RSS

Архив метки: Олег Кашин

Турчаку задают неприятные вопросы не только следователи, но и жители его губернии


К губернатору Псковской области Андрею Турчаку, которого СМИ и правозащитники считают возможным организатором избиения журналиста Олега Кашина, обратилась воспитательница местного детского сада. Женщина попросила главу региона разъяснить ей, как можно прожить на зарплату, сократившуюся за год втрое.

Местная жительница Лариса Танцерева выложила на официальном сайте губернатора Псковской области расчетные листки за октябрь 2014 и 2015 годов. В первом документе сумма заработной платы воспитателя — 19 тысяч 927 рублей 20 копеек. Спустя год зарплата местной жительницы составила 6 тысяч 631 рубль.

В комментарии к фотографиям Танцерева рассказала, что «до 2013 года воспитатели получали унизительную зарплату». «Мы возмущались, нам добавляли копейки, и мы опять возмущались», — поведала она. Наконец с 2013 года воспитателям в Псковской области прибавили зарплату — «такую, что мы не могли поверить своему счастью», отмечает Танцерева.

Но к 2015 году работники дошкольного образования в регионе снова лишились всех надбавок. «Теперь срезали опять все. С начала с апреля премию разового характера, хотя она и была 700-1000 рублей, потом с июня и зарплату срезали наполовину. Нам все время обещают стимулирующие выплаты, но когда они будут и какими они будут — неизвестно! Научите, пожалуйста, жить на такие зарплаты семьей…» — просит воспитатель губернатора Турчака.

Автор жалобы также отметила, что работает в детском саду с 2002 года. «За это время получила высшее педагогическое образование, высшую квалификационную категорию», — подчеркнула Танцерева.

Напомним, ранее губернатор Андрей Турчак пригласил журналиста Олега Кашина в Псковскую область. «Мое приглашение Олегу по-прежнему остается в силе. За 5 лет в регионе многое изменилось. Пусть приезжает, у нас будет возможность все посмотреть и, глядя в глаза, обо всем поговорить», — заявил глава региона в интервью газете «КурьерЪ. Псков — Великие Луки».

По словам Турчака, журналиста, который считает псковского губернатора причастным к своему избиению, «просто используют втемную». Свое молчание на аргументы Кашина, которые тот разместил в нескольких публикациях своего «Живого журнала», глава области объяснил тем, что ранее в рамках уголовного дела ответил на все вопросы, которые интересовали следствие.

Комментируя появившуюся в СМИ информацию о том, что он якобы лично встречался с исполнителями нападения на Кашина в московском ресторане «Белое солнце пустыни», глава региона отметил: «При всем моем уважении к хозяевам «Белого солнца пустыни» и поклонникам восточной кухни, я ни разу в своей жизни в этом ресторане не был и не планирую».

Между тем, сам журналист заявил, что что готов встретиться с губернатором Псковской области Андреем Турчаком «только в рамках следственных мероприятий».

Реклама
 

Метки: , , , , ,

Письмо гауляйтерам Российской Федерации


Господа Путин, Медведев.

Мои коллеги уже писали вам открытые письма по моему поводу. Вы (и тем более ваш Следственный комитет) никак не ответили, но это как раз понятнее всего; вас просили «разобраться», но нужды в этом нет, я прекрасно понимаю, что вы давно «разобрались» и давно знаете, что ваш губернатор Турчак — инициатор уголовного преступления в отношении меня, того самого преступления, о котором один из вас говорил мне, что обещает оторвать головы его участникам и организаторам. Это преступление давно раскрыто, вы это знаете, и я не вижу смысла делать вид, что вся проблема в том, что вы должны «разобраться». Повторю, вы уже разобрались, ваше решение понятно.

Вы решили встать на сторону своего губернатора Турчака, вы покрываете банду громил и убийц, в которую входит Турчак. Наверное, мне, человеку, пострадавшему от этой банды, было бы логично возмущаться по этому поводу и говорить, что это нечестно и несправедливо, но я понимаю, что такие слова вызовут у вас только смех. Российские законы принимаются и исполняются под полным и безусловным вашим контролем, но вы не в состоянии следовать даже своим собственным законам. Каждый раз обнаруживаются обстоятельства, которые выше закона. Как изящно сформулировал спасающий сейчас Турчака и его партнера Горбунова следователь Соцков, которому отдали мое дело и который его старательно разваливает — есть законодательство, но есть руководство, и воля руководства всегда сильнее любого закона. Строго говоря, он прав в своей оценке реальности — ваша воля в России сильнее закона, и простой факт следования законности оказывается недостижимой фантастикой.

Следователя Соцкова я знаю уже не один год. Человек моего поколения, когда-то был журналистом на «Народном радио». Мне нетрудно представить его первокурсником юрфака, изучающим римское право — восторженным, честным, мечтающим изменить мир. Во что он превратился теперь? В перепуганного чиновника, мечтающего досидеть на своем месте до пенсии и потому готового на любые гнусности, в том числе и уголовно преследуемые. Кто сделал его таким? Вы и сделали.

Пятнадцать лет вашего царствования почему-то принято оценивать только в каких-то материалистических категориях. Нефть стоит столько-то, доллар столько-то, ВВП вырос на столько-то процентов и так далее. Но дело не в нефти и не в ВВП. История оценит ваши пятнадцать лет именно с точки зрения судьбы таких, как Соцков — это вы проложили ему путь от восторженного первокурсника, читающего после лекций новости на оппозиционной радиостанции, к цинику в погонах, вслух признающемуся в том, что воля ваших подчиненных — его начальников, — для него, следователя и офицера, выше любого закона. Я не имею права его осуждать. Перед глазами у него — пример его коллеги и товарища Алексея Сердюкова, заслуженного следователя, совсем недавно посадившего махачкалинского Амирова, а теперь фактически лишенного работы за то, что он посмел раскрыть мое дело, в котором фигурирует имя Турчака.

Ваш выбор между Сердюковыми и Соцковыми — он принципиален, конечно. Первые вам не нужны, а вторые — ваша самая надежная опора, и чем гибче будут их хребты, тем спокойнее будет вам. Ваши пятнадцать лет — не льстите себе, это не время возрождения России или вставания с колен, это время самой масштабной моральной катастрофы, пережитой нашим поколением. Персональную ответственность за эту катастрофу несете вы.

В современном российском обществе любой, даже самый очевидный вопрос о добре и зле оказывается неразрешимым. Можно ли воровать? Можно ли обманывать? Убивать — это этично или нет? На каждый такой вопрос в России теперь принято отвечать, что все не так однозначно. Вашими стараниями нация деморализована и дезориентирована. Ложь и лицемерие — удобный для вас инструмент управления массами, вам это выгодно и удобно, но каждый случай использования этого инструмента становится болезненным ударом по всему обществу, и каждый очередной удар может оказаться смертельным. Вы решаете свои текущие проблемы, не обращая внимания на то, что роете яму самим же себе. «Все не так однозначно», — это вам хором ответит толпа, от которой вам когда-нибудь придется убегать. Я догадываюсь, что вы боитесь этой толпы, но просто имейте в виду, это же вы ее создали, и винить кроме вас самих — некого. Высшая доблесть для вас — говорить «это не мы», даже если вас ловят за руку. Вы всерьез хотите остаться в истории положительными героями, будучи носителями такой повадки?

Изолировав себя и свой номенклатурный класс от общества, вы изолировали себя и от реальности. Мы, по нашу сторону разделяющей нас с вами стены, каждый раз вздрагиваем, когда очередной ваш соратник, желая показать себя мыслителем, выходит на трибуну и рассказывает о «чипизации населения», «евроатлантическом заговоре» или «клеточной войне». Мы еще сохранили способность удивляться таким словам, вы же, в своей изоляции, только их и слышите и только им и верите. Ваши суеверия и мистицизм, картина мира читателя восьмидесятнического самиздата «про масонов» и ваше псевдоправославие, от которого пришел бы в ужас сам Христос — все это давно превратило вас в тоталитарную секту, и, что важно, ваше сектантство помножено на знакомую вам, вероятнее всего, по Петербургу девяностых уголовную этику. Именно это сочетание сектантства и гангстерских представлений о благородстве по отношению к «своим» заставляет вас между законом и Турчаком выбирать Турчака.

И если бы только Турчака. В этом году нам пришлось выучить имя Руслана Геремеева — мы выучили его благодаря вам, потому что это благодаря вам максимальным преследованием, на какое могут рассчитывать эти люди, оказываются публикации «источников Росбалта», а не протоколы уголовных дел. Нынешняя Чечня, которую принято называть кадыровской, на самом деле ваша — это вы ее создали, и это она для вас стала идеальным образцом той России, которой вы хотели бы править, остальным регионам остается только подтягиваться до ее уровня, как сейчас подтягивается турчаковский (и тоже на самом деле — ваш) Псков. Вы посадили всю правящую верхушку Коми и делаете вид, что банда во главе субъекта федерации — это аномалия, хотя сами прекрасно знаете, что Гайзер — типичный для вашей системы губернатор, и Коми — типичный регион, и Кущевская — типичная, а не аномальная станица. Россия досталась вам со словом «федерация» в названии государства, но хороша федерация, если вы раздариваете регионы своим знакомым, детям друзей или даже случайным бандитам, основываясь только на принципе личной преданности. В «том самом» интернет-диалоге с Турчаком я назвал его назначение оскорблением, нанесенным федерализму, но это была неудачная фигура речи — сегодня в России все, что формально называется федерализмом, оскорбляет и граждан, и закон, и здравый смысл. И это тоже ваша, а не чья-то еще, персональная ответственность. Любой, кто придет после вас, будет вынужден с нуля создавать Россию заново, и это единственная ваша историческая заслуга, на которую вы потратили свои пятнадцать лет. Ваше любимое и единственное, других нет, оправдание — это девяностые, но важно понимать, что вы сохранили и упрочили все, за что принято ненавидеть тот период. Вы ничего не исправили, вы все усугубили.

Вам нравится считать себя наследниками империй, царской и советской. Но цари вешали уголовных преступников, а не раздавали им губернии. Вы гордитесь своим неосоветским милитаризмом, но если бы создателю советского ВПК Устинову кто-нибудь рассказал, что избиение человека арматурой можно провести через бухгалтерию как реальный оборонный проект и оплатить из средств гособоронзаказа, он бы решил, что ему рассказывают злой антисоветский анекдот. Ветераны турчаковского завода рассказывали мне, что двадцать лет назад юный будущий губернатор ездил по территории предприятия на черной «волге», расстреливая из пистолета бродивших по заводу кошек — вот из таких деталей будет состоять портрет вашего времени и вашей номенклатуры, и у вас нет оснований рассчитывать на большее. Ваша основная проблема состоит в том, что вы просто не любите Россию, относясь к ней как к попавшему в ваше распоряжение ресурсу, но, что бы ни говорили вам ваши духовники, вот этого вам Бог как раз не простит.

В последние дни я много раз слышал, что весь шум вокруг моего дела поднят в рамках какой-то борьбы окружающих вас группировок. Это тоже примета навязанной вами нам системы координат — ничего не бывает просто так, за всеми кто-то стоит, везде существует заговор. Будучи участником этого так называемого заговора, я могу сказать, что борьба группировок, конечно, идет, но общая цель всех группировок — спасти вашего губернатора Турчака и его партнеров от уголовного преследования. Полагаю, эту борьбу можно считать выигранной. Я прекрасно вижу, что максимум, что может грозить Турчаку, — тихая отставка, максимально разнесенная по времени с любыми движениями по моему делу. Это единственная справедливость, на которую может рассчитывать гражданин, и это значит, что ни на какую справедливость вообще ваша система не способна. Дело ваше, но комфортно ли вам самим жить, понимая, что и вам рано или поздно на справедливость и закон рассчитывать не придется?

Олег Кашин.

 

Метки: , , , , ,

«Они встретились с губернатором Андреем Турчаком в кафе. И про то, что Кашина надо побить, говорил уже он»



Сегодня Московский районный суд Санкт-Петербурга рассмотрит ходатайство о продлении срока содержания под стражей Даниле Веселову, обвиняемому в покушении на журналиста Олега Кашина. В преддверии заседания корреспонденту “Ъ” Григорию Туманову удалось поговорить с супругой Данила Веселова Еленой Веселовой, которая рассказала, как узнала, что муж причастен к преступлению, почему он решил похитить бывшего начальника Александра Горбунова и как работал в «Молодой гвардии».

— Как ваш муж попал на работу к Александру Горбунову? Как они познакомились и чем он занимался до того, как стать начальником службы безопасности предприятия «Заслон»?

— Данила — спортсмен. Он занимался спортом с детства, участвовал в разных соревнованиях по боксу, грэпплингу, вольной борьбе, миксфайту, потом стал тренером. В 2005 или 2006 году знакомые позвали его участвовать в охране митингов движения «Молодая гвардия». Там он и познакомился с Горбуновым, став тренировать каких-то активистов, а потом перешел к нему в охрану. Потом его Горбунов забрал с собой в «Заслон». Я с Данилой тоже познакомилась на почве спорта: я боксом занималась, мы ходили в один спортзал, где он иногда тренировал. Но это было уже после того, как он побывал в «Молодой гвардии». Причем я тоже потом пошла работать в «Заслон» администратором. Поженились, обвенчались, растим троих детей, один — от первого брака Данилы.

— Как вы узнали, что ваш муж причастен к покушению на Олега Кашина?

— Про само нападение я узнала из новостей. А до того муж сказал, что едет в командировку какую-то по работе. Уже когда все случилось, он вернулся, он сказал, что начальник велел ему на время уехать из страны. Я сразу поняла, что дело в нападении. Сказать, что я была в шоке,— это ничего не сказать. Я стала выспрашивать, а Данила рассказал, что сначала ему на работе Горбунов сказал, что вот есть такой Олег Кашин и что надо бы его облить краской. Говорил, что так обычно делали всякие политические движения, вот ему что-то похожее нужно. А потом он поехал в Москву с Горбуновым, где они встретились с губернатором Андреем Турчаком в кафе. И про то, что Кашина надо побить, говорил уже он. Мол, чтоб писать потом не мог. Муж подумал, что там все серьезно и какой-то большой конфликт — он новостей-то не читает, мало ли кто такой. Он потом очень удивился, когда узнал, что это все из-за комментария.

— А зачем он вообще на такое согласился? Мало ли какие люди просят, это же почти убийство.

— Он боялся, что его уволят.

— Ну, увольнение — это, мягко говоря, ничего страшного по сравнению с тем, чтобы человека бить арматурой.

— Данила считал, что раз такие заказчики и он откажется, то проблемы будут у него. Но потом никто не ожидал, что такой резонанс поднимется. Я за Олега молилась каждый день, а Горбунов с губернатором тоже явно удивились, что до такого дойдет.

— Ваш муж утверждал, что с той встречи у него осталась аудиозапись. Он с диктофоном пошел на нее? Зачем?

— Он решил подстраховаться: все-таки губернатор, встреча по наказанию Кашина, очень странно ему это показалось. Если бы этой записи не было, я не знаю, что бы делала теперь. Муж мне ее отдал, есть еще несколько копий в других местах. В случае чего мы готовы их обнародовать. Мне вообще странно, что про Турчака все забыли — в деле даже протокол его опознания есть, его муж узнал на фото, он под номером шесть проходил. Но тогда почему очных ставок нет?

— А почему ваш муж потом сам взял и похитил Горбунова?

— Я не знаю, в чем было дело, но у Горбунова случился какой-то конфликт с другим сотрудником «Заслона» — Александром Мешковым. Как я понимаю, из-за того, что однажды он в шутку ему сказал: «Я готов миллион долларов заплатить за самоубийство Веселова». Тот пошел и рассказал это Даниле, а Горбунов это узнал и выставил за ним наблюдение. Охранники ходили и фотографировали его детей. Вот они решили подстраховаться все вместе и похитить Горбунова, чтобы тот сознался в заказе.

— Что было дальше?

— Уже после похищения в 2014 году Горбунов всех уволил. И Данилу, и остальных его подельников, которые сейчас сидят. При этом поймали моего мужа только в 2015 году. Выходит, что Горбунов знал, кто его похитил, а в полицию не обращался? Причем странно было: нам под машину «трекер» вскоре после похищения прилепили. Я его даже сохранила. Причем я уволилась-то из «Заслона» совсем недавно — в этом году. Мне здоровье мало позволяет выходить на улицу сейчас. Странно, что меня никто увольнять не стал. Может, решили меня поближе держать.

— Вы говорили, что вам кто-то угрожал.

— Да, ко мне приходил новый начальник охраны Новиков, говорил, что на компромат на Турчака и Горбунова всем плевать, что все могут до суда не дожить. Потом вот недавно просто какой-то неизвестный молодой человек приходил, тоже угрожал, что мне плохо будет, если я эти аудиозаписи буду публиковать. Но тут какой-то беспредел. Теперь все пытаются выставить так, будто мой муж один решил набрать какие-то политические очки, выслужиться, а потому решил Кашина побить, якобы отомстив за оскорбление Турчака. Мой муж совершил ужасную вещь, я не знаю, как это можно оправдать, пусть он будет за это наказан, но он не должен сидеть за всех. Вот премьер Дмитрий Медведев говорил в 2010-м, что всех накажет за это преступление, а сейчас что творится? Горбунова в деле нет, следователь, который дело расследовал, отстранен, а он с нами готов был досудебное соглашение заключать, а новый сразу отказал — он даже из Москвы на суды не ездит.

Александр Горбунов выходит из СИЗО (11.09.2015)

— Какие юридические действия вы собираетесь предпринимать? Олег Кашин вот мне говорил, что вы даже с ним стали общаться и, возможно, даже как-то совместно намерены действовать.

— Если честно, я уже даже не помню, кто кому написал в социальных сетях первый. Я правда за Олега очень переживала все эти годы, мне ужасно стыдно, и я понимаю, насколько это чудовищный поступок. И я знаю, как Олегу было плохо, но он мне сказал, что Даниле и никому тюрьмы не желает и что даже готов ходатайствовать о его переводе под домашний арест. Я не знаю, как это может быть — надо быть сильным человеком, чтобы на такое пойти. Я не знаю, как можно было простить меня или мужа, хотя он очень хороший человек и семьянин.

[The New Times, 14.09.2015, Олег Кашин: «Судьба Турчака — в руках Владимира Путина»: О том, зачем понадобилось публиковать информацию о ходе расследования именно сейчас, кто может оказаться заказчиком преступления и будет ли он привлечен к ответственности, а также о перспективах дела Олег Кашин рассказал The New Times 9 сентября, сразу после первого суда по мере пресечения Горбунову. […]
Мы не можем утверждать, что заказчик — Турчак, но если предположить, что «версия Турчака» правильная, то как, из-за чего можно пойти на такой риск?
Все преступления подобного рода в России связаны с вопросами чести. Если ты напишешь, что у чиновника дом на Лазурном Берегу или двадцать отрезанных голов в подвале, для него это не фатально. Ну что, он выборы проиграет? Так ведь выборов нет. Иное дело — вопросы чести и обиды, с ними связанные. Криминальная среда очень инфантильна, а у нас во власти, мне кажется, нравы криминальной среды.
Тут вечная тема этой среды: если ты не отомстил за нанесенную обиду, тебя не будут уважать. […]
Есть серьезный повод предполагать, что организатор в деле все-таки найдется. Но если не будет заказчика, каким будет мотив преступления?
В формулировке обвинения исполнителям (это цитировалось в прессе) есть фраза: «Горбунов приказал своим подручным убить Кашина, который назвал Турчака «сраным». Без ведома любимого начальника, естественно. Хотя… Я сам не на сто процентов в это верю, но в показаниях Веселова, который хочет пойти на сделку со следствием, сказано: «Я готов рассказать о Турчаке». А в видеозаписи его показаний, которую мой адвокат видел в Петербурге (я сам не видел), Веселов говорит, что до покушения Турчак якобы собирал их всех в Москве в ресторане «Белое солнце пустыни» и подробно рассказывал, по каким частям бить. […]
Вы будете как-то стараться, чтобы жизнь псковского губернатора не была особенно радужной?
Мы предпринимаем дежурные адвокатские усилия, добиваемся, чтобы он был допрошен хотя бы, прекрасно понимая, что судьба Турчака — в руках Владимира Путина, который принимает такие решения. Я допускаю, что Владимир Путин сочтет имидж Турчака слишком вызывающим и вредящим и тихо его переведет на какую-то должность через полгодика, чтобы никто не подумал, не дай бог, что это связано с судом, но не более того.
Еще интересный момент. Турчак потратил серьезные усилия на создание хорошего имиджа среди интеллигенции и светской публики. Проводил какие-то фестивали. Вот скоро будет Довлатовский фестиваль, например. В понедельник с сайта фестиваля исчезла биография главы оргкомитета фестиваля Турчака, и вообще исчезло все, кроме афиши фестиваля. […]
И все-таки, как следствие будет объяснять — почему охранники предприятия, принадлежащего семье Турчаков, вдруг поехали в Москву убивать журналиста?
Я поясню. Горбунов отомстил за друга без ведома друга, а эти трое — это как раз тоже очень четко уже прописано — у них корыстный мотив, Горбунов дал им денег. Под подпиской о невыезде в Петербурге сейчас находится то ли зам Горбунова, то ли начальник какого-то подразделения их предприятия Мешков. Есть показания Мешкова, которые обнародовал РБК: Горбунов проходил по делу о хранении оружия. И на вопрос: «А почему оружие хранилось в схроне в лесу?» Мешков отвечает: «Очень просто, так-то оно находилось на заводе, но когда мы побили Кашина, мы подумали, что к нам придут с обыском, поэтому унесли его в лес».
И еще одна фраза того же Мешкова: «Горбунов гордился своей службой в ГРУ в прошлом и постоянно повторял, что для сотрудника Министерства обороны есть только одно преступление — измена родине. А то, что у лохов считается преступлениями, для нас это не преступления». […]
У вас есть какие-то гипотезы, кто давит на следствие?
У нас есть не гипотеза, а факт — бумага от Чемезова (Сергей Чемезов, генеральный директор корпорации «Ростех», владеющей пакетом акций холдинга «Ленинец». — NT), подшитая к уголовному делу, где говорится, что посадка Горбунова приведет к ущербу обороноспособности страны. И в суде адвокат Горбунова говорил, что особенно сейчас, в условиях внешнего давления, Горбунов очень нужен на свободе. — Врезка К.ру]

[ИА «РБК», 16.09.2015, «Кремль прокомментировал интервью жены обвиняемого в покушении на Кашина»: Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Кремль не будет реагировать на интервью жены обвиняемого в покушении на Олега Кашина Данилы Веселова, передает корреспондент РБК. […]
«Реагировать на это мы не будем никак, потому что это вопрос следствия. Только следствие может и должно установить, насколько обоснованны подобные серьезные обвинения, зиждутся они на чем-то реальном или нет», — ответил Песков на вопрос журналистов о том, насколько уместно продолжение работы Турчака.
Песков признал, что в адрес губернатора звучат обвинения. При этом он подчеркнул, что признать кого-либо виновным может только суд. «Никто в интервью кого-то назвать виновным не в праве», — заключил пресс-секретарь. — Врезка К.ру]

 

Метки: , , , , , , ,

«Надо побить так, чтоб писать потом не мог»


Не знаю, что чудовищнее — сама эта история или то, что она просто обсуждается как новость «чуть выше средней». Чуть важнее, чем арест «бога Кузи», но менее важная, чем ситуация на рынке ипотеки. Немыслимо ведь: одно из самых резонансных преступлений последних лет, личный контроль и публичные обещания первых лиц государства.

