RSS

Архив метки: поляки

Польские формирования на территории СССР в 1941 – 1945 гг


Для создания польского соединения (дивизии) в составе Красной армии в ноябре 1940 г. в лагерях военнопленных был подобран командный состав — три генерала, один полковник, восемь подполковников, шесть майоров и капитанов, шесть поручиков и подпоручиков. Однако приказ о формировании польской дивизии был подписан только 4 июня 1941 г. и практически не успел осуществиться в связи с нападением Германии на СССР 22 июня 1941 г.

Предполагая возможность совместной борьбы против Германии, 12 июля 1941 г. советское руководство объявило 1-ю амнистию полякам, находившимся на поселении в различных районах СССР.

1. Армия генерала Андерса (1941 — 1943 гг.)

30 июля 1941 г. при посредничестве Великобритании СССР и польское правительство в изгнании подписали соглашение об установлении дипломатических отношений и начале формирования на советской территории польских воинских частей.

На 1 августа 1941 г. в СССР число военнопленных и ссыльных граждан Польши составляло 381 220 человек. Польская армия должна была формироваться как путем обязательного призыва, так и на добровольных началах. В первую очередь формировались две пехотные дивизии легкого типа по 7 — 8 тысяч человек каждая и резервная часть. В Грязовецком, Суздальском, Южском и Старобельском лагерях НКВД для польских военнопленных были созданы призывные комиссии, в которые вошли представители польского командования, Красной армии и НКВД.

6 августа командующим польских формирований в СССР был назначен находившийся в советском плену бывший командир Новогрудовской кавалерийской бригады (1937 — 1939 гг.) генерал Владислав Андерс (Wladyslaw Anders).

19 августа было решено дислоцировать польские соединения в Тоцком и Татищевском лагерях (в Чкаловской, ныне Оренбургской, и Саратовской областях соответственно), штаб — в Бузулуке (Чкаловской обл.).

К 30 ноября 1941 г. в польской армии в СССР состояло 40 961 человек: 1965 офицеров, 11 919 унтер-офицеров и 27 077 солдат. Были сформированы 5-я пехотная дивизия (14 703 человека), 6-я пехотная дивизия (12 480 человек), запасной полк (8764 человека), штаб армии, строительная часть и сборный пункт. При формировании данные части испытывали острый недостаток в вооружении и продовольствии.

С декабря 1941 г. началась передислокация польских соединений и тыловых частей из Поволжья в Среднюю Азию (Киргизия, Узбекистан и Казахстан). Отправка на фронт польских военнослужащих предполагалась 1 июня 1942 г. Однако нехватка снаряжения (40% солдат не имело обуви) и продовольствия не позволили к сроку подготовить планируемое количество соединений (6 дивизий) и личного состава (96 000 человек). Число пайков для польской армии было сокращено с 96 000 до 40 000 при наличии 70 000 польских военнослужащих. Поляки начали открыто обвинять советскую сторону в противодействии формированию их подразделений. В частности, их возмущал отказ им в праве зачислять в свою армию украинцев, белорусов и евреев, имевших до 1939 г. польское гражданство и проживавших на отторгнутых в пользу СССР польских территориях. Довольно часто этот запрет нарушался. В ответ советское правительство начало обвинять командование польской армии в СССР в нежелании сражаться против Германии на Восточном фронте.

Польское правительство в изгнании настаивало на том, что польские части будут участвовать в боевых действиях только единой польской армией, а не отдельными соединениями, включенными в состав Красной армии.

18 марта 1942 г. советское правительство согласилось на предложение польской стороны, поддержанное Великобританией, о выводе польских частей через Иран на Ближний Восток для дальнейшего формирования на основе снабжения их западными союзниками. В течение 1942 г. из СССР на Ближний Восток выехало 115 000 польских военнослужащих и 37 000 членов их семей.

2. Войско Польское (1943 — 1945 гг.)

После того как части, подчинявшиеся польскому правительству в изгнании, эвакуировались за пределы СССР, советское правительство приступило к формированию новых польских частей. Решение было принято в феврале 1943 г. На призывных пунктах еще оставалось значительное число польских новобранцев. Командирами были назначены польские офицеры, оставшиеся в СССР и вошедшие с 15 марта 1943 г. в Союз польских патриотов (Zwiаzek Patriotow Polskich) во главе с Вандой Василевской.

25 апреля 1943 г. правительство СССР объявило о разрыве дипломатических отношений с польским правительством в изгнании, обвинившим СССР в расстреле польских офицеров в Катыни.

6 мая 1943 г. вышло постановление Государственного комитета обороны (ГКО) «О формировании 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко». Командиром дивизии был назначен полковник Сигизмунд Хенрик Берлинг (Zygmunt Henryk Berling), бывший начальник военного лагеря для польских солдат в Красноводске.

С 14 мая в Селецких военных лагерях под Рязанью началось формирование 1-й польской пехотной дивизии (три пехотных полка, один полк легкой артиллерии, один отдельный истребительный противотанковый батальон; отдельные роты — разведывательная и связи, минометный дивизион, подразделения зенитной артиллерии и части тыла).

15 июля 1943 г. в распоряжение 1-й польской пехотной дивизии советское командование откомандировало 325 советских офицеров.

25 июля 1943 г. военный суд польского правительства в изгнании объявил полковника Берлинга дезертиром и приговорил к смертной казни.

В августе 1943 г. 1-я польская пехотная дивизия вместе с 1-м польским танковым полком им. Героев Вестерплятте и 1-м истребительным авиационным полком «Варшава» (32 самолета Як-1) составили 1-й польский корпус (12 000 человек) во главе со ставшим генерал-майором Сигизмундом Берлингом.

12 — 13 октября 1943 г. произошел первый бой 1-й польской дивизии под Ленино Могилевской области в составе 33-й армии Западного фронта. Потери дивизии достигли 25% личного состава (502 убитых, 1776 раненых и 663 пропавших без вести). 14 октября польская дивизия была отведена на переформирование.

В марте 1944 г. польские части были развернуты в 1-ю польскую армию (90 000 человек), куда зачислялись не только бывшие граждане Польши, но и советские граждане польского (и не только) происхождения.

Весной 1944 г. около 600 польских курсантов обучались в советских летных и авиационно-технических школах.

В июле 1944 г. 1-я польская армия начала боевые действия. Оперативно она находилась в подчинении 8-й советской гвардейской армии 1-го Белорусского фронта и участвовала в форсировании Буга. Армия стала первым польским соединением, пересекшим границы Польши.

21 июля 1944 г. 1-я польская армия была объединена с партизанской Армией Людовой (18 бригад, 13 батальонов и 202 отряда) в единое Войско польское.

26 июля был сформирован 1-й польский танковый корпус под командованием полковника Яна Рупасова (позднее бригадного генерала Йозефа Кимбара (Jozef Kimbar).

В конце июля — начале августа 1-я польская армия участвовала в освобождении Деблина и Пулав. 1-я польская бронетанковая бригада участвовала в обороне Студзянского плацдарма на западном берегу Вислы южнее Варшавы. В ее составе действовало три полка истребительной авиации.

14 сентября 1944 г. войска 1-го Белорусского фронта совместно с 1-й армией Войска польского освободили предместье Варшавы — Прагу. 15 сентября сюда передислоцированы все 15 дивизий Войска польского.

16 — 20 сентября они предприняли неудачную попытку форсировать Вислу.

На конец октября 1944 г. в Войске польском проходило службу 11 513 советских офицеров. Около 40% офицеров и унтер-офицеров Войска польского были советскими военнослужащими непольской национальности.

В течение зимы 1-я польская армия оставалась нацеленной на Прагу, а в январе 1945 г. участвовала в освобождении Варшавы.

Войско польское участвовало в прорыве через центральную Польшу, 28 января освободив Быдгощ. Затем 1-ю польскую армию перевели севернее, и она приняла участие в боях, продвигаясь вдоль балтийского побережья. Основные силы армии участвовали в штурме Кольберга, а 1-я польская бронетанковая бригада наступала на Гданьск. В Щецине 1-я польская армия остановилась для перегруппировки, так как ее потери составили 5400 человек убитыми и 2800 пропавшими без вести.

К началу весеннего наступления 1945 г. была сформирована 2-я польская армия под командованием генерал-лейтенанта Советской армии, а затем Войска польского Кароля Карловича Сверчевского (Karol Wacław Świerczewski). Армия состояла из 5-й, 6-й, 7-й и 8-й пехотных дивизий и 1-го польского бронетанкового корпуса. 2-я польская армия входила в состав 1-го Украинского фронта и действовала к северу от чехословацкой границы.

В 1945 г. роль польской армии заметно возросла, так как численность польских соединений достигла 200 000 человек (1-я и 2-я польские армии, 1-й танковый корпус, 1-й воздушный корпус и другие части), составив примерно 10 % от общей численности сил Советской армии, штурмовавших Берлин.

В 1945 г. роль польской армии заметно возросла, так как численность польских соединений достигла 200 000 человек (1-я и 2-я польские армии, 1-й танковый корпус, 1-й воздушный корпус и другие части), составив примерно 10% от общей численности сил Советской армии, штурмовавших Берлин.

1-я польская армия форсировала Одер и канал Гогенцоллернов.

1 марта 1945 г. 1-я отдельная Варшавская кавалерийская бригада в последней польской кавалерийской атаке во Второй мировой войне штурмом овладела немецкими позициями в районе Шонфельда.

В последние дни войны 1-я пехотная дивизия участвовала в уличных боях в Берлине, в частности, в районе Рейхстага и Имперской канцелярии. Потери Войска польского во время Берлинской операции составили 7200 убитыми и 3800 пропавшими без вести.

2-я польская армия наступала в южном направлении и вышла к окрестностям столицы Чехословакии Праги.

Всего за 1943 — 1945 гг. на Восточном фронте Войско польское потеряло убитыми 24 707 и ранеными 44 223 человека.
К июню 1945 г. Войско польское насчитывало около 400 000 человек. Польская армия на востоке была крупнейшей регулярной воинской силой, сражавшейся вместе с Советской армией, и в будущем составила основу Вооруженных сил Польской республики.

https://red-penza.org/2016/09/28/%d0%b2%d0%b5%d0%bb%d0%b8%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%be%d1%82%d0%b5%d1%87%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%b9%d0%bd%d0%b0-%d1%81%d1%81%d1%81%d1%80-%d0%b8%d1%81%d1%82-5/

 

Метки: , , ,

Катынская сенсация, которую у нас предпочли не заметить…


Андрей Михайлов 31.01.2013

Катынь – понятие символическое. Особенно для новой волны «десталинизаторов», любящих порассуждать о том, что «Вся Россия – одна большая Катынь». Масштабно звучит, многообещающе. Но – вот беда-то! – чем дальше, тем больше символичность Катыни становится все символичнее. Можно даже сказать – неприличнее. Последние признаки символичности пришли из таких мест и от таких источников, которые в симпатиях к России заподозрить уж совсем трудно…

Впрочем – обо всем по-порядку. Одной из любимых тем русофобов-«правдолюбцев» являются, как известно, «массовые расстрелы политзаключенных» в тюрьмах на территории Западной Украины. Порассуждать на эту тему представители либеральной общественности любят, но… постоянно испытывают проблемы с названием конкретных захоронений – следствий злодеяний крававой гебни.

И вот – радость-то какая! – в 2011 г. возле Владимира-Волынского на территории городища «Валы» начинаются раскопки захоронения начала 40-х годов. Причем проводят их археологи-поляки по заказу польского Совета охраны памяти борьбы и мученичества.

Галичанская общественность в предвкушении — счас узнаем страшную правду! Однако – увы и ах! – когда отчет о раскопках 2011-2012 года был опубликован, то у западенцев просто челюсти отвисли.

Результаты польских раскопок оказались для свидомых и отечественных демократов холодным душем: оказалось, что массовые захоронения во Владимире-Волынском появились в результате деятельности нацистов. Установили это польские исследователи совершенно неопровержимо – по находкам в раскопах.

Дело в том, что найденные ими в могилах гильзы имеют очень специфическую маркировку, говорящую о том, что произведены они были в польском городе Скаржинско-Каменно, оказавшемся в 1939 году в немецкой части Польши – «генерал-губернаторстве». Ну и время производства на этих польско-немецких гильзах значилось вполне определенное – 1941 год…

Стало быть, крававая гебня такими патронами пользоваться не могла. Вопрос закрыт?

Не-а, не закрыт.

О самой своей интересной находке польские археологи предпочли особенно не распространяться – и понятно почему. А нашли они всего-ничего – два польских номерных полицейских жетона. Сама по себе находка была бы не ах… если бы не номера этих жетонов. Согласно данным польских архивов, один из них (№ 1441) принадлежал Юзефу Кулиговскому (Jozef Kuligowski), а другой (№ 1099) — Людвику Маловейскому (Ludwik Malowiejski).

А фишка в том, что оба эти пана в 1939 году попали в плен к Красной Армии и зимой 1939-1940 гг. содержались в Осташковском лагере для польских военнопленных в нынешней Тверской области.

А потом (если верить принятой со времен Горбачева версии «Катынского дела») их из этого лагеря в соответствии с «решением Политбюро от 5 марта 1940» отправили «в распоряжение УНКВД по Калининской области». Документы об их перевозке из Осташкова в Калинин, кстати, имеются.

А потом – опять же, по официальной версии – все было просто: всех без исключения «осташковских» поляков расстреляли в здании Калининского УНКВД, а трупы отвезли в село Медное, в окрестностях которого и закопали. Теперь там мемориал жертвам «сталинского преступления» – имеются в нем и соответствующие символические могильные плиты. Лепота…

И вот теперь вся эта стройная геббельсовско-шляхетско-горбачевская версия полетела к чертям: будто бы «расстрелянные» весной 1940 года сотрудниками НКВД польские полицейские вдруг обнаружились в массовом захоронении лета 1941, появившемся в результате «работы» нацистских зондеркоманд.

Ну и чьими же после этого жертвами оказываются пан Кулиговский и пан Маловейский? Это вопрос риторический – поэтому поляки на этом вопросе заморачиваться и не стали…

Но то – поляки.

А у российских историков-нонконформистов появилась еще одна зацепка, потянув за которую можно будет со временем восстановить историческую правду – настоящую правду, а не «символическую». В том числе и о том, как панове опять оказались на Западной Украине…. Уж во всяком случае – не сами пешком пришли.

Во всяком случае, сейчас уже определенно можно сказать, что фраза «отправить в распоряжение Калининского УНКВД» вовсе не является синонимом распоряжения «расстрелять». Кого-то бравые чекисты могли распорядиться отправить в лагерь, а кого-то – и в места прежней деятельности для расследования ее результатов. В общем, «символика» Катыни с фактами не стыкуется – и фактов таких становится все больше и больше…

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Польские формирования на территории СССР в 1941 – 1945 гг


Для создания польского соединения (дивизии) в составе Красной армии в ноябре 1940 г. в лагерях военнопленных был подобран командный состав — три генерала, один полковник, восемь подполковников, шесть майоров и капитанов, шесть поручиков и подпоручиков. Однако приказ о формировании польской дивизии был подписан только 4 июня 1941 г. и практически не успел осуществиться в связи с нападением Германии на СССР 22 июня 1941 г.

Предполагая возможность совместной борьбы против Германии, 12 июля 1941 г. советское руководство объявило 1-ю амнистию полякам, находившимся на поселении в различных районах СССР.

1. Армия генерала Андерса (1941 — 1943 гг.)

30 июля 1941 г. при посредничестве Великобритании СССР и польское правительство в изгнании подписали соглашение об установлении дипломатических отношений и начале формирования на советской территории польских воинских частей.


Москва, 30 июля 1941 г. Подписание соглашения Сикорского — Майского,
восстанавливающего дипломатические отношения между Польшей и СССР.
Фот. Институт Польши и Музей им. ген. Сикорского (Лондон).

На 1 августа 1941 г. в СССР число военнопленных и ссыльных граждан Польши составляло 381 220 человек. Польская армия должна была формироваться как путем обязательного призыва, так и на добровольных началах. В первую очередь формировались две пехотные дивизии легкого типа по 7 — 8 тысяч человек каждая и резервная часть. В Грязовецком, Суздальском, Южском и Старобельском лагерях НКВД для польских военнопленных были созданы призывные комиссии, в которые вошли представители польского командования, Красной армии и НКВД.


Польские военнопленные прибыли на сборный пункт
для вступления в армию Андерса. Осень 1941 г.

6 августа командующим польских формирований в СССР был назначен находившийся в советском плену бывший командир Новогрудовской кавалерийской бригады (1937 — 1939 гг.) генерал Владислав Андерс (Wladyslaw Anders).

19 августа было решено дислоцировать польские соединения в Тоцком и Татищевском лагерях (в Чкаловской, ныне Оренбургской, и Саратовской областях соответственно), штаб — в Бузулуке (Чкаловской обл.).


Генералы Владислав Андерс и Владислав Сикорский
на встрече с Иосифом Сталиным. 3 декабря 1941 г.

К 30 ноября 1941 г. в польской армии в СССР состояло 40 961 человек: 1965 офицеров, 11 919 унтер-офицеров и 27 077 солдат. Были сформированы 5-я пехотная дивизия (14 703 человека), 6-я пехотная дивизия (12 480 человек), запасной полк (8764 человека), штаб армии, строительная часть и сборный пункт. При формировании данные части испытывали острый недостаток в вооружении и продовольствии.

С декабря 1941 г. началась передислокация польских соединений и тыловых частей из Поволжья в Среднюю Азию (Киргизия, Узбекистан и Казахстан). Отправка на фронт польских военнослужащих предполагалась 1 июня 1942 г. Однако нехватка снаряжения (40% солдат не имело обуви) и продовольствия не позволили к сроку подготовить планируемое количество соединений (6 дивизий) и личного состава (96 000 человек). Число пайков для польской армии было сокращено с 96 000 до 40 000 при наличии 70 000 польских военнослужащих. Поляки начали открыто обвинять советскую сторону в противодействии формированию их подразделений. В частности, их возмущал отказ им в праве зачислять в свою армию украинцев, белорусов и евреев, имевших до 1939 г. польское гражданство и проживавших на отторгнутых в пользу СССР польских территориях. Довольно часто этот запрет нарушался. В ответ советское правительство начало обвинять командование польской армии в СССР в нежелании сражаться против Германии на Восточном фронте.

Польское правительство в изгнании настаивало на том, что польские части будут участвовать в боевых действиях только единой польской армией, а не отдельными соединениями, включенными в состав Красной армии.


Польские солдаты в СССР. Весна 1942 г.

18 марта 1942 г. советское правительство согласилось на предложение польской стороны, поддержанное Великобританией, о выводе польских частей через Иран на Ближний Восток для дальнейшего формирования на основе снабжения их западными союзниками. В течение 1942 г. из СССР на Ближний Восток выехало 115 000 польских военнослужащих и 37 000 членов их семей.

2. Войско Польское (1943 — 1945 гг.)

После того как части, подчинявшиеся польскому правительству в изгнании, эвакуировались за пределы СССР, советское правительство приступило к формированию новых польских частей. Решение было принято в феврале 1943 г. На призывных пунктах еще оставалось значительное число польских новобранцев. Командирами были назначены польские офицеры, оставшиеся в СССР и вошедшие с 15 марта 1943 г. в Союз польских патриотов (Zwiаzek Patriotow Polskich) во главе с Вандой Василевской.

25 апреля 1943 г. правительство СССР объявило о разрыве дипломатических отношений с польским правительством в изгнании, обвинившим СССР в расстреле польских офицеров в Катыни.

6 мая 1943 г. вышло постановление Государственного комитета обороны (ГКО) «О формировании 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко». Командиром дивизии был назначен полковник Сигизмунд Хенрик Берлинг (Zygmunt Henryk Berling), бывший начальник военного лагеря для польских солдат в Красноводске.

С 14 мая в Селецких военных лагерях под Рязанью началось формирование 1-й польской пехотной дивизии (три пехотных полка, один полк легкой артиллерии, один отдельный истребительный противотанковый батальон; отдельные роты — разведывательная и связи, минометный дивизион, подразделения зенитной артиллерии и части тыла).

15 июля 1943 г. в распоряжение 1-й польской пехотной дивизии советское командование откомандировало 325 советских офицеров.


Полковник С. Берлинг (нагибается, второй слева) принимает в военном лагере под Рязанью
делегацию Союза Польских Патриотов во главе с Вандой Василевской. Июль 1943 г.

25 июля 1943 г. военный суд польского правительства в изгнании объявил полковника Берлинга дезертиром и приговорил к смертной казни.

В августе 1943 г. 1-я польская пехотная дивизия вместе с 1-м польским танковым полком им. Героев Вестерплятте и 1-м истребительным авиационным полком «Варшава» (32 самолета Як-1) составили 1-й польский корпус (12 000 человек) во главе со ставшим генерал-майором Сигизмундом Берлингом.

12 — 13 октября 1943 г. произошел первый бой 1-й польской дивизии под Ленино Могилевской области в составе 33-й армии Западного фронта. Потери дивизии достигли 25% личного состава (502 убитых, 1776 раненых и 663 пропавших без вести). 14 октября польская дивизия была отведена на переформирование.

В марте 1944 г. польские части были развернуты в 1-ю польскую армию (90 000 человек), куда зачислялись не только бывшие граждане Польши, но и советские граждане польского (и не только) происхождения.

Весной 1944 г. около 600 польских курсантов обучались в советских летных и авиационно-технических школах.

В июле 1944 г. 1-я польская армия начала боевые действия. Оперативно она находилась в подчинении 8-й советской гвардейской армии 1-го Белорусского фронта и участвовала в форсировании Буга. Армия стала первым польским соединением, пересекшим границы Польши.

21 июля 1944 г. 1-я польская армия была объединена с партизанской Армией Людовой (18 бригад, 13 батальонов и 202 отряда) в единое Войско польское.

26 июля был сформирован 1-й польский танковый корпус под командованием полковника Яна Рупасова (позднее бригадного генерала Йозефа Кимбара (Jozef Kimbar).


Бригадный генерал Йозеф Кимбар

В конце июля — начале августа 1-я польская армия участвовала в освобождении Деблина и Пулав. 1-я польская бронетанковая бригада участвовала в обороне Студзянского плацдарма на западном берегу Вислы южнее Варшавы. В ее составе действовало три полка истребительной авиации.

14 сентября 1944 г. войска 1-го Белорусского фронта совместно с 1-й армией Войска польского освободили предместье Варшавы — Прагу. 15 сентября сюда передислоцированы все 15 дивизий Войска польского.

16 — 20 сентября они предприняли неудачную попытку форсировать Вислу.


Польские и советские солдаты. 1943 — 1945 гг.

На конец октября 1944 г. в Войске польском проходило службу 11 513 советских офицеров. Около 40% офицеров и унтер-офицеров Войска польского были советскими военнослужащими непольской национальности.

В течение зимы 1-я польская армия оставалась нацеленной на Прагу, а в январе 1945 г. участвовала в освобождении Варшавы.


Парад частей Войска Польского после освобождения Варшавы. Январь 1944 г.

Войско польское участвовало в прорыве через центральную Польшу, 28 января освободив Быдгощ. Затем 1-ю польскую армию перевели севернее, и она приняла участие в боях, продвигаясь вдоль балтийского побережья. Основные силы армии участвовали в штурме Кольберга, а 1-я польская бронетанковая бригада наступала на Гданьск. В Щецине 1-я польская армия остановилась для перегруппировки, так как ее потери составили 5400 человек убитыми и 2800 пропавшими без вести.

К началу весеннего наступления 1945 г. была сформирована 2-я польская армия под командованием генерал-лейтенанта Советской армии, а затем Войска польского Кароля Карловича Сверчевского (Karol Wacław Świerczewski). Армия состояла из 5-й, 6-й, 7-й и 8-й пехотных дивизий и 1-го польского бронетанкового корпуса. 2-я польская армия входила в состав 1-го Украинского фронта и действовала к северу от чехословацкой границы.


Кароль Карлович Сверчевский

В 1945 г. роль польской армии заметно возросла, так как численность польских соединений достигла 200 000 человек (1-я и 2-я польские армии, 1-й танковый корпус, 1-й воздушный корпус и другие части), составив примерно 10 % от общей численности сил Советской армии, штурмовавших Берлин.

В 1945 г. роль польской армии заметно возросла, так как численность польских соединений достигла 200 000 человек (1-я и 2-я польские армии, 1-й танковый корпус, 1-й воздушный корпус и другие части), составив примерно 10% от общей численности сил Советской армии, штурмовавших Берлин.

1-я польская армия форсировала Одер и канал Гогенцоллернов.

1 марта 1945 г. 1-я отдельная Варшавская кавалерийская бригада в последней польской кавалерийской атаке во Второй мировой войне штурмом овладела немецкими позициями в районе Шонфельда.

В последние дни войны 1-я пехотная дивизия участвовала в уличных боях в Берлине, в частности, в районе Рейхстага и Имперской канцелярии. Потери Войска польского во время Берлинской операции составили 7200 убитыми и 3800 пропавшими без вести.

2-я польская армия наступала в южном направлении и вышла к окрестностям столицы Чехословакии Праги.

Всего за 1943 — 1945 гг. на Восточном фронте Войско польское потеряло убитыми 24 707 и ранеными 44 223 человека.
К июню 1945 г. Войско польское насчитывало около 400 000 человек. Польская армия на востоке была крупнейшей регулярной воинской силой, сражавшейся вместе с Советской армией, и в будущем составила основу Вооруженных сил Польской республики.

Источник статьи

 

Метки: , , ,

Коротко про Катынь новичкам


Есть четыре обстоятельства, которые нельзя подделать, которые в принципе не отвергаются всеми сторонами по Катыни, но которые сторонники нацисткой версии вынуждены забалтывать или изображать несущественными:

1. МОТИВ. У Сталина не было мотивов убивать польских офицеров, т.к. они прогнозируемо становились союзниками при осознаваемой как неминуемая войне с Германией. У СССР не было союзников, чтобы разбрасываться даже такими. Напоминаю, что СССР с началом войны сразу стал создавать польскую армию, а все военные мероприятия советским правительством, как правило, были просчитаны еще до войны.

У Гитлера мотивов было аж три:
-Уничтожением польской элиты подчинить навсегда Польшу Германии. Одновременно с катынским расстрелом проведены акции расстрелов представителей польской элиты в самой Польше.
-Кроме того, Гитлеру было понятно, что Сталин неизбежно использует польских офицеров против Германии в начавшеся тотальной войне, как и произошло с теми поляками, которые уцелели. Подобным образом нацисты поступили позднее с итальянскими военнослужащими, когда стала вероятной угроза их перехода на сторону антигитлеровской коалиции. Нацисты вели тотальную войну, жаль что наши современники стали об этом забывать.
-Не возиться с опасными пленными в ходе наступления. Насколько мне известно, рядом с трупами польских офицеров лежат трупы наших солдат и гражданских лиц, а по некоторой информации — в тех же могилах.

2. ОРУДИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ — немецкое оружие. Умным достаточно одного этого. Мне неизвестны случаи, чтобы расстрелы в СССР осуществлялись немецким оружием.

3. СПОСОБ УБИЙСТВА — типичный немецкий. Нет ни одного известного мне случая, чтобы в СССР расстреливали подобным образом.

4. МЕСТО УБИЙСТВА: территория дома отдыха, причем самого НКВД. Надо обладать совершенно больным воображением, чтобы представлять, как руководства НКВД специально подбирает место для массового расстрела и захоронения там, где отдыхают жены и дети сотрудников.

Остальное — досужее умствование или политический заказ.

Источник
Источник

 

Метки: , , , , ,