RSS

Архив метки: Полицейскому государству — полицейский парламент

Полицейскому государству — полицейский парламент


Баранов Анатолий 10.11.2012

Думские единороссы выдвинули кандидатом на пост лидера фракции Владимира Васильева. Заседании фракции «Е…ной России», на котором будет избран ее новый глава вместо возглавившего Московскую область Андрея Воробьева, состоится уже сегодня. На пост руководителя думских единороссов могли бы претендовать спикер ГД Сергей Нарышкин, его первый заместитель Александр Жуков, секретарь генсовета партии Сергей Неверов, вице-спикер Госдумы Сергей Железняк, глава комитета по труду и социальной политике Андрей Исаев и член комитета по безопасности Владимир Васильев. Но общественное мнение дает предпочтение Васильеву.

Кто такой Васильев?

Прежде чем касаться личности нового главы правящей партии, следует отметить, что ее несколько раз подряд публично «опустили», вплоть до создания путинского «Народного фронта» и нежелания президента полностью ассоциировать себя с собственной партией — до назначения главы парламентской фракции ЕР губернатором Подмосковья. Ненадо забывать, что глава думской фракции по конституции — один из главных государственных чиновников, на два порядка выше, чем какой-то глава региона. Но на самом деле реальная власть «!удельного князя», которым по сути является губернатор в путинской России, неизмеримо выше. А власть в России легко конвертируется и в деньги, и в собственность. То есть вот этими радостными переходами самых важных персон Госдумы на не самые важные посты в исполнительной власти показана реальная цена парламента, законодательной власти в целом, закрепленной в Конституции в качестве равной и соразмерной с другими… Ну и цена всей Конституции РФ тоже ясно обозначена.

Итак, кто такой Васильев в прошлой, допарламентской жизни? Очень он редкий кадр для советской милиции, когда генерал дослуживается до штанов с лампасами из простого мента. Как правило на генеральские должности назначались партийные работники, а пределом для кадрового милиционера были погоны полковника. А Васильев и срочную службу в армии отслужил, и школу милиции закончил, причем среднюю, и простым опером поработал «на земле» немало лет, а высшее образование получил лишь в Всесюзном заочном юридическом институте.

Карьера Васильева складывается тоже в не слишком «сладком» месте, на ниве борьбы с хищениями социалистической собственности, где он вырастает, в принципе, до своего кадрового потолка — заместителя начальника УБХСС ГУВД г. Москвы. Потом очень своевременно, в 1989 – 1991 гг. он слушатель Академии МВД СССР, а там как раз к распределению времена меняются, и он получает первое высокое назначение в министерстве — главный инспектор инспекции Службы организации управления МВД РСФСР. И то сказать, социалистическая собственность в этот момент уже перестает быть таковой, а ее расхищение из преступления становится государственной политикой.

Но тут власти впервые за много лет признают, что в стране существует организованная преступность — и к кризису 1998 года Васильев подходит уже в должности первого заместителя министра внутренних дел Российской Федерации – начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью. Это уже очень высокий государственный уровень, хотя и не такой, как сейчас. Россия Ельцина еще не является полицейским государством, и роль МВД (и других силовых ведомств) в государственном управлении искусственно снижена. Но все равно, хотя депутат Госдумы по рангу приравнен к министру, первый зам министра внутренних дел — величина с рядовым парламентарием несопоставимая.

Однако вскоре государство перестает бороться и с оргпреступностью, постепенно сосредоточивая силы на противодействии экстремизму среди граждан, уставших как от разграбления бывшей социалистической собственности, так и от организованной преступности, не только разграбившей соцсобственность, но и вставшей во главе государства. И Васильев становится просто замминистра, без уточнения обязанностей, а к теракту на мюзикле «Норд-Ост» получает к должности приставку «статс-секретарь», то есть, по сути, заместитель главы ведомства по связям с другими ведомствами и общественностью. Именно в этом качестве он становится заместителем начальника оперативного штаба по ликвидации тракта на Дубровке. Он не командует подразделениями спецназа, он не планирует ход операции, но осуществляет связь с обществом, то есть «светится».

С этим «успехом» в ликвидации теракта связано завершение карьеры Васильева в качестве чиновника МВД. 10 лет спустя про эту трагедию никто больше вспоминать не хочет. Более того, про «Норд-Ост» по-прежнему толком ничего не известно: кто организатор, почему умерли заложники, что это был за газ. Непосредственно от действий террористов погибли 4 человека. Официальная версия по поводу массовой смерти остальных заложников такова: она произошла из-за стресса, голода, бессонницы, обезвоживания и многочасового сидения в неудобных позах. Государство считает, что от газа, применявшегося во время штурма, никто не пострадал. Только через полтора года после «Норд-Оста», уже в качестве председателя Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев первым из официальных лиц признал, что главной причиной гибели заложников «стало несвоевременное оказание медицинской помощи».

Грубо говоря, усыпленные газом на основе фентанила (широко применяемого в анестезиологии синтетического наркотического вещества) люди массово захлебнулись блевотиной. Им не сумели оказать несложную помощь на месте, никто не побеспокоился об адекватной медицинской эвакуации. Люди умерли в ходе операции по их спасению: официально погибли 130 человек.

Один из журналистов уже задавал вопрос: «Основной вопрос к оперативному штабу — к господину Проничеву, который до сих пор первый заместитель директора ФСБ, и к господину Васильеву, заместителю начальника оперативного штаба и бывшему заму главы МВД: какого черта они не развернули полевой госпиталь в непосредственной близости к зданию?»

Ответ очевидный: борец с хищениями соцсобственности и организованной преступностью ничего не смыслил в контр-террористической операции, никогда не имел дела с массовым поступлением пострадавших и про развертывание госпиталей читал только в книжках или смотрел в кино. Как ничего не смыслила в организации и тактике медицинской службы во время массового поступлдения раненых и пораженных руководившая медэвакуацией главный детский хирург Москвы Костомарова — этого предмета ей на военной кафедре просто не читали, а в ходе поседневной работы она с этим вопросом не сталкивалась.

Кстати, газ был виден и террористам, и заложникам, он начал действовать не сразу, а примерно через 10 минут — то, что террористы не взорвали подготовленные заряды вместе с людьми, было скорее удачей, чем следствием действий спецназа.

Но в целом официоз признал операцию по освобождению заложников «удачной», раздали высокие награды, отпраздновали «победу». Восходящей звезде Путина было необходимо показаться на контрасте с Буденновском и Кизляром, где власти предыдущего правления откровенно «облажались». Хотя по числу жертв терактов разницы не было никакой, на Дубровке даже чуть больше, чем в Буденновске. Разница была только в том, что в Москве террористам не удалось уйти. Но специалисты считают, что трагедия в Беслане стала прямым следствием неуспеха на Дубровке.

Навряд ли статс-секретарь МВД Васильев был непосредственно виноват в гибели людей — его задачей было дезинформировать общественное мнение, чем он и занимался, например, заявил, что штурм был спровоцирован выстрелами внутри, которых не было; рассказывал о безвредности газа…

Собственно, тем же самым он занимался и во главе комитета Госдумы по безопасности — органа, который в области национальной безопасности ничего не решает. Даже те законы, которые были приняты Думой в области безопасности страны и проходили через профильный комитет как правило в виде законопроектов поступали из силовых ведомств, из Совета безопасности, из правительства и кремля. Комитет надувал щеки — и проекты становились законами. Именно благодаря этим законам Россия теперь с полным правом носит имя полицейского государства.

Теперь, спустя 10 лет парламентской работы генерала Васильева он вполе созрел для того, чтобы согласовывать кремлевские законодательные инициативы не только по безопасности, но и в целом, в масштабе «правящей» партии.

Вполне возможно, что назначение именно такого подходящего человека как Васильев связано и с усилением полицейщины, что неизбежно перед лицом кризиса и ростом протестных настроений в обществе. Ведь в свое время его не просто вывели из МВД на пенсию, как многих других, а направили в Думу. Все-таки с точки зрения создания политического образа режима провал на Дубровке не был чистым провалом. Путин показал решительность, готовность «мочить в сортире» и правого, и виноватого. А Васильев ему сильно помог, и получил признательность в разумных размерах.

Если удачно исполнит роль «статс-секретаря» полицейского режима, вполне может расчитывать на повышение — губернатором в Пензу…

Источник статьи

Реклама
 

Метки: