RSS

Архив метки: Подвиг

Иван Григорьевич Громак

Иван Григорьевич Громак

ВОЗМЕЗДИЕ СВЕРШИЛОСЬ. ОН УНИЧТОЖИЛ ФАШИСТСКОГО ОФИЦЕРА, ПРИНИМАВШЕГО УЧАСТИЕ В КАЗНИ ЗОИ КОСМОДЕМЬЯНСКОЙ.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , , , , ,

Колесова Елена Фёдоровна

Колесова Елена Фёдоровна

Колесова Елена Фёдоровна — разведчица, командир диверсионной группы партизанского отряда специального назначения (войсковая часть № 9903) разведывательного отделения Западного фронта, красноармеец.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Метки: , , , , , , ,

Великий подвиг офицера Буданова

Великий подвиг офицера Буданова

Случай нарушения приказа верховного главнокомандующего с вводом танков на окраину нейтрального поселка Дуба-Юрт, где были окружены 150 десантников 84 отдельного батальона разведки, очень быстро облетел федеральные войска, а командир 160 танкового полка мгновенно стал героем.Танковый полк находился поблизости от злополучного села, где боевики полевого командира Хоттаба численностью в 1000
https://red-penza.org/2017/03/12/%d0%b1%d1%83%d0%b4%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b2-%d0%bf%d0%be%d0%b4%d0%b2%d0%b8%d0%b3/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: ,

Саша Чекалин стал настоящим кошмаром для фашистов

Саша Чекалин стал настоящим кошмаром для фашистов

Друзья-приятели звали его неугомонным. Оно и понятно: Сашка ни минуты не сидел без дела. Ему надо было быть сразу везде и заниматься всем. Вставал ранним утром и бегал в лес – собирал растения (он отлично в них разбирался), грибы, ягоды, купался с конца апреля и до последних чисел сентября. Успевал до занятий в школе помочь родителям по хозяйству. Дом Чекалиных стоял на краю села
https://red-penza.org/2017/02/24/%d1%81%d0%b0%d1%88%d0%b0-%d1%87%d0%b5%d0%ba%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%bd-%d1%81%d1%81%d1%81%d1%80-%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%b2-%d0%b2%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d0%ba%d0%b0/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , , , ,

ПОДВИГ ПЯТЁРКИ ХРАБРЕЦОВ — МОРСКИХ ПЕХОТИНЦЕВ

ПОДВИГ ПЯТЁРКИ ХРАБРЕЦОВ — МОРСКИХ ПЕХОТИНЦЕВ

В один из майских дней 1942 года, защитники Севастополя передавали из уст в уста рассказ о беспримерном подвиге пяти черноморцев. Еще никто не знал точно имен бойцов, преградивших своими телами фашистским танкам путь к Севастополю, а подвиг их уже стал легендой.

Дело было в дни яростного наступления немцев на Севастополь. Фашисты ценою больших потерь заняли господствующую высоту севернее
https://red-penza.org/2017/02/21/%d1%81%d1%81%d1%81%d1%80-%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%b2-%d0%b2%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%be%d1%82%d0%b5%d1%87%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d0%bd-5/

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: , , , , ,

Подвиг Александра Мамкина: у пилота сгорели ноги до костей, но он спас детей


События, о которых пойдет речь, произошли зимой 1943–44 годов, когда фашисты приняли зверское решение: использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 как доноров. Немецким раненным солдатам нужна была кровь. Где её взять? У детей.

Первым встал на защиту мальчишек и девчонок директор детского дома Михаил Степанович Форинко. Конечно, для оккупантов никакого значения не имели жалость, сострадание и вообще сам факт такого зверства, поэтому сразу было ясно: это не аргументы. Зато весомым стало рассуждение: как могут больные и голодные дети дать хорошую кровь? Никак. У них в крови недостаточно витаминов или хотя бы того же железа. К тому же в детском доме нет дров, выбиты окна, очень холодно. Дети всё время простужаются, а больные – какие же это доноры? Сначала детей следует вылечить и подкормить, а уже затем использовать.

Немецкое командование согласилось с таким «логическим» решением. Михаил Степанович предложил перевести детей и сотрудников детского дома в деревню Бельчицы, где находился сильный немецкий гарнизон. И опять-таки железная бессердечная логика сработала. Первый, замаскированный шаг к спасению детей был сделан… А дальше началась большая, тщательная подготовка. Детей предстояло перевести в партизанскую зону, а затем переправлять на самолёте.

И вот в ночь с 18 на 19 февраля 1944 года из села вышли 154 воспитанника детского дома, 38 их воспитателей, а также члены подпольной группы «Бесстрашные» со своими семьями и партизаны отряда имени Щорса бригады имени Чапаева. Ребятишкам было от трёх до четырнадцати лет. И все – все! – молчали, боялись даже дышать. Старшие несли младших. У кого не было тёплой одежды – завернули в платки и одеяла. Даже трёхлетние малыши понимали смертельную опасность – и молчали…
На случай, если фашисты всё поймут и отправятся в погоню, около деревни дежурили партизаны, готовые вступить в бой. А в лесу ребятишек ожидал санный поезд – тридцать подвод.

Очень помогли лётчики. В роковую ночь они, зная об операции, закружили над Бельчицами, отвлекая внимание врагов. Детишки же были предупреждены: если вдруг в небе появятся осветительные ракеты, надо немедленно садиться и не шевелиться. За время пути колонна садилась несколько раз.
До глубокого партизанского тыла добрались все.

Теперь предстояло эвакуировать детей за линию фронта. Сделать это требовалось как можно быстрее, ведь немцы сразу обнаружили «пропажу». Находиться у партизан с каждым днём становилось всё опаснее. Но на помощь пришла 3-я воздушная армия, лётчики начали вывозить детей и раненых, одновременно доставляя партизанам боеприпасы. Было выделено два самолёта, под крыльями у них приделали специальные капсулы-люльки, куда могли поместиться дополнительно нескольких человек. Плюс лётчики вылетали без штурманов – это место тоже берегли для пассажиров.

Вообще, в ходе операции вывезли более пятисот человек. Но сейчас речь пойдёт только об одном полёте, самом последнем. Он состоялся в ночь с 10 на 11 апреля 1944 года. Вёз детей гвардии лейтенант Александр Мамкин. Ему было 28 лет. Уроженец села Крестьянское Воронежской области, выпускник Орловского финансово-экономического техникума и Балашовской школы. К моменту событий, о которых идёт речь, Мамкин был уже опытным лётчиком. За плечами – не менее семидесяти ночных вылетов в немецкий тыл.

Тот рейс был для него в этой операции (она называлась «Звёздочка») не первым, а девятым. В качестве аэродрома использовалось озеро Вечелье. Приходилось спешить ещё и потому, что лёд с каждым днём становился всё ненадёжнее. В самолёт Р-5 поместились десять ребятишек, их воспитательница Валентина Латко и двое раненных партизан. Сначала всё шло хорошо, но при подлёте к линии фронта самолёт Мамкина подбили.

Линия фронта осталась позади, а Р-5 горел… Будь Мамкин на борту один, он набрал бы высоту и выпрыгнул с парашютом. Но он летел не один. И не собирался отдавать смерти мальчишек и девчонок. Не для того они, только начавшие жить, пешком ночью спасались от фашистов, чтобы разбиться. И Мамкин вёл самолёт…

Пламя добралось до кабины пилота. От температуры плавились лётные очки, прикипая к коже. Горела одежда, шлемофон, в дыму и огне было плохо видно. От ног потихоньку оставались только кости. А там, за спиной лётчика, раздавался плач. Дети боялись огня, им не хотелось погибать. И Александр Петрович вёл самолёт практически вслепую. Превозмогая адскую боль, уже, можно сказать, безногий, он по-прежнему крепко стоял между ребятишками и смертью.

Мамкин нашёл площадку на берегу озера, неподалёку от советских частей. Уже прогорела перегородка, которая отделяла его от пассажиров, на некоторых начала тлеть одежда. Но смерть, взмахнув над детьми косой, так и не смогла опустить её. Мамкин не дал. Все пассажиры остались живы.

Александр Петрович совершенно непостижимым образом сам смог выбраться из кабины. Он успел спросить: «Дети живы?» И услышал голос мальчика Володи Шишкова: «Товарищ лётчик, не беспокойтесь! Я открыл дверцу, все живы, выходим…» И Мамкин потерял сознание.

Врачи так и не смогли объяснить, как мог управлять машиной да ещё и благополучно посадить её человек, в лицо которого вплавились очки, а от ног остались одни кости? Как смог он преодолеть боль, шок, какими усилиями удержал сознание?

Похоронили героя в деревне Маклок в Смоленской области. С того дня все боевые друзья Александра Петровича, встречаясь уже под мирным небом, первый тост выпивали «За Сашу!»…

За Сашу, который с двух лет рос без отца и очень хорошо помнил детское горе. За Сашу, который всем сердцем любил мальчишек и девчонок. За Сашу, который носил фамилию Мамкин и сам, словно мать, подарил детям жизнь.

 

Метки: , , , , ,

111 лет революционному подвигу Ивана Каляева


4 февраля 1905 года (17 февраля по новому стилю), 111 лет назад, участником Боевой Организации ПСР Иваном Каляевым в Москве был уничтожен дядя царя Николая Кровавого, великий князь Сергей Александрович. Закоренелый реакционер, сторонник жестких репрессий в отношении выражающих недовольство рабочих, крестьян и студентов, защитник феодальных привилегий дворянства, вдохновитель еврейских погромов получил по заслугам. Бомба, брошенная революционером, оборвала жалкое существование этой мрази голубых кровей.

Дядя царя должен был умереть на два дня раньше — 2 февраля. Вечером в своей карете он направлялся в театр. Боевая Организация знала это и была готова. Однако в карете великого князя оказались его жена и дети. 9 января 1905 года царские войска, расстрелявшие рабочую демонстрацию в Петербурге, не различали пола и возраста, разряжая винтовки в толпу. Казаки рубили шашками всех, кто попадался под руку. Участники Боевой Организации ПСР, которых сначала царская, а теперь путинская историография представляет кровожадными чудовищами, старались избегать напрасных жертв даже среди дома Романовых. Каляев пропустил карету, в которой ехал Сергей Александрович с женой и детьми, не бросив бомбу.

Великий князь был уничтожен два дня спустя, 4 февраля. Иван Калев занял удачную позицию для бомбометания неподалеку от великокняжеского дворца на территории Кремля. Карета Сергея Александровича была полностью уничтожена, мощность взрыва не оставила ему ни малейшего шанса на выживание.

Каляев был арестован сразу же после удачной атаки. На суде, излагая политические мотивы уничтожения великого князя и отстаивая политическую программу партии эсеров, он произнес одну из самых выдающихся речей в истории российского революционного движения. Каляев в частности сказал: “Мы — две воюющие стороны. Вы — представители императорского правительства, наемные слуги капитала и насилия. Я — один из народных мстителей, социалист и революционер. Нас разделяют горы трупов, сотни тысяч разбитых человеческих существований и целое море крови и слез, разлившееся по всей стране потоками ужаса и возмущения. Вы объявили войну народу, мы приняли вызов. Взяв меня в плен, вы теперь можете подвергнуть меня пытке медленного угасания, можете меня убить, но над моей личностью вам не дано суда. Как бы вы ни ухищрялись властвовать надо мной, здесь для вас не может быть оправдания, как не может быть для меня осуждения. Между нами не может быть почвы для примирения, как нет ее между самодержавием и народом. Мы все те же враги, и если вы, лишив меня свободы и гласного обращения к народу, устроили надо мной столь торжественное судилище, то это еще нисколько не обязывает меня признать в вас моих судей. Пусть судит нас не закон, облеченный в сенаторский мундир, пусть судит нас не рабье свидетельство сословных представителей по назначению, не жандармская подлость. Пусть судит нас свободно и нелицеприятно выраженная народная совесть. Пусть судит нас эта великомученица истории — народная Россия”. Революционер был приговорен к смертной казни и повешен в Шлиссельбургской крепости в ночь на 10 мая 1905 года.

Взгляды Каляева и большинства других участников Боевой Организации существенно расходились с мнением политического руководства эсеровской партии. Если многие члены эсеровского ЦК видели в терроре средство достижения либеральных свобод и выборов в парламент, то рядовые боевики хотели своими взрывами вовлечь в политическую борьбу народ, простых рабочих и крестьян. За уничтожением высших царских сановников и наиболее реакционных представителей дома Романовых должна была последовать социальная революция, ведущая к построению бесклассового общества. Каляев с больной симпатией отзывался о французских анархистах-иллегалистах и крестьянских повстанческих движениях. За его известным высказыванием “эсер без бомбы — уже не эсер” стоит убежденность в необходимости вовлечения всего угнетенного класса в радикальное прямое действие. Уничтожение великого князя являлось не просто актом политического террора. Это было продолжение народной революции, начавшейся 9 января 1905 года. Государственные репрессии, убийства невинных людей во время Кровавого Воскресенья, повседневная несправедливость требовали соответствующего ответа от противников самодержавия. Иван Каляев чувствовал, что начавшейся в России революции необходимы действия, что каждый день льющаяся народная кровь требует мщения. Он был выдающимся революционером своего времени и навсегда останется таковым в народной памяти.

На изображении: Иван Каляев

 

Метки: , , ,

ПОДВИГ ПОДОЛЬСКИХ КУРСАНТОВ


Один из трагических эпизодов Великой Отечественной войны

В канун юбилея Великой Победы мы обычно вспоминаем лица победителей и майские дни 1945 года, взятие Берлина и Праги. А кто-то «стеснительно» замалчивает тяжелейшие события лета, осени 1941 года, не понимая, что эти события стали краеугольным камнем, залогом Победы 1945 года, что они напрочь разрушили гитлеровские мечтания о блицкриге в войне с Советской страной. Вспомним один эпизод этих героических дней.

Операция «Тайфун», названная немцами «главной битвой года», началась 30 сентября 1941-го переходом в наступление второй танковой группы генерала Гейнца Гудериана. В первых числах октября 1941 года они захватили в котёл под Вязьмой значительные силы, также было захвачено Варшавское шоссе (дорога через Юхнов-Ильинское-Малоярославец). На столицу по шоссе двигался 57-й моторизованный корпус в составе 200 танков и 20 тысяч пехоты на машинах в сопровождении авиации и артиллерии.

Г.К. Жуков, срочно вызванный Ставкой Верховного Главнокомандования в Москву ввиду осложнения обстановки на левом крыле Резервного фронта в районе Юхнова, вcпоминал: «Образовались зияющие бреши, которые закрыть было нечем, так как никаких резервов в руках командования не оставалось».

5 октября 1941 года немцы вошли в Юхнов. Враг приблизился к Можайской линии обороны, последней линии обороны Москвы. Советских войск на этом пути не было. Враг рассчитывал на скорую победу: надо пройти Малоярославец, Подольск и с юга, где Москва не защищена, ворваться в Москву. Победное движение немецкой армии завершится парадом в Москве. Командованию Красной Армии надо было срочно закрыть образовавшуюся брешь во фронте обороны во что бы то ни стало, любой ценой.

И было принято единственно возможное решение. В бой были брошены 2000 курсантов Подольского пехотного и 1500 курсантов Подольского артиллерийского училищ, будущие красные командиры – надежда армии, а сейчас необстрелянные юнцы, мальчишки. Спешно сформированному сводному отряду из курсантов, снятых с занятий по боевой тревоге, была поставлена боевая задача: занять Ильинский боевой участок Можайской линии обороны Москвы на Малоярославецком направлении и преградить путь противнику на 5-7 дней, пока не подойдут резервы Ставки из глубины страны.

Передовой отряд курсантов на автомашинах вечером того же дня убыл из Подольска, а утром, 6 октября, отбросил подразделения 57-го корпуса немцев от реки Изверв к реке Угре. Пять дней героически сражался передовой отряд Подольских военных училищ, отходя с одного рубежа на другой. Потери курсантов были большие, но врагу был нанесён огромный урон в живой силе и технике. За эти пять дней курсанты уничтожили 20 танков, 10 бронемашин, около тысячи солдат и офицеров противника.

6-го октября основные силы курсантов заняли Ильинский боевой участок. Линия обороны проходила по восточному берегу рек Лужа и Выпрейка от деревни Лукьяново, через Ильинское до Малой Шубинки. 11 октября в полдень начались бои на всем боевом участке. От бомбовых ударов, артиллерийского и миномётного огня казалось, что вся земля вокруг встала дыбом и ничто живое на ней не уцелеет. После сорока минут артподготовки и обработки переднего края курсантов 10-й роты – противник бросил в бой пять танков и до роты пехоты. Но танки и пехота были уничтожены. 12 октября противник попытался вклиниться в нашу оборону, однако ему удалось продвинуться лишь на 300 метров. К исходу дня весь участок обороны 10-й роты был буквально изрыт воронками.

В восьмом часу 13 октября фашисты открыли ураганный огонь из орудий и миномётов. Налетели вражеские бомбардировщики. Гитлеровцы ввели в бой технику и пехоту. Бой был жестокий и неравный. Врагу удалось завладеть деревней Большая Шубинка. 14 октября, рано утром, гитлеровцы вновь начали усиленную артподготовку. Затем бросили на нас авиацию. К исходу дня противник сумел овладеть первой и второй траншеями, но прорвать полностью район обороны так и не смог.

Чудеса героизма проявил взвод курсантов лейтенанта Тимофеева. Занимая оборону у деревни Малая Шубинка, взвод сражался в полном окружении в течение всего 14 октября, отбивая многочисленные атаки противника. В ночь на 15 октября кольцо окружения было разорвано и оставшиеся в живых пять человек вышли в расположение батальона. 15 октября остатки батальона во взаимодействии с отрядом капитана Черныша провели семь атак на позиции противника, каждая атака заканчивалась рукопашным боем. Во время одной из атак погибли капитан Черныш и политрук Курочкин.

Курсанты-артиллеристы проявили великое мужество и самопожертвование. Не оставляя огневых позиций, они отражали непрекращающиеся атаки гитлеровцев. Особенно отличились курсанты 4-й батареи лейтенанта Алёшкина Афанасия Ивановича. Его батарея располагалась в деревне Сергиевке на Варшавском шоссе и была хорошо замаскирована, а ДОТ с орудием был «прикрыт» деревянным сараем. Немцы долго не могли распознать орудие Алёшкина и несли большие потери, а когда обнаружили, окружили ДОТ и забросали его гранатами. А.И. Алёшкин погиб смертью храбрых вместе с шестью курсантами.

15 октября послышался рокот танковых моторов. Но теперь он приближался не с запада, а с востока со стороны Малоярославца. Неужели свои? Вот показался головной танк, за ним второй, третий… Целая колонна. На переднем развевалось красное знамя. Ребята стали вылезать из дотов и окопов. «Наши! Наши идут на выручку!» И вдруг крик через всю поляну – да это же фашисты! Только теперь все увидели кресты на бортах машин. Расчёты мигом заняли места, и почти одновременно несколько пушек встретили танки смертоносным огнём. Бой был тяжёлым, жестоким, но скоротечным. Колонна танков была уничтожена.

Утром 16 октября противник нанёс новый мощный огневой удар на всём Ильинском боевом участке. Огнём танков и пушек прямой наводкой были расстреляны курсантские гарнизоны в оставшихся ДОТах и ДЗОТах. В ночь на 17 октября командный пункт подольских училищ переместился в расположение 5-й роты Подольского пехотного училища в деревню Лукьяново. 18 октября они подверглись новым атакам противника и к исходу дня командный пункт и 5-я рота были отрезаны от курсантов, обороняющих Кудиново. Командир сводного отряда генерал Смирнов собрал остатки 5-й и 8-й курсантских рот и организовал оборону Лукьяново. К вечеру 19-го октября был получен приказ на отход. Защитникам Кудиново, благодаря решению старшего группы Подольского артиллерийского училища лейтенанта Смирнова и помощника командира взвода курсантов Подольского пехотного училища Конопляника о том, чтобы забросать немцев гранатами, удалось вырваться из кольца.

Лишь 20 октября ночью начался отход курсантов с Ильинского рубежа на соединение с частями армии, занимавшими оборону на реке Наре. В боях на Ильинском боевом участке подольские курсанты уничтожили до 5 тысяч немецких солдат и офицеров и подбили до 100 танков. Они выполнили свою задачу – задержать врага любой ценой. 2500 курсантов погибли в боях.

Подольские курсанты своим мужеством, отвагой, массовым героизмом и самопожертвованием помогли нашим войскам выиграть необходимое время для организации обороны на подступах к Москве. Они выиграли драгоценное время, позволившее нашему Верховному командованию подтянуть резервы в самые трудные для Москвы дни – вспомним, что 19 октября 1941 года в Москве было объявлено осадное положение. Это были самые критические дни во всей Великой Отечественной войне. И недаром подвиг курсантов отмечен фильмами, песнями, стихами, названиями улиц. Смысл этого события ярко характеризует отрывок из известного романа Бубеннова:

— Кстати… — Озеров опять задержал Андрея. — Этот «язык», которого достали сегодня, рассказал мне, что в немецких частях распространился любопытный слух… Они уверяют, что под Москвой появился один бессмертный русский солдат. Говорят, он носится на танке и творит в бою чудеса. Его нельзя ни убить, ни остановить…

— Легенда, — хмуро возразил Андрей.

— Но пленный заявляет, что видел его своими глазами…

— Всё равно — легенда.

— Да, конечно, хотя она и похожа на быль, — сказал Озеров. — Но вот что важно… Разве могла эта легенда появиться в немецкой армии в первые месяцы войны? Или, скажем, когда мы отступали к Вазузе? Нет, она появилась только вот здесь, под Москвой. Вот что замечательно! И эту легенду нельзя считать былью только потому, что в ней говорится об одном солдате. На самом деле бессмертных солдат у нас сейчас тысячи!

С.В. Христенко

 

Метки: , , , ,

Осетин-пастух. Уничтожил в 23 года 108 немцев за один бой


В 1942 году Хаджимурза Мильдзихов, попав засаду, в одиночку сдерживал натиск крупных вражеских сил. Он продолжал вести бой даже после тяжелого ранения в живот. Когда прибыло подкрепление перед его огневой позицией насчитали 108 трупов гитлеровских автоматчиков…

Хаджимурза Мильдзихов родился 1 января 1919 года в селе Эльхотово ныне Кировского района Северной Осетии в крестьянской семье. Осетин. В Красной Армии с 1939 года. Службу проходил на Дальнем Востоке, в Благовещенске, затем в кавалерийской части у западных границ, в Литве. К 1942 году — он служил в 177-й отдельной разведывательной роте 163-й стрелковой дивизии 34-й армии Северо-Западного фронта.

Описываемые события разворачивались в январе 1942 года. Группа наших разведчиков вышла на задание в тыл противника. Поскольку группа долго не возвращалась, то ей навстречу вышли трое — старший лейтенант Ефимов, лейтенант Чернов и старший сержант Хаджимурза Мильдзихов.

По пути Ефимов, Чернов и Мильдзихов обнаружили вражеский блиндаж. Из блиндажа виднелся ствол MG-34. Мильдзихов незаметно подобрался к блиндажу, бросил в него гранату, после чего дал по блиндажу очередь из своего ППД (Пистолет-пулемёт Дегтярёва). Из 11 немцев, находившихся в том блиндаже, семеро были убиты, троим удалось бежать, а находившийся в блиндаже офицер получил контузию и был взят в плен.

На спину ему наши герои погрузили захваченный пулемёт, и Чернов повёл пленного к нашим позициям. Ефимов же вместе с Мильдзиховым продолжили путь навстречу возвращающейся разведгруппе. Когда до встречи с разведгруппой оставалось 400 метров, Мильдзихов и Ефимов обнаружили засаду: под заснеженными ветками елей ногами к Мильдзихову и Ефимову, а стволами к возвращающейся разведгруппе лежало 13 немецких ягеров.

Мильдзихов хотел было расстрелять всю эту чёртову дюжину, но Ефимов неожиданно скомандовал им «хенде хох». Немцы начали поднимать руки, но один из них изловчился и выстрелил прямо в Ефимова. Ефимов был убит, но Мильдзихов расстрелял всю немецкую засаду длинной очередью.

Когда Мильдзихов, наконец, встретил возвращающуюся разведгруппу, то выяснилось, что почти все её бойцы ранены. Легкораненые несли на себе тяжелораненых. Патронов почти не осталось, а группу по пятам преследовала немецкая рота.
Тогда Мильдзихов решил сам устроить засаду преследователям.

Заняв скрытную позицию, он первой же очередью уничтожил тридцать девять человек. Однако после этой очереди у Мильдзихова остался лишь один диск, и он, экономя патроны, перешёл на одиночные выстрелы. Немцы пытались окружить Мильдзихова, но тот, постоянно меняя позиции и перенося огонь то в одну, то в другую сторону, не давал им этого сделать. Тем не менее, за тридцать минут боя Мильдзихов успел получить три ранения – в шею, в ногу и в живот

Наконец, когда в диске оставалось несколько патронов, подоспела помощь — взвод лейтенанта Глухова, поголовно вооружённый автоматами. Потерявшего сознание Мильдзихова отправили в госпиталь, а сосчитав трупы, которых оказалось 108, страшно удивились достигать таких результатов в одном бою удавалось далеко не каждому пулемётчику, а чтобы из ППД, да ещё одиночными выстрелами… Естественно, случай признали выдающимся, и Мильдзихова представили к геройскому званию.

В валдайском госпитале Мильдзихова прооперировали, после чего самолётом срочно перевезли в Москву, где за него взялись лучшие врачи. Вручать звезду героя в госпиталь прибыл сам Калинин. Интересно, что Мильдзихов стал первым из осетин, удостоенным звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» в годы войны.

После московского госпиталя Мильдзихов был отправлен в сочинский санаторий, но когда немцы стали подходить к Кавказу, он снова встал в строй, не закончив лечения. Однако на фронт его не послали, а направили в войска НКВД, воевавшие с послевоенными бандами. Последнее ранение Мильдзихов получил уже от бандитов.
После этого Мильдзихова комиссовали и направили на хозяйственную работу.

Дожил Герой до 1998 года и умер во Владикавказе на 80-м году жизни.

 

Метки: , , , ,

Подвиг 14-летнего Вани Федорова, ценой своей жизни остановившего атаку немецких танков



Жил на Смоленщине обыкновенный сельский мальчик Ваня Фёдоров, его отец работал в кузнице. В первые месяцы войны отца убили, и в деревню пришла похоронка. Несколько дней, укрывшись от матери, Ваня горько оплакивал потерю любимого отца. Сердце мальчика переполнилось ненавистью к фашистам. Вскоре новые несчастья обрушились на Ваню: мать была убита при бомбёжке, родная деревня сожжена. В неполных четырнадцать лет он остался без родителей, родного крова. Ваня решил попасть на фронт, пробираясь зайцем в фронтовые эшелоны. Как только его обнаруживали, отправляли в тыл. В конце концов ему удалось пристроиться к батарее противотанковых орудий армии Чуйкова, которая направлялась в Сталинград.
Командир батареи лейтенант Очкин был не намного старше Вани — приписал себе два года. Ваню оберегали и направили помощником повара на кухню. Всё свободное время он стал усиленно изучать материальную часть орудия, тренироваться в метании бутылок с зажигательной смесью. Так получалось, что в самые драматические для батареи моменты Ваня оказывался в нужном месте: то заменит заряжающего, то наводчика, то обеспечит доставку боеприпасов. Находчивый, смышлёный мальчик стал кумиром взрослых бойцов.
Но Чуйков приказал начать отправку в тыл всех детей. В октябре в очередной раз пришло распоряжение — во исполнение приказа Сталина всех подростков отправить в тыл для определения в ремесленные и суворовские училища. Однако на 13 октября был запланирован приём бойца Фёдорова в комсомол. Решили, что за Волгу он отправится потом, уже комсомольцем. Вопросов на комсомольском собрании к кандидату не было, были пожелания: учиться не хуже, чем воюет. Помощник начПО дивизии по комсомольской работе расписался в серой книжечке, вручил её новому комсомольцу и отбыл в штаб.

А в 5:30 утра 14 октября немцы начали артподготовку, и вопрос эвакуации Ивана на восток отложился.

В 8:00 пошли танки. Десятки танков на три оставшиеся у Очкина «сорокапятки» и девять противотанковых ружей. Первую атаку отбили, затем — авианалёт, потом немцы снова двинулись вперёд. Защитников оставалось всё меньше. Орудия оказались отрезаны друг от друга. Расчёт пушки, подносчиком у которой был Иван, вышел из строя полностью. Ваня в одиночку выпустил по танкам два последних снаряда, подобрал чей-то автомат и открыл огонь по наседающим немцам из ровика.
На глазах Очкина и комиссара дивизиона Филимонова ему раздробило локоть левой руки. И тогда в сторону немцев полетели гранаты. Осколком очередного снаряда Ивану оторвало кисть правой руки. Оставшимся в живых показалось, что он погиб. Однако когда немецкие танки пошли в обход позиции артиллеристов по узкому проходу вдоль заводской стены, Иван Герасимов встал, выбрался из ровика, прижимая культей правой руки к груди противотанковую гранату, выдернул зубами чеку и лёг под гусеницу головного танка.

Атака немцев остановилась. Оборона Сталинграда продолжалась. А лейтенант Очкин выжил и дошёл до Победы. И написал о своём боевом младшем брате книжку «Иван — я, Фёдоровы — мы», главы из которой под названием «Четырнадцатилетний истребитель» впервые опубликовал «Искатель» в 1966 году, а первое издание вышло в 1973.
После публикаций выяснилось, что мать и сёстры Ивана уцелели, успев выбраться из горящей хаты, но ничего не знали о судьбе своего сына и брата, считая его пропавшим без вести. Двое старших братьев Ивана, кстати, тоже погибли на фронте. А вот одна из сестёр — Зинаида Фёдоровна — стала знаменитой на весь Советский Союз дояркой, Героем Социалистического труда, избиралась депутатом Верховного Совета РСФСР. Имя Ивана Фёдорова выбито на 22-м знамени в Зале воинской славы мемориала на Мамаевом кургане.

На родине героя, в райцентре Новодугино Смоленской области, есть улица его имени. На расположенной совсем рядом с местом гибели героя школе №3 города Волгограда была установлена мемориальная доска. А вот правительственными наградами подвиг Ивана Фёдоровича Герасимова-Фёдорова отмечен не был, так уж сложилось по разным причинам. Но главная награда, которую у него не сможет отобрать никто — никто, кроме нас, ныне живущих граждан своей страны, — память.

О нём и обо всех тех, кто шёл к Победе.
Не отмечен был наградами.
За Россию
Пал в бою.
В обороне Сталинграда мы
Не жалели
Жизнь свою.
Ваня Фёдоров – Герасимов
Не из робких Был пацан.
Бомбы красным
Землю красили…
И стонала та
От ран.
В час лихой
Зажав под мышкою
Две гранаты,
Лёг под танк.
Восхищаться
Тем мальчишкою.
Жизнь свою
На кон.
Ва-банк.
Не прошли фашисты. Сгинули.
Там, у балки- Вишен цвет…
Свастик грязь
Разбили,
Скинули
Дети тех
Военных лет.

 

Метки: , , , ,

Подвиг Ольшанцев



В послевоенные годы, да и вплоть до распада Советского Союза, не было в Николаеве человека, который бы не знал о подвиге десанта под командованием старшего лейтенанта Константина Ольшанского. Павшие десантники были похоронены на центральной площади города, позднее в их честь здесь воздвигли мемориал. Это был единственный десант в истории войны, всем без исключения участникам которого И.Сталин приказал присвоить звание Героев Советского Союза. Именами ольшанцев называли улицы, учебные заведения, корабли, их подвигу были посвящены исторические исследования.

Март 1944г. Войска 3-го Украинского фронта провели Березнеговато-Снигиревскую операцию и вплотную подошли к Николаеву. Оккупанты соорудили глубоко эшелонированную оборону, пересекающую полуостров между Ингулом и Бугским лиманом, проходившую по восточным окраинам города. В Николаеве, помимо обычных частей вермахта, находились войска СС и батальоны «власовцев».

В условиях весенней распутицы сконцентрировать войска вокруг города было затруднительно. Поэтому командование 28-й армии, наступающей со стороны Богоявленского, приняло решение высадить в тылу противника – в районе морского порта – десант, перед которым стояла двойная задача: во-первых, внезапным ударом по врагу вызвать панику и суматоху, а, во-вторых, сорвать замыслы уничтожения портовых зданий и сооружений.

Отряд был сформирован из 55 моряков-добровольцев 384-го отдельного батальона морской пехоты, 10 саперов, 2 связистов передвижной радиостанции командующего 28-й армией и рыбака-проводника из Богоявленского. Командовал десантом кавалер ордена Александра Невского старший лейтенант К.Ф.Ольшанский.

В ночь на 26 марта на рыбацких лодках 68 десантников отправились из Богоявленского по Бугскому лиману в сторону Николаева. Они скрытно высадились в полукилометре восточнее портового элеватора, сняли часовых, разминировали элеватор и оборудовали оборону возле дороги, ведущей из города в порт. Главный опорный пункт находился в двухэтажной конторе «Заготзерно». Несколько человек залегли в окопах около железнодорожной насыпи. Остальные расположились в небольшом здании конторы элеватора и в каменном сарае.

Первый огневой контакт с фашистами произошел ранним утром 26 марта. Тяжелораненый немецкий солдат был взят в плен, но вскоре скончался. Чуть позже к сараю, где располагалось отделение десантников под командованием старшины 2-й статьи К.В.Бочковича, подошла вторая группа гитлеровцев, которая была полностью уничтожена. Фашисты, решив, что в здании находится группа подпольщиков, предприняли лобовую атаку, но попали под перекрестный огонь отделения К.В.Бочковича и группы старшины 1-й статьи Ю.Е.Лисицына, которая засела в здании портовой конторы. Силами до батальона немцы предприняли новое наступление, охватив оборону десантников с трех сторон. Неожиданно в упор по врагу из конторы «Заготзерно» ударили главные силы отряда. Враг в панике побежал, оставив на поле боя первые десятки убитых.

Фашисты подтянули к позициям четыре орудия и очередную атаку начали после артподготовки. Десантники понесли первые серьезные потери. Но и это нападение врага было отбито. Четвертая атака врага сопровождалась интенсивным обстрелом позиций десантников из орудий и шестиствольных реактивных минометов. Второй этаж здания был разрушен. Командир отряда К.Ф.Ольшанский получил тяжелое ранение. Окопы у железной дороги и контора элеватора были уничтожены полностью. Только одному Ю.Е.Лисицыну удалось выбраться к главным силам.

И тогда немцы выкатили одно из орудий на прямую наводку и стали бить по отдельно стоящему укреплению, откуда пулеметчик Г.Д.Дермановский, метким огнем расстреливал гитлеровцев. Израненный боец ударом ножа убил немецкого офицера, а затем гранатой взорвал себя и бросившихся к нему солдат.

Немцы продолжили наступление при поддержке двух танков. Против десантников были использованы огнеметы, зажигательные снаряды и дымовые шашки. Оккупанты пытались выкурить их из подвала главного пункта обороны. Старший расчета ПТР М.К.Хакимов прямым попаданием вывел из строя вражеское орудие. Оно взорвалось и перевернулось. Затем он подбил один из танков. Второй танк остановил тяжелораненый краснофлотец В.В.Ходырев. Взрывом ему оторвало кисть левой руки, он получил несколько осколочных ранений. Очнувшись, В.В.Ходырев схватил здоровой рукой связку гранат и бросился под танк. Взрыв вывел из строя танк, но и сам краснофлотец тут же упал замертво.

В критический момент боя К.Ф.Ольшанский вызвал огонь на себя. Трижды советская артиллерия обстреливала место сражения, не давая фашистам подойти к осажденному дому. Дважды позиции гитлеровцев бомбили группы советских штурмовиков. Вскоре была утеряна связь с радиостанцией моряков.

Отряд надеялся на наступление фронтовых частей, но оно затягивалось. К.Ф.Ольшанский решает отправить за линию фронта с донесением старшину 1-й статьи Ю.Е.Лисицына. Едва оправившись от контузии, тот переодевается в форму, снятую с убитого немца. Десантнику удалось пересечь линию фронта, но неожиданно он наскочил на мину. Взрывом ему оторвало ступню левой ноги. Превозмогая боль, он кусками тельняшки и проволокой завязал рану. В полузабытьи по ледяной воде лимана Лисицын пробрался к своим.

В помощь Ольшанскому командование попыталось в ночь на 27 марта отправить десант из ста человек, но в связи с отсутствием плавсредств затея сорвалась. 27 марта атаки врага на позиции десантников возобновились. Противник вновь использовал огнеметы и дымовые шашки. События этого дня восстановить трудно. Каждый из оставшихся в живых от удушья и ран периодически терял сознание. Враги предлагали сдаться, обещая сохранить жизнь, предоставить питание и лечение. На эти предложения матросы отвечали метким огнем. Вечером от пули автоматчика погиб командир отряда К.Ф.Ольшанский.

В ночь с 27 на 28 марта в живых остались двенадцать участников десанта. Большинство из них были тяжело ранены, контужены, отравились дымом. Фашисты не рискнули подойти к развалинам конторы «Заготзерно». Они собрали своих раненых и отступили в ночи. Десантников больше никто не атаковал: враг покидал город, чтобы не попасть в окружение.

Впоследствии специальная комиссия провела расследование действий десантников. В соответствии с ее выводами на позиции отряда враг бросил 3 батальона пехоты, два средних танка, четыре 75-миллиметровых орудия, два многоствольных миномета, огнеметы. В течение двух суток ольшанцы отразили 18 атак противника, выведя из строя около 700 немецких солдат и офицеров. Их действия расстроили оборону противника, ускорили его изгнание из Николаева.

Интересны и события, оставшиеся «за кадром». Накануне по Николаеву прошел слух, будто бы в здании портоэлеватора фашисты бросили зерно. Утром 26 марта к элеватору потянулись полуголодные горожане. Их остановили звуки выстрелов и взрывов, шальные пули, разлетавшиеся на сотни метров вокруг. Над элеватором взвились клубы дыма. В городе родился слух, будто немецкие солдаты подняли восстание. Затем, когда стало понятно, что в тылу противника высадился десант, горожане предпринимали попытки помочь им. Малоизвестный факт: при разборе завалов в месте боев был найден труп женщины с бидоном. Видимо, в перерыве между атаками она пыталась принести израненным десантникам воды.

Тем временем среди фашистов началась паника. Десантники сорвали планы угона в Германию трудоспособного населения Николаева, помешали взрыву ряда заминированных объектов, таких, как портоэлеватор, здание третьей поликлиники и ряда других. Немцы поспешно отходили к Варваровскому мосту, чтобы не попасть в окружение. А когда передовые отряды мотоциклетного батальона разведки 28 марта перекрыли мост, положение оставшихся в городе оккупантов стало безвыходным. Одни из них в отчаянии бросались под перекрестный огонь разведчиков, другие пытались переправиться через лиман вплавь, третьи массово сдавались в плен.

Один из отрядов того же мотоциклетного батальона первым пробился к месту боя десанта Ольшанского. Разведчики увидели жуткую картину: дымящиеся развалины, разбитая немецкая техника и сотни трупов гитлеровцов, которыми были усеяны подступы к укреплениям десанта. На руках они выносили выживших ольшанцев.

Из 68 десантников в живых остались 12, все – из батальона морской пехоты. Трое вскоре умерли от ран, еще двое погибли в боях в августе 1944. Шестерым оставшимся в живых десантникам в марте 1964 г . было присвоено звание почетных граждан г. Николаева. К сожалению, никого из них уже не осталось. Последним в 1995 г . скончался житель города Николаева Никита Андреевич Гребенюк.

Такова, если коротко, история десанта. А тот, кто желает узнать об этой героической странице истории Николаева, может посетить народный музей боевой славы моряков-ольшанцев, который при помощи Николаевского морпорта был открыт в 1964 г . Экспозиция музея, бережно хранящаяся на протяжении многих десятилетий, убедительно рассказывает о незабываемых событиях марта 1944.

 

Метки: , , , ,

ПОДВИГ СТАЛИНГРАДСКИХ ЗЕНИТЧИЦ


22 августа 1942 года началась Сталинградская битва: 6-я немецкая армия форсировала Дон и захватила на его восточном берегу, в районе Песковатки, плацдарм шириной 45 км, на котором сосредоточилось шесть дивизий. 23 августа 14-й танковый корпус противника прорвался к Волге севернее Сталинграда, в районе поселка Рынок, и отрезал 62-ю армию от остальных сил Сталинградского фронта. В тот же день немецкая авиация нанесла массированный удар по Сталинграду с воздуха, совершив около две тысячи самолето-вылетов. Массированная немецкая бомбардировка 23 августа разрушила город, убила более 40 тысяч человек, уничтожила более половины жилого фонда довоенного Сталинграда, превратив тем самым город в громадную территорию, покрытую горящими руинами.

К 16 часам 23 августа 14-й танковый корпус генерала фон Виттерсгейма вышел на северную окраину Сталинграда в районе посёлков Латошинка, Акатовка и Рынок.

Десятки немецких танков 16-й танковой дивизии генерал-лейтенанта Хубе появились в районе Тракторного завода, в полутора километрах от заводских цехов. Вслед за танками в образовавшийся восьмикилометровый коридор противник бросил две моторизованные и несколько пехотных дивизий.

Однако в Сталинград в этот день немцы не ворвались. Путь противнику преградили три зенитных батареи второго дивизиона 1077-го полка зенитной артиллерии, укомплектованные женским персоналом. Командовал дивизионом капитан Лука Иванович Даховник.

На помощь девушкам от тракторного завода вышли два танка и три трактора, обшитые броневой сталью. За ними двигался батальон рабочих, вооруженных трехлинейками. Других войск в Сталинграде не было: части и соединения 62-й армии, прикрывавшие северные окраины Сталинграда, продолжали в нескольких десятках километров от города вести бои на левом берегу Дона. Они должны были в трудных боевых условиях быть переброшены во вчерашний тыл и занять новые оборонительные рубежи, но на это требовалось время, которого уже не было.

Тем не менее, те немногочисленные зенитчицы и прикрывавшие их работяги остановили в тот день немецкое наступление.

Каждое из 37 орудий превратилось в отдельный островок обороны. После каждой неудачной танковой атаки зенитчиц атаковали с воздуха пикирующие Ju-87 и летящие на бреющем полёте Me-109. Однако зенитчицам было приказано огня по самолётам не открывать — все снаряды предназначались для танков.

За то, что Виттерсгейм со всем своим корпусом не смог справиться с горсткой зенитчиц и батальоном работяг, он был отстранён от командования. На его место был назначен Хубе. За два дня боёв корпус потерял 83 танка. В безрезультатных атаках было обескровлено три батальона немецкой пехоты. Но и все 37 наших орудий были уничтожены. Погибла б?льшая часть личного состава.

Вместо перегруппировки сил 62-й армии командующий Юго-Восточным фронтом генерал-полковник Ерёменко создал ударную группу, в которую вошли 35-я, 27-я гвардейские и 298-я стрелковые дивизии, 28-й танковый корпус и 169-я танковая бригада. Эти войска во главе с заместителем командующего Сталинградским фронтом (10 августа Сталинградский фронт подчинён командующему войсками Юго-Восточного фронта) генерал-майором Коваленко получили задачу нанести контрудар в юго-западном направлении и во взаимодействии с войсками 62-й армии разгромить соединения 14-го танкового корпуса противника, прорвавшегося к окраинам Сталинграда.

85-мм зенитная пушка 52-К. Именно такими пушками наши зенитчицы уничтожали немецкие танки. С необычной для зенитки задачей 52-К справлялась успешнее, чем многие противотанковые орудия тех лет. Со 100-метровой дистанции она пробивала 120-мм броню, а на дистанции в 1000 метров прошивала 100-миллиметровую бронеплиту. С приданным ей бронебойным снарядом она могла прошивать броню всех типов танков, находившихся на вооружении германской армии до середины 1943 года…

Группа генерала Коваленко, не дожидаясь подхода танковых корпусов, перешла в наступление в 18 часов 23 августа. 298-я стрелковая, 27-я гвардейские дивизии, встретив упорное огневое противодействие немцев, продвинуться не смогли, но 35-я гвардейская дивизия генерал-майора Глазкова совместно с 169-й танковой бригадой, которой командовал полковник Коденец, разгромила противостоящего им противника и к 2 часам ночи 24 августа прорвалась в район Большие Россошки, где сражалась в окружении 87-я стрелковая дивизия.

Немецкие части, прорвавшиеся к Волге, оказались отрезанными от своих войск. Немцам пришлось снабжать их с помощью самолётов и колонн грузовиков, охраняемых танками. Нагруженные ранеными машины под прикрытием танков прорвались через боевые порядки русских в направлении Дона. На плацдарме раненых сдавали и там же получали продовольствие. Конвоируемые танками машины возвращались в корпус. Много дней, изолированный от основных сил 6-й армии, он вёл тяжёлые оборонительные бои, заняв круговую оборону. Только через неделю после переброски на плацдарм новых пехотных дивизий удалось возобновить наступление.

 

Метки: , , , , ,