RSS

Архив метки: освобождение

В Азербайджане призвали освободить блогеров и журналистов

В Азербайджане призвали освободить блогеров и журналистов

ИСБР призвал власти Азербайджана освободить блогеров и журналистов…
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , , ,

Кто стоит за освобождением Ходорковского?

Кто стоит за освобождением Ходорковского?

Досрочный выход Михаила Ходорковского из Сегежской колонии и направление его в Европу породило волну версий ответа на главную загадку — почему Путин это сделал?
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , ,

В Челябинске активист Алексей Морошкин вышел из психбольницы

В Челябинске активист Алексей Морошкин вышел из психбольницы

Сегодня гражданский активист Алексей Морошкин вышел на свободу из психоневрологической больницы после почти 1,5 лет принудительного лечения.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , , ,

«Узник Болотной» Леонид Развозжаев вышел на свободу

«Узник Болотной» Леонид Развозжаев вышел на свободу

«Узник Болотной» Леонид Развозжаев вышел на свободу. Он покинул колонию в Красноярске утром 7 апреля, сообщает «Радио Свобода».
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: ,

Бангладеш: профсоюзы добились освобождения рабочих швейных производств

Бангладеш: профсоюзы добились освобождения рабочих швейных производств

Бангладешские профсоюзные активисты, отстаивающие интересы рабочих швейных производств, арестованные в декабре 2016 года вышли на свободу. Таков результат международной кампании солидарности, организованной глобальными союзами IndustriALL и UNI против репрессий правительства Бангладеш в отношении рабочего движения.

23 февраля было достигнуто трехстороннее соглашение между Бангладешским
https://red-penza.org/2017/03/03/%d0%b1%d0%b0%d0%bd%d0%b3%d0%bb%d0%b0%d0%b4%d0%b5%d1%88-%d0%bf%d1%80%d0%be%d1%84%d1%81%d0%be%d1%8e%d0%b7%d1%8b-%d1%88%d0%b2%d0%b5%d0%b9%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%b8-%d0%be%d1%81%d0%b2%d0%be%d0%b1%d0%be/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , ,

Освобождение Риги: как это было


Этот военно-исторический очерк был написан давно, еще в конце 70-х годов. Но от этого его историческая ценность не уменьшилась. За сутки до начала Рижской наступательной операции, 13 сентября 1944 года, ЦК Компартии Латвии и Совнарком республики обратились к соотечественникам с призывом.

«Все, кому дорога Родина, – говорилось в нем, – поднимайтесь на борьбу против фашистских угнетателей! Всемерно помогайте Красной Армии, несущей освобождение латышскому народу! Срывайте все мероприятия оккупационных властей! Уклоняйтесь от мобилизации в армию и на трудовую повинность, проводимую гитлеровскими захватчиками! Не допускайте угона населения в фашистское рабство! Препятствуйте разграблению врагом народного богатства Советской Латвии! Не допускайте демонтирования оборудования предприятий! Срывайте погрузку и отправку в Германию награбленного добра!» [ПА ИИП при ЦК КП Латвии, ф. 301, оп. 1, д. 488, Л. 14]

Это обращение было распространено в листовках, передавалось по радио.Когда части Советской Армии приблизились к Риге, усилились репрессии оккупантов против жителей всех населенных пунктов, в том числе и Яунциемса. Одних, «неблагонадежных», фашисты арестовывали, других насильственно угоняли в Германию. В период оккупации в Яунциемсе работала бумажная фабрика. Перед отступлением гитлеровцы приказали остановить производство бумаги и демонтировать машины и оборудование.

Среди скрывавшихся от угона в Германию был и 17-летний юноша Волдемар Штейн. Его отец работал на бумажной фабрике. К нему часто заглядывал сын, видел многое из того, что творилось на фабрике. Волдемар Волдемарович Штейн работает ныне директором Музея латышских красных стрелков в Риге. Его воспоминания и рассказы работников Яунциемской бумажной фабрики помогли воссоздать обстановку перед бегством фашистов из Яунциемса.

Несмотря на строгий надзор и репрессии, многие патриоты, рискуя жизнью, саботировали приказы оккупантов. Они делали все, чтобы спасти народное добро. Мастер лесопильного цеха Волдемар Штейн и Сергей Коклинып шепотом говорили рабочим: «Делайте ящики по длине пил, в ящики кладите металлолом, кирпичи…»

Рабочие Василий Кононов, Карл Рауска и другие в ящики с кирпичом подсыпали землю, чтобы «вес сходился». В любой момент немцы могли обнаружить обман, и тогда – расстрел. Рабочие грузили заколоченные ящики в машины. На ящиках черной краской было выведено: «Штеттин». На погрузке ящиков стоял надежный человек – Янис Барановский. Он советовал рабочим: «Не спешите делать ящики, а «пилы» грузите быстрее».

В период демонтажа фабрики гитлеровцы арестовали пятерых «неблагонадежных». Среди них были молодые супруги Ефим и Елена Сергеенок. Немецкий управляющий Мюллер бегал по фабрике, кричал, размахивал руками: «Все ли вывезено?» Но и без того было видно, что фабрика раздета полностью. Даже специальное сукно, необходимое при изготовлении рулонной бумаги, снято с барабанов.

Мюллеру помогал предатель Лепинь. Рабочие были вынуждены снимать моторы со станин, но старались оттягивать время. Турбинщик Янис Сириньш и слесарь Адамсон подвели под тяжелый мотор салазки и «заботливо» предупредили: «Сани не надежные. Опасно, а других нет». А Мюллер торопил. Когда повезли мотор, сани не выдержали, и мотор угодил в канал. Его отправка была задержана на полтора суток. Тем временем часть оборудования фабрики, особенно лесопилки, «растеклась» по подвалам жителей поселка.

«Когда придут наши, мы опять оденем ремни на шкивы», – говорил товарищам старый Фриц Шерпук и предлагал нести все, что можно, в подвал его дома.

Патриотам удалось также сохранить от увоза в Германию 350 тонн бумаги и картона [ЦАМО, ф. 1695, оп. 1, д. 74, л. 13]. Перед уходом из Яунциемса гитлеровцы решили взорвать фабрику. Они подготовили двадцать восемь зарядов взрывчатки. Старик Крастиньш все это видел и стал уговаривать саперов не производить взрыва, пригласил их в свой дом. В 4.00 12 октября пьяные саперы были подняты в доме Крастиньша по тревоге, но им было уже не до взрыва фабрики – передовые части 67-й армии приближались к Яунциемсу. Утром над фабричной вышкой взвился алый стяг. Его наскоро сшили работницы фабрики, а старый лесник Карл Рауска водрузил флаг на законное место.

Люди выходили из домов. Впервые за три с лишним черных года они громко разговаривали и улыбались. Анна Лаздане, Дарья Рогозина, Екатерина Сергеенок и другие женщины встречали советских воинов-освободителей с цветами. 13 октября, едва начало светать, в Саркандаугаву прибыли бойцы и командиры 1244-го и 1250-го стрелковых полков. Всего лишь несколько часов назад из этого рабочего района сбежали оккупанты. До последней минуты они грабили, взрывали. Специальным приспособлением изуродовали проложенное здесь железнодорожное полотно.

Увидев красноармейцев, жители начали выходить на улицу. Лица их светились радостью. На ряде домов появились красные стяги. На здании 2-й поликлиники (ул. Слиежу, 19) флаг вывесил слесарь-сантехник Янис Семенович Келле. Три года Красное знамя прятал он на чердаке. На доме по ул. Ажу, 7, где жила главный врач поликлиники В.К. Элсис, также взвился Красный флаг. Сберег его Артур Яковлевич Элсис. Советские патриоты сохранили не только флаги. Они спасли 2-ю поликлинику и ценное оборудование от уничтожения: гитлеровцы заложили под здание поликлиники взрывчатку, но взрыв был предотвращен.

В Саркандаугаве проживало немало семей советских патриотов. Среди них находилась и семья Яниса Семеновича Келле. Он умер в 1957 году, но жива его жена Марианна Антоновна. Несмотря на свои 90 лет, она еще бодра и хорошо помнит многие события. Тридцать лет она проработала дворником и, когда немцы заняли Ригу, по примеру своего мужа спрятала Красный флаг на чердаке деревянного дома по улице Саркандаугава, 21.

У Яниса Келле было 12 братьев и сестер. Многие из них, революционеры-подпольщики, не раз арестовывались жандармами, сидели в тюрьмах за политическую деятельность. Паулина Келле, член партии с 1914 года, – известная латышская подпольщица. Много лет занималась нелегальным распространением «Цини» и созданием подпольных типографий. В 1933 году вместе с мужем – профессиональным революционером Эрнестом Америкой – была приговорена к 8 годам тюремного заключения. С 1940 года была на партийной и советской работе в Риге. Э. Америк был секретарем ЦК КП Латвии.

На соседней улице недалеко от Марианны Антоновны живет ее сын Индрикис. Высокий, уже немолодой, но еще крепкий и здоровый человек. Когда в 1940 году в Латвии была восстановлена Советская власть, Индрикису Келле исполнилось 25 лет. У него были жена и двое малых, детей. К тому времени он уже познал безработицу и прочие «прелести» буржуазного мира. Ежедневно вставал в 5 утра и спешил на товарную станцию разгружать вагоны. Часто приходил туда впустую – кто-то его уже опередил. Потом торопился в порт, где через железную решетку забора безработные выпрашивали у портовых чиновников работу. Те по своему усмотрению давали немногим жетоны на право входа на территорию порта для временной работы – на день или на полдня. Это были счастливчики. Большинство же уходило ни с чем.

Когда была восстановлена Советская власть в Латвии, Индрикиса приняли на работу в Латвийское государственное морское пароходство инспектором отдела кадров. Поработать ему довелось меньше года. 26 июня 1941 года пароходство эвакуировалось в Ленинград. Ушли и суда. Перед выходом в море Индрикис позвонил во 2-ю поликлинику, спросил отца. «Коммунистов здесь больше нет», – ответил чей-то злобный голос. Так и ушел Келле в море, не попрощавшись с родными и близкими.

Родители Индрикиса остались в Риге и более трех лет жили при немцах. Отец летом уходил на заработки в район, где подряжался на какую-нибудь стройку. Зимой сидел дома – работы не было, а есть надо. На улице Тилту находилась продуктовая лавка. Хозяин ее, Лапиньш, был «добрый» человек – давал продукты в долг под проценты. Каждую буханку хлеба, каждый кусочек сала записывал в специальную книгу. Летом бедняки расплачивались с долгами. И так каждый год.

Таких бедняков, как семья Келле, в Риге было немало. Поэтому приход Красной Армии многие жители приветствовали особенно радостно. Они хотели чем-нибудь угостить освободителей, но у самих ничего не было. Кто-то из женщин подсказал: «Огородники» удрали с немцами, а у них еще капуста не убрана». Хозяйки наварили щей, солдаты достали из своих запасов сухари и консервы… После завтрака воины 1244-го стрелкового полка переправились на остров Кундзиньсала. При форсировании Даугавы большую помощь нашим войскам оказали рыбаки Мангальсалы и Вецмилгрависа.

Перед отступлением из правобережья гитлеровцы приказали рыбакам причалить лодки в указанные места. Оккупанты хотели часть лодок использовать для переправы на левый берег, а остальные – уничтожить, чтобы лишить советских воинов переправочных средств. Рыбаки решили не выполнять этого приказа. Жители Мангальсалы спрятали свои лодки в -тростниковых зарослях на реке Аудупе, а Вецмилгрависа – в Вецдаугаве, притопив их. Часть рыбаков с семьями попрятались в лесу, ожидая, прихода Красной Армии.

Утром 13 октября в мангальском лесу появились разведчики 98-й стрелковой дивизии 67-й армии. Рыбаки увидели воинов с погонами и вначале приняли их за немцев, но звезды на фуражках и пилотках рассеяли их недоумение. Послышались радостные возгласы. За разведчиками в Мангальсалу начали прибывать стрелки и автоматчики. Старший из офицеров, подполковник, спросил у рыбаков, не могут ли они помочь переправочными средствами. Рыбаки с радостью указали места, где спрятаны лодки.

Весь день и ночь вместе с советскими бойцами они вытаскивали из зарослей лодки, сушили их, приводили в порядок моторы, заполняли баки горючим. Большие лодки соединяли попарно, настилали сверху доски – получались плоты для перевозки орудий и лошадей. Первыми вызвались перевозить десантников красный латышский стрелок Георг Калниньш и молодой рыбак Янис Спалвайнис.

13 октября утром мангальсальские рыбаки подвели лодки к деревянному причалу у «царского камня» [«Царский камень» – так местные рыбаки называют камень, на котором выбита дата – 27 мая 1856 г. – день, когда царь Александр II «осмотреть изволил дамбу»]. Когда стемнело, в них сели советские воины, и лодки отплыли к противоположному берегу. Когда десантники достигли середины реки, немцы открыли по ним стрельбу. Пули и осколки мин вспенивали воды Даугавы, впивались в борта лодок и тела людей. Первые лодки, высадив десант в устье Даугавы, поворачивали за новыми бойцами.

На третьем рейсе лодка Георга Калниньша и Яниса Спалвайниса попала под огонь врага. Оба рыбака были убиты. Вместо погибших товарищей вызвались перевозить бойцов новые добровольцы. Среди них были Хейнрих Дорф, Петерис и Леонард Лаудурги и Теодор Иннус. На спаренных лодках они перевозили на левый берег пушки и боеприпасы. На следующий день к добровольцам присоединились сын Хейириха Дорфа Янис, Мартиньш Элерс, Алфред Яунземниекс и другие. С 14 по 20 октября рыбаки перевезли через Даугаву много бойцов и техники. Жители Кундзиньсалы также помогали переправлять через Даугаву советских воинов.

Рыбак Эдвардc Якобсонc с сыном Харисом, бывший мотогонщик Пурвенс, рабочий с лесосплава Калниньш и мастер-лодочник Вилис Лозиньш на пяти лодках перевозили ранним утром 15 октября советских бойцов на левый берег Даугавы в районе аэропорта «Спилве». Первый рейс совершили скрытно, под покровом темноты, обернув весла тряпками. Сделали они три рейса, перевозя каждый раз в лодке по 7–8 человек. Активно помогали в перевозке советских воинов через Даугаву и болдерайские рыбаки. Среди них Карлис Эйнбергс, Эдгаре Федерс, Вилис Клява, Константин Бурвиков, Арнолдс Линденбергс и другие.

Рыбаки продолжали перевозку людей и техники и после изгнания врага из Пардаугавы. Часть лодок болдерайцев с боеприпасами и продовольствием плыла по Булльупе до реки Лиелупе и дальше вслед наступавшим советским войскам. Рыбаки и работники морского порта сообщили советскому командованию о минировании гитлеровцами Даугавы и акватории порта. Позже это подтвердилось сведениями из захваченных трофейных документов.

12 октября 1944 года гитлеровцы выставили в устье Даугавы и в гаванях морского порта 90 неконтактных донных мин с разной установкой приборов кратности. Это означало, что мина могла взорваться и под первым проходящим над ней кораблем и под двадцатым. Таков диапазон установки приборов кратности немецких мин. Мина имела около 700 килограммов сильного взрывчатого вещества. Любой корабль, не защищенный броней, мог затонуть при срабатывании одной такой мины. Кроме того, в местах стоянки кораблей перед отступлением (у пирсов и причалов) врагом были выставлены якорные мины, количество которых не установлено [Центральный военно-морской архив, ф. 1295, оп. 29530, д. 118, л. 66].

На второй день после освобождения правобережной части Риги приступила к работе Чрезвычайная комиссия по выявлению ущерба, причиненного городу немецко-фашистскими оккупантами. В составе комиссии был и старший инструктор политотдела 374-й стрелковой дивизии Г.И. Немков.

«Утром получил особое задание: по поручению командования вошел в состав комиссии по выявлению ущерба, нанесенного фашистами городу, – вспоминает Георгий Иванович. – Нас трое. Заходим к коменданту города, затем к секретарю горкома партии. Секретарь горкома товарищ Гегер любезно предлагает свою помощь, дает нам провожатого. На «виллисе» объезжаем город и намечаем объекты для расследования.

Первым обследовали порт. Здесь чувствуется война, враг бьет с левого берега Даугавы, кругом рвутся снаряды. Порт разрушен полностью, взорваны элеватор, холодильник, электростанция и другие портовые сооружения. Осматриваем основные объекты, составляем акты.

Гитлеровцы много напортили в Риге, на всех промышленных предприятиях видны тяжелые следы разрушения. Дымился спирто-водочный завод. Завод «Проводник» полностью взорван. На его дворе, на бетонном основании находилось много поврежденных немецких самолетов. Повсюду дымились развалины…

Один из патриотов охранял склад оружия. Приняли решение закрыть завод, организовали охрану. Много забот, но решения принимались быстро и оперативно. Хлопчатобумажную фабрику немцы не успели уничтожить полностью, но сюда они прислали специальную команду, которая топорами ломала станки, взорвала три паровых котла. Мы везде встречали истинных патриотов. Сторож завода потушил пожар, он на своем посту. На его руках – ожоги, но он доволен.

Почти с каждого завода немцы вывезли оборудование, все это актировалось, подтверждалось очевидцами. В последние недели фашисты отправили в Германию массу жителей. Полицейские устраивали облавы, хватали людей в домах и на улицах, сгоняли народ на пароходы и увозили. Постепенно раскрывалась ужасная картина гитлеровских преступлений, комиссия собирала все новые и новые факты…»

На второй день после освобождения Риги город уже очищался от всего, напоминающего о недавнем пребывании фашистов. Еще рвались снаряды на городских окраинах, а на улице Гертрудес (Карла Маркса) уже вышли с метлами дворники очищать мостовую и тротуары. У них работы по горло. Оккупанты не только разграбили Ригу, не только сожгли и взорвали все, что успели, они еще постарались загадить город в меру своих сил, загрязнить его прекрасные бульвары и площади. В последние дни гитлеровцы прогнали через Ригу несколько тысяч голов скота, захваченного у латвийских крестьян. На городских бульварах, где рижане проводили свой досуг, они устроили загоны для коров и овец.

«Размахивал метлой Ян Крамп. Он возглавил бригаду из жителей своей улицы… Примеры высокой сознательности рижан можно было видеть на каждом шагу… Рядом с улицей Сеску работала плотничья дружина во главе с пожилым человеком, одетым в черный праздничный сюртук, – это Якоб Трутель. Двух его сыновей за­мучили гестаповцы за связь с партизанами…

Шумно и многолюдно стало на улицах Риги. Семь суток до этого длилась непрерывная облава на людей. Немцы с ищейками рыскали по погребам и подвалам. Десятки тысяч рижан они насильно увезли на каторжные работы в лагеря. Но многие жители сумели надежно укрыться и дождались своих освободителей. Все они вышли на улицы…» – писала «Красная Звезда» 15 октября 1944 года.

Гавриил Герасимович Поляков

Освобождение Риги: как это было

 

Метки: , , , ,

Профсоюзы добились освобождения активиста из иранской тюрьмы


Один из лидеров национального профсоюза образования Ирана Исмаил Абди, ранее удерживаемый в тюрьме властями государства, отпущен под залог. Такую новость 16 мая сообщил в рассылке профсоюзный информационный портал LabourStart. Несколько месяцев назад, специалисты LabourStart и Международного союза работников образования «International Education» организовали массовую кампанию солидарности в поддержку Абди.

Руководитель филиала иранского профсоюза учителей в Тегеране Исмаил Абди был арестован в конце июня 2015Один из лидеров национального профсоюза образования Ирана Исмаил Абди, ранее удерживаемый в тюрьме властями государства, отпущен под залог. Такую новость 16 мая сообщил в рассылке профсоюзный информационный портал LabourStart. Несколько месяцев назад, специалисты LabourStart и Международного союза работников образования «International Education» организовали массовую кампанию солидарности в поддержку Абди.

Руководитель филиала иранского профсоюза учителей в Тегеране Исмаил Абди был арестован в конце июня 2015 года. Власти страны обвинили его в «сборе и сговоре с целью нанести вред общественному порядку» и «пропаганде против системы». Как утверждают коллеги Абди, несправедливые обвинения были вызваны его законной профсоюзной деятельностью. До заключения профлидер старался добиться повышения зарплаты для иранских учителей, был одним из организаторов общенациональных протестных действий.

22 февраля суд признал Абди виновным в инкриминируемых ему преступлениях, осудив его на 6 лет лишения свободы. После этого международная профсоюзная общественность включилась в борьбу за освобождение профлидера.

solidarnost.org 16.05.2016 года.

Власти страны обвинили его в «сборе и сговоре с целью нанести вред общественному порядку» и «пропаганде против системы». Как утверждают коллеги Абди, несправедливые обвинения были вызваны его законной профсоюзной деятельностью. До заключения профлидер старался добиться повышения зарплаты для иранских учителей, был одним из организаторов общенациональных протестных действий.

22 февраля суд признал Абди виновным в инкриминируемых ему преступлениях, осудив его на 6 лет лишения свободы. После этого международная профсоюзная общественность включилась в борьбу за освобождение профлидера.

solidarnost.org 16.05.2016

 

Метки: , ,

Про зуевское «освобождение»…



Эту сегодняшнюю новость проигнорировать никак не получается. Поэтому и будет мой небольшой комментарий по данному поводу.
«Сенсацией», скажу я вам, по крайней мере для меня, новость об освобождении Андрея Зуева из-под стражи в зале суда не явилась. Т. к. мною ещё с апреля месяца в кругу знакомых со мною лиц и на некоторых пензенских ресурсах высказывалось предположение о том, что Зайку всё-таки отпустят по-хорошему, т. к. данный персонаж слишком много чего знает крамольного про местную провластную пидарасню, к коей, впрочем он и сам принадлежит, что, конечно, принималось как раз ими во внимание при его аресте и понуждению к «миру». А именно в этом, последнем «ключе» стоит рассматривать всю эту историю, в противном бы случае его, с его подельниками, упрятали всерьёз и надолго и не 2 года назад, а гораздо ранее! Что говорит о том, что Зайка был нужным и безопасным для этой антинародной воровской власти человеком ровно до того самого момента, пока он не «купил», как доносит «красная» молва, проходное место по партийным спискам КПРФ на выборах в Заксобр пензенской области. После чего у него и начались «неприятности»… сначала в виде публикаций в сети интернет грамотно подобранного и изложенного компромата! В детали этих материалов явно заказного и проплаченного характера вникать здесь не будем, важен только факт их появления. Лучше зададимся другими, более интересными вопросами. А именно, тем, неужели та блядва из пензенского обкома Клуба Педерастов Российской Федерации, которая выдвинула кандидатуру Зайки на проходное место в пензенский Заксобр не предполагала, что затем последует? А в умственных способностях этой партноменклатурной шелупони сомневаться не приходится! По крайней мере мне и моему кругу общения, знакомым с данной увлекательной историей. Думаю, что предполагали, не могли не предполагать! Тогда сразу возникает другой вопрос, а именно, неужели они не предполагали, что войдя данная предполагаемая ситуация в судебное поле им, кому, согласно «красной» молвы, проплатил Зайка за проходное место и кресло в пензенском Заксобре придётся в итоге раскошеливаться вместе с Зайкой, ведь Зайка, как красная тряпка для голубого единоросовского быка! Осмыслили, читатели? Тогда продолжим финансовую сторону этого процесса. А результатом такого продолжения становится уверенность в том, что на то, чтобы замять данное дело будут необходимы средства горазда большие тех, что Зайка проплатил за своё депутатское кресло! Улавливаете дальнейшую мысль? Дальше расписывать не буду, думаю, что умные люди и сами смогут продолжить цепочку причинно-следственных связей. Хочу лишь заметить то, что этот весь концерт больше смахивает на искусно проделанную операцию по прикрытию каких-то очень известных публике особ, с которыми был связан/повязан Зайка и которые сильно его опасались, т. к. он, судя по-всему, вышел у них из-под контроля и стал играть самостоятельную игру. А никем не неконтролируемые деньги, а тем более в придаток к ним и неконтролируемые люди, стали очень опасны для тихого пензенского болота!
Т. е. налицо пересечение сугубо личных интересов отдельных групп лиц, которое было ещё до депутатства Зайки.
Если же вернуться к финансовой стороне вопроса, то окажется, что Зайку банально откэшэли, как сейчас стало модным говорить, несколько раз подряд. Что осталось у Зайки и его подельников после этого вопрос интересный, но, думаю, что-то осталось, будущее покажет ))) Хотя, по закону жанра, как говорится, должны были откэшить ровно до того уровня, при котором оный Зайка и его подельники стали бы безопасны для указанных выше лиц! И то, что политическая карьера у него закончилась, сомневаться теперь, после обвинительного вердикта, не приходится.

Итого: остался без прежних, как минимум, финансов, без политических очков и политических перспектив.

А вопрос о том кто Зайку танцевал (пригласил в политику пензенской области) остаётся открытым. Хотя лица, которые давали ему рекомендации в КПРФ, мне известны, но мне ПОКА неизвестны соблазнители Зайки. А это, как мне думается, да и любому другому разумному человеку тоже, Зайка знает! Т. е. в любом случае это будет не конец данной истории… Если, вдруг, окажется, что это одни и те же лица, тогда и не придется даже озвучивать явно напрашивающуюся информацию о том, на кого эти искусители явно работают…
==============================================================================
А напоследок вот такая информация от пензенского Клуба Педерастов Российской Федерации прошлых лет:

Это информация о смерти Анатолия Левуса, одного из видных членов пензенской КПРФ, его регалии и заслуги видны из данного скриншота. Эта картинка к тому, что как-то при разговоре с данным человеком, через несколько месяцев после «странной», как говорилось в официальных источниках КПРФ, смерти В. И. Илюхина, депутата от пензенской области, он высказал предположение о том, В. И. Илюхина убили из-за его депутатского места, аргументируя это тем, что такое депутатское место по его информации стоит около 2 млн. $ (бакинских)! По всей видимости это предположение/информация строилась ещё на каких-то известных только Анатолию Левусу источниках. Кроме того, Анатолий Левус в то время занимался писательской деятельностью, он готовил к выходу в свет свою книгу о Борисе Зубкове (в 1994—2007 гг. — первый секретарь Пензенского обкома КПРФ) и истории пензенского отделения партии с самого начала его существования, т. е. с начала 1990-х годов и по текущий момент! В то время я работал в пензенском обкоме КПРФ, правда недолго, чуть более месяца. Про работу над своей книгой А. Левус, судя по-всему, в то время никому не говорил, т. к. один его «соратник», Паша Евдошенко (о нём писалось ранее в данном разделе «Мой блог»), узнав об этом сильно забеспокоился насчёт этих черновых материалов, и даже попросил меня их скрытно от А. Левуса скопировать, что я отказался делать и ответил данному «товарищу», что а не проще ли просто попросить их у самого А. Левуса. Спрашивал ли он у А. Левуса эти материалы или нет мне не известно, но больше к данному вопросу этот «товарищ» не возвращался. 😉 А в 2013 году А. Левус неожиданно заболел, как он мне сам говорил и, судя из его рассказа, НИКТО из его партийных «товарищей» ему особо и не помогал! Как видно из скриншота прожил он после начала болезни недолго и долго мучался от болей, это точно, т. к. я с ним несколько раз созванивался, жаль только что возможности встречи с ним у меня уже не было, т. к. я нечасто бывал тогда в Пензе, да и сейчас тоже бываю редко. Вот такие заботливые «товарищи» были у А. Левуса!

С вами был Никитушкин Андрей, «пьяница» из Русского Камешкира пензенской области и по совместительству «псих», коими меня определила местная власть и прикормленные ею врачи, а также «оппозиционеры», которые оказались банальными трусами и провокаторами!

Писано 12 января 2016 года
23:54

 

Метки: , , , , , , , ,

Митинг за освобождение Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева


24 июля в годовщину приговора Удальцову и Развозжаеву по делу «6 мая 2012 года», состоялся митинг за освобождение лидеров Левого Фронта наших товарищей по борьбе Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева.

Организатором акции выступили Московское отделение Объединенной Коммунистической партии и Союза коммунистической молодежи.

Свою поддержку узникам совести на митинге высказали представители ОКП (Владимир Лакеев, Дарья Митина, Денис Зоммер, Анатолий Баранов, Дмитрий Чёрный), Левого Фронта (Дмитрий Рукавишников), Коммунистов России (Александр Веселов), Трудовой России(Эдуард Рудык), Моссовета (Галина Артамонова), СКМ (Сергей Чекрыгин), правозащитники.

Выступавшие говорили о прямой обязанности левых поддерживать политзаключенных, о фарсе уголовного дела в отношении Сергея и Леонида, о преследовании других левых активистов, требовали освобождения политзаключенных.

Участниками митинга было единогласно поддержано обращение к генеральному прокурору с требованием освобождения Сергея и Леонида.

 

Метки: , , ,

В Екатеринбурге освобождены от наказания «черные риэлторы», среди них были правоохранители


Ленинский районный суд Екатеринбурга 1 июня вынес приговор экс-майору УМВД по Екатеринбургу, борцу с коррупцией Владимиру Болтенкову — члену банды «черных риэлторов», которая много лет проводила махинации с квартирами муниципального фонда, продавая их от имени психически нездоровых или умерших хозяев, сообщил 2 июня корреспондент Каспаров.Ru со ссылкой на пресс-службу суда.

Болтенкова признали виновным по двум эпизодам 2004 года и оправдали по эпизоду 2010 года. Суд приговорил его к 6 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима и освободил от наказания в связи с истечением срока давности.

Таким образом, Болтенков получил судимость, но не наказание. Остальные члены группировки — Вячеслав Иванов, Абдул Сидоров, Сергей Малков и Вячеслав Максимов (экс-капитан УФСБ по Свердловской области, вместе с Болтенковым помогал группировке, используя свое служебное положение) — еще в апреле 2014 года подали ходатайства о прекращении дела в связи с истечением срока давности. Их удовлетворили, и все «черные риэлторы» отделались номинальными судимостями.

Отметим, что «черных риэлторов» задержали зимой 2013 года. Глава группы Иванов, полицейский Болтенков и Малков были помещены в СИЗО, однако Болтенкова через месяц отпустили под домашний арест. Выйти на след преступников удалось благодаря проверке Орджоникидзевского района в 2011 году. Оказалось, что с 2004 года махинаторы выводили квартиры душевнобольных и незащищенных граждан по липовым договорам приватизации из муниципального жилищного фонда.

Квартиры оформлялись на членов группировки, затем фиктивно продавались, а потом перепродавались уже за реальные деньги.

Отметим, в этой истории прозвучало имя следователя по особо важным делам ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области майора Сергея Кибирева. Через Болтенкова и Иванова он смог получить квартиру на улице Маяковского в 2004 году. После смерти жившей там пенсионерки квартира была передана несуществующему человеку — Владимиру Денисову, а тот якобы продал ее Ким Пен За, который умер за несколько лет до этого. У Ким Пен За и купил квартиру Кибирев. В конце июля 2014 года суд признал незаконным договор купли-продажи квартиры следователем, и он был вынужден покинуть приобретенное жилье.

Сергей Попов

 

Метки: , , , , , ,

Освобождение Риги: как это было


Этот военно-исторический очерк был написан давно, еще в конце 70-х годов. Но от этого его историческая ценность не уменьшилась. За сутки до начала Рижской наступательной операции, 13 сентября 1944 года, ЦК Компартии Латвии и Совнарком республики обратились к соотечественникам с призывом.

«Все, кому дорога Родина, – говорилось в нем, – поднимайтесь на борьбу против фашистских угнетателей! Всемерно помогайте Красной Армии, несущей освобождение латышскому народу! Срывайте все мероприятия оккупационных властей! Уклоняйтесь от мобилизации в армию и на трудовую повинность, проводимую гитлеровскими захватчиками! Не допускайте угона населения в фашистское рабство! Препятствуйте разграблению врагом народного богатства Советской Латвии! Не допускайте демонтирования оборудования предприятий! Срывайте погрузку и отправку в Германию награбленного добра!» [ПА ИИП при ЦК КП Латвии, ф. 301, оп. 1, д. 488, Л. 14]

Это обращение было распространено в листовках, передавалось по радио.Когда части Советской Армии приблизились к Риге, усилились репрессии оккупантов против жителей всех населенных пунктов, в том числе и Яунциемса. Одних, «неблагонадежных», фашисты арестовывали, других насильственно угоняли в Германию. В период оккупации в Яунциемсе работала бумажная фабрика. Перед отступлением гитлеровцы приказали остановить производство бумаги и демонтировать машины и оборудование.

Среди скрывавшихся от угона в Германию был и 17-летний юноша Волдемар Штейн. Его отец работал на бумажной фабрике. К нему часто заглядывал сын, видел многое из того, что творилось на фабрике. Волдемар Волдемарович Штейн работает ныне директором Музея латышских красных стрелков в Риге. Его воспоминания и рассказы работников Яунциемской бумажной фабрики помогли воссоздать обстановку перед бегством фашистов из Яунциемса.

Несмотря на строгий надзор и репрессии, многие патриоты, рискуя жизнью, саботировали приказы оккупантов. Они делали все, чтобы спасти народное добро. Мастер лесопильного цеха Волдемар Штейн и Сергей Коклинып шепотом говорили рабочим: «Делайте ящики по длине пил, в ящики кладите металлолом, кирпичи…»

Рабочие Василий Кононов, Карл Рауска и другие в ящики с кирпичом подсыпали землю, чтобы «вес сходился». В любой момент немцы могли обнаружить обман, и тогда – расстрел. Рабочие грузили заколоченные ящики в машины. На ящиках черной краской было выведено: «Штеттин». На погрузке ящиков стоял надежный человек – Янис Барановский. Он советовал рабочим: «Не спешите делать ящики, а «пилы» грузите быстрее».

В период демонтажа фабрики гитлеровцы арестовали пятерых «неблагонадежных». Среди них были молодые супруги Ефим и Елена Сергеенок. Немецкий управляющий Мюллер бегал по фабрике, кричал, размахивал руками: «Все ли вывезено?» Но и без того было видно, что фабрика раздета полностью. Даже специальное сукно, необходимое при изготовлении рулонной бумаги, снято с барабанов.

Мюллеру помогал предатель Лепинь. Рабочие были вынуждены снимать моторы со станин, но старались оттягивать время. Турбинщик Янис Сириньш и слесарь Адамсон подвели под тяжелый мотор салазки и «заботливо» предупредили: «Сани не надежные. Опасно, а других нет». А Мюллер торопил. Когда повезли мотор, сани не выдержали, и мотор угодил в канал. Его отправка была задержана на полтора суток. Тем временем часть оборудования фабрики, особенно лесопилки, «растеклась» по подвалам жителей поселка.

«Когда придут наши, мы опять оденем ремни на шкивы», – говорил товарищам старый Фриц Шерпук и предлагал нести все, что можно, в подвал его дома.

Патриотам удалось также сохранить от увоза в Германию 350 тонн бумаги и картона [ЦАМО, ф. 1695, оп. 1, д. 74, л. 13]. Перед уходом из Яунциемса гитлеровцы решили взорвать фабрику. Они подготовили двадцать восемь зарядов взрывчатки. Старик Крастиньш все это видел и стал уговаривать саперов не производить взрыва, пригласил их в свой дом. В 4.00 12 октября пьяные саперы были подняты в доме Крастиньша по тревоге, но им было уже не до взрыва фабрики – передовые части 67-й армии приближались к Яунциемсу. Утром над фабричной вышкой взвился алый стяг. Его наскоро сшили работницы фабрики, а старый лесник Карл Рауска водрузил флаг на законное место.

Люди выходили из домов. Впервые за три с лишним черных года они громко разговаривали и улыбались. Анна Лаздане, Дарья Рогозина, Екатерина Сергеенок и другие женщины встречали советских воинов-освободителей с цветами. 13 октября, едва начало светать, в Саркандаугаву прибыли бойцы и командиры 1244-го и 1250-го стрелковых полков. Всего лишь несколько часов назад из этого рабочего района сбежали оккупанты. До последней минуты они грабили, взрывали. Специальным приспособлением изуродовали проложенное здесь железнодорожное полотно.

Увидев красноармейцев, жители начали выходить на улицу. Лица их светились радостью. На ряде домов появились красные стяги. На здании 2-й поликлиники (ул. Слиежу, 19) флаг вывесил слесарь-сантехник Янис Семенович Келле. Три года Красное знамя прятал он на чердаке. На доме по ул. Ажу, 7, где жила главный врач поликлиники В.К. Элсис, также взвился Красный флаг. Сберег его Артур Яковлевич Элсис. Советские патриоты сохранили не только флаги. Они спасли 2-ю поликлинику и ценное оборудование от уничтожения: гитлеровцы заложили под здание поликлиники взрывчатку, но взрыв был предотвращен.

В Саркандаугаве проживало немало семей советских патриотов. Среди них находилась и семья Яниса Семеновича Келле. Он умер в 1957 году, но жива его жена Марианна Антоновна. Несмотря на свои 90 лет, она еще бодра и хорошо помнит многие события. Тридцать лет она проработала дворником и, когда немцы заняли Ригу, по примеру своего мужа спрятала Красный флаг на чердаке деревянного дома по улице Саркандаугава, 21.

У Яниса Келле было 12 братьев и сестер. Многие из них, революционеры-подпольщики, не раз арестовывались жандармами, сидели в тюрьмах за политическую деятельность. Паулина Келле, член партии с 1914 года, – известная латышская подпольщица. Много лет занималась нелегальным распространением «Цини» и созданием подпольных типографий. В 1933 году вместе с мужем – профессиональным революционером Эрнестом Америкой – была приговорена к 8 годам тюремного заключения. С 1940 года была на партийной и советской работе в Риге. Э. Америк был секретарем ЦК КП Латвии.

На соседней улице недалеко от Марианны Антоновны живет ее сын Индрикис. Высокий, уже немолодой, но еще крепкий и здоровый человек. Когда в 1940 году в Латвии была восстановлена Советская власть, Индрикису Келле исполнилось 25 лет. У него были жена и двое малых, детей. К тому времени он уже познал безработицу и прочие «прелести» буржуазного мира. Ежедневно вставал в 5 утра и спешил на товарную станцию разгружать вагоны. Часто приходил туда впустую – кто-то его уже опередил. Потом торопился в порт, где через железную решетку забора безработные выпрашивали у портовых чиновников работу. Те по своему усмотрению давали немногим жетоны на право входа на территорию порта для временной работы – на день или на полдня. Это были счастливчики. Большинство же уходило ни с чем.

Когда была восстановлена Советская власть в Латвии, Индрикиса приняли на работу в Латвийское государственное морское пароходство инспектором отдела кадров. Поработать ему довелось меньше года. 26 июня 1941 года пароходство эвакуировалось в Ленинград. Ушли и суда. Перед выходом в море Индрикис позвонил во 2-ю поликлинику, спросил отца. «Коммунистов здесь больше нет», – ответил чей-то злобный голос. Так и ушел Келле в море, не попрощавшись с родными и близкими.

Родители Индрикиса остались в Риге и более трех лет жили при немцах. Отец летом уходил на заработки в район, где подряжался на какую-нибудь стройку. Зимой сидел дома – работы не было, а есть надо. На улице Тилту находилась продуктовая лавка. Хозяин ее, Лапиньш, был «добрый» человек – давал продукты в долг под проценты. Каждую буханку хлеба, каждый кусочек сала записывал в специальную книгу. Летом бедняки расплачивались с долгами. И так каждый год.

Таких бедняков, как семья Келле, в Риге было немало. Поэтому приход Красной Армии многие жители приветствовали особенно радостно. Они хотели чем-нибудь угостить освободителей, но у самих ничего не было. Кто-то из женщин подсказал: «Огородники» удрали с немцами, а у них еще капуста не убрана». Хозяйки наварили щей, солдаты достали из своих запасов сухари и консервы… После завтрака воины 1244-го стрелкового полка переправились на остров Кундзиньсала. При форсировании Даугавы большую помощь нашим войскам оказали рыбаки Мангальсалы и Вецмилгрависа.

Перед отступлением из правобережья гитлеровцы приказали рыбакам причалить лодки в указанные места. Оккупанты хотели часть лодок использовать для переправы на левый берег, а остальные – уничтожить, чтобы лишить советских воинов переправочных средств. Рыбаки решили не выполнять этого приказа. Жители Мангальсалы спрятали свои лодки в -тростниковых зарослях на реке Аудупе, а Вецмилгрависа – в Вецдаугаве, притопив их. Часть рыбаков с семьями попрятались в лесу, ожидая, прихода Красной Армии.

Утром 13 октября в мангальском лесу появились разведчики 98-й стрелковой дивизии 67-й армии. Рыбаки увидели воинов с погонами и вначале приняли их за немцев, но звезды на фуражках и пилотках рассеяли их недоумение. Послышались радостные возгласы. За разведчиками в Мангальсалу начали прибывать стрелки и автоматчики. Старший из офицеров, подполковник, спросил у рыбаков, не могут ли они помочь переправочными средствами. Рыбаки с радостью указали места, где спрятаны лодки.

Весь день и ночь вместе с советскими бойцами они вытаскивали из зарослей лодки, сушили их, приводили в порядок моторы, заполняли баки горючим. Большие лодки соединяли попарно, настилали сверху доски – получались плоты для перевозки орудий и лошадей. Первыми вызвались перевозить десантников красный латышский стрелок Георг Калниньш и молодой рыбак Янис Спалвайнис.

13 октября утром мангальсальские рыбаки подвели лодки к деревянному причалу у «царского камня» [«Царский камень» – так местные рыбаки называют камень, на котором выбита дата – 27 мая 1856 г. – день, когда царь Александр II «осмотреть изволил дамбу»]. Когда стемнело, в них сели советские воины, и лодки отплыли к противоположному берегу. Когда десантники достигли середины реки, немцы открыли по ним стрельбу. Пули и осколки мин вспенивали воды Даугавы, впивались в борта лодок и тела людей. Первые лодки, высадив десант в устье Даугавы, поворачивали за новыми бойцами.

На третьем рейсе лодка Георга Калниньша и Яниса Спалвайниса попала под огонь врага. Оба рыбака были убиты. Вместо погибших товарищей вызвались перевозить бойцов новые добровольцы. Среди них были Хейнрих Дорф, Петерис и Леонард Лаудурги и Теодор Иннус. На спаренных лодках они перевозили на левый берег пушки и боеприпасы. На следующий день к добровольцам присоединились сын Хейириха Дорфа Янис, Мартиньш Элерс, Алфред Яунземниекс и другие. С 14 по 20 октября рыбаки перевезли через Даугаву много бойцов и техники. Жители Кундзиньсалы также помогали переправлять через Даугаву советских воинов.

Рыбак Эдвардc Якобсонc с сыном Харисом, бывший мотогонщик Пурвенс, рабочий с лесосплава Калниньш и мастер-лодочник Вилис Лозиньш на пяти лодках перевозили ранним утром 15 октября советских бойцов на левый берег Даугавы в районе аэропорта «Спилве». Первый рейс совершили скрытно, под покровом темноты, обернув весла тряпками. Сделали они три рейса, перевозя каждый раз в лодке по 7–8 человек. Активно помогали в перевозке советских воинов через Даугаву и болдерайские рыбаки. Среди них Карлис Эйнбергс, Эдгаре Федерс, Вилис Клява, Константин Бурвиков, Арнолдс Линденбергс и другие.

Рыбаки продолжали перевозку людей и техники и после изгнания врага из Пардаугавы. Часть лодок болдерайцев с боеприпасами и продовольствием плыла по Булльупе до реки Лиелупе и дальше вслед наступавшим советским войскам. Рыбаки и работники морского порта сообщили советскому командованию о минировании гитлеровцами Даугавы и акватории порта. Позже это подтвердилось сведениями из захваченных трофейных документов.

12 октября 1944 года гитлеровцы выставили в устье Даугавы и в гаванях морского порта 90 неконтактных донных мин с разной установкой приборов кратности. Это означало, что мина могла взорваться и под первым проходящим над ней кораблем и под двадцатым. Таков диапазон установки приборов кратности немецких мин. Мина имела около 700 килограммов сильного взрывчатого вещества. Любой корабль, не защищенный броней, мог затонуть при срабатывании одной такой мины. Кроме того, в местах стоянки кораблей перед отступлением (у пирсов и причалов) врагом были выставлены якорные мины, количество которых не установлено [Центральный военно-морской архив, ф. 1295, оп. 29530, д. 118, л. 66].

На второй день после освобождения правобережной части Риги приступила к работе Чрезвычайная комиссия по выявлению ущерба, причиненного городу немецко-фашистскими оккупантами. В составе комиссии был и старший инструктор политотдела 374-й стрелковой дивизии Г.И. Немков.

«Утром получил особое задание: по поручению командования вошел в состав комиссии по выявлению ущерба, нанесенного фашистами городу, – вспоминает Георгий Иванович. – Нас трое. Заходим к коменданту города, затем к секретарю горкома партии. Секретарь горкома товарищ Гегер любезно предлагает свою помощь, дает нам провожатого. На «виллисе» объезжаем город и намечаем объекты для расследования.

Первым обследовали порт. Здесь чувствуется война, враг бьет с левого берега Даугавы, кругом рвутся снаряды. Порт разрушен полностью, взорваны элеватор, холодильник, электростанция и другие портовые сооружения. Осматриваем основные объекты, составляем акты.

Гитлеровцы много напортили в Риге, на всех промышленных предприятиях видны тяжелые следы разрушения. Дымился спирто-водочный завод. Завод «Проводник» полностью взорван. На его дворе, на бетонном основании находилось много поврежденных немецких самолетов. Повсюду дымились развалины…

Один из патриотов охранял склад оружия. Приняли решение закрыть завод, организовали охрану. Много забот, но решения принимались быстро и оперативно. Хлопчатобумажную фабрику немцы не успели уничтожить полностью, но сюда они прислали специальную команду, которая топорами ломала станки, взорвала три паровых котла. Мы везде встречали истинных патриотов. Сторож завода потушил пожар, он на своем посту. На его руках – ожоги, но он доволен.

Почти с каждого завода немцы вывезли оборудование, все это актировалось, подтверждалось очевидцами. В последние недели фашисты отправили в Германию массу жителей. Полицейские устраивали облавы, хватали людей в домах и на улицах, сгоняли народ на пароходы и увозили. Постепенно раскрывалась ужасная картина гитлеровских преступлений, комиссия собирала все новые и новые факты…»

На второй день после освобождения Риги город уже очищался от всего, напоминающего о недавнем пребывании фашистов. Еще рвались снаряды на городских окраинах, а на улице Гертрудес (Карла Маркса) уже вышли с метлами дворники очищать мостовую и тротуары. У них работы по горло. Оккупанты не только разграбили Ригу, не только сожгли и взорвали все, что успели, они еще постарались загадить город в меру своих сил, загрязнить его прекрасные бульвары и площади. В последние дни гитлеровцы прогнали через Ригу несколько тысяч голов скота, захваченного у латвийских крестьян. На городских бульварах, где рижане проводили свой досуг, они устроили загоны для коров и овец.

«Размахивал метлой Ян Крамп. Он возглавил бригаду из жителей своей улицы… Примеры высокой сознательности рижан можно было видеть на каждом шагу… Рядом с улицей Сеску работала плотничья дружина во главе с пожилым человеком, одетым в черный праздничный сюртук, – это Якоб Трутель. Двух его сыновей за­мучили гестаповцы за связь с партизанами…

Шумно и многолюдно стало на улицах Риги. Семь суток до этого длилась непрерывная облава на людей. Немцы с ищейками рыскали по погребам и подвалам. Десятки тысяч рижан они насильно увезли на каторжные работы в лагеря. Но многие жители сумели надежно укрыться и дождались своих освободителей. Все они вышли на улицы…» – писала «Красная Звезда» 15 октября 1944 года.

Гавриил Герасимович Поляков

Источник статьи

 

Метки: , , ,