RSS

Архив метки: Независимый экономист Владислав Жуковский: В правительстве зреет раскол

Независимый экономист Владислав Жуковский: Обескровливание экономики России


Кризис в российской экономике принимает все более отчетливые очертания и не менее угрожающие масштабы. В последние месяцы стало окончательно понятно, что наряду с исчерпанием внутренних источников роста и дефолтом экстенсивно-паразитической ресурсно-сырьевой модели «роста без развития» наблюдается исчерпание внешних факторов. Прежде всего, это касается пресловутых иностранных инвестиций, которые превратились в фетиш макроэкономической политики еще во времена Правительства Гайдара и с тех пор остаются «священной коровой» для всех сторонников доктрины вульгарного либерализма.

Независимый экономист Владислав Жуковский
2014-04-20 18:28 (обновление: 2014-04-20 20:43)

Плотно и основательно подсаженная на углеводородную иглу российская экспортно-сырьевая экономика низких переделов все стремительней погружается в коматозное состояние — упаднические настроения и деградационные тенденции наблюдаются практически по всему спектру направлений народного хозяйства.

Мало того, что российская экономика стала настолько неэффективной и неконкурентоспособной (в силу избыточной монополизации, высоких процентных ставок, дорогих кредитов, искусственно завышенного курса рубля, безудержно дорожающих ГСМ, растущих тарифов и корупционных поборов), что ей перестала помогать стабильно дорогая нефть, так ещё и многократно возросли масштабы исхода капитала из России.

Именно такие выводы можно сделать из опубликованного в начале апреля отчёта Центрального Банка России о предварительной оценке платёжного баланса. Согласно официальным данным денежного регулятора, в первом квартале 2014г. в России начался масштабный инвестиционный кризис — иностранные капиталы практически полностью перестали притекать в отечественную низкопередельную, сырьевую и деиндустриализированную экономику. Более того, удушающая денежно-кредитная и налогово-бюджетная политика вкупе с спровоцированной ЦБ РФ паникой на валютном рынке и геополитической обстановкой вокруг Крыма привели к тому, что начало 2014г., с точки зрения инвестиционных потоков, оказалось худшим с 2009г.

Так, по итогам первого квартала текущего года объём прямых инвестиций в реальный сектор российской экономики (точнее сказать, в то, что от него осталось) не просто сократился на несколько процентов, а обвалился без малого в 3,5 раза — с 37,1 до 11,9 млрд. долл. Это наглядно демонстрирует паралич инвестиционной активности — в российскую экономику не хотят вкладывать капиталы не только иностранные инвесторы, но и российские же олигархи, на долю которых приходится от 60 до 70% суммарного притока иностранного капитала, притекающего в Россию из оффшорных юрисдикций (Кипр, Нидерланды, Люксембург, Британские-Виргинские острова и т.д.).

Не менее масштабным оказалось привлечение иностранных кредитов и займов — приток прочих инвестиций, подавляющая часть которых приходится на торговые кредиты и займы, упал с 35,8 до 9,2 млрд. долл. В принципе, эту тенденцию можно лишь приветствовать — отечественная экономика избыточно погрязла во внешних долгах и займах, что обостряет проблему оффшоризации экономики, многократно повышает валютные и процентные риски, обеспечивает масштабный отток капитала из страны на обслуживание внешних займов и обостряет утрату контроля за экономикой (прежде всего, за стратегическими отраслями промышленности и финансовой системой) со стороны государства.

Неудивительно, что впервые с весны кризисного 2009г. в России фиксируется снижение суммарной внешней долговой нагрузки на все субъекты экономики (органы государственного управления, Центральный Банк России, банки и нефинансовые организации) с 727 млрд. долл. в январе 2014г. до 723,8 млрд. долл. по состоянию на начало апреля. При этом важно отметить, что сильнее всех размер внешних долгов сократили само Правительство (с 61,7 до 55,6 млрд. долл.) и Центральный Банк (с 16 до 15,1 млрд. долл.). Тогда как финансовые организации на некоторое время приостановили процесс наращивания внешних долгов (едва заметный рост бремени с 214,3 до 214,5 млрд. долл.), а промышленные предприятия, оптово-розничная торговля и объекты сферы услуг, не имея доступ к дешёвым долгосрочным рублёвым инвестиционным ресурсам внутри России были вынуждены увеличить объём займов с 434,8 до 438,5 млрд. долл.

Однако это нисколько не решает самой проблемы избыточной долговой зависимости отечественных финансовых и нефинансовых организаций от международных банков и финансовой олигархии с Уолл-Стрит и Лондонского Сити: за период с начала 2000 по апрель 2014г. совокупный внешний долг российских компаний и банков вырос более чем в 20 раз — с 30 до 634 млрд. долл. С учётом скрытых долгов и займов, привлечённых оффшорными структурами российских финансовых и нефинансовых организаций и не учитываемых Центральным Банков России, уместно говорить о том, что долговое бремя внешних займов в корпоративном секторе составляет не менее 800-850 млрд. долл. Это эквивалентно 38% ВВП России в ценах 2013г.

Да, сокращение величины совокупного внешнего долга всех хозяйствующих субъектов экономики России не может не вызывать оптимизма. Оно позволяет снизить зависимость государства от политически ангажированных действий в адрес России со стороны США и ЕС, сократить зависимость экономики и финансовой системы от монетарной политики печатного станка в Америке и Европе, урезать расходы на обслуживание займов, снизить долларизацию экономики и т.д.
Однако, к сожалению, никакого системного подхода и реальных действий со стороны Правительства по дедолларизации народного хозяйства как не было, так и нет — снижение внешних займов со стороны госорганов при одновременном росте займов со стороны корпоративного сектора говорит о том, что никаких изменений на системное уровне не происходит: Правительство действует хаотично, фрагментарно и ситуативно. Российские промышленные предприятия по-прежнему вынуждены привлекать долговой капитал на внешних рынках, не имея доступа к сравнительно дешевым долгосрочным рублевым кредитным ресурсам.

Все это нисколько не способствует дедолларизации и деоффшоризации экономики и построению полноценной, устойчивой и конкурентоспособной национальной финансовой системы. Хуже того, ужесточение денежно-кредитной политики со стороны Центрального Банка России, повышение ключевой процентной ставки, параноидальная приверженность Центробанка борьбе с немонетарной инфляцией монетарными методами лишь усугубляет дефицит денег в экономике, провоцирует рост процентных ставок по всему спектру ценных бумаг и финансовых операций, стимулирует удорожание кредитов и толкает российские компании и банки на внешние рынки капитала — в объятия международным ростовщикам и транснациональным банкам.

Кроме того, стремительно вымывается «горячий» спекулятивный капитал: объём портфельных инвестиций, привлечённых российскими промышленниками, оказался отрицательными. Из России в 1-м квартале утекло свыше 4,5 млрд. долл., что в 3 раза превышает отток «горячих» капиталов в январе-марте 2013г. (1,2 млрд. долл.). Пожалуй, это единственный действительно позитивный результат ухудшения ситуации с платежным балансом России — финансовые спекулянты спешно вывозят свои капиталы из отечественной финансовой системы на фоне разрастания кризисных явлений в экономике, упадка в промышленности, хаоса на валютном рынке, всплеска цен, ужесточения монетарной политики со стороны Центрального Банка России, фискального фетишизма Минфина, беспрецедентного с 1997г. секвестра бюджетных расходов, обострения дефицита денег и кризиса ликвидности на межбанковском рынке, удорожания кредитов, рисков понижения суверенного кредитного рейтинга России и крупнейших эмитентов и т.д.

Аналогичные тенденции наблюдаются в банковском секторе: объём привлечённых инвестиций упал более чем в 3 раза — с 7,3 до 2,1 млрд. долл. Не отстаёт и само государство в лице Минфина России — привлечение иностранных кредитов, займов и спекулятивных портфельных инвестиций в объёме 3,6 млрд. долл. в январе-марте 2013г. сменилось оттоком капитала в объёме 3,1 млрд. долл. Судя по всему, в Правительстве всё-таки сделали хоть какие-то выводы из всплеска русофобских настроений на Западе и обострения отношений с Вашингтоном, Брюсселем и Лондоном: с января по апрель 2014г. суммарный внешний долг Правительства был сокращён на 10% — с 61,7 до 55,6 млрд. долл.

Скорее всего, в администрации президента хотя бы отдаленно осознали масштабы маячащих угроз и решили не наступать на горбачевско-ельцинские грабли и не втягивать страну во внешние долги перед Западом, который вполне может использовать финансовый рычаг в качестве инструмента давления на руководство России.

Мало того, что прекратили поступать иностранные инвестиции в российскую экономику, так ещё к тому же многократно упал масштаб инвестиций российских компаний и банков за рубежом. Справедливости ради нужно сказать, что ничего страшного в обвальном падении притока иностранных капиталов в российскую экономику нет — то, что российские высокопоставленные чиновники в Правительстве именуют красивым термином «иностранные инвестиции», на проверку не является ни иностранными, ни тем более инвестициями.

Свыше 70% якобы иностранного капитала поступает в Россию из оффшорных юрисдикций и в большинстве случаев является российскими финансовыми ресурсами, законным и незаконным образом вывезенными за рубеж крупным олигархическим сырьевым капиталом, криминальными структурами и коррумпированными чиновниками, легализованными и «отмытыми» в оффшорах и возвращёнными обратно в Россию под фешенебельной вывеской иностранных капиталов. А вместо инвестиций в Россию притекают, главным образом, иностранные кредиты и займы, на долю которых приходится свыше 90-92% суммарного притока иностранного капитала.

Смущает лишь то, что, с одной стороны, сами российские крупные бизнесмены больше не видят перспективы в российской экономике, не хотят возвращать деньги из оффшоров и не поддерживают идею президента Путина о деоффшоризации экономики.

С другой стороны, для российских компаний и банков закрываются внешние рынки долгового и акционерного капитала, что вкупе с истерией вокруг введения санкций со стороны Запада автоматически усложнить и без того непростую ситуацию с рефинансированием внешних долгов и займов российскими компаниями.
Принимая во внимание затухание российской экономики, спад рентабельности в промышленности, падение цен на рынке сырьевых товаров (кроме рынка нефти), преддефолтное состояние российской металлургической отрасли и падение цен на заложенные у банкиров пакеты акций (российский фондовый рынок падает третий год подряд), всё это рискует обернуться неплатежами, кассовыми разрывами, техническими дефолтами и «маржин-колами».

В целом же, структура привлечения иностранного капитала частным сектором весьма показательна — из притекших 16,4 млрд. долл. порядка 11,9 млрд. составили прямые инвестиции, больше половины которых пришлись на внутрифирменные кредиты и займы иностранных компаний своим дочерним и внучатым организациям в России. 9,2 млрд. пришлись на иностранные кредиты и займы. Тогда как портфельные инвестиции и прочие инвестиции свелись с отрицательным знаком и составили -4,5 и -0,2 млрд. долл. соответственно.

Широко разрекламированная в СМИ «внешняя экспансия» российского капитала мало того, что в большинстве своем дальше оффшоров не распространялась и во многом преследовала целью уклонение от уплаты налогов и вывод активов в налоговые гавани, так еще и умудрилась захлебнуться в первые месяцы текущего года.

В первом квартале 2014г. прямые зарубежные инвестиции российских компаний обвалились без малого в 4 раза — с 65,4 млрд. долл. в январе-марте 2013г. до 14,6 млрд. в аналогичном периоде 2014г. При общем сокращении иностранных капиталовложений российских промышленников на 40% — с 74,3 до 43,2 млрд. долл.

При этом фиксируется скачкообразный рост покупки иностранной валюты со стороны нефинансового сектора и, в частности, населения — на фоне хаотичных действий Центрального Банка России и мощной девальвации рубля (более чем на 11% по итогам января-марта 2014г.) началась масштабная распродажа рублей и бегство в иностранную валюту с целью сохранения покупательной способности своих сбережений и минимизации валютных рисков. Если в первом квартале 2013г. ЦБ РФ фиксировал чистую продажу иностранной валюты со стороны нефинансового сектора в размере 1,9 млрд. долл., то в 2014г. отмечается масштабная покупка иностранной валюты (прежде всего, американского доллара и в меньшей степени евро) в размере 19,6 млрд. долл. Для сравнения, по итогам всего 2012г. чистая покупка иностранной валюты не первысила 1,4 млрд. долл., а в 2013г. и вовсе наблюдалась продажа в размере 0,3%.

Россия остается «дойной коровой» Запада

Не менее важен ответ на вопрос, с каким знаком сводится баланс трансграничного передвижения капитала: в Россию притекают или утекают капиталы? Никаких позитивных изменений в данном вопросе не наблюдается — капиталы продолжают вымываться из России. Россия продолжает оставаться нетто-экспортером и чистым поставщиком инвестиционных ресурсов за рубеж в условиях многолетнего инвестиционного кризиса (объем капитальных вложений на 20% ниже отметок 1991г.), хронического недофинансирования экономики и промышленности, аварийного состояния инфраструктуры (срок эксплуатации свыше 35-40 лет с износом свыше 75-80%), технической отсталости и критической зависимости от иностранных кредитов и займов.

Россия продолжает оставаться дойной коровой в рамках системы международного разделения труда — по итогам первого квартала 2014г. дефицит финансового счета платежного баланса России подскочил в 4 раза по сравнению с аналогичным периодом 2013г. — с 12,6 до 48,6 млрд, долл. Отток капитала по финансовым операциям с лихвой перекрыл рост профицита по текущему счету с 24,3 до 27,6 млрд. долл. за рассматриваемый период.

Объем взятых российскими резидентами обязательств (т.е. привлечение тех самых обожаемых властями иностранных инвестиций) упал без малого в 6 раз — с 86,7 до 15,1 млрд. долл. Тогда как чистый прирост зарубежных финансовых активов сократился лишь на треть — с 99,3 до 63,7 млрд. долл. Так, по линии Центрального Банка России зафиксирован нетто-отток капитала в размере 0,4 млрд. долл. ( нетто-приток 4,7 млрд. долл. годом ранее), органы государственной власти даже без учета операций с международными резервами в чистом виде вывезли за рубеж не менее 2,6 млрд. долл. (чистый приток 3 млрд. годом ранее), а банки и прочие финансовые организации обеспечили чистый отток в размере 18,9 млрд. долл. (в январе-марте 2013г. был чистый отток в размере 17,4 млрд.).

Однако, как и следовало ожидать, рекордсменами по вывозу капитала оффшорные юрисдикции и фешенебельные страны оказались нефинансовые организации — промышленные предприятия и населения обеспечили чистый вывоз не менее 26,8 млрд. долл. При этом годом ранее они обеспечили чистый отток капитала в размере лишь 3 млрд. долл.

Буквально на глазах происходит беспрецедентная и крайне угрожающая для отечественной экономики и финансовой системы тенденция масштабного исхода капитала в условиях сравнительно благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. В отличие от кризисного 2008г., сегодня нефть стоит не 35-40, а все 107 долл. долл. за баррель, мировая экономика растет на 3,5%, а не падает темпами в 2,5-3%; темпы роста стран с развивающейся экономикой варьируется в диапазоне 2,5-3%, в отличие от спала на 5-6% 5 лет назад. И, пожалуй, самое главное: в отличие от ситуации конца 2008г., в мировой экономике нет острого дефицита ликвидности и кредитного сжатия — печатные станки в США, Еврозоне, Великобритании, Швейцарии, Японии и Китае работают на полную мощность; процентные ставки на финансовых рынках находится вблизи исторических минимумов; колоссальный объем блуждающего, «горячего» капитала ищет точки применения и т.д. Однако это нисколько не мешает российской двухсекторной, сырьевой экономике низких переделов погружаться в кризисное состояние, а капиталам спешно утекать за рубеж.

Не радует и динамика золотовалютных резервов — в 1-м квартале 2014г. объем международных валютных резервов, по оценкам платежного баланса ЦБ РФ, сократился на 27,4 млрд. долл. после роста на 4,9 млрд. годом ранее. Масштабное бегство капитала, покупка иностранной валюты резидентами и нерезидентами и беспрецедентные по своим масштабам валютные интервенции Центрального Банка в разгар девальвации рубля сделали свое дело — пресловутая рефтегазовая подушка безопасности, больше напоминающая легализованный инструмент обескровливания экономики и накопления гробовой заначки, сжалась на 1 трлн. рублей при стабильно высоких ценах на нефть.

Россия теряет свыше 200-250 млрд. долл. ежегодно от статуса сырьевой колонии

При всем при этом Россия продолжает нести колоссальные убытки от участия в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена — однобокая, ущербная, архаичная и колониальная по своей сути модель интеграции Россит в мировую экономику и систему международного труда обходится стране и гражданам в сотни миллиардов долларов ежегодно.

Так, по итогам первого квартала 2014г. размер дефицита во внешней торговле услугами составил 10,8 млрд. долл., увеличившись с 10,5 млрд. в 2013г. Отрицательное сальдо в балансе оплаты труда несколько сжалось с 2,9 до 2,5 млрд. долл. Чистый инвестиционный убыток по балансу уплаты факторных доходов (проценты, дивиденды и т.д.) разросся с 8,8 до 9,2 млрд. долл., что неудивительно в условиях фактического срыва программы деоффшоризации экономики и продолжающегося роста внешнего корпоративного долга.

Баланс вторичных доходов свелся с отрицательным результатом в 1,4 млрд. долл., что несколько меньше 1,5 млрд. долл., имевших место годом ранее. Тогда как профицит баланса рентных платежей оказался столь драматично низким (0,1 млрд. долл.) и несущественным, что им можно смело пренебречь.

В целом, получается, что в первом квартале 2014г. чистые убытки России от участия в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена составили 23,8 млрд. долл. И это без учета чистого вывоза капитала со стороны частного сектора — компаний, банков и населения — который превысил планку в 50 млрд. долл.
Кроме того, при суммарном импорте товаров в объеме 75 млрд. долл. порядка 25-30 млрд. долл. приходится на товары потребительского и инвестиционного машиностроения, которые вполне подлежат процессу импортозамезения, и которые отечественная обрабатывающая и перерабатывающая промышленность вполне могут и должны производить сами: существенная часть продовольствия, деревообработки, бытовой химии, продукции металлургии и нефтехимии, кожевенной текстильной промышленности, а также станков, машин и оборудования.

Итого чистые убытки России составили не менее 100 млрд. долл. только в первом квартале 2014г. По итогам года вполне может произойти обновление антирекорда 2008г. — чистый убыток деиндустриализации, дезинтеграции, дезорганизации, десуверенизации, архаизации, офшоризации и структурно-технологической деградации отечественной экономики может превысить планку в 250 млрд. долл., что превышает 12,5% ВВП и эквивалентно 63% федерального бюджета России в 2013г. В 2013г. чистый убыток РФ от участия в системе неэквивалентного внешнеэкономического обмена составил порядка 200 млрд. долл.

В 2014г. рост может превысить 25% на фоне сильнейшего за последние 5 лет обвала производственной, инвестиционной и потребительской активности. Даже коматозное состояние реального сектора и скатывание в рецессию не способны остановить процесс выкачивания «соков» из российской экономики — Россия продолжает оставаться «дойной коровой» для транснационального капитала, международных монополий, ростовщиков и финансовых спекулянтов.

Именно этим, во многом, обусловлена перманентное и плохо маскируемое нежелание Запада вводить реальные и полноценный санкции против России (не путать с санкциями против окружения президента и отдельных олигархов!) — глобальный бизнес ежегодно извлекает сотни миллиардов долларов от удержания России в статусе сырьевой колонии, финансового резервуара и рынка сбыта для своих товаров услуг. Даже геополитические амбиции ястребов в Вашингтоне меркнут на фоне того гешефта, который извлекают американские и европейские (не говоря уже о китайских и других азиатских) корпорации и банки от колонизации России.

Весьма показательно, что многие крупнейшие американские и европейские нефтегазовые корпорации, ИТ-гиганты, авиастроительные холдинги и банки открыто заявили, что они в любом случае продолжать осуществлять свою деятельность на территории России и не собираются наступать себе на горло из-за прихотей политиканов.

Заграница нам поможет там, где никто не ожидает — в два раза упал незаконный вывоз капитала

Один из крайне немногих положительных результатов первого квартала 2014г. состоит в пускай ограниченном и не столь заметном, но снижении объема незаконного вывоза капитала. Если в первом квартале 2013г. официально учтенный ЦБ РФ вывоз капитала с нарушением действующего валютного, финансового, таможенного и налогового законодательства составил порядка 15,9 млрд. долл. (из которых 9,2 млрд. долл. составили сомнительные операции в рамках внешнеэкономической деятельности, а 6,7 млрд. вывоз откровенно криминальных активов по статье «Чистые ошибки и пропуски» платежного баланса), то в аналогичном периоде 2014г. размер теневых финансовых потоков упал до 8,4 млрд. долл.

Практически двукратное снижение интенсивности незаконных финансовых потоков свидетельствует как о некотором ужесточении контроля за финансовой системой со стороны ЦБ РФ, так и о совершенствовании механизмов и инструментов незаконного вывоза капитала за рубеж. Да, по мере разрастания кризисных тенденций в экономике, затухания производственной активности и секвестра бюджетных расходов размер свободных денежных ресурсов несколько сократился. Однако сложно предположить, что ушедшие в тень и снявшиеся с учета в ФНС в 2013г. 630 тыс. индивидуальных предпринимателей не предприняли попытку вывести свои капиталы за рубеж.

Скорее всего, существенный вклад в двукратное падение объемов незаконного вывоза капитала за рубеж из России внесл обострение отношений между Россией и странами Запада — угроза заморозки, ареста и конфискации банковских вкладов и прочего имущества российских резидентов способствовали наступлению некоторого простые ленты в головах российских граждан. Хоть в чем-то Запад, скорее всего, сам того не осознавая и не отдавая себе отчет, помог России за последнюю четверть века оппортунистической макроэкономической политики сдачи суверенитета и деиндустриализации. Хотелось бы верить, что правящая коррумпированея бюрократия, ласково именуемая Владиславом Сурковым «оффшорной аристократией», под давлением Госдепа нечаянно вспомнит про свои конституционные обязанности, выйдет из бессовестной комы, очнется от литаргического сна и будет вынужденна заняться приумножением общественного благосостояния, а не решением квартирно-яхтенного вопроса на Лазурном Берегу или в Майами.

Источник статьи

Реклама
 

Метки:

Независимый экономист Владислав Жуковский: Россия в коме – под видом иностранных инвестиций к нам притекают российские капиталы из оффшоров, а также кредиты и займы


В то время, как правящие власти с редким энтузиазмом разыгрывают патриотическую карту присоединения Крыма к территории России (само по себе присоединение можно только приветствовать, как и ту скорость, с которой принимались решения), российская сырьевая низкопередельная экономика все стремительней и глубже опускается на дно кризиса.

Владислав Жуковский
2014-04-11 16:01

Пока в Правительстве чиновники спорят по поводу того, обновил рейтинг поддержки президента абсолютные исторические максимумы, или нет, отечественная автозаправочная экономика демонстрирует всё меньше признаков жизни и хоть какой-то активности.

Если раньше, в период «тучных нулевых» был рост без развития, то теперь практически не осталось даже роста – в Минэкономике и Центробанке открыто признают, что все телодвижения российской экономики напоминают предсмертные конвульсии и не сулят ничего хорошего. Мало того, что кабинет министров радикально, практически в 2,5-3 раза, пересмотрел прогноз по темпу роста экономики (что вменяемые экономисты сделали ещё в середине 2013 г.), так ещё и наконец-то признали, что российская экономика рискует продемонстрировать спад добавленной стоимости.

Наряду с этим всё устойчивее возникает ощущение того, что Правительство Медведева делает все возможное, чтобы посредством федеральных СМИ отвлечь внимание рядовых граждан и экспертного сообщества от давно назревших и перезревших проблем и снять с себя ответственность за проводимую разрушительную, удушающую макроэкономическую политику неоколонизации России, переложив её на якобы независящие от чиновников внешние, экзогенные факторы и причины. В качестве коллективного козла отпущения решили назначить окопавшихся в США «агентов Госдепа».

В том, что российская экономика наотрез отказывается расти и скатывается в кризисное состояние при стабильно высоких ценах на нефть (свыше 106,7 долл. за баррель смеси Urals), окажутся виноваты не чиновники кабинета министров, а США, ЕС и их сателлиты по группе ОЭСР, которые решили ввести санкции против не столько России и ее экономики в целом, сколько против отдельно взятых якобы приближенных к президенту Путину лиц и олигархов.

Насколько можно судить, доведенная кабинетом министров до состояния глубокой комы и амнезии низкопередельная сырьевая экономика стала настолько не конкурентоспособной, а точки роста настолько эффективно и безоговорочно подавлены Минфином и Центральным Банком России, что в стране стало в принципе нерентабельно что-либо производить и нецелесообразно вкладывать куда-либо деньги. Рентабельно исключительно выкачивать сверхдоходы от ранее осуществленных инвестиций в виде процентов по займам, дивидендов в пользу оффшорных бенефициаров и рентных платежей.

Наряду с внутренним инвестиционным кризисом, выразившемся в спаде капитальных вложений в экономику на 0,8% в 2013 г. и обвале инвестиций на 5% в январе-феврале 2014 г. при стабильно высоких ценах на энергоносители, не вызывает оптимизма ситуация с притоком иностранных капиталов. Речь даже не о 4-х кратном обвале прямых инвестиций в нефинансовый сектор экономики (с 65,4 в январе-марте 2013 г. до 14,6 млрд. долл. в 2014 г.), который был зафиксирован Центральным Банком России по итогам первого квартала 2014 г. И не о том, что в целом приток иностранного капитала в российскую экономику упал почти в два раза по итогам первых трёх месяцев 2014 г. по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. (с 74,3 до 43,2 млрд. долл.). И даже не о том, что российские международные валютные резервы тают буквально на глазах – после роста на 4,9 млрд. долл. в январе-марте 2013г. они обвалились на 27,4 млрд. в первом квартале 2014 г. в силу масштабных валютных интервенций Центрального Банка России, чьё руководство своими заявлениями и непрофессиональными действиями спровоцировало обвал рубля и само испугалось девальвации. Как и в 1998 г., и 2008 г. в ЦБ РФ решили удерживать в России международных финансовых спекулянтов и бороться с немонетарной инфляцией посредством искусственного завышения процентных ставок и обменного курса рубля, удушая остатки отечественной несырьевой промышленности и наукоёмких производств.

Имеет смысл сначала сказать пару слов об ушедшем 2013 г. – данные за первые месяцы 2014 г. предварительные, неполные и фрагментарные. Никаких выводов, кроме того, что Россию ждёт жесточайший инвестиционный кризис и деградация структуры притекающих капиталов, пока сделать не получается. Но даже этих выводов вполне достаточно, чтобы понять, что экономика России вошла в кризисное состояние.

С формальной точки зрения поводов для пессимизма немного — по итогам всего 2013 г. суммарный объем иностранных инвестиций в российскую экономику вырос на 10,1% и достиг отметки в 170,1 млрд. долл. Если оперировать одной лишь этой цифрой (а именно этим и занимаются российские чиновники, излучая оптимизм и прилив жизненных сил на всех федеральных телеканалах России), то действительно может возникнуть иллюзия того, что все здорово и капиталы буквально ломятся в отечественную экономику, стремясь профинансировать не то наномодернизацию и инновации, не то очередные коррупциогенные олимпийские стройки и мегапроекты. К сожалению, это чувство оптимизма ложное и не имеет под собой практически никаких фундаментальных оснований.

1) Во-первых, рост иностранных инвестиций на 10,1% в 2013 г. последовал вслед за еще более удручающим обвалом зарубежных капитальных вложений на 18,9% по итогам 2012 г. Другими словами, имеет место лишь восстановительный рост после просадки годом ранее — этот отскок обусловлен, прежде всего, статистическим эффектом низкой базы сопоставлений и не имеет практически никакого отношения к мифическим антикризисным действиям властей по оживлению экономики. С учетом сложных процентов получается, что за период 2012-2013 гг. суммарный объем иностранных вложений в российскую экономику сжался практически на 10,9%. С учетом роста цен в иностранной валюте в реальном выражении спад и вовсе превысил отметку в 15%.

2) Во-вторых, Россия продолжает оставаться «дойной коровой» и финансовым резервуаром для крупнейших экономик мира, из которой капиталы утекают за рубеж в поисках стабильности, прогнозируемых доходов, защиты прав собственности и минимизации рисков силового отъема собственности и рэкета. Из России по-прежнему утекает капиталов больше, чем поступает в нее — деиндустриализированная экономика полуторных переделов продолжает оставаться чистым экспортером капитала, даже несмотря на многолетнюю недофинансированность реального сектора и аварийное состояние инфраструктуры.

По итогам 2013 г. в Россию из-за рубежа, как уже отмечалось ранее, поступило порядка 170,1 млрд. долл. Тогда как все в том же 2014 г. из России под видом прямых, прочих, портфельных и производных инвестиций за рубеж утекло свыше 201,6 млрд. долл. Итого получается, что чистый отток инвестиций за рубеж со стороны частного сектора составил 31,5 млрд. долл., что при среднегодовом курсе рубля к доллару в 2013 г. в размере 32 рублей эквивалентно 970 млрд. рублей.

В целом же, с учетом валютных интервенций Центрального Банка России, покупки иностранной валюты населением и других каналов утечки капитала в 2013 г. из России вывезли порядка 63 млрд. долл. Всего же за период с кризисного 2008 г. по март 2014 г. российские компании и банки вывезли за рубеж не менее 420 млрд. долл., что превышает суммарный годовой размер федерального бюджета РФ, сопоставимо с среднегодовым объемом инвестиций в основной капитал и эквивалентно аж 20% ВВП России.

3) В-третьих, то, что российскими чиновниками по старинке или по неграмотности и в силу некомпетентности именуется гордым термином «иностранные инвестиции» на поверку не является ни иностранными, ни тем более инвестициями. Это очередная уловка, мулька, словесная казуистика, активно используемая сторонниками доктрины «рыночного фундаментализма» с целью зомбирования населения и поддержания ореола неприкосновенности и святости над головой пресловутых мифических иностранных инвесторов.

