RSS

Архив метки: Пермь-36

«Пермь-36», Совет пронацистов


Сволочи. Российские бандеровцы! Пока оправдывают бандеровцев зарубежных. Потом будут оправдывать власовцев и русских нацистов типа Просвирнина и Ко. Уже в России.
Власть потому и не разрывает отношения с хунтой на бывшей Украине, что чувствует вот таким своими частями, как этот «совет», с ней близкое родство?


31 октября 2014 года в Перми прошло заседание Совета по развитию Мемориального музея истории политических репрессий «Пермь-36». Так это называется.

Стенограммы (по крайней мере, пока) нет. Так что посмотрим, кто и чего об этом написал и наговорил.

Общественное ТВ Пермского края радостно передаёт слова Марголиной:

Цитировать
«В результате сегодня договорились по двум принципиальным вопросам: по регламенту работы совета: решения Совета будет обязательны к исполнению как для органов власти, так и для АНО «Пермь-36». Текст регламента создан, за основу принят, и в скором времени все детали будут урегулированы. И второй принципиальный вопрос – это Соглашение между правительством и АНО «Пермь-36» по развитию музея. Там есть совместная собственность, и оба учреждения, что называется, обречены на партнерство, но принципы его должны быть оговорены. Совет поручил и тому, и другому учреждению разработать текст Соглашения и представить его Совету…»

Насколько это будет работать на практике, конечно, отдельный вопрос. Но состав Совета однозначно тухлый. Сторонники АНО в нём: Владимир Лукин (известный антисоветчик), Татьяна Марголина (без комментариев), Татьяна Курсина (исполнительный директор АНО «Пермь-36»), Леонид Обухов (до недавнего времени руководитель научно-исследовательской работы в «музее»), Алексей Симонов (председатель правления АНО «Пермь-36»), Арсений Рогинский (председатель правления международного «Мемориала» и член правления АНО «Пермь-36»), Надежда Кочурова (зампред правительства Пермского края, автор замечательной отписки на наш запрос). Т.е. 7 человек из 11. Кто же остаётся? Алексей Фролов (руководитель администрации губернатора), Сергей Валенков (помощник полпреда президента РФ в ПФО), Игорь Гладнев (министр культуры Пермского края), Алексей Чусовитин (советник руководителя администрации губернатора).

Несколько риторических вопросов:

Как вы думаете, насколько эти четверо готовы хотя бы также упорно и последовательно защищать интересы государства, как первая семерка — интересы АНО «Пермь-36»?
Почему в этом совете нет представителя ветеранов 36-й колонии?
Чем скандальное АНО заслужило к себе столько внимания со стороны государства? Почему бы государству с таким же вниманием не отнестись к вопросу создания в Перми Политехнического музея, например, польза которого очевидна?

Вернёмся к высказываниям. Вот СМИ приводят слова Лукина, который будет возглавлять указанный совет:

Цитировать
«Музей политических репрессий — это музей, который отражает одну из самых тяжёлых, страшных и трагичных страниц в истории нашей страны. Сверхзадача этого музея — показать молодому поколению нашей страны, что нельзя жить в обстановке гражданского конфликта, остервенения, белой пены на губах по отношению друг к другу — нельзя, невозможно».

А как вы будете этого добиваться с командой, которая, по словам директора АНО «Пермь-36» Шмырова, занимается:
Цитировать
«целенаправленно, последовательно антисоветской деятельностью»?

Всю эту «примирительную» херню мы слышим много лет, а в стенах музея одновременно с этим рассказывают о том, что фашисты были лучше коммунистов, ставят стенды, восхваляющие расистов и неоязычников, проводят Пилорамы с участием поклонников Бандеры, вроде Овсиенко. Рекомендую ознакомиться с подробным отчетом о посещении.

Цитировать
«Об этом должен говорить музей: не о том, как здесь жили заключённые, а о том, почему это немыслимо, почему это нельзя повторять, почему это разрушает человека — не только убивает тех, кто там живёт, но и разрушает души тех, кто остаётся за пределами лагеря».

Прекрасно. Это говорит глава новоиспеченного совета, который как бы должен будет определять содержание «музея». Конечно, они не хотят, чтобы в «музее» рассказывалось о настоящих условиях содержания, после того, как люди, служившие в колонии, опровергли их ложь и манипуляции.

Оригинально выступил уже после заседания гражданин Федотов, который с выражением лица, как у профессионального шулера, общающегося с лохами, рассказывал, как же будет сладко жить в НьюВасюках Кучино, когда туристы попрут туда толпами для посещения мегамузея:

Цитировать
«Вместо развалюшек появятся нормальные коттеджи, вместо некрашеных разваливающихся заборов появятся нормальные палисадники и ограды. Всё будет красиво!»

Чтобы жизнь в Кучино наладилась, деньги надо вкладывать непосредственно в инфраструктуру и создание предприятий в Кучино а не в «Пермь-36».

Никогда этот музей не будет ни самоокупаемым, ни популярным, — по тем же причинам, по которым проваливаются в прокате фильмы Никиты Михалкова. Если бы из этого музея не делали усиленно «бренд Пермского края», не возили туда насильно школьников и учителей, не поддерживали государственными деньгами — никому он был бы не нужен.

В подтверждение этого Федотов далее говорит, что музей будет получать федеральное и краевое финансирование (которое можно было бы направить на улучшение жизни того же Кучино).

Собственно, я не против, что бы эти граждане делали, что им хочется (в рамках закона), за свой счёт. Пожалуйста. Можно и за счёт американских фондов, если на входе будет крупными буквами написано, что их музей — это иностранный агент. Но не за деньги края и государства! Не при поддержке чиновников!

В конце Федотов заявил: «Экстремизм бывает разных цветов, но экстремизмом любых цветов должны заниматься соответствующие правоохранительные органы, и они этим занимаются». Интересный намёк. От защитника устроителей «Пилорамы», где распевались песни с призывами «поджигать машины ментов» и т.д.

Мощнейшим образом выступил ещё один член нового совета. Тоже будет определять направление деятельности «музея». Алексей Симонов, председатель правления АНО «Пермь-36»:

Цитировать
«Ребята, которые были обозваны «бендеровцами» — это же благороднейшие прелестные люди! Прелестные! Я с ними знаком, я горжусь, что я с ними знаком!»

Тут не очень понятно, о чем речь. О тех «воинах УПА», которые сидели в колонии за военные преступления, или о других поклонниках Бандеры, вроде, Левка Лукьяненки или Василя Овсиенки.


Впрочем, что тут удивляться, если в совет затесался бывший сотрудник «Перми-36» Леонид Обухов, который писал (и эти слова до сих пор висят на сайте «музея»):

Цитировать
«Кургузову трудно понять, что «лесные братья» и бендеровцы боролись за независимость своих республик и теперь в этих суверенных государствах их считают героями национально-освободительной борьбы. Они имеют на это полное право».

Не говоря уж о директоре АНО «Пермь-36» Шмырове:

Ну и напоследок слова пермского уполномоченного по правам либерала человека Татьяны Марголиной:

Цитировать
«Мы должны, на мой взгляд, разделять: есть действия общественности (и мы знаем какого рода эта общественность), есть действия и ответственность органов власти и есть действия общественного музея. Это три разных составляющих. И очень важно, что на государственном уровне поддержка музея политических репрессий созданного общественной организацией (на иностранные и государственные бабки — прим. мое) сегодня реально существует. Нравится это или не нравится некоторым общественным организациям, это уже их ответственность».

Перевожу на русский: «Нет общественности, кроме либеральной, и я пророк её. Нам плевать на любое мнение, которое не совпадает с нашим». Созданный совет — лучшая иллюстрация данных слов.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Заседание Совета по репрессиям и депортациям при Путине


Прочитал стенограмму заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России, где обсуждались насущные для этих людей проблемы, как-то: сталинские репрессии, сталинские депортации и пр. Такое впечатление, что Сталин для этих людей жив до сих пор и дело его процветает и других проблем в стране нет, как бороться со сталинизмом. Ну и довеском к этим проблемами обсудили события на Украине, беженцев и коррупцию.

Приведу небольшие выдержки из выступлений:
В.ПУТИН: Конечно, все права и свободы человека являются высшей ценностью, об этом прямо говорится в Конституции.

Похвальная риторика. Пора бы от риторики переходить к практике, а для этого высшей ценностью нужно объявить не абстрактные права человека, а конкретную жизнь каждого гражданина России и через это ставить целью государства уменьшение смертности населения и увеличение продолжительности жизни. И исходя из этих целей выстраивать практическую работу. Тогда резко станет не до увековечивания памяти жертв сталинских репрессий, потому что нужно будет прекратить репрессировать свой народ здесь и сейчас.

Но государство, волею Путина, будет «продолжать поддерживать институты гражданского общества, помогать реализации их социально значимых и политически значимых проектов, в том числе имею в виду и финансирование. В 2013 году на эти цели из федерального бюджета было выделено 2,7 миллиарда рублей, а в будущем году планируется уже порядка 4,7 миллиарда рублей.»

В переводе на обычный язык это означает, что на поддержку всяких мемориалов и музеев Пермь-36 будут выделять еще больше народных средств.

Далее идет активное и обширное обсуждение целевой федеральной программы (ФЦП) по десоветизации сознания населения и очернению советского периода истории. Выступающие: «сладкая парочка» Федотов и Караганов.

М.ФЕДОТОВ: Неудачно складывается и судьба разработанной Советом программы увековечивания памяти жертв политических репрессий, о чём подробно расскажет Сергей Караганов. Недавно мы получили правительственный документ, где чёрным по белому написано, что концепция государственной политики в данной сфере не нужна, указ Президента, утверждающий эту концепцию, не нужен, а поправки в закон о реабилитации жертв политических репрессий могут быть поддержаны только после существенной, но не сказано какой, доработки этого проекта. При этом поправки согласованы и с Генеральной прокуратурой, и с Верховным Судом. Ещё до того, как появился этот документ, я встречался с Ольгой Юрьевной Голодец, и она мне признавалась, что на собственном горьком опыте знает, какое сопротивление встречают любые инициативы на этом поле. Тем более странно было увидеть её подпись под этим правительственным документом.

В то же время хочется поблагодарить всех, кто спасал мемориальный музей «Пермь-36», – помните, мы с Вами говорили об этом в июле? Вы тогда дали Администрации поручение: музей нужно сохранить – и он сохранён. Создан общественный совет, который возглавил Владимир Петрович Лукин, в который вошли и представители правозащитного сообщества, и региональных властей. Мне кажется, что это прекрасный пример и конструктивного сотрудничества, и, кстати говоря, точного, чёткого выполнения президентского поручения. Меня, честно говоря, всегда смущает, когда не выполняются поручения главы государства, я не понимаю, как в государстве такое может быть.

С.КАРАГАНОВ: В Москве построен большой музей ГУЛАГа, который будет иметь общенациональное значение, завершается формирование экспозиции. На Бутовском полигоне, который Вы посещали и который, я знаю, произвёл на Вас сильное впечатление, идёт работа по созданию музея памяти служителей всех церквей – первых жертв политических репрессий. Там большие бюрократические трудности, но они преодолимы, будем просить об их преодолении Администрацию и Вас. Публикуется и распространяется в школах в качестве обязательного чтения подготовленная Натальей Дмитриевной Солженицыной по Вашей просьбе или Вашему указанию сокращённая версия крупнейшего произведения нашего последнего русского гения Александра Исаевича Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Ознакомление с этой книгой миллионов школьников имеет, наверное, историческое значение, оставит след в поколениях, как оставили «Война и мир» и «Севастопольские рассказы». Развёртываются новые информационные порталы, в том числе даже и прообраз будущего гигантского портала, мы его сами сделали.

Последний русский гений — Солженицын! Бедная Россия. Выдержит ли она такое насилие над собой и своей исторической памятью? И вновь о Перми-36:

Но случались и неприятности благодаря именно отсутствию понятной позиции государства. Одна из наиболее ярких – это, конечно, история, когда был чуть не погублен один из самых значимых памятников жертв политических репрессий – музейный комплекс «Пермь-36». Спасибо представителям руководства Вашей Администрации, которые по Вашему указанию вмешались и после нескольких заходов спасли этот музей.

Мне горько, что во многих столицах даже союзных наших, стран бывшего СССР стоят памятники жертвам политических репрессий, а у нас только закладной камень. Памятник нужно поставить. Я даже представляю вариант такого памятника: Мать-Родина, а перед ней на коленях стоят и просят прощения два её сына – белый офицер и красный комиссар. Один за то, что не сумел защитить старую Россию, а другой за то, что победил, чтобы сгинуть потом в жерновах репрессий.

Ему, Карагонову, горько, что что в Прибалтике и на Украине есть музеи советской оккупации и памятники голодоморам, а у нас еще нет. И идея памятника совершено бредовая. Пидорас. И Путин вполне ответствует эти двум гандонам вполне соглашаясь всей этой чернухе:

В.ПУТИН: Ну и теперь по поводу жертв политических репрессий. Конечно, странно, что у нас здесь, в Москве, до сих пор не решён вопрос с увековечиванием этих жертв. Надо, конечно, это сделать.

М.ФЕДОТОВ: Владимир Владимирович, тогда я Вам сразу передам другой вариант решения этой проблемы, не через ФЦП. Вы в свое время сказали мне, – помните, мы с Вами говорили об этом? – Вы сказали: «Ну, зачем ФЦП? Столько бумаг, вы с этим просто замучаетесь». Вот есть другой вариант.

В.ПУТИН: Какой?

М.ФЕДОТОВ: Проект концепции государственной политики в сфере увековечивания памяти жертв политических репрессий. У нас есть такая форма нормативно-правового регулирования – через концепции или основы.

В.ПУТИН: Михаил Александрович, давайте, мы прямо сейчас можем договориться с Вашим участием, с участием коллеги Караганова. Я сформулирую поручение и Администрации, и Правительству так, чтобы вы вместе нашли оптимальное решение этого вопроса, чтобы мы двигались, а не просто бесконечно спорили, как это сделать, потому что пора начинать делать.

В общем, ждет нас впереди еще многое, за что будет мучительно стыдно. А теперь дам слово Сванидзе, защитнику крымских татар:

Н.СВАНИДЗЕ: реабилитировать народы, которые ни в чем не виноваты, которые пострадали в результате сталинских преступлений? Это нужно нам, нашему государству, и это было сделано, на мой взгляд, абсолютно правильно, позитивно, и уже имело и будет иметь, я надеюсь, свое позитивное долгоиграющее последствие. Крымские татары – миролюбивый народ*.

В.ПУТИН: Спасибо большое, Николай Карлович, что Вы обратили на это внимание. Думаю, что и для Вас, и для меня, и для всех объективных наблюдателей понятно, что у нас, слава Богу, у современной России нет и не может быть никаких проблем с крымскими татарами. Ну, просто никаких. Первое – вот эта реабилитация. Конечно, это прежде всего нужно нам.

Одна из самых важных проблем для них – это узаконивание их имущества и прав на землю. Это ключевой вопрос, и мы это делаем. И мы идем навстречу.

М.ФЕДОТОВ: Владимир Владимирович, Вы только что, перечисляя те народы, которые были депортированы из Крыма, назвали крымских немцев. Как раз об этом и хотела сказать Елена Васильевна Масюк.

* — ага, это «миролюбивый народ» на первом же митинге в Симферополе в 26 февраля 2014 года разогнал сторонников России, убив при этом двух человек.

Масюк тут же паровозом прицепила к теме остальные «невиновные народы». За всё и за всех русский народ будет платить и каяться. А в Крыму теперь получим на долгие годы этническую бомбу, которая действиям Путина и его камарильи будет все время в взведенном состоянии.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , ,

Ветеран 36-ой колонии о бандеровском музее Пермь-36


«Закрытие бандеровского музея «Пермь-36″ станет реальной поддержкой мирных граждан на Украине» Бывший куратор исправительной трудовой колонии №36 по линии МВД, полковник Анатолий Терентьев в интервью Накануне.RU рассказал, под чью дудку пермякам навязывают русофобские настроения.


На днях был на пресс-конференции музея политических репрессий Пермь-36, где его руководство плакалось о том, что им не выделяют деньги в т.ч. на пропаганду бандеровцев как героев национально-освободительной борьбы на Украине (именно такая позиция у руководства музея и руководителя научно-исследовательского отдела ) и других «борцов за демократию». Но конференция не задалась. На неё пришли ветераны 36-ой колонии, полковники в отставке, которые своими глазами видели этих «политических», а по правде бандеровцев, полицаев и карателей, которые и сидели в в Пермь-36.

Мой хороший знакомый полковник МВД в оставке Тереньтев Анатолий Алексеевич (72-75гг.- куратор исправительной трудовой колонии №36 по линии МВД), потребовал извинений за то вранье, которое музей нёс последние 20 лет, а также за то что на прошлой пресс-конференции главная защитницы музея Татьяна Марголина (уполномоченный по правам ПОСТ-человека в Пермском крае) назвала всех протестующих ветеранов ФСИН – несуществующими людьми. «Вот они мы, вот наши удостоверения!», возмущались Терентьев, полковники Сорокин, Пономарёв.

— Вам всё врали! – обращались полковники к журналистам, мы готовы дать интервью. Среди массы журналистов, не нашлось почти никого, кто осмелился бы идти против всемогущей Марголиной, лишь один журналист, как мне потом сказали полковники, шепнул, что он позвонит, потом.
Хорошо, что узнав об этой ситуации свердловское Накануне.ру связалось с Анатолием Алексеевичем и вязло у него большое интервью. Перепечатываю его у себя и готовлю серию материалов о новостях, связанных с музеем отмывания фашистов Пермь-36.

В последние дни в Перми не умолкают споры вокруг скандально известного (как его теперь часто называют — «бандеровского») музея «Пермь-36», которому не первый год обещают выделить свыше полумиллиарда рублей из федеральных и краевых средств при личном одобрении Дмитрия Медведева. Ревностное отстаивание пермскими чиновниками этих денег выглядит противоречиво на фоне кровавых событий на Украине. Выходит, что в то время, как в братском государстве преступники киевской хунты жестоко расправляются с мирными гражданами, в Перми активно поддерживают их же предков – фашистов и бандеровцев, которые отбывали наказание в бывшей колонии-36. Теперь на экскурсиях в музее «Пермь-36» посетителям рассказывают о том, как «Сталин напал на Гитлера», о «скотских» условиях, в которых содержали «несправедливо осужденных» «партизанов» и «борцов с тоталитарным режимом», нынешних «героев Украины». Бывший куратор исправительной трудовой колонии №36 по линии МВД, полковник Анатолий Терентьев в интервью Накануне.RU рассказал, как все было на самом деле, и под чью дудку пермякам навязывают русофобские настроения.

Вопрос: Вчера в Перми состоялась пресс-конференция с руководством музея и уполномоченным по правам человека в Пермском крае Татьяной Марголиной. Сообщалось, что после увольнения директора музея Татьяны Курсиной могут возникнуть трудности с финансированием «Перми-36» по федеральной целевой программе. Расскажите, пожалуйста, о чем там шла речь?

Анатолий Терентьев: На пресс-конференции руководство музея вместе с Татьяной Марголиной сетовали, что «Пермь-36» — это единственный музей сталинской эпохи, что они делают все, чтобы музей работал. Сослались на Европу, на Путина. Почему-то они постоянно везде упоминают Путина. Сослались на Федотова, на Лукина, который даже сказал, что готов приехать и быть директором музея «Пермь-36». Но это только со слов Марголиной. Марголина и ее команда хотят замарать президента, мол он заодно с бывшими карателями, что он поддерживает бывших заключенных колонии-36, будто он сторонник того, чтобы их на щит поднять. Видите ли, они были репрессированными. Да, Путин говорит, что надо реабилитировать крымских татар, да ведь не всех же. Если посмотреть, там больше половины татар помогали немцам. Нужно добавить фразу: «…тех, которые заслуживает реабилитации». И все встанет на свои места.

Одна журналистка, когда узнала, что я бывший сотрудник колонии, набросилась на меня с обвинениями: «Как вам не стыдно признаться в таком, вы себя унизили». Я ответил, что не унизил себя, я с гордостью говорю, что работал с врагами государства. Я служил государству, я себя, оказывается, унизил? Это уровень мышления выкормленных Марголиной и Сапиро.

Вся пресс-конференция свелась к заявлению о том, что они подготовили очередное обращение к Басаргину, чтобы он поменял свою позицию по «Перми-36». Это обращение должен подписать и Алексей Симонов, который говорил, что Сталин хотел на Гитлера напасть. Все они настаивают на том, что линия невозврата еще не пройдена, что можно вернуться, что все равно этот музей должен работать. Рассказали все так, будто это не музей, а идиллия какая-то. Они якобы тут изучают историю.

Вопрос: Насколько известно, музей получает средства от иностранных спонсоров – американских фондов Сороса и Форда. Как Вы считаете, зачем американцам вкладывать деньги в пермский музей?

Анатолий Терентьев: Руководству музея и Марголиной был такой задан вопрос. Они стушевались: «Ну подумаешь, какие-то деньги. Они имеют право, они занимаются историческими исследованиями на базе «Пермь-36″ — узнают о тех, кто сидел там». Ничего себе! Пять или шесть фондов оказывали им содействие под исторические исследования! Они наукой занимаются в «Перми-36»? Там, где сидели «лесные братья», власовцы, просто полицейские, более 70% там сидели бандиты, каратели, шпионы, диссиденты. В 1993 г. я сам присутствовал при амнистировании 11 человек – бывших шпионов, которые просто ядом дышали на Россию. И тогда эти «борцы за освобождение» России все удрали за рубеж. Это все были шпионы!

Вопрос: Если научные исследования здесь не при чем, то какую цель американцы преследуют на самом деле?

Анатолий Терентьев: Это теория управляемого хаоса. Все это делается для того, чтобы разделить народ, чтобы систематически люди были какие-то недовольные. Ведь недаром ставленники Чиркунова, который наворовал денег и купил замок во Франции, отстаивают «Пермь-36», выступают за его спонсирование. У нас масса вопросов и по малоимущим, и по медицине, но нет, нужно в этот музей деньги вкладывать. С пеной у рта доказывают. Это все идея американцев. Как они через некоммерческие организации довели Украину до того состояния, в котором она сейчас находится, так и год назад еще Путин заявил, что у нас еще сотни этих некоммерческих организаций, часть из которых на Украину деньги слала, подпитывают в России недовольство. Как правило, это все – так называемые правозащитные организации. Сейчас они все контролируют, в выборах участвуют, проводят пресс-конференции. Это бесконечная толкотня. И все это в Перми.

Чиркунов был «зонтиком» для «Перми-36», он видите ли охранял музей от лишнего внимания. Не обходится и без поддержки Москвы: Федотова – этого известного русофоба, Лукина, который приезжал на эти «Пилорамы» и «сидел тут на нарах». А на самом деле нар не было, были кровати. И потом Лукин все рассказывал, как трудно людям тут приходилось отбывать наказание.

Вопрос: Вы упоминали, что те обещанные полмиллиарда рублей будут направлены на создание базы для подготовки оппозиции из числа молодежи. Это тоже часть плана?

Анатолий Терентьев: Да. Все, что сейчас говорится о музее «Пермь-36» – это ложь. В этой колонии содержались бандеровцы, бывшие эсесовцы, власовцы, шпионы. А Марголина со своей командой не хочет этого слушать, они выступают за то, чтобы на базе «Пермь-36» был постоянно действующий семинар. Кто дал им обязательства проводить обучение, готовить к революции? Илья Пономарев (депутат Госдумы, — прим. Накануне.RU) вообще заявил, что на этой базе они будут готовить протестный электорат, готовы приглашать преподавателей из-за рубежа. То есть в Прибалтику и Польшу не нужно будет ездить, в Киев, где за деньги Ходорковского собирали «Голос», куда приехали воюющие либералы, тоже не нужно будет. Спрашивается: каково отношение наших либералов к Украине и России, когда там такие междоусобицы? И вот они хотят в Перми создать точно такой же центр, чтобы не нужно было на учебу куда-то ездить, а сюда можно было ездить. Колония расположена в центре Урала, и все эти эмиссары из посольства США приезжают на экскурсии. Все эти надуманные доктора, историки – это просто создание шпионской сети. У нас центр оборонной промышленности, а мы пускаем американцев путешествовать по своей территории.

Вопрос: А если эти полмиллиарда все-таки не будут выделены, оппозиционеров это остановит?

Анатолий Терентьев: Дело в том, что музейщики стоят в жестких рамках расходования бюджетных денег. Они хотят из этих рамок выскочить для того, чтобы заявить о себе на Западе, чтобы Запад им в том числе помогал. А без федеральных и краевых денег они никуда не выскочат, они побоятся, ведь без денег они сдохнут. Поэтому они и ломятся во все открытые и закрытые двери, и чуть ли не с Путиным они переговорили. Но, скорее всего, они блефуют. Они в конце того года блефовали, что им должны были выделить 560 млн руб., но им никто ничего не выделил. Они рассчитывали, что бюджет края им выделит около 100 млн, но ничего им не выделили. А теперь такой дефицит бюджета в целом намечается в стране, и в крае, и вдруг на каких-то бывших власовцев, бандеровцев и диссидентов, на изучение истории их ареста хотят впихнуть сотни миллионов.

Теперь их поставили в жесткие рамки: чтобы они убрали этот внутренний интерьер, эти нары, поставить вместо них кровати, которые были. Музей должен быть как краеведческий, но не такой, как сейчас, когда в него понатащили какие-то полосатые робы, какие-то непонятные ботинки, хотя заключенные всегда ходили в сапогах. В общем, все что не лень туда собрали и говорят, что так было. Люди приезжают и удивляются: какие-то деревянные двухэтажные нары. Недавно ездила группа во главе с пермским либералом Огородниковым, молоденькая девочка прилегла на нары и запричитала: «Как же жестко лежать, как же после трудового дня на таких нарах!» И еще говорят, что не давали матрасов. В общем, все в кучу собрали. Еще любят говорить, что можно было за анекдот попасть в эту колонию. Я заявляю со всей ответственностью: ни одного человека за анекдот не сидело. Нет, врут, что сидели, что за косые взгляды на администрацию могли попасть в изолятор.

Вопрос: Сторонники закрытия музея часто упоминают о том, что в нем откровенно фальсифицируют данные, и рассказывают на экскурсиях разные устрашающие байки о жизни в колонии, якобы, там люди подвергались репрессиям. Какие были условия на самом деле?

Анатолий Терентьев: Я разговаривал со многими людьми, которые побывали в музее, они говорили, что здесь мучили людей, убивали, морили голодом, заставляли заниматься непосильным трудом, не оказывали медицинскую помощь. Все врут! И я вынужден всем тем, кто там был, доказывать обратное, потому что я знаю, я там работал. А на экскурсиях в этом музее рассказывают, что там издевались над людьми, что они были репрессированные. А на самом деле они набивали тэны для утюгов, такие операции на заводе молодые девочки делали. А в колонии этой работой занимались здоровые мужики – антисоветчики. Сидели как барышни, собирали утюги, паяли электроэлементы, чтобы потом на Лысьве их в продажу пускали. Эта работа – для дам с крашеными ручками. Так что трудились они «неимоверно».

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, подробнее, по каким статьям сидели осужденные, за какие преступления?

Анатолий Терентьев: Там сидели бандеровцы, каратели, которые, когда освобождали Украину, не успели удрать. Их до 1967 г. выявляли, кого-то сдавали. И их судили, им давали по 25 лет. В армии Власова было сформировано две дивизии, которые по сути не были в нашем фронте, но иногда они целыми ротами, подразделениями переходили на нашу сторону. Их отправили на западный вал, на Атлантический океан. Самое активное сопротивление американцам оказали власовцы, на тех участках, где они были, потому что им уже нечего было терять. А так их использовали в боях с партизанами, как охранников лагерей, охранников территорий, на которых пролегали коммуникации. Также власовцы занимались расстрелом.