С первых минут под подозрением представители властей. То ли «Наши», то ли «Молодая Гвардия» и губернатор одной из областей.

И вот найдены исполнители, они дают признательные показания и раскрывают организатора. Организатор, работающий на семью губернатора-молодогвардейца, арестован по другому делу — у него обнаружен склад оружия с гранатами и взрывчаткой.

Вот, наконец-то, мы увидим первое полностью раскрытое политическое дело, где на скамье подсудимых сидят и исполнители, и организаторы, и заказчик.

Только за организатора вдруг просит глава госкорпорации (и, насколько я знаю, Матвиенко из СФ) и его выпускают под подписку о невыезде.

Сегодня выходит интервью с женой одного из нападавших, которое просто должно всколыхнуть всё общество:
— Как вы узнали, что ваш муж причастен к покушению на Олега Кашина?

— Про само нападение я узнала из новостей. А до того муж сказал, что едет в командировку какую-то по работе. Уже когда все случилось, он вернулся, он сказал, что начальник велел ему на время уехать из страны. Я сразу поняла, что дело в нападении. Сказать, что я была в шоке,— это ничего не сказать. Я стала выспрашивать, а Данила рассказал, что сначала ему на работе Горбунов сказал, что вот есть такой Олег Кашин и что надо бы его облить краской. Говорил, что так обычно делали всякие политические движения, вот ему что-то похожее нужно. А потом он поехал в Москву с Горбуновым, где они встретились с губернатором Андреем Турчаком в кафе. И про то, что Кашина надо побить, говорил уже он. Мол, чтоб писать потом не мог. Муж подумал, что там все серьезно и какой-то большой конфликт — он новостей-то не читает, мало ли кто такой. Он потом очень удивился, когда узнал, что это все из-за комментария.

— Ваш муж утверждал, что с той встречи у него осталась аудиозапись. Он с диктофоном пошел на нее? Зачем?

— Он решил подстраховаться: все-таки губернатор, встреча по наказанию Кашина, очень странно ему это показалось. Если бы этой записи не было, я не знаю, что бы делала теперь. Муж мне ее отдал, есть еще несколько копий в других местах. В случае чего мы готовы их обнародовать. Мне вообще странно, что про Турчака все забыли — в деле даже протокол его опознания есть, его муж узнал на фото, он под номером шесть проходил. Но тогда почему очных ставок нет?
http://www.kommersant.ru/doc/2811110

Однако, общество не колышется и даже в цеху журналистов, какой-то особой солидарности нет. Я даже не говорю про какие-то особенно агрессивные акции, но даже, например, однодневная забастовка всех оставшихся честных журналистов помогла бы перевести точку общественного фокуса на «дело Кашина-Турчака» хоть на время.

Никто ведь в стране даже не знает об деле — ответственно говорю, как человек недавно выступавший на встречах по деревням.

А вышел бы с десяток газет с белыми полосами, да на паре каналов (пусть небольших) был бы «снег» в эфире с бегущей строкой — несколько миллионов человек удивились и обратили внимание.

Многие скажут: не будет от этого толку. А отчего будет толк? Если ещё три чашки чая выпить?

Не понимаю, как на фоне этого можно даже обсуждать: выходить или не выходить на протестную акцию 20-го.

Ну вот лично я и один стоял:

и с вами хочу и готов постоять. Ведь всё, что на табличке для меня актуально.

Мне плевать даже, что сам Кашин в приступе меланхолии или поиске оригинальности зовёт всех отказаться от борьбы и демонстрации политической солидарности и пойти купаться.

«Дело Кашина» уже давно не про Кашина совсем. Оно про основы государства и безопасность общества. Государство, не желающее наказать выявленных преступников, не может выполнить ни одной функции вообще. Это исключено.

В моей системе координат не существует ситуации, когда политическое дело о покушении на убийство разваливают у всех на глазах, а я молчу.

Приходите, если и вам не очень-то комфортно молчать.

Алексей Навальный

 

Метки: ,