Как показывает практика, никакие инвестиции в полном смысле этого слова в Россию не поступают — львиная доля капитальных потоков приходится на кредиты и займы, привлекаемые российскими компаниями, банками и самим государством, у иностранных кредиторов в лице крупнейших международных банков и финансовых спекулянтов. Эти капитальные вложения крайне слабо связаны с давно обещанным властями импортом современных управленческих и производственных технологий, привлечением передовых ноу-хау и финансированием модернизации.

Так, по итогам 2013 г. на долю прямых зарубежных инвестиций, которые подразумеваются всеми гражданами, когда чиновники в Правительстве с придыханием отчитываются о своих мнимых успехах в деле привлечения капитала из-за рубежа, приходится лишь 15,4% всех поступивших иностранных инвестиций (порядка 26,1 млрд. долл.). На долю «горячих» и спекулятивных по своему характеру портфельных инвестиций пришлось лишь 0,6% (чуть больше 1 млрд. долл.). А оставшиеся 84% (или 142,9 млрд. долл.) пришлись на прочие инвестиции, которые на 99% состоят из иностранных кредитов и займов. В предыдущем 2012г. на долю кредитов и займов, проходящих по статье прочих инвестиций, пришлось порядка 86,7% притекших иностранных инвестиций.

На самом деле ситуация с примитивизацией и однобокостью структуры иностранных инвестиций еще более удручающая — удельный вес долгового и заемного капитала существенно больше озвученных сумм. С учетом того, что из 26,1 млрд. долл. прямых инвестиций свыше 14,5 млрд. пришлось на внутрифирменные кредиты иностранных материнских компаний российским дочерним структурам, получается, что реальный удельный вес кредитов и займов в иностранных инвестициях составляет свыше 92,6%. В 2012 г. этот показатель составил порядка 91,7% — никакого прогресса, с этой точки зрения, нет — иностранцы продолжают рассматривать нас исключительно в качестве вечного должника, которому они ссужают российские же нефтедоллары из валютных резервов, предварительно изъятые из экономики и вывезенные за рубеж Правительством в строгом соответствии с удушающей логикой «кудриномики» и «бюджетного правила».

Это отнюдь не те капиталы, которые связаны с трансфером технологий, привлечением инноваций, импортом достижений научно-технического прогресса. Это долговая кабала, в которую вынуждены залезать отечественные компании и банки (а с недавних пор вновь занимать за рубежом стало и государство в рамках «бюджетного правила») не имея доступа к дешевым долгосрочным рублевым инвестиционным ресурсам. Неудивительно, что совокупный внешний долг России превысил отметку в 723,8 млрд. долл., из которых на корпоративный внешний долг приходится без малого 645 млрд. долл.

4) В-четвёртых, в глаза бросается обостряющаяся деградация структуры инвестиционных потоков, отражающая общую примитивизацию экономики и архаизацию производственных отношений. На протяжении всех последних 12-15 лет перманентно росла доля кредитов и займов в структуре зарубежных инвестиционных потоков — если в 2000 г. их удельный вес не превышал 45%, то к 2007 г. он вырос до 70%, а в период 2011-2013 гг. и вовсе колеблется в диапазоне 90-93%. То, что апологетами «кудринизма», фискального фетишизма и «Вашингтонского консенсуса» именуется иностранными инвестициями, на самом деле является долговой кабалой для отечественной экономики — российские компании, лишенные доступа к дешевым долгосрочным кредитным ресурсам и посажанные на сухой паек, вынуждены влезать в долги за рубежом, привлекая кредиты у международных банков и закладывая им в качестве обеспечения пакеты своих акций.

С формальной точки зрения, поводов для пессимизма практически нет — по итогам 2013 г. при росте всех иностранных инвестиций на 10% объем прочих инвестиций (т.е. долгового капитала) увеличился лишь на 6,6% (до 142,9 млрд. долл.). А объем портфельных инвестиций (т.е. «горячего» спекулятивного капитала) и вовсе сократился на 39,9% (до 1 млрд. долл.). На этом фоне скачкообразный рост притока прямых зарубежных инвестиций на 39,9% (до 26,1 млрд. долл.) не может не вызывать оптимизма — можно порадоваться притоку прямых инвестиций.

Однако при более глубоком изучении структуры инвестиционных потоков и детальном рассмотрении компонентов прямых зарубежных инвестиций окажется, что практически целиком и полностью рост прямых вложений в экономику России обусловлен лавинообразным ростом внутрифирменных кредитов и займов, предоставленных зарубежными материнскими компаниями и банками своим российским дочерним и внучатым структурам.

Так, размер взносов иностранных инвесторов в уставной капитал российских компаний, который отражает приток новых, свежих капиталов из-за рубежа с целью развития производства и модернизации мощностей, вырос лишь на 7,9% (до 9,9 млрд. долл.). Объем поступлений в форме лизинговых операций увеличился на 28,2% (до едва заметных 4 млн. долл.). Еще более существенно подскочил объем реинвестированных доходов (на 61,1% до 1,19 млрд. долл.), которые были получены иностранными акционерами от участия в акционерном капитале российских компаний и банков и направлены на развитие бизнеса либо в форме пополнения оборотного капитала, либо в форме инвестиций в основной капитал и, реже, нематериальные активы.

Как и следовало ожидать, 2013 г. не стал исключением из правил и не опроверг сформировавшуюся в период «тучных» нулевых деградационно-кризисных тенденций по опережающему росту кредитов и займов в структуре прямых зарубежных инвестиций. По итогам 2013 г. размер внутрифирменных кредитов, предоставленных нерезидентами своим контролируемым российским дочерним организациям, вырос аж на 90,1% и превысил планку в 14,5 млрд. долл. Это эквивалентно 55% всех поступивших в Россию из-за рубежа инвестиций.

5) В-пятых, формально именуемые иностранными инвестициями капиталы являются таковыми только лишь на бумаге и для проформы — практически никакого отношения к загранице эти ресурсы не имеют. Согласно официальным данным Росстата, порядка 70-75% поступивших в Россию инвестиций пришли из оффшорных юрисдикций и налоговых гаваней — речь идет, главным образом, о деньгах, законным и незаконным путем вывезенных в оффшорные юрисдикции российскими предпринимателями, сырьевыми олигархами, криминальными структурами и коррумпированными чиновниками, отмытых и легализованных за рубежом, сменивших прописку и вернувшихся в Россию под видом фешенебельных иностранных инвестиций, получив налоговые льготы и прочие приференции.

Так, в 2013 г. из общего объема накормленных в России иностранных инвестиций (384,1 млрд. долл.) на долю Кипра пришлось 18% поступивших «иностранных» инвестиций (69 млрд.), Нидерландов — 17,8% (68,1 млрд.), Люксембурга — 12,8% (49,1 млрд.), Великобритании (без учёта британских оффшоров) — 7,3% (27,9 млрд.), Ирландии — 5,2% (20 млрд.). Тогда как удельный вес Китая не превысил 8,4% (32,1 млрд.), Германии — 5,5% (21,3 млрд.), Франции — 3,4% (13,2 млрд.), США — 2,7% (10,3 млрд.), Японии — 2,6% (9,9 млрд.).

Да, действительно, далеко не только российские предприниматели и представители сырьевого олигархического компрадорского капитала заводят свои деньги на территорию Россию через оффшорные юрисдикции — зачастую аналогичные схемы используют американские и европейские инвесторы и, прежде всего, кредиторы. В Россию, прежде всего, возвращаются российские же капиталы, которые с нарушением действующего валютного, финансового, налогового, таможенного, бюджетного и прочего действующего законодательства покинули пределы России в том числе с целью уклонения от уплаты налогов.

6) В-шестых, львиная доля поступающих в Россию инвестиций направляется не на модернизацию двухсекторной экономики трубы, не на отраслевую диверсификацию промышленности, не на капитальный ремонт находящейся в аварийном состоянии базовой технологической инфраструктуры, не на развитие научно-технического потенциала, не на финансирование новой индустриализации на основе вертикальной интеграции производительного капитала, труда и собственности. Подавляющая часть формально иностранных инвестиций направляется в наиболее высокодоходные и сверхрентабельные секторы экономики, для которых характерна возможность излечения ренты, сравнительно высокая оборачиваемость капитала и низкие производственно-сбытовые риски.

Речь идет, прежде всего, о нефтегазовом комплексе, лесной промышленности, металлургии, энергетике, оптово-розничной торговле, финансовых операциях и ресторанно-гостиничном комплексе. В результате чего на голодном пайке в состоянии хронического, многолетнего недофинансирования находятся практически все высокотехнологичные, наукоемкие отрасли обрабатывающей промышленности и производства высоких переделов, служащие фундаментом для реальной неоиндустриализации и преодоления сырьевой зависимости экономики, бюджета и финансовой системы, превратившейся в полноценное сырьевое проклятие и тормоз на пути к преодолению неоколониальной зависимости от системы нефтедоллара.

По состоянию на конец 2013 г. в структуре суммарных накопленных зарубежных инвестиций (384,1 млрд. долл.) свыше 18,2% были сосредоточены в оптово-розничной торговле и сфере услуг (69,8 млрд.), 16,7% — в добывающей промышленности и, прежде всего, в нефтегазовом комплексе (64,2 млрд.), 10,5% — в операциях на рынке недвижимости (40,2 млрд.), 3,2% — в финансовой деятельности (12,3 млрд.). Тогда как на систему транспорта и связи пришлось менее 8,4% (32 млрд.), а на систему естественных монополий (производство электроэнергии, газа и воды) всего лишь 2,4% (9,1 млрд.). Сельскому хозяйству и рыболовству достались крохи — менее 0,7 и 0,1% соответственно (2,7 и 0,059 млрд. долл.). Строительству досталось не более 1,1% (4,4 млрд.), образованию — 0% (1 млн.), а системе здравоохранения аж «целых» 0,1% (0,44 млрд. долл.).

С формальной точки зрения, можно было бы обрадоваться тому, что на долю отраслей обрабатывающей промышленности пришлось порядка 38,2% суммарного притока иностранных инвестиций (146,6 млрд.). Именно этим и занимаются чиновники в Правительстве – излучают весенний оптимизм и докладывают начальству о том, как выстраивается в очередь иностранные инвесторы в стремлении вложить капиталы в подъем отечественного машиностроения, станкостроения, автомобильной и авиационной промышленности.

К сожалению, эту картину профессиональные экономисты и граждане России имеют возможность лицезреть на протяжении всех последних 25 лет «шоковой терапии» и «вставания с колен» — в реальный сектор экономики, в наукоёмкие производства, сопряжённые с длительными сроками оборачиваемости капитала и окупаемости проектов при высоких рисках и острой конкуренции с импортными товарами, капиталы идти отказываются наотрез. Исключение составляют, пожалуй, лишь автомобилестроительная промышленность, пищевая промышленность и производство бытовой техники, где налажены «отвёрточно-сборочные» производства из импортных комплектующих и полуфабрикатов с низким уровнем локализации производства (30-35%).

Однако на деле все обстоит абсолютно иначе — подавляющая часть иностранных капитальных вложений (прежде всего, в форме кредитов и займов) оседает в низкопередельных отраслях, составляющих единый производственно-технологический комплекс с добычей сырья: металлургия, нефтехимия, нефтепереработка и т.д. Согласно оперативным данным Росстата России, из поступивших в 2013 г. в отечественную обрабатывающую промышленность 89,7 млрд. долл. свыше 53,8 млрд. пришлись всего лишь на одну отрасль — производство кокса и нефтепродуктов. Без малого 60% всех вложенных в обрабатывающие производства нерезидентами средств оказались сосредоточены в одной единственной отрасли нефтепереработки! Еще 12,4 млрд. долл. (порядка 13,8%) пришлись на металлургический комплекс, 5,5 млрд. (6,1%) осели в химической промышленности, 1 млрд. – в производстве неметаллических минеральных продуктов (1,1%; речь идет, прежде всего, о производстве удобрений), а 1,2 млрд. (1,3%) — в производстве пластмассовых и резиновых изделий.

Другими словами, практически 85% всех иностранных инвестиций, поступивших в российскую обрабатывающую промышленность, осели в рамках 4 отраслей, не имеющих практически никакого отношения к возрождению наукоемких производств, подъёму высокотехнологичной промышленности, преодолению сырьевой зависимости. Эти инвестиции лишь усугубляют процессы структурно-технологической деградации, примитивизации производства и архаизации источников роста экономики, никоим образом не способствуя преодолению деиндустриализации, дезинтеграции, дезорганизации, десуверенизации и оффшоризации отечественной экономики, впавшей в коматозное состояние в ситуации стабильно высоких цен на энергоносители.

Эти псевдоинвестиции не способны помочь России слезть с нефтяной иглы и возродить производственно-технологические цепочки создания добавленной стоимости. Как, впрочем, не способны помочь слезть с иглы импортных товаров и иностранных кредитов и займов – американским и европейским банкирам, получившим практически неограниченный доступ к сверхдешёвым финансовым ресурсам, необходим спрос на продукцию печатного станка: им нужны заёмщики, которые бы платили им проценты за обслуживание займов и закладывали свои активы (в том числе реальные активы и акции) в качестве залога.

Несколько лучше обстоят дела в производстве транспортных средств — на эту отрасль пришлось 7,7 млрд. долл. (8,5%) суммарных иностранных инвестиций в обрабатывающую промышленность в 2013 г. И при этом откровенно удручающая ситуация складывается с притоком капитала в машиностроение, станкостроение, приборостроение, электронную и электротехническую промышленность и прочие наукоемкие отрасли обрабатывающей промышленности — на них пришлось всего лишь 1,5 млрд. долл. суммарных зарубежных инвестиций в обрабатывающие производства (1,6%).

7) В-седьмых, не намного лучше качество тех инвестиционных потоков, которые утекают из России за рубеж — подавляющая часть широко разрекламированной в СМИ «экспансии» российских компаний и банков за рубеж ограничивается оффшорными юрисдикциями и не выходит за пределы налоговых гаваней. По оценкам Росстата, в 2013 г. из 201,6 млрд. долл. российских инвестиций за рубеж свыше 61,5 млрд. вывезены в Британские-Виргинские острова, 48,4 млрд. — в Швейцарию, 19,4 млрд. — на Кипр, 8,7 млрд. — в Нидерланды, 4,6 млрд. — в Великобританию, 21,9 млрд. – в Австрию, 1,3 млрд. — в Бермуды, 1,1 млрд. — в Люксембург. На долю США и Белоруссии пришлось менее 0,7 и 3,3 млрд. долл. соответственно.

Экспансия российского капитала, о которой так много разговоров в СМИ, на деле оборачивается самым банальным и давно известным вывозом капитала в оффшорные юрисдикции. В том числе под видом разного рода капитальных вложений в фирмы-однодневки, а также в форме предоставления кредитов и займов аффилированным структурам. Лишь малая часть вывозимого за рубеж российского капитала направляется на реальные инвестиции в развитие производства и расширение производственно-сбытовой сети. В лучшем случае, всё ограничивается покупкой доли в иностранных компаниях и приобретением лицензий на разработку месторождений природных ресурсов.

8) В-восьмых, в Правительстве традиционно стараются умалчивать тот факт, что от притока иностранных инвестиций (как было показано выше, уместнее говорить о реинвестировании российских же капиталов из оффшоров и втягивании хозяйствующих субъектов в долговую петлю внешних займов) российская экономика в целом и ее финансовая система в частности ежегодно несут чистые убытки в размере нескольких триллионов рублей. Согласно официальным данным платежного баланса Центрального Банка России, в одном только 2013 г. отрицательное сальдо счета инвестиционных доходов и убытков России в отношениях с нерезидентами превысило планку в 66,6 млрд. долл., что эквивалентно 2,1 трлн. рублей, 3% ВВП и превышает суммарные расходы федерального бюджета на поддержку науки, образования, здравоохранения, ЖКХ, культуры, кинематографии, спорта и т.д.

Это и есть так называемый чистый инвестиционный убыток отечественной обескровленной экономики, который сформировался в связи с превышением платежей российских компаний и банков по процентам, дивидендам, ренте и другим доходам на капитал в пользу нерезидентов по сравнению с тем, что российские резиденты получают из-за рубежа от нерезидентов. Только по итогам первого квартала 2014 г. чистый инвестиционный убыток России составил 9,2 млрд. долл., что в 2 раза превышает годовые расходы федерального бюджета в 2013 г. на поддержку сельского хозяйства, в 2,5 раза — расходы на ЖКХ и в 4 раза — расходы на культуру и кинематографию. В аналогичном квартале 2013 г. российская экономика потеряла свыше 8,8 млрд. долл. в связи с платежами в пользу иностранных кредиторов и оффшорных бенефициаров.

Всего же за период 2000-2013 гг. суммарный накопленный дефицит баланса инвестиционных доходов России составил более 390 млрд. долл., что эквивалентно 23% суммарных активов российской банковской системы или 20% ВВП страны. Хуже всего то, что процесс обескровливания экономики и выкачивания соков идет полным ходом до сих пор в угоду псевдонаучной доктрине «Вашингтонского консенсуса» и «кудриномики».

Даже в условиях слабо контролируемой девальвации рубля, хаоса на валютном рынке и беспрецедентной атаки спекулянтов на российскую валюту, сопровождающихся незаконным вывозом капитала за рубеж, сторонники разрушительной идеологии «вульгарного либерализма» в Минфине, Минэкономике и Центральном Банке наотрез отказываются даже поднимать вопрос о возрождении разрушенного в угоду предписаниям МВФ валютного регулирования. Тогда как целый ряд стран (Южная Корея, Китай, Бразилия. Таиланд и т.д.) в попытке минимизировать негативное влияние «горячего» блуждающего спекулятивного капитала и перекрыть каналы незаконного вывоза капитала ввели ужесточения по капитальному режиму.

Тем не менее, российские высокопоставленные чиновники за крайне редким исключением продолжают, как заведенные или умалишенные, призывать руководство страны преклоняться перед иностранными инвесторами и на полном серьезе заявляют, что спасение России находится в руках иностранного капитала. При том, что зависимость от иностранного капитала носит все более однобокий, архаичный, ущербный и критический характер, приводящий к утрате финансово-экономического суверенитета, вымыванию капитала, ослаблению собственной инвестиционно-банковской системы, деиндустриализации и усилению зависимости от американского печатного станка в лице ФРС США и системы нефтедоллара в целом.

9) В-девятых, и это не менее важно, и об этом вообще стараются не говорить вслух в высоких кабинетах власти – поступающие в российскую двухсекторную экономику «иностранные инвестиции» в большинстве своём вообще не направляются на финансирование многократно обещанных властями «модернизации», «инноваций», «инноваций в модернизации» и прочих лозунгов. Согласно официальным данным всё того же Росстата и Центрального Банка России, из поступающих в Россию из-за рубежа капиталов свыше 60% направляется на осуществление операций с ценными бумагами (в том числе финансовые спекуляции и сделки слияния/поглощения) и на погашение либо рефинансирование ранее взятых долгов и займов.

Это не те инвестиции, которые необходимы России для преодоления чудовищной технической отсталости, форсированного обновления основных фондов, модернизации инфраструктуры, развития научно-технического потенциала, внедрения современных управленческих и производственных технологий. Это капиталораспределяющие, а не капиталообразующие инвестиции – они практически не создают никакой добавленной стоимости, не стимулируют повышение степени капиталовооруженности производства и не способствуют преодолению структурно-технологической деградации и деиндустриализации народного хозяйства. Всего лишь 6-7% от совокупного объёма притекающего в Россию иностранного капитала направляется на приобретение основных фондов и рассматривается как инвестиции в основной капитал.

10) В-десятых, и об этом нельзя забывать – рост внешних долгов как на корпоративном уровне, так и на уровне государства при слабости государственных институтов и коррумпированности вертикали власти автоматически означает утрату финансово-экономического суверенитета. Необходимо отдавать себе отчёт в том, что российские компании и банки, привлекшие за рубежом без малого 645 млрд. долл. (их долг вырос в 20 раз за период 2000-2014 гг.), в качестве залога по привлекаемым кредитам и займам оставляют пакеты своих акций. Другими словами, крупнейшие отечественные государственные и частные компании, чаще всего ведущие деятельность в стратегически значимых отраслях промышленности и на бумаге принадлежащие российским бизнесменам и олигархам, на деле оказываются номинальными собственниками и транзитными владельцами.

Подавляющее большинство крупнейших российских компаний и банков являются российскими только на бумаге – контроль над их операционной и финансовой деятельностью уже давно находится в руках их кредиторов: крупнейших американских и европейских банков. Совершенно очевидно, что столь однобокая и ущербная структура иностранных инвестиций, когда 90-93% притекающего в Россию из-за рубежа капитала приходится на иностранные кредиты и займы, провоцирует усиление процессов оффшоризации экономики и снижает управляемость народным хозяйством.

Крайне велика вероятность повторения сценария 2008-2009 гг., когда в разгар падения цена на сырьевые товары и обвала на российском фондовом рынке произошло обесценение заложенных пакетов акций и зазвонили так называемые «маржин коллы» — крупнейшие международные банки потребовали либо досрочного погашения выданных кредитов (что невозможно сделать в ситуации падения экспортной выручки), либо довнесения нового залогового имущества, либо перехода контроля над российскими компаниями и банками в руки финансовой олигархии с Уолл-Стрит и Сити. Если в 2008 г. золотовалютные резервы на 60 млрд. долл. превышали размер внешнего долга всех хозяйствующих субъектов экономики (600 млрд. долл. против 540 млрд.), то сегодня внешние долги в полтора раза превышают размер международных резервов (723 млрд. долл. против 490 млрд. соответственно).

При том, что из всей указанной суммы Минфину России принадлежит лишь 210 млрд. долл. в виде средств Резервного Фонда и ФНБ. Остальное – валютные накопления Центрального Банка, полученные от увязки эмиссии рубля с притоком иностранной валюты (нефтедолларов, иностранных кредитов и займов, спекулятивного капитала и т.д.), которые могут быть направлены на поддержание обменного курса рубля, но не могут быть направлены на погашение внешних долгов с технической точки зрения. Кроме того, это автоматически спровоцирует резкое изъятие рублёвой ликвидности из экономики и многократно обострит денежный голод.

Однако в Правительстве на эту проблему продолжают закрывать глаза: чиновники неустанно говорят о необходимости деоффшоризации экономики, однако ни слова не говорят о том, что отсутствие доступных долгосрочных рублёвых кредитных ресурсов вкупе с отсутствием минимально необходимой системы валютного регулирования и контроля стимулируют рост внешних займов, усугубляют проблему оффшоризации, десуверенизации и неуправляемости экономики.

Источник статьи

 

Метки: ,

Независимый экономист Владислав Жуковский: «Украина осталась без российского газа и погрязла в долгах»


Украина осталась без российского газа и погрязла в долгах – никакая сланцевая революция и реверс газа не спасут Незалежность от бунта и очередного госпереворота.

Владислав Жуковский, независимый экономист
2014-04-09 12:02

Социально-экономическая ситуация на Украине стремительно ухудшается – мало того, что страна охвачена гражданской войной и расколота по культурно-историческому принципу (для части населения Бандера и Шушкевич национальные герои и символы Незалежности, для другой – враги Отечества и пособники гитлеризма), так ещё и как никогда близка к финансовой катастрофе и распаду.

Дополнительной ложкой дёгтя, усугубляющей кризис на Украине и рискующей окончательно разорвать отношения Киева и Москвы, стал вопрос по газу. Украина не просто наотрез отказывается платить России за поставленный газ и закупать топливо без предоставленной в декабре 2013г. 30% скидки, но и, по большому счёту, в принципе не способна этого сделать даже при всём желании.

Согласно официальным данным Статистического комитета Украины и Нафтогаза, по итогам 2013г. Украина сократила объем потребления газа без малого на 8,1% до 50,4 млрд. кубометров голубого топлива. Это вполне ожидаемо — экономика Украины находится в коматозном состоянии и потребление энергоносители вполне закономерно сокращается вслед за разрастанием кризисных тенденций в экономике и промышленности – как и в России, потребности в газе и электроэнергии сокращаются не в силу роста энергоэффективности производства, внедрения передовых ресурсосберегающих технологий и технического перевооружения производств на основе передовых достижений науки и техники (этого не наблюдается в обеих странах без малого четверть века разрушительных псевдорыночных реформ и олигархической «шоковой терапии»), а в силу самого банального разрушения индустриальной базы и производительного капитала.

Так, по официальным оценкам государственного комитета статистки Украины, ВВП Незалежной падает на 1,5-2%, промышленное производство сжимается на 5,5%, в целом ряде наукоемких отраслей обрабатывающей промышленности спад производства превышает 15-20%, капиталы стремительно утекают из страны, капитальные вложения в экономику падают на 15%, пассажирский поток на фоне обнищания населения упал на 6,7%, производство строительных материалов сжалось на 10%, армия безработных выросла до 7,7% экономически активного населения, а численность населения с доходами ниже величины прожиточного минимума (т.е. нищего населения) подскочила до 26,5% украинского населения.

При всем при этом федеральный бюджет Украины сводится с дефицитом в 4,5%, а иностранная валюта в беспрецедентных масштабах вымывается из экономики и финансовой системы — дефицит счета текущих операций платежного баланса превысил отметку в 5,5% ВВП. Только в 2014г. Киев должен найти свыше 8 млрд. долл. на обслуживание внешних займов государства, не говоря уже о погашении тела кредита. И еще не менее 2,2-2,3 млрд. долл. на оплату задолженности Нафтогаза перед Газпромом за поставленный газ. А в целом по итогам всего календарного года все хозяйствующие субъекты Украины должны изыскать порядка 36 млрд. долл. для обслуживания своих обязательств перед иностранным кредиторами.

Долги Украины за газ – неоплатные долги украинцев

Немаловажно то, что практически целиком и полностью задолженность Нафтогаза перед Газпромом, оцениваемая в 2,2 млрд. долл., обусловлена тем, что любая цена на голубое топливо выше планки в 150 долл. является неподъёмной ношей для экономики, промышленности, населения и бюджета. Экономика Украины является миниатюрной копией российской деиндустриализированной сырьевой экспортноориентированной экономики низких переделов с доминирующим компрадорским сырьевым капиталом, деиндустриализированным народнохозяйственным комплексом, дезинтегрированной промышленностью и критической зависимостью от иностранных кредитов и импортных товаров и услуг потребительского и инвестиционного назначения.

По оценкам кабинета министров Украины, суммарная задолженность регионов и областей перед Нафтогазом за поставленный газ приблизилась к отметке в 3 млрд. долл., что вынудило Нафтогаз сократить поставки газа в 11 областей до технически необходимого минимума, при котором температура в жилом помещении не опускается ниже 18С, температура холодной воды не ниже 40С, а ГТС Украины находится под давлением.

Это социальный минимум, который обеспечивает минимально необходимые физиологические потребности человека в тепле. Украинским властям повезло – отопительный сезон закончился, впереди 4-5 месяцев относительно тёплой погода, в Европе была теплая зима, запасы газа в подземных хранилищах на многолетних максимумах. С этой точки зрения, время для конфликта с Газпромом выбрано вполне удачно – можно смело не платить за газ, наращивать долги, шантажировать реверсными поставками энергоносителей из стран Восточной Европы и не сталкиваться с бунтом замёрзшего населения.

Важно понимать, что любая неосторожная и непродуманная попытка киевских властей ужесточить расчёты с областями и залезть в карман и без того полунищему населению рискует обернуться социальным протестом и бунтом – уровень нищеты на Украины и до событий на Майдане превышал планку в 24% экономически населения страны. Реальный уровень нищеты превышает 50-55% — пока населению Украины не платили зарплаты, пособия и пенсии не более 3 месяцев и они готовы терпеть.

Когда задержки превысят полгода, а населению будет не только негде работать и радикально упадут доходы украинцев, но и будет элементарно нечего есть (Россия проходила все эти «прелести» социального геноцида и «демшизы» во времена гайдаровско-чубайсовской политики «макроэкономической стабилизации»), вот тогда начнутся реальные голодные бунты и социальные протесты против ставленником МВФ, Всемирного Банка и Госдепа. На их фоне олигархическая «семья» Януковича, погрязшая в коррупции, кумовстве и распиле бюджетных потоков, покажется вполне себе социально ориентированным режимом.

Кроме того, подливают в масла огонь «вашингтонские советники», умудрившиеся окунуть в нищету Россию, а теперь добравшиеся до Украины: удушающие предписания МВФ, навязанные Киеву (практически двукратное повышение цен на газ, отопление и ЖКХ, снижение пенсий и зарплат, отказ от ряда направлений соцподдержки населения, тотальный секвестр бюджета и т.д.), и без того загонят граждан в беспробудную нищету и люмпенизацию. Попытка достать из кармана рядовых украинцев последние крохи, заставляя расплатиться за услуги естественных монополий и поставки газа, рискует привести к тому, что даже Западная часть Украины выйдет на Майдан, поднимет бунт и потребует проведения очередного государственного переворота и избавления от антинародных «агентов Госдепа». К слову сказать, именно это сегодня происходит с самой радикальной фракцией евромайдана – вооруженные бандформирования и, прежде всего, «Правый сектор», уже заявили, что не признают новую власть Яцениюка-Турчинова, считают их агентами Вашингтона, предателями национальной идеи Великой Незалежной Украины и готовы бороться до конца, организовав очередной государственный переворот.

Долги Украины за газ неуклонно растут

Показательно, что даже в Киеве признают, что объем задолженности за голубое топливо уже к концу текущего года может вырасти до рекордных 5,5-6 млрд. долл. Киев наотрез отказывается платить за российский газ по пересмотренным ценам — Газпром по указке Кремля не только отказался от предоставленной Януковичу в декабре 2013г. скидки в размере 30% (тогда на первый квартал 2014г. цену снизили с 400 до 268,5 долл.), но и в связи с неисполнением пресловутых «харьковских» соглашений поднял цену на газ для Киева на 44% аж до 485 долл. за тыс. кубометров. Это стала самая высокая цена на газ среди всех европейских потребителей – даже Польша с её русофобски настроенным руководством, вынудившим Газпром строить «Северный поток» в обход политически ангажированных транзитных территорий, не удостоилась такой чести.

Власти Украины категорически отказались платить за российский газ по новой цене – Киев согласен покупать газ по цене в 268 долл. за тыс. кубометров. Однако вся трудность в том, что даже по этой цене газ для Украины становится непозволительной роскошью, за которую ее власти наотрез отказываются платить. Как заявляют в Правительстве Яценюка, Киев в крайнем случае готов согласиться платить за газ не более 400 долл., т.е. вернуться к цене, которая имела место до декабрьских соглашений Путина с Януковичем. Эта цена рассчитывается согласно формуле рыночного ценообразования и включает в себя скидку за базирование Черноморского флота в Крыму. Однако после присоединения Крыма к России в Кремле логично предположили, что им не имеет смысла делать скидку Киеву за 25-летнюю пролонгацию базирования флота в Крыму, так как теперь это территория России.

Весьма предсказуема реакция кабинета министров Яценюка – власти Украины наотрез отказываются не только покупать газ по новой цене, но и признают свою неспособность выплачивать накопленный долг перед Газпромом. И предлагают решение – либо Газпром снижает цены до ранее имевших место 268 долл. и Украина гасит задолженность перед Газпромом за счёт новых кредитов со стороны России, либо Киев обращается в Стокгольмский арбитраж с требованием признать действия Газпрома незаконными.

С формальной точки зрения, Газпром прав – Киев не только не оплатил задолженность за поставленный газ в 2013г. (порядка 1,8 млрд. долл.), но и не оплачивает поставки газа за 2014г. (порядка 480 млн. долл.). Показательно, что за мартовские поставки газа Газпром до сих пор не получил вообще никаких платежей – на Нафтогазе висит чистый долг. Однако в силу искусственно нагнетаемой США и ЕС истерии вокруг ситуации с Крымом, стремления «просвещённого» Запада проучить руководство России и сформировавшегося вокруг РФ образа агрессора велика вероятность того, что решение Стокгольмского арбитража будет предвзятым, политически ангажированным и отнюдь не в пользу России.

Другое дело, что практически наверняка Газпром и политическое руководство России решение Стокгольма особенно сильно интересовать не будет – в условиях развязанной США и ЕС холодной экономической войны (пускай и на уровне лозунгов и адресной заморозки активов приближенных к президенту Путину чиновников и бизнесменов) Кремль может позволить себе закрыть глаза на решения международных судов и относиться к ним снисходительно. Рассматривая их не как предписание к действиям и решение, носящее обязательный характер, а как некую политически ангажированную рекомендацию, которую можно принять во внимание. А можно и не принять. Кроме того, сам Киев в таком случае рискует столкнуться с крайне жёсткой реакцией Москвы – Газпром наотрез откажется идти на встречу украинским властям и Киев будет вынужден покупать газ по самым высоким в Европе ценам.

Украина на грани финансового Апокалипсиса

Власти Украины оказались прижаты к стенке – у них нет ни финансовых, ни политических ресурсов оказать давление на Москву и получить хоть какие-то преференции: экономика в кризисе, реальный сектор в коме, инвестиционная деятельность парализована, валюта вымывается из страны. К слову сказать, на этом фоне Украина все стремительней теряет свою платежеспособность, соскальзывая к краю финансовой пропасти: размер ЗВР страны сжался с 36 до 14 млрд. долл. с 2011 по март 2014г., тогда как размер одного лишь внешнего государственного долга превысил планку в 37 млрд. долл. и продолжает расти. Тогда как совокупные внешние долги всего государства (с учётом компаний и банков) составляют более 133 млрд. долл. — со времен кризиса 2008г. они выросли практически на 70% и продолжают обновлять исторические максимумы, сводя кредитоспособность и платежеспособность Украины практически на нет.

Даже украинские олигархи, обеспечивавшие львиную долю поступлений иностранных инвестиций, не видят будущего у по-гайдаровски разрушительного и упаднического кабинета министров Яценюка, с дрожащими коленками и трясущимися руками судорожно выпрашивающего финансовую помощь у МВФ и стран Запада в обмен на разрушительные реформы и удушающую шоковую терапию. Показательно, что поток иностранных инвестиций из оффшорных юрисдикций обвалился на 40-60% — движение капиталов из Кипра, Джерси, Нидерландов, Британских-Виргинских островов и других налоговых гаваней обвалился до рекордных минимумов. Правящая оффшорная аристократия, профинансировавшая госпереворот и оседлавшая праведный народный протест против произвола «семейных» олигархов Януковича, выводит капиталы из Незалежной.

Весьма показательно, что объем импорта российского газа сократился еще сильнее — Украина не на словах, а на деле всеми силами и весьма последовательно на протяжении последних лет стремится сократить свою углеводородную зависимость от России. По оценкам Нафтогаза, в 2013г. импорт газа из России сократился аж на 16% — до 27 млрд. кубометров голубого топлива. Более того, по итогам первого квартала 2014г. Киев сократил закупки российского газа еще на 13%, одновременно увеличив реверсный импорт российского газа из стран Центральной и Восточной Европы. Прежде всего, из Польши, Венгрии, Румынии и Словакии. В отдельные дни февраля и марта фиксировался спад закупок газа аж в 5-7 и даже 10 раз — до 15-20 млн. кубометров в сутки!

Однако нужно понимать, что реверс газа находится под большим вопросом. Во-первых, Газпром вполне резонно намерен обратиться в международный суд в Стокгольме по вопросу незаконности данной схемы – пока газ находится на территории Украины и не достиг газораспределительных станций (точек отпуска) в той же Польше или Словакии, этот газ принадлежит Газпрому. И Киев при всё желании не имеет права покупать его у стран ЦВЕ до тех пор, пока он не будет физически поставлен им. Сегодня же складывается ситуация, при которой законтрактованный для Польши газ перепродаётся Украине, не покидая ГТС Украины, по более высокой цене, чем его поставляет Газпром конечному потребителю. Это схема реэкспорта российского топлива за спиной у поставщика голубого топлива. Либо Газпром будет вынужден сократить поставки газа в Польшу, Венгрию, Румынию и Словакию, наиболее активно готовых сотрудничать с Киевом в деле реверсных поставок. Либо введёт штрафные санкции. Либо обратится в международный арбитраж.

Во-вторых, та же самая Словакия, которая теоретически могла бы поставлять на Украину до 5-7 млрд. кубометров газа в год через реверсную схему, прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что это не бизнес, а благотворительность – Киев не способен был оплачивать России газ по цене в 268 долл. за тыс. кубометров. И уж точно не сможет покупать его у Словакии (или Польши) по цене в 400-430 долл. за тыс. кубометров. Это продажа в долг, причём принципиально невозвратный – создание плохой дебиторской задолженности, которую практически наверняка вообще не удастся истребовать от властей Украины.

В-третьих, для поставок газа требуется газотранспортная инфраструктура, на строительство которой уйдут годы и миллиарды долларов, которых у Киева и Нафтогаза нет. Кроме того, Газпром уже проплатил авансом транзит своего топлива через территорию Украины и других стран и терять эти деньги для реверсных поставок топлива на Украину эти страны практически наверняка не захотят.

Шумиха вокруг реверса российского газа – это пропагандистская кампания, нацеленная на дезинформацию, дезориентацию и шантаж России. Это показательная мера, призванная продемонстрировать намерение Киева дистанцироваться от Москвы и слезть с углеводородной иглы. Сокращение импорта российского газа стало возможным лишь благодаря тому, что Киев начал забор газа из подземных хранилищ. Именно незаконным забор газа в 2006-2010гг. стал причиной газового скандала между Москвой и Киевом.

По данным Нафтогаза, объем отбора топлива из ПХГ подскочил с 55-60 млн. кубометров в январе до без малого 100-110 млн. Судя по тому, как развиваются события, можно смело говорить о том, что это только самое начало — в марте и апреле, в разгар геополитического напряжения с Россией по вопросу присоединения Крыма и повышения цен на голубое топливо до без малого 500 долл. за тыс. кубометров реальный забор газа из ПХГ может подскочить до 130-150 млн кубометров. При одновременном снижении официального импорта у Газпрома с 145-160 млн. в среднем в конце 2013г. до 15-20 млн. Согласно оценкам Минэнерго Украины, в настоящий момент в подземных хранилищах находится порядка 7 млрд. кубометров – его вполне бы хватило на 3 месяца автономной работы.

Однако в Газпроме уже заявили, что не позволят повторения ситуации 2006-2010гг. с незаконным забором газа из ПХГ – в середине апреля состоится встреча Газпрома и Нафтогаза, на котором Кремль намерен потребовать гарантий о неприкосновенности газа, предназначенного для поставок в ЕС. Это вполне ожидаемо – Газпром несёт ответственность за поставку газа через транзитные территории конечным потребителям в Европе. В том числе, через территорию Украины – возможный дефицит газа в ПХГ и перебои с поставками топлива в ЕС ляжет ответственностью на плечи Газпрома, а не Нафтогаза.

Нафтогаз решил нанести ответный удар и повысил тариф за транзит газа через свою территорию на 10%, что приведёт к дополнительным потерям 300 млн. долл. для Газпрома. Это абсолютно некритичная величина – в 2014г. Газпром будет вынужден заплатить порядка 2 млрд. долл. за прокачку газа в страны ЕС. Порядка 5 млрд. долл. Нафтогаз собирается получить с населения, энергетиков и объектов промышленности после повышения тарифов на газ с 1 апреля: на 29,1% для промышленных предприятий, на 64,2% для госпредприятий и организаций бюджетной сферы и т.д. Цены подняты практически до 400 долл. за тыс. кубометров газа – скидки и субсидии убрали как для промышленных предприятий, так и для населения.

Однако даже этих денег не хватит Нафтогазу, чтобы рассчитаться с Газпромом – в условиях масштабного обнищания населения и упадка промышленности на Украине рискует в полном объёме проявиться кризис неплатежей, а реальная собираемость платежей упадёт с сегодняшних 50-60% до 15-20%. Что целиком и полностью нивелирует эффект от навязанного МВФ повышения тарифов на газ, электроэнергию, отопление и прочие услуги естественных монополий. И спровоцирует не только веерное отключение потребителей от газа и отопления, но также всплеск социального протеста и недовольства.

Украина последовательно сокращает импорт газа из России – сланцевый пузырь Незалежной

В целом же Украина взяла последовательный курс на минимизацию своей зависимости от России — поставки газа из РФ упали практически на треть за период с 2010 по 2013г. И в ближайшие годы эта тенденция лишь продолжить усугубляться. Только в 2012г., еще при Януковиче, закупки газа из России упали на 26,5% до 32,9 млрд. кубометров. Вектор весьма показателен — при поддержке ЕС, реверсных поставках российского же газа из стран Восточной Европы, а также обещаниях США помочь в освоении сланцевых запасов газа и заместить российский газ своим СПГ, Киев все активней двигается в сторону Европы.

Да, Россия по-прежнему остается крупнейшим поставщиком газа в Украину — на нее приходится 27 из 51 млрд кубометров внутреннего потребления. Однако Украина делает все возможное, чтобы ослабить свою углеводородную зависимость от Газпрома. И успехи в данном направлении, безусловно, имеются — в 2013г. Украина нарастила объем внутреннего производства газа без малого на 4% до 21 млн. кубометров. Что эквивалентно практически 40% внутреннего потребления. Судя по всему, Киев продолжит реализацию кура по наращиванию добычи газа – уже три крупнейшие американские нефтегазовые корпорации (Exxon Mobil, Chevron Texaco, Conoco Phillips) были привлечены к разработке сланцевых месторождений ещё во времена Януковича.

В последние месяцы они лишь упрочили свои позиции в регионе. Напомним, что ещё в 2010г. были предоставлены лицензии ExxonMobil и RoyalDutch/Shell на геологоразведку и бурение скважин. А в 2012г. RoyalDutch/Shell l и Chevron победили в конкурсе по разработке Юзовской (Донецкая Область) и Олесской (Львовская область) газовых площадей соответственно. Потенциал добычи на первом участке составляет порядка 8-10 млрд. кубометров газа в год, что эквивалентно не менее 20% потребностей Украины в голубом топливе. На Юзовском месторождении суммарные запасы газа оцениваются властями Украины в 1,8-2 трлн. кубометров. Промышленная добыча на этих участках начнётся 2018-2019гг. В октябре 2012г. RoyalDutch/Shell начала бурение первой поисковой скважины газа уплотнённых песчаников в Харьковской области.

Даже предыдущее Правительство Азарова излучало редкий оптимизм по поводу перспектив добычи сланцевого газа – Николай Азаров предрекал, что за период 2014-2017гг. в геологоразведочные работы газовых месторождений будет вложено не менее 3 млрд. долл., а к 2020-2022гг. Украина сможет выйти на уровень добычи сланцевого газа в 30 млрд. кубометров, что в 1,5 раза превышает суммарный объём добычи газа в настоящий момент.

Однако сланцевая революция на Украине рискует если и не захлебнуться, то столкнуться с колоссальными и даже непреодолимыми трудностями. Во-первых, Украина находится на грани финансовой катастрофы, дефолта и социально-экономического коллапса – денег нет даже на выплату пенсий и зарплат, не говоря уже о разработке сланцевых месторождений. Во-вторых, в отличие от США, у Украины нет колоссальной свободной, не заселённой населением территории, на которой можно было бы разрабатывать сланцевые месторождения газа – гидроразрыв пластов при горизонтальном бурении сопряжен колоссальными и плохо управляемыми в случае с Украиной рисками для населения и окружающей среды: велика вероятность заражения водных горизонтов токсичными химикатами.

Неудивительно, что в целом ряде стран (Франция, Швейцария, Нидерланды, Люксембург, Чехия, Румыния, Болгария и т.д.) на законодательном уровне введён запрет на гидроразрыв пластов (т.е. фрекинг). Даже в ряде густонаселённых штатов США (Нью.-Йорк, Нью-Джерси и т.д.) конгрессом запрещено применение технологии гидроразрыва пластов в связи с повышенными рисками для населения, экологии и окружающей среды. Американские корпорации, работающие у себя в стране по внутренним, крайне жёстким регламентам и стандартам в вопросе защиты окружающей среды, практически наверняка не будут соблюдать эти же самые стандарты и требования при работе на Украине, которую они воспринимают второсортной страной третьего мира.

В-третьих, первые реальные поставки сланцевого газа с украинских месторождений ожидаются не раньше 2017-2018г. И даже тогда они смогут покрыть не более 15% внутреннего спроса. А до тех пор необходимо отапливать жилые помещения, поставлять газ коммунальным службам и энергетикам, поставлять его промышленным предприятиям и при этом расплачиваться за него как перед Россией, так и перед странами Запада. В-четвёртых, даже при цене на газ в 268 долл. (не говоря уже о цене при реверсе газа, которая составляет 400-410 долл.) украинская экономика становится нерентабельной, промышленность оказывается неконкурентоспособной, тарифы на газ и отопление для населения и производителей растут по экспоненте, а у Нафтогаза нет средств для оплаты этих поставок. Это растянутый на несколько лет дефолт.

В-пятых, и это касается поставок сжиженного сланцевого газа из США – первые промышленные поставки газа начнутся не раньше 2016г., когда произойдёт переориентация портовых мощностей с импорта на экспорт СПГ (2 из 14 портовых терминалов), а с верфей в Корее сойдут новые газовозы. И даже в этом случае США первым делом уже пообещали поставки сжиженного газа не в Европу, а в Японию и Китай. Так что до Украины очередь дойдёт ещё весьма нескоро.

В-шестых, сланцевые залежи газа на Украине находятся на крайне большой глубине – 2000-3000 метров. Тогда как в США глубина залежей не превышает 150-300 метров. И даже в этом случае себестоимость добычи газа в США составляет не менее 150-170 долл. за тыс. кубометров. Что в 3 раза превышает себестоимость добычи природного газа в России. В той же самой Польше со схожими сейсмическими и геодезическими характеристиками себестоимость добычи газа составляет от 350 до 400 долл. за тыс. кубометров. Что практически сопоставимо с ценой поставки газа Газпромом. Для Украины себестоимость добычи сланцевого газа также вряд ли опустится ниже 350 долл. Что сделает все разработку месторождений сланцевого газа абсолютно нерентабельными и убыточными.

В-седьмых, нигде за пределами США реального развития сланцевых месторождений газа не наблюдается. В Канаде после десятков разведочных бурений власти отказались от идеи разработки сланцевого газа – ажиотаж и феерия сдулись так же быстро, как появились. В той же самой Польше, в которой США дали самые высокие оценки сланцевого газа, за два года разработки сланцевых месторождений не произошло чуда – практически все скважины оказались пустыми. В результате чего власти признали провал своих планов – крупнейшее месторождение в ЕС оказалось нерентабельным и убыточным. В 2012г. даже ExxonMobil отказалась от планов добычи сланцевого газа в Польше, признав проекты нерентабельными. А в 2013г. из проекта вышли сразу три крупные нефтегазовые корпорации: Lotos, Talisman Energy и Marathon Oil. Провалом закончились разговоры о добыче сланцевого газа в Латвии – несмотря на обещанные запасы в 120 млрд. кубометров, все скважины оказались пустыми.

В-восьмых, добыча сланцевого газа субсидируется даже в США – в стране, которые в силу развития научно-технического потенциала и производственных технологий стали родоначальниками так называемой «сланцевой революции». Да, уже сегодня практически треть всего природного газа добывается США из так называемых трудно извлекаемых источников, львиная доля которых приходится на месторождения сланцевого газа (свыше 170 млрд. кубометров в год).

Однако даже в США сланцевый газ является убыточным и нерентабельным, поддерживаемым на плаву исключительно благодаря поддержке властей. Для добычи сланцевого газа характерна высокая капиталоёмкость – необходимо бурить сотни и тысячи скважин на одном месторождении, так как подавляющая часть скважин оказывается пустыми, дебет газа со скважины крайне низкий и стремительно падает, а после извлечения трети запасов добыча оставшихся двух третей становится избыточно капиталоёмкой и нерентабельной.

Показательно, что свыше 60% всех затрат нефтегазовых компаний, разрабатывающих сланцевые месторождения газа, приходится на амортизацию, ремонт и поддержание в приемлемом техническом состоянии ранее построенных скважин, что радикально снижает отдачу от инвестиций в данную отрасль. Притом что свыше 63% всех установленных в мире нефтяных скважин приходится на США и Канаду, которые обеспечивают менее 18-20% суммарной мировой добычи энергоносителей.

Тогда как сами США и Канада продолжают оставаться нетто-импортёрами топлива. Неудивительно, что разработка сланцевых месторождений газа оказывается нерентабельной, а компании отчитываются о росте убытков: в 2012г. на бурение 7 тысяч скважин в США было потрачено свыше 42 млрд. долл. Тогда как отдача от них не превысила 32,5 млрд. долл. Та же самая британская нефтегазовая корпорация BP заявила об убытках в 5 млрд. долларов при разработке сланцевых месторождений, английская BG Group потеряла 1,3 млрд., а бывший лидер индустрии — Chesapeake Energy – и вовсе оказался на грани банкротства.

В-девятых, разработка сланцевых месторождений является крайне энергозатратной и отличается низкой удельной энергоэффективностью. Так называемый показатель EROEI (Energy returned on energy invested), отражающий отдачу энергии при разработке месторождения в расчёте на затраченные энергоресурсы, для сланцевого газа находится на крайне низком уровне. Если для месторождений нефти в США на один баррель энергозатрат получают 18 баррелей новой нефти, а при добыче природного газа порядка 10 быррелей в нефтяном эквиваленте, то при разработке месторождений сланцевой нефти этот показатель опускается до 5 баррелей, а при разработке сланцевого газа и вовсе не превышает 2,5-3 баррелей.

Это делает разработке сланцевых месторождений газа крайне низко привлекательными – сланцевый газ является так называемым «недоделанным» газом, который ещё не успел сформироваться в привычные месторождения (для этого осуществляется горизонтальное бурение и гидроразрыв пластов при помощи крайне токсичных химикаторв (т.е. фрекинг)), а удельный вес содержаний метана в нём в разы превосходит показатели природного газа и достигает 30-70% метана. Это «грязный» газ, содержащий огромное количество примесей, что существенно повышает затраты на его обработке и переработку: сжатие, сжижение и т.д. Всё это делает «сланцевую революцию» на Украине очередной параноидальной байкой и несбыточной мечтой. По крайней мере, в перспективе ближайших 5-7 лет.

Источник статьи

 

Метки:

Независимый экономист Владислав Жуковский: Яценюк, Турчинов и другие лидеры Евромайдана тащат Украину в долговую петлю: «новая власть» может не дожить до президентских выборов


На днях госсекретарь США Джон Керри заявил о готовности США предоставить Украине кредит в размере $1 млрд в качестве «экономической поддержки страны». $1 млрд, по меркам украинской экономики, это, конечно, капля в море. По большому счету, это не столько экономическая, сколько психологическая помощь.

США рассчитывают на то, что без поддержки со стороны России, без переговоров с Кремлем, Украина просто-напросто в ближайшие пару месяцев переживет мощнейший социально-экономический кризис, который обернется дефолтом. Американцы не хотят сильно пострадать. По самым скромным оценкам, в текущем году всем субъектам украинской экономики необходимо найти порядка $36 млрд, чтобы финансировать свои внешние долги и займы. Речь идет и о государстве, и о Центробанке, и о компаниях, и о банковской системе. Это огромные деньги, которых у Киева нет.

Только государство должно выплатить в этом году более $8,5 млрд. по внешним долгам и займам. Причем, самое интересное, что в эту сумму не включена задолженность перед Газпромом за поставленный газ, это еще примерно $1,5 млрд. И вот буквально через пару дней к этой величине будет приплюсована задолженность в размере примерно $500 млн за февральские поставки голубого топлива. Другими словами, Яценюк и Турчинов должны умудриться изыскать свыше 10-10,5 млрд. долл. в самое ближайшее время для недопущения финансовой катастрофы.

Понятное дело, что дыру в балансе «Нафтогаза» будет затыкать именно государство своими бюджетными деньгами. Рассчитывать на то, что есть деньги где-то в бюджете, и что украинская экономика генерирует чистый финансовый поток – полная глупость, здесь рассчитывать просто-напросто не на что. Экономика падает примерно на 1,5%, промышленное производство – на 5,5%, инвестиции – на 7-8%, грузовые перевозки падают на 5%.

Так что, денег у государства нет, и в ближайшее время их не предвидится. Свои финансовые ресурсы украинская экономика производить не готова. Ее добивает, с одной стороны, непосредственное втягивание Украины в ВТО, которое провернули банда Ющенко с Тимошенко в 2008 г., пытаясь доказать свою приверженность Западу и свою лояльность принципам Вашингтонского консенсуса. С другой стороны, Украину добивает Евромайдан, из-за которого все западные провинции вообще отказались работать последние три месяца, занимались чем угодно, только не созданием добавленной стоимости и поддержанием валового национального продукта.

Американцы должны понимать, что любая поддержка Украины сегодня — это поддержка нелегитимного, невменяемого самопровозглашенного правительства, которое, скорее всего, не доживет до майских президентских выборов.

При этом, и Америка, и Европа подтверждают, что они очень жесткие переговорщики, что они не готовы заниматься благотворительностью. Пришла информация о том, что Европейский союз может выделить более 11 млрд евро, это почти $15 млрд, что заметно больше, чем смогла выделить Америка. Но мы видим, что они работают по одним лекалам, по одним принципам: и Вашингтон, и Брюссель требуют он Украины, чтобы страна шла с протянутой рукой к Международному валютному фонду. Они готовы предоставить деньги не просто так, якобы помогая украинской демократической самопровозглашенной республике, но именно хотят обставить такими кабальными условиями, требованиями МВФ, чтобы Украина навсегда залезла под долговую петлю Международного валютного фонда, чтобы она навсегда осталась сырьевой колонией Запада, чтобы она навсегда оказалась оторвана от России, ну и, понятно, чтобы на территории Украины произошла очередная революция в ближайшее время.

Стоит напомнить несколько требований МВФ к Украине: во-первых, повышение цен на газ для муниципалитетов на 40%, для населения – в два раза, повышение цен на электроэнергию тоже на 40-50%; повышение пенсионного возраста мужчин – на два года, женщин – на три года; отказ от социальных пособий для поддержки малоимущих украинцев, повышение налога на транспорт, отказ от льготного субсидирования хозпроизводителей, тотальная приватизация всех базовых инфраструктурных отраслей стратегически значимых предприятий в интересах украинского олигархата и международных корпораций, тотальный бюджетный секвестр в стиле лихих 90-х, который мы проходили в России во времена гайдаровщины и ельциновщины.

Другими словами, Вашингтон хочет провести Украину по тому же убийственному, катастрофическому, антигуманному пути, по которому нас провел МВФ и его агентура в России, — пути социального геноцида, подрыва экономики, превращения страны в вечного должника, который не мог бы существовать без подачек со стороны Запада, который постоянно ходил бы с протянутой рукой как бедный родственник, который не мог бы расплатиться по своим долгам и постоянно чувствовал бы на своей шее давление долговой петли.

Задача американцев в данном случае – создать головную боль, точку напряжения, кровоточащую рану на территории Европы. Ее они создавали в Югославии, ее они создавали в Сербии, как они создают, грубо говоря, то же самое в ряде других регионов. Американцы ищут возможность максимально рассорить Европу и Россию, пытаются разорвать между ними экономические, инвестиционные, торговые отношения, пытаются выдворить Газпром с украинского рынка газа.

Стоит напомнить, что в этом году заканчивается окончательная перестройка газовых терминалов на территории Америки, те порты, которые строились на прием голубого топлива, теперь переориентируются на поставки голубого топлива на внешние рынки, на экспорт. Уже в 2015 г. будет введена большая часть танкеров, которые, с моей точки зрения, будут, прежде всего, ориентироваться на европейский рынок. Американцы сегодня добывают столько же газа, сколько добывает Россия, причем треть этого газа – почти 240 млрд куб. м – приходится на так называемый сланцевый газ.

Сланцевая революция, пускай идет и с большими экологическими, экономическими, технологическими издержками, тем не менее, по мере развития американских производственных технологий, сланцевый газ становится новой реальностью. Насколько можно судить, американцы хотят максимально «отжать» экспорт российского газа на европейский рынок и поставлять туда свои энергоносители, которые к тому же будут дешевле — не более $300-330 за тыс. км. Это на $100 меньше, чем мы сегодня поставляем в Европу.

Таким образом, скорее всего, финансовая помощь будет предоставлена украинцам, другое дело, что она абсолютно не изменит погоду в доме. Это будет помощь бедному родственнику, которая повлечет за собой колоссальные социально-экономические негативные последствия: еще больший ущерб экономике, еще больший обвал промышленности, в инвестициях. В мае текущего года украинская государственность может развалиться под гнетом внутренних социальных протестов.

Источник статьи

 

Метки: ,

Независимый экономист Владислав Жуковский: Близится закат кипрского оффшора, #news, #russia, #ru, #rf


На днях получила дальнейшее развитие ситуация вокруг кипрского оффшора – финансово-политические элиты Евросоюза, на чьи плечи легло бремя по вытягиванию периферийной Еврозоны из финансовой пропасти, настаивают на введении налога на все банковские депозиты в кипрских банках.

Голосование в парламенте Кипра по введению разового специального налога на банковские вклады может пройти сегодня, 19 марта. Ранее заседание уже несколько раз переносилось. Кипрские власти взяли еще день для выработки деталей спецналога, которые устроили бы все политические силы и не сильно ударили бы по мелким частным вкладчикам.

В соответствии с первоначальным планом, власти Кипра намерены ввести разовый сбор по ставке 9,9% с банковских вкладов размером свыше 100 тыс. евро и по ставке 6,75% — с депозитов размером менее 100 тыс. евро. За счет этой беспрецедентной меры (до этого в рамках борьбы с кризисом в Европе банковские вклады считались неприкосновенными) правительство Кипра должно привлечь 5,8 млрд евро, что позволит республике получить 10 млрд евро от Европейского стабилизационного механизма (ESM).

Однако президент Кипра Никос Анастасиадис вечером 18 марта заявил о том, что кипрский парламент не будет поддерживать введение налогов на депозиты в местных банках. Об отказе парламента поддерживать введение налога Никос Анастасиадис сообщил по телефону еврокомиссару по экономической политике Олли Рену и евродепутату Элмару Брокку. Как передает телеканал, президент заявил: «Когда я вас предупреждал, что в парламенте нет большинства, которое одобрит соглашение, вы меня не слушали. Передайте привет госпоже Меркель».

Весьма показательна реакция высокопоставленных чиновников администрации президента и аппарата правительства, которые пришли в ужас от самой идеи возможного обременения активов российских чиновников и миллиардеров. Столь сильного переполоха в Кремле и Правительстве не наблюдалось с середины октября 2008г., когда обескровленная финансовая система и деиндустриализированная экономика России оказались в шаге от паралича и кризисного обвала.

В глаза бросается спешка и нервозность, которые сопровождают действия и комментарии высокопоставленных российских чиновников по вопросу потенциального введения 10% налога на депозиты размером более 100 тыс. евро. Складывается такое ощущение, что, толком не разобравшись в сути вопроса, российские чиновники так испугались за петух клюнул и чиновники переполошились.

А ведь ещё в 2002г. на 4-м Съезде ТПП Путин недвусмысленно предупреждал крупный олигархический бизнес, что масштабный вывод активов российскими «эффективными менагерами» в оффшорные юрисдикции с целью минимизации налоговых платежей и сокрытия информации о реальных собственниках активов, однажды обернётся для них большой головной болью. И произошло ровно то, что и должно было произойти – пузырь в банковском секторе Кипра лопнул, оффшорная гавань оказалась на грани дефолта, а вывезенные в кипрскую налоговую гавань активы россиян оказались в зоне риска.

Другое дело, что, говоря правильные и верные по своей сути вещи, президент Путин ничего не сделал, чтобы предотвратить усиление оффшоризации российской экономики и утрату управляемости российской экономики. За период с 2002 по январь 2013г. на фоне искусственного поддержания дефицита денежного предложения в экономике со стороны Банка России и Минфина, провоцирующего поддержание непозволительно высоких ставок по кредитным ресурсам и низкий уровень ресурсной базы банковской системы, размер внешней задолженности российских компаний и банков увеличился в 17,3 раза – с 32,5 до 564,3 млрд. долл.

Для упрощения процедуры получения иностранных кредитов отечественные компании и банки были вынуждены менять прописку и уходить в оффшорные юрисдикции – иностранные банки не хотели связываться с российской судебной системой и нести политические риски. То же самое касается затеянной в начале 2000-х годов внешнеэкономической либерализации, которая вылилась в демонтаж системы валютного регулирования и валютного контроля.

Совершенно не понятно, чему удивляются «модернизаторы» в правительстве, когда только по официальным данным Банка России за период 2000-2012гг. из России незаконным образом было вывезено свыше 401,4 млрд. долл.? Российская экономика уже давно превратилась в оффшорный деиндустриализированный нефтегазовый Титаник. И превратилась не вопреки, а во многом благодаря действиям правящей либеральной клики «реформаторов», контролирующих финансово-экономический блок правительства.

Судя по всему, в правительстве и администрации президента царит хаос и паника – чиновники охарактеризовали действия Кипра «национализацией», «воровством» и даже «большевистскими методами». Напомним, что утром 18 марта президент Путин провел оперативное совещание с руководством администрации президента, своими помощниками и советниками, курирующими экономические вопросы. По итогам этого совещания , со слов пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, Путин оценил подобную инициативу «несправедливым, непрофессиональным и опасным решением». Складывается впечатление, что «помощники» и «советники» президента вместо обсуждения сути вопроса свели всю дискуссию к алармистским заявлениям.

Ещё дальше в своих умозаключениях пошёл премьер-министр Дмитрий Медведев, который и вовсе договорился до того, что решение властей Кипра ввести налог на банковские вклады является странным и спорным и выглядит «просто как конфискация чужих денег». Более того, председателю правительства «такая практика, к сожалению, достаточно хорошо была известна и знакома по советскому периоду, когда обменивали деньги с коэффициентами, не возвращали». Да, безусловно, настоятельные «рекомендации» Брюсселя обложить прогрессивным и при этом весьма невысоким налогом банковские депозиты является формой конфискации имущества.

Однако, во-первых, Медведев ни слова не сказал о том, кому принадлежат эти «чужие деньги» и каков источник их происхождения. Он забыл упомянуть о том, что подавляющая часть находящейся на Кипре российской собственности имеет незаконный характер и была приобретена в ходе преступных ваучерных и кредитно-залоговых аукционов, разворовывании бюджетных ресурсов на пирамиде ГКО-ОФЗ и масштабного незаконного вывоза капитала из страны. А во-вторых, премьер-министр не сказал, почему российское правительство в течение двух десятилетий (в том числе и при его президентстве) закрывает глаза на усиливающуюся оффшоризацию российской экономики и масштабный исход российского бизнеса в налоговые гавани.

Вообще крайне поразительна привычка доморощенных «гайдаровцев» и «чубайсят», оккупировавших финансово-экономический блок правительства, при первом удобном случае поливать грязью клятый Советский Союз и «кровавый режим».. Сгруппировавшиеся вокруг главы правительства «либеральные фундаменталисты», демонтирующие по указке транснационального капитала остатки суверенитета России, по поводу и без вспоминают «сталинский режим», пытаясь списать на происки коммунистов все беды современности: от коррупции и бандитизма до социально-экономической катастрофы 1990-х годов и превращение России в сырьевую колонию Запада.

Однако «младореформаторы» и устроители «катастройки», обернувшейся социально-экономической катастрофой и погромом среднего класса в разгар 1990-х годов, почему-то не волновались о сбережениях россиян, которые в течение одного месяца потеряли 80% всех своих сбережений в результате «шоковой терапии» Гайдара и «либерализации цен». По какой-то удивительной причине российских чиновников, которые сегодня так сильно обеспокоены судьбой оффшорных счетов российских миллиардеров и коррупционеров, не волновало 10-кратное падение уровня жизни россиян в период 1990-1998гг. Также не волновало обесценивание их сбережений в разгар дефолта ГКО-ОФЗ, когда курс рубля обвалился в 4 раза за неполные 1,5 года.

Несколько более вменяемой и профессиональной оказалась позиция замминистра финансов Сергея Шаталова, который, несмотря на идеологическую приверженность псевдонаучным мантрам «кудриномики» (политика демонетизации экономики, изъятия денег в «нефтегазовые кубышки» и т.д.), всё-таки разбирается в финансовых вопросах. Шаталов весьма здраво заметил, что «понятна решимость Кипра получить дополнительные доходы, им эти деньги очень нужны. Понятно давление на них со стороны Европейского сообщества, они поддаются этому давлению. Но все-таки они выбирают более разумные предложения, чем даже сначала им предлагал Евросоюз, когда им говорили просто заморозить эти счета».

Это самое непосредственное проявление принципа «кто платит, тот и заказывает музыку». Коль скоро именно Брюссель вынужден вытягивать финансовую систему Кипра из той долговой пропасти, в которую она обрушилась в силу превращения своей экономики в проходной двор для криминальных активов и незаконного капитала, а также в налоговую гавань, то именно «брюссельская партхозноменклатура» и будет диктовать Кипр, как нужно ему жить. Руководство России, конечно, в интересах «оффшорной аристократии» может постараться взять инициативу на себя и выступить в качестве благотворителя, который предоставит Кипру изначально невозвратный заём или кредит.

Однако нужно понимать, что в условиях, когда Минфин призывает «дорогих россиян» потуже «затянуть ремни» и в рамках принятого 3-летнего федерального бюджета на 35-60% в реальном выражении (с учётом даже официальной инфляции) сокращает финансирование экономики, науки, образования, здравоохранения, ЖКХ и культуры, искреннее желание правительства помочь 5% богатых россиян, чьи активы «подвисли» на Кипре, вызовет вполне объяснимое недоумение у всех остальных граждан России.

Другое дело, что российские олигархи и покровительствующие им коррумпированные чиновники отделались лёгким испугом. В случае, если бы наступил паралич межбанковского рынка и произошла цепная реакция банкротств кипрских банков, то российские банки, работающие с зарегистрированными на Кипре компаниями российского происхождения, могли бы потерять от 50 до 70 млрд. долл. Это масштабы потерь одних только российских банков, не считая потерь нефинансовых организаций.

Олигархи отделались малой кровью

Согласно официальным оценкам Банка Кипра и МВФ, объём депозитной базы кипрской банковской системы достигает 68-70 млрд. евро. Из которых, по самым скромным и приблизительным оценкам независимых экспертов, как минимум треть приходится на вклады граждан России. Другими словами, именно российские крупные бизнесмены, коррупционеры, естественные монополии и теневой сектор экономики попадут под удар санкций, навязанных Брюсселем.

При этом нужно понимать, что Кипр является ключевым звеном российской экономики — на долю этого оффшороного государства приходится свыше 21,2% накопленных иностранных инвестиций в экономику России — 76,7 из 362,3 млрд. долл. по состоянию на конец 2012г. При этом в подавляющем большинстве случаев речь идёт о возврате в Россию российского же капитала, который был законным и незаконным образом вывезен на Кипр, легализован и «отмыт», а затем, сменив «прописку», вернулся обратно в Россиию под вывеской «иностранного капитала», получив налоговые льготы и прочие преференции.

Однако не стоит раздувать панику и поддаваться на истерические настроения, активно насаждаемые в СМИ, которые зачастую принадлежат бизнесменам, чьи сбережения на Кипре попали под удар. Речь идёт о весьма и весьма скромных суммах по меркам тех средств, которые были вывезены россиянами из России за последние 20 лет в эту налоговую гавань. При совокупном объёме депозитов россиян в кипрских банках в размере 21-23 млрд. евро и даже при максимальной ставке налогообложения счетов в размере 9,9% речь идёт максимум о 2,27 млрд. евро. Это сущие копейки по сравнению как с 1,5 трлн. долларов, вывезенных из России за последние 22 года «рыночных преобразований», так и с 48 млрд. долл., которые незаконным образом были вывезены из России в одном только 2012г.

Другими словами, именно российские крупные бизнесмены, коррупционеры, естественные монополии и теневой сектор экономики попадут под удар санкций, навязанных Никосии со стороны Брюсселя. И ничего удивительного в этом нет – было бы удивительно, если бы финансово-политические элиты Старого Света решили закрыть глаза на превращение Кипра в «прачечную» российской оффшоризированной экономики и приступили к спасению «праведно» приобретённых трудом и потом активов граждан России за счёт кармана европейских налогоплательщиков.

Для российских крупных бизнесменов и чиновников, которые на протяжении последних двух десятилетий активно вывозили капитал и освоенные бюджетные ресурсы в оффшорные гавани, это капля в море. Их пугает сам факт того, что руководство Еврозоны увязывает спасение Кипра и выделение стабилизационного кредита в размере 10 млрд. евро с декриминализацией финансовой системы, повышением прозрачности банковского сектора и борьбой с легализацией преступных активов, подавляющая часть которых притекает из России.

Финансово-политические элиты Старого Света не устраивает, что они вынуждены спасть юрисдикцию, которая превратилась в одну большую «прачечную» по отмыванию грязных денег и легализации преступных доходов граждан России. Они просто не хотят за счёт кармана своих налогоплательщиков финансировать благополучие и высокий уровень жизни российских граждан. Глобальную конкуренцию никто не отменял, в том числе не страновом уровне и уровне финансово-политических элит.

Европейские элиты напомнили, «кто в доме хозяин»

Совершенно очевидно, что Брюссель постарается решить свои проблемы и трудности в периферийной Еврозоне за счёт кармана третьих стран и, прежде всего, России. Однако европейские элиты имеют на это моральное и юридическое право — подавляющая часть (70-80%) активов россиян, которые сконцентрированы в оффшорных юрисдикциях (в том числе на Кипре), имеют незаконный и нелегальных источник происхождения — начиная от «народной» ваучерной приватизации, фиктивных кредитно-залоговых аукционов и дефолта пирамиды ГКО-ОФЗ и заканчивая коррупционными поборами и незаконными операциями с бюджетными ресурсами (возврат НДС, неуплата налогов и т.д.).

Если руководство ЕС захочет напомнить российским олигархам и их коррумпированным покровителям в высоких кабинетах власти о том, кто является «хозяином в доме», и решит слегка прижать российский капитал на Кипре, инициировав дальнейшее повышение налогов на оффшорные активы россиян, то у граждан России не будет практически никаких шансов защитить свои активы в суде. Большинство из них окажутся просто не в силах объяснить правоохранительным органам ЕС и тем более США источник происхождения своих многомиллиардных состояний, вилл, яхт и прочего имущества.

Шаг Брюсселя по введению налога на депозиты и повышение ставки корпоративного налога на прибыль с 10 до 12,5% принципиально важен — это чёрная метка российской «оффшорной аристократии», коррупционерам и крупному капиталу. Важны не сами по себе убытки, которые понесут граждане России — речь идёт о мизерных суммах. Принципиально важен сам сигнал Брюсселя на усиление своего контроля за кипрским оффшором и его намерение затеять финансовое оздоровление Кипра с целью выдавливания российского крупного капитала из налоговой гавани.

Скорее всего, в ближайшее время мы увидим масштабный исход крупных отечественных компаний и банков из Кипра в другие оффшорные юрисдикции — Британские-Виргинские о-ва, о-в Джерси, Гибралтар и т.д. Евросоюз нанёс мощный удар по оффшорной экономике России, в которой 95% крупной собственности зарегистрировано за рубежом в «налоговых гаванях» (оценка Госдумы), а 9 из 10 сделок с крупной собственностью осуществляется за пределами России (оценки президента Путина).

Безусловно, ни к какой существенной деоффшоризации российской экономики, которая в настоящий момент в гораздо большей степени управляется извне, нежели изнутри (кризис 2008-2009гг. это прекрасно продемонстрировал), это не приведёт. «Эхо 90-х» и незаконный характер происхождения активов, а также простое желание бизнесменов обезопасить себя от политических рисков, «телефонного правосудия» и малоэффективной судебной системы, не позволят российским гражданам вернуть своё имущество обратно в Россию. Они скорее предпочтут сменить одну оффшорную юрисдикцию на другую, нежели вернуть свои активы на территорию той страны, где они были приобретены.

Напомним, что только за период 2007-2012гг. и только по официальным оценкам Банка России совокупный размер незаконного вывоза капитала частным сектором из России превысил 253 млрд. долл., из которых 198,8 млрд. пришлось на нелегальный вывоз капитала в рамках фиктивной внешнеэкономической деятельности — невозврат экспортной валютной выручки, непоступление товаров и услуг по импортным контрактам и авансовым платежам, фиктивные операции с ценными бумагами и кредитами.

А ещё как минимум 55 млрд. долл. составил незаконный вывоз откровенно криминальных активов — коррупционных доходов, прибылей криминальных структур, средств наркомафии и т.д. Всего же за период 2000-2012гг. суммарный официально учтённый незаконный вывоз капитала из России составил 401,4 млрд. долл., что эквивалентно 20% ВВП России в ценах 2012г. и годовому федеральному бюджету России.

Да, с формальной точки зрения, по данным Росстата, совокупный объём накопленных инвестиций граждан и юридических лиц России на Кипре не превышает 29,5 млрд. долл. или 25,1% совокупных инвестиций россиян за рубежом (117,7 млрд. долл.). Однако нужно отдавать себе отчёт в том, что официальные цифры Росстата не учитывают целый ряд скрытых каналов вывоза капитала за рубеж (прежде всего, в рамках фиктивных внешнеторговых операций, а также операций с ценными бумагами и кредитами) и не отслеживают накопление инвестиций в ходе смены собственников активов.

Как уже отмечалось ранее, только по официальным оценкам Банка Росстата, за период 2000-2012гг. из России только нелегальным образом с нарушением действовавшего валютного законодательства было вывезено свыше 401,4 млрд. долл. Это колоссальная по своим масштабам сумма средств, которой бы вполне хватило, чтобы в 2 раза увеличить расходы федерального бюджета абсолютно по всем направлениям – от национальной экономики, правоохранительной деятельности и обороны и заканчивая ЖКХ, спортом и культурой.

Если учесть манипуляции с ценами на экспортируемые и импортируемые товары и услуги, а также фиктивные операции на финансовом рынке, то реальные масштабы незаконного вывоза капитала со стороны российских крупных бизнесменов и коррупционеров в 2-2,5 раза превышают официальные оценки Центрального Банка. В таком случае, по экспертным оценкам, только за последние 12 лет незаконным образом из России было вывезено порядка 1-1,3 трлн. долл.

Безусловно, значительная часть этих незаконно приобретённых активов утекла за рубеж транзитом через Кипр. И тем более очевидно, что потенциальные потери граждан России от введения правительством Кипра налога на депозиты, который не превысит 10%, являются статистической погрешностью на фоне того колоссального незаконного вывоза капитала из страны, который был осуществлён при попустительстве органов валютного регулирования и финансового надзора за последние два десятилетия.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Независимый экономист Владислав Жуковский: Бегство капитала – благо для коррумпированных чиновников и либералов


Насколько можно судить, масштабы утраты компетенции, непрофессионализма и личной халатности в финансово-экономическом блоке правительства, оккупированного идейными наследниками Гайдара-Чубайса и прочими либеральными сектантами, достигли таких масштабов, что высокопоставленные чиновники, ответственные за повышение конкурентоспособности отечественной экономики и создание мощной национальной инвестиционно-банковской системы, способной заниматься финансированием модернизации и созданием доступных долгосрочных инвестиционных ресурсов, просто-напросто умывают свои руки.

Руководство Банка России и Минфина, которое в соответствии с действующим законодательством несёт персональную ответственность за повышение устойчивости отечественной финансовой системы, увеличение инвестиционной привлекательности экономики и развитие инвестиционного потенциала, не только не борется с перманентным и постоянно усиливающимся вывозом российского капитала за рубеж. Доморощенные «рыночные фундаменталисты» наотрез отказываются признавать наличие самой проблемы вывоза капитала как таковой и в упор не хотят замечать те катастрофические последствия, к которым приводит обескровливание и без того находящейся в состоянии перманентного инвестиционного кризиса отечественной деиндустриализированной «экономики трубы».

Им невозможно объяснить тот простой факт, что когда капитал вывозят из деиндустриализированной «экономики трубы» с архаичной и на глазах примитивизирующей структурой экономики, износ основных фондов в которой превышает 70%, а базовая технологическая инфраструктура находится в аварийном состоянии с износом свыше 80%, то это лишь усиливает деградацию экономики и примитивизацию производства. Благом это могут назвать либо крайне недалёкие и непрофессиональные люди. Либо откровенные вредители и агенты влияния, продвигающие интересы стратегических конкурентов и глобального бизнеса.

Принимая во внимание, что в правительстве, насколько можно судить, особо глупых людей не держат (по тем же самым причинам, что и бедных), так как при всей элементарности коррупционных схем они требуют хотя бы элементарных навыков, то возникает ощущение, что искреннее нежелание властей ограничивать вывоз обусловлен сразу несколькими причинами.

Во-первых, оккупировавшие финансово-экономический блок правительства либералы на полном серьёзе считают, что любое созидательное вмешательство государства в экономику противоречит догмам «Вашингтонского консенсуса» и является проявлением экономического сатанизма. Во-вторых, они искренне боятся наступить на карман российским олигархам и международным спекулянтам, которые, по сути дела, являются.

В-третьих, они физически не могут предпринять меры по возрождению разрушенного в середине 2000-х годов валютного регулирования и ужесточению финансового контроля, так как существенный вклад в бегство капитала вносят сами коррупционеры и клептоманы. В-четвёртых, российские чиновники просто-напросто не хотят исполнять свои служебные обязанности. С одной стороны, борьба с вывозом капитала и, прежде всего, незаконным вывозом активов в рамках фиктивной внешнеэкономической деятельности, предполагает наличие не только профессиональных навыков и компетенции, но также и весьма существенных трудозатрат.

С другой стороны, если капитал перестанет бежать из России, то, как весьма метко подметил замминистра финансов Алексей Моисеев, нефтедоллары будут давить на экономику и повышать риски ускорения темпов роста инфляции, что создаст дополнительную головную боль для правительства. Поэтому российские чиновники, не желая исполнять свои служебные обязанности, готовы пожертвовать модернизацией экономики, инвестициями в реальный сектор экономики и технологическим перевооружением производства в угоду тому, чтобы не создавать себе лишнюю головную боль.

Миф об обусловленности оттока капитала погашением внешних займов

Однако существует ещё один устоявшийся миф, который в последние годы, когда крах проводимой в стране антимодернизационной финансово-экономической политики стал очевиден не только для независимых экспертов, но и для подавляющей части общества, с редким энтузиазмом насаждают в общественном сознании российские чиновники. При этом, как и свойственно истинным либералам, страдающим повреждением сознания и потому занимающимся антинаучной апологетикой в интересах продвижения интересов транснационального капитала и российских олигархов, все доводы чиновников по причине отсутствия реальных фактов сводятся к процедурам нейролингвистического программирования и зомбирования населения.

В последнее время чиновники Минфина и Банка России, которые по вполне понятным причинам не хотят нести ответственность за проводимую в стране удушающую налогово-бюджетную и денежно-кредитную политику, ставящую крест на самой идее модернизации и усиливающую деградацию научно-технического потенциала, апеллируют к тезису, согласно которому рекордный вывоз капитал из России обусловлен необходимостью погашения внешней задолженности со стороны частного сектора. По мнению руководства обоих ведомств, чистый приток капитала в российскую экономику, наблюдавшийся в докризисный период, сменился его чистым оттоком в 2008-2012гг. в связи с сокращением возможностей рефинансирования внешних долгов и необходимостью погашения иностранных заимствований.

И всё бы хорошо, если бы не одно «но» — официальные данные самого Банка России, отражающие чистое движение иностранного капитала, в корне противоречат данной теории. Согласно оценкам платёжного баланса Центрального Банка РФ, за период 2000-2007гг. совокупный накопленный чистый приток иностранного капитала в российскую экономику составил всего лишь 64,3 млрд. долл. Более того, положительное сальдо движения капитала наблюдалось всего лишь на протяжении 2 предкризисных лет – в 2006г. (41,4 млрд. долл.) и в 2007г. (81,7 млрд.). Тогда как ещё в 2000 и 2001гг. наблюдался чистый вывоз капитала частным сектором в размере 24,8 и 15 млрд. долл., что являлось последствием (то есть эхом) дефолта 1998г.

Одновременно с этим, как уже отмечалось ранее, за период с января 2008г. по сентябрь 2012г. накопленный чистый вывоз капитала за рубеж превысил отметку в 362,6 млрд. долл. Совершенно непонятно, каким образом чиновники Минфина и Банка России, которых на протяжении многих лет занимают свои высокие должности, вообще умудрились увязать усиливающийся нетто-отток финансовых ресурсов из экономики России с необходимостью обслуживания внешних займов. Если масштабы чистого вывоза капитала только за последние 4 года практически в 5,7 раз превысили объём привлечённого в предыдущие годы капитала. Иначе как проявлением профнепригодности занимаемой должности и попыткой сокрыть результаты вредительской деятельности такого рода заявления интерпретировать сложно.

Не получается объяснить наблюдающийся на протяжении последних 4 посткризисных лет вывоз капитала и платежами по накопленным в 1990-е годы заимствованиям. За период «рыночных преобразовний» 1994-1999гг., обернувшихся либеральным погромом несырьевой промышленности и демонтажем социальной сферы, только официально учтённый Банком России вывоз капитала частным сектором превысил 102,8 млрд. долл. А с учётом незаконного вывоза капитала, фиктивных внешнеторговых операций, невозврата экспортной выручки, махинаций с импортом услуг и предоставлением займов нерезидентам, а также упущенных прибылей потери для экономики превышают 1-1,5 трлн. долл.

Бегство капитала – благо для российских коррумпированных чиновников

В этом плане крайне показательным стал целый ряд громких заявлений представителей Минфина, которые не только не увидели негативных последствий в вывоза из России свыше 362,6 млрд. долл. (100% федерального бюджета и 21% ВВП России в 2012г.) за последние неполные 4 года, но и склонны видеть в этом сплошные плюсы для отечественной деиндустриализированной экономики.

Руководство ключевого финансового ведомства России, которое помимо разработки и реализации бюджетной политики и управления государственными финансами призвано заниматься развитием отечественной финансовой системы, даже умудрились разглядеть в беспрецедентном вывозе капитала благо для отечественной экономики. Судя по всему, тот факт, что российская экономика, и без того находящаяся в состоянии многолетнего инвестиционного кризиса и дефицита доступны кредитных ресурсов, живёт с разорванными артериями, не вызывает у чиновников совершенно никакого беспокойства.

В этом плане более чем показательными оказались недавние заявления целого ряда высокопоставленных российских чиновников. Сначала обрадовал своим «стратегическим» видением ситуации недавно назначенный замминистра финансов Алексей Моисеев. «Если посмотреть на контекст целиком, то при том состоянии развития российской экономики, которое есть, если бы эти деньги не уходили, был бы перегрев» — так прокомментировал ситуация с беспрецедентным вывозом капитала чиновник на сессии Международного валютного фонда в Токио.

Более того, российский чиновник продемонстрировал истинное понимание сути экономических процессов и макроэкономической политики со стороны правящего класса «рыночных фундаменталистов». Насколько можно судить, российские либералы уже давно не ассоциируют себя с той страной, на государственной службе которой они состоят и чьи интересы они, по идее и по закону, обязаны отстаивать. Они искреннее верят в то, что нет такой отдельно взятой и суверенной страны, как Россия. И тем более они не могут понять, что у России могут существовать свои собственные национальные интересы.

Они искренне верят в то, что государство призвано работать в интересах транснационального капитала и глобального бизнеса и отстаивать «общечеловеческие ценности». А тот факт, что ради этого придётся пожертвовать самостоятельностью и благосостоянием собственной страны и утратой финансово-экономического суверенитета, их искренне не волнует. Они продвигают интересы наиболее эффективной части общества – бизнеса – и, в особенности, её самой хищнической и самой эффективной с коммерческой точки зрения фракции – глобального бизнеса и ТНК.

Алексей Моисеев договорился до того, что в нынешних условиях (условиях деградации и упадка?) чистый вывоз за пределы страны свыше 362 млрд. долл., из которых 154,9 млрд. долл. составил незаконный вывоз капитала в рамках фиктивных внешнеэкономических операций, а 44,1 млрд. — вывоз откровенно криминальных активов, стал восприниматься как благо для России. «Это некий балансирующий поток, он убирает с экономики ликвидность, которую экономика не может переварить. Это на первый взгляд плохо. Но что здесь плохо: факт, что деньги уходят, в отдельно взятом контексте. Но если посмотреть на ситуацию целиком, то при том состоянии развития российской экономики, которое есть, если бы эти деньги не уходили, был бы перегрев», – пояснил Алексей Моисеев.

Да, безусловно, если посмотреть на проблему бегства капитала и трансграничного перемещения активов с точки зрения мировой экономики и международной валютно-финансовой системы, то, действительно, никаких проблем и трудностей не существует. С точки зрения глобальной экономики, нет ничего предосудительного в том, что капитал покинул Россию у направился, скажем, в оффшорные гавани (Кипр, Гибралтар, остров Джерси, Британские-Виргинские острова и т.д.) или фешенебельные страны (США, Франция, Великобритания и т.д.). Да, он сменил прописку, но, тем не менее, остался в рамках международной финансовой системы.

Более того, с точки зрения коммерческой эффективности и узко утилитарного подхода, в вывозе капитала из России даже есть определённые преимущества – капитал ищет наиболее эффективные способы приложения с целью максимизации прибыли. Судя по всему, российским либералам, превратившимся в штурмовую пехоту и передовой отряд глобального бизнеса, призванного расчищать пространство в России для дальнейшей финансово-экономической колонизации со стороны ТНК, неведом национально ориентированный подход.

Ещё больше удивления вызывают предложения российского Минфина по ограничению вывоза капитала. С точки зрения Алексея Моисеева, необходимо реализовать те благие обещания и планы, прописанные в майском указе президента Владимира Путина. «Ответ на вопрос, что делать, очень простой. Надо выполнить майский указ президента по улучшению инвестиционного климата. Наиболее известен его пункт, что нужно повысить на 100 шагов рейтинг России до 20-го места в рейтинге Всемирного банка Doing Business. В конечном итоге, когда будет другой инвестиционный климат, когда правительство справится со всеми поставленными задачами, тогда и у российских компаний появится желание оставлять капитал в стране».

Судя по всему, настало время запретить российским чиновникам, в особенности из финансово-экономического блока, употреблять термин «инвестиционный климат». Такое ощущение, что, плохо отдавая себе отчёт в сути самого термина, российские чиновники, превратившиеся в коррупционный нарост на теле российской экономики, разговорами о плохом «инвестиционном климате» просто-напросто прикрывают свою профнепригодность и хроническое нежелание исполнять служебные обязанности.

Это очень удобный способ снять с себя ответственность за провальную работу вменённого тебе в подчинение ведомства – всегда можно свалить всю вину на соседа, коррупцию, незащищённость прав собственников, несовершенство законодательства. Однако Минфин отказывается понять тот простой факт, что капитал бежит из России не только в силу произвола монополий и коррупционного беспредела, но также в связи с хроническим недофинансированием экономики и инфраструктуры со стороны государства, хроническим дефицитом денег в экономике, непозволительно высокой стоимостью кредитных ресурсов и колоссальным налоговым бременем (в том числе скрытым) на малый и средний бизнес в несырьевой промышленности. Капитал бежит из России по той простой причине, что государство стало враждебным ему и стоит на защите интересов коррупционеров, олигархов, спекулянтов и монополистов, а не производственного сектора и созидательной деятельности.

Примечательно, что Минфин уже далеко не в первый раз предлагает свой особой по либеральному «прогрессивный» и при этом крайне вредный для экономики и откровенно антинаучный взгляд на проблему бегства капитала. Минфин просто не видит самой проблемы в вывозе капитала из деиндустриализированной «экономики трубы», норма накопления основного капитала в 2 раза ниже отметок 1990г., а износ основных фондов в несырьевой промышленности и базовой инфраструктуре достигает 80%.

Напомним, что в конце сентября текущего года другой альтернативно одарённый замглавы Минфина – Сергей Сторчак – категорично потребовал прекратить все разговоры в СМИ об «оттоке капитала». Согласно его логике, то, что мы наблюдаем, на самом деле является самым обычным движением капиталов и отражает нормальную банковскую практику. «Я не вижу никаких признаков для того, чтобы начался вывод средств из Российской Федерации. То, что сплошь и рядом называют оттоком капитала, является возвратом средств по ранее полученным кредитам. Я не вижу никаких признаков бегства, идет нормальная банковская практика, – пояснял Сторчак. – Идет перевод денежных средств, и все. Выводится валютная выручка на Запад, корпорации размещают свои активы».

Судя по всему, у уважаемого заместителя финансов, во-первых, серьёзные проблемы с образованием, если он не понимает, что вывод активов и валютной выручки за рубеж является вывозом капитала из страны. А, во-вторых, насколько можно судить, он просто не в курсе, что только за период с января 2008г. по сентябрь 2012г. из России было выедено только частным сектором свыше 362 млрд. долл. Которых было бы достаточно, чтобы в 2 раза нарастить капитальные вложения в российскую экономику и в 4 раза увеличить масштабы бюджетного финансирования национальной экономики, науки, образования, здравоохранения, спорта, культуры и ЖКХ. В-третьих, если, по мнению Сторчака, в настоящий момент нет никакого вывоза капитала, то, получается, что не было и его притока в докризисные годы.

В таком случае и Минфин, и его непосредственное высокое начальство в Кремле постоянно лгали своему населению про приток иностранного капитала, в составе которого на долю кредитов и займов приходилось порядка 75-90% притока капитала. Напомним, что удельный вес иностранных кредитов и займов в структуре иностранных инвестиций подскочил с 45% в начале 2000-х годов до практически 90% по итогам 2011г. Тогда получается, что Минфин просто-напросто втягивал Россию в долговую кабалу и под красивые лозунги об «иностранных инвестициях» подсаживал экономику на иглу внешних займов. К чему это приводит, прекрасно продемонстрировал кризис 2008-2009гг., когда стратегически значимые предприятия оказались на грани банкротства и чуть не перешли в руки иностранных кредиторов.

При этом даже отреформированные российские чиновники, которых крайне сложно упрекнуть в высоком уровне профессионализма и компетентности, вынуждены косвенно признать, что ситуация с бегством капитала из России приобретает катастрофический характер. Если для независимых от правящих властей экспертов и учёных уже давно стало очевидно, что вывоз капитала из России спровоцирован коррупционными поборами, произволом монополий и отсутствием стимулов для развития производительного бизнеса внутри страны и будет лишь усиливаться, то высокопоставленные чиновники ежегодно с 2009г. заявляли, что бегство капитала носит конъюнктурный характер и уже в ближайшее время сменится чистым притоком.

Тем не менее, даже руководство ключевых финансово-экономических ведомств, к прогнозам которых в экспертном сообществе уже давно относятся как к безответственной «маниловщине» и безнаказанному стремлению выдать желаемое за действительное, было вынуждено радикально пересмотреть свои прогнозы по вывозу капитала частным сектором.

Буквально в конце ноября текущего года глава Банка России Сергей Игнатьев, которые на протяжении 3,5 лет усердно закрывал глаза на беспрецедентный по масштабам и постоянно усиливающийся вывоз российского капитала за рубеж и лишь в интервью газете Financial Times впервые признал негативные последствия оттока капитала из деиндустриализированной «экономики трубы», оценил чистый вывоз капитала из России в 2012г. в размере 70 млрд. долл. Это притом, что ещё в конце 2011г. первый зампред правления Центрального Банка РФ Алексей Улюкаев на полном серьёзе (как, собственно, и на протяжении предшествующих 2 лет) заявлял, что в году (т.е. 2012г.) чистый отток капитала сменится нетто-притоком в размере 15-20 млрд. долл.

Вслед за Банком России, превратившимся в филиал ФРС США и сведшего всю денежно-кредитную политику государства к операциям валютного обменника, свои прогнозы по масштабам бегства капитала из России, больше напоминающие оправдательные отписки, повысили Минфин и Министерство экономики. Сначала Андрей Клепач, открестившийся в начале осени от антимодернизационного проекта бюджета Минфина и признавший вину Банка России в разрастающемся инвестиционном кризисе, озвучил от лица МЭР прогноз по оттоку средств из экономики России в размере 70 млрд. долл. А затем министр финансов Антон Силуанов, идейный последователь «кудриномики» и ученик Гайдара, в самом конце ноября оценил размер нетто-оттока капитала по итогам текущего года в размере 65-70 млрд. долл.

Уже сейчас можно смело говорить о том, что даже нынешние прогнозы МЭР, Банка России и Минфина имеют крайне слабое отношение к действительности. Принимая во внимание, что по итогам первых 9-ти месяцев текущего года было вывезено 57,9 млрд. долл., а в октябре, по предварительным оценкам самого Банка России, чистый отток капитала составил порядка 2,5 млрд. долл., за оставшиеся 2 месяца из России должно быть вывезено порядка 10 млрд. долл. Цифра выглядит вполне обоснованной.

Однако нужно отдавать себе отчёт в том, что именно в ноябре-декабре происходит судорожное доисполнение расходов бюджета, в результате чего в экономику выливается приблизительно 25-30% запланированных годовых расходов. Как показал опыт 2011г. и всех предыдущих годов, именно в последние месяцы бесконтрольно выделяемые правительством бюджетные триллионы рублей (в этом году порядка 3-3,5 трлн.) по причине ослабленного финансового контроля элементарным образом разворовываются, а затем утекают на финансовый рынок и выводятся за рубеж. Помимо разгона предновогоднего разгона инфляции и девальвации рубля такого рода непродуманная бюджетная политика и низкое качество администрирования бюджета провоцируют усиление бегства капитала, рост коррупции и обескровливание экономики.

Совершенно очевидно, что российские чиновники просто-напросто подстраиваются под объективно ухудшающуюся макроэкономическую ситуацию – не имея желания и, что не менее важно, возможности наступить на карман олигархам и коррупционерам (коими они, судя по всему, сами и являются), они просто-напросто закрывают глаза на вывоз активов за пределы России и планомерно повышают свои прогнозы по вывозу капитала. Хуже того, такая ситуация наблюдается на протяжении последних 4 лет – чиновники сначала в упор отказывались замечать вывоз активов со стороны частного сектора (притом что государство само вывезло свыше 73,8 млрд. долл.), а затем и вовсе докатились до того, что стали называть это благом для экономики.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Независимый экономист Владислав Жуковский объясняет, почему российские чиновники бегут на Запад



Буквально на днях, в начале декабря текущего года, британской газетой Financial Times была опубликована весьма примечательная статья, посвящённая ситуации с миграцией российских миллионеров и миллиардеров на Туманный Альбион. Опираясь на дыне Пограничного агентства Соединённого Королевства, эксперты издания приходят к выводу, что по итогам 12 месяцев, окончившихся в июне текущего года, общая численность граждан России, подавших обращения за так называемыми инвестиционными визами, позволяющими получить гражданство Великоритании, подскочило аж на 78% — с 235 до 419 человек.

Самый простой арифметический подсчёт показывает, что в экономику Великобритании наши миллионеры и миллиардеры только за последний год по самым минимальным оценкам и скромным прикидкам инвестировали 500 млн. фунтов стерлингов или 25 миллиардов рублей. Это минимум, который получается в том случае, если предположить, что в силу природной скромности и нежелания привлекать к себе внимание (что несвойственно для доморощенных олигархов и коррупционеров) отечественные нувориши решили просочиться в британское общество по минимальной планке.

Скорее всего, ситуация обстоит строго наоборот и российские миллиардеры, привыкшие заниматься мародёрством на территории России (разворовывать бюджет, наживаться на госзаказе, коммерциализировать бюджетную сферу, завышать тарифы на услуги, распродавать невосполнимое минеральное сырьё и т.д.), а красиво жить и потреблять в фешенебельных странах, постараются сделать всё возможное, чтобы любой ценой получить гражданство Великобритании. В таком случае логично предположить, что реальный объём финансовых ресурсов, которые российские олигархи и чиновники вложили и готовы вложить в британскую экономику в обмен на ПМЖ, превышает озвученную ранее оценку в разы и счёт идёт на 100-150 млрд. рублей, вывезенных из России на поддержку экономики Великобритании.

В пользу этой гипотезы также играет тот факт, что срок ожидания ПМЖ и гражданства напрямую зависит от объёма капиталовложений в экономику Британии. Согласно действующему законодательству, при вложении 1 млн. фунтов стерлингов время ожидания гражданства составляет 6 лет, а ПМЖ можно получить через 5 лет. При инвестировании 5 млн. – ПМЖ через 3 года и гражданство через 5 лет. При инвестировании 10 млн. фунтов – ПМЖ через 2 года и гражданство на 5-ый год.

По этой простой причине логично предположить, что российские состоятельные граждане, подавляющая часть которых сделала состояние на разворовывании бюджетных средств, госзакупках и проедании нефтедолларов, с огромным удовольствием превысили минимальную планку инвестирования и постарались повысить свои шансы на ПМЖ за счёт увеличения суммы инвестиций. Тем более, что имеется возможность инвестировать на заёмные средства – для этого необходимо, чтобы оценочная стоимость залогового имущества превышала 2 млн. фунтов стерлингов или 50% от задекларированных сбережений.

Напомним, что сама по себе инвестиционная виза, позволяющая нерезидентам Великобритании претендовать на гражданство этой страны в случае инвестирования свыше 1 млн. фунтов стерлингов, была введена в оборот в разгар глобального финансово-экономического хода. Безусловно, власти Великобритании рассматривали упрощение процедуры выдачи гражданства состоятельным иностранцам в качестве одной из действенных антикризисных мер, направленных на стимулирование притока иностранного капитала и расширение капитальных вложений в британскую экономику. С этой точки зрения инициатива британского правительства выглядит логичной и своевременной – если Туманный Альбион проигрывает конкуренцию США, а теперь уже и Китаю, в борьбе за человеческий капитал (т.е. умы), то тогда нужно сконцентрироваться на привлечении результатов его деятельности – финансовых ресурсов.

При этом стоит отметить целевой характер и направленность данной визы. Прекрасно отдавая себе отчёт в том, что большинство богатых нерезидентов постарается пойти по самому простому и потому наиболее вредному и даже опасному с точки зрения поддержания макроэкономической стабильности пути — приобретению недвижимости – была введена предельно допустимая норма вложений в недвижимое имущество в размере 25%. Остальные 75% необходимо вложить либо в ценные бумаги (акции, облигации, векселя и т.д.) с целью извлечения спекулятивного дохода. Либо инвестировать в создание новых или финансирование уже существующих предприятий реального сектора экономики и сферы услуг (за исключением операций страхования).

Что характерно, после упрощения процедуры получения инвестиционной визы в Великобританию, уже давно полюбившуюся российским олигархам, губернаторам Чукотки и коррумпированным чиновникам, хлынул поток состоятельных россиян. Согласно официальным данным всё того же Пограничного агентства Соединённого Королевства, на долю граждан России приходится свыше 25% всех положительных решений по выдаче инвестиционных виз, позволяющих получить ПМЖ и гражданство Великобритании в перспективе от 2 до 6 лет (в зависимости от размера инвестиций в британскую экономику). Для сравнения, на долю граждан США, гораздо в большей степени склонных к поиску инвестиционных идей и реализации инвестиционных проектов, пришлось менее 5% от всего числа заявок.

При этом становится совершенно очевидно, что британские власти вопреки бурной риторике о «противодействии легализации преступных доходов» и «борьбе с финансированием международного терроризма» готовы закрыть глаза на источник происхождения средств потенциального инвестора. Для получения инвестиционной визы Tier 1 не требуется вообще никакое (в том числе и письменное) подтверждение источников происхождения капитала в том случае, если сумма, превышающая в эквиваленте 1 млн. фунтов стерлингов, находилась на счетах и депозитах в коммерческом банке.

Другими словами, британские финансово-политические элиты, прекрасно осознающие в отличие от своих российских коллег масштабы предстоящей глобальной рецессии и значимость борьбы за привлечение иностранного капитала (в том числе и сомнительного происхождения), открыто декларируют презумпцию невиновности иностранных инвестиций. По сути дела, они заявляют, что готовы принимать средства не только добросовестных предпринимателей и состоятельных граждан (учёных, актёров, спортсменов, звёзд шоу-бизнеса и т.д.), но также разного рода олигархов, монополистов, коррумпированных чиновников, этнической мафии, организованной преступности и прочих паразитов, выкачивающих соки из экономик третьих стран.

С макроэкономической точки зрения это совершенно верное и правильное решение – при всём цинизме, по большому счёту, не имеет никакого значения источник происхождения финансовых средств. Главное, чтобы, в конечном счёте, эти самые ресурсы работали на повышение конкурентоспособности твоей экономики, модернизацию промышленности, стимулирование научно-технического прогресса, создание новых рабочих мест и рост уровня жизни граждан твоей страны. В спокойные времена Британия, возможно, и не пошла бы на этот шаг и существенно строже подходила к вопросу изучения источников происхождения средств инвесторов. Однако кризисное состояние мировой экономики, разбалансированность международной валютно-финансовой системы и обострение глобальной конкуренции толкают на крайние шаги – доступ к финансовым ресурсам становится важнее вопросов этики и морали.

И далеко не факт, что незаконный, преступный и даже откровенно криминальный характер происхождения сбережений является помехой и такого рода финансовыми ресурсами стоит бороться. Наоборот, полученные в результате незаконной предпринимательской деятельности, коррупционных поборов, монополистического беспредела и криминальных операций финансовые ресурсы лишь ослабляют экономики и финансовые системы других стран. Которые в условиях скатывания мировой экономики в новую фазу глобальной рецессии становятся стратегическими конкурентами. В таком случае приходится выбирать между двух зол – либо борьба за чистоту финансовых ресурсов. Либо возможность использовать этим самые финансовые ресурсы с откровенно сомнительной репутацией и тёмной историей в интересах национальной экономики и бизнеса.

Притом что банковская система Великобритании, также как и США, даже по оценкам ООН во многом держится на плаву благодаря легализации и прокручиванию преступных доходов от незаконной предпринимательской деятельности, торговли оружием, наркотиками, проституции и т.д. В данном случае принцип «умрём оба, но ты умрёшь первым» становится доминирующим.

Единственное, что требуется сделать потенциальному инвестору и гражданину Великобритании, чтобы отвести от себя подозрения британского финансового регулятора, так это просто подержать свои средства, в том числе незаконно приобретённые, на счетах в банке свыше 3 месяцев. Это позволит британским пограничным властям сделать вывод о легитимности финансовых ресурсов потенциального инвестора и юридической чистоте источников их происхождения. Гениальность ситуации состоит в том, что, привлекая финансовые ресурсы (в том числе криминального и незаконного происхождения), британские власти не несут вообще никакой ответственности за источник их происхождения и, соответственно, снимают с себя все репутационные риски.

В случае, если по каким-либо причинам (глобальную конкуренцию в том числе и на уровне стран никто не отменял) выяснится криминальный характер происхождения сбережений вновь зарегистрированного гражданина Великобритании, то совершенно ничто не помешает британским правоохранительным органам найти стрелочника. Без всяких трудностей они смогут переложить всю ответственность на правоохранительные органы и систему банковского надзора тех стран, на территории которых были получены эти средства. Так как именно на счетах и депозитах коммерческих банков этих самых стран первоначально и размещались в течение как минимум 3 месяцев средства будущего инвестора и гражданина Туманного Альбиона.

Более того, не стоит забывать, что одно дело — не знать источник происхождения финансовых ресурсов инвестора и потенциального претендента на гражданство. И совсем другое – знать (или по крайней мере догадываться), но в силу коммерческой заинтересованности до поры до времени закрывать глаза на незаконный или, что ещё хуже, криминальный характер происхождения сбережений иностранцев, желающих получить инвестиционную визу в Великобританию.

По мере разрастания кризисных явлений в мировой экономике и обострения глобальной конкуренции (как на уровне корпораций, так и на уровне целых стран) за доступ к финансовым и природным ресурсам, а также на рынки сбыта третьих стран, ничто не помешает британским разведывательным службам использовать наличие информации о незаконном и криминальном происхождении активов инвесторов-нерезидентов.

В таком случае логично предположить, что наличие компромата на высокопоставленных российских чиновников, их родственников и аффилированных с ними бизнесменов может стать инструментом продвижения геоэкономических и геополитических интересов Великобритании и британского капитала на территории России за счёт шантажа российских чиновников. То, что коррупционеров рассматривает как личное благо (предложение о взятке), иностранные спецслужбы расценивают как инструмент установления контроля за чиновником страны-конкурента, который позволит направлять действия отдельно взятого клептомана в интересах финансово-политических элит третьих стран.

Принимая во внимание масштабы коррупции, которая из общественно порицаемого социального недуга превратилась в сущностный смысл существования критически значимой части чиновников и стала чуть ли не основой нынешнего государственного строя, исключать такого рода вероятность и сопряжённые с ними риски для финансово-экономического суверенитета России было бы просто преступной халатностью. По крайней мере, ничем иным, кроме как внешним управлением отечественными чиновниками, нельзя объяснить тот факт, что в России на протяжении 22 лет последовательно и целенаправленно проводится политика разрушения финансово-экономического суверенитета, уничтожения отечественной несырьевой промышленности и осознанного отказа от борьбы с коррупцией.

Неудивительно, что после существенного упрощения процедуры получения британской инвестиционной визы в 2011г. многократно возрос поток россиян, желающих выехать на постоянное место жительство в Соединённое Королевство. Согласно оценкам всё того же Пограничного агентства Великобритании, на долю состоятельных граждан России, представленных далеко не лучшим светом общества (коррупционерами, олигархами и обслуживающими их интересы «эффективными менеджерами», криминальными структурами) приходится свыше 24% всех положительных решений по предоставлению инвестиционных виз.

Другими словами, именно россияне первыми откликнулись на призывы правительства Туманного Альбиона конвертировать свои активы и сбережения (в том числе и незаконно приобретённые в ходе разворовывания бюджетных средств, криминала, силового рэкета, распродажи невосполнимого минерального сырья и злоупотребления монопольным положением на рынке) в британскую прописку.

Принимая во внимание тот факт, что по оценкам самих продавцов недвижимости, на долю чиновников приходится от 40 до 60% продаж элитной и сверхдорогой недвижимости как на территории России (в «Рублёвско-Куршевельском» федеральном округе), так и в элитных районах Лондона, Парижа, Монако, Ниццы, Канн и прочих фешенебельных столиц Старого Света, не сложно догадаться, что в подавляющем большинстве бегут в Британию именно коррумпированные чиновники и клептоман. Которые на полном серьёзе считаю, что государство призвано служить не абстрактным интересам общества и преумножать общественное благосостояние, а вполне конкретным коммерческим интересам глобального бизнеса и доморощенных олигархов.

Насколько можно судить, из с тонущего корабля российской экономики бегут именно те чиновники, которые своей преступной халатностью, коррупцией, профессиональной непригодностью и просто злым умыслом довели Россию до края социально-экономической пропасти. Они прекрасно отдают себе отчёт в том, что сколько верёвочки ни виться, но конец будет. Масштабы коррупционного беспредела и произвола чиновников достигли таких масштабов, что отечественная деиндустриализированная «экономика трубы» затухает даже на фоне растущих и стабильно высоких цен на энергоносители.

Коррупционеры и «либеральные фундаменталисты», служащие карману глобального бизнеса и российских олигархов, не хотят и не готовы нести персональную ответственность за разрушительные результаты своей деятельности. И по этой причине в массовом порядке бегут туда, где живут их дети, семьи и любовнице. Именно по этой причине мы видим взрывной рост вывоза капитала (свыше 360 млрд. долл. за период с 2008г. и 110 млрд. с сентября 2011г.) и скачок обращений за инвестиционными визами в Великобританию – клептоманы бегут поближе к своему карману, оффшорным счетам, яхтам, виллам и замкам.

Да, безусловно, на втором месте после коррумпированных чиновников и членов их семей, сумевших создать какой-то бизнес по разворовыванию бюджетных средств на распределении госзаказов и управлении государственным имуществом, идут добропорядочные предприниматели, уставшие от произвола чиновников, коррупционных поборов и беспредела монополистов. Они прекрасно отдают себе отчёт в том, что норма рентабельности от вложений капитала в Великобритании в разы ниже, чем в России, а уровень конкуренции существенно повышает риски коммерческих неудач. Но все эти риски более-менее просчитываемые и поддаются количественному измерению. Тогда как просчитать маразм политического руководства России, метания в макроэкономической политике и масштабы предстоящего изменения коррупционного и налогового бремени представляется просто невозможным.

Следом за Россией в списке наиболее активных желающих получить британскую инвестиционную визу с возможностью получения вида на жительства и гражданства идут граждане Китая. На них приходится порядка 23% от всего числа положительно рассмотренных заявок на визу. Однако, во-первых, численность населения Китая в 10 раз превышает аналогичный показатель России и в относительном выражении численность эмигрантов является незначительной.

Во-вторых, в Китае коррупция открыто признаётся ключевой угрозой экономическому процветанию общества и социально-политической устойчивости. По крайней мере, с ней там борются во всех эшелонах власти. Пускай и с переменным успехом и в весьма шокирующей и неприемлемой для современных европейцев форме – публичными казнями и расстрелами.

В-третьих, в Китае официально провозглашена стратегия вывоза и дальнейшего проникновения (инфильтрирования) китайского капитала и китайских диаспор в экономику и общественную систему других стран. В отличие от своих российских коллег, руководство Китая рассматривает вывоз капитала за рубеж в качестве действенного инструмента расширения финансово-экономического и политического влияния Поднебесной в мире, а не в качестве инструмента для уклонения от уплаты налогов и легализации наворованных активов.

Да, безусловно, проблема коррупции в Китае стоит крайне остро. Однако в Поднебесной она не является смыслом существования чиновников и при принятии стратегических решений в области экономики, социальной сферы, внешней политики и т.д. коррупционные интересы не могут играть основной роли. В России же иначе как шкурными интересами чиновников и коррупционным беспределом многие решения объяснить не получается вовсе – начиная от закупки вертолётоносцев класса «Мистраль» и заканчивая монетизацией льгот и приватизацией бюджетной сферы.

В-четвёртых, в отличие от России в Китае норма накопления капитала в 2 раза превышает российский показатель (43-45% ВВП против 21-22%), идёт активная модернизация производства и масштабное финансирование наукоёмких отраслей обрабатывающей промышленности, развиваются передовые технологические уклады, государство расширяет финансирование науки, образования, здравоохранения, ЖКХ и прочей базовой технологической инфраструктуры. А износ производственных мощностей и основных фондов в инфраструктуре в 2 раза ниже критически отметок России (30-35% против 70-80%).

В отличие от России, Китай может позволить себе вывозить излишки капитала, полученные от торговли промышленными товарами и прочей готовой продукцией (а не нефтью, газом и металлами, как в случае с Россией), за рубеж и вкладывать их в зарубежные экономики с целью импорта современных производственных и управленческих технологий.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , ,

Независимый экономист Владислав Жуковский: Беда Автоваза – в непомерном воровстве и коррупции


Ростехнологии и альянс Renault-Nissan уже в ближайшее время могут подписать соглашение о создании СП, в которое Ростехнологии внесут акции Автоваза, а французско-японский альянс — денежные средства в размере $750 млн., которые будут направлены на модернизацию производства. В отличие от уже имеющегося меморандума новое соглашение получит юридическую силу и будет обязательно к исполнению. После его подписания крупнейшим акционером Автоваза станет Renault-Nissan, который к 2014г. доведёт свою долю в российской автогиганте до 50% и одной акции.

При этом сам Автоваз, доведённый за последние годы до предбанкротного состояния, во многом держится на плаву благодаря масштабной поддержке со стороны правительства. Во многом благодаря получения государственных гарантий и рефинансирования долгов со стороны Ростехнологий совокупная долговая нагрузка компании снизилась с 53,6 млрд. рублей в конце 2011г. до 24 млрд. по итогам июня 2012г., что позволило увеличить чистую прибыль компании в 4,5 раза – с 6,2 до 27,3 млрд. рублей. Практически целиком и полностью эта прибыль, вызвавшая бурю радости у чиновников, оказалась бумажной – её удалось получить благодаря увеличению дохода от дисконтирования беспроцентного займа, полученного в виде государственной субсидии, с 11,3 до 34,3 млрд. рублей.

Благодаря переоформлению кредитов в беспроцентный заём от Ростехнологий руководству Автоваза удалось на бумаге практически в 2 раза снизить долговую нагрузку и привлечь дополнительный заём в размере 7,9 млрд. рублей. Притом что разного рода административные расходы, за которыми маскируются бонусы и «золотые парашюты» управленцам Автоваза, растут на 12-15% ежегодно на фоне неуклонно снижающейся доли автогиганта на российском рынке легковых автомобилей. Более того, как показал опыт 2008-2009гг., даже неся чистые убытки и находясь в состоянии банкротства, «эффективнее менагеры» Автоваза продолжали выплачивать себе рекордные «бонусы» и «отступные» за счёт средств, полученных в рамках государственной поддержки и льготных кредитов.

Автоваз – символ утраченных возможностей

На самом деле, в переходе контроля над Автовазом в руки иностранного автогиганта Рено-Ниссан нет ничего удивительного — курс на распродажу отечественного автопрома был взят ещё в первой половине 2000-х годов, когда было принято решение о начале так называемой «промышленной сборки». Больше всего опасений вызывает тот факт, что сбылись худшие опасений независимых экспертов — вместо трансфера технологий, модернизации производства, импорта современных управленческих и производственных решений и возрождения отечественной автомобильной промышленности произошло превращение России в автосборочный цех иностранных автогигантов.

Нужно понимать, что «отвёрточные производства», коими являются практически все совместные предприятия с иностранным капиталом в автомобильной промышленности, не имеют вообще никакого отношения к технологическому перевооружению производства, модернизации мощностей и развитию НИОКР. Наиболее наглядно о провале политики импорта современных технологий свидетельствует тот факт, что даже нынешний президент Путин был вынужден признать тот факт, что за период 2005-2011гг. средний уровень локализации производства как был на уровне 25-30%, так и остался в том диапазоне.

Другими словами, иностранные автогиганты, обещавшие обеспечит постепенный переход на закупку отечественных комплектующих, что дало бы мощный позитивный синкретический эффект развития смежных и поддерживающих отраслей, открыто срывают исполнение взятых обещаний и перекладывают ответственность на российских производителей комплектующих, упрекая их продукцию в низком качестве и высокой цене. При этом сами автоконцерны, насколько можно судить, осознано не сделали вообще ничего для оздоровления ситуации и замещения импортных комплектующих продукцией отечественной промышленности. Им это просто не нужно.

Их и так всё устраивает — за счёт эксплуатации режима промышленной сборки они экономят огромные средства на уплате импортных пошлин (так как ввоз комплектующих и деталей облагается пониженной импортной пошлиной по сравнению с готовой продукцией) и хронической недоплате российским рабочим (зарплаты на автозаводах и совместных с иностранцами предприятиях в России в 1,5-2 раза ниже, чем в странах Восточной Европы). А возникшую разницу в цене кладут себе в карман.

Неудивительно, что в разгар кризиса 2008-2009гг. именно руководство СП, контролируемое иностранными автогигантами, первыми свернуло выпуск автомобилей и заморозило выплату заработной платы российским рабочим, что спровоцировало волну забастовок и недовольства. Дело дошло до того, что высокопоставленные чиновники из Москвы были вынуждены ехать в регионы и с спешном порядку договариваться с руководством «отвёрточных производств».

Ситуация усугублялась тем, что иностранные автогиганты, руководствующиеся коммерческой выгодой, активно настаивали и продолжают настаивать на запрете создания и полноценной деятельности профсоюзов на их предприятиях. Что выглядит вполне логично – финансово-экономическая колонизация со стороны транснационального капитала не отличается гуманизмом и человеколюбием. Опыт слаборазвитых стран Латинской Америки, Южной Азии и Африки, превратившихся в конвейер для ТНК и застрявших в состоянии архаичного феодализма, это прекрасно демоснтрирует.

Неудивительно, что вопреки многократно обещанному властями снижению цен на продукцию иностранных автопроизводителей, ради которого и затевалось создание налоговых гаваней и преференций иностранным автогигантам, никакого снижения цен на автомобили так и не произошло. Сэкономленные миллиарды долларов осели в карманах крупнейших автоконцернов, торговых посредников и коррумпированных чиновников, которые наотрез отказывались замечать срыв инвестиционных соглашений со стороны автогигнатов в области повышения степени локализации производства. После критики со стороны Путина наблюдалась активная имитация бурной деятельности, сведшаяся к тому, что власти решили окончательно распродать отечественный автокомплекс иностранным автоконцернам.

Для иностранных автокомпаний гораздо проще ввозить отдельные узлы и детали со своих заводов в Восточной Европе и Турции, производя конечную сборку в России, чем осуществлять масштабные капитальные вложения в развитие производственной базы на территории России, налаживание системы контроля качества, оптимизацию логистики и т.д. Как показал опыт корпорации ИКЕА, ставшей жертвой коррупционного произвола и беспредела чиновников, никто всерьёз и надолго приходить в Россию не собирается. Исключением являются добывающие отрасли промышленности, нефтехимия, металлургия, производство удобрений и естественные монополии, где колоссальная норма прибыли от эксплуатации природно-сырьевой, монополистической и инфраструктурной ренты с лихвой покрывает все издержки.

К тому же, совершенно непонятно, что делать с рабочими на уже существующих заводах в странах периферийной Европы — в случае открытия производств внутри России и повышения степени локализации производства даже до 55-60% это приведёт к росту безработицы и социальной нестабильности в Еврозоне. Как показывает практика, автоконцернам гораздо проще договориться с российскими коррумпированными чиновниками, закрывающими на протяжении 7 лет глаза на провал планов повышения локализации производства, нежели судиться с профсоюзами в Европе и вступать в тяжбы с Еврокомиссией.

Складывается такое ощущение, что российские чиновники, обещавшие ещё в начале 2000-х годов провести комплексную модернизацию автомобильной промышленности и возродить производство современных гражданских автомобилей, просто-напросто пытаются снять с себя ответственность за срыв программы модернизации отечественного автокомплекса. Распродавая остатки автопрома крупнейшим международным корпорациям, чиновники стараются найти «стрелочника» и свалить ответственность за бедственное состояние автокомплекса на иностранцев.

После того, как сделка будет закрыта, никто и не под каким предлогом не допустит расследования действий предыдущих владельцев и «эффективных менеджеров» Автоваза, которые запомнились многомиллиардными «золотыми парашютами» и воровством. Сам Рено-Ниссан будет не заинтересован в разборе полётов и поиске виновных, так как судебные разбирательства могут поставить под сомнение легитимность сделки по вхождению в капитал российского автогиганта и нанести вред репутации.

Автогиганты в поисках «тихой гавани»

Тогда как позиция иностранных автопроизводителей выглядит предельно чётко и понятно – в условиях сползания мировой экономики в кризис и сокращения платёжеспособного спроса в охваченной долговым кризисом Еврозоне (промышленное производство и розничные продажи валятся на 2,5-3%) корпорации ищут возможности замещения выпадающих продаж за счёт колонизации неосвоенных рынков. На фоне 15-20% обвала продаж автомобилей в странах Еврозоны рост отечественного авторынка на 10-12% выглядит для них «спасительной гаванью». В настоящий момент пристальное внимание автоконцернов устремлено на рынки развивающихся стран – помимо России и Китая это Индия, Бразилия, Вьетнам, Мексика, Турция, Малайзия и т.д.

С этой точки зрения решение альянса Рено-Ниссан увеличить свою долю в российском автоконцерне выглядит вполне логично. За счёт льготного налогообложения, существенного занижения заработных плат рабочим и отсутствия нормальных социальных гарантий, а также сравнительно более дешёвой электроэнергии автогигант сможет существенно увеличить конкурентоспособность своей продукции и повысить рентабельность бизнеса.

Несмотря на то, что рынок легковых автомобилей демонстрирует замедление роста, Автоваз умудрился продемонстрировать рост продаж – на 3,2% в годовом выражении в ноябре и на 1,5% в октябре. Другое дело, что на фоне 12% роста всего автомобильного рынка успехи российского автогиганта меркнут и скорее свидетельствуют о кризисном состоянии концерна. Во многом это обусловлено тем, что компании удалось наладить выпуск новых бюджетных моделей, которые были относительно неплохо приняты рынком. На самом деле, Автоваз при нормальном управлении и снижении внутрикорпоративного воровства хотя бы до уровня своих конкурентов, имеет колоссальный потенциал развития на отечественном рынке.

Во многом это объясняется низкими доходами критически значимой части общества – доходы без малого 70% экономически активного населения России не дотягивают даже до средней заработной платы по России. Притом что при официальной оценке безработицы в 5,5-6% с учётом простоев на производстве, вынужденный неоплачиваемых отпусков, неполной оплаты труда и частичной трудовой занятости без стабильного источника заработка оказывается как минимум 20% экономически активного населения России. В такой ситуации рынок бюджетных автомобилей имеет колоссальный потенциал роста, а Автоваз, чья беда состоит не в низкой квалификации его рабочих и повальном алкоголизме среди работников (как это пытаются представить либералы и руководство концерна), а в непомерном воровстве его руководства и менеджмента, вполне может вернуть себе звание не только крупнейшего автопроизводителя страны, но и наиболее рентабельного предприятия.

По большому счёту, Автоваз является одной из немногих компаний, как на российском рынке, так и в рамках мировой автомобилестроительной промышленности, которые имеют возможность производить доступные автомобили с минимально необходимыми и приемлемыми характеристиками комфорта. Для этого есть сравнительно дешёвая и весьма квалифицированная рабочая сила, научные и технические наработки, инженерные кадры, производственные мощности, дешёвые даже по китайским меркам цены на электроэнергию и весьма лояльное отношение к бренду со стороны малообеспеченных слоёв населения. Которое по инерции сохранилось даже несмотря на катастрофическое падение качества продукции Автоваза за последние 10-15 лет.

Другое дело, что вместо распродажи остатков автомобильной промышленности, износ производственных мощностей в которой достигает 75-80%, а степень морального износа исчисляется 3-4 десятилетиями, и превращения России налоговый рай для иностранных автомобильных гигантов, властям имеет смысл пойти по пути Китая, который наряду с открытием автосборочных предприятий и «отвёрточных производств» занимается активным трансфером технологий, импортом производственных ноу-хау и элементарным промышленным шпионажем,

В результате чего уже сегодня продукция китайского автопрома, ещё 15 лет назад существовашая исключительно в планах руководства КПК, выдавливает корейские и европейские автомобили как с российского, так и с европейского и азиатского рынков. Да, существуют огромные проблемы с качеством и безопасностью китайских автомобилей. Однако за последние 4-5 лет автогиганты их КНР прошли огромный путь в этом направлении и при сохранении нынешних темпов развития и модернизации производства смогут войти в число мировых лидеров не за 25-30 лет (как это сделала Корея), а уже в течение ближайших 5-7 лет.

Отличие в том, что для китайских чиновников автомобилестроение – это стратегически занимая отрасль наукоёмкой промышленности. В то время как для их коллег в России, превративших государство в инструмент безнаказанного незаконного обогащения, автпором является всего лишь очередным объектом для распила бюджетных средств.

И даже десятки судебных исков против Китая, находящихся на рассмотрении в судах ВТО и прочих международных организаций по защите интеллектуальной собственности, не смогут остановить руководство КНР. Так как они прекрасно понимают, каким колоссальным инвестиционным, производственным, технологическим и инновационным потенциалом обладает автомобильная промышленность. Создавая мощнейший импульс развитию смежных производств и модернизации промышленности автомобильная отрасль создаёт свыше 12-15 рублей добавленной стоимости в расчёте на один рубль сырья. В то время как российская экономика с мультипликатором добавленной стоимости в размере 2,4-2,7 рублей на единицу себестоимости продолжает плестись в хвосте мировой экономики, оставаясь сырьевым придатком США, ЕС, Японии и теперь уже Китая.

Источник статьи

 

Метки: , , , ,

Независимый экономист Владислав Жуковский: Переезд высших судов из Москвы в Петербург «съест» все годовые бюджетные расходы на водное и лесное хозяйство, исследования космоса и двукратно выше расходов на экологию


По просьбе KPRF.RU независимый экономист Владислав Жуковский прокомментировал с точки зрения государственного бюджета себестоимость, запланированного командой Путина переезда из Москвы в Санкт-Петербург Верховного и Арбитражного судов Российской Федерации.

По сути дела, речь идёт о колоссальных по своим масштабам средствах – только по самым предварительным и не уточнённым оценкам, затраты федерального правительства на переезд Высшего арбитражного и Верховного судов в Петербург превысят 50 млрд. рублей, отметил В.С.Жуковский. Совершенно очевидно, что в процессе переезда «вдруг выяснится», что в предварительной оценке затрат не были учтены расходы на подготовку необходимой инфраструктуры, обеспечение судей и персонала временным и постоянным жильём и т.д.

Переезд высших судов практически наверняка будет осуществляться по схеме всех «олимпийских строек» последних лет – сначала с целью обоснования необходимости реализации проекта и смягчения негативного отношения со стороны общественности будут показываться более-менее скромные цифры. А затем коррумпированные чиновники, рассматривающие государственную службу в качестве инструмента безнаказанного личного обогащения и перерабатывания госфинансов в замки и яхты на Лазурном берегу, в отсутствие камер объявит о 3-4 кратной переоценке стоимости проекта. Кстати, именно эту ситуацию мы наблюдали с финансированием подготовки проведения Олимпиады в Сочи в 2014г. и сдачи объектов к Саммиту АТЭС-2012 во Владивостоке. Отметим, что на саммит только по самым скромным оценкам было разворовано свыше 16 млрд. рублей, а оценка завышения смет и контрактов из почти триллионных затрат на Олимпиаду оценивается до 40%.

Однако даже официально озвученные управделами президента Владимиром Кожиным цифры по предварительной оценке затрат на совершенно бессмысленный со всех точек зрения переезд высших судов в Санкт-Петербург вызывают шок. Речь идёт как минимум о 50 млрд. рублей, что в 2 раза превышает запланированные в проекте бюджета на 2013-2015гг. расходы федерального правительства на охрану окружающей среды (24,9 млрд. рублей) и сопоставимо с финансированием физической культуры и спорта (51,2 млрд. рублей).

Эти официально озвученные затраты, которые практически наверняка вырастут в 1,5-2 раза в ходе самого процесса переезда судей, лишь немногим уступают запланированным на 2013г. совокупным расходам правительства на СМИ (70,4 млрд. рублей) и находящуюся в объективном упадке культуру (91,3 млрд.).

Другими словами, вместо финансирования откровенно бессмысленного с точки зрения здравого смысла и системы государственного управления переезда судов, которое иначе как непреодолимым желанием отдельно взятых чиновников набить карман на разворовывании бюджетных средств толком и не объяснишь, правительство могло бы удвоить расходы на улучшение откровенно бедственной экологической обстановки как в крупных городах, так и районных промышленных центрах. И это не говоря о необходимости наращивания расходов на финансирование природоохранных мероприятий и ужесточения контроля за соблюдением природоохранного законодательства со стороны крупных нефтегазовых, металлургических и угледобывающих гигантов, а также производителей удобрений.

Эти 50 судейских миллиардов могли бы быть использованы с толком на неотложные нужды. Свыше 90% рек России загажены отходами добывающих монополистов и находятся в критическом состоянии – их воды не пригодны не только для бытового потребления (приготовление пищи и т.д.), но также порой опасны для здоровья в случае внешнего соприкосновения. Из недавних примеров можно вспомнить печально известный город Березники Пермского края, который стал жертвой экологической катастрофы в связи с безнаказанной хищнической эксплуатацией природных недр со стороны приближенной к власти сырьевой олигархической структуры. В результате наплевательского отношения к природе со стороны принадлежащей Сулейману Керимову «Уралкалия» в середине сентября текущего года произошло уже третье за последние 5 лет обрушение грунта, приведшее к гибели людей.

Мало того, что правительство сквозь пальцы смотрит на произвол приближенных к власти сырьевых олигархов и монополистов (можно вспомнить обрушения на шахтах «Юбилейная» и «Распадская», техногенные катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС и на транспорте и т.д.), так ещё и отказывается увеличивать финансирование борьбы с нарушениями природоохранного законодательства и направляет 50 миллиардов руб. на перевоз судей на новые квартиры в Петербург.

Более того, озвученные Кожиным расходы на переезд Судов выглядят астрономическими не только на фоне социальных расходов федерального бюджета на культуру, спорт, охрану окружающей среды и СМИ, которые подлежат сокращению на 40-60% в ближайшие 3 года только согласно официально заложенной в проекте бюджета инфляции. Напомним, что согласно подготовленному идейным приемником Кудрина главой Минфина Антоном Силуановым проекту бюджета, единогласно поддержанным правящей партией и покорной ей ЛДПР, расходы федерального правительства на физическую культуру и спорт подлежат урезанию на 52%, на СМИ – на 44,2%, на культуру — на 13,1%, а на охрану окружающей среды – на 10,2%.

И при этом правящая бюрократия умудряется найти свободные средства (а точнее перенаправить высвобождающиеся от сокращения масштабов финансирования социальной сферы, ЖКХ, образования и национальной экономики) на перевозку чиновников между столицами.

По какой-то удивительной причине у находящихся во власти коррумпированных чиновников находится наглость в лучших традициях социального геноцида 1990-х годов урезать социально значимые расходы бюджета и во всеуслышание заявлять о «необходимости жить по средствам» и «затянуть пояса». И при этом с непробиваемым выражением лица и предельно умным видом заявлять о «необходимости» переезда Высшего Арбитражного и Верховного судов (а ранее Адмиралтейства и Конституционного суда) из Москвы в Петербург.

Иначе как откровенным коррупционным беспределом в высших эшелонах власти этот «переездный бардак» и «чемоданное настроение» правящей бюрократии назвать не получается. С таким же пафосом и не менее глупой аргументацией преподносилась идея руководства страны о переносе зданий органов высшей исполнительной, законодательной и судебной власти из центра Москвы в расширившиеся на юго-запад территории «Новой Москвы». Иначе как нецелевым использованием бюджетных средств и разворовыванием государственного имущества этот процесс охарактеризовать не получается.

Хуже того, заявленные управделами Владимиром Кожиным 50 млрд. рублей, в которые только по самым скромным предварительным оценкам выльется переезд Судов, является колоссальной суммой не только по меркам социальных расходов. Затраты на бездумный переезд чиновников, большую часть которых вообще имеет смысл проверить на коррупциогенность и соответствие занимаемой должности, более чем в 2 раза превышают запланированные на 2013г. расходы федерального правительства на решение общеэкономических вопросов (25,9 млрд. рублей), водное и лесное хозяйство (24,5 и 29,2 млрд. рублей соответственно), а также ТЭК (24,6 млрд.).

Притом что даже в добывающих секторах экономики, являющихся главными бенефициарами превращения России в сырьевую колонию Запада и проводимой политики «проедания нефтедолларов», наблюдается стремительное ухудшение ситуации с извлекаемостью запасов, многократное сокращение геологоразведочных работ и падение производительности труды. За 20 лет реформ численность занятых даже в нефтегазовом комплексе России граждан подскочила в 3 раза, тогда как в физическом выражении объёмы добычи сырья сопоставимы с показателями 1990г.

Эти 50 судейских млрд. смотрятся как издевательство на фоне откровенно бедственного положении дел в лесном и водном хозяйстве, расходы на которые подлежат сокращению в реальном выражении с учётом официальной (многократно заниженной) инфляции на 10,3 и 24% соответственно за период 2013-2015гг. Надо напомнить, что именно принятие новых Кодексов (Лесного, Водного, Воздушного и Земельного) в 2007-2008гг., осуществлённое в интересах крупного бизнеса и спекулянтов, а также непрекращающееся урезание финансирования данных направлений сделали возможными катастрофические пожары лета 2010г. Которые были многократно усилены преступной халатностью коррумпированных чиновников и произволом монополизировавших оптово-розничную торговлю спекулянтов и перекупщиков, безнаказанно наживавшихся и усугублявших продовольственный кризис.

Более того, озвученная Кожиным цифра в 50 млрд. рублей превышает заложенные в проект федерального бюджета на 2013-2015гг. расходы на воспроизводство минерально-сырьевой базы (34,6 млрд. рублей), исследования космического пространства (47,2 млрд.), а также развитие систем связи и информации (45,8 млрд. рублей).

Вот она цена вопроса «жирования судейских» и безумных трат на удовлетворение «чемоданных прихотей» высших чиновников.

Источник статьи

 

Метки: ,

Независимый экономист Владислав Жуковский: Колосс на глиняных ногах – эмиссионный допинг больше не в силах поддерживать «империализм доллара»


Насколько можно судить, мировая экономика под грузом накопленных за последние десятилетия структурных дисбалансов и бесконтрольной эмиссионной накачки финансовых рынков, создававшей иллюзию роста уровня жизни населения за счёт втягивания в долговую кабалу, медленно, но верно скатывается в новую фазу глобальной рецессии.

Уже сегодня Еврозона, парализованная кризисом суверенных долгов, находится в состоянии самоусиливающейся рецессии. При этом нужно отдавать себе отчёт в том, что долговой кризис периферийной части Еврозоны является о отражением системного кризиса всего проекта валютного союза – можно смело говорить о провале колониального по своей сути проекта Европейской интеграции, реализовывавшегося в интересах западноевропейских промышленных гигантов и транснациональных банков. Транснациональный капитал, в силу объективных причин стремящийся к максимизации прибылей и подавлению конкуренции, позволяющей извлекать сверхприбыли и монополистическую ренту, осуществил зачистку конкурентного пространства в европейской периферии и масштабную финансово-экономическую колонизацию менее конкурентоспособных стран.

Неудивительно, что бездумная либерализация внешнеэкономических отношений и снятие всяческих, даже минимально необходимых ограничений на трансграничное движение капитала, товаров, услуг и технологий, спровоцировало беспрецедентную деиндустриализацию стран PIIGS, утрату контроля над банковским сектором, примитивизацию структуры экономики и формирование хронических дефицитов торгового баланса и федерального бюджета при одновременном скачкообразном росте долговой нагрузки на экономику

По состоянию на сентябрь-октябрь 2012г. в годовом выражении объём ВВП валютного союза падает на 0,5%, промышленное производство сжимается на 3%, новые заказы в промышленном секторе сокращаются на 3,3%, розничные продажи падают на 2-2,5%, а уровень безработицы зашкаливает за рекордные11,6%. Притом что сводный индекс деловой активности PMI, учитывающий производственную и инвестиционную активность в промышленном секторе и сфере услуг, за последние 12 месяцев лишь один раз находился в фазе роста.

Не лучше обстоят дела в Азиатско-тихоокеанском регионе, с которым многие экономисты и эксперты связываю надежды по преодолению нынешней рецессии. Тем не менее, «азиатские тигры» и «драконы», сумевшие за последние 40-50 лет вырваться из состояния средневековой архаики и нищеты, осуществившие технологический рывок и модернизацию экономики, переживают сильнейшее за последние 4 года охлаждение производственной и инвестиционной активности.

Только в Китае за период с июня-июля 2011г. по октябрь 2012г. темпы роста экономики сжались с 9,5% до 7,4%, промышленного производства — с 15,1% до 9,2%, розничного товарооборота – с 17,7% до 13,2%, а прирост капитальных вложений в городской сектор замедлился с 25,5% до 20,2%. Притом что сводный индекс деловой активности PMI от банка HSBC, учитывающий экономическую ситуацию не только в крупных экспортоориентированных производствах, но также в среднем бизнесе, за период с июля предыдущего года всего один раз превышал отметку в 50 пунктов, что свидетельствует о затухании экономической активности.

Однако наибольший интерес вызывают США, которые являются главными бенефициарами реализуемой в интересах транснационального капитала и международных банков политики финансовой глобализации мировой экономики. Несмотря на непрекращающиеся рассуждения высокопоставленных американских чиновников и лояльных финансово-политическим элитам США «вашингтонских мальчиков» из международных финансовых организаций (МВФ, группы Всемирного Банка и т.д.) относительно «устойчивого восстановления экономики» и «преодоления кризисных явлений», реальное положение дел в экономике США по-прежнему вызывает крайне серьёзные опасения.

Американские политические элиты, контролируемые крупным олигархическим финансовым капиталом Уолл-Стрит и транснациональными корпорациями, не только не обсуждают реальные причины кризиса 2008г., но всеми путями стараются предотвратить любые дискуссии на эту тему и замолчать структурные дисбалансы. Финансово-политические элиты США даже не решается поднять вопрос о тех последствиях, к которым американскую и с ней всю мировую экономику привело 40-летие безудержного доминирования паразитического финансового капитализма, реализовывавшегося в интересах международной финансовой олигархии и базировавшегося на возведении долларовой долговой пирамиды.

Возрастающая милитаризация экономики США лишь усиливает макроэкономические дисбалансы

На фоне непрекращающихся разговоров об улучшении финансово-экономической ситуации в США, реальная ситуация в экономике остаётся крайне тяжёлой: экономический рост на 2% по итогам 3-го кв. 2012г. хоть и превзошёл средний прогноз (1,9%), но, тем не менее оказался, существенно ниже, чем 2,4% в 2010г. 4,1% в последнем квартале 2011г.

Более того, практически целиком и полностью этот рост был обусловлен скачкообразным ростом инвестиций в жилую недвижимость (+14,4%) и расширением государственных расходов на экономику за счёт наращивания бюджетных дефицитов (9-13% ВВП на протяжении 2008-2012гг.) и увеличения бремени государственного долга (до 106% ВВП).

При этом затухание потребительской активности, темпы роста которой сжались с 2,5% в 2011г. до 1,5% во 2-м квартале 2012г. и 2% по итогам 3-го квартала, происходит на фоне затухания инвестиционной активности. Предновогодний скачок инвестиций на 33,9% в последнем квартале 2011г., спровоцированный эффектом низкой базы 4-го квартала 2010г. (спад на 5,9%), сменился едва заметным ростом на 0,7% во 2-м и 0,5% в 3-м кварталах текущего года.

Еще больше опасений вызывает затухание темпов роста капитальных вложений в основные фонды, которые сжались с 6,6% в 2011г. до 4,5% во 2-м квартале текущего года и менее 1,5% по итогам июля-сентября 2012г. При этом, несмотря на беспрецедентную по масштабам эмиссионную накачку финансовых рынков (свыше 2,5 трлн. долл. с 2008г.) и практически двукратный рост государственного долга (с 65% в 2007г. до 106% в середине 2012г.), до сих пор капитальные вложения в основные фонды не сумели выйти на докризисный уровень после обвала на 19% в 2009г. и снижения на 0,2% по итогам 2010г.

Особенно сильные опасения вызывает стремительно разрастающаяся милитаризация американской экономики – расходы федеральных властей во 2-м квартале текущего года подскочили аж на 3,7%, продемонстрировав первый рост за период с 2-го квартала 2010г. При этом расходы на национальную оборону, которая помимо ведения карательных операций на Ближнем Востоке и Афганистане, а также создания силового обеспечения спроса на американский доллар подразумевает финансирование научно-технического потенциала и трансферт технологий из военного в гражданский сектор, подскочили аж на 13%.

Судя по всему, американские элиты готовятся к дальнейшему наращиванию военной агрессии и эскалации военно-политических конфликтов, которые позволяют дестабилизировать обстановку по периметру своих стратегических конкурентов (Еврозона, Китай, Япония, исламский мир и т.д.) и провоцировать переток глобального спекулятивного капитала на финансовый рынок США и, прежде всего, рынок государственного долга.

Только за период с января по август 2012г. за счёт реализации политики по хаотизации Ближнего Востока, урезания суверенных кредитных рейтингов странам-членам Еврозоны со стороны американских рейтинговых агентств, разбалансировки международных финансовых рынков и масштабной пропагандистской программе по формированию благоприятного образа США у инвесторов американским элитам удалось обеспечить чистые покупки долговых бумаг Федерального Казначейства США нерезидентами в объёме 372,3 млрд. долл. Это на 5,4% больше показателя предыдущего года за аналогичный промежуток времени (353,2 млрд.) и по вполне понятным причинам совпадает с суммарным дефицитом внешней торговли США за аналогичный промежуток времени.

Этому процессу не смогли помешать даже действия Китая, который, понимая масштабы накопленных структурных дисбалансов и перекосов в мировой экономике, на протяжении последних лет активным образом осуществляет пересмотр структуры своих международных резервов и диверсифицирует вложения в иностранные активы.

Так, за период с августа 2011г. по август 2012г. объём вложений правительства КНР и Народного Банка Китая в государственные долговые бумаги США сократился с 1,27 до 1,15 трлн. долл. Тогда как Россия, финансово-экономический блок которой оккупирован идейными последователями младореформаторов и «рыночных фундаменталистов», искренне верящих, что государство призвано служить интересам глобального бизнеса и ТНК, нарастила вложения на 11% (с 138,1 до 153,3 млрд. долл.).

За аналогичный промежуток времени Япония увеличила объём вложений ЗВР в долговые бумаги американского Федерального казначейства на 23,6% (с 907 до 1121,5 млрд. долл.), страны-нефтеэкспортёры – на 7% (с 245,8 до 263 млрд.), страны-оффшоры Карибского бассейна – на 22,1% (с 210,4 до 256,9 млрд.), а Бразилия увеличила вложения в долговые бумаги правительства США на 15,8% — с 219,2 до 253,9 млрд. долл.

Китайские элиты борются за высокие технологии и рынки сбыта, сокращая вложения в долговые бумаги США

Насколько можно судить, руководство Китая, в отличие от скованных узко либеральным сектантским сознанием российских коллег, прекрасно понимает масштабы накопленных структурных дисбалансов в американской экономике и мировой финансовой системе, базирующейся на бесконтрольной эмиссии «резервных» валют и перекачивании национального богатства в руки финансовой олигархии Уолл-Стрит. Совершенно очевидно, что финансово-политические элиты США сделают всё возможное для того, чтобы сохранить существующую паразитическую международную валютно-финансовую систему, позволяющую извлекать колоссальный эмиссионный доход правящим элитам, экспортировать инфляцию на внешние рынки и поддерживать искусственно завышенный в 2 раза уровень потребления американских домашних хозяйств.

Правящие власти Китая, в отличие коррумпированной компрадорской бюрократии России не рассматривающие государственную службу в качестве инструмента незаконного обогащения и хорошо оплачиваемой работы по сдаче финансово-экономического суверенитет стратегическим конкурентам, прекрасно понимают, что, как и прежде, финансовая олигархия Уолл-Стрит и крупнейшие американские транснациональные корпорации постараются вырваться из неизбежного глобального финансово-экономического кризиса за счёт всего остального мира. Безудержная эмиссия американского доллара (также как и остальных ключевых резервных валют), осуществляемая мировыми Центробанками с целью спасения крупного транснационального капитала и перераспределения международных активов в руки глобального управляющего класса, провоцирует безудержное падение покупательной способности «бумажных» валют и, как следствие, обесценение накоплений развивающихся стран. Которым отводится роль сырьевых колоний, рынков сбыта для продукции ТНК, поставщиков дешёвой рабочей силы и финансовых резервуаров для транснационального капитала.

Политическое руководство Китая и крупный финансово-промышленный капитал Поднебесной прекрасно осознают, что, навязывая через подконтрольных и хорошо финансируемых «научных» деятелей всему миру политику накопления золотовалютных резервов, американский управляющий класс стягивает сбережения стратегических конкурентов, финансируя свои собственные бюджетные дефициты, а также блокируя технологическую модернизацию и развитие научно-технического потенциала вовлечённых в авантюру стран.

Именно по этой причине руководство Китая, сталкивающееся с проблемой избыточного накопления капитала и падения его эффективности внутри страны, самым активным образом поощряет вывоз капитала со стороны крупнейших китайских промышленных корпораций и банков. Таким образом, финансово-политические элиты КНР стремятся с одной стороны усилить своё финансово-экономическое влияние за пределами страны, а с другой — преодолеть всё ещё имеющуюся существенную научно-техническую и технологическую отсталость от США, ЕС и Японии, без чего Китай не сможет на полном серьёзе претендовать на роль лидера в мировой экономике и не расстанется со статусом «сборочного цеха» глобальных корпораций.

Таким образом, китайские корпорации под пристальным контролем политического руководства осуществляют масштабную экономическую экспансию и вывоз капитала в другие страны с целью открытия новых рынков сбыта, источников природного сырья и получения доступа к передовым управленческим и производственным технологиям. Вместо вложения колоссальных по объёму валютных накоплений, превышающих 3,3 трлн. долл.) в стремительно обесценивающиеся долговые бумаги США, ЕС, Японии и Великобритании и прочие спекулятивные финансовые инструменты правительство Китая всеми силами старается обеспечить себе доступ к реальным активам — высоким технологиям, ноу-хау и, безусловно, запасам минерального сырья.

В то время как российские чиновники, под бурные разговоры про модернизацию и инновации, продолжают ежегодно изымать из экономики 3-6% ВВП и вкладывать их в долговые бумаги стратегических конкурентов, стимулируя модернизацию и создание инновационных производств за пределами страны. Неудивительно, что износ основных фондов в несырьевой обрабатывающей промышленности зашкаливает за 75%, в инфраструктуре превышает 85%, а объёмы выпуска наукоёмкой продукции за последние 20 лет сжались в 3-7 раз.

Статистические манипуляции как фундамент современного «экономического роста»

Принципиально важно отдавать себе отчёт в том, что даже нынешние и без того крайне невысокие темпы роста американской экономики, не позволяющие добиться более-менее существенного улучшения ситуация на рынке труда, являются результатом многочисленных статистических манипуляций и приписок.

Благодаря использованию гедонистических индексов, манипуляциям со структурой потребительской корзины и составом бюджетных расходов домашних хозяйств, разного рода допущениям об абсолютной эффективности потребителя, геометрическим сглаживаниям и прочим ухищрениям правящим властям удаётся искусственно завышать показатели темпов роста экономики, промышленного производства, капитальных вложений и доходов населения.

Так, если согласно официальным данным Бюро экономического анализа (BEA) и в разы заниженной оценки инфляции среднегодовые темпы роста американской экономики на протяжении 2000-2011гг. составляли порядка 2%, то с учётом реальной инфляции, рассчитанной по методологии первой половины 1980-х годов, американская экономика не только не растёт, но даже демонстрирует снижение на 2-4% ежегодно.

А практически весь широко разрекламированный «выход экономики США из кризиса» и «посткризисное восстановление производственной активности» обусловлены эмиссионной накачкой финансовых рынков и «инфляцией доллара». Согласно официальным данным Министерства экономики США, более-менее заметный рост деловой активности и занятости зафиксирован исключительно в сегменте операций на финансовых рынках, оптово-розничной торговле, сфере развлечений и оказании социальных услуг. Также рост активности наблюдается в оказании разного рода бизнес-услуг – аудиторских, консультационных, маркетинговых, юридических и т.д., многие из которых используются с целью минимизации налоговых выплат и вывозка капитала в оффшорные юрисдикции.

Напомним, что официальная оценка ФРС США так называемой базовой потребительской инфляции (core CPI), не учитывающей циклические колебания цен на наиболее волатильные товары (энергоносители и продовольствие), варьируется в диапазоне 1,5-3% в год. С учётом динамики цен на энергоносители, а также продукты питания, которые только за период с начала текущего года подорожали на 45-60% (пшеница, кукуруза, соя и т.д.), темпы роста инфляции в США превышают отметку в 3-4%.

Однако, если прибегнуть к методологии расчёта инфляции 1990г., отказавшись от «инновационных» подходов к статистическому учёту, то прирост потребительских цен в США составляет не менее 5-6%. Более того, если в качестве эталона взять методологию первой половины 1980-х годов, которая в гораздо меньшей степени была подвержена статистическим манипуляциям, то, согласно оценкам независимых экономистов и финансовых организаций, реальные темпы роста инфляции в США не опускаются ниже 9-12%.

Не лучше обстоят дела во внешней торговле: по итогам января-августа 2012г. накопленный дефицит внешней торговли США достиг отметки в 378,3 млрд. долл., что превышает показатель предыдущего года за аналогичный промежуток времени (377,6 млрд. долл.). Избыточное потребление американских домашних хозяйств, финансируемое за счёт наращивания государственного долга (т.е. получение чистого товарного кредита от внешнеторговых партнёров), продолжает нарастать, несмотря на все громкие заявления американских политиков и экспертов международных финансовых организаций о необходимости сокращения внешнеторговых дисбалансов в мировой экономики и борьбы с перекосами в международной валютно-финансовой системе.

Колоссальная по своим масштабам эмиссионная накачка финансовых рынков со стороны Федерального Резерва (свыше $2,5 трлн. за последние 3,5 года) вкупе с так называемой неучтённой (т.е. забалансовой) эмиссией американского доллара (гарантии и поручительства крупнейшим финансовым институтам) в объёме $13-14 трлн. долл. позволяет удерживать номинальные ставки по заимствованиям на исторически минимальных отметках (0,05-2%). Помимо того, что это позволило снизить среднюю стоимость заимствований для американского правительства с 5-5,5% в 2004-2007гг. до 1,5% сегодня, искусственное удержание отрицательных процентных ставок даже с учётом официальной оценки инфляции обеспечивает поступление огромных по масштабу эмиссионных ресурсов на финансовые рынки.

Именно благодаря бесконтрольной эмиссии американского доллара (а в последние 1,5 года и евро) продолжает существовать нынешняя паразитическая международная валютно-финансовая система «долларового империализма». Только за период с конца лета 2011г. по октябрь текущего года на фоне двух раундов включения печатного станка со стороны ЕЦБ, эмитировавшего свыше 1,5 трлн. долл., ставки на межбанковском рынке краткосрочных кредитов в Еврозоне в евро (Eurior) обвалились в 8 раз — с 1,6% до 0,2%. При этом ставки на рынке межбанковских долларовых кредитов в Лондоне сроком на 3 месяца (Libor 3 month) снизились в 2 раза с начала только текущего года — с 0,6 до 0,31%.

Монетизация государственного долга, против чего так активно выступают МВФ и Всемирный Банк по отношению к слаборазвитым странам, и эмиссионная накачка экономики дают возможность надувать пузыри на финансовых рынках, имитирующих оживление деловой активности и восстановление мировой экономики. Именно «американские советники» и «вашингтонские мальчики» из МВФ и Всемирного Банка в середине 1990-х годов навязали России (как и подавляющему большинству других стран с компрадорской правящей элитой) колониальную по своей сути модель денежно-кредитной политики, известную в научном сообществе как «валютное правление».

Заокеанские советники запрещали России осуществлять эмиссию национальной валюты вне привязки к притоку в страну иностранной валюты, в результате чего уровень монетизации экономики обвалился с 97% в 1990г. до менее чем 9% летом-осенью 1998г. Другими словами, имеет место принцип «двойных стандартов» — что позволено Юпитеру, то не позволено быку. Есть подходы к вопросу денежно-кредитной политики для внутреннего и для внешнего потребления: если для внутреннего потребления принципы ДКП хотя бы в какой-то степени нацелены на развитие отечесвтенной экономики и оказание поддержки национальным производителям, то для внешнего потребления навязываются такие модели денежно-кредитной политики политики, которые максимально упрощают, ускоряют и удешевляют процесс финансово-экономической колонизации третьих стран со стороны транснационального капитала и глобальных ТНК.

Одновременно с этим международные банки и финансовые спекулянты занимаются перераспределением национального богатства в рамках неэквивалентного обмена ничем не обеспеченных эмиссионных денег на реальные активы: сырьё, продовольствие, технологии, ноу-хау, а также заложенное по кредитным договорам залоговое имущества.

Доходность государственных долговых бумаг США со сроком погашения от 1 месяца до 30 лет опустилась до абсолютных исторических минимумов – доходность 5 летних облигаций обвалилась с 3% в середине 2009г. до 0,79% в октябре, 10-летних – с 4% до 1,5%, а 30-летних с 4,5% до 2,5-3%. Даже в разгар глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009гг. и беспрецедентного обвала на финансовых рынках не наблюдалось столь масштабного бегства спекулятивного капитала в «безрисковые» долларовые активы.

Одновременно с этим ни слова не говорится о существующих структурных дисбалансах и перекосах в американской экономике, которые грозят по мере исчерпания эффекта эмиссионного заливания финансовых рынков ликвидностью ввергнуть не только американскую, но всю мировую экономику в новую фазу глобальной рецессии. При этом существующая валютно-финансовая система, базирующаяся на бесконтрольной и ничем неограниченной эмиссии доллара в интересах крупнейших международных банков-акционеров Федерального Резерва и построении пирамиды неоплатных долгов, также не устоит под натиском фундаментальных перекосов.

Речь идёт о непомерной долговой нагрузке на государство (106% ВВП), непокрытых обязательств Белого Дома по социальному и медицинскому обеспечению (355% ВВП), многолетних хронических дефицитах бюджета (9-13,5% ВВП более 3,5 лет) и торгового баланса (3,8-6% ВВП) и избыточном долговом бремени на беднеющее населения (115-125% располагаемого дохода).

По большому счёту, уже сегодня Белый Дом не в силах обслуживать колоссальное бремя государственного долга, а США, государственный долг которых превысил отметку в 106% ВВП осенью 2012г., по сути дела, находятся в состоянии дефолта. Единственное, что позволяет США поддерживать на плаву колоссальную по масштабам пирамиду государственного долга, являющуюся фундаментом всёй современной международной валютно-финансовой системы «долларового империализма» — контроль над печатным станком и навязанный всему миру статус американского доллара как резервной валюты, основного средства платежа, обращения и накопления.

Крайне поучительным оказался печальный опыт Ирака и Ирана, осмелившихся по неосторожности в самом начале 2000-х годов заявить об отказе использования долларов в качестве средства обращения и платежа в рамках международной торговли нефтью и переходом на расчёты в евро и региональные валюты. Напомним, что практически сразу после этих заявлений руководства исламских республик последовала широкомасштабная операция по борьбе с «международным терроризмом», выращенным, насколько можно судить, американскими и европейскими спецслужбами, и кровавая война на Ближнем Востоке. В настоящий момент спрос на доллары поддерживается не столько благодаря объективным макроэкономическим факторам и научно-техническому превосходству, сколько в силу колоссального военно-политического и информационно-пропагандистского превосходства США в мире, а также их статусу «мирового жандарма» и «разносчика демократии».

Как уже отмечалось ранее, только за последние 4 года активного наращивания бюджетных дефицитов и замещения выпадающего конечного спроса домашних хозяйств и частного сектора государственным заказом размер государственного долга США подскочил с 65 до 106% ВВП. Да, безусловно, в относительном выражении этот показатель пока не достиг абсолютного исторического максимума в 123% ВВП, который был зафиксирован в разгар Второй Мировой Войны.

Однако надо отметить тот факт, что только за период с начала 1970-х годов, когда после августовской речи Ричарда Никсона США, по сути дела, объявили дефолт, отказавшись обменивать доллары на золото по фиксированному курсу, долговая нагрузка на одного жителя США в реальном выражении (т.е. с учётом инфляции) подскочила с 7,5 до 41 тыс. долл. Притом что во время Второй Мировой Войны в промежуток 1939-1945гг., даже несмотря на многократный рост бюджетных дефицитов и государственного долга, в расчёте на одного жителя в фиксированных долларах 2005г. размер государственной долговой нагрузки не превышал 17 тыс. долл. А в довоенный период 1900-1935гг. данный показатель и вовсе колебался в диапазоне 500-3000 долл.

Не лучше обстоят дела с бюджетными дефицитами, которые уже сегодня лежат тяжким грузом на шее не только американской финансовой системы, но и всей мировой экономики. Мало того, что на протяжении 2008-2012гг. сами по себе государственные расходы федерального правительства в среднем на 9-13% ВВП превышали размер бюджетных доходов, так ещё и сам по себе размер бюджетного дефицита в США в расчёте на одного жителя страны умудрился достичь абсолютного исторического максимума в 4,3 тыс. долл. в разгар глобального финансово-экономического кризиса 2008-2009гг.

Напомним, что в 1939-1945гг. подушевой размер бюджетных дефицитов в США в долларах 2005г. не поднимался выше отметки в 3,7 тыс. долл., а с момента снятия «золотого тормоза» в 1973г., запуска печатного станка и начала политики безудержной кредитной накачки экономики размер душевого бюджетного дефицита в США варьировался в диапазоне 500-1500 долл.

Одновременно с этим астрономических масштабов достиг размер ежегодных платежей по обслуживанию государственного долга и, прежде всего, уплате процентов со стороны американского правительства, а, следовательно, из кармана рядовых граждан США. Согласно официальным данным Федерального Казначейства США, в расчёте на одного гражданина США ежегодные расхода федерального правительства на выплату процентов по государственному долгу подскочили с 200 долл. 1 1950-1960-х годах до 400 долл. в середине 1970-х годов и свыше 1,1 тыс. долл. в конце 1980-х и первой половине 1990-х годов.

Рис.6 Динамика процентных платежей правительства США по обслуживанию государственного долга в расчёте на одного жителя в постоянных ценах 2005г. (1900-1911гг. с прогнозом до 2017г., долл. на душу населения)

Самое удивительное состоит в том, что, несмотря на практически двукратный рост величины государственного долга США только за последние 11 лет (с 2000 по 2011гг.), благодаря беспрецедентной по объёму эмиссионной накачки финансовых рынков, масштабному выкупу государственных долговых бумаг на баланс ФРС США и, таким образом, искусственному снижению ставки заимствований на рынке государственного долга размер ежегодных платежей американских граждан по уплате процентов в постоянных ценах 2005г. сократился с 1-1,2 тыс. долл. до 570-700 долл.

Ещё заметней результаты деятельности ФРС США по реализации ничем не прикрытой политики монетизации государственного долга, которую руководство США и контролируемые ими международные финансовые организации (МВФ, Группа Всемирного Банка и т.д.) запрещали и до сих пор запрещают реализовывать России и большинству слаборазвитых стран, становятся при рассмотрении процентных платежей относительно ВВП страны.

Благодаря беспрецедентной эмиссионной накачки финансовых рынков со стороны Федерального Резерва США, превысившей 2,5 трлн. долл. за период 2008-2012гг., и искусственному удержанию реальных процентных ставок в отрицательной зоне даже с учётом официальной инфляции, доля расходов на уплату процентов по государственному долгу снизилась с 4-4,2% ВВП в конце 1990-х годов до менее существенных 2% ВВП в 2006-2012гг.

Совершенно очевидно, что пирамида государственного долга США, являющаяся фундаментом и базой всей международной валютно-финансовой системы «долларового империализма», обеспечивающей перекачку реальных ресурсов и национального богатства остальных стран в карманы финансовой олигархии Уолл-Стрит в обмен на долг США, стоит на грани коллапса.

Судя по тому, что ФРС США в середине сентября объявил о запуске очередного, уже четвёртого, раунда количественного смягчения объем порядка 480-500 млрд. долл., строительство пирамиды долгов приблизилось к своему пределу и рыночные механизмы больше не в силах обеспечить спрос на главную продукцию США – стремительно обесценивающиеся доллары.

Пирамида государственного долга США, поддерживающая завышенный в 1,5-2 раза уровень жизни американских граждан, рухнет, как только ФРС США прекратит заливать финансовые рынки дешёвой эмиссионной ликвидностью, а ставки доходности по государственным облигациям США вернутся к более-менее равновесному состоянию, определяемому рынком, а не печатным станком.

Приблизительно с 2002г., т.е. разгара кризиса дот-комов в США, ставшего первой ласточкой и предвестником глобального финансово-экономического экономического кризиса 2007-2009гг., финансово-экономические власти США проводят курс на увеличение среднего срока заимствований на долговом рынке при одновременном снижении ставки по привлекаемым кредитным ресурсам. Благодаря этой политики финансовым элитам США удалось снизить среднюю ставку доходности по вновь размещённым государственным долговым бумагам с 6% в начале 2000-х годов до 1,2% по итогам середины лета 2012г. Одновременно с этим средний срок обращения государственных облигаций Федерального Казначейства США подскочил с 3,3 лет до 7,3 лет, что позволило рефинансировать краткосрочные долговые обязательства долгосрочными при одновременном снижении стоимости заимствований.

Другими словами, происходит стремительное и, насколько можно судить, неконтролируемое раздувание государственных расходов и долгового бремени, которые позволяют удерживать на плаву искусственно завышенное в 1,7-2 раза потребление американских домашних хозяйств. При этом совершенно очевидно, что финансово-политические элиты США стремятся воспользоваться результатами проводимой ими ультрамягкой денежно-кредитной политики и делают всё возможное, чтобы в максимально короткие провести замещение краткосрочных долгов долгосрочными, тем самым отодвинув платежи по долгам на максимально возможный срок при одновременном занижении выплат по процентам.

Если руководство Белого Дома не сможет наступить на горло военно-промышленному комплексу и урезать финансирование военных операций по «насаждению демократии» на Ближнем Востоке и в Афганистане, то это рискует спровоцировать полноценный бюджетный кризис в США.

Именно бюджетный кризис с высокой долей вероятности окончательно подорвёт доверие инвесторов и остальных стран к американской валюте и станет поводом для бесповоротного разрушения существующей международной валютно-финансовой системы долларового империализма.

Об этом уже неоднократно открыто заявляло руководство Китая, которое старается проводить самостоятельную национально ориентированную финансово-экономическую политику с целью повышения конкурентоспособности отечественной экономики, а также развития научно-технического, производственного и военно-политического потенциала.

Эмиссионная накачка финансовых рынков не в силах удержать экономику США от обвала

Достаточно сильные опасения вызывает сжимающаяся потребительская активность американских граждан, выразившаяся в снижении темпов роста розничных продаж в крупных торговых сетях с 5,3% в начале января 2012г. до менее чем 2,3% в середине марта и 1,3-1,8% в сентябре-октябре текущего года. И даже снизившаяся с 135% до 115% от величины располагаемых доходов долговая нагрузка на население не способна оказать существенное позитивное влияние на оживление потребительской активности. Тем более в условиях, когда на рынке труда за исключением финансового сектора и отдельных секторов сферы услуг (рестораны, гостиницы, туризм) по-прежнему наблюдается стагнация и спад.

При этом, если скорректировать официальные данные Министерства торговли США на реальную инфляцию (очищенную от манипуляций с гедонистическими индексами, структурой и составом потребительской корзины, среднегеометрическим сглаживанием и т.д.), то получится, что реальный розничный товарооборот в США находится на уровне конца 2006г., несмотря на 35% рост госдолга за последние 4 года, бесконтрольные вливания на финансовые рынки более $3,2 трлн. и безудержные разговоры про светлое будущее дышащей на ладан деиндустриализированной экономики США и непоколебимые позиции «империализма доллара».

Совершенно удручающе выглядит ситуация с динамикой розничных продаж и потребительской активностью, если скорректировать официальные и крайне политкорректные данные государственных статистических служб на прирост численности населения США. В таком случае прирост розничных продаж за период 1990-2011гг. составит не широко разрекламированные предвыборные 48,2%, а гораздо более скромные 2,2%.

С учётом реальной инфляции, сильнейшей с 1929г. имущественной поляризации общества и падения уровня жизни 60% населения США прирост и вовсе сменится спадом на 10-15%. При том что большая часть этого прироста обеспечена раздуванием долговой нагрузки на население и скачком потребления 20% самых обеспеченных граждан США, тогда как уровень жизни 60% наименее обеспеченного населения и вовсе снизился на 5-10% только с учётом официальной оценки инфляции.

Также следует отметить усиливающуюся стагнацию на рынке жилья (продажи нового жилья в 4 раза ниже отметок 2006г.) и по-прежнему крайне высокую норму безработицы (официально 7,8%, в действительности не менее 16%), которая выкидывает на обочину социальной жизни всё большее число американских граждан, провоцируя люмпенизацию и деградацию населения.

Очередную волну оптимизма вызвал отчёт Министерства Труда США, эксперты которого продолжают держать курс на предвыборное раздувание оптимизма и по-прежнему с редким рвением выкидывают из расчёта числа безработных тех, кто получает пособия по безработице более 2 лет или потерял всякие надежды найти себе постоянную работу. Закономерным итогом статистических манипуляций Белого Дома стало снижение уровня безработицы в США с 9,2% в середине лета 2011г. до менее чем 7,8% по итогам сентября 2012г. Однако альтернативная оценка уровня безработицы (показатель U6), приводимая самим же Министерством Труда и учитывающая «отчаявшихся безработных», свидетельствует о том, что уровень безработицы превышает отметку в 16%.

Однако и эта оценка безработицы вызывает откровенный скептицизм – за последние 30 лет экономические власти США, находящиеся под постоянным прессом со стороны правящего класса и финансовой олигархии, 3 раза вносили серьёзные изменения в методологию расчёта показателей занятости и безработицы. В результате многолетних статистических манипуляций, призванных скрыть антисоциальный характер проводимой в интересах глобального бизнеса и международных спекулянтов финансовой глобализации и деиндустриализации США, нынешние официальные оценки безработицы нее имеют никакого отношения к реальной ситуации на рынке труда. Правящие элиты в силу объективных причин и, прежде всего, тесного сращивания с крупным финансово-промышленным капиталом США не могут позволить себе называть вещи своими именами и вынуждены заниматься «модернизацией» принципов и методов статистического учёта.

Если прибегнуть к методологии середины 1980-х годов, которая учитывала неполную занятость, отчаявшихся найти работу более 12 месяцев (хронически безработных), неработающих по экономическим причинам и прочие слои населения, то реальный уровень безработицы в США на протяжении последних 3,5-4 лет зашкаливает за 22-25%. Это уже вполне сопоставимо с находящимися в состоянии необъявленного дефолта странами европейской периферии, а также примерно эквивалентно уровню безработицы в США в разгар Великой Депрессии 1929-1933гг.

Единственное, что спасает Белый Дом, так это неполная (частичная) трудовая занятость, социальные пособия по безработице, поддерживаемые гигантскими дефицитами на уровне муниципальных и федеральных бюджетов, а также, и это главное, наличие «печатного станка», позволяющего финансировать государственные расходы за счёт эмиссионной накачки финансовых рынков и экспорта инфляции на внешние рынки. Именно благодаря контролю за ФРС финансово-экономической элите США, паразитирующей на перераспределении триллионов долларов бюджетных средств и эмитируемых в бесконтрольных объёмах долларов (сеньораж), удаётся удерживать на плаву американскую экономику, которая потребляет в 2 раза больше, чем производит.

Одновременно с этим средняя продолжительность нахождения в статусе безработного по итогам сентября 2012г. в очередной раз вплотную приблизилась к отметке в 40% и достигла 39,8 недель (278,6 дней). Тогда как удельный вес так называемых «хронически безработных», которые не могут найти работу более полугода, в составе всей многомиллионной армии не имеющих постоянного источника заработка американцев подскочил до 40,1%.

И это в условиях, когда более половины из всех 114 тыс. созданных в сентябре 2012г. рабочих мест была обеспечена за счёт скачкообразного роста временной занятости в сфере предоставления социальных услуг и здравоохранения (+44,5 тыс. мест), а секторе транспортных перевозок (+17,1 тыс. мест). Тогда как обрабатывающие производства, задыхающиеся от снижения платёжеспособного спроса избыточно закредитованного населения внутри США и сжатия потребительской активности в Еврозоне, Латинской Америке и Азии, потеряли свыше 22 тыс. рабочих мест в августе и не менее 16 тыс. мест по итогам сентября текущего года.

И эта тенденция продолжается уже многие годы – реальный рост или стабилизации занятости наблюдаются исключительно в тех секторах экономики, которые имеют возможность прокручивать эмитируемые финансовой олигархией Уолл-Стрит доллары – банковском секторе, финансовых спекуляциях, оптово-розничной торговле, здравоохранении и предоставлении социальных услуг, государственной службе и т.д.

Источник статьи

 

Метки:

Независимый экономист Владислав Жуковский: Иллюзия «социального бюджета» — возврат к принципам либерального геноцида населения 1990-х годов


Отдельного внимания заслуживает широко разрекламированный миф о социальной направленности находящегося на рассмотрении в Госдуме проекта бюджета на 2013-2015гг., который, по мнению правящих властей, отражает намерение безусловного исполнения всех взятых на себя обязательств со стороны правительства. Именно об этом чуть ли не ежедневно на всех каналах рассказывают по очереди то президент Путин, то председатель недееспособного правительства Медведев, то рядовые министры.

Как уже отмечалось ранее, в течение ближайших 3 лет под разговоры о «модернизации», «инновациях» и «отраслевой диверсификации экономики», финансово-экономический блок правительства, оккупированный идейными последователями Гайдара и прочих носителей разрушительной ультралиберальной идеологии «рыночного фундаментализма», намерен своими собственными руками поставить крест на самой идее модернизации и уничтожить остатки наукоёмких производств.

Напомним, что даже с учётом официально заложенной в проект бюджета инфляции (5,5% в 2013г. и по 5% в 2014-2015гг.), которая как минимум в 2-2,5 раза ниже так называемого показателя «социальной инфляции» для 70% бедного населения с ежемесячными доходами менее 20 тыс. рублей, государственное финансирование ключевых направлений бюджетной росписи подлежит сокращению на 30-60%.

Столь масштабного урезания бюджетного финансирования базовых направлений социально-экономической политики не наблюдалось в России аж с середины 1990-х годов, когда либеральные фундаменталисты и компрадорская властно-олигархическая мафия по указке транснационального капитала и обслуживающих его интересы международных финансовых организаций (МВФ, ВБ и т.д.) целенаправленно уничтожали отечественную экономику и проводили политику геноцида коренного населения России. Наиболее подробно это описано в работах видных российских учёных

Да, действительно, как уже отмечалось ранее, из страха потерять доверие наиболее патерналистской и политически активной части общества (пенсионеров и бюджетников), чьи доходы и степень лояльности напрямую зависят от масштабов бюджетного финансирования, правящие власти расширяют государственные расходы по отдельно взятым направлениям социальной политики.

При этом, наращивая финансирование социальных затрат и увеличивая обязательства бюджета перед малообеспеченными гражданами России, правительство наотрез отказывается стимулировать развитие несырьевых секторов экономики, наукоёмкой промышленности и финансировать научно-технический потенциал России.

Расширяя зависимость бюджетной системы и благосостояния населения от независящей от властей внешнеэкономической конъюнктуры (прежде всего, цен на нефть) при одновременном отказе от модернизации и возрождения высокотехнологичных производств, нынешние власти подводят страну на грань пропасти. В условиях, когда в структуре федерального бюджета России свыше 55% всех поступлений приходится на платежи нефтегазового комплекса (НДПИ, экспортные пошлины, акцизы, лицензии и т.д.), это ставит все приоритеты в области экономической и социальной политики в критическую зависимость от непросчитываемых внешних факторов.

Более того, с учётом косвенных доходов, межотраслевых связей и инвестиционного мультипликатора на долю притекающих в страну нефтедолларов, просачивающихся в несырьевые секторы экономики и создающих налогооблагаемую базу в них (в виде НДС, НДФЛ, налога на прибыль и т.д.), реальная зависимость федерального бюджета от цен на минеральное сырьё достигает 70-75%.

Согласно проекту бюджета на 2013-2015гг. социальные расходы федерального бюджета вырастут на 15% (с 3962 до 4559 млрд. рублей), что в принципе согласуется с предвыборными обещаниями Путина относительно приоритетного повышения уровня жизни малообеспеченных слоёв населения. Однако с учётом официально заложенного в бюджет прогноза по инфляции государственные расходы на реализацию социальной политики в реальном выражении снизятся 1,26%.

При этом, если ещё в 2011г. доля расходов на социальную политику превышала 5,73% ВВП, то в 2013г. она должна увеличится до 5,95%, после чего сожмётся до 5,5% по итогам 2015г. Другими словами, вопреки всем предвыборным лозунгам на деле федеральные чиновники сокращают расходы на и без того хронически недофинансированную социальную сферу и снимают с себя социальные обязательства.

Это неудивительно: критически значимая часть российских чиновников смыслом своего существования считает паразитическое разворовывание бюджетных средств и коррупционные поборы. По этой причине они рассматривают социальные расходы как некий балласт, мешающий им заниматься разворовыванием бюджетных триллионов рублей на «олимпийских стройках», постоянно срывающихся военных заказах, обрушающихся мостах к саммиту АТЭС и создании внутреннего оффшора в Сколково.

Уже сегодня удельный вес расходов государства на социальное обеспечение населения в экономике России (также как и на науку, инфраструктуру, НИОКР, поддержку национальной экономики и т.д.) в среднем в 2-2,5 раза ниже среднемирового уровня и в 3-4 раза ниже, чем в экономически развитых и динамично развивающихся индустриальных странах.

Нет абсолютно ничего удивительного в том, что на словах правительство обещает повысить уровень жизни социально необеспеченных слоёв населения, оказавшихся лишними в рамках паразитической модели «экономики трубы», а на деле целенаправленно сокращает финансирование находящейся в бедственном положении социальной сферы. Как это и бывает в большинстве случаев, когда речь идёт о «подвигах» и благих намерениях российских чиновников, «социальная направленность бюджета» и «гарантированное исполнение правительством всех взятых на себя социальных обязательств» на деле оказываются всего лишь очередным мифом и элементом предвыборной пропагандой.

Широко разрекламированная в официальных СМИ «социальная ответственность» российских коррумпированных чиновников как была, так и остаётся всего лишь красивой фигурой речи и хорошо продаваемым предвыборным лозунгом, призванным стянуть под стяги правящего компрадорского феодально-олигархического режима наиболее зависимую от них в материальном плане часть населения. Эта логика поведения российских чиновников и система ценностей были навязаны России ещё в период псевдо-рыночных «реформ» в 1990-х годах, вылившихся в либеральный погром промышленности, развал социальной сферы, уничтожение, деградацию экономики и масштабное хищение государственного имущества.

Наиболее наглядно масштабы расхождений между предвыборной пропагандой и реальными действиями правящих властей, именуемых даже среди её представителей «оффшорной аристократией», проявляются при анализе подготовленного Минфином проекта бюджета на ближайшие 3 года. При этом наибольший интерес с точки зрения понимания истинных намерений и приоритетов правящих властей в области социальных отношений представляет рассмотрение статьи «Социальная политика» и изучение динамики запланированных государством расходов по её компонентам.

Прежде всего, вопиющее недоумение вызывает сокращение бюджетного финансирования по направлению охраны семьи и детства на 3% в номинальном выражении – с 219,1 до 212,6 млрд. руб. Принимая во внимание тот факт, что даже согласно правительственному прогнозу накопленная инфляция за 3 года составит 16,3% (а реальная свыше 27-30%), то реальное сокращение расходов на программы охраны семьи и детства в лучшем случае составит 19%, а в худшем не менее 30-35%. И это при том, что в России до сих пор свыше 60% населения с доходами менее 17 тыс. рублей по качеству и количестве потребляемых благ и услуг относятся к бедным и нищим слоям населения. Свыше 1,5 млн. детей являются беспризорными, численность наркоманов зашкаливает за 5,5-6 млн. человек, а по количеству суицидов среди подростков в возрасте до 18 лет Россия уже много лет занимает лидирующие позиции в мире.

Судя по всему, до сих пор стоящие у руля финансово-экономического блока правительства «гайдаровцы» и идейные последователи разрушительной политики «рыночного фундаментализма», рассматривающие государственную службу как источник безнаказанного личного обогащения и инструмент для обеспечения финансово-экономической колонизации страны со стороны транснационального капитала, возвращаются к принципам социальной политики 1990-х годов.

Аналогичная ситуация складывается с социальным обеспечением населения, расходы на которое в номинальном выражении в ближайшие 3 года согласно проекту бюджета подлежат увлечению на едва заметные 2,9% — с 903 до 929,7 млрд. рублей. С учётом запланированного в Минфине падения покупательной способности российского рубля более чем на 16% это означает, что вместо роста расходов по итогам 3 ближайших лет будет зафиксировано сокращение финансирования социального обеспечения российских граждан минимум на 13,3% в реальном выражении. Также на 12,7% в реальном выражении подлежат урезанию и без непозволительно низкие расходы на прикладные научные исследования в области социальной политики.

Единственной статьёй в рамках социальных расходов предлагаемого Минфином бюджета (от которого уже поспешили откреститься руководители Министерства экономики), финансирование которой подлежит увеличению как в номинальном, так и в реальном выражении с учётом инфляции, является пенсионное обеспечение. В номинальном выражении расходы на этом направлении подлежат увеличению на 20,2% (с 2,82 до 3,39 трлн. рублей), а в реальном выражении приблизительно на 3,9%.

Однако и здесь не всё так однозначно – чиновники умудрились. В рамках сводной статьи «Пенсионное обеспечение» из 6 прописанных в проекте бюджета подстатей лишь по одной запланировано увеличение финансирования в реальном выражении, тогда как объём государственных расходов по 5 ключевым подстатьям пенсионного обеспечения подлежит сокращению на 5-45% с учётом инфляции.

Прежде всего, недоумения вызывает едва заметное увеличение размера пенсионных выплат за период 2013-2015гг. на 4,9% — с 507,3 до 532,2 млрд. рублей. С учётом официального прогноза по динамике инфляции (5,5% в 2013г. и 5% в 2014-1015гг.) это означает, что реальный размер пенсионных выплат российским гражданам в пенсионном возрасте сократится минимум на 11,4%. С учётом постоянного роста численности пенсионеров, продолжающегося вымирания трудоспособных граждан, хронического и постоянно расширяющегося дефицита Пенсионного фонда (свыше 1 трлн. рублей в 2012г.), а также социальной инфляции в 10-13% и безудержного удорожания ЖКХ, реальный размер бюджетной поддержки пенсионеров в течение ближайших 3 лет сократится на 17-25%.

По сути дела, этот бюджет означает продолжение принятой в ещё 1990-е годы политики социального геноцида пенсионеров и социально необеспеченных слоёв населения, а также их искусственное удержание в нищете.

Не намного лучше обстоят дела с бюджетными ассигнованиями на выплату пенсий военнослужащим, а также социальную помощь населению. В номинальном выражении финансирование обоих направлений вырастет на 5% и 9,9% соответственно. Однако с учётом даже официального прогноза по инфляции реальный размер бюджетного финансирования пенсионных выплат военнослужащим и социальной помощи гражданам России из федерального центра подлежит сокращению на 11,2% и 6,3% соответственно.

Не намного лучше обстоят дела с бюджетным финансированием пенсионных выплат по государственному пенсионному обеспечению, которое согласно проекту бюджета подлежит увеличению на 11,4% в номинальном выражении (с 315 до 351 млрд. рублей). В реальном выражении даже с учётом крайне политкорректной и заниженной в 2-2,5 раза инфляции, объём пенсионных выплат по государственному пенсионному обеспечению подлежит сокращению на 4,8%.

Откровенный провал наблюдается с валоризацией пенсионного капитала, расходы на которую подлежит сокращению на 27% только в номинальном выражении (с 600,2 до 437,9 млрд. рублей). В реальном выражении сокращение выплат из бюджета на валоризацию бюджетного капитала достигнет 43,3%, а с учётом реальной инфляции, превышающей официальную в 2-2,5 раза достигнет 55-60%. Столь масштабное сокращение расходов государства на переоценку пенсионных прав российских граждан, работавших до начала запуска провальной пенсионной реформы в январе 2002г., означает не просто отказ правительства от повышения пенсионного обеспечения недавно вышедших на пенсию граждан.

По сути дела, сокращение бюджетных расходов на валоризацию пенсий свидетельствует о том, что в правительстве практически принято окончательное решение относительно признания провала пенсионной системы в её нынешнем виде.

Другими словами, уже сейчас можно смело говорить о провале пенсионной реформы, которая была направлена на втягивание пенсионных накоплений в финансовые спекуляции и их прокрутку через счета крупных государственных и частно-олигархических банков с последующим обесценением. Пенсионная реформа провалилась, что были вынуждены признать даже нынешние президент и премьер. И в настоящий момент правительство пытается судорожно заткнуть дыры в Пенсионном фонде, в том числе за счёт повсеместного урезания в реальном выражении расходов на социальную поддержку населения, валоризацию пенсионных накоплений, охрану семьи и детства, а также выплату пенсий военнослужащим и ветеранам труда.

Единственной статьёй в рамках пенсионного раздела предлагаемого проекта бюджета, предполагающей хоть какое-нибудь увеличение финансирования в реальном выражении, по сути дела, является статья, связанная с межбюджетными трансфертами бюджету Пенсионного фонда. Согласно проекту бюджета размер трансферта за период 2013-2015гг. увеличится на 22,9% — с 1 до 1,22 трлн. рублей. Даже с учётом официального прогноза по инфляции (5-5,5%) размер межбюджетного трансферта продемонстрирует расширение на 6,6%.

Таким образом, правительство и Минфин косвенно дают понять, что

Совершенно очевидно, что, сворачивая социальную поддержку населения в целом, правительство боится потерять поддержку наиболее патерналистской и зависимой от него части общества (пенсионеров), с целью чего и расширяет размер пенсионных выплат. Именно нынешние пенсионеры являются, по сути дела, единственной категорией российских граждан (не считая касту коррумпированных чиновников, монополистов и сырьевых олигархов), которая по инерции поддерживает российские власти. И действительно увидит хоть и едва заметное, но расширение государственной поддержки. Однако, как показал опыт 2000-2011гг. вся эта поддержка практически наверняка будет съедена произволом монополий, коррупционными поборами чиновников, безудержным удорожанием ЖКХ, транспорта и продовольствия.

Чудовищная некомпетентность руководства профильных ведомств и министерств

Не стоит удивляться крайне заявлению министра труда Максима Топилина, сделанному 26 июня текущего года в интервью «Российской газете», о том, что «проблема бедности среди пенсионеров окончательно решена». Иначе как проявлением вопиющего непрофессионализма и чудовищной некомпетентности это заявление охарактеризовать невозможно в принципе. Логику своих размышлений министр труда объяснил тем, что все пенсионеры, размер пенсий, социальных выплат и компенсаций которых ниже прожиточного минимума, получают дополнительные выплаты из федерального и регионального бюджетов.

Во-первых, дополнительные выплаты пенсионерам со стороны федеральных и региональных властей осуществляются только в том случае, если размер трудовой пенсии, социальных выплат и компенсаций оказывается ниже официально утверждённого правительством прожиточного минимума.

По состоянию на 2 квартал 2012г. прожиточный минимум для пенсионеров утверждён кабинетом министров в размере 5020 рублей, что иначе как издёвательством над собственным населением назвать не получается. Совершенно очевидно, что в условиях безудержно дорожающего продовольствия, растущих цен на услуги естественных монополий, произвола коммунальной мафии и коррупционного беспредела чиновников, выжить на 5 тыс. рублей в России просто невозможно. Тем более, когда от 55 до 70% семейного бюджета пенсионеров уходит на оплату услуг ЖКХ, газа, электроэнергии и транспорта. Умудриться выжить на 2-2,5 тыс. рублей в месяц в России просто невозможно.

На протяжении многих лет лучшие российские учёные (академики С.Глазьев, Н.Петраков, О.Богомолов, Д.Львов, а также экономисты В.Катасонов, Ю.Болдырев, М.Делягин, С.Батчиков, М.Хазин, М.Мусин, С.Губанов и другие) с цифрами в руках предельно доходчиво объясняют властям, что нынешний размер прожиточного минимума не способен обеспечить не только развитие человека и реализацию его потенциала, на даже элементарное биологическое выживание. Это прожиточный минимум геноцида и уничтожения остатков научно-технического и человеческого потенциала, к которому в целях экономии бюджетных средств власти привязывают размеры социальных выплат, пособий и компенсаций.

По своей калорийности и пищевой ценности входящий в расчёт прожиточного минимума минимальный набор продовольственных товаров уступает пайку немецкого военнопленного в период Великой Отечественной Войны. По рыбе разрыв достигает практически 3 раз (43 против 120 граммов в сутки), по хлебу и макаронным изделиям — 1,66 раз (366 против 610 граммов), по овощам и картофелю — 27% (559 против 600 граммов), а по чаю и специям – 4,28 раз (13 против 55,6 граммов).

Превышение минимальной нормы по мясу в 2,5 раза (101 граммв 2011г. против 40 граммовв 1943-1945гг.) и по кондитерским изделиям в 3 раза (60 против 20 граммовсоответственно) также не вызывает особенного оптимизма в силу наплыва низкокачественной и вредной для здоровья иностранной мясной продукции и полуфабрикатов. А одними конфетами ни находящиеся в бедственном положении пенсионеры, ни миллионы прочих социально необеспеченные граждан России сыты не будут. Одновременно с этим расходы на оплату услуг ЖКХ, транспорта, электроэнергии, непродовольственных товаров и одежды занижены приблизительно в 3-4 раза.

Если использовать методики определения прожиточного минимума экономически развитых стран и оценивать прожиточный минимум в 60% от величины среднего душевого дохода, то получится, что реальный прожиточный минимум должен составлять не менее 13,2 тыс. рублей и дифференцироваться в зависимости от региона и стоимости жизни.

Во-вторых, такое ощущение, что Максим Топилин, как и подавляющая часть остальных высокопоставленных чиновников, ответственных за разработку и реализацию основных направлений социально-экономической политики, в принципе не учился в университете и имеет крайне смутное представление об обсуждаемом вопросе.

Иначе сложно объяснить, по какой причине министр, ответственный за развитие трудовых отношений, реализацию предвыборных президентских обещаний по созданию 20 млн. высокотехнологичных рабочих мест и повышение оплаты труда, не отличает два принципиально разных термина – бедность и нищета. Прожиточный минимум, до величины которого правительство осуществляет дополнительные выплаты, является индикатором не бедности, а нищеты. При этом, как было показано выше, в условиях российской действительности это индикатор не просто нищеты, а нищеты кромешной, которая в принципе несовместима с элементарным биологическим выживанием человека.

Таким образом, можно говорить о том, что благодаря статистическим припискам и манипуляциям с хроническим занижением инфляции, структуры минимального набора продуктов питания и услуг и величины прожиточного минимума властям удалось впервые за 20 лет либерального погрома экономики и социальной сферы подтянуть пенсии до многократно заниженного прожиточного минимума. Другими словами, впервые за годы псевдо-рыночных преобразований власти прекратили открытый геноцид пенсионеров, наполнив экономическим содержанием гарантированное в Конституции России право человека пускай и не на достойную, но всё-таки жизнь. Другое дело, что Россия по-прежнему остаётся единственной крупной экономикой в мире, где размер МРОТ оказывается ниже прожиточного минимума и на практике применяется регрессивная шкала налогообложения доходов населения, при которой 70% бедных граждан России оплачивают безбедное существование 5% богатых.

Последствия отказа руководства страны от исполнения конституционных обязанностей и утверждения антисоциального бюджета

В такой ситуации не стоит удивляться тому, что уже более 20 лет население России вымирает темпами в 250-960 тыс. человек, 2 млн. подростков не ходят в школу, а численность беспризорных детей зашкаливает за 1,5-2 млн. человек. При том, что от суицидов (порядка 35-40 тыс. человек ежегодно) каждый года умирает больше, чем от всех видов несчастных случаев на транспорте (30 тыс.), ДТП (17,6 тыс.), случайных отравлений алкоголем (15 тыс.), прочих отравлений (12,4 тыс.), утоплений (9 тыс.) и убийств (19,2 тыс.).

С таким откровенно антисоциальным бюджетом Россия продолжит вымирать, её население деградировать и спиваться, расчищая дорогу иммигрантам из нищих и слабо развитых республик Средней Азии. Только по официальным и в разы заниженным оценкам Росстата, за период 2000-2011гг. на территорию России въехало свыше 1,8 млн. человек или 12% населения страны. По экспертным оценкам в одной только Москве численность незаконных мигрантов превышает 3-5 млн. человек, а все на территории России единовременно находится порядка 15-17 млн. граждан слаборазвитых республик Средней Азии.

Только в 2011г. по данным Банка России чистые переводы денежных средств по счёту оплаты труда иностранных граждан превысили 9,8 млрд. долл. Это эквивалентно 2,5% федерального бюджета России в 2011г. и превышает суммарные расходы федерального бюджета на сельское хозяйство (150,5 млрд. рублей), водное хозяйство (24,5 млрд.), лесное хозяйство (29,2 млрд.), ТЭК (24, 6 млрд.) и воспроизводство минерально-сырьевой базы (34,5 млрд.).

За период 2005-2011гг. по «причёсанным» данным всё того же Росстата российская экономика потеряла свыше 3,9 млн. рабочих мест, из которых 1,12 млн. пришлись на сельское хозяйство, а 2 млн. – на обрабатывающие производства. Всего же за 11 лет «вставания с колен» Россия потеряла свыше 8 млн. рабочих мест, а по экспертным оценкам не менее 12 млн. мест, которые активно замещались неквалифицированной рабочей силой.

Неконтролируемый и постоянно усиливающий наплыв иммигрантов из нищих республик Средней Азии размывает российский рынок труда, снижает оплату труда российских рабочих, провоцирует рост этнической преступности и социальной напряжённости, а также подрывает стимулы к модернизации. Коррумпированным чиновникам и бизнесменам гораздо проще эксплуатировать рабский и низко оплачиваемый труд иммигрантов, чем бороться с коррупцией и стимулировать техническое перевооружение производства.

Источник статьи

 

Метки:

Независимый экономист Владислав Жуковский: Россия остается сырьевой колонией финансовой олигархии с Уолл-Стрит


Крайне непросто обстоят дела во внешней торговле США, в рамках которой «мировой разносчик демократии» по-прежнему выступает в качестве нетто-потребителя импортных товаров и услуг и вопреки многочисленным заявлениям официальных лиц никак не могут сократить своё избыточное потребление, провоцирующее усиление перекосов в мировой экономике. Другими словами, правительство США искусственно поддерживает завышенное потребление конечных товаров и услуг, которое оно в принципе не в силах оплатить даже теоретически.

Устойчивые внешнеторговые дефициты США стали формироваться на исходе 1960-1970-х гг., когда необузданное бегство крупного промышленного и финансового капитала, а также перенос производственных мощностей за пределы США в слаборазвитые страны третьего мира в поисках более дешёвой рабочей силы спровоцировали падение объёмов производства товарной продукции в США и хроническое превышение импорта над экспортом.

Именно во второй половине 1960-х гг. Казначейство по договорённости с банкирами с Уолл-Стрит, помимо прочего являющихся основными акционерами американского «печатного станка» в лице ФРС, приступили к расширению эмиссионной накачки финансовых рынков и втягиванию субъектов экономики в долговую кабалу. В результате этого отношение золотых запасов Минфина по отношению к эмитированной наличной денежной массе упало с необходимых в рамках Бреттон-Вудской системы 90-100% до едва заметных 9%. Это спровоцировало неспособность США исполнять свои обязательства перед иностранными владельцами долларовых резервов и обменивать бумажные доллары на золото. По сути дела, в середине августа 1971г. во время знаменитой речи Никсона о замораживании обмена золота на доллары США объявили дефолт и, судя по всему, проиграли гонку СССР.

После отмены золотого стандарта в августе 1971г. и снятия «золотого тормоза» с эмиссионной накачки экономики и раздувания потребления в долг (получивших название «политики рейганомики», но готовившихся ещё при президенте Джимми Картере и главе ФРС Поле Уолкере) началась вакханалия финансового капитализма, вылившаяся в «гегемонию доллара», раздувание финансовых пузырей и безудержный рост долговой нагрузки. Только за последние 30 лет уровень государственной долговой нагрузки на экономику подскочил с 40% до 105%, отношение долга к располагаемым доходом домашних хозяйств увеличилось с 55% до 115%.

Закономерным итогом развязывания рук финансовой олигархии, контролирующей печатный станок Федерального резерва, стало масштабное перераспределение активов и национального дохода в интересах узкой группы лиц, монополизировавших большую частью финансовой системы и установивших контроль над ключевым эмиссионным центром мировой экономики — ФРС США. В результате этого удельный вес финансового сектора в корпоративных прибылях США подскочил с 4% в 1947г. до 45% в 2007г., а доля в ВВП страны расширилась с 2% до 17%. В действительности, принимая во внимание масштабы перераспределения активов и национального богатства в пользу финансовой олигархии, а также контроль над критически значимой частью финансовых активов государства, населения и корпоративного сектора, речь может идти о доминирующем положении крупного транснационального финансового капитала в экономике и политике США – до 30% в ВВП и 50% в прибылях.

Доминирование крупного финансового капитала, активно паразитировавшего на эмиссионной накачке финансовых рынков и снятии ограничений на трансграничное движение капитала, привело к перетоку капитала из низко рентабельных реальных секторов экономики и фундаментальной науки в спекулятивные операции на финансовых рынках с высокой отдачей. При этом, согласно отчёту Контролёра денежного обращения при Казначействе США, в руках 4 ключевых американских банков сосредоточено более 98% всего рынка деривативов, ставших основным инструментом манипулирования финансовыми рынками, товарно-сырьевыми биржами, а, следовательно, и мировой экономикой в целом.

Масштабы концентрации и централизации банковского капитала в руках наиболее крупных и влиятельных банковских групп наиболее ярко проявляются на следующих примерах: за период с начала 1980-х гг. удельный вес активов, приходящихся на банки с суммарными активами свыше $10 млрд., подскочил с 27% до 82%, а их доля в совокупных прибылях банковского сектора возросла более чем в 4 раза – с 20% до 87%.

При этом, несмотря на общий рост численности банков с активами свыше $10 млрд., список крупнейших акционеров Федерального резерва и прайм-дилеров, определяющих судьбы американской и всей мировой экономики, а также ситуацию на валютно-финансовых рынках, не претерпел практически никаких изменений. По-прежнему контроль над печатным станком и эмиссией доллара находится в руках международного финансового картеля, интересы которого в большинстве случаев либо не совпадают, либо вообще диаметрально противоречат интересам государства, населения и промышленного капитала.

Неоплатное долговое бремя

Отдельного внимания заслуживают неутихающие разговоры наднациональных правящих элит и обслуживающих их интересы «вашингтонских мальчиков» из МВФ и Всемирного Банка относительно того, что стремительный рост долговой нагрузки на все секторы экономики США (с 110% до 370% ВВП за последние 40 лет) не способствует снижению финансовой устойчивости США и дестабилизации финансовой системы.

Совершенно очевидно, что крупный транснациональный финансовый капитал, а также международные монополии, в чьих интересах осуществлялась финансовая глобализация под флагом «империализма доллара», делает всё возможное, чтобы умолчать масштабы своего паразитического существования. Вместо того, чтобы выступать в качестве инструмента финансирования капитальных вложений и средства обеспечения расширенного воспроизводства и реализации инвестиционного потенциала промышленности, финансовый капитал мутировал в самостоятельную хищническую фракцию капитализма, паразитирующую на загнивании мировой экономики.

Уже более 40 лет единственным нетто-получателем процентных платежей по кредитам в США (и во всём мире ситуация аналогичная) является банковский сектор, масштабы чистого процентного дохода которого только за последние 40 лет (с отмены золотого стандарта) подскочили с $15 до $650 млрд. (4,5% ВВП). Одновременно с этим суммарные процентные платежи по кредитам правительства США и небанковского корпоративного сектора только по итогам 2009г. перевалили за отметку в $300 и $315 млрд. (4,2% ВВП).

Не лучше обстоят дела у рядовых граждан США, которых пропаганда «Вашингтонского обкома партии» сумела записать в число основных бенефициаров разгула финансового капитализма – чистые процентные платежи населения в 2009г. перевалили за $190 млрд. При этом ещё в 1989г. в своём пике чистые процентные доходы населения США превышали отметку в $220 млрд. С тех пор финансовая система окончательно вышла из под контроля государства и общества и функционирует исключительно в интересах самой себя и своих основных владельцев, осуществляя перераспределение львиной доли национального дохода и богатства в пользу финансовой олигархии.

Более того, благодаря компрадорским политическим элитам, отстаивающим интересы международного финансового капитала и ТНК и без зазрения совести втянувшим свои страны в систему неэквивалентного внешнеэкономического обмена на правах сырьевых колоний, вечных должников и рынков сбыта для продукции глобальных ТНК, финансово-политические элиты США и прочих экономически развитых стран весьма успешно занимаются финансово-экономической колонизацией слаборазвитых стран.

За период с начала 1970г. по 2008г ежегодный дефицит внешней торговли США подскочил с $15 млрд. до $551 млрд. — т.е. в 36,7 раз. При этом на протяжении последних лет (2000-2011гг.) США импорт товаров и услуг превышал объёмы экспорта на $350-600 млрд. или 3,5-5% ВВП.

Другими словами, ежегодно на протяжении 2000-2011гг. США получали бестоварный кредит от всех остальных стран мира в размере нескольких процентов своего ВВП, что вкупе с ростом долговой нагрузки позволяло поддерживать иллюзию роста благосостояния населения. По итогам 2000-2011г. совокупный накопленный дефицит внешней торговли США превысил отметку в $7,37 трлн., что ни много не мало составляет практически половину ВВП «империи добра» в 2011г. — $15,3 трлн.

«Империализм доллара» и система глобального компрадорского подкупа национальных элит позволила американскому управляющему классу, являющемуся одним из основных центров силы в рамках глобального управляющего класса, втянуть большинство ранее независимых стран мира в систему неэквивалентного внешнеэкономического обмена.

Другими словами, на протяжении последних 40 лет доминирования долларового финансового капитализма в обмен на распродажу реальных товаров и ресурсов (нефть, газ, металлы) страны-экспортёры в США получают от них ничем не обеспеченные долларовые бумажки (или цифры на счетах в компьютере), которые в таком объёме без потерь можно вложить только в долговые бумаги правительства США.

Это способствовало притоку финансового капитала в США, дальнейшему надуванию пузырей на потребительском и финансовых рынках, а также разрастанию дисбалансов в избыточном потреблении. Неудивительно, что вкупе с эффектом существенно завышенного (в 1,5-2 раза) относительно реальной покупательной способности курса доллара по отношению валютам большинства других стран это позволяет США при вкладе в мировой ВВП на уровне в 18,5% генерировать порядка 40% мирового конечного спроса и поддерживать удельный вес доллара в системе международных расчётов выше отметки в 55-60%.

Другими словами, на протяжении всех 40 лет бесконтрольной эмиссионной накачки мировой экономики и финансовой глобализации, реализовывавшейся в интересах узкого круга крупнейших международных банков-акционеров Федерального Резерва и остальных крупнейших Центробанков, все остальные страны в рамках навязанной им системы неэквивалентного внешнеэкономического обмена на безвозмездной основе кредитовали и продолжают кредитовать США. Эта модель обеспечивает обмен реального капитала на фиктивный, ресурсного на безресурсный, товарного на бестоварный, физического на виртуальный.

Только за последние 12 лет таким образом США получили чистый товарный кредит в размере $6,7 трлн. (44,6% ВВП), а за период с момента отмены золотого стандарта и монетизации долгов накопленный дефицит внешней торговли США перевалил за $8,5 трлн. Во многом именно это искусственно раздутое за счёт расширения кредитования и навязывания миру единственной резервной валюты в лице доллара потребление и помогало создавать иллюзию роста уровня жизни американских граждан и до поры до времени прикрывать кризисное состояние американской экономики, ставшей, по сути дела, банкротом.

Падение покупательной способности ключевой «резервной» валюты

При этом получаемые в рамках такого неэквивалентного обмена ничего не стоящие долларовые бумажки на постоянной основе, с циклом в 6-10 лет, целенаправленно обесцениваются в ходе периодически провоцируемых фондовых и биржевых кризисов, что способствует обесценению долгов и сжиганию избыточной долларовой денежной массы. Только с момента отмены золотого стандарта и запуска маховика глобальной долларовой эмиссии американская валюта обесценилась в 7 раз, а за период с создания Федерального Резерва (штаб-квартиры международного банковского картеля) покупательная способность доллара упала более чем в 23 раза.

С момента снятия «золотого тормоза» и устранения всяческих ограничений с бесконтрольной эмиссии доллара и прочих резервных валют наблюдается процесс так называемой «инфляции нефтедолларов», выражающийся в повсеместном росте котировок на финансовых, товарно-сырьевых и валютных рынка, создающей иллюзии оживления мировой экономики и бурного развития деловой активности. Однако на самом деле имеет место безудержное обесценение «бумажных» валют, проявляющееся в «инфляции финансовых активов» — эмиссия ключевых резервных валют оказалась окончательно отвязанной от реальной экономики и прироста товарного обеспечения, что спровоцировало повсеместное надувание финансовых пузырей.

Уже более 40 лет подавляющая часть стран так называемой «периферии мирового долларового империализма», вписавшаяся в навязанную американскими ТНК и глобальными банками систему международного разделения труда на правах колониальных банановых республик и поставщиков дешёвой рабочей силы, за счёт своих материальных и трудовых ресурсов на безвозмездной основе кредитуют США и поддерживают покупательную способность обесценивающегося доллара.

По сути дела, навязываемая в рамках откровенно колониального и хищнического по своей сути «Вашингтонского консенсуса» либерализация внешнеэкономических отношений нацелена исключительно на упрощение процедуры доступа глобальных монополий и международных банков на рынки ранее независимых стран и их дальнейшей финансово-экономической колонизации.

Россия – сырьевой придаток и финансовый резервуар глобального управляющего класса

Как показывает опыт стран Восточной Европы и бывших стран-членов СССР, закономерным итогом необдуманного снятия ограничений на трансграничное движение капитала и следование рекомендациям МВФ и Всемирного Банка, находящихся на содержании глобальных ТНК, становится чудовищная деиндустриализация экономики, сворачивание наукоёмких производств, деградация научно-технического и производственного потенциала, люмпенизация населения и скатывание национальных экономик в состояние средневековой феодальной архаики.

Именно это с предельной ясностью демонстрирует пример охваченной долговым кризисом Еврозоны, который отражает глубинный кризис всего проекта Еропейской интеграции, носившей колониальный характер. Ни Греция, ни Португалии, ни даже Испания в рамках существующей системы разделения труда не имеют источников к существованию – они просто не в силах предложить конкурентоспособную продукцию общеевропейском рынке и составить конкуренцию западноевропейским промышленным гигантам.

И Россия, к сожалению, на протяжении последних 22 лет с момента распада Советского Союза также выступает в качестве сырьевого придатка и поставщика квалифицированной рабочей силы для США, ЕС и с недавних пор Китая. За последние 20 лет из страны только по официальной статистике Банка России утекло более $750 млрд., а с учётом «серого» и откровенно криминального вывода капитала эта цифра превышает $1,5-2 трлн.

С учётом недополученной прибыли от прироста капитала и мультипликативного негативного эффекта от 2-кратного падения ВВП, 60% обвала промышленности, 5-кратного сжатия капитальных вложений, 10-кратного падения наукоёмких производств и вымирания 15 млн. человек суммарные потери России от реализации политики «рыночного фундаментализма» превысят $3,5-4 трлн. Если к этой цифре прибавить проедание национального богатства от распродажи невосполнимых природных ресурсов в размере $3,3 трлн., то сумма прямых экономических потерь России от однобокого и ущербного встраивания в систему глобального разделения труда, проводимую в интересах банков Уолл-стрит и крупнейших международных банков, за последние 20 лет реализации вредительской политики «Вашингтонского консенсуса» превысит отметку в $7 трлн.

Только за последние 20 лет удельный вес минерального сырья и продукции первичных переделов в экспорте подскочил с 26% до 92%, доля обрабатывающих производств в ВВП рухнула с 36% до 16,1%, объёмы производства в обрабатывающих производствах на 20% ниже отметок 1990г., а в машиностроении, станкостроении и приборостроении выпуск не дотягивает до 40-55% от уровня позднего СССР.

При этом в большинстве секторов обрабатывающей промышленности, особенно в инвестиционном машиностроении, производстве оборудования и лёгкой промышленности, уровень загрузки мощностей обвалился с 82-87% до 30-45%. И сколько бы российские власти не говорили о своём намерении слезать с «нефтяной иглы» и проводить «модернизацию», никуда дальше замены лампочек в подъездах и раскапывания картофельного поля в Сколково процесс не пошёл.

Если российские власти действительно хотят вырваться из полной экономической, политической, финансовой, идеологической и научно-технической зависимости, то необходимо в кратчайшие сроки переориентировать всю модель российской экономики с проедания природно-сырьевой ренты на максимизацию научно-технической, инфраструктурной и промышленной ренты. А для этого необходимо объявить войну системной коррупции на самом высоком уровне, ограничить произвол сырьевых монополий, терроризирующих обрабатывающую промышленность и население запредельно высокими тарифами и делающих нерентабельной подавляющую часть несырьевых секторов экономики.

Необходимо в кратчайшие сроки отвязать эмиссию рубля от притока нефтедолларов и иностранных кредитов, а также запустить механизм кредитования отечественной экономики и рефинансирования национальной банковской системы с тем, чтобы денежное предложение формировалось в соответствии с потребностями отечественных товаропроизводителей, а не играми глобального спекулятивного капитала.

«Долларовый империализм», выкачиваюший соки из мировой экономики в интересах крупного транснационального финансового и промышленного капитала, постепенно задыхается под грузом порождённых им самим структурных дисбалансов и противоречий.

В отличие от 2008 г., когда предотвратить крах существующей валютно-финансовой системы, базирующейся на гегемонии доллара и долговой пирамиде правительства США, удалось исключительно благодаря запуску печатного станка и беспрецедентному по своим масштабам заливанию финансовых рынков дешёвой ликвидностью ($13 трлн. с учётом забалансовой, т.е. неучтённой эмиссии в одних только США), предотвратить крах «империализма доллара» монетарными методами сегодня практически наверняка не получится.

Уровень госдолга США подскочил с 65% до 105% ВВП, а половина стран Еврозоны уже находятся в состоянии технического дефолта – Италия, Испания и Португалия умудряются рефинансировать взятые ранее долги исключительно благодаря эмиссионной накачке финансового рынка со стороны ЕЦБ в размере $1,4 трлн. за последний год. Тогда

Мировая экономика и международная валютно-финансовая система, базирующаяся на бесконтрольной эмиссии доллара (и прочих резервных валют) вкупе с построение пирамиды неоплатных государственных долгов, зашли в тупик и стоят на грани краха. И чем больше крупнейшие Центробанки мира заливают финансовые рынки дешёвой ликвидностью в интересах транснационального финансового капитала, тем больших масштабов достигают пузыри на финансовых рынках и тем сильнее страдает реальный сектор экономики от роста издержек и тем быстрее падает реальный уровень жизни населения.

Первые голодные бунты в 40 странах Ближнего Востока, Северной Африки и Азии, имевшие место в 2010-2011гг., закончились волной кровавых революций и гражданских войн, которыми, насколько можно судить, активно дирижировали американские элиты. Только за период с июня по август текущего года цены на основные продовольственные товары, являющиеся основой рациона подавляющей части населения планете, подскочили на 55-70% (соя, пшеница, кукуруза и т.д.).

В таком случае нельзя исключать вариант возникновения новой волны голодных бунтов, которая в условиях глобальной депрессии и скатывания крупнейших экономик мира в рецессию (Еврозона и т.д.) рискует перекинуться слабо развитых стран Африки и Азии на граждан ещё недавно весьма благополучной Европы и даже США. Первые симптомы уже имеются – голодные стачки, забастовки и марши в Греции, Португалии, Италии, Испании, Британии и даже США лишь подтверждают тезис о том, что финансовые рынки стали раковой опухолью на теле человечества, а также уничтожают мировую экономику и вгоняют в нищету и люмпенизируют всё большее количество людей.

Притом что согласно официальным данным Министерства сельского хозяйства США свыше 46 млн. человек в США уже сегодня получают пособия по безработице, реальная норма безработицы по альтернативным оценкам Министерства Труда (индикатор U-6) превышает 16%, а 60% населения США за 30 лет финансового капитализма и кредитно-эмиссионной вакханалии стали беднее на 7-30%. Неудивительно, что даже крайне политкорректные по отношению к финансово-политическим элитам США и осторожные в высказываниях представители ООН, МВФ и Всемирного банка уже открыто признали, что основной угрозой мировой экономике и социальной стабильности в большинстве стран являются пузыри на финансовых рынках и, прежде всего, на товарно-сырьевых и продовольственных площадках, провоцируемые безудержной эмиссией ключевых резервных валют и произволом международных финансовых спекулянтов.

Источник статьи

 

Метки: