RSS

Архив метки: преследования

В Мангистау продолжают оказывать давление на активистов независимых профсоюзов


Информационная служба казахстанского рабочего профсоюза «Жанарту»

 

В ТОО «УТТ и ОС», входящего в состав АО «КаражанбасМунайГаз», продолжаются давление, но уже от генерального директора на рабочих активистов Мангистауского областного независимого профсоюза «Актау».

От рабочего ТОО «УТТ и ОС» Тлекбая Утепова, который ранее подавал жалобу в областной офис партии Нур-Отан, ДВД и прокуратуру области на беспредел своего начальника цеха Адильбека Сагындыкова, который угрожал и унижал достоинство Тлекбая при рабочих. После того как информация об этом появилась в СМИ Тлекбая в свой кабинет вызвал генеральный директор Колбай Измуханов стал предъявлять претензии почему вышла эта статья. Со своей стороны Тлекбай поставил в известность своего председателя профсоюза, который расценил такие действия генерального директора как давление на рабочего, потому что о беспределе Сагындыкова есть свидетели и поданы жалобы в госорганы, откуда нет до сих пор ответа.

В трудовом коллективе сохраняется напряжение и ждут когда отреагируют уполномоченные надзорные органы. Интересный факт, что это не первый наезд Сагындыкова на рабочих, которые остались без внимания руководства. Еще выяснилось, что Адильбек имеет фальшивый диплом, это удалось выяснить профсоюзу, когда предоставил копию письма с института, где якобы учился начальник цеха сказано, что диплома с таким номером не существует.

Оказывается, что вопрос о давлении Адильбека рабочие заявляли в правоохранительные органы, которые оставили без ответа по неизвестным причинам. По словам рабочих за начальника цеха заступилось руководство АО «КаражанбасМунайГаз». На требования профсоюзного активиста вызвать на очную ставку, чтобы Сагындыков предъявил диплом, на что руководство компании ответило, что якобы он в отпуске. В ближайшее время Тлекбай с товарищами намерен, посетить областной офис партии Нур-Отан, ДВД и прокуратуру области, чтобы получить ответ на свою жалобу.

В данном случае работодатель и бездействие областного офиса партии Нур-Отан, ДВД и прокуратуру области обострять ситуацию, тем самым продолжая сознательно разжигая социальную рознь, и тут применима известная статья Уголовного кодекса.

https://red-penza.org/2016/10/18/%d0%ba%d0%b0%d0%b7%d0%b0%d1%85%d1%81%d1%82%d0%b0%d0%bd-%d0%bf%d1%80%d0%be%d1%84%d1%81%d0%be%d1%8e%d0%b7-%d0%b4%d0%b0%d0%b2%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5-%d0%bf%d1%80%d0%b5%d1%81%d0%bb%d0%b5%d0%b4/

Реклама
 

Метки: , , , ,

Защищавшая права своих коллег алматинская работница «скорой помощи» была уволена новым начальством


Как стало известно, 11 октября врач Алматинского городской станции скорой медицинской помощи Гульнара Абильбекова была уведомлена новым главврачом о расторжении трудового договора с 10 ноября этого года. Это стало настоящим ударом не только по самому медику, но и по всем, кто поддерживал борьбу этой смелой женщины и смог восстановиться благодаря ее действиям на работе.

Самым скверным в этой истории является то, что подписал и вручил уведомление как раз тот самый новый главврач О. Алишев, который пришел на смену Б. Оспанова после серии скандалов с незаконным увольнением сотрудников, наложением взысканий и обвинений в коррупционной деятельности. Подобный шаг администрации работники расценили как сознательную расправу и месть за ее деятельность по защите рядовых медиков.

Напомним, что уже несколько лет шло противостояние между коллективом и руководством станции «скорой помощи», которое вскрыло вопиющие факты нарушения трудового законодательства, введения поборов и незаконных штрафов, а также многочисленные случаи хищений бюджетных средств со стороны бывшего главврача. Несмотря на большое количество данных, ни прокуратура, ни полиция, ни спецслужбы и не собирались расследовать действия администрации станции «скорой помощи».

Мы намерены дать более подробную информацию о данном увольнении в ближайшее время. Этот случай еще раз говорит о том, что даже после увольнения ненавистного коррупционного бюрократа власти продолжают прежнюю политику и стараются убрать активистов. Подобное еще раз подтверждает необходимость самоорганизации медиков, как и других работников, в свои организации, которые должны защищать своих лидеров и прийти на смену желтым «профсоюзам», находящимся под контролем работодателей.

Напомним, борьба алматинских работников «скорой» за свои права (и за доступную медицину, таким образом) продолжается уже более года. Медики Казахстана во многом дают фору неорганизованным в профсоюзу медикам РФ — потому так быстро  идегражирует российский участок советского здравоохранения.

Так, например, 28 апреля 2015-го года несмотря на то, что при участии разных общественных организаций и большого резонанса в СМИ были восстановлены на работе в Станции скорой медицинской помощи (ССМП) незаконно уволенные молодые специалисты, администрация под руководством главного врача Оспанова Б. Ж. не только не понесла никакого наказания, но и продолжает гонения неугодных медиков.

Удивительно как в этом деле расходится официальная пропаганда, трубящая о постоянной и успешной «борьбе с коррупцией», с реальными событиями. Так финансовая полиция вообще не нашла никаких нарушений в деятельности начальства, даже после результатов проверки комиссией городского отдела здравоохранения от 6 ноября 2014 года, вскрывшего огромные уголовно наказуемые нарушения.

Защищавшая права своих коллег алматинская работница «скорой помощи» была уволена новым начальством

 

Метки: , , , ,

Решение о продлении лечения челябинца Алексея Морошкина в психбольнице оставлено в силе


Челябинский областной суд 12 октября оставил в силе решение о продлении принудительного лечения в психиатрической больнице местного жителя Алексея Морошкина на полгода. Информация об этом получена ОВД-Инфо от адвоката Андрея Лепехина, представляющего интересы Морошкина.

Морошкин был признан невменяемым по результатам экспертизы, которая проводилась в рамках дела о призывах к нарушению территориальной целостности РФ. Поводом для заведения дела стали его посты о необходимости создания Уральской народной республики. В ноябре 2015 года Морошкин был освобожден от ответственности по этому делу и в декабре отправлен на принудительное лечение в Областную клиническую специализированную психоневрологическую больницу № 1 города Челябинска. В июле 2016 года срок лечения был продлен еще на полгода.

16 сентября 2016 года Челябинский областной суд назначил повторное освидетельствование Морошкина. Причиной для такого решения, по-видимому, стало заявление его лечащего врача о том, что Морошкин не нуждается в стационарном лечении. Однако позднее лечащий врач была отстранена от ухода за Морошкиным, а сам он был переведен в отделение с более тяжелыми больными, в связи с чем условия его содержания в больнице ухудшились. Повторное освидетельствование было проведено, в ходе него врачи требовали, чтобы Морошкин перестал называть себя политзаключенными, объясняя, что это, равно как и отказ от группы инвалидности, является симптомом его заболевания — по их мнению, в этом проявляется отсутствие критического отношения к своему болезненному состоянию и представление опасности для окружающих.

Незадолго до того, как Морошкина перевели в отделение с худшими условиями, главврач больницы был оштрафован за отказ в предоставлении адвокату Андрею Лепехину информации о медицинском состоянии Морошкина.

На Алексея Морошкина было также заведено дело о вандализме в связи с обвинениями в покраске бюста Ленина в Челябинске в цвета украинского флага. В настоящее время дело находится на доследовании.

Решение о продлении лечения челябинца Алексея Морошкина в психбольнице оставлено в силе

 

Метки: , , , , ,

Политзаключенному анархисту Дмитрию Бученкову предъявлено окончательное обвинение по «болотному делу»

Политзаключенному анархисту Дмитрию Бученкову предъявлено окончательное обвинение по «болотному делу»

Дмитрий Бученков

Болотному узнику Дмитрию Бученкову предъявлено окончательное обвинение по части 1 статьи 318 (применение неопасного насилия к представителю власти) и части 2 статьи 212 УК (участие в массовых беспорядках). Об этом на своей странице в Фейсбуке сообщила адвокат Бученкова Светлана Сидоркина. По ее словам, обвинение было предъявлено 12 октября. Бученкову вменяют 6 эпизодов — это больше, чем у других фигурантов дела.

В тексте обвинения фигурируют 7 потерпевших, из них 6 полицейских и один работник ООО «ЭкоУниверсал».

Судебный процесс над Бученковым, отмечает Сидоркина, начнется в ближайшее время. При этом, добавила адвокат, Бученков вообще не участвовал в Марше миллионов 6 мая 2012 года, так как в этот день он находился в Нижнем Новгороде.

«Времена изменились, если первые «болотники» были осуждены и получили сроки наказания за то, что были на Болотной площади и не совершали тех действий, которые им вменяло следствие или совершали, но не в объеме предъявленных им обвинений, то теперь для следствия достаточно быть анархо-коммунистом по убеждениям, съездить один раз на Украину, иметь навыки рукопашного боя, а также иметь общее примерное сходство с человеком реально совершавшим противоправные действия на Болотной площади, и место в тюрьме обеспечено», — пишет адвокат.

37-летний доцент политологии и участник левого движения Бученков находится в СИЗО с декабря 2015 года. Срок его содержания в следственном изоляторе неоднократно продлевался. Согласно фабуле дела, 6 мая 2012 года на Болотной площади анархист пинал полицейского и переворачивал уличные туалеты.

Между тем на деле Бученков на майских праздниках находился у родителей в Нижнем Новгороде и вернулся в Москву лишь поздно вечером 6 мая. Портретная экспертиза, проведенная по заказу защиты, установила, что на фото в материалах дела изображен не Бученков, а другой человек. Своей вины политзек не признает.

В марте Басманный райсуд столицы по ходатайству следователя СКР Алексея Добарина арестовал квартиру Бученкова в Подмосковье и его машину Nissan Almera. Добарин настаивал, что это необходимо как обеспечительная мера для удовлетворения возможных гражданских исков к политзеку.

 

 

Напомним хронологию дела

Дмитрий Бученков: 36 лет, преподаватель истории и политологии, кандидат политических наук, доцент, работал заместителем заведующего кафедры истории медицины и социально-гуманитарных наук РНИМУ имени Пирогова г. Москва. До 2008 года более пяти лет он был доцентом кафедры философии в Волжском государственном педагогическом университете (Нижний Новгород). После увольнения из Волжского университета Дмитрий перебрался в Москву.

В Москве Дмитрий присоединился к московской группе анархической организации «Автономное действие», в которой состоял с 2002 года. В изданной в 2009 году книге «Анархисты в России в конце XX века» кандидат политических наук так описывает близкую ему идеологию: «Основные мировоззренческие ценности анархизма (самоорганизация, самоуправление, антикапиталистическая направленность) по-прежнему являются актуальными.»

Автор нескольких книг по истории и современному развитию анархизма в России. Активный участник антифашистского и анархического движений.

Дмитрий активно