RSS

Архив метки: О статистической афере российских властей

О статистической афере российских властей


Уже не первый раз слышу от сторонников режима: «Ваша демографическая карта бита!»
Статистические службы любезно докладывают нам, что рождаемость в России впервые с 1991 года превысила смертность. В 2012 году родилось 1586,9 тысячи детей (в 2011 году – 1482,8 тыс.), умерло 1586,1 тысячи (в 2011 г. – 1610,2 тыс.). Итого население РФ только за счет естественного прироста увеличилось на 8 тысяч человек.
Слава режиму, врагам погибель, открываем шампанское.
Хотя, подождите минуточку, нужно внести кое-какие поправки.
Итак.
Пункт первый, он же главный.
Число детей на одну женщину в РФ остается критически низким – 1,6.
Вопреки статистическим фанфарам подавляющее большинство русских семей как прекратили толком рожать с началом перестройки, так и не торопятся начинать заново.
Никакой особенной статистики для этого приводить не надо: оглянитесь вокруг и заметите, что каждая вторая русская семья имеет только одного ребенка.
Для сравнения, в 1985 году на одну женщину приходилось 2,2 ребенка, в 1980-м – 2, в 1953-м – 3. Когда вам начинают морочить голову, что рождаемость упала уже в советские времена, – знайте, что вас элементарно разводят. Рождаемость в советские времена всегда превышала смертность, в 1975-м рожали меньше, чем в 1965-м, но в 1985-м больше, чем в 1975-м – в любом случае советские граждане обеспечивали воспроизводство населения, а с началом перестройки обеспечивать его перестали, и никакая «стабильность» так и не вернула нас на демографический уровень даже самых мрачных застойных лет, когда «безвременье вливало водку в нас» и всё такое прочее.
Естественно, когда затеваешь подобный разговор с демографом, призванным доказать легитимность либеральных реформ в России, он буквально засыпает вас одному ему понятными данными об изменении календаря рождений в сторону повышения возраста материнства и увеличения интервалов между рождениями, подробно рассказывает о концентрации рождений 2-й и последующих очередностей, делится европейским опытом, который призван доказать, что российская ситуация – в пределах нормы, а пресловутый «русский демографический крест» – это вовсе не крест, а симпатичная графическая штука, никакого скорбного значения не имеющая.
Ответ на эти песни всё равно остается элементарным: в 1995 году мы имели 1,4 ребенка на одну женщину, а в 1965-м – 2,4. В 2002 году – 1,3; а в 1973-м – 2,1. Всё!
Пункт второй.
«Демографическая яма» – это по-прежнему исторический центр обитания великорусской народности – Северо-западный федеральный округ и Центральный федеральный округ.
Да, прирост населения наблюдается в некоторых районах с традиционно русским населением (например, в Омской и Томской областях, в чем нужно разбираться отдельно), однако в целом пресловутому «демографическому взрыву» РФ обязана северокавказским республикам, Ставрополью, Калмыкии и ряду поволжских народов.
Мы, безусловно, рады всем детям нашей многонациональной страны, но элементарное наблюдение за рождаемостью на Рязанщине или в Тульской области не дает веских оснований для безудержного оптимизма, но напротив вызывает смутное желание ударить железной линейкой по пальцам всем составителям победных сводок с демографических фронтов.
Вообще, о «росте» рождаемости наши масс-медиа говорят уже минимум лет десять. Периодически, как правило, накануне выборов государственные телекомпании вдруг начинают, захлебываясь, рассказывать про некий «беби-бум», который у нас случился.
Здесь надо уяснить одну очень простую вещь. О росте рождаемости можно говорить только тогда, когда людей рождается больше, чем умирает. Но если в один год убыль населения в стране составляет полмиллиона человек, а на следующий год – «только» триста тысяч, ростом это называть может только дурак или подлец.
Именно эти категории «статистов» и рассказывают нам, что в СССР рождаемость «падала» (хотя она никогда не падала ниже критической точки), а сейчас – «растет» (хотя она за 25 лет либеральных реформ не достигла элементарного уровня воспроизводства населения).
Пункт третий.
То, что назвали ростом в этом году, – в конечном итоге всего лишь ловкость рук статистических служб, которые получили явное задание подбить дебит и кредит, сравняв прибыль с убылью.
Некоторые результаты были обусловлены структурной трансформацией модели рождаемости: советские дети 70-х годов рождения переживали в последние несколько лет так называемую компенсационную волну позднего деторождения.
Проще говоря, часть разменявших четвертый десяток россиян еще сохранила желание и, главное, здоровье, чтоб запоздало завести второго ребенка.
Но, как мы помним, с началом перестройки детей начали рожать всё меньше. Поэтому мы не успеем оглянуться, как закончится наш нынешний демографический фарт.
Старение населения в России происходит стремительными темпами. В процентах от общей численности населения дети составляли в 1990 году – 24,5%, в 1997 году – 22,2%, в 2005 году – уже 16,8%.
Чтоб поддерживать ситуацию даже на нынешнем уровне, детям, рожденным в «нулевые» годы, нужно будет иметь от четырех и выше детей. Неужели кто-то всерьез верит, что чада, выращенные в семьях, где папа с мамой «брали от жизни всё», вдруг решат плодиться и за себя, и за своих прекрасных родителей, которые когда-то выбрали «пожить для себя»?
Пункт четвертый.
Наши «опытные управленцы» пока еще имеют отдельную колоду запасных козырей, которые они с шулерским мастерством вбрасывают в статистическую картину. Легко догадаться в какую: в стране не хватает, к примеру, трехсот тысяч детей – ничего страшного, триста тысяч мигрантов получат гражданство, и всё будет выглядеть красиво.
А лучше даже не ровно триста, а триста восемь тысяч. Чтоб образовалась прибыль с маленьким хвостиком.
И после этого нам рапортуют: ах, вы только взгляните, Путин сломал демографический крест! Мы спасены!
Ни фига он не сломал.
Любой специалист, не сидящий на отдельной PR-ставке в Росстате, честно признается вам: уровень итоговой рождаемости в 1,6 рождения в расчете на одну женщину не будет существенно превышен в ближайшей перспективе. К тому же этих женщин будет всё меньше с каждым годом. А значит, депопуляция продолжится. Мы остаемся вымирающим народом.
Согласно прогнозу ООН, на который наши предвыборные бюджеты не распространяются, к середине текущего столетия численность населения России уменьшится до 101 миллиона человек.
В том числе и потому, что Узбекистан с Таджикистаном тоже не резиновые, и количество стремящихся оттуда в Россию со временем перестанет удовлетворять запросы кремлевских «стабилизаторов». К примеру, за последние несколько лет 300 тысяч жителей Кыргызстана стали гражданами Российской Федерации, но даже киргизы имеют обыкновение кончаться.
Кому-то может показаться, что ООН втайне желает нас огорчить. Однако отечественный прогноз, составленный в свое время демографом Е. Андреевым, еще хуже, чем расклады ООН: при сохранении существующей демографической ситуации в России население составит в 2020 году – 131,2; в 2030 году – 121,1; в 2040 году – 108,3; а в 2050 году – 93,8 миллиона человек.
Ситуация ясна? Ясна.
Теперь о выходах.
На рождаемость определяющим образом влияют такие факторы, как средний уровень жизни, уровень безработицы, криминогенная обстановка, состояние здравоохранения.
Либеральные идеологи давно и не без некоторого успеха доказывают населению России, что для решения собственных проблем нам нужно «начать с себя». Однако, как подсказывает опыт, сколько с себя не начинай, криминогенная обстановка и состояние здравоохранения от этого зависят очень мало. Равно как и уровень коррупции.
Куда сильнее зависят эти вещи от профессиональных навыков и мотиваций тех, кто страной управляет.
Если нанятые нами управленцы не справляются со своими задачами (а они не справляются) – их надо заменить.
Россия, безусловно, нуждается в смене политической системы как таковой.
На подобные предложения скептиками всегда заготовлен один сокрушительный ответ: а кто вам сказал, что будет лучше?
Причем такой ответ мало просто произнести, надо еще при этом насмешливо, чуть прищурившись, смотреть, слегка покачивая многомудрой головой.
Ох, голова, сказал бы я тебе.
О’кей, не хотите переворотов, давайте решать всё мирным способом.
Из числа действенных способов мы имеем один.
В нашей стране совершается около 1 миллиона 200 тысяч абортов в год. Причем официальная статистика не учитывает тех абортов, которые проводятся вне стационаров или в полулегальных клиниках. Реальное число абортов в России может кратно превышать данные официальной статистики и составлять до пяти миллионов в год.
Понятно, что мнение церкви по этому поводу – полное мракобесие, право на аборт – наш личный выбор и ничего больше. Но даже сталинские репрессии в этом смысле не были бы способны составить реальную конкуренцию нашему гигантскому абортарию.
Если верить данным Росстата, за последние 20 лет в России вследствие абортов не родились на свет более 40 миллионов детей. Это вам не «закон Димы Яковлева», но хоть бы один либеральный гуманист, так любящий детей, повысил по этому поводу голос.
Безусловно, среди родителей, решившихся на подобный шаг, есть люди, сделавшие аборт по медицинским показаниям, есть те, которые прервали очередную беременность потому, что у них уже есть дети, а есть те, которые сидят в полной нищете и выхода оттуда не видят, тем более с ребенком на руках.
Но вот какая статистика имеет место быть.
Доля российских женщин самой продуктивной группы (18–34 года) из тех, кто не имеет детей и не желает обзаводиться ими, составляет, согласно недавним опросам, 24%.
Еще 42% российских женщин планируют только одного ребенка.
31% – двух детей и только 3% – троих и более.
Выходит, что чайлд-фри – это давно не группы веселых молодых людей по интересам. Движение чайлд-фри – натуральная эпидемия безответственности, которой мы откровенно потворствуем из ложных соображений социальной толерантности и прочей нелепой политкорректности.
Гражданам России надо, наконец, максимально доходчиво объяснить: рождение детей – это не только «личное дело».
24% женщин и их чудесных спутников, которые выбрали бездетную жизнь, как минимум должны осознавать, что старость им будут обеспечивать дети тех, к примеру, 3% женщин, которые зачем-то выбрали родить троих детей.
(Дети тех родителей, кто выбрал завести одного или двух чад, будут соответственно работать на папу и маму.)
Понятно, что все мы, даже бездетные, платили в свое время налоги и как бы обеспечили себе право на пенсию. Но, к сожалению, налоги не умеют работать на заводе, охранять границы, чинить электрическую проводку и привозить в магазин свежие круассаны. Для этого нужны люди, очень много новых людей.
Таким образом, «личное дело» 24% бездетных гражданок и их мужей, если таковые имеются, – автоматически превращается в личное дело и пожизненные лишние заботы детей тех самых 3% многодетных гражданок.
Бездетные граждане очень любят рассказывать, что у Мэрилин Монро и Петра Ильича Чайковского тоже не было детей, и остается только умиляться их уверенности, что в России без малого четверть населения – люди с признаками некоторой гениальности, которые они, впрочем, достаточно успешно скрывают.
Да, очевидно, что подавляющее число взрослых людей, давно и необратимо выбравших бездетную жизнь, уже нет никакого смысла переубеждать.
Однако новым поколениям русских людей так или иначе необходимо прививать нормальные ценности.
Потому что дети – это норма. И дети, растущие в полной семье, – тоже норма.
А отсутствие первого и второго – отклонения от нормы. Эти отклонения, безусловно, могут иметь веские и более чем убедительные основания, но не в 24% случаев, увольте.
Рано или поздно страна пойдет на ужесточение контроля за прерыванием беременности и прямое ограничение этого права в случае отсутствия должных медицинских или социальных показателей.
Соответственно, содержание полулегальных медицинских клиник, предлагающих незаконные услуги по прерыванию беременности, будет отнесено к числу тяжких преступлений.
Или, может быть, все-таки постараемся сменить власть и построить страну, где заводить детей можно будет не в силу принуждения, а по собственному неуемному желанию?
Выбор за нами. И выбирать всё равно придется.
Страна, где живет 90 миллионов человек, не сможет существовать хоть сколько-нибудь продолжительное время, соседствуя со странами, где население превышает 500 миллионов.
Вопрос весьма недалеких перспектив, кстати.

Захар ПРИЛЕПИН

Источник статьи

Реклама
 

Метки: