RSS

Архив метки: Одесса

Забастовка портовиков в Одессе

Забастовка портовиков в Одессе

Одесские портовики сегодня во время обеденного перерыва бастовали против массовых увольнений и политики нового руководства АМПУ.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , , , , ,

Работники Одесского НПЗ вышли на забастовку с требованием выплатить долги по зарплате


14 сентября сотрудники Одесского нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) вышли на забастовку. Они держали в руках транспаранты с лозунгами «Вывезли топливо — верните нашу зарплату!», «Не позволим воровать имущество завода!», «Укртранснафтопродукт — ширма для воров» и другие.

«Мы требуем восстановить работу предприятия и вернуть долги по зарплате работникам, больше года не погашаются за судебной тяжбы. Многомесячный простой завода — это ежемесячные многомиллионные потери для госбюджета», — отметил председатель профсоюзной организации предприятия Александр Чеганенко.

По словам заместителя исполнительного директора ОАО «Одесский НПЗ» Игоря Фищенко, «работники завода стали жертвами конфликта между финансово-промышленными группами, а арестованные нефтепродукты и другое имущество передано в распоряжение ГП» Укртранснафтопродукт «.

Стоит отметить, что это уже вторая в течение полугодия акция протеста нефтепереработчиков. В марте работники завода пикетировали здание Одесской облгосадминистрации.

Golos.ua 15.09.2016

 

Метки: , , , , , ,

В Одессе начался суд над подпольем


В Одессе в Приморском суде начался суд над взрывателями, на счету которого 18 взрывов. Об этом сообщила пресс-секретарь «Рады громадської безпеки» Нарита Леницкая.

На скамье подсудимых находится четверо подозреваемых, среди которых также есть девушка.

«Лично для меня — это новость. Я не знала о том, что среди людей, которые раскачивали ситуацию в городе, совершали теракты, есть девушка», — написала в Facebook пресс-секретарь.

Ранее сообщалось, что в Приморском суде Одессы должно было состояться первое заседание по делу одесских подрывников-террористов. Но заседание суда перенесли – неизвестный сообщил о минировании здания. По громкому делу на данный момент проходит четыре человека. Они себя называют членами «одесского подполья».

Напомним, за последние месяцы в городе произошла серия терактов, организаторы которых еще не найдены. Последние взрывы в Одессе случились 17 февраля и 5 марта. В последний раз взрывное устройство сработало в офисе «Правого сектора» на первом этаже здания на ул. Коблевская, 40. В результате взрыва никто не пострадал. Серьезно повреждено здание, а также выбиты окна в домах и машинах в округе.

За последнее время в Одессе произошло уже более десятка взрывов в организациях, связанных с правыми радикалами или карательной операцией на востоке страны.

 

Метки: ,

Трагедия 2 мая: рассказ выжившего в Доме Профсоюзов


Правда, как шило. Её в мешке не утаишь, каким бы плотным ни казался этот мешок и в каком бы море лжи правду не пытались утопить. Непосредственный участник событий на Куликовом Поле 2-го мая 2014-го года, Игорь Степаненко, сотрудник частной охранной компании (имя и фамилия изменены), ранее нигде не дававший интервью, решил рассказать читателям Таймера обо всём, что пережил в тот страшный день.

— Насколько я знаю, ты не являлся и не являешься активистом Куликова Поля. А близки ли тебе были те идеи, которые витали над КП до 2-го мая 2014-го года, разделял ли ты их?
— Всегда считал, что отделение Одессы от Украины – это не очень хорошо, наверное. Я был нейтрален, скажем так. До того момента, как всё произошло. Потому что после 2-го мая поддерживать такую людоедскую власть это «не кошерно» совсем.
— С чего всё началось для тебя 2-го мая? Как ты оказался в Доме Профсоюзов?
— Да с работы шёл через Куликово Поле и, так получилось, – угодил в замес! Толпа, которая налетела, они рассосались, как-то сразу вокруг. Взяли Дом Профсоюзов, фактически, в окружение, пришлось спасаться бегством. А куда бежать? Всюду балаклавы и дубины… Только туда. Ждали, что придёт милиция, разборонит, но не дождались, к сожалению.
Забежал я, значит, внутрь, с толпой народа. Так и вышло: с одной стороны толпа народа, с другой тоже толпа, только с камнями и палками. Выбора не было. Внутри царила паника. Было очень много людей! Никаких там не 48 человек! Было гораздо больше, раза в четыре. Точно, по головам, не пересчитывал, но толпа была приличная. Люди были растеряны и не знали что делать. А когда пошёл уже, непосредственно, штурм, когда начали выбивать окна, через них пошли бутылки с коктейлями Молотова, только тогда люди начали строить баррикады.
Получается, от центральной лестницы два выхода, оттуда начали стаскивать шкафы, двери – всё, что было под рукой. Всё туда стаскивали, чтобы защититься. Потом всё равно эту баррикаду подожгли. Что до оружия, которое, как рассказывают, якобы было у куликовцев: лично я видел всего один револьвер под патрон Флобера. Это такая, почти игрушечная пукалка 4 мм, по крысам стрелять. Всё. Палок несколько и щиты из фанеры. Этими щитами потом прикрывали выбитые окна, чтоб коктейли не залетали и, когда дым пошёл от камней и пуль, чтоб дышать можно было. А если учесть, что даже огнетушитель я видел только один, и тот порошковый, – то, наверное, трагедия была предрешена заранее, я так думаю.

Народ стал подниматься на верхние этажи, когда от баррикад почувствовался газ. Обычный слезоточивый газ. Запершило в горле, защипало глаза, резкий запах, ну что-то на подобие «Черемухи» или «Терен 4». И пошёл газ мощной струей, потому что даже в 3-4-х метрах люди начинали хвататься за горло. Пришлось отступить. А когда отступили на лестницу, между первым и вторым этажами, в окна и двери первого этажа стали свободно залетать бутылки с горючей смесью. Отбивать их стало некому. Особо гореть там было нечему, пол – каменный, стены – каменные. Гореть нечему, кроме баррикад.
Пошёл дым. Народ начал разбегаться кто куда. Лестница большая, широкая. Народ рассосался по комнатам. Потому что все возле одного окна, у центральной лестницы, никак бы не поместились, а дышать-то надо всем. Это их и сгубило, в принципе. Дым шёл очень густой, черный…Я выжил только потому, что ранее имел опыт тушения пожаров, и знаю, что такое сильное задымление, и как себя надо вести. Я ухватился за перила, натянул майку на лицо и, почти на четвереньках, рванул на самый верх. Там, какой этаж, не помню, пятый что ли, потыкался влево-вправо – везде закрыто, только налево коридор оказался свободен. Я по стеночке прошел до конца, толкал все двери подряд, пока не обнаружил незапертую дверь в туалет. Зашёл, окно закрыто наглухо, выбил оба стекла, чтобы было чем дышать.

Слышу, в коридоре крики, кашель. Я вернулся, а там два парня и три женщины, затащил всех в этот же туалет. Закрыл дверь, потому что задымление было очень сильное. Дым проходил даже через щели в дверях, причём такой густой, что мама дорогая, все в это окно лезли, чтоб подышать. Воздуха на всех не хватало. Пришлось как-то выкручиваться. Я снял майку, порвал ее на несколько лент, воды в кране не было, вода была перекрыта. Я сунулся к унитазному бачку, а он не разборный. Ну, что делать, я по бачку рукой долбанул, распорол себе руку, но крышку разбил. Вымочил в той воде тряпки, всем раздал и сам закутался. Так и продержались.
Окошко наше выходило на ту сторону, где улица Пироговская. Ну, там же, к ДП, как бы, пристройка такая, так вот, оттуда, из окон напротив, стали лезть… назвать их людьми… это не люди. Малолетки со стволами. Начали стрелять по всем окнам, откуда люди высовывались, чтобы глотнуть воздуха. В общем, в наше окошко, наверное, обойма из Макарова влетела. И ни разу не травмат! Когда пули входят в стену, это видно даже не специалисту, а я, всё-таки, в охране работаю.
Мы от окошка разбежались. Потом и стрелок куда-то ушёл, только флаг украинский вывесил. В это время на крыше появился человек. Вышел офигевший, глаза дикие, радуется от того, что живой. За ним ещё несколько, чудом уцелевших. Один из них послушал толпу, что снизу кричала, мол, ребята, спускайтесь, нафиг нам надо вас убивать. Поверил, дурак. Спустился. Тут же налетели, с вот такими дрынами…Что бывает, когда человека бьют с размаху по голове и лицу черенками от лопаты, думаю, говорить не надо. Осталась вместо человека изломанная кукла.
Остальные на это дело посмотрели и стали умнее. Надо было как-то выбираться. Карниз там вот такусенький, человек моей комплекции там никак не поместится, дай бог, чтоб воробей прошел. Удалось договориться с ребятами на крыше, они пообрывали кабеля антенные, связали их в жгут и перебросили этот жгут нам. Сидит человек на крыше, упирается ногами в бортик, другой конец я за батарею зацепил, и начали мы потихоньку женщин выпускать. Одной рукой за стеночку, другой – за канат этот, в общем, потихоньку, две женщины и парень по карнизу перешли. А следующая пара отказалась. Оказалось, это мать и сын. У матери истерика: «Не полезу»! Оно и понятно, страшно, пятый этаж. А сын отказался её бросать.

Через какое-то время я услышал, что в двери туалета стучат. Думаю: «Неужели, кто-то живой, в таком дыму»? Открываю, дым немного рассеялся, первое, что увидел – берцы. Смотрю, мужик в камуфляже на полу лежит. Седой, плотный, лет 50, может, больше. Ну, я его за шиворот взял и поволок, там оказалась, чуть дальше по коридору, лестница вниз, я ее раньше, в дыму не заметил. Я его по этой лестнице вниз волоку, думаю, где-нибудь воздух, окошко. Надеялся, может, в себя придет. И где-то, в районе третьего этажа, чувствую, меня кто-то по плечу хлопает и говорит: «Оставь мужика, он мертвый». Ну я пульс на шее, руке пощупал – точно, труп волоку. И тут мне сзади прилетело по затылку. Конкретно так. Так я познакомился с тремя правосеками на лестнице, а может, и не правосеками, чёрт их разберёт. Там много кто участвовал, кстати, в этой толпе, что ввалилась в Дом Профсоюзов, очень выделялись ребятки в старых советских армейских касках и с фанерными щитами, на которых штамп: «14-я сотня». Кто бы что там сегодня ни говорил, ребята, я это видел своими глазами. Так что, может не правосеки, а евромайдановцы наши, пушистые, хорошие, добрые. В общем, били меня долго и со вкусом.

Уже не помню, как мне удалось их убедить, чтоб не убивали. Может сами устали. Начали меня тащить по лестнице вниз, по коридорам, а трупов там…мама дорогая! И трупы, явно, не все, задохнувшихся людей. Чтоб было понятно, огонь выше первого этажа не поднимался. В смысле, бутылки с коктейлями Молотова залетали и на 2-й, и на 3-й этаж, но там, я уже говорил, гореть особо нечему. Пятно на полу выгорало и всё. А вот трупы лежали с обгоревшими руками и головами. Представляете, человек лежит, тело целое, а ручки черные, обуглившиеся и лица нет. Много было трупов с резаными ранами, с рублеными. С пулевыми отверстиями, в головах, в том числе. Лежит человек, три пулевые дырки в лице и затылка нет. И на стене пятно из мозгов. Вот такие пирожки с котятами… Никому не верьте, что все погибшие задохнулись в дыму. Да, какая-то часть задохнулась, возможно, но далеко не все.

В общем, вывели меня на улицу, а я тогда в охране работал, на работу и домой ходил в форме. Чёрная форма, берцы, шеврон. В общем, не знаю, за кого меня там приняли, но когда били, всё время спрашивали: «Кто по людям стрелял»? Посчитали, наверное, что я «найманець». Китель порвали, плечи осматривали, искали снайперский синяк от приклада. Не нашли. А из чего мне стрелять? Из пальца? Скажу, что если бы у куликовцев действительно было оружие, и они действительно были готовы к чему-то, то к баррикадам бы никто так просто не подошёл.
Побили меня мужественно, толпой на одного. Заставили гимн петь, «Слава Украине» кричать. Ой, чуть не забыл! Про европейские, демократические ценности. В процессе избиения, европейцы, совершенно по-европейски с*издили у меня кошелёк и телефон. С моего телефона, кстати, какая-то паскуда позвонила моей жене ночью: «Мужа своего не ждите, мужа нет у вас больше». Ножик у меня в кармане ещё был, маленький такой, перочинный. Вот за это оружие страшной разрушительной силы били особенно жестко. Потом меня передали милиции. Но поскольку автозаки к тому моменту ещё не прибыли, меня загрузили, как бревно, в машину скорой помощи. А дальше в УВД привезли. Продержали 12 часов в коридоре. Раны мои, на руке, голове, лице, за это время основательно порасползлись. Сижу тихонечко, кровью истекаю, радуюсь, что живой. Мимо два мента прошли, не поворачивается у меня язык их милиционерами назвать, хлопчики лет по 25. Один на меня пальцем показывает и другому говорит: «Ну что, прессанем его»? Ну, думаю, замечательно! Там выжил, чтоб меня тут два идиота запрессовали.


Потом был долгий разговор с начальником «по борьбе с бандитизмом». Всё спрашивал, где служил, где оружие взял и так далее. Сфотографировали, сняли отпечатки пальцев. Тем временем коридорчик заполнялся, всех выживших куликовцев туда постепенно стаскивали. И народу было не очень много. Вот, если бы мне сказали, что задержанных 48 человек, вот в это бы я поверил, но никак не поверю в 48 погибших. В УВД отправляли всех, невзирая на состояние здоровья и степень избитости. Избитых было очень много, и не все из них были куликовцами. Я, например, встретил своего товарища, который просто живет рядом. Отмечал день рождения сына, вышел покурить, посмотреть, что за шум. Получил дубиной по лицу от патриотов, перелом обеих челюстей, верхней и нижней. Ни за что.
Позже, по сути, уже третьего числа, приехала дежурная бригада скорой помощи, начали определять наиболее «тяжелых». Очень много было людей, надышавшихся угарным газом. Кое-кого отпускали домой после того, как родственники привозили оригиналы и копии документов. Кстати, чтоб вы знали, гражданин Украины, в паспорте которого указано российское происхождение, – это преступник априори, на которого не распространяются никакие конвенции! По этой, наверное, причине, двое из таких, тяжело травмированных граждан, были вывезены из УВД в больницу в последнюю очередь. После скандала, устроенного врачом. И в больнице они находились под конвоем.
Меня сперва повезли на Ольгиевскую, там зашили руку, там же выявили ЧМТ и отправили в областную больницу. При себе у меня ни паспорта, ни удостоверения личности не было. Как потом оказалось, это счастье, что мой паспорт в УВД не попал. Людей начали арестовывать, и первыми именно тех, кого выпустили. В общем, положили меня в стационар. Сотрясение нешуточное. А под дверь посадили целых пять милиционеров. Хлопчики просидели аж три дня, дежурили и внутри палаты, и снаружи. На четвертый день они снялись без всяких объяснений. Меня стали навещать друзья. Они же сообщили, что наши любимые националисты-патриоты вытребовали у милиции паспортные данные всех задержанных на Куликовом Поле, и где, в каких больницах, кто лежит.

Чтобы не получить по голове повторно, я из больницы прямо в швах сбежал. Перед первым сентября 2014-го повёл я ребенка в больничку, проходить медкомиссию. Тут мне позвонила жена и сообщила, что под дверью у нас милиционеры. В общем, ребенка я передал родственникам жены и рванул в Крым. Подальше от СБУ, потому что сидеть в тюрьме за то, что выжил, нет желания. В Крыму я пробыл чуть больше четырёх месяцев, потом вернулся. Буквально на третий день меня пригласили повесткой в следственное управление. Оперативно. Думаю: «Схожу, авось не закроют сразу». Как выяснилось, правильно я сделал, что пришёл, могли бы запросто избрать меру пресечения и сидел бы где-нибудь, вшей кормил. Сначала предъявили подозрение в участии «в массовых беспорядках, повлекших за собой гибель иных лиц и порчу государственного имущества». Статей там было много, на самом деле: измена Родине, превышение служебных полномочий, преступная халатность…Хотелось сказать: ребята, я мимо шёл, я на КП не работал, какая халатность? Какие полномочия? Я не госслужащий!
Как оказалось, милиция у нас не только оперативная, но и очень грамотная. Даже место жительства и район перепутали, имея на руках паспортные данные. Переврали мне и год рождения. Ходил я к ним почти месяц, рассказывал, что не верблюд. Через месяц мне выделили бесплатного адвоката, который помог тем, что сообщил про статью 63-ю Конституции Украины, по которой я имею право не давать показаний против себя. В один прекрасный момент мне позвонил следователь и сообщил, что я переведён из подозреваемых в свидетели. Ура, товарищи! И только в июне этого года я узнал, что уголовное дело, которое против меня возбуждали, было закрыто ещё в феврале, за отсутствием состава преступления. Вот такое оно, правосудие у нас…

 

Метки: , , , ,

Сотрудники коммунального предприятия вынуждены снова начать забастовку.


Как рассказали источники на предприятии, несмотря на клятвенные заверения руководства КП погасить трехмесячную задолженность перед коллективом не позднее 8-го сентября, люди продолжают сидеть без заработной платы.

<Денег как не было, так и нет. Каждый день нас кормят , а директора, под чью личную расписку мы согласились прекратить прошлую забастовку, уволили. Теперь и спрашивать не с кого, — рассказали нам сотрудники предприятия. — В прошлый раз мы поверили и промолчали, в этот раз мы готовы к более радикальным мерам>.

К предупредительному мероприятию обещают присоединится более половины сотрудников предприятия.

В горсовете, между тем, утверждают, что выделенные на погашение долгов средства уже перечислены на счета . Почему в таком случае людям не заплатили, непонятно.

, — отметил представитель бюджетной комиссии муниципального собрания.
dumskaya.net 21.09.2015

 

Метки: , , ,

В ООН заявили об уничтожении большинства доказательств о событиях 2 мая в Одессе


Большинство доказательств, касающихся событий, произошедших 2 мая 2014 года в Одессе, уничтожены, заявил специальный докладчик ООН по вопросам внесудебных казней Кристоф Хайнс.

«Доказательства были уничтожены сразу после событий и изучить их было очень сложно. А процесс поиска преступников — очень медленный», — заявил он в ходе брифинга в Украинском кризисном центре, передает ТАСС.

Хайнс отметил, что украинскому правительству необходимо ускорить анализ действий сотрудников правоохранительных органов во время массовых беспорядков в Одессе, произошедших 2 мая 2014 года, а также роль пожарных, которые долго реагировали на сигналы о пожаре в Доме профсоюзов. «Сообщений было очень много, но пожарные приехали слишком поздно», — подчеркнул он.

1 сентября глава МИД России Сергей Лавров высказал мнение, что виновные в массовом сожжении людей 2 мая в Одессе вряд ли будут установлены.

Радикалы оказывают давление на суд, поэтому справедливого решения по делу о поджоге Дома профсоюзов ожидать не стоит, заявил представляющий интересы защиты адвокат Кирилл Шевчук.

По данным МВД Украины, в результате беспорядков погибли 48 человек. При этом в ведомстве сообщили, что на месте пожара в Доме профсоюзов были найдены следы хлороформа, это вещество якобы стало причиной смерти 32 человек. Шесть человек погибли от огнестрельных ранений, еще 10 выпали из окон во время пожара и разбились.

На скамье подсудимых оказалось 20 человек — исключительно представители «антимайдана», 10 из которых содержатся в СИЗО. В Малиновском районном суде Одессы во вторник продолжится рассмотрение по существу этого уголовного дела.

24 марта эксперты «Группы 2 мая» обнародовали результаты своего расследования причин возникновения пожара, динамики распространения огня и дыма и причин смерти людей внутри Дома профсоюзов в Одессе.

2 мая 2014 года в Одессе в ходе противостояния с футбольными фанатами и радикалами из «Правого сектора» сторонники федерализации были вынуждены укрыться в Доме профсоюзов. После этого украинские националисты подожгли здание, а тех, кто пытался спастись от огня, обстреливали и добивали палками и камнями. По данным МВД Украины, в результате беспорядков погибли 48 человек, по неофициальным — до полутора сотен.

Источник: rusnext.ru

 

Метки: , , , , ,

Коммунальщики в Одессе объявили забастовку из-за долгов по зарплате


Сотрудники КП «Теплоснабжение города Одессы» во вторник начали бессрочную забастовку из-за задолженности по заработной плате, сообщает dumskaya.net.

Как уточняет издание, зарплата не выплачивается коммунальщикам уже около трех месяцев.

«Тепловики составили коллективное письмо на имя начальника профсоюза и подготовили письмо президенту Украины с требованием разобраться с ситуацией, возникшей на предприятии., По словам тепловиков, невыплата зарплаты может грозить городу срывом отопительного сезона, ведь именно сейчас должны проводиться основные подготовительные и ремонтные работы», — говорится в сообщении.

РИА Новости Украина 13.08.2015

 

Метки: , ,

В Одессе неонацисты травят собаками сторонников «антимайдана»


Украинские экстремисты жестоко притесняют в Одессе сторонников активистов «антимайдана», попавших под суд по делу о трагических событиях мая 2014 года.

Об этом сообщил известный одесский блогер Григорий Тарасенко.

«Людей возле здания суда „правосеки“ травят собаками, обливают зеленкой, закидывают камнями, провоцируют на драки. Одесская милиция на все это закрывает глаза.

Милиционеры задерживают журналистов, общественников, правозащитников — людей, которые пытаются соблюдать закон, но только не тех, кто провоцирует драки», — сообщает правозащитник.

В частности, по словам Тарасенко, не раз подвергался избиением адвокат Кирилл Шевчук, который защищает «антимайдановцев».

«Для устрашения в Одессу киевская хунта направила радикалов из Тернопольской, Ивано-Франковской, Львовской областей, которые получили регистрацию в городе. Эти люди устраивают провокации, в том числе и у здания суда. В городе сохраняется напряженная обстановка, а большинство граждан запуганы», — сообщает блогер, известный как «Гоша из Одессы».

Накануне, 5 августа, в Малиновском районном суде Одессы были зачитаны обвинения в адрес восьми из двадцати подсудимых по делу о событиях 2014 года. Ранее работа суда неоднократно сопровождалась беспорядками, которые устраивали экстремисты.

«На скамье подсудимых одни антимайдановцы, — подчеркнул Тарасенко. — Они год назад спасали свои жизни из охваченного огнем Дома профсоюзов. Его подожгли радикалы из „Правого сектора“*, однако не они, а те, кто был в здании и чудом спасся, оказались под судом».

Напомним, трагедия в Одессе произошла 2 мая 2014 года. Прибывшие в город участники ультраправых группировок сперва сожгли палаточный лагерь на Куликовом Поле, где горожане собирали подписи за референдум о федерализации Украины и присвоении русскому языку государственного статуса.

Затем неонацисты окружили Дом профсоюзов, где укрылись одесситы из числа противников «майдана» и подожгли его. Жертвами террора стали, по разным данным от 40 до 200 человек, сотни получили ранения.

* «Правый сектор» — запрещенная в РФ экстремистская организация.
Источник: rusvesna.su

 

Метки: , , , , ,

Двое одесских ментов обстреляны и один убит возле пляжа «Аркадия»


В Одессе возле городского пляжа «Аркадия» неизвестный расстрелял двоих сотрудников полка патрульной службы милиции во время несения службы, один из них позднее скончался в больнице. По горячим следам злоумышленника задержать не удалось, передает сайт «Думская».

Пресс-служба ГУ МВД города сообщила: «26 июня, в 22:20 поступило сообщение о том, что у пляжа «Аркадия» в городе Одесса двое сотрудников полка патрульной службы милиции получили огнестрельные ранения». Правоохранители находились в форменной одежде с табельным оружием на патрулировании по охране общественного порядка. Неизвестный выстрелил обоим в живот.

Сотрудники милиции были госпитализированы. Выясняются обстоятельства происшествия.

«Думская» пишет, что вечером в пятницу в районе «Аркадии» разыскивали мужчину «средних лет в серой футболке, черной куртке, темных очках с рюкзаком».

Напомним, в ночь на пятницу, 12 июня в центре Одессы и в спальном районе города прогремели два взрыва, в результате которых повреждено два рекламных щита с патриотической рекламой и газетный киоск, пострадавших нет, сообщило ГУ МВД Украины в Одесской области. По факту взрывов возбуждено уголовное дело.

 

Метки: , , ,

Одесское подполье доказывает, что город не подвластен хунте и Саакашвили


В ночь на пятницу в центре Одессы и в спальном районе города прогремели два взрыва, в результате которых повреждено два рекламных щита с патриотической рекламой и газетный киоск, пострадавших нет, сообщило ГУ МВД Украины в Одесской области. По факту взрывов возбуждено уголовное дело.

«Сегодня в 2:30 и 2:35 на спецлинию «102» поступило сообщение о том, что на углу улиц Краснова — Адмиральский проспект и Разумовская — Старопортофранковская прогремели взрывы. Неизвестными лицами были приведены в действие взрывные устройства, установленные на металлических конструкциях каркасов наружной рекламы. В результате срабатывания взрывных устройств повреждены оба билборда с патриотической рекламой и газетный киоск», — говорится в сообщении полиции, которое приводит агентство УНИАН.

По данным украинских правоохранителей, эквивалент взрывчатых устройств равнялся 200 граммам в тротиловом эквиваленте. Устанавливаются все обстоятельства данного происшествия. На месте происшествия работают две следственно-оперативные группы и руководство одесской милиции. Территорию обследуют специалисты взрывотехнической службы.

Инцидент ночью начали обсуждать на городском форуме: «на Чубаевке тоже слышно было», «судя по перекличке, слышно по всему городу», «не фига не гром», «настолько сильно и близко не было никогда», «кажется, весь город проснулся».

«Народ, я на 1 станции, бахнуло, пишу в вайбере подруге, а у нее бахнуло через пару сек после моего сообщения, она в Нати живет (Хаджибеевский лиман). На сообщение и доставку и т.п. ушло сек 15-20. Выходит, 2 взрыва?» — пишет пользователь форума Иришка (орфография и пунктуация автора сохранены).

По данным интернет-газеты «Топор», предположительно, одно взрывное устройство сработало на перекрестке Большой Арнаутской и Старопортофранковской. Туда уже прибыли сотрудники правоохранительных органов, врачи и пожарные. Второй взрыв, по неподтвержденной информации, прогремел на улице Таирова, пишет «Топор».

«Южный Курьер», ссылаясь на пользователей соцсетей, сообщает, что на улице Мечникова от взрывной волны повыбивало стекла.

Портал infocenter-odessa.com указывает, что на пересечении Большой Арнаутской и Старопортофранковской взорвали взорвали билборд о «сепаратизме» и что «Крым — это Украина». «Топор» уточняет, что всего взорвали два рекламных щита — второй располагался на Адмиральском проспекте.

Напомним, 12 марта около 00:40 в бизнес-центре «Адмиральский» на одноименном проспекте произошел очередной взрыв, сообщает пресс-служба МВД Украины.

«Неизвестными лицами было приведено в действие взрывное устройство, установленное у входной двери арендованного офиса организации Политической партии «Объединение» Самопомощь», — говорится в сообщении.

В результате взрывной волной было повреждено помещение офиса и окна соседних помещений бизнес-центра. Жертв и пострадавших нет.

 

Метки: , , ,

В Раду внесен законопроект об оправдании «Одесской Хатыни»


В Верховную Раду внесен проект закона об освобождении от уголовной ответственности участников событий в Одессе 2 мая 2014 года, когда в результате массовых беспорядков и последовавшего за ними пожара в Доме профсоюзов погибли около 50 человек. Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на пресс-службу украинского парламента.

Текст документа под названием «Проект закона об освобождении от уголовной ответственности граждан — участников событий, имевших место 2 мая 2014 года в Одессе» пока не публикуется. Инициатор законопроекта — депутат от фракции «Блок Петра Порошенко» Алексей Гончаренко.

Политик известен тем, что принимал активное участие в одесских событиях. Он выкладывал фотографии убитых и сожженных людей в интернет.

Пожар в одесском Доме профсоюзов произошел 2 мая 2014 года. Ему предшествовал митинг Антимайдана, которому попытались дать отпор майдановцы. В результате столкновения антимайдановцы отступили и укрылись в здании ДП, после чего окружившие здание представители «ультрас» и других радикальных организаций начали забрасывать его бутылками с зажигательной смесью. В результате произошедшего в ДП пожара, по официальным данным, погибли 48 человек, более 200 пострадали. Очевидцы же говорят о более чем сотне убитых.

В сентябре прошлого года расследование пожара официально завершилось. МВД Украины отчиталось о предъявлении обвинений 24 фигурантам, которых подозревают в организации массовых беспорядков. Тогда же глава ведомства Арсен Аваков заявил, что установлены личности всех виновников произошедшего.

Источник: rusvesna.su

 

Метки: , , , ,

Влад Войцеховский: Нынешняя Одесса — город проституток и барыг


Кирилл Нестеров, 36on.ru

Прогуливаясь по вечернему Алчевску 30 апреля корреспондент 36on.ru под памятником Ленину встретил ополченца, который сидел под монументом на табурете. Им оказался член запрещенной на Украине партии «Боротьба» Владислав Войцеховский, позывной «Одиссей» — один из выживших в трагедии одесского Дома профсоюзов 2 мая 2014 года.

— Что ты здесь делаешь?

— Служу в вооруженных силах Новороссии.

— Откуда ты, и как попал сюда?

— Я из Одессы, попал в армию Новороссии после обмена пленными 26 декабря прошлого года.
— Ты был в плену?

— Меня не в плен взяли, меня взяли в Одессе в августе, когда я вернулся после отдыха в Крыму домой. Местное СБУ инкриминировало мне участие в террористической группировке, несколько взрывов, устроенных в Одессе, тоже приписали мне. На этих основаниях меня задержали и четыре месяца продержали в СИЗО. Уже потом по обмену пленными я попал сюда.

— Скажи, что ты видел в Одессе 2 мая 2014 года? Я так понимаю, ты был участником событий в Доме профсоюзов?

— Да, я участвовал в событиях, которые происходили в Доме профсоюзов.

— И так понимаю, ты выступал на стороне «Антимайдана»?

— Совершенно так.

— Расскажи, что ты видел своими глазами, и что тебя больше всего поразило в тех событиях?

— Больше всего поразило, что кучку несчастных стариков бабушек и дедушек и еще где-то 50 молодых человек загнали в здание, которое потом начали расстреливать со всех сторон, а после и вовсе подожгли. Как будто это не люди вообще.

— Кто вас загонял? Кто расстреливал? Вам предъявляли какие-то требования или просто тупо молча загнали?

— Нет, требований к нам никаких не было. У наших противников было единственное желание: разогнать Антимайдан в Одессе. Пользуясь случаем — а в тот момент трендовой была тема футбола, — сторонники Евросоюза свезли в наш город большое количество боевиков с Майдана, так же ультрасы Одесские и Харьковские. То есть, под шум футбольных кричалок, одесский Антимайдан был уничтожен, а его сторонники жестко подавлены.

— Сколько трупов ты видел?

— Лично я трупов видел немного. Ну как немного — нас уже не было там на тот момент, когда трупы собирали. Видел застреленных при мне несколько человек. На моих глазах люди, подходившие к окнам падали замертво с дырками от пуль в голове.

— Когда вы выходили из дома профсоюзов что вам кричали, вас били?

— Что они кричали, не помню, ну «бей сепаратистов», мягко говоря. Просто разъяренная толпа, вооруженная палками, цепями, арматурами, лопатами саперными — там все что угодно было, увидела, что мы выходим, просто накинулась нас забивать.

фото из личного архива Владислава Войцеховского

— Они хотели вас наказать или попросту убить?

— Этого я не могу знать. Просто даже если брать официальную цифру, сколько они тогда убили, вряд ли они у них была цель просто нас наказывать. Никто не гарантирует, например, вот бьет тебя человек битой по голове, он вроде не хотел тебя убить, потом второй, проходя мимо, пнул тебя берцем по голове, потом третий, четвертый, на пятый раз ты уже просто умрешь, а никто из них, вроде, убивать тебя не хотел… В основном, все самые зверские события происходили в доме профсоюзов. То, что на камеры попало — как они добивают тех, кто из окон выпадает. Нас когда вывели — забили. Нас свалили в одну кучу, и когда журналисты начали нас снимать, некоторые нападавшие начали перематывать нам головы, обливать перекисью, делать вид что они такие молодцы, умнички, спасители украинской нации. Вот так вот.

Мне стыдно за свой город

— Сами Одесситы, носители того самого одесского менталитета, про который сложено много песен анекдотов, баек. Сейчас это те люди, которые были десять лет назад, или они изменились?

— Да люди, пожалуй, те же. Вот одна из фишек Одесского менталитета, скажем грубо, это город проституток и барыг.
В принципе, не важно, какой строй был в Киеве, в Одессе ко всему приспосабливались, жили сами по себе. У всех была работа, было что-то хорошее. Сейчас даже те люди, держатели мелкого среднего бизнеса, которые выступали сначала за Майдан, в итоге его потеряли. Люди остались те же.
Мне даже немножко стыдно за свой город, потому что не представляю, что бы такое случилось, чтобы город затих полностью, не считая единичных нормальных пацанов, которые вели работу в городе против Майдана. Все остальные забились по своим квартирам, и вся их революционность проявлялась, наверное, только по пьяни в пятницу вечером на кухне.

— Во время событий на Майдане среди одесситов какой был настрой? Они были за Майдан, против него, или им было совершенно все равно?

— Вот я бы сказал, что половине было пофиг, потому что не верили, что Майдан — это что-то серьезное, думали, что его разгонят и все. Другая половина была решительно против. За Майдан, если брать в процентном соотношении, было, наверное, процента три одесситов, и то это именно местных.

— То есть, подавляющее большинство участников убийств и избиений в Одессе 2 мая были приезжими?

— Естественно. Я с 16-ти лет занимаюсь всякими политическими движениями — молодежными антифашистскими. Мы своих одесских правых радикалов в лицо знаем давно еще, многие годы. Мы знаем, что их всего 15-30 человек. Ну а там их было не пятнадцать и не тридцать. Местных мы всех знаем, в том то и прикол, это были в основном свезенные.

фото из личного архива Владислава Войцеховского

— Основная масса одесситов до событий второго мая, были аполитичными, или они все-таки занимали какую-то политическую позицию?

— Было такое впервой, когда начался «Антимайдан», на первые митинги после смены власти приходили тридцать тысяч человек. Одесса такого никогда не видела, она была всегда аполитичным городом. У нас, если митинг проходил на двести человек с какими-то флажками, то это было уже о-го-го! А тут реально тысячи людей, просто тысячи, бесконечные тысячи ходили маршами, с русскими и украинскими флагами вместе.

— Что это были за митинги? За что-то или против чего-то?

— Все это были митинги против новой власти, которая пришла путем этого самого Майдана. Они хотели жить по-старому, все понимали к чему это все приведет. Был когда-то Ющенко. И тогда уже было не очень хорошо: пошли навязывания криминальной ответственности за непризнание голодомора, за непризнание украинского языка и всё такое. В этот раз все люди понимали, что теперь будет гораздо хуже. Если сейчас посмотреть на результат — все бизнесы и все заводы поотжимали. «Правосеки» свободно ходят, казиношки закрывают, непонятно чем занимаются, да кто они такие?!

— Что в одесситах изменилось после событий на Куликовом поле и в доме профсоюзов? Они уже не выходят многотысячными митингами?

— Людей запугали. Сейчас исправно бабушки, женщины, дедушки, некоторые мужчины, которые остались, ходят каждое второе число в память о погибших кладут цветочки, палят свечки, запускают шарики, делают баннеры. Там человек сто, я не видел никогда больше. Это настолько маленький процент людей, от тех, кто был на антимайдане, что даже немножко стыдно. Да.
Я видел и тут много одесситов, которые после второго мая сюда приехали. Их действительно тут много. Они понимали, что мирным способом уже ничего не сделаешь. Они поехали сюда, чтобы давить с этой стороны эту власть, или мстить за своих друзей, родственников, братьев, сестер.

— Сюда, в смысле в Алчевск?

— Не только в Алчевск. Я был и в Донецке, и в Луганске, там встречал много одесситов, которые после второго мая приехали сюда просто воевать против украинской армии в добровольческих батальонах, просто мстить за своих погибших сограждан.

— Скажи, пожалуйста, у тебя сейчас остались какие-то связи с ребятами, которые остались в Одессе? Какие сейчас настроения в городе? Людей продолжают запугивать?

— Да, я общаюсь со своими друзьями, которые остались там. Их продолжают запугивать. Многих людей СБУ закрывает каждый день: за неугодные ссылки и посты «ВКонтакте». А настроения остались такими же, как и когда я там был в августе и когда я был в мае. Все мое окружение, с кем я общаюсь, и вообще все разговоры в народе — все ждут, когда мы уже придем их освободим.

— А сами люди что готовы для этого сделать?

— Что-то готовы. Этого я наверняка не знаю. Выйдут на митинг с флагами и будут нас встречать, я не знаю, что они готовы еще делать.

— А «Правый сектор» в Одессе живет?

— Конечно. У них полная безнаказанность, свобода действий, им никто не указ, они делают, что хотят: «отжимают» бизнесы, воруют машины, и их никто за это не трогает.

Одесская аполитичность

— Какие политические настроения сейчас в Одессе? Это коммунистические, имперские, либеральные, демократические? Грубо говоря, если брать весь букет всей политической идеологии, какая там преобладает?

— Не могу сказать какая преобладает. Дело в том, что из тридцати тысяч антимайдановцев, которые в этом участвовали, тысяч двадцать пять не были приверженцами какого-то политического строя, имели какую-то четкую идеологическую направленность. Они просто вышли против новой власти. И сейчас там ничего не поменялось. Есть группа коммунистов, группа монархистов, но в основном это вызвано все протестной волной, беспределом новых киевских властей, который происходит на территории Одессы и киевской Украины в целом.

— А что конкретно они называют беспределом?

— Да все. Взять те же цены на коммуналку, их завышают каждый месяц по несколько раз, так что вообще непонятно, что они там собираются делать, и что они будут делать. Военкоматы — никому, например, не нравится, что всех пытаются в армию забрать, потому что никто не хочет воевать за какого-то Порошенко, Яценюка, этих конченных непонятных недочеловеков.

«Сало Уронили!»

— А вот что лично тебя не устраивает в том же правительстве Порошенко, Яценюка?

— Меня лично, что они установили диктатуру жесткую. Скажем так, все что происходит — война на Донбассе, второе мая в Одессе, девятое мая в Мариуполе, это все дело его рук и его окружения. Все не устраивает, все…

— Какую альтернативу ты видишь новоукраинскому правительству?

— Народовластие. Для начала надо людям дать свободу выбора, которой у них сейчас нет на Украине нигде.

— Это один из лозунгов Новороссии, почему ты считаешь, что это единственный выход?

— Потому что в таких условиях, в которых сейчас находится Новороссия, если вернется к капитализму, который тут был и еще остается, Новороссии тогда просто не будет. У нее не будет шансов никаких, как и нет шансов сейчас выжить у Украины, которая из последних сил цепляется, мотивируя людей какими-то лживыми идеями, чтобы они что-то делали ради целостности своего государства, которое они сами же и раскололи. Поэтому единственный выход — народовластие, чтобы люди были довольны всем, чтобы люди все имели. Чтобы человек мог зайти к любому чиновнику и что-то потребовать, чтобы не было в будущем этих майданов. По всем принципам народовластие так, как оно должно быть, не так как его преподносят на Украине — демократия — народовластие. То же самое слово. Ну и где оно там это народовластие? Или народ — это сто человек, а остальные — так, собаки?!

— Как ты считаешь, народ Новороссии, народ Донбасса сам готов к народовластию? Он готов к этой ответственности?

— Я думаю, что они уже год как показывают, что они к этому готовы действительно, иначе они бы не брали в руки оружие. Жили бы сейчас в Украине, ходили бы кричали «Слава Украине».

— А почему лично ты не кричишь «Слава Украине»?

— Почему, я могу и проорать (смеется). И я это сделаю, может в Одессе. Хочется очень в Киеве на майдане крикнуть это лет так через шесть, когда там не будет уже этого глобуса, этой статуи, а будет выжженное поле, я бы тогда крикнул, а пока как-то не хочется. Сейчас напрашивается лишь «Сало уронили!»

— В смысле крикнул с целью поиздеваться?

— Конечно!

В Одессе больше нет праздников

— Какой ты бы хотел видеть Одессу лет так через пять-десять?

— Я хочу чтобы она была такой же, как и лет пять-десять назад: нормальный цветущий город, веселые, вольные карнавалы, фестивали, чтобы было все чисто по-одесситски. В Одессе больше нет праздников. До второго мая у нас было два самых больших праздника — это День города, второго сентября, и первоапрельская Юморина. После Майдана ни одного из этих праздников в Одессе не стало. Раньше тысячи людей выходили в город — там карнавалы проходили, танцы, люди жили нормально, могли себе позволить и отдохнуть хорошо и красиво. Сейчас этого всего уже нет. Сейчас если ты выйдешь прогуляться по Деребасовской – встретишь пару человек несчастных, из них половина будет собирать бутылки из урн, другая половина сидеть эти бутылки туда класть.

Шестьдесят суток за георгиевскую ленточку

— Те люди, которые готовы сейчас выходить, бороться с уже действующей киевской властью — кто эти люди?

— На самом деле хотят многие, просто позволить себе это пока что могут только дедушки и бабушки, просто потому, что их хотя бы палками на улицах не забивают. Как-то после второго мая на Куликовом поле появился молодой пацан с георгиевской ленточкой, с восьмилетним ребенком. Его там же арестовали и увезли. Пришили хулиганку, закрыли на шестьдесят суток.

— На шестьдесят суток только за георгиевскую ленточку? То есть, по Одессе никто с ленточками не ходит?

— Да. Уже после второго мая — больше никто. Потому что начались активные аресты активистов Антимайдана. До этого СБУ просто не решались этого делать, потому что видели силу Антимайдана и побаивались, что если начнут, то они останутся без своего здания и прочего имущества. А второе мая стало переломным моментом в плане их работы, потому что они увидели, что якобы та сторона сильнее и начали арестовывать приверженцев Антимайдана.

После одесской весны

— Весной прошлого года из Одессы много людей уехало?

— Был большой поток мигрантов из Одессы после этого. Я, например, тоже уехал на три месяца в Крым. Нам пришлось уехать, потому что нас предупредили, всю нашу организацию «Боротьба», что если мы где будем себя проявлять — нас арестуют. Потому пришлось уехать. Да и в Крыму встречал многих Одесситов, которым после второго мая было противно находиться в этом городе.

— А зачем ты вернулся?

— Потому что не смог долго сидеть ничего не делать. Смотреть по новостям, что там происходит.

фото из личного архива Владислава Войцеховского

— Ты возвращался в Одессу с желанием продолжить борьбу?

— Конечно, только уже другими методами, уже не с флагом ходить по центру города, как дурачок.

— И много таких, которые вернулись, чтобы бороться там было?

— Да. Там много было тех, которые и не уезжали, правда, они ничего не делали. Там еще много людей есть наших, которым, если мы немножечко поможем, сделают все что могут. А есть люди, которые могут многое.

— Как ты считаешь, что должно произойти, чтобы в Одессе народ все-таки поднялся?

— До второго мая я бы сказал, что должно произойти, чтобы народ поднялся. Но после того как оно произошло и народ не поднялся, теперь уже только наше личное вмешательство, вмешательство вооруженных сил Новороссии.

— То есть, ты считаешь, что ополчение Донбасса все же спасет Одессу?

— Многие местные не захотят никуда идти, когда отобьют свои границы. Я уверен, что у меня есть товарищи, которые со мной туда пойдут, и мы все сделаем, как должно быть. В 44-ом же не остановились на Сталинграде, шли до конца. Занчит, надо идти до конца, потому что рыба гниет с головы — голова идет в ту сторону.

— И до какой территории ты готов идти?

— Помимо ЛНР и ДНР, Харьков и Одесса, Запорожье, Николаев, Херсон.

Мусорная свалка на юго-востоке

— Какой ты хочешь видеть Новороссию: как независимое государство или же, как республику в составе одной из стран?

— Я вижу Новороссию независимым государством, которое при условии, что мы возьмем те области, о которых я тогда говорил, будет себя обеспечивать, да еще как. Скажем так, если взять Новороссию, как я ее вижу, все те области, которые я перечислил, они и так всю Украину обеспечивали на 80%. То есть они обеспечивали не только себя, но и конченные дотационные регионы. Несчастные люди, которые лучок в Киеве на Крещатике выращивают и свиней кормят. Говно, которое считает себя нацией. Поэтому Новороссия может себя вполне обеспечить, даже кому-то еще помогать, возможно, в будущем.

— Вопрос, который будоражит многие умы с самого начала войны «Майдана». Украина вроде бы как одной ногой вступила в Евросоюз с его либеральными и демократическими ценностями. Но в этой стране продолжает зиговать «Правый Сектор». Вот что это: двойные стандарты, или страны западного мира в упор чего-то не замечают, ведь не зря же, наверное, в Донецке машины ОБСЕ базируются исключительно на парковке для инвалидов?

— Мне картинка с машинами ОБСЕ всегда нравилась — они и же и есть моральные инвалиды двойных стандартов. Да, скорее всего европейские страны внутри своих государств такого бы не потерпели. Оно им не надо. На этом несчастном полигончике для их войны с какими-то более сильными государствами, они могут закрывать глаза на то, что происходит, им уже все равно. У них там убили одного журналиста, все три миллиона вышло — поплакали. А тут что? Здесь — их не касается. Здесь не Европа, а мусорная свалка для Европы на юго-востоке.

Украина быстрее в Новороссию вступит, чем в Евросоюз

— Зачем в таком случае европейские страны старается принять Украину в свой союз?

— Я, честно, не видел, чтобы Европа старалась Украину куда-то принять. Слова словами, как у нас в Одессе говорят: «Говорите, и мы тоже». Говорить могут все. Реальных шагов никаких нет в будущее.

— То есть, считаешь, что Украина в Евросоюзе — это утопия или анекдот?

— Я верю больше, что Украина быстрее в Новороссию вступит, чем в Евросоюз.

— Ты считаешь территории Новороссия самодостаточным явлением, почему?

— На данный момент — ДНР, ЛНР, это мощнейшая угольная и металлургическая промышленности. Шахты здешних регионов, которые приносили огромные доходы Украине. Одесса и Иличевск — это самые большие порты, в которых есть крупные припортовые заводы. То есть, это основа торговли с другими государствами. Наши степи, на которых растет та же пшеница, вся Европа потребляет нашу муку, кушает наши макароны. Нам есть за счет чего жить.

— Как ты думаешь, почему в нынешнем украинском правительстве так много иностранцев?

— Требования иностранных государств, которые им деньги дают. Скорее всего, это необходимо для пущего продавливания западного лобби.

— Почему же в таком случае нацисты Украины так спокойно принимают иностранных граждан в своем правительстве и не выступают против них?

— Это факт лишний раз доказывает абсурдность и «глубину» их идей.

— На чем же было выращено это поколение?

— Это все украинизация. На западной Украине, например, всегда проходили фестивали «Бандерштадте», проходили военно-патриотические лагеря бандеровцев со стрельбой, они учились, тренировались, а «Майдан» стал плацдармом проявления высшей степени боевиков, которых они растили. Это люди, которые в составе «УНА УНСО» воевали и в Грузии и в Чечне, против русских. Сейчас им говорят, что русские на нас войной пошли, и они воюют против каких-то там русских, которых я тут еще не встретил.

— А как же российские добровольцы?

— Добровольцы в ополчении Новороссии действительно есть. Это люди, которые ни копейки за это не имеют, даже я видел людей, которые оставили свои бизнесы, приехали сюда воевать. Эти люди воюют не за Россию, а за местных жителей, за Новороссию!

— Как ты считаешь, Новороссия состоится, или есть угроза ее слива?

— Я думаю, если мы правильно наладим работу, ту же политическую часть самой Новороссии, мы рано или поздно выйдем на тот уровень, когда не будем зависеть ни от кого. Если у нас будет хотя бы что-то напоминающее народовластие, то нас уже никто не сольет, никакой там наш президент или царь, как некоторые хотят. Если власть будет в руках обычных людей, то никто никогда эту страну не сольет, никакими средствами, способами. Потому что теми силами, которыми эта страна получала независимость и получает ее до сих пор — я думаю, предать такие идеалы не сможет никто.

 

Метки: ,