RSS

Архив метки: Полтавченко

Прежде чем голосовать, мы должны научиться требовать


Лейтмотивом российских выборов уже давно стали монотонные вопрошания: «Если не Путин, то кто?», «Если не Собянин, то кто?», «Если не Полтавченко, то кто?». С противоположной стороны политической поляны им вторят не менее избитые фразы: «Кто угодно, только не Путин (Собянин, Полтавченко)».

От редакции:

Когда этот текст был уже опубликован, в СМИ появилась информация о том, что единственный кандидат, способный составить конкуренцию Георгию Полтавченко на губернаторских выборах – эсерка Оксана Дмитриева, скорее всего, не пройдет муниципальный фильтр. Таким образом, выборы в Питере становятся фактически безальтернативными. Тем не менее, мы не снимаем данный материал. Нелегитимность предстоящих «выборов» делает голосование против всех кандидатов единственным способом выразить недоверие городской власти, а выдвижение и отстаивание программы радикальных социальных и демократических требований – необходимым элементом борьбы против городской олигархии.

Недавно мой товарищ Владимир Плотников написал у себя в Фэйсбуке, что одной из главных черт постсоветского политического мышления является абсолютизация личности при полном игнорировании социальной структуры: «Темы неравенства, незащищенности и бедности в целом привычно рассматриваются как «вторичные», «малозначительные», «локальные» и т. д. проблемы. Они практически не привлекают внимания медиа, и массовый человек реагирует на них, как правило, гораздо менее остро, чем на новость о бородатой женщине или яйцах, прибитых на Красной площади к брусчатке». То же самое, в еще большей степени, относится и к выборам, которые каждый раз становятся торжеством политического инфантилизма.

Просвещенные сторонники Навального не так уж сильно отличаются от «отсталых» жителей нищего городка, из года в год голосующих за какого-нибудь местного барина, идущего на выборы под «содержательным» лозунгом типа «Правопорядок и справедливость». «Голосующие сердца» одних требуют «перемен», а других – «стабильности». Одним нравится молодой бизнесмен с белозубой улыбкой, другим по душе «крепкий хозяйственник», но мало кто готов обсуждать содержание и цели политики, говорить о проблемах, дотошно критиковать программы, формулировать и выдвигать требования и добиваться гарантий их выполнения. Лично я не хочу выбирать между усатым дядей и приятной дамой. Я хочу, чтобы острейшие, чудовищные проблемы, от которых страдает Питер, начали, наконец, решаться, причем не посредством банального вливания бабла в прогнившую систему, а путем изменения самой этой системы.

Подавляющее большинство жителей нашего пятимиллионного города – наемные работники, живущие от зарплаты до зарплаты, средний размер которой по официальной статистике – 33 тысячи рублей в месяц. В последнее время я заметил, что один поход в продуктовый магазин стоит мне на 200-300 рублей дороже, чем полгода назад, притом, что моя зарплата осталась на прежнем уровне. Мне, как, уверен, и многим из читателей этой статьи, приходится регулярно экономить на еде, как и на всем остальном. Может быть, это и полезно для здоровья (в чем я далеко не уверен), но было бы интересно узнать, как г-н Полтавченко или г-жа Дмитриева намерены бороться с бедностью и ростом цен?

Около года назад свободные профсоюзы инициировали кампанию за внесение изменений в Трудовой кодекс, сводящихся к тому, чтобы обязать работодателей ежегодно проводить индексацию зарплаты на величину инфляции, а также ввести ответственность за невыполнение этой нормы. Казалось бы, логичное и справедливое требование. Если я выполняю ту же работу, что и год назад, то почему я должен получать меньше, чем год назад из-за инфляции? Подобный закон вполне можно было бы принять на уровне города. Но, увы, законодательная инициатива профсоюзников, была похоронена. Ведь в ЗАКС мы выбрали господ бизнесменов, заботящихся об «инвестиционном климате».

Или возьмем бесконечные градозащитные конфликты по поводу вырубки скверов под строительство церквей и торговых центров, сноса старинных зданий ради апарт-отелей и т.п. Недавно я присутствовал на общественных слушаниях, посвященных генплану, которые проходили в администрации Красногвардейского района. Так вот, слухи об общественной пассивности и апатии петербуржцев, оказались сильно преувеличены. Задать неудобные вопросы чиновникам пришли сотни людей, которые не поместились в большом зале и заполнили вестибюль здания. Районной власти в тот день пришлось туго, причем степень осведомленности граждан о проблемах района и путях их решения явно превосходили познания бюрократов. И что в итоге?

Подобные слушания воспринимаются властями и застройщиками просто как формальный ритуал. Мнение населения, экспертного сообщества, решения судов запросто игнорируются. Исторические здания сносят, парки вырубают, облик города уродуют, хотя решение лежит на поверхности, и состоит в том, чтобы дать возможность местным жителям самим решать, нужен ли им, скажем, собор в парке Малиновка или новая школа. Должен быть принят закон, позволяющий инициировать и проводить локальные референдумы, посвященные вопросам градостроительной политики, что не потребует дополнительных расходов и заставит бизнес считаться с потребностями и волей горожан. Однако такое решение проблемы не рассматривается всерьез. В лучшем случае, общественность и политики высказываются за или против тех или иных дискуссионных проектов, избегая разговора о системных реформах управления городом.

Еще одна проблема, которая практически не обсуждается – это повсеместное и открытое распространение проституции. При «православном чекисте» трудно найти хотя бы один фонарный столб в Питере, не заклеенный объявлениями, рекламирующими секс-услуги. Пропаганда продажной любви (в отличие от радужных флагов) в нашей «культурной столице» грехом не считается, хотя вообще-то она далеко не безобидна. Древнейший промысел неотделим от сексуального и прочего насилия, преступности и коррупции, наркомании, рабства, роста числа венерических заболеваний и прочих таких же «прелестей». Разумеется, искоренение этих зол не является легкоразрешимым вопросом, но проблема в том, что, по всей видимости, его собираются не решать, а продолжать замалчивать. Между тем, в разных странах накоплен богатый положительный опыт, который стоило бы заимствовать. Например, в Швеции добились хороших результатов, сочетая социальную реабилитацию вовлеченных в проституцию женщин с криминализацией их клиентов и сутенеров.

Я привел лишь несколько примеров того, о чем следовало бы говорить и спорить в преддверии губернаторских выборов. Мне кажется очевидным, что, прежде чем поддержать кого-либо, активные петербуржцы должны предпринять усилия для того, чтобы выработать социальный наказ, содержащий требования к кандидатам от оппозиции (ожидать чего-либо от Полтавченко, по-моему, совершенно бессмысленно). Вокруг позитивных требований, а не вокруг персоналий или абстракции «перемен» должна строиться предвыборная агитация действительно демократических и левых сил, гражданских инициатив и социальных движений. Если их примет кто-то из баллотирующихся политиков, можно будет доверить ему свой голос. Если нет – у нас снова есть кандидат «Против всех».

Безусловно, Полтавченко необходимо «снести», поскольку он олицетворяет собой власть городской олигархии, которая самодержавно правит Санкт-Петербургом. Если удар по престижу власти можно нанести, используя избирательные бюллетени, то было бы глупо отказаться от этой возможности. Но не менее глупо было бы думать, что перемены в нашей жизни зависят лишь от перемены задниц в губернаторском кресле.

18 июня 2014 — Иван Овсянников, РСД

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , , , , ,