу, ему порученную, – тоже не редкость). И заметьте, вовсе не от бессердечия. Просто… а ЧТО могло с ним случиться? Ну вот ЧТО?
Мама за меня боялась часто. Но чего боялась? Сломаю ногу. Нападет собака. Утону. Выбью глаз. И еще тридцать три страха – все тогдашние материнские страхи, кроме одного: ни разу, никогда, ни при каких условиях ни ей, ни мне даже в голову не могло прийти, что какой-то взрослый сознательно сделает что-то плохое ребенку. Даже самый пьяно-распьяный. Даже самый отмороженный. Синий от наколок (такие иногда у нас попадались) или злой как собака (и эти были). Но чтобы – ребенка обидел?! «Да чё, я фашист, что ли?!»
Слухи о каких-то маньяках, убийцах, похитителях временами прорывались. Но какие слухи? Сказки из другой реальности. В реальности советский ребенок имел шансов пересечься с ними не больше, чем попасть под метеорит, их пересказывали друг другу в одном разделе с Зелеными Шторами и котлетами из человечины в таинственной «одной столовой».
Впрочем, было одно. Году в 1981–1982 мальчишку и девчонку у нас украли цыгане. Милиция освободила детей в 15 километрах от города, а весь табор поехал с веселыми песнями куда-то на севера¢. Кажется, лет на восемь.
Еще один пацан (ему было лет 15, мне – меньше) застрелил приятеля из отцовского ружья – игрались сдуру, он и вышиб однокласснику мозги. Полгода по городу ходила буквально одна тень несчастного убийцы, и все его сторонились – не со зла, не от сочувствия… просто не знали, как с ним общаться. Потом семья их уехала из города… Мой ровесник – но из другой школы – в 1985 году утонул на одном из прудов (их много вокруг Кирсанова и сейчас), запутавшись в сетях; мне было его, почти мне незнакомого, ужасно жалко, и еще было очень страшно, когда я себе представлял, как он умирал – отлично плававший, буквально на расстоянии школьной линейки-тридцатисантиметровки от поверхности. Хорошо, что в 88-м, когда я сам тонул в болоте, я про этот случай не вспомнил – наверняка утоп бы от паники!
Нет, дети, подростки, конечно, умирали и еще – но как? От чего? Почему? С нынешними днями не сравнить…

Отдых и охрана здоровья
Про детский отдых я говорить отказываюсь. Ни одно государство мира никогда не имело и не будет иметь такой отлаженной и глобальной системы детского отдыха, как в СССР. Точка. Всё.

А взрослый… Да государство просто не справлялось с наплывом отдыхающих! Как думаете, столько «дикарей» – это не показатель высокого уровня жизни граждан, каждый из которых мог две недели отдохнуть на море за 30 рубликов? А по путевке и вовсе бесплатно? Свои дома отдыха, турбазы, стадионы были практически у каждого мало-мальски солидного предприятия. За их малейшее недофинансирование начальника предприятия могли снять. А могли и посадить. За задержку отпуска, непредоставление путевки, пренебрежение нуждами человека – мог слететь с трона любой начальник. До самого верха.
Заграница? Моя мама была в ГДР. Кстати, ей предлагали путевки и в капиталистическую Финляндию, и в социалистическую Венгрию, и в непоймиразбери СФРЮ – но она отказывалась (были личные причины). Десятки тысяч советских людей отдыхали за границей каждый год! А когда сейчас разная публика исповедуется с экранов про то, что «я не моф выефать», мне становится даже смешно. А куда тебя, недоделка, было выпускать? Ты же жрал портвейн в котельной, не просыхал, изображая из себя «непонятого гения». Или находил даже в СССР проституток и «зажигал» с ними. Или просто втихую шипел на «эту страну», получая от нее зарплату за безделье на месте «ыскустваведа» или «крытега». С какой стати тебя должны были куда-то выпускать-то? Чтобы там по тебе, позорище всесветном, судили об СССР? Нет. Выезжали те, кто нормально трудился, кто умел себя вести в обществе, кто на самом деле способен был не уронить высокого звания советского человека. А что, надо как-то иначе? Это был не мир капитализма, где любое чмо, наворовавшее денег, может поехать в Таиланд развлекаться с детьми…
…Медицина в СССР была высочайшего уровня. В нашем Кирсанове делались сложнейшие, столичного уровня, операции. Конечно, тут надо сказать отдельное спасибо Ивану Ефимовичу Фролову, Хирургу от Бога. Но и другие врачи – и в больнице, и в поликлинике – были немногим хуже! А ведь были еще и ФАПы – в каждом селе, в каждой деревне. Была еще одна больница – в большом селе Иноковка. И в Соколове – больница…
Не знаю, брали ли наши врачи взятки. Видимо, некоторые брали, хотя я точно знаю, что в кругу моих друзей и их семей никто никогда за лечение любого вида и типа ничего не платил. Но в нашем Кирсанове в те времена можно было родиться – в родильном отделении. Молочная кухня обеспечивала мам консультациями и отличными продуктами местного производства. Медсестры ходили по домам, где были младенцы, – консультировать опять же. Упаси боже было как-то задеть здоровье ребенка, проявить к нему равнодушие или пренебрежение!
Конечно, люди все равно брюзжали, находили недостатки и обижались. Но если бы им показали кирсановские больницу и поликлинику «ставшей скален раисси!», где в блестящих отремонтированных кабинетах не осталось практически ни единого годного специалиста, а за консультации берут деньги и ничем не могут помочь все равно, вряд ли бы люди из моего детства поверили в возможность ТАКОГО.
Другое дело, что болели люди тогда намного меньше, чем сейчас. А мы, дети, были практически стопроцентно здоровы. Тревожные звоночки звучали – например, рост числа сколиозов, связанный напрямую с вредительством чиновников, заменивших «наклонные» парты «менее строгими». И уж, конечно, никто и не слышал о детских гепатите, сифилисе, массовых сердечно-сосудистых и нервных заболеваниях. ВСЕГО ЭТОГО ПРОСТО НЕ БЫЛО!

Жилье
Да, туалет у нас был во дворе. И я – мальчик из интеллигентной семьи – туда бегал. И завидовал тем, у кого есть теплые и красивые туалеты. Но не очень. А знаете почему?
У 70 процентов моих друзей туалеты были там же. Это раз. А два – в городке нашем ежегодно вводилось в строй примерно 120 квартир. А в очереди на них стояло около 800 семей, и наша была в 1989 году четырнадцатой.
Квартиры ждали тогда подолгу. Но это были БЕСПЛАТНЫЕ квартиры. (Когда я употребляю слово «бесплатный» относительно СССР, читателю надо понимать, что на самом деле это было совсем не так: СССР был ОГРОМНЫМ КООПЕРАТИВОМ, где «бесплатного» на самом деле ничего не было – всё через сложнейшую, тончайшую систему связей-взаимозачетов-распределения, недоступную убогому капитализму даже «в первом приближении», так или иначе оплачивалось: трудом, знаниями, добычей полезных ископаемых, защитой внешней и внутренней… Неуютно себя в такой системе чувствовали только жаждавшие чистогана и безнаказанности «хозяйчики» того или иного масштаба – они буквально выли от злости, не в силах «ухватить» денежные потоки. Денег-то награбить-наспекулировать можно было и тогда. И что? Стоит такому «деловому человеку» сесть как следует в ресторане или начать строить вожделенную дачу, как тут же появляются мужички в гражданском с сакраментальным вопросом: «ОТКУДА?») Человек получал квартиру – и над ним не висели по 25–50 лет «кредиты» и «проценты», начисто выносящие психику подавляющему большинству обитателей нынешнего мира.
Так вот. Угадайте, при какой власти мама, проработав 30 лет в школе, НЕ получила квартиру? Так что дерьмокопатели, ищущие во всем самую мерзкую и грязную «глубинную причину», могут успокоиться – у меня есть вполне меркантильные соображения для ненависти и отвращения к нынешней власти.
Воду и канализацию мне провело не это государство. Я сам. Сам заработал деньги, сам нашел людей, сам провел. Деду в свое время было стыдно пользоваться своими «льготами», ветеранскими и партийными, он все откладывал, хотя ему сто раз предлагали эти подключения – заслужил! А он говорил: «Что люди подумают?.. Да мы потом… Нет, я пока не буду…» Все боялся взять что-то лишнее у своего государства. Что-то необязательное…
…СССР я мог быть что-то должен – за всё, что он давал своим гражданам. РФ – я НИЧЕГО не должен.

Информация
Лет в 13 меня охватил зуд журналочитательства – журналы тогда были очень интересными, надо сказать, информации в них было очень много, а бреда многократно меньше, чем сейчас. Наша семья тогда выписывала кроме местной газеты «Правду», «Учительскую газету», «Аргументы и факты», журналы «Здоровье», «Крокодил», «Роман-газету», «Науку и жизнь» и (всё еще) «Огонек», хотя от него уже начали плеваться, а мне – «Комсомолку» и журнал «Пионер». Я заявил, что у меня информационный голод, и близкие отнеслись к этому с пониманием.
Я получил подписку на газету «Красная звезда»;
журналы:
«Военные знания»
«Зарубежное военное обозрение»
«Техника и вооружение»
«Техника – молодежи»
«Морской сборник»
«Советский воин»
«Военно-исторический журнал»
«Советское военное обозрение»
«Вокруг света»
«Советский пограничник»
«Военный сборник» (задачи из которого я с интересом решал уже тогда).
Я не шучу!!! Номера – практически все – целы у меня до сих пор. На эти журналы я подписывался вплоть до 1991 года (на некоторые и позже, правда, но…). Одно время, недолго, я даже выписывал польский и гэдээровский военные журналы… В польском помог разобраться дед, а вот с немецким он меня гонял – сдвигал брови и огорченно смотрел на внука. Действовало сильно…
Да, в СССР не было интернета. Но говорящие это – иногда вполне серьезно – не думают, что и на Западе его не было тоже. А вот множество изобретений – типа конвертопланов, сиди-дисков и видеокамер-наладонников, ЖК-экранов и прочего – было сделано именно у нас. И я читал о них в этих самых журналах. Именно так, именно там.
Телевидение в СССР было хилым по количеству программ – у нас принимались всего две. И, как я сейчас понимаю взрослым умом, страдало-таки излишней парадностью. Но что до информации – ее качество и подача на советском телевидении были намного грамотней и профессиональней. А главное – намного большим было количество, как это ни странно звучит, информации, чем сейчас.
Это не шутка. Мы тонем в телепрограммах и сообщениях, но… но информации там нет, либо она подана в таком виде, что интересна лишь психиатрам. Реклама, идиотические сообщения о жизни звезд, бесконечные страшилки – всё это смешано в совершенно несъедобный гнилой ком, истекающий кровью, гноем и розовыми соплями. Информацией это назвать может только человек, выполняющий заказ, или больной благоглупостью в летальной форме.
Были библиотеки. Несколько. И очень хороших. И действовал МБА – межбиблиотечный абонемент, позволявший заказывать книги и журналы из областной, центральной, библиотеки Тамбова, «пушкинки», как она называлась.

Образование
Заострять на этом внимание особо я не буду. Скажу только, что образование было реально бесплатным. Когда в одной из школ в середине 80-х выплыла некрасивая история с поборами родителей (копеечными, с нынешними обыденными не сравнить и близко!), под суд пошли сразу несколько человек. Под настоящий суд – за то, что осмелились брать деньги за то, что государством предоставляется бесплатно.
Уровень знаний… Ловлю себя на том, что по физике, алгебре и геометрии я – ненавидевший эти предметы лютейшей ненавистью, не вылезавший после 7-го класса из тройбанов по ним! – знаю больше, чем нынешние хорошисты из 10–11-х классов. Пусть не отличники, но хорошисты.
Конечно, требования, которые предъявлялись к нам, уже не сравнить было со «сталинскими», уже полезли в школу – «партнерствовать с детьми» – их «старшие товарищи», слезливые очкастые «новаторы» с неряшливыми волосиками на лысеющих головах (еще не осмеливающиеся открыто проявить свое истинное – педофильское – нутро, но уже какие-то ощутимо неприятные…), закрутились мутные водовороты вокруг «ранимой личности ребенка» и его «сложных душевных движений»… Но все-таки в школе всё еще требовали. Достаточно жестко. И родители выступали тут со школой единым фронтом, заставляя нас приобретать знания самыми разными, зависимо от семейных традиций, способами – от старого доброго «витамина Р» до «мне за тебя будет стыдно» (кстати, действовало, и очень неплохо!). Остается только поблагодарить и родителей, и школу за насилие над неповторимыми детскими личностями. Отчетливо помня, что мы из себя представляли (на самом деле, а не в глазах ушибленных головой экспериментаторов от педагогики!), я хорошо отдаю себе отчет в том, какой бардак мы бы устроили в школах и во что превратились бы сами, если бы «новаторы» уже тогда одержали победу и водрузили знамя педоцентризма на развалинах системы образования…
…Помимо собственно городских школ – 1-й (элитной), 2-й (позднее, после пожара, сведенной с 1-й в одно новое здание), 3-й (моей родной), 4-й (СОМовской – завода сухого и обезжиренного молока) и 85-й железнодорожной (с шикарным финансированием и всякими прочими «наворотами от спонсоров» – ЮВЖД) в городе были солидный сельхозтехникум (учились иностранцы), два СПТУ (выпускников моментально расхватывали колхозы) и одно из двух в СССР училищ гражданской авиации – организация полувоенная, со строжайшей дисциплиной, готовившая даже африканских «товарищей».

Мечты и развлечения
Тут у меня то же предвзятое отношение, что и к моде. Ну не понимаю я, какие такие «развлечения» и от кого нужны человеку. Нормальному, не больному, не инвалиду… Ладно. Вернемся к Кирсанову моего детства…
О чем мы мечтали? Поскольку книги тогда читали все, то они и служили основой для фантазий. Обсуждать книги (и кино) и додумывать их сюжеты мы могли бесконечно. Наша фантазия работала, как мощнейшая машина, – в сравнении с ней фантазия нынешних детей убога и скучна, потому что «прошита» готовыми яркими (слишком яркими, резкие краски убивают фантазию!) сюжетами, как сотовый телефон после ремонта. Они не сумеют сделать из палки – пулемет. И я не понимаю тех, кто этому радуется – мол, зачем при таком изобилии, можно же купить игрушечный пулемет в магазине!!!
Игрушку – да, купить можно. А умение видеть и мечтать? Нет. Не купите…
…Что интересно – наши мечты вообще не были приземленными. Нам ничего не стоило после урока истории начать обсуждать, где можно было поставить в Фермопилах пулемет (!), чтобы… ну ясно. Честное слово не вру, мы с одним моим тезкой как-то целую пару (два урока труда) разрабатывали проект… переселения индейцев из США в СССР. Клянусь, это было. И было мне лет 11–12, примерно так. Я уже тогда не очень верил (в отличие от тезки) в «благородных индейцев» (не знаю почему), но идея меня захватила своей масштабностью.
Не помню, чтобы кто-то хотел стать космонавтом, честно. Но про космос мы говорили много и жадно, а «нежелание стать космонавтом» проистекало не от безразличия к этой работе, а скорее от понимания, что «не потянем», проистекавшем, в свою очередь, из восхищения этими людьми. А вот военными хотели стать практически все мальчишки. Военный был идеалом, война – нужным и важным делом, делом мужчин. При этом мы, я должен заметить, вполне понимали, что такое настоящая война – и деды рассказывали без прикрас, да и тех, кто «выполнял интернациональный долг», тоже хватало вокруг, а уж они-то и вовсе не стеснялись. Но парадокс – все эти рассказы только усиливали в нас желание быть военными. О том, чтобы «откосить» – не было и речи. Вообще не помню таких разговоров. А лет в 14 зашел как-то перед уроками разговор во дворе – и все мальчишки заявили, что «хотели бы в Афганистан». Все. Не только я и еще парочка таких же, уже посещавших к тому времени клуб «Кандагар», – все вообще.
Но нет – о войне как таковой, как о смысле жизни, мы не мечтали. Наши мечты сводились в конечном счете к тому, что жизнь должна быть интересной. Можно нелегкой (справимся, мы что, девки, бояться трудностей?!) – но обязательно, непременно интересной. И знаете что? Деньги, богатство, карьерный успех в это понятие не входили. Просто не попадали. Мы отлично знали, что такое деньги, зачем они нужны, но… но нас нельзя было купить. Мальчишку из моего детства куда верней можно было обманом заставить совершить преступление, запудрив ему мозги «романтикой» или даже «борьбой за справедливость» (такие истории были в СССР). Один из трех реально существовавших в СССР маньяков, Сливко, заманивал пацанов на смерть, соблазняя их «участиями в секретных испытаниях». Но никто из нас никогда не пошел бы с ним за деньги… Ни за какие.
Понимаете, о чем я?
Мы были наивны. Смелы. Открыты. И – честны.
Я иногда думаю, вспоминая своих сверстников: если бы страной правил Вождь, а не уставшие старики, он бы нашел в нашем поколении невиданной силы и упорства поддержку. И смог бы сокрушить Мировую Буржуинию до конца. Совсем. Навсегда.
Жаль! У нас были мы – наши кулаки, наши мечты, наша дружба, наши надежды. И – не было Вождя для всего этого.
Жаль…
Был в девяностых годах довольно известный тогда детский писатель Алексей Биргер. Много он в своих книжках накрутил-наворотил, но вот в повести «Тайна машины Штирлица», посвященной ребятам 70-х годов, он, на мой взгляд, поразительно точно ухватил суть СССР… Он писал о Москве, но можно то же самое сказать и обо всей нашей стране, о мечтах всех ее мальчишек…