Сидели полицейские, которым дали винтовки и сказали: «Иди, выявляй комсомольцев». Сидели из СС «Галичина», это было элитное подразделение бандеровцев. В марте 1943 г. СС «Галичина» – стрелковая дивизия из 10 тыс. человек — появилась на фронте. Разведка знала об этом, и Сталин приказал разбить их в пух и прах. В итоге, 60% потеряли убитыми, остальные разбежались. Больше на фронте дивизия «Галичина» не появлялась. Тем, кому не удалось бежать, сидели в колонии-36.

Сидели и власовцы, которые непосредственно служили в Германии. Всевозможные «лесные братья», которые до 1964 г. убивали активистов Прибалтики. Это те, которые сейчас не признают русских, говорят, что это оккупанты, люди без гражданства.

Статьи были «антисоветская агитация», «пропаганда». Чисто за шпионаж сидели. Сидели диссиденты – те, кто был против советской власти. Как правило, они выступали против КПСС. Примечательно, что Марголина – бывший заместитель первого секретаря Ленинского крайкома партии по идеологии, она с высоких трибун призывала крепить идейное единство, не поддаваться западной пропаганде. Вот, чем она занималась до распада СССР, а потом вдруг стала ярой сторонницей либеральных ценностей, которые разрушают Россию.

Сидели и евреи. В 70-х годах появилась тенденция – они активно стали выезжать в Израиль. Этих евреев никто не любил – ни украинцы, ни русские, ни бывшие полицаи, ни бывшие власовцы. Они были обособлены. Были и угонщики самолетов. Статья «Захват и попытка угона самолета». Такой еврей Дымшиц сидел и с ним группа из пяти человек, которые в свое время в Ленинграде планировали угнать самолет и улететь за границу.

Тут сидели ярые украинские националисты, например, Черновол, которых потом с почестями увезли на Украину, перезахоронили там. Говорили, что они пострадали за национальную идею, за независимую Украину. Вот, пожалуйста, что такое независимая Украина с ее национальным вопросом: «Жидов перевесить, москалей на кол».

Вопрос: Как Вам кажется, сейчас, когда фашисты убивают мирных граждан на Украине, закрытие музея «Пермь-36» могло бы стать реальной помощью для жителей юго-востока?

Анатолий Терентьев: Однозначно.

Закрытие музея было бы реальной помощью юго-востоку Украины, чтобы не было этой гнилости, чтобы она не распространялась. Ведь недаром недавно под Киевом собрались наши либералы во главе с Ходорковским, которые совещались, что дальше делать в России, какую идеологию проповедовать, демократию. Они уже все перепутали, им лишь бы навредить России, любым способом. И вот стоит музею «Пермь-36» хоть как-то закрепиться, они сразу же воспрянут – и американцы, и немцы – они все воспрянут, мол, есть такое место – центр либерального настроения в центре Урала, в центре России. У них цель одна – жировать на этих деньгах.

Вопрос: В марте Вы передали письмо депутату Государственной думы Алексею Пушкову с просьбой отменить финансирование музея «Пермь-36». Дождались ли Вы реакции депутата?

Анатолий Терентьев: Никакой конкретной реакции не было, хотя разговоры у нас с ним были, он с пониманием отнесся к проблеме. Помимо Пушкова мы направили письмо Затулину. Он прочитал, мы ему даже отправили фильм, снятый «Сутью времени». Обращались также в другие уважающие себя организации в Москве, чтобы возбудить интерес к этому вопросу. А вообще, Пушков сам пострадал от этого. Он объявлен невыездным за то, что отстаивает интересы России против таких, как Марголина, Рыжков, Немцов.

Я хочу, чтобы он просто был в курсе дела. Он же депутат от Пермского края, чтобы он знал, что творится на территории Пермского края в части либеральных настроений. После наших разговоров Пушков встречался в Перми и Москве с высокоуважаемыми людьми, беседовал с ними на эту тему. Он вхож в Правительство, там с его мнением считаются. Я считаю, что одной из причин, почему еще не было ответа – то, что не выделили деньги, на которые руководство музея разинуло рот.

Источник статьи

 

Метки: , , ,