…Вся эта система была нанизана, как на стерженек, на хмурую, почти военную, дисциплинированность, с которой ее принимали. И оттого, когда с ближних заводов ветер доносил жесткий запах железа или пышный, почти по-сказочному пряничный запах свежеиспеченного хлеба, то казалось, где-то намечается великий поход, и это не агрегаты штампуют кузова автомобилей или шарикоподшипники, не с автоматической линии сходят бесконечные батоны и буханки, а где-то кузнецы в кожаных фартуках бьют молотами по мечам, и булочники в белых колпаках широкими лопатами вынимают хлеб из печей, а их подмастерья делают сухари из вчерашнего непроданного хлеба, и эти сухари хоть полгода смогут храниться в заплечном мешке… И мерещились трубы и знамена, и тонкий запах серы от чиркнувшей на кухне спички казался дымным дуновением вручную приготовленного пороха от ствола старинного мушкета… Было в этом и злое колдовство, и доброе. Злое – потому что вот это напряжение, как будто великий город вечно жил в ожидании врага, можно было объяснить только злыми чарами, наведенными на его жителей. И доброе – потому что сквозь это ожидание врага пробивались и расцветали совсем другие ожидания: великих походов за шелком и пряностями, великих странствий в мире, где предателя всегда постигнет кара и где спешившийся на секунду, чтобы глотнуть стакан красного вина, вестовой в запыленных сапогах и в малиновом камзоле всегда даст окружившим его детям потрогать его шпагу… И скакал он в одно из мест с дивными старомосковскими названиями… Сами эти названия тоже звучали музыкой ожидания и надежды, и это было ожидание мира, в котором нет врагов, кроме дурных и подлых людей, мира, в котором благородству не умирать, а негодяям и доносчикам не увидеть, как покатится с плахи голова героя… И злое колдовство, столкнувшись с этими ожиданиями, ветшало и осыпалось, выветривалось из людских душ… мальчишкам было раздолье! Кто скажет, что Крутицкий теремок – это не шотландский замок, в котором отсиживался Алан Брек Стюарт, или не бастион, в котором держали оборону д’Артаньян и три мушкетера, или не гладиаторская арена, на которой бьется фантастический Спартак – Кирк Дуглас, кумир мальчишек тех лет? На этом дворе воображаемый противник (злодеем никто не хотел быть) с трудом поднимал голову и спрашивал: «Стрела… черная?» И слышал в ответ: «Да, черная».

…У нас был кинотеатр. Причем там с 12.00 и до 20.00 шли фильмы. В воскресенье и в каникулы в 10.00 был еще и детский сеанс, в школах продавали «каникулярные абонементы». Не помню точно… кажется, со скидкой. Билет стоил 10 копеек детский; от 30 до 50 копеек взрослый, смотря какой фильм и какой сеанс.
Был еще кинотеатр в клубе железнодорожников, но туда мальчишкам из наших мест было опасно ходить года до 88-го, могли здорово избить. Спасал лишь или совсем мелкий возраст (чтобы трясли с малышей деньги, не помню такого), или идущая с тобой девчонка (железный закон).
Был районный Дом культуры, в двух кварталах от моего дома. Но лично я в нем почти не бывал до 88-го года.
Был даже зал игровых автоматов! До сих пор помню этот закуток – вход со двора, косое крыльцо, несколько комнат (там же была какая-то артель слабослышащих, по-моему…), и в одной из них с десяток «шкафов». «Морской бой», «Телетир», «Ни пуха ни пера!», «Кран», «Торпедой – пли!», еще какие-то… Игра стоила 15 копеек. Кстати, не помню, чтобы там был какой-то ажиотаж или очереди, хотя поиграть, в общем-то, в них все любили.
В 89-м году я в первый раз сел за компьютер – болгарский «Корвет», машину, по классу превосходившую большинство современных ему «западных» компьютеров. И тогда же познакомился с компьютерными играми. Их пускали с магнитофонных кассет – люди помнят такое, я думаю. Я поиграл три или четыре раза в какую-то штуку – надо было расстреливать вражеские самолетики и десантников, – а потом мне стало смертельно скучно заниматься этой ерундой, и больше я компьютерными играми не интересовался.
Но самое-то главное! Самое главное – были улицы и велосипеды. Был стадион – лучший из районных стадионов области, – куча небольших спортплощадок и хоккейные коробки в каждом школьном дворе (на входе в которые тогда не было сигнализации, видеокамер и охранников…). Была замечательная спортшкола. Было несколько великолепных строек – настоящие таинственные города и крепости с подземельями, башнями и мостами (сколько там было сломано шпаг и мечей…) Речка… Ладно, она у нас была плохонькая, но имелись пруды и плоты, а зимой – льдины. Посадки были за околицей, а чуть подальше – настоящие леса. Здоровенная свалка лежала сразу за железной дорогой. Наконец, были просто головы, руки и ноги.

Мальчишки моего времени
Мы пропарывали эти самые руки и ноги ржавыми железками и стеклом, мы разбивали эти самые головы обо всё подряд. Так до нас доходило, что надо быть ловчее, быстрее и смелее – тогда не будет шишек и синяков. Про волшебную кнопку «перезагрузка» мы ничего не знали и где-то в душе понимали, что можно убиться насовсем, но от этого всё было еще интереснее! Мы взрывали самодельные бомбы и клали в костры незаконно добытые патроны. Мы срывались со льдин и приходили домой с сапогами, полными холодной воды. Со стен строек мы тоже падали. А чаще прыгали, чтобы показать, что нам пофиг эта высота. (Мне она была не пофиг, я ее жутко боялся – и прыгал, потому что прыгал.) Нам ничего не стоило превратить лист фанеры в танк, и этот танк ездил. Мы подумывали о том, чтобы сделать свой планер. Хвала богам – на это не хватило технических мощностей, иначе… иначе точно полетели бы! Мы играли в войну по совершенно зверским правилам и ничуть не собирались от этого мучиться комплексами вины и не спать по ночам. Мы просто-напросто дрались по самым тупым поводам, причем чаще всего с лучшими друзьями. Что с чужим-то делить?! Мы питались разной зеленой неспелой ерундой из соседских садов, хотя свои сады у многих тоже были, но это же неинтересно! В 87-м году мы открыли для себя туризм – и именно с этого момента наши родители, думаю, начали седеть по-настоящему… И я прошу у них прощенья и низко им кланяюсь (всем сразу) за то, что они были мудры и терпеливы именно там, где надо быть мудрым и терпеливым, и весьма безжалостны там, где нужна была безжалостность; за то, что они нас любили, и за то, что они не сюсюкали с нами. Мы четко знали, что мы – мужчины, а мужчины – это воины и исследователи. Наши девчонки были, кстати, похожи на нас. Они не стремились «занять гендерную роль мужского типа» – им это было не нужно. Они любили носить красивые платья и хихикать над разной ерундой… Но за ними не заржавело влезть в удобные старые штаны, рубашку и кеды и показать всему миру, что «есть женщины в русских селеньях!» При этом то, что мы – мужчины, а они – женщины оставалось непоколебимой истиной и не подвергалось никакому сомнению, потому что трава летом зеленая, а снег зимой белый…
…За день – обычный, ничем не примечательный день – мы ухитрялись подвергнуть свою единственную жизнь смертельному, без шуток, риску дюжиной различных, в том числе самых идиотских, способов. Родителям об этом мы не рассказывали. Кое о чем они догадывались, кое-что узнавали случайно. Но делиться с ними, как с друзьями, мы не могли и не хотели, потому что ясно понимали: они нам не друзья, они – Мама с Папой, и их надо поберечь, им за тридцать, они уже старые. Кое у кого на этот благородный мотив накладывался не столь благородный, но тоже понятный мотив заботы о своей единственной жопе, на которой приходится много сидеть. Жаловаться на родителей, приди даже кому-то из нас в голову такая вывернутая мысль, было некому и бесполезно, за что я тоже благодарю СССР.
Школа нас ничем привлечь не могла. Если за знания я школу искренне благодарю, то «воспитательный процесс» в ней был активным, всеобъемлющим и… бессмысленным. Школе мы не доверяли и любые ее попытки вовлечь нас в «общественную работу», «организованный отдых» или еще как-то повлиять на нас вне рамок «учебного процесса» нами или тихо игнорировались, или встречались откровенно в штыки. Мы ее терпели, потому что иначе нельзя. Но уроки прогуливали очень часто, особенно когда на улице тепло…
Я с уважением вспоминаю некоторых учителей, охотно признаю профессионализм почти всех остальных – мне лично безразличных или даже неприятных, – но все взрослые, не члены семьи, которые на самом деле оказывали на меня серьезное влияние, к школе не имели никакого отношения: тренеры, инструктора из клуба… Кроме того, видимо уже тогда, мы, мальчишки, подсознательно всеми силами отталкивали от себя «школьно-бабское царство», которое заведомо не могло понять ни нашей тяги к риску, ни опасных игр и экспериментов, ни увлечений, мечтаний и стремлений мальчишки – увы… Мужчины, и только мужчины формировали наш характер и мировоззрение. Не всегда и не везде отцы, увы, но – мужчины. Помню, когда к нам пару раз приезжали московские мальчишки. Мы поражались их ничем не обос­нованной заносчивости и в то же время обычной бытовой беспомощности и, чего греха таить, туповатости, смешанной с нытьем и непривычной для тогдашнего пацана расчетливостью; они в наших глазах походили на баб, в смысле – на худшие образцы женского пола. Не все были такие, но большинство…
Средний же современный мальчишка, попади он в нашу тогдашнюю компанию, просто-напросто не выжил бы как личность. Мы ценили друг в друге умение «не выдавать своих», физическую силу и умение быть интересным…
«…Иных уж нет – а те далече…»
Судьба не пощадила нас. Раскидала, покорежила.
Сейчас я иногда спрашиваю себя: а как же Арнис? Как же тот плотный мальчишка со смешным неисправимым акцентом, второй боксер в нашем отряде – тот самый Арнис… капитан литовской армии А.Скалнис, который на псковском вокзале вышиб мне зуб в ходе нашей неожиданной встречи через много лет после того, как… Как же он? Неужели и тогда – и тогда! – он носил в себе ненависть к «оккупантам», среди которых жил?! Что он думал, сидя с нами у одного костра, переправляясь по канатам, которые он учил нас вязать, через лесные речушки, деля с нами хлеб, – в самом прямом смысле слова?! Неужели носил, как камень за пазухой, – ненависть?! Ко мне?! Но – за что?! За то, что его отцу и матери все три года командировки из ЛитССР в РСФСР платили, чуть ли не вдвое, повышенную зарплату?! За… за что?!
Ведь получается, что так… Нет! Не так.
Тот Арнис не ненавидел нас. Он был моим другом. Он был – из наших. Потом его, наверное, обманули и заколдовали. Ведь он был смел и доверчив, как мы все. Заколдовали и заставили убить, принести в жертву каким-то чудовищным демонам литовского пацана Арниса, который, когда смеялся, щурил голубые глаза и чуть откидывался назад. Который ни за что не предал бы никого из нас, потому что детство – не предают. Друзей не бросают. Никогда. Ни за какие коврижки, помазанные «независимостью» по рецептам из ООН.
Я тебя помню, Арнис. Я и за тебя отомщу тоже. Клянусь тебе, побратим. Клянусь.
Пока я жив, я буду мстить за всех.
За всех. Я не прощу «лисбероидам» ничьей гибели – нелепой и страшной, как нелепа и страшна была гибель Союза…
…Я – «совок». Неисправимый «совок».
СОВОК.
Совесть.
Отвага.
Верность.
Образование.
Культура.

И никак иначе! Честь имею!

Олег ВЕРЕЩАГИН

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

«Одураченная Россия… Легко! «


Любимой телепередачей россиян вместо «Клуба путешественников» теперь, похоже, стало «Поле чудес» — пространство обмана в легендарной «Стране дураков» из сказки о Золотом Ключике и Приключениях Буратино. «Ах, обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад!» — писал российский поэт. Масштабный обман, фактически ставший одурачиванием гигантской страны с многомиллионным населением — в принципе вовсе не глупым, оказался успешнее военного вторжения. Анализ случившейся в России катастрофы проводился неоднократно разными авторами. Вот фрагменты подобного материала, полностью размещенного также на этом сайте.

ВОЙНА ПРОТИВ РОССИИ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Россию было невозможно завоевать силой, но оказалось легче ее попросту купить. За годы «рыночных реформ» страна подверглась катастрофическому разорению, расхищению и распродаже ее ценностей, производственных мощностей и природных ресурсов — в пользу иностранных структур, во вред самой России и ее населению, в явный и гигантский ущерб национальной, государственной безопасности. Масштабы этого инспирированного вредительства, разорения и захвата страны — сравнимы с последствиями полнообъемной разрушительной войны. Этот процесс продолжается и сегодня; а от полного разорения и захвата страну пока спасают всего лишь два фактора: высокие мировые цены на распродаваемые Россией природные ресурсы (главным образом — нефть), что является случайным и ненадежным фактором, и наличие ядерного оружия, которое может оказаться бесполезным в условиях его технологической деградации или применения противником иных видов оружия — бактериологического или психологического, например.

Разрушительные для страны реформы явились результатом удачного применения именно психологического (идеологического) оружия, когда буквально одурманенное пропагандой реформ в 90-х годах население как бы «демократическим образом» выбрало руководство страной, также успешно одурманенное навязанными извне экономическими теориями, сработавшими на благо иных стран и во вред самой России, на ущерб для независимости и безопасности Российского государства.

С конца 80-х годов 20-го века была успешно реализована масштабная диверсия против государства СССР: диверсия идеологическая, экономическая и политическая. Ее итогом стал катастрофический распад Советского Союза, подобные катастрофические признаки имеются и в современной России при продолжении реформ, которые именуются «переходом к рыночной экономике». Запущен в ход чрезвычайно эффективный механизм самоуничтожения изнутри СССР и далее — России, поскольку после распада Советского Союза такая же диверсия успешно продолжается против Российской Федерации — исключительно в интересах иностранных держав, стремящихся ослабить и уничтожить Российское государство и истребить его коренное население, чтобы завладеть территориями страны, ее реальными ценностями и природными ресурсами.

Известен документ 1945 года, называемый часто «План Даллеса» и авторство которого приписывается тогдашнему генералу Аллену Даллесу — впоследствии директору ЦРУ США. При некоторых сомнениях в авторстве, тем не менее, документ достаточно точно отражает цели и методы идеологической войны, которая велась почти полвека против СССР и продолжает вестись далее против РФ — средствами воздействий на умонастроения как масс населения, так и руководства страны. Имеет смысл познакомиться с этим документом, раскрывающим некоторые очень эффективные приемы информационной, идеологической и организационной манипуляции людьми.

«Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, — все золото, всю материальную мощь — на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.

Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них желание заниматься изображением и исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино — все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать тех так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства — словом, всякой безнравственности.

В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу — все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.

И лишь немногие, очень немногие, будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать их духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку всегда будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов.

Вот так мы это и сделаем…»

Аллен Даллес, 1945 г. «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР».

(Аллен Даллес (1893-1969) В 1942-1945 руководитель политической разведки в Европе. Работал в ЦРУ с момента его создания в1947 году. Организатор разведывательной и шпионско-диверсионной деятельности против СССР и других социалистических стран, один из идеологов «холодной войны». Директор ЦРУ в 1953- 1961 годах.)

Результаты проводимых в стране преобразований слишком похожи на основные установки этого документа, чтобы можно было не считаться с принципами и устремлениями тех, кто разделяет идеи, похожие на то, что в нем изложено. Налицо чрезвычайная эффективность проведенной и проводимой далее натуральной диверсии, имеющей несколько аспектов.

1. Диверсия идеологическая.

Мало найдется в истории человечества таких событий, когда богатое и мощное государство, переживавшее банальный и совсем не смертельный экономический кризис из-за ошибок тогдашнего руководства, могло быть столь эффективно разрушено и разорено не путем военного вторжения, а с помощью умелой информационной идеологической диверсии — феноменального обмана населения и руководства страны, имеющего целью — психологическую деструкцию и деформацию менталитета. «Когда боги хотят кого-то погубить, они лишают его разума», — говорили в древности. «Разруха прежде всего в головах!» — известная фраза булгаковского героя подтвердилась наглядно и точно. Основой идеологической диверсии стала оголтелая пропаганда трех слов — «свободы», «демократии» и «рынка».

Не подвергая подробной расшифровке эти слова, идеологи реформ навязывали их населению, осуществляя буквально психологическую атаку типа гипнотического массового внушения или т.н. «зомбирования» людей, внедряя их в сознание и подсознание людей наподобие нынешней телевизионной рекламе. Что понималось под «свободой», «демократией» и «рыночными отношениями» — точно и подробно не растолковывалось, видимо, намеренно, поскольку каждый подразумевал свое понимание этих терминов в контексте своих личных желаний, надежд и иллюзий, а это успешно продвигало идеологию реформ и способствовало привлечению масс на сторону реформаторов.

Более того, происходило неправомерное пропагандистское отождествление свободы слова, свободы предпринимательства, демократии и рынка — все это подавалось вместе как единый комплекс явлений, как некая единая цель преобразований, хотя понятно, что эти сущности достаточно независимы и могут быть или не быть в обществе и государстве отдельно одно от другого. Рыночные отношения могут развиваться и при политической диктатуре, а свободное (или точнее — стихийное) предпринимательство осуществляться в условиях разнообразной цензуры. Более всего политических спекуляций было и продолжается в связи с абстрактным термином «свобода».

Однако, в реальности (а не в фантазиях и не в пропагандистских лозунгах) свобода не может быть абстрактной и абсолютной — такого нет в принципе, НЕТ «СВОБОДЫ ВООБЩЕ», свобода всегда конкретна и имеет объект или субъект действия и вид этого действия. Свобода передвижения на автомобиле без правил дорожного движения (по встречной полосе, например), как правило — приводит к трагическим последствиям. Свобода делать полезные дела или свобода вредительства, свобода объективной информации или свобода лжи и мерзости — все это разные виды свободы. Свобода слова, ставшая свободой обманов, клеветы, оскорблений, насмешек и глумления, в частности, ведет к деформации общественного сознания, к оболваниванию людей, к искажению их представления о действительности, к обидам, конфронтации и даже к реальным войнам с гибелью множества людей.

Пропагандируемая реформаторами «свобода предпринимательства» — без разумной оценки и контроля пользы или вреда от предпринимательской деятельности, без ограничений и конструктивных целей — имеет наряду с явной выгодой для некоторых также негативные побочные последствия: так, грабеж обогащает грабителя, но разоряет тех, кто является его жертвами. Также и демократия не может быть благом, если она реализуется как решение проблем не способом позитивного использования конструктивно ориентированного РАЗУМА множества людей, но путем чисто АРИФМЕТИЧЕСКОГО ПРЕВОСХОДСТВА большинства голосующих, которые могут заблуждаться или быть намеренно обмануты, а то даже и подкуплены.

Проблемы информационной терминологии сыграли и продолжают играть важнейшую роль в произошедшей и продолжающейся идеологической диверсии: не было тогда, нет и по сей день однозначного, четкого определения — что же именно подразумевается под этими терминами, нет их достоверной расшифровки, однозначного толкования, четкого анализа, каждый понимает их по своему, оттого совершенно разные по направлениям и целям партии используют их в своих программах и пропаганде.

2. Диверсия политическая.

Отказ от однопартийной системы пропагандировался как свобода выбора управления государством либо с помощью коалиции партий, либо той партией, которая более популярна среди населения, точнее — которая наберет арифметически большее число голосов ее сторонников. Однако, вместо совместного поиска разумного конструктивного выхода из кризиса и пути дальнейшего развития страны многопартийная система привела пока только к разрушению совместной позитивной стратегии и к идейному разобщению, а также и к дискредитации среди населения партийного строительства, партийной жизни и декларируемых целей разных партий.

Пропагандировалась как часть партийного плюрализма также т.н. «деиделогизация» экономики и политики, однако, реально вводилась идеология стихии и отказа от РАЦИОНАЛЬНОГО подхода к организации существования государства, попросту говоря — безумие. Более того, фактически идеологией страны, ее национальной идеей стал девиз «обогащайтесь!» — без учета способов и технологий обогащения, реальной пользы или очевидного вреда для общества и государства, долгосрочных последствий и дальнейшего состояния окружающей среды, включая общественные отношения и безопасность государства.

При образовании в стране мощных частных олигархических структур реальную власть на деле получили, скорее, финансовые структуры, банки, РАО ЕЭС, Газпром, нефтяные компании, и т п., а вовсе не государственные органы власти, не «демократически выбранное» руководство страны, не Парламент, похоже, и не Президент даже. Официальные органы власти в стране фактически стали разновидностью прислуги у олигархов, финансовых структур и владельцев базовых сырьевых ресурсов. При наличии этой имитации политической жизни и иллюзорной многопартийности — власть в стране фактически перешла к иностранным менеджерам и управляемым ими — сознательно или бессознательно — местным представителям их интересов.

3. Диверсия экономическая.

В связке с диверсией идеологической и политической — как теоретическим обоснованием реформ — проходит уже второе десятилетие диверсия экономическая, это введение по рецептам иностранных советников — стихийных и даже разрушительных изнутри для государства рыночных отношений в экономику, подчинение экономики страны принципам «экономики рынка», вовлечение страны в «мировой рынок», в «глобализацию», а фактически — в некий «мировой лохотрон», в котором могут выиграть только его организаторы, но не вовлеченный в игру чужой пришелец, посторонний игрок извне, каким является сейчас Россия.

Россиян завлекали и продолжают завлекать в рыночную экономику и в т.н. «мировой рынок» ссылками на примеры достаточно развитых стран, которые безбедно существуют будто бы благодаря именно рыночной экономике. Однако, и эти «развитые страны» имеют массу экономических проблем, а главное — замалчивался и продолжает замалчиваться очевидный факт, что в тех же условиях рыночной экономики существует множество бедных и даже беднейших государств, в которых рыночная экономика содействовала и продолжает содействовать процессам их разорения и разграбления более сильными и богатыми государствами.

В Государстве Российском бездумно или напротив — по специальному деструктивному плану — реализовывался принцип так называемой самоорганизации: «рынок все поставит на свои места». Что это означало в реальности? Фактически — далекую от государственного прагматизма практически бесконтрольную стихию и анархию в экономике! Государственные органы власти и управления снимали шаг за шагом с себя функции контроля и регулирования, а также и ответственность за состояние важнейших основных стратегических систем жизнеобеспечения государства: прежде всего — наличия и качества продуктов питания в стране и ее продовольственной независимости, доступного и достаточного энергоснабжения, транспортных и жилищно-коммунальных структур и коммуникаций, здравоохранения и образования населения, его физической культуры и нравственного воспитания, научных институтов, высокотехнологических разработок, военно-промышленного комплекса и даже армии.

В кризисной ситуации этого никак нельзя было делать! Без государственной политики поддержки позитивных тенденций интенсивно развиваются словно сорные растения — негативные тенденции. Можно в какой-то степени отходить от жесткого государственного регулирования только в состоянии достаточного благополучия и успешного развития перечисленных и других стратегических систем жизнеобеспечения государства в целом.

Как заявляли идеологи реформы — «чтобы научить людей плавать, надо бросать их в воду, пускай учатся выплывать сами». Эти заявления звучали с хорошо оборудованных «плавсредств» от людей, прекрасно обеспеченных в том числе за счет иностранных дотаций. Предложенная реформаторами технология «обучения россиян самостоятельно выплывать в экономической стихии» обрекла десятки миллионов граждан России на обнищание и деградацию, а страну на разорение. Миллионы высококвалифицированных специалистов были вынуждены эмигрировать и работать далее на благо других стран, еще миллионы потеряли работу и квалификацию в борьбе за выживание в России.

Рынок — сфера торговли, перераспределения ценностей, а не их производства. Рыночная экономика дает преимущества и прибыль прежде всего торговцам, посредникам, перепродавцам и спекулянтам, а вовсе не производителям реальных ценностей. Торговые наценки могут достигать десятков и сотен процентов, то есть, перепродавец просто на манипуляциях товаром может получать гораздо больший доход чем те, кто организовывал научные и технологические разработки, добывал сырье и средства производства, а также и производил этот товар. Рентабельность торговли часто гораздо выше рентабельности производства, поэтому реальное производство сегодня в России хиреет, а торговля процветает — главным образом за счет гигантской распродажи на экспорт невосполнимых природных ресурсов.

Путь в рыночную экономику был предложен и осуществлялся через введение «свободных цен», приватизации госсобственности, и «свободы предпринимательства». Пропагандистские аргументы за эти принципы были и остаются следующими:

1. «Свободные цены определяют истинную цену товара — он стоит столько, сколько может заплатить покупатель. При высоком спросе цены растут и появляется возможность производить товара больше, тогда и цены снижаются.»

Однако, введение этого субъективного принципа как абсолютной истины — очевидный обман! Этот принцип саморегулирования рынка — не абсолютен и не универсален. Он позитивно срабатывает только в определенного ряда случаях и при ИЗБЫТКЕ предложения, а не при дефиците, при котором цену можно завышать беспредельно и получать высокий доход не за счет роста производства, а за счет субъективных факторов — панических слухов, ажиотажного спроса и пр. К тому же выручаемые сверхдоходы не обязательно вкладываются в рост производства, они могут пойти на более выгодные виды бизнеса — в том числе на криминальные, или на прорыв во власть. А для сокрытия масштабов обмана и величины наживы создан инструмент т.н. «коммерческой тайны»: наряду со «свободными ценами» это позволяет устанавливать любую надбавку для извлечения сверхдоходов.

2. «Государственная собственность менее эффективна, нежели частная, поэтому надо все приватизировать ради большей эффективности работы предприятий.»

И это также умышленный обман, когда утаивается часть информации — причем, важнейшая! Собственник действует в СВОИХ интересах! Государство распоряжается госсобственностью — более или менее эффективно, однако (в разумном государстве) — в интересах государства и его населения. Частный собственник использует собственность, возможно, с большей эффективностью, однако в СВОИХ интересах, без особого учета пользы или вреда для окружающей среды, для государства и населения, нередко во вред более чем в пользу, но для частника это неважно — была бы личная или клановая нажива!

Как правило, приватизированные предприятия, работая в интересах максимальных доходов для своих владельцев, сокращают расходы на оплату работников, социальные программы и охрану труда, что ухудшает качество жизни российских граждан и ведет к ущербу для населения и к социальным волнениям. К тому же, приватизированные предприятия для максимальных прибылей либо продают свою продукцию за границу, лишая этой продукции Россию, либо вынуждают российских потребителей, включая даже государственные стратегические объекты, приобретать эту продукцию по завышенным ценам, ориентированным на т.н. «свободные цены мирового рынка». Случалось, что энергетики, продающие электроэнергию в иные страны, отключали от снабжения при «недоплате» даже российские воинские части, что также противоречит принципам безопасности государства.

И еще один грандиозный обман приватизации: кто бы ни был собственник предприятия — государство или частная компания, эффективность зависит не столько от собственника как такового, сколько от квалификации и эффективности специалистов управления — менеджеров, технологов, директоров, инженеров. Если акции какой-либо компании переходят из одних рук в другие, для эффективности работы вовсе не это важно, а качество работы квалифицированных управляющих. В разумно организованном государстве управление госсобственностью вполне может быть не менее эффективным, чем в частной фирме: те же менеджеры при должном контроле и заинтересованности в результатах могут обеспечить высокоэффективное производство независимо от вида собственности.

Разве государственные железные дороги и Аэрофлот, энергосистемы и газо-нефтедобывающие отрасли, важнейшие заводы и предприятия до приватизации работали из рук вон плохо? Приватизация либо разорила многие из них, либо заставила работать на частную наживу, а вовсе не на пользу стране и населению, не ради независимости и безопасности государства. А отчисляемые частником в бюджет налоги — сущая малость в сравнении с общими доходами и пользой, которые государственное предприятие может приносить государству и населению при разумном пользовании и эффективном управлении. К тому же равенство форм собственности, записанное в Конституции, нынешней приватизацией подорвано, поскольку зачем-то приватизировано уже почти все, даже самые важнейшие стратегические ресурсы и системы жизнеобеспечения страны и населения. Планируется приватизация Росатома даже!!!

В разных странах приватизированные предприятия были затем ренационализированы, деприватизированы — для пользы государства и его населения. Но в России, несмотря на очевидный причиняемый вред, приватизация продолжается, за какие-то довольно скромные деньги продаются либо наглядно доходные предприятия, как «Славнефть», например, либо очевидно полезные для населения структуры, в частных руках переориентированные или на рост тарифов, или даже на явный вред. Так муниципальные общедоступные бани превращаются в дорогие элитные номера; где была детская поликлиника — там теперь косметический салон; на месте книжных магазинов процветают алкогольные ларьки; вместо Домов культуры работают казино, а в помещениях бывших диетических столовых — теперь стриптиз-бары. Денежные поступления в бюджет, возможно, и растут, но колоссальный вред от такой приватизации просто неисчислим!

Но самый парадоксальный эффект приносит приватизация в тех случаях, когда российские предприятия продаются иностранцам. Вместо внедрения передовых технологий и современного оборудования для обновления предприятия в российской собственности и для пользы России — такие предприятия, фактически захваченные иностранцами словно в результате завоевания, работают в доход и пользу иностранным владельцам, используя российские территории, сырье, энергию и низкооплачиваемый труд россиян, при этом — производя продукцию, которая может использоваться также и в ущерб безопасности России. Доход России от этого — опять только некие налоги в деньгах, а реальный вред непредсказуем и может быть огромен.

Приватизация в России — то есть, перераспределение государственной собственности и ценностей происходит по навязанным стране извне шулерским законам, принятым в качестве основы экономических принципов — подобно розыгрышу денег в некоем казино: обогащение немногих за счет проигрыша остальных путем явно мошеннических или формально легитимных манипуляций. Существенная разница, впрочем: хозяева казино также получают прибыль, а Государство Российское в итоге реформ — разоряется и попадает в прямую и жесткую зависимость от иных государств, диктующих ей свои «правила игры», итог которой в перспективе — захват и колонизация страны хозяевами «мирового рынка» в процессе так называемой «глобализации экономики». Комиссия Государственной Думы еще в 1997 году сделала четкий вывод: приватизация в России явилась масштабной диверсией против государства.

3. «Свобода предпринимательства»

Этот принцип в проводимой «рыночной реформе» в России явился и продолжает являться не только обманной пропагандистской ловушкой, но и очередным оружием разрушения изнутри российской экономики и государственности. Согласно ст. 34-й новой Конституции России, каждый имеет право на предпринимательскую и иную экономическую деятельность. Вот эта статья:

Статья 34

1. Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

2. Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

В статье никак не разъясняется, не расшифровывается, не уточняется — что же понимается под «предпринимательской и иной экономической деятельностью» и как эта деятельность соотносится с «побочными эффектами» от нее, то есть, с приносимой пользой или причиняемым вредом для общества и государства: разрешено все, что не попадает в перечень запрещенного по закону, но закон предусмотреть всего не может! Прежде всего, даже Основной Закон не предусмотрел фактора пользы и целесообразности предпринимательства, тем самым — выводя эти принципы вообще за пределы основ деятельности и определяя чисто экономический — доходный фактор не только главным, но и фактически — единственным критерием успеха предпринимательства.

Кстати, прежняя Конституция РСФСР в статье 10-й позволяла закону, исходя из общественных интересов, устанавливать пределы свободы экономической деятельности. В новой же Конституции РФ свобода экономической деятельности не ограничивается никакими общественными интересами, соображениями пользы и целесообразности или проблемами государственной безопасности! Тем самым критерий максимальной прибыли ставится выше критериев приносимой пользы или даже безопасности государства: «все на продажу ради наживы» — этот девиз стал руководством к действиям и своего рода «национальной идеей» в эпоху рыночных реформ в России.

Надо же отличать естественное стремление людей к улучшению своей жизни и к благосостоянию в комфортной среде от оголтелой бездумной алчности, не считающейся с пользой или вредом для окружающей среды, которая включает не только природные факторы, но и отношения в человеческом обществе, и состояние безопасности в государстве. Базирующаяся на алчности как на своего рода «национальной идее» свобода предпринимательства, введенная рыночными реформами в России, практически освобождает бизнесменов от подобных забот, ограничивая внимание только технологиями извлечения дохода — без оглядки на последствия, а документ об уплате налогов становится как бы индульгенцией, свидетельством о «безгрешности» бизнеса.

Естественно, каждый предприниматель, вкладывая в дело свои средства и силы, рассчитывает на прибыль от своей деятельности. Однако, без поощрения со стороны общества и государства именно ПОЛЕЗНОГО предпринимательства — опережающим образом развиваются и прогрессируют отнюдь не полезные виды деятельности, а чаще явно вредные и даже преступные, поскольку они, как правило, имеют гораздо более высокий доход и высокую рентабельность — то есть отношение прибылей к затратам: наркоторговля, например. Парадокс, но этот фактор никак не замечается и не учитывается в пропаганде «свободы предпринимательства» .

Более разумным было бы введение свободы именно полезного, конструктивного предпринимательства и не в полную замену госсектора экономики, а в помощь ему, в ДОПОЛНЕНИЕ там, где госсектор не обеспечивает в необходимом объеме производство нужных товаров и оказание позитивных услуг. Именно так сделано, например, в Китае, где разумно направляемое предпринимательство работает на укрепление, а не на разрушение страны, экономика растет, а не чахнет, и государство укрепляется, а не деградирует.

Так в 90-х годах успешно действовало в России позитивное предпринимательство — так называемые «челноки» обеспечивали страну продуктами и товарами бытового обихода в условиях стагнации собственного производства и наличия продовольственного дефицита, доходящего в начале 90-х годов фактически до грани голодного вымирания населения, то есть, предприниматели работали на благо стране в помощь не справлявшимся с проблемами государственными структурами — в добавление, а подчас и в полную замену их работы.

Но в России интенсивно развивается предпринимательство, которое дает бизнесменам высокие прибыли, однако приносящее минимум пользы, бесполезное или даже причиняющее ущерб как отдельным гражданам, так и группам, всему обществу и государству в целом. Цели такого предпринимательства — изъятие денег и прочих ценностей от населения и государства, а вовсе не приносимая польза, и чем больше доходов получают бизнесмены от такого бизнеса, тем больше в подобный вкладывают; происходит лавинообразный рост предпринимательства, не приносящего реальной пользы. Примеры: реклама, шоу-бизнес, ростовщичество, игровой бизнес и т.п.

Продолжается массированный вывоз капитала за границу и вложение его в развитие иных стран — поскольку бизнесменам там вкладывать средства выгоднее; это происходит в ущерб России, поскольку, даже если они привозят какие-то налоги, они привозят только деньги, а развития своего производства в стране почти нет. Без наличия главного критерия деятельности в стране — приносимой пользы — в стране нарастают деструктивные тенденции обогащения малой прослойки населения за счет ущерба стране и населению, то есть, сознательного или бессознательного вредительства.

Если государство как менеджер управления и развития страны — в 90-е годы работало вовсе неудовлетворительно, то сегодня его работа может оцениваться удовлетворительно только условно, поскольку при некотором упорядочении госструктур и отдельных позитивных переменах — общая тенденция разорения и деградации государства продолжается. Продолжается поощрение и развитие непроизводственного бизнеса. Инфляция в стране существенно опережает рост ВВП, а это наглядный деструктивный фактор, отражающий стагнацию и ненадежность в экономике.

Свобода предпринимательства без учета приносимой им пользы или вреда — утверждает ложные, деструктивные критерии: однако, не деньги сами по себе нужны, а реальные ценности, ПОЛЬЗА для страны. Денег в резервах Центробанка и в стабилизационном фонде имеется много, а в стране разруха — деградирует сельское хозяйство, медицина, ЖКХ, образование, наука, культура, ВПК и армия, население вымирает и дичает, приглашаются и призываются иностранные инвесторы, хотя в самой России денег избыток; стране нужны конкретные товары, технологии, ресурсы, производственные комплексы, механизмы, компьютеры и т.д. , а вовсе не деньги сами по себе. И доход важен не в деньгах, а в конечном итоге — в реальных ценностях и пользе для страны и ее населения.

4. Ложь о конкуренции.

Пропагандисты рыночных отношений заявляют, что конкуренция частных предпринимателей заставляет их работать более эффективно, повышая качество товаров и снижая цены. Опять-таки этот принцип срабатывает позитивно лишь при ИЗБЫТКЕ соответствующих товаров и услуг. Наглядный пример: пока мобильная сотовая телефонная связь в стране была неразвита, разные фирмы и операторы связи могли устанавливать сколь угодно высокие цены и тарифы, хотя монополии в этой сфере не было изначально, однако был дефицит. Как только появился избыток предложения, обусловленный колоссальным импортом аппаратуры, цены резко упали и операторы связи снизили цены и тарифы максимально — в конкурентной борьбе за потребителя.

Пропагандистами рыночных отношений замалчивается фактор корпоративного сговора конкурирующих фирм, когда цены по взаимной договоренности не опускаются ниже определенного уровня, чтобы все сговаривающиеся фирмы могли извлекать максимум прибыли из завышенных цен, не снижая их даже при наличии такой возможности. Еще один фактор неэффективности конкуренции для снижения цен: это антидемпинговые действия и законы, запрещающие снижать цены одним фирмам, чтобы не причинить убытка другим, поддерживающим цены на определенном уровне. В качестве антидемпингового инструмента применяется в том числе обычный рэкет, то есть преступные методы вплоть до физического устранения конкурентов.

Бездумное введение конкуренции вместо конструктивного сотрудничества вносит в общественную жизнь и экономику страны деструктивные явления крайнего антагонизма, направленного не только на выигрыш в конкурентной борьбе, но и на реальное уничтожение конкурента. Десятки тысяч убийств ежегодно уносят множество активных и энергичных представителей населения, которые в иной обстановке могли бы принести стране намного больше пользы, чем приносят ей и получают себе оставшиеся в живых «победители» в конкурентной войне, которую правильнее было бы назвать разновидностью гражданской войны.

При плановой экономике в СССР явные монополисты — государственные заводы военной и космической техники успешно справлялись с выпуском высокотехнологичной продукции мирового уровня, а в то же время, скажем, Аэрофлот, Морфлот, Речфлот, МПС, Энергосбыт и прочие также ГОСУДАРСТВЕННЫЕ структуры исправно и дешево — безо всякой конкуренции обеспечивали население своими услугами, поскольку их задачами и целью было именно обеспечение, а не извлечение максимальной прибыли («дать» — а не «получить»!). Частные же структуры — в погоне за прибылью (цель более «получить» — нежели «дать»!) в условиях конкуренции вынуждены, в частности, снижать свои затраты, поставляя некачественный товар (например, фальшивые лекарства, наводнившие страну, или некондиционные продукты), либо расходовать средства на рекламу, закладывая эти расходы в цены и тарифы: в любом случае в ущербе оказывается потребитель.

Никакая конкуренция не будет нужна, если новые технологии дадут ИЗБЫТОК товаров и услуг, а эти технологии могут достигаться при активных государственных инвестициях, ЕСЛИ ГОСУДАРСТВО СТАВИТ ЦЕЛЬЮ БЛАГОПОЛУЧИЕ И ПРОГРЕСС, а не превращение страны в большой базар. Обеспечить абсолютно всем необходимым страну и ее население могут не рыночные отношения, не приватизация, конкуренция и конфронтация, но развитие науки и эффективные высокопродуктивные технологии производства, направленные на благо страны, ее населения и государства в целом. Так лодочная и паромная переправа в конкуренции частных собственников плавсредств оказывается абсолютно ненужной и неэффективной после постройки через реку моста.

Все проблемы производства необходимых ценностей и даже получения их избытка могут эффективно решаться не путем конкуренции и конфронтации, но разумным применением научных разработок и высокопродуктивных технологий на пользу стране, населению и государству. Франция обеспечила себя энергией на 70 процентов за счет таких технологий — применения АЭС, Египет резко прогрессировал после постройки Асуанской плотины. В СССР в конце 80-х годов производство куриных яиц, к примеру, стало избыточным из-за распространения прогрессивных птицеводческих комплексов. В 1990-м году урожай зерновых в СССР был феноменально высоким, но его не смогли полностью собрать из-за неорганизованности и неэффективных технологий.

Вместо логичной и благой цели, имеющей в виду стабильность и безопасность государства — обеспечения благосостояния и независимости страны, повышения уровня и качества жизни ее коренного населения, его образования, культуры, медицинского обслуживания, жилищных условий — однако, цель нынешнего руководства страны, направляемого реформаторами и захватившими сырьевую и производственную базу олигархами, декларируется как «обеспечить конкурентоспособность России в мировом рынке» — то есть, возможность любыми путями и средствами добиться того, чтобы как можно более успешно и далее распродавать в иные страны максимум добытых и произведенных в стране ценностей — вместо использования их в России, в российской экономике и на благо российского народа и государства.

Разрушительная психологическая (идеологическая) фактически диверсионная обработка населения и руководства России продолжается и сегодня, когда и у деградирующего населения, и у вводимого в заблуждение относительно ситуации в стране и дальнейших прогнозов руководства страны, видимо, буквально потерялся инстинкт самосохранения, что мешает проведению принципиальных перемен в экономической политике, направленных на безопасность государства, на благо России и ее народа. В стране фактически идет пропаганда корысти и алчности, легкомыслия и жестокости, гедонизма и маргинала; в обществе нарастает безразличие к судьбе страны, взаимовражда, ненависть и агрессия, прогрессирует преступность, чем усугубляется процесс самоуничтожения государства.

Пока страна не добьется эффективного самообеспечения насущными товарами, медицинским обслуживанием, общедоступным образованием и прочими институтами для высокотехнологичных разработок уверенного и прогрессивного развития и не высвободит существенную часть населения для прогресса в науке и передовых технологиях, Россия обречена на дальнейшее разорение по «законам мирового рынка». Три беды — глупость, алчность и лень — губят людей и народы, они же могут стать причиной уничтожения как России, так в перспективе и всего человечества.

«Одураченная Россия… Лохотрон.»

РЕСТАВРАЦИЯ КАПИТАЛИЗМА.

Голосуя за новую Конституцию в 1993 году, граждане России, не вчитавшись в ее текст, видимо, и не подозревали — какой катастрофический перелом в экономических и общественных отношениях утверждает новый Основной Закон страны. Подмена первоначального текста Проекта Конституции, незаметно произошедшая к тому же за несколько недель до референдума, осталась вне внимания россиян и средств массовой информации, а разбираться в юридических тонкостях законодательных актов даже специалисты не всегда успешно могут. Утвержденный 12 декабря 1993 года новый Основной Закон стал таким образом еще одним звеном в цепи обманов граждан России, которых реформаторы путем подлогов, лжи и изощренной пропаганды ввергли в процесс уничтожения своего «государства для народа» и восстановления системы олигархического государства, фактически некоей разновидности «феодального капитализма».

Согласно универсальным принципам Второго Начала термодинамики — замкнутые системы могут только деградировать, а динамически развиваться и прогрессировать могут открытые системы за счет получения извне энергии, информации и прочих поступлений. Однако, если капитализм в современных мировых державах развивался в основном за счет ограбления зависимых стран и их населения, то нынешняя попытка реставрации капитализма в России проходит за счет ограбления собственной страны и ее же народа, то есть, явной деградации государства. Обогащение прослойки нуворишей идет за счет обнищания основной массы соотечественников и феноменального разорения России: при падении реального производства в стране в несколько раз — получать высокие доходы можно лишь путем изъятия средств у населения и ресурсов у государства.

Капитализм как система, основанная на эксплуатации чужого труда и ресурсов, в государственных масштабах не может успешно развиваться без эксплуатации и грабежа других народов, государств, стран и колоний, но сейчас в мировой рыночной капиталистической экономике в роли такой колонии стала Россия с ее ресурсами. За годы реформ экспорт из России составлял только по официальным данным около 100 миллиардов долларов ежегодно, фактически примерно в полтора раза больше. Таким образом, Россия потеряла собственных ресурсов ориентировочно на два триллиона долларов, понеся еще дополнительные убытки от недовложения этих ресурсов в собственную экономику. Импорт же товаров в Россию составил сумму примерно вдвое меньшую, то есть, порядка триллиона долларов присвоены структурами, связанными с внешнеторговыми операциями.

Инфляция за годы реформ составила (с учетом деноминации 1998 года) гигантское число ориентировочно в 10 миллионов процентов. Средняя зарплата сегодня в 8 тысяч рублей эквивалентна по покупательной способности примерно 80-90 рублям дореформенного времени, а нынешняя т.н. «средняя» ( для большинства пенсионеров — максимальная!) пенсия в 3 тысячи — это двукратно меньше минимальной советской пенсии в 70 рублей. Минимальная пенсия или зарплата сегодня в 900 рублей — это эквивалент 9-10 рублей советского времени, то есть, деньги, на которые никак невозможно жить целый месяц. При этом многие цены в России приближаются к мировым, а некоторые уже превышают их. Рубль не обеспечен даже наполовину собственным производством, он держится только за счет гигантского экспорта и именно реальная необеспеченность рубля собственными российскими товарами провоцирует безостановочную инфляцию.

Вопреки официальным данным о том, что за чертой бедности находятся якобы 20 процентов населения, можно считать, что в бедности живет примерно половина россиян или даже больше, поскольку методика определения фактора бедности и расчетов прожиточного минимума явно ущербна. Только в денежном исчислении обедневшие граждане России потеряли за годы реформы за счет недополучения зарплаты, пенсий и прочих выплат порядка двух триллионов долларов. Зарубежные аналитики оценивают ущерб, нанесенный за время реформ экономике России, суммой порядка пяти триллионов долларов при иностранных вложениях в продвижение разрушительных реформ всего в несколько десятков миллиардов.

Для реализации «рыночных преобразований» в России иностранные государства не скупились на огромные финансовые вложения, кредиты и даже прямое финансирование — в том числе на подкуп личностей и структур, от которых зависело продвижение преобразований в стране. Эффективность совершенной процедуры разорения бывшей сверхдержавы составляет десятки или даже сотни тысяч процентов, никакая война еще не была столь успешной. И эта экономическая диверсия прогрессивно продолжается.

Так, например, вступление в ВТО явно ставит Россию с ее суровым климатом, дальними расстояниями и не самыми эффективными технологиями — в заведомо невыгодные условия, тем более — при росте цен на ее природные ресурсы до уровня мировых цен на внутреннем рынке. Кто и зачем так упорно толкает страну и ее население на этот очередной жестокий эксперимент? Кто просчитал последствия? И кто получит выгоду от этого? Некие структуры, связанные с внешнеэкономической деятельностью, получат дополнительную прибыль — словно плату за предательство интересов всей страны и ее населения, за деградацию государственной безопасности России.

В стране недостаточны производства группы А (производства средств производства), недостаточна продукция и группы Б (производства товаров потребления) и на фоне этого провального обрушения производственных мощностей процветает сфера услуг, то есть, способов извлечения фирмами и гражданами ценностей друг от друга, а заодно и из государственных и административных структур. Так, доходы коммерческих банков по получению процентных прибылей от предоставления кредитов гражданам, фирмам и местным администрациям исчисляются миллиардами, таких же масштабов доходы также у рекламных агентств, страховых компаний и т.д. Однако, все эти деньги, закладываясь в цену товаров и услуг, фактически выкачиваются у населения. Ущербность такой экономики очевидна.

ДЛЯ ЧЕГО, ОТ КОГО И НА ЧТО НУЖНЫ ИНВЕСТИЦИИ

На недавней пресс-конференции Главе Государства был задан вопрос: «зачем России так нужны иностранные инвестиции, если имеются стабилизационный фонд и золотовалютные резервы , превышающие уже 200 миллиардов долларов?» Обычно на этот вопрос представители руководства страны отвечают, что, если начать тратить в России эти резервы, то это приведет к росту инфляции. «Однако и при ввозе в страну иностранного капитала эта угроза не снимается, не так ли?» — звучат возражения. И на эти вопросы понятного, разумного и исчерпывающего ответа население так и не получает.

Понятно, что любой инвестор, в том числе и иностранный, заинтересован в умножении своего инвестируемого капитала, в получении прибыли за счет организации «бизнеса», направленного на изъятие доходов от населения и государства — больше эти доходы извлекать неоткуда. Ценности создаются из трех компонентов — ресурсов, технологий и труда. Инвестор использует эти составляющие в свой доход, который полностью достался бы Российскому государству при государственных инвестициях, а не при частных, при которых в бюджет идет только часть этого дохода в виде налогов. Поэтому бесполезное консервирование золотовалютных резервов и тем более вложения стабилизационного фонда в акции иностранных компаний — причиняют явный ущерб государству, его благополучию, независимости и безопасности.

Очевидно, что для спасения страны и ее вымирающего населения, для укрепления независимости и безопасности государства необходимо восстановление государственного сектора экономики, как минимум — в сферах стратегического жизнеобеспечения. Необходимы мощные государственные инвестиции — не для извлечения денежной прибыли, но для ПОЛЬЗЫ государства, для укрепления стратегической инфраструктуры государства, а это не только оборона, административные и правоохранительные органы: это прежде всего — энергетика и транспортные коммуникации, сельскохозяйственный комплекс и продовольственная безопасность, жилищное хозяйство и здравоохранение, система образования и научные институты, ресурсоразработки и промышленность, информационные и космические структуры и т.п.

Перечисленное это — стратегические основы благополучного существования и успешного развития страны, независимости и безопасности государства. Очевидно, что никакие частные структуры и инвесторы, ориентированные исключительно на свои доходы, не могут обеспечить в нынешней ситуации не только прогресса России, но даже ее выживания в конкурентной войне при вхождении страны в процесс «глобализации» и в «мировой рынок». Интересы государства может и должно защищать государство, а не частный бизнес, который ради своей наживы всегда готов выгодно продать в стране все подряд и уйти затем промышлять в другие страны; игнорирование этого очевидного фактора работает на интересы вовсе не России, но совсем иных государств.

Необходимо осознание того, что главные ценности государства: его население — здоровое, образованное и культурное, его ресурсы — природные, трудовые и интеллектуальные, и его РАЗУМНОЕ руководство — ориентированное на ПОЛЬЗУ государству и его коренному населению, а вовсе не для пришельцев, заинтересованных только в своих доходах, но не в безопасности чужой для них страны. Без патернализма государства нет и патриотизма его граждан, не зря свою страну всегда называли «Отечество» и «Родина — мать». Инвестиции государства в патернализм для своих граждан обеспечат стране патриотизм населения, намного более эффективный для безопасности государства, чем навязанное иностранными структурами вхождение страны в «мировой рынок».

Россия сейчас для самосохранения и прогресса срочно должна взять прагматический курс на свои инвестиции в свое хозяйство, а вовсе не на участие в процессах «глобализации», не на иллюзорные и временные доходы в виде «условных единиц», не на мифические выигрыши в опасной игре по «правилам мирового рынка». Как известно, успех в игре состоит в том, чтобы малые ставки проигрывать, а большие выигрывать; но шулеры дают новичку выигрывать помалу, чтобы он вошел в азарт и проиграл затем все. Россия сейчас так же иногда выигрывает по мелочи, но проигрывает в главном: шулеры мирового рынка обеспечивают ее дальнейшее разорение, самоуничтожение и распад, чтобы завладеть ее территориями, ресурсами и прочими ценностями — по крупному, максимально. Инвестиции в разорение России оказываются более удачными и выигрышными.

Однако, идеологическая диверсия — пропаганда «рыночных реформ», «глобализации» и вливания в «мировой рынок» — продолжает успешно действовать. Прекрасно работает тезис Даллеса: «И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества…» Практически почти никто — ни вымирающее население, одурманенное магазинным псевдоизобилием и обещаниями обеспеченных политиков, телерекламой и «остросюжетными фильмами», пивом и водкой, наркотиками и эротикой, шоу-концертами и фейерверками, игровыми автоматами и компьютерными развлечениями, ни т.н. «элита», опьяненная сверхдоходами от мошеннических операций или от нынешней удачной распродажи российских ресурсов, — никто, похоже, всерьез не думает о реальном состоянии и перспективах России, деградация которой нарастает — вопреки бодрым отчетам Правительства и на радость представителям иных стран.

ВОЗМОЖЕН И НУЖЕН ЛИ ОСОБЫЙ ПУТЬ РОССИИ

Пропагандисты рыночных реформ в России упорно утверждают, что рыночная экономика якобы — единственная «объективная экономика», что по ее будто бы «единственно верным» законам живут все развитые страны и другого пути будто бы у России нет и быть не может. Очевидно, что это очередной обман, также идеологическая диверсия, имеющая все те же цели — уничтожения России изнутри путем фактического разжигания гражданской войны, истребления населения и захвата ее природных ресурсов, территорий и прочих ценностей.

Множество стран на планете живут в рыночной экономике — и все же в бедности. А большинство нынешних так называемых «экономически развитых стран» шло к своему относительному благополучию через катастрофические коллизии, передел собственности, войны, истребившие десятки миллионов людей, гангстеризм и прочую преступность. Именно в подобную катастрофу стремились ввергнуть Россию идеологи реформ, когда обещали, что после криминального периода «первичного накопления капитала» в стране начнется процветание и благоденствие, или что после выборов Президентом страны Ельцина Россию завалят инвестициями «дежурящие вдоль границ инвесторы с мешками денег».

Все оказалось банальным пропагандистским враньем. Криминал в России, в частности, коррупция, продолжает прогрессировать; «первично накопленные» — уворованные у страны и населения капиталы потекли за границу, а вовсе не в развитие собственного производства для благополучия народа и государства; «инвесторы с мешками денег» вкладывают их совсем в другие страны или в дальнейшее разорение России. А процветают страны совсем не те, что безумно вводили у себя дикие рыночные отношения — как самоцель, ради самой идеи рынка (подобно России), а те, что прежде всего разумно внедряли или изобретали новейшие передовые высокие технологии производства — Южная Корея, Япония, Малайзия, Сингапур, Арабские Эмираты, Китай и др.

Особым своим путем развития успешно идет Китай, рационально используя иностранные инвестиции и элементы рыночных отношений НА ПОЛЬЗУ государству и его населению, поскольку именно ПОЛЬЗА является целью руководства страны, контролирующего, регулирующего и направляющего экономические преобразования. Особый путь требуется и для России, отличный от китайского в силу специфики природных факторов России и менталитета россиян, однако государственный прагматизм также должен главенствовать в стратегии руководства, а не слепое следование рекомендациям иностранных советников, умышленно и корыстно вовлекающих страну в жесткую зависимость от правил игры «мирового рынка» и «глобализации» экономики.

А главное в выборе пути России — критерий прогресса: в чем ожидается успех российской экономики — в добыче или производстве чего угодно для торговли, для продажи на экспорт или же для благополучия страны и благосостояния россиян? Если целью является первое, то государство и его население оказывается в рабстве у организаторов «мирового рынка», производителей и экспортеров, а движение страны явно регрессивно. Если же цель — второе, то можно повторить, что обеспечить абсолютно всем необходимым страну и ее население, упрочить независимость и безопасность государства могут не сами по себе рыночные отношения, не приватизация, конкуренция и конфронтация, но прежде всего развитие науки и эффективные высокопродуктивные технологии производства, направленные на благо страны, ее населения и государства в целом.

Очевидно же, что для нормальной жизни в благополучном, независимом и безопасном государстве, к примеру, 200 миллионов человек населения — необходим полноценный комплекс систем жизнеобеспечения на все эти 200 миллионов, включающий как минимум следущий перечень направлений:

1. Гарантированное обеспечение продуктами питания. 2. Комфортное жилье и надежное жилищно-коммунальное хозяйство. 3. Одежда для разной погоды и сезонов года. 4. Стабильное энергоснабжение. 5. Транспорт и связь. 6. Медицинские учреждения и специалисты. 7. Учебные и научные заведения с квалифицированными кадрами. 8. Структуры гражданской обороны и защиты населения. 9. Органы правопорядка и обороны страны и т.д., и т.п. — в количествах именно достаточных для нормальной жизни, питания, развития, образования, здравоохранения, воспроизводства населения, его защиты от чрезвычайных ситуаций и от деструктивных тенденций.

Плановая экономика в СССР обеспечивала основные потребности населения, если не на 100 процентов, то хотя бы близко к тому и имела такое в перспективах и тенденциях. Введенные в стране правила игры т.н. «рыночной экономики» разрушили более чем наполовину даже то что было; тенденции хотя бы восстановления былого пока незначительны и реальных надежд на существенный прогресс в ближайшем будущем никаких нет. Нет и государственной политики обеспечения населения всем необходимым — более 100 миллионов человек брошены руководством страны на эксперимент по самовыживанию в неблагоприятной природной и общественной среде. Если структуры государственной власти и управления страной считают такую ситуацию нормальной, то успех «Доктрины Даллеса» налицо.

НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ И БЕСПРЕДЕЛ ЧИНОВНИКОВ

Как известно, число чиновников в России уже превысило их количество во всем СССР — при том, что государственные и административные органы управления все более снимают с себя функции контроля и координации эффективности производства, а также и ответственность за состояние экономики, благополучие населения и, таким образом, за безопасность государства. Образовавшаяся в России, как ее называют в народе — «чиновничья мафия», безбедно существуя за счет высоких зарплат из бюджетов (то есть, за счет налогов с граждан), к тому же извлекает из своего должностного положения коррупционные доходы, по масштабам сравнимые с годовым бюджетом страны, как это оценивают комментаторы в средствах массовой информации. Вопреки ст.18 Конституции РФ действия чиновников нередко напоминают поведение захватчиков на оккупированных территориях.

Таким образом, вместо того, чтобы осуществлять разумное эффективное управление, контроль, координацию и направление экономики в России НА ПОЛЬЗУ стране и ее населению, административные структуры достаточно часто превращаются в своего рода бизнес — центры для извлечения персональных или клановых доходов, что наносит существенный вред экономике, благосостоянию населения и безопасности государства, поскольку целью таких структур становится как и в любом бизнесе — извлечение дохода любым путем, в том числе и причинением вреда обществу и государству, прямо или косвенно.

Если эффективность управления страной во время существования СССР можно было оценивать по пятибалльной шкале хотя бы на 4 — с плюсом или минусом в разные периоды, а в 80-х годах еще на устойчивую тройку, то в 90-х это была твердая единица, а в текущем десятилетии пока не выше двойки с плюсом. Руководство страны как ее менеджер работает с минимальной эффективностью для ПОЛЬЗЫ государства и его населения, ориентируясь на ложные критерии и мнимые достижения. Фактически не работают главные статьи Основного Закона страны — ее Конституции, а многие чиновники, видимо, ее не помнят или вовсе никогда не читали.

Вот хотя бы несколько таких статей:

«Статья 2 Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Статья 7

1. Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Статья 15

1. Конституция Российской Федерации имеет ВЫСШУЮ юридическую силу, ПРЯМОЕ ДЕЙСТВИЕ и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

Статья 18 Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Статья 21

1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.»

Фактически же население страны ввергнуто в жестокий эксперимент на выживание, сопровождающийся глумлениями и издевательствами, разного рода пытками и насилием, жестоким и унижающим человеческое достоинство обращением. Издевательства над гражданами со стороны чиновников разных уровней явно противоречат правам человека, которые именно и должны «определять смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления».

Разве подходит нынешняя Россия под определение «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека»? Страна все более становится криминальной зоной, где о достойной жизни вспоминают лишь пожилые ветераны, успевшие пожить в «хрущевские» и т.н. «застойные брежневские» времена, былые проблемы которых несравнимы с нынешними реальными тенденциями умышленного истребления народа России, ее разорения и унижения, деградации государства и все большего умаления его независимости и безопасности.

Словно анекдот читается сегодня ст.2 Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.» Нарушение этой статьи стало как бы неписаной нормой в деятельности государственных и административных структур, игнорирующих даже Право на жизнь по ст. 20 Конституции России, страны, в которой миллионам ветеранов выплачиваются пенсии намного ниже реального прожиточного минимума.

Приходится констатировать, что работа аппарата государственного управления не работает должным образом ни на пользу России, ни на благополучие ее населения, ни на независимость и безопасность государства в целом, к тому же доверие населения к представителям власти катастрофически падает. Рецепты Аллена Даллеса более чем полувековой давности оказались чрезвычайно эффективными: «В управлении государством мы создадим хаос, неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников; беспринципность, бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого…» По этому рецепту сработано блестяще на разруху — «прежде всего в головах», а далее везде .

НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕСУРСОВ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА.

Складывается впечатление, что основной принцип деятельности ряда структур государственного управления и административных органов теперь сводится к формуле: «Вы там все — выживайте, как хотите или как получится, а наше дело — собирать налоги (и взятки тоже)». Не раз высказанная одним из главных идеологов рыночных реформ Егором Гайдаром фраза о необходимости выбросить как бы в воду практически все население и предприятия страны, чтобы научить «выплывать в стихии рыночных отношений», стала основой внедренной в России натурально безумной макроэкономики разорения страны и ее населения. Фактически — «тонет» вся страна, ее основное производство и большая часть населения; «выучились плавать» лишь немногие и главным образом — за счет изъятия «плавсредств» у других.

Так, слабоэффективное в условиях природных факторов неустойчивого земледелия сельское хозяйство России все же производило порядка 90 процентов необходимого стране продовольствия — при собственных дешевых нефтепродуктах, электроэнергии, удобрениях и т.п.. Дешевизна закончилась с переходом на рыночные отношения: новым владельцам нефтегазового и химического комплексов, а также и энергетических систем — стало намного выгоднее продавать эти ресурсы страны за границу, оставляя местных производителей и население на вымирание: как уже отмечено, в стране теперь производится менее половины от потребляемого продовольствия и продовольственную независимость Россия уже фактически потеряла, что явно не способствует ее безопасности как суверенного государства.

Вместо использования в стране, для ее прогрессивного развития и благополучия ее населения — гигантский поток природных и прочих богатств вывозится для распродажи за границу. Если про использование нефти в качестве топлива еще Д.И.Менделеев говорил, что это так же безумно, как топить печи ассигнациями, то про нынешнее неэффективное использование российских природных, производственных, интеллектуальных и прочих ресурсов можно сказать, что это фактическое безумие аналогично выбрасыванию в море, скажем, золотых самородков, чтобы только полюбоваться всплесками воды.

Рыночные реформы в России привели к потерям миллионов квалифицированных специалистов, которые были вынуждены эмигрировать из обнищавшей и обезумевшей страны, а также и тех, кто остался в России, но потерял квалификацию из-за вынужденной безработицы, смены вида работы и образа жизни. Потери России только по этой причине оцениваются в сотни миллиардов долларов без учета даже того вклада в науку и развитие экономики, который эти специалисты могли бы доставить России, но который достается теперь иным странам. Разорено и распродано по частям и задешево, а то и просто расхищено, потеряно для России гигантское количества предприятий, которые были построены населением страны и приносили ПОЛЬЗУ России, а теперь лишь некоторые из них, эффективно работая на прибыль частным владельцам, приносят в бюджеты некие денежные поступления в виде налогов.

Вместо использования в России на благо страны и ее населению — идет хищническая распродажа на вывоз из страны всего подряд: продукции предприятий и природных ресурсов, нефти и газа, электроэнергии, черных, цветных, редких и сверхценных металлов, древесины, почвенного слоя, продовольствия, включая в том числе зерно при его дефиците, рыбы и икры, морепродуктов и даже урана и плутония в страны отнюдь не дружественные России. Даже те ресурсы, что остаются в России, используются непродуктивно: металл в огромных количествах идет не на станки, трактора, мосты и рельсы, а на решетки, железные двери и сейфы.

Огромная часть населения не занята производительным трудом, не участвует в процессе созидания реальных ценностей; например, в стране имеется множество частных охранных структур, где задействована уже целая армия — полтора миллиона охранников; также за счет населения и ресурсов страны — не производя реальных ценностей — существуют миллионы торговцев, риэлтеров, посредников, чиновников, юристов, финансистов, рекламщиков и т.д., и т.п.

Идет фактическое истребление пожилых людей, имеющих жизненный опыт и заинтересованных в сохранении государства, тогда как более молодые, озабоченные только своими личными доходами, могут действовать и в ущерб безопасности государства. Самое ценное в человеке — его конструктивный интеллект и творческие способности — либо не используются вовсе, либо применяются извращенно: не для создания реальных ценностей, а чаще для выработки способов изъятия ценностей у населения, организаций и госструктур.

Реальным производством и полезной деятельностью в стране заняты немногие — при том, что по состоянию экономики и уровню жизни большинства населения Россия скатилась за годы реформ в реестре стран мира из первой десятки фактически к началу второй сотни и держится «на плаву» только за счет распродажи нефти и пока еще высоких мировых цен на нее. Разрушительность и неэффективность принципа «самоорганизации» и производимых рыночных реформ в России очевидна, фактически продолжается процесс самоуничтожения государства и перспективы улучшения ситуации пока никак не просматриваются.

ИЛЛЮЗИИ МАЛОГО БИЗНЕСА

Реформаторы настойчиво убеждают россиян в прогрессивности и эффективности малого бизнеса, ссылаясь на ситуацию в развитых странах, где вклад малого бизнеса составляет до 70 процентов ВВП, принося в бюджеты более половины налоговых поступлений. Опять-таки, это не вся правда, а значит — очередной обман! В России сегодня малый бизнес только на 15 процентов действует в сфере производства реальных ценностей, остальные 85 процентов — это сфера услуг и посредничества, то есть, сфера манипуляции ценностями и способов изъятия ценностей от населения и государства.

Яркий пример: если батон с хлебозавода отпускается за 3 рубля, то в киоске или магазине он продается уже за 10; куры отпускаются по 35-40 рублей за килограмм с птицефабрик, а продаются в магазинах и на рынках уже за 70-80, наценка на лекарства также достигает сотен процентов. Разница в цене идет посредникам, а покупатель оплачивает их доходы плюс их налоги в бюджет. Такой «малый бизнес» весьма крупно разоряет население и создает видимость наполнения бюджета, налоги в который идут в конечном итоге — с того же населения, не обеспеченные производством реальной продукции, что однозначно ведет к инфляции.

В развитых странах как США, например, вклад малого бизнеса в экономику составляет до 60-70 процентов ВВП, поэтому реформаторами ведется пропаганда малого бизнеса как якобы эффективного средства для развития экономики. Опять налицо обман, поскольку в сфере производства ценностей малый бизнес, как правило, малоэффективен, а его вклад в экономику развитых стран заметен и ощутим, главным образом, потому, что при высокотехнологичном производстве товаров первой необходимости, большая часть населения высвобождается для работы в сфере услуг, чем в основном малый бизнес и занимается (автосервис, рестораны, развлечения и т.д., и т.п.).

В тех же США, например, всего около 4-5 процентов работоспособного населения обеспечивают всю страну продовольствием с избытком, еще примерно 30 процентов заняты в реальном производстве, остальные 65 процентов работают в сфере услуг, внося бОльшую часть налогов в бюджет и вклада в ВВП — именно потому, что обеспечивают страну всем необходимым всего 35 процентов занятого населения. В России принципиально иная ситуация: производится менее половины необходимого продовольствия и прочих насущных товаров, а малый бизнес, как и большой, впрочем, в основном паразитирует на ресурсах страны и потребительском спросе, разоряя и страну, и ее население.

МНИМЫЕ УСПЕХИ И РЕАЛЬНАЯ ДЕГРАДАЦИЯ

Когда правительство отчитывается о росте ВВП и снижении инфляции — налицо очередная манипуляция информацией. Если ВВП и налоговые поступления действительно растут, то важно смотреть — за счет чего. При этом прирост налогов и ВВП за счет непроизводственной сферы — фиктивен, поскольку сфера услуг получает доходы за счет прямого или косвенного изъятия денег у населения, предприятий и даже госструктур — без увеличения в стране реальных ценностей, а стало быть налоги с таких доходов — также фикция, поскольку приток денег в бюджет не обеспечен прибылью реальных ценностей в стране.

Даже часть производственной сферы является по сути разновидностью сферы услуг. Пример — производство легковых автомобилей, которые предоставляют потребителю персональное мягкое сиденье для личного передвижения и фактически не участвуют в процессе умножения реальных ценностей как, например, строительная или сельскохозяйственная техника. В сфере ремонта и технического обслуживания гигантского парка легковых автомобилей занята целая армия персонала, также не участвующего в производстве реальных ценностей, и налоги со всей этой массовой сферы деятельности — также не обеспечены практически ничем.

Отчеты о росте инфляции якобы на 10-12 процентов за год также не отражают реального состояния дел, поскольку эти проценты рассчитываются усредненно по разным видам товаров и услуг. Но если считать инфляцию — то есть, рост цен и обесценивание рубля — по товарам и услугам первейшей, насущной необходимости, то в действительности она оказывается намного выше. Рост цен и тарифов на продукты питания, услуги ЖКХ, лекарства, медицинское обслуживание, транспорт, энергию и нефтепродукты — составляют десятки процентов, а именно цены на самые насущные товары и услуги определяют реально жизненный уровень в стране, а вовсе не цены на бижутерию, модные аксессуары и предметы развлечения.

Если рост ВВП явно ниже уровня инфляции — то налицо не прогресс, а продолжающаяся деградация. Если при росте ВВП на 5 процентов, цены выросли на 15-20, а прибыли банков на 50 или даже 200 процентов (что и имеется в реальности), то налицо как обесценивание рубля, так и явное участие в процессе инфляции — массовой спекуляции деньгами, чем именно занимаются банки и подобные структуры. Все сверхприбыли банковской сферы идут из механизма изъятия денег в конечном счете у населения, с которого получают доходы предприниматели, пользующиеся банковскими кредитами. Налоги с таких прибылей также фиктивны.

К тому же и гигантские таможенные сборы, вносящие огромный вклад в бюджет, также закладываются импортерами далее в цену товаров, а значит — просто изымаются из денег конечного потребителя. И этот вклад в бюджет страны практически фиктивен, поскольку ничем не отличается от банковской спекуляции деньгами. Небывалый рост золотовалютных резервов и стабилизационного фонда страны — также фикция, поскольку РЕАЛЬНОЙ ценности не представляют ни золото как условное расчетное средство, ни иностранные купюры, ни акции зарубежных фирм, закупленные на средства стабилизационного фонда: все это может обесцениться в любой момент.

Реальные ценности государства — его природные ресурсы; его активное, культурное, здоровое, образованное население; его производство, обеспечивающее потребности населения, суверенитет и независимость государства от иных стран. Однако в процессе рыночных реформ — все эти главные составляющие богатства страны подверглись катастрофической деградации и она продолжается — несмотря на отчеты о «росте ВВП», «снижении инфляции» и «борьбе с бедностью», которая пока сводится к физическому истреблению бедных и беднейших слоев населения, способного в более благоприятных условиях приумножать ценности государства, разоряемого в настоящее время расхитителями всевозможных видов.

«Одураченная Россия… Агония.»

ДЕМОРАЛИЗАЦИЯ И КРИМИНАЛИЗАЦИЯ

«Собака бывает кусачей

Только от жизни собачьей…»

Проводимые экономические реформы кроме катастрофического разрушения экономики имеют следствием также катастрофу в общественном сознании. Наглядно разрушается государство и общество из-за раздела и передела собственности страны, что ведет к обогащению малой части населения за счет обеднения большей и деградации всего государства, которое из единого производственного комплекса самообеспечения страны и ее населения превратилось в конгломерат хищнических структур, разоряющих страну и ее население и реализующих тенденции самоуничтожения государства.

В России сегодня бедные озабочены борьбой за выживание, обеспеченные — за дальнейшее личное обогащение, а судьба населения, страны, государства в целом, похоже, почти никого не волнует. Население страны лишается всех необходимых для существования программ государственной поддержки стратегических сфер выживания, продовольственной безопасности, стратегических коммуникаций, жилищно-коммунального хозяйства, медицины, образования и т.д. Население убывает количественно и деградирует качественно, становится менее здоровым и образованным, нарастает криминальный менталитет, обостряется индивидуализм, рушатся общественные связи и общие интересы, в том числе защиты государства, что явно угрожает его безопасности.

В массе обедневшее и обнищавшее население вынуждено искать любые, в том числе — противозаконные способы самообеспечения насущными благами и товарами первой необходимости. Бизнесмены пользуются также противоправными методами умножения своих капиталов. Криминал прогрессирует и в структурах власти: коррупция достигает масштабов бюджета всей страны. Все чаще проявляется рейдерство — силовой передел собственности на приватизированные предприятия, что является частью гражданской войны. Преступность в стране продолжает расти и нет никаких тенденций и оснований для ее сокращения.

Нынешнее российское пенсионное законодательство не предоставляет гражданам пенсионного, предпенсионного и даже активного среднего возраста никаких гарантий получения в старости пенсионных выплат, достаточных хотя бы даже только для физического выживания в условиях неограниченного роста «свободных» цен и тарифов, что принуждает граждан либо к эмиграции, либо к потере квалификации при переходе на менее квалифицированную работу, но связанную с побочными доходами, либо к накоплению «на черный день» средств, добываемых любыми путями, вплоть до явно криминальных.

В обществе нарастает агрессивная конфронтация до взаимоуничтожения, прогрессирует внедрение в общественное сознание — наркотически опьяняющей алчности вместо трезвого разума, соблазнов вместо аналитики, легкомыслия вместо объективности, развлечений вместо познания; не случайно появилась даже формула «капитализм — это власть олигархов плюс идиотизация всей страны».

Отношения между людьми деградируют и ограничиваются расчетом «выгодно — невыгодно». На фоне обнищания общей массы населения и явно неправедного обогащения его узкой прослойки происходит катастрофическое нарастание взаимной жестокости, ненависти, антагонизма и вражды: это неслыханные примеры «дедовщины» в армии, избиения в школах, детдомах, драки и убийства на улицах, издевательства и глумления в административных и даже правоохранительных органах, в быту, в различных организациях; в не так давно — мирной и вполне доброжелательной среде общения теперь устанавливаются отношения к своим соотечественникам как к ненавистным врагам.

Фактически натуральная пропаганда жестокости, издевательства и глумления идет постоянно на многих телеканалах, насыщенных криминальными программами и сериалами, боевиками, триллерами и другими т.н. «остросюжетными» фильмами, внедряющими населению в сознание и подсознание маргинальные стереотипы и нормы мышления, поведения и образа жизни. К тому же происходит своеобразная автонаркотизация людей адреналином, устойчивая зависимость от которой склоняет их к получению удовольствия не только от частого просмотра таких передач, но более того — к реализации «экстремальных» ситуаций в реальной жизни.

В деградирующем обществе провоцируются и поощряются худшие свойства и способности людей, в то время как лучшие и достойные не находят достойного применения и поощрения и поэтому атрофируются и гибнут. Происходит как бы «естественный отбор» в сторону деградации гуманизма в отношениях, деструкции творческих, созидательных, интеллектуальных, конструктивных способностей человека; выживают натуры жестокие, злые, жадные, подлые, хитрые, наглые — эти свойства словно заразная болезнь постепенно распространяются на все население, что усиливает внутреннюю конфронтацию и ослабляет государство.

Эти прогрессирующие в России сегодня тенденции явно навязаны извне — для самоуничтожения населения, которому изначально не присущи в массе аморальность и криминальные наклонности, бессовестность, злые намерения и злодеяния. Рыночные отношения — «все продам и все куплю (или обману и украду)» — извращают менталитет, деформируют здоровую психику общественного человека в сторону алчного индивидуализма, когда человек стремится жить лучше не совместно с обществом, но главным образом — за счет общества, путем обмана, мошенничества, воровства, грабежа и прочих преступлений.

Торговля в принципе это разновидность посягательства на чужую собственность — на товар, на деньги или их на эквивалент. Но именно ту же цель — захват чужой собственности — имеет война. При торговых операциях далеко не всегда прибыль получают обе стороны, чаще одна за счет ущерба другой — вследствие обмана или принуждения обстоятельствами, а т.н. «коммерческая тайна» призвана защищать эти обманы. Фактически все рыночные отношения — это явная или скрытая война: между конкурентами — производителями, или между ними и торговцами — конкурентами, или между торговцами и покупателями. Негативные последствия такой войны незамечаемы при ИЗБЫТКЕ продукции или услуг, но в условиях дефицита — реального или искусственно создаваемого — конфликты участников могут вести к разным коллизиям вплоть до реальных войн между государствами. Рынок при дефиците — это явная разновидность войны и именно войну внутри России, фактически — гражданскую войну спровоцировала навязанная извне рыночная реформа.

Принципы рыночной экономики способствуют деморализации и криминализации общества: так, если на месте книжного магазина процветает вино-водочная торговля, то прибыль в бюджет больше, но вместо образования и просвещения населения прогрессирует его спаивание, алкоголизация, деградация, криминализация. То есть, денежная прибыль — это явно ложный критерий успеха в развитии государства, когда бюджет во многом пополняется за счет непроизводственной сферы и явно вредного предпринимательства.

Следствием рыночных реформ явилась также и разрушающая государство массовая коррупция — как результат введения рыночных принципов не только в экономику, но и в общественную жизнь, когда поведение человека или группы людей определяют не доводы разума и не соображения пользы, но только получение личного дохода без учета последствий для окружающих. Коррумпирована практически вся страна — от рядовых граждан, отдающих голоса на выборах за грошовые подачки, до депутатов и чиновников вплоть до самых верхних уровней власти. За взятки различных масштабов в стране можно купить практически почти все — от оружия разных калибров до привилегий бизнесу, разоряющему страну, и до введения законов, уничтожающих коренное население и дающих власть в России иностранному капиталу и его спецслужбам. Есть основания считать, что переворот 1990 — 1991 годов также был проплачен и куплен из-за рубежа как т.н. «революция роз» в Грузии и «оранжевая революция» на Украине.

О ПАТЕРНАЛИЗМЕ И ПАТРИОТИЗМЕ.

Идеологи и практики рыночных реформ в России — в качестве одного из главных достижений демократии — преподносят отказ государства от принципов патернализма («отеческой заботы», покровительства, протекционизма) в отношении населения страны, декларируя это как «обретение свободы граждан от опеки государства». «Каждый должен рассчитывать только на себя» — этот девиз безответственности личности перед обществом и общества перед личностью выдается как якобы основа «либерализации» общественных и экономических отношений, фактически вводящей в обществе вместо принципа конструктивной взаимопомощи некую разновидность «закона джунглей».

Отказ от патернализма — еще один негативный фактор, привнесенный извне в Россию и явно способствующий саморазрушению государства в кризисной ситуации. Можно, понятно, отказываться хотя бы частично от государственной поддержки и контроля — только при полном благополучии ситуации. Но отказ государственных структур в критический момент истории от поддержки самых насущных для населения и государства в целом стратегических направлений уже привел в реформируемой России поистине к катастрофическим последствиям.

В сельском хозяйстве — это истребление коллективных хозяйств, которым не стали полноценной заменой фермерские хозяйства и кооперативы: производство продовольствия в стране снизилось более чем вдвое и продолжает в массе деградировать, вымирание сельского населения идет гораздо быстрее чем в городах, пропадают знания и традиции, дисквалифицируются или мигрируют в города специалисты, зарастают бурьяном и лесом огромные пространства земель. При том, что государственная поддержка аграрного сектора в развитых странах достигает десятков миллиардов долларов ежегодно, а в США порядка ста миллиардов, однако в России с ее климатом рискованного земледелия эта господдержка минимальна или фактически отсутствует вовсе.

В здравоохранении — мизерные зарплаты медикам и минимальное финансирование лечебных учреждений привели к развалу больниц и клиник, к деградации персонала, к его оттоку в иные сферы деятельности, к росту многочисленных заболеваний, включая эпидемии туберкулеза, гепатита, наркомании, СПИДа, а также сердечно-сосудистые, онкологические, эндокринные и прочие болезни. Обедневшее население в массе не в состоянии оплачивать лечение в частных больницах и потому обречено на ускоренное и мучительное вымирание из-за недолеченных, хронических и тяжелых болезней.

В социальном обеспечении — разрушена система профсоюзной поддержки населения, приватизированы многочисленные санатории и дома отдыха, которые из былого эффективного института оздоровления населения превратились в доходные дома для частных владельцев. Социальные пособия и пенсии стали меньше уровня реального прожиточного минимума и не обеспечивают инвалидам и ветеранам хотя бы минимально приемлемого качества жизни. В то же время вопреки ст. 19 Конституции РФ чиновники по специальному законодательству о госслужащих обеспечили себя выплатами, пособиями и пенсиями подчас стократно более высокими, чем у прочего населения.

В области культуры — отсутствие должной поддержки привело к эмиграции или преждевременной кончине многих представителей культурной сферы, в частности, музыкантов классического направления; к деградации и уничтожению множества домов и дворцов культуры, клубов, просветительских центров, библиотек, концертных циклов, радиопрограмм и телепередач культурного направления, на смену которым в массовом масштабе введены подчас откровенно пошлые развлекательные представления низкого качества, способствующие снижению общего интеллектуального уровня населения, его норм и стандартов культуры, чем провоцируется и поощряется натуральное одичание, бескультурье и безнравственность.

В сфере охраны и поддержки материнства и детства — ввиду отсутствия вопреки ст. 7 Конституции реальной и должной поддержки этой сферы произошел полный крах демографических показателей, катастрофическое снижение рождаемости, рост числа больных детей, как в годы Гражданской войны — миллионы подростков стали беспризорниками, не получают школьного образования и должного воспитания, вовлекаются в криминальную среду, что становится дополнительными деструктивными факторами в обществе.

В образовании — чудовищная подмена перед референдумом 1993 года статьи Проекта Конституции о бесплатном СРЕДНЕМ образовании на статью о бесплатном ОБЩЕМ образовании привела к обоснованию сокращения финансирования и должной поддержки школы со стороны государства, а это стало причиной дефицита кадров, коррупции, снижения качества обучения и подрыва престижа этой сферы, материального и нравственного разорения образовательных учреждений, в итоге — феноменальный подрыв системы образования и общий рост невежества.

В трудоустройстве — фактическая отмена в Конституции права на труд (в наличии имеется статья только о праве на условия труда) сняла с органов государственной власти обязанность полезного трудоустройства граждан, а значит и обеспечения хотя бы минимальными средствами существования, а для квалифицированных специалистов возможности максимально эффективно и с пользой для общества и государства использовать свои способности и квалификацию. Это привело к эмиграции и дисквалификации специалистов, а также к использованию гражданами своих способностей в теневых или даже в криминальных сферах экономики, что явно не идет на пользу государству.

В науке — вся фундаментальная наука и большая часть прикладной может прогрессировать лишь при таком масштабном финансировании, которое может обеспечить только богатое государство. Никакой бизнес, которому прибыль от вложений нужна быстрая и существенная, не обеспечит широкомасштабных научных исследований, что в состоянии реально продвинуть вперед знания о мире, о человеке и о потенциалах человека в мире. Финансируются в основном лишь некоторые прикладные исследования, которые могут только обеспечить некий технологический прорыв в рыночной конкуренции. Следствием нищеты нынешней российской науки является массовая работа ученых и научных коллективов за иностранные деньги для выгоды иностранных грантодателей, а вовсе не для пользы России, или же массовая эмиграция специалистов с теми же последствиями — то есть, в ущерб России и ее безопасности.

В военно-промышленном комплексе — нагляднее всего снижение опеки государства приводит к неполноценному использованию производственных мощностей, интеллектуальных ресурсов и перспективных технологий, к деградации ВПК и к применению в нем иностранных технологий с возможными тайными программами подрыва обороноспособности, например. Все это не ведет к укреплению безопасности государства.

В обороне и армии — отсутствие патерналистских тенденций ведет не только к снижению материальных, технологических возможностей армии, флота, ракетных и космических комплексов, но еще и к катастрофическому подрыву позитивных психологических факторов у военнослужащих, вынужденных рисковать жизнью, защищая не свое Отечество, но фактически безразличные к судьбам людей государственные или предпринимательские структуры, получившие власть над населением страны и использующие армию более в своих интересах, нежели в интересах защиты страны, народа и государства в целом. Жуткие случаи «дедовщины», в частности, подтверждают факт моральной деградации армии, лишенной осмысленной цели — с риском для жизни служения Родине, Отечеству, своей стране, своему народу, своему государству. Использование контрактников — они же «наемники» — не меняет ситуации деморализации в армии: наемник по рыночным принципам воюет на той стороне, что больше платит.

В энергетике — отсутствие протекционизма к отечественным производственным структурам и населению привело к росту внутренних цен на энергию разных видов почти до уровня мировых цен, что явно негативно сказалось на рентабельности многих российских предприятий, привело к их разорению, к общему росту цен и снижению уровня жизни населения. Полной нелепостью и абсурдом является ситуация, когда в стране с гигантскими энергоресурсами цены на них становятся практически такими же как в странах, где таких ресурсов нет, а энергозатраты гораздо меньше из-за более мягкого климата. Отсутствие протекционизма к своему народу, к своему производственному комплексу означает явный протекционизм к иностранцам в ущерб независимости и безопасности российского государства и особенно ярко это проявляется в энергетике.

В жилищно-коммунальной сфере — прекращение строительства и обслуживания жилищно-коммунального хозяйства хотя бы частично за счет государственных средств — в условиях крайнего дефицита жилья и катастрофически изношенной коммунальной инфраструктуры ведет к явному патернализму вовсе не для населения, а для тех частных предпринимательских образований, которые в этой ситуации извлекают сверхдоходы на строительстве и содержании жилья, являющегося одной из самых жизненно насущных человеческих потребностей — подобно одежде, например. Поскольку население является составной частью государства в целом, то отсутствие должной поддержки и покровительства населению в этой сфере со стороны структур государственного управления и власти — практически эквивалентно недостаточному финансированию армии, что никак не укрепляет государство и не способствует его безопасности.

В молодежной политике — отсутствие государственной политики поддержки и воспитания молодого поколения — фактически является антигосударственной политикой, что просто самоубийственно, поскольку молодежь в перспективе — это то население, которое является составной частью государства в целом. Вся молодежь сейчас практически беспризорна и подобно прочему населению брошена на произвол судьбы без каких-либо патерналистских тенденций. Но отсутствие поддержки позитивным явлениям означает протекцию негативным — сорняки, как правило, гораздо сильнее культурных растений. Поэтому рост в молодежной среде алкоголизма и наркомании, нигилизма и преступности, маргинальных и деструктивных тенденций — все это следствие безответственной и самоубийственной политики государства в отношении молодежи как будущего этого государства.

В законодательстве — все более проявляется патернализм вовсе не к населению, но к фактически обирающим население и разоряющим государство бизнес-структурам, путем лоббирования и введения все новых и новых т.н. «непопулярных» законов — население все более лишается поддержки и покровительства государственных органов; причем при явном и необоснованном протекционизме в отношении бизнес-структур происходит поощрение более негативных и даже разрушительных тенденций, формально легитимных, но фактически противоправных: тем самым нарастает протекционизм к явлениям разорения страны в ущерб основному населению и безопасности государства.

Разве можно надеяться на патриотизм населения в условиях столь беспощадного и антинародного отношения структур государственной власти к коренному населению страны? Кому и зачем нужно такое государство, которое превращает территорию страны в некий стадион для рыночной азартной игры, итогом которой может стать захват иностранцами и самого «поля стадиона», и всей его инженерной инфраструктуры? Если в стране не опекаются свои граждане, а протекционизм законодательства и гос. органов направлен лишь на того, кто больше налогов платит — безразлично от пользы или от вреда, свои или чужие, то это не государство, а фактически площадка для азартных игр типа казино.

Откуда же возникнет в народе патриотизм, если отсутствует протекционизм государства к своему народу, к своему отечественному производству, к полезному предпринимательству, к носителям позитивного и здорового менталитета, к науке, даже к своему ВПК и армии? Отсутствует система государственного поощрения одних направлений деятельности — полезных и осуждения других — явно вредных, хотя и приносящих налоги в бюджет. В явном ущербе образование граждан, физическая и общая культура, здравоохранение — в результате население деградирует в сторону физического нездоровья, необразованности, невоспитанности, бескультурья, что очевидно подрывает безопасность государства.

Никак не располагает к патриотизму ситуация фактического истребления коренного населения, взамен которому происходит массовый въезд в страну всевозможных иммигрантов; она слишком похожа на действия некоего оккупационного режима, установленного в стране при действенной поддержке иностранных советников и спецслужб в целях развала и уничтожения Российского государства и превращения территории России в подвластную этим силам зону добычи и производства реальных ценностей на благо иных стран, то есть, в колонию хозяев «мирового рынка», управляемую высокооплачиваемыми наместниками и наемниками, чем компрометируется государственная власть вообще и создается подрыв идеологии поддержки населением такого государства.

Никак не способствует патриотизму населения применение силовых структур против акций населения по защите своих прав и даже против мирных демонстраций. Антипатриотичны и антигосударственны одновременно действия гос. структур в условиях развала стратегических систем жизнеобеспечения страны — ЖКХ, в частности. Не устраняются корневые причины деградации общества и государства. Не только в медицине, но и в государственных масштабах перестает действовать принцип «не навреди» — означающий «принеси пользу», а ущемление и умаление пользы означает нарастание вреда. Вредительство — из фактов локальных и чрезвычайных переросло в явление массовое и обыденное.

ЖИЛИЩНО — КОММУНАЛЬНАЯ КАТАСТРОФА

Если рассматривать население страны как неотъемлемую составную часть того, что называется Государство в целом, то придется признать, что состояние здоровья населения, его образования и общей культуры, а также условий жизнедеятельности, жизнеобеспечение населения, включая жилищно-коммунальные вопросы, являются вовсе не частным делом «хозяйствующих субъектов», а стратегической проблемой государственного масштаба, от которой в большой степени зависит безопасность государства.

Жилищно-коммунальное хозяйство страны как самая мощная и разветвленная система коммуникаций жизнеобеспечения населения страны и ее стратегических объектов представляет собою в настоящее время самый уязвимый и самый объемный стратегический объект в России, подвергшийся за полтора десятилетия рыночных реформ самому масштабному подрыву, который угрожает безопасности как отдельных районов, так и в совокупности всего государства. Ситуацию усугубляют принятые в последние годы законы, в частности, новый Жилищный Кодекс, а также Земельный Кодекс.

С начала 90-х годов практически повсеместно не велись в должном объеме необходимые ремонтные и профилактические работы систем водо-, энерго- и теплоснабжения населенных пунктов, жилых микрорайонов и огромного количества отдельных многоквартирных домов. Параллельно шел процесс повышения процентной доли оплаты населением жилищно-коммунальных услуг вплоть до 100-процентов, что с одной стороны — постепенно освобождало бюджеты от необходимых доплат снабжающим и ремонтным организациям, обслуживающим жилищно-коммунальное хозяйство, а с другой стороны — все более снимало ответственность административных органов разного уровня за состояние жилищно-коммунальной сферы, сводя все проблемы в ней к так называемым «конфликтам хозяйствующих субъектов».

Между тем, система ЖКХ для России с ее достаточно суровыми природными условиями представляет собою столь же стратегически важную для жизнеобеспечения и безопасности государства структуру, как системы связи, транспорта или обороны страны, включая армию. С учетом этого большая часть ее была построена и обслуживалась ранее с поддержкой государства. Но в настоящее время степень износа жилищно-коммунальных коммуникаций и фондов оценивается в масштабах от 70 до 90 процентов, участились разнообразные аварии в этой сфере и вся она за исключением малого процента новостроек находится фактически в предаварийном состоянии, что чревато возможными катаклизмами в масштабах всей страны с возможными потерями населения или существенного ущерба для состояния его здоровья.

Однако, существующее законодательство, в частности, недавно принятый Жилищный Кодекс — возлагает все расходы и всю ответственность за состояние жилищно-коммунального хозяйства исключительно на население, освобождая от практически всех этих забот и от ответственности государственные структуры и административные органы разных уровней, что совершенно недопустимо в условиях крайней бедности основной массы населения, неустойчивой экономики и прогрессирующей инфляции. Нелепость подобной ситуации можно сравнить, например, с переводом на самообеспечение армии, которая призвана защищать население и государство от военной агрессии — так же как жилищно-коммунальный сектор защищает население от агрессивных и неблагоприятных природных факторов.

Согласно новому Жилищному Кодексу возникают, в частности, нелепые ситуации коллективной ответственности жителей многоквартирного дома за неплатежи кого-то из соседей, что ущемляет права добросовестных плательщиков и вызывает дополнительные обострения отношений в обществе, и без того доведенном до состояния взаимной агрессивности его членов и групп. Естественно, такие ситуации не идут на благо общей психологической обстановке в стране, находящейся при проведении рыночных реформ и продолжающегося передела собственности фактически в состоянии некоего подобия гражданской войны.

Более того, вместо государственных или муниципальных структур управления жилым фондом вводятся частные управляющие компании, которые в условиях дефицита квалифицированных кадров никак не улучшат в массе качество содержания и ремонта жилья, однако будут неограниченно наращивать тарифы за свои услуги соответственно рыночному принципу «свободных цен». В перспективе очень вероятен дальнейший развал систем ЖКХ, протесты граждан и массовые волнения, а также, как следствие, нарушения работы предприятий и систем жизнеобеспечения и безопасности государства.

АСПЕКТЫ ПРОГРЕССИРУЮЩЕГО САМОУНИЧТОЖЕНИЯ

То, что происходит в России уже второе десятилетие, невозможно характеризовать иначе как прогрессирующая деградация. Страна и ее экономика продолжают пребывать в процессе разоряющих ее реформ, причем выгоду от этого разорения получают именно те, кто ее разоряет. Произведена и продолжается под видом «приватизации» натуральная диверсия, поскольку право собственника — поступать как вздумается со своей собственностью в СВОИХ интересах, а вовсе не в интересах населения страны и государства в целом. Бездумное, стихийное, шальное введение принципов и правил рыночной экономики в России работает против ее народа и безопасности государства.

В стране введены ложные критерии успеха и благополучия, идеология и принципы рыночных реформ — феноменальный обман народа и руководства страны. Рынок — лишь способ перераспределения ценностей, а не технология успешного их производства. Госсектор уничтожен вопреки равенству с частным по Конституции. Успех работы предприятий оценивается не пользой своей стране, а выгодой от продажи за границу. Внедрена система ложных ориентиров, в частности, заявлено, что критерий благополучия экономики — уровень инфляции, а вовсе не сумма реальных ценностей и благосостояния в стране, не уровень жизни населения и безопасности государства.

Макроэкономика в стране сводится в основном к способам взаимоизъятия и взаимоперехода денег и ценностей среди фирм и населения и уплаты в бюджет налогов с этих операций. В стране фактически реализована макроэкономика разорения и грабежа — налоги все изымаются в конечном счете с народа плюс идет активная распродажа природных ресурсов. Поощряется ростовщичество — прогресс банковской сферы намного активнее иных сфер экономики. Рост спекулятивного фондового рынка, капитализации фирм, то есть, рост стоимости акций — также фактор инфляции рубля. Рубль не обеспечен собственными средствами жизнеобеспечения, их приходится ввозить из-за границы, продавая энергетические ресурсы страны. Импорт продовольствия в Россию — это десятки миллиардов долларов ежегодно.

Министр финансов делает странные (неадекватные?) заявления, будто в следующем году экономика поднимется уже к дореформенному уровню, а к 2050 году Россия станет одной из богатейших стран мира. На основе чего — такие прогнозы? Тот же Кудрин считает, будто незапланированный рост инфляции идет из-за перерасхода бюджета на оборону и социальные программы; так что же — их урезать, а не поощрять экономический рост? При падении уровня производства в несколько раз — обогащение небольшого слоя граждан идет путем изъятия средств остальной части населения за счет «свободных цен» и присвоения государственных ресурсов. Введенные в стране «свободные цены» пошли вовсе не на развитие производства, а на накопление денег и прохождение во власть.

Власть в стране — не принадлежит народу, фактически реализована вовсе не демократия, а реальная власть олигархов и чиновников как их прислуги. Законодательство в стране организовано для выгоды капиталу и олигархам, в конечном итоге — мировому капиталу и мировым олигархам, а местные олигархи играют роль наместников мирового капитала за свои доходы с разоряемой страны. В процессе авантюры проводимых «рыночных реформ» всю Россию фактически купили задешево и задешево продали: куплено население — мелкими подачками и враньем в том числе о демократии, куплены местные бизнесмены — своими мнимыми успехами, куплены ветви власти и олигархи — ставшие наместниками мирового капитала в России.

Правоохранительные органы охраняют не права народа, а права бизнеса и власть бизнеса, законы в стране — правила игры ради удобства бизнеса и власти, служащей бизнесу. В то же время армия самоубийственна, поскольку нет ориентира — кого защищать и против кого воевать. Нет идеологии патриотизма, а без нее армия — сборище наемников или биороботов просто потенциальных киллеров, бандитов, мародёров, цепных псов обслуги и т.п.. Продолжается сокращение народонаселения, его активной части, обнищание пожилых; нерациональное использование человеческого потенциала, неэффективные технологии экономики, рост прибылей у фирм и лиц, не приносящих реальной пользы.

Так называемые «национальные проекты» или «национальные программы» — практически иллюзорная попытка восстановления поддержки сельского хозяйства, жилищного строительства, качества медицины и образования — далеко до норм советского времени. Предполагаются также трудности с обеспечением пенсионных выплат, поскольку происходит рост числа пожилого населения и сокращение активного, однако не учитывается то, что и сейчас большая часть активного населения занята отнюдь не в производительных сферах, а более эффективные технологии использования человеческих ресурсов несомненно способны полностью обеспечить все население страны, включая пенсионеров, детей и других нетрудоспособных граждан.

Реализуется способ самоуничтожения страны — фактически гражданская война, война за передел собственности, конфронтация вместо здоровой конкуренции, взаимный агрессивный антагонизм в обществе, взаимоненависть обогатившихся и обедневших, грабителей и ограбленных. Конфликты на грани войн с соседними странами — бывшими республиками СССР: с Украиной, Грузией, Молдавией, странами Прибалтики, под вопросом будущие отношения даже с Белоруссией.

Среди населения все более распространяются разные виды оружия. Народ деградирует и дичает, нарастает апатия, бездушие и взаимное озлобление — срывают злость на ком попало. Растет преступность и не устраняются корневые причины ее роста. Страна погрязла в судебных разбирательствах и криминальных разборках. Общая психологическая обстановка — неуверенность, страх, заботы, стрессы.

Нет четкого понимания — какие сферы могут быть прибыльными, а какие затратными. Критерий ПОЛЬЗЫ заменен формальным критерием денежной прибыли. Финансовая арифметика вытеснила напрочь ПОНИМАНИЕ происходящего в стране и мире. Вместо разумного подхода применяются аукционы. Игнорируется факт, что совместное мирное производство гораздо эффективнее вечной взаимной войны, сотрудничество эффективнее конфронтации, непроизводительные затраты больше в конкурентной среде.

Все проблемы производства необходимых ценностей и даже получения их избытка могут эффективно решаться не путем конкуренции и конфронтации, но разумным применением научных разработок и высокопродуктивных технологий на пользу стране, населению и государству. Франция обеспечила себя энергией на 70 процентов за счет таких технологий — применения АЭС, Египет резко прогрессировал после постройки Асуанской плотины. В СССР в конце 80-х годов производство куриных яиц, к примеру, стало избыточным из-за распространения прогрессивных птицеводческих комплексов. В 1990-м году урожай зерновых в СССР был феноменально высоким, но его не смогли полностью собрать из-за неорганизованности и неэффективных технологий.

Пока страна не добьется эффективного самообеспечения насущными товарами, медицинским обслуживанием, общедоступным образованием и прочими институтами для высокотехнологичных разработок уверенного и прогрессивного развития и не высвободит существенную часть населения для прогресса в науке и передовых технологиях, Россия обречена на дальнейшее разорение по «законам мирового рынка». Глупость, алчность, лень, трусость — губят людей и народы, они же могут стать причиной уничтожения как России, так в перспективе и всего человечества.

ВЫВОДЫ

Под видом экономических реформ второе десятилетие реализуется навязанный иностранными советниками и спецслужбами план самоуничтожения России, который был бы уже полностью реализован еще 10 лет назад, если бы не гигантский экспорт энергоресурсов (прежде всего нефти и газа) и высокие мировые цены на них.

1. Россию было невозможно завоевать силой, но оказалось легче ее попросту купить. За годы «рыночных реформ» страна подверглась катастрофическому разорению, расхищению и распродаже ее ценностей, производственных мощностей и природных ресурсов — в пользу иностранных структур, во вред самой России и ее населению, в явный и гигантский ущерб национальной, государственной безопасности. Масштабы этого инспирированного вредительства, разорения и захвата страны — сравнимы с последствиями полнообъемной разрушительной войны. Этот процесс продолжается и сегодня; а от полного разорения и захвата страну пока спасают всего лишь два фактора: высокие мировые цены на распродаваемые Россией природные ресурсы (главным образом — нефть), что является случайным и ненадежным фактором, и наличие ядерного оружия, которое может оказаться бесполезным в условиях его технологической деградации или применения противником иных видов оружия — бактериологического или психологического, например.

2. Вместо ЭФФЕКТИВНОЙ экономики внедряется рыночная, хотя эффективная и рыночная — не одно и то же, возможна эффективность и при плановой экономике или при разумной комбинации плановой с элементами рыночной; важен результат — то есть ПОЛЬЗА для государства и его населения, а шальное введение принципов рыночной экономики в Россию как самоцель — ради только формального определения ее как «страны с рыночной экономикой» принесло государству и народу явный ВРЕД: разорение страны и населения, вторжение иностранного капитала, фирм и спецслужб, утрату благополучия, независимости и безопасности большей части граждан и государства в целом.

3. Разрушительные для страны реформы явились результатом удачного применения именно психологического (идеологического) оружия, когда буквально одурманенное пропагандой реформ в 90-х годах население как бы «демократическим образом» выбрало руководство страной, также успешно одурманенное навязанными извне экономическими теориями, сработавшими на благо иных стран и во вред самой России, на ущерб для независимости и безопасности Российского государства.

4. Разрушительная психологическая (идеологическая) фактически диверсионная обработка населения и руководства России продолжается и сегодня, когда и у деградирующего населения, и у вводимого в заблуждение относительно ситуации в стране и дальнейших прогнозов руководства страны, видимо, буквально потерялся инстинкт самосохранения, что мешает проведению принципиальных перемен в экономической политике, направленных на безопасность государства, на благо России и ее народа. В стране фактически идет пропаганда корысти и алчности, легкомыслия и жестокости, гедонизма и маргинала; в обществе нарастает безразличие к судьбе страны, взаимовражда, ненависть и агрессия, прогрессирует преступность, чем усугубляется процесс самоуничтожения государства.

5. Ввиду продолжающегося катастрофического снижения численности народонаселения страну заселяют выходцы из разных стран, например, из Китая, что в перспективе ведет к уничтожению россиян как коренной популяции, к полному захвату России различными иностранцами и к ликвидации Государства Российского путем распада на отдельные анклавы.

6. Вступление России в ВТО — шаг к очередному усилению влияния диктата иных стран на существование России, выгодное именно этим иным странам и ущербное для россиян, однако этот шаг настойчиво лоббируется структурами, связанными с экспортом, то есть, с вывозом из России прежде всего ресурсов, необходимых в самой России. Расхитители российских ценностей стремятся получить все более выгодные для себя условия дальнейшего расхищения России, подрывая ее безопасность как независимого государства .

7. Вместо логичной и благой цели, имеющей в виду стабильность и безопасность государства — обеспечения благосостояния и независимости страны, повышения уровня и качества жизни ее коренного населения, его образования, культуры, медицинского обслуживания, жилищных условий — цель нынешнего руководства страны, направляемого реформаторами и захватившими сырьевую и производственную базу олигархами, декларируется как «обеспечить конкурентоспособность России в мировом рынке» — то есть, возможность любыми путями и средствами добиться того, чтобы как можно более успешно и далее распродавать в иные страны максимум добытых и произведенных в стране ценностей — вместо использования их в России, в российской экономике и на благо российского народа и государства.

8. Экономика вопреки позитивным отчетам правительства, слаба и нестабильна. Инфляция превышает рост ВВП, а это устойчивый сигнал о неблагополучии. Производство так и не достигло даже половины уровня кризисных (!!!) 1990-91 годов. Фактически страна живет в состоянии хронической чрезвычайной ситуации, на грани вполне возможного экономического краха, который может наступить внезапно в любой момент — только лишь из-за панических слухов. Рыночная экономика не обеспечила страну и ее население — ни продуктами питания, ни прочими жизненно важными товарами и услугами. Деградировали даже те системы жизнеобеспечения, что были построены и удовлетворительно существовали при плановой экономике. Страна паразитирует на своих природных ресурсах, выступая в мировом сообществе в роли нищего, которому подают иные страны взамен на его саморазорение для их блага.

9. Деидеологизация — то есть, отказ от разума в пользу хищнических инстинктов, фактически — разрушение конструктивных основ технологии существования государства и менталитета его населения, а также фактическое внедрение деструктивной идеологии алчности, личной и клановой наживы любыми путями, даже и в ущерб обществу и государству — явилась одним из главных средств уничтожения как Советского Союза, так и далее Российского государства. В условиях нынешнего прогрессирующего экономического и культурного кризиса восстановление и развитие страны как мощного и независимого государства вряд ли возможно без восстановления идеологии разума и конструктивизма, без опоры на идеи и принципы совместного созидания, а не разобщения и разрушения. Для сохранения и прогресса России надо срочно переходить от принципа государства «хищнического капитализма» к принципам государства прагматического социализма. Необходимо восстанавливать хотя бы частично в хозяйстве и экономике стратегический госсектор, который должен и может работать эффективно для ПОЛЬЗЫ государства и народа, а не для максимальных прибылей частных компаний. Иначе страну может ждать полный крах в ближайшие несколько лет.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

…Что это было?


Пугачёв Б.А.

Вот чудеса-то: 6 декабря у Соловьева в «Поединке» на канале «Россия-1» схлестнулись «Парнас» в лице В. Рыжкова и КПРФ в лице Г. Зюганова

« — Будем публично мэнструировать или честно выполнять свой долг перед Родиной?!»

В.О.Богомолов. «В кригере».

http://militera.lib.ru/prose/russian/bogomolov5/index.html

Это ж надо! Две оппозиционных партии — и на канале, обслуживающем режим? Но после схваток Кургиняна со Сванидзе стоит ли удивляться? Надо разбираться – чем это выгодно режиму? За Рыжковым – многотысячные протестные «марши миллионов», за Зюгановым миллионы голосов на выборах. И над схваткой – Владимир Соловьёв, что называется – «держит свечку», от лица и по поручению режима.

Кстати о режиме. Есть среди левых – «красные путинисты», не сомневающиеся, что чекист, маскируясь, пробрался на высокие посты, чтоб возобновить диктатуру пролетариата. А то, что он уверяет, что «госкапитализм строить не будем», — так это маскировка. Дань тому воздал и Рыжков, утверждая, что экономика у нас почти плановая, все гиганты ее – Газпром, Лукойл и другие – государственные, а власть авторитарная. И что нужны свободы: свобода слова, свобода собраний, свобода собственности и свобода конкуренции. И что нужна амнистия трёмстам тысячам бизнесменов, что томятся на зоне, и в том числе – Ходорковскому… Зюганов возразил, что на зоне миллион, но экономику надо не приватизировать, а огосударствлять. И даже добавил, что из небывалого кризиса есть только три выхода – современные передовые технологии, война, и… подумайте-ка – революция! Нет, нет, не пугайтесь. Небось, подумали – отменил лимит? Не о способе производства речь, не о смене строя – речь лишь о научно-технической революции. А Рыжков с Соловьёвым ему – «А государство – это чиновничество, коррупция, и никакой свободы». И вот они так вот, вроде бы спорят, и в то же время, вроде бы как согласны между собою. А самое-то интересное – не говорят в чём и почему согласны. И если хлопать ушами, то, вроде бы, и нам надо с ними соглашаться. А поскольку их на свой экран режим выпустил, то, вроде бы, и он не возражает. И, пожалуйста, дает вот эти самые свободы им. «Говорите сколько угодно – мне это — слону дробина. Меня одобряет больше половины населения, да вот и голосование на ТВ показывает: за тебя, Зюганов, – вдвое больше чем за Рыжкова, а вы, вместе взятые, и полсотни тысяч едва набираете среди зрителей». А у режима в активе ещё и борьба с коррупцией: вон как своих министров крошим – «бей своих, чтобы чужие боялись». И министр обороны, и сельского хозяйства, и то ли еще будет! Ради рейтинга чего не сделаешь?

Однако, что же за скобками оставили наши «друзья народа», «борцы за свободу», что они подразумевают? А подразумевают они, что государство — какое-то импотентное, бесклассовое, никакой борьбы классов. Просто государство. Какого класса власть – будто не играет роли. Кому, какая, от кого и от чего свобода — тоже молчок. Что значит — огосударствлять, национализировать, какому государству отдать какую собственность, — частную, личную, интеллектуальную или на средства производства? Если передать средства производства государству рабочих, трудящихся, чьи интересы совпадают с общенародными – это общественное производство, управляемое общественным предвидением, и никаких кризисов. Это революция в способе производства, это социализм. Если огосударствление властью буржуев, где, как написано в типовом уставе любого акционерного общества (даже с участием государства), что цель производства — получение прибыли, то это общественное производство, управляемое стихией спроса и предложения. И даже больше – координируемое, но в интересах получения этой самой прибыли не населением, а лишь господствующим классом, располагающим властью, – классом капиталистов. Они ее и распилят, и поделят, а прижмет — и населению кое-что перепадёт. Чтоб не бунтовало. Хороший хозяин свою скотинку морить голодом не станет. Хватит и того, чтоб держать в скотском состоянии. Пусть тоже конкурируют – хозяину и штрейкбрехеры нужны. Если за воротами безработных полно, не очень-то побунтуешь, не очень-то побастуешь.

И выходит, что и «государственник» Зюганов, и либерал Рыжков, хоть и оппозиционеры, а однако «чекисту» Путину глаз не выклюют. Им всем троим нужно одно и то же государство, где рабочий – послушный «партнёр» работодателю. Им нужен союз наездника и лошади, а точнее — союз хозяина и его скотины. И вовсе не шутка — нынешние высказывания с трибун режима, что рабочему человеку образование ни к чему, только вредит делу. Думать и понимать начинает. И вот вам справка из ноябрьского решения Ученого совета филологического факультета МГУ, мнение ученых специалистов:

«Политика российских властей в области образования обусловлена совокупностью причин; назовем некоторые, наиболее очевидные. А) Стремление власти окончательно уничтожить «советскую» составляющую «постсоветского» образования, в случае с русской классической литературой – резко ограничить обсуждение и, тем более, усвоение ее ценностей, чуждых современной политической и экономической элите, а также той части «среднего класса», которая ориентирована на обслуживание этой элиты. Б) Понимание того, что управление общественным сознанием осуществляется тем легче, чем ниже уровень образования».

Вот тут и зарыта собака. Общественное сознание управляется и передачами типа «Поединок» Соловьева. Пусть блуждают в трех соснах выкормыши нынешней системы образования, соответственно своему уровню бескультурья. Пусть плетутся в своём протесте за Зюгановым и Рыжковым. Их словоблудие хорошо запудривает мозги – так полагает класс угнетателей.

Только вряд ли! Реалии кризиса рвут любые шоры, любые оковы, срывают любые маски. И «явятся весомо, грубо, зримо!»

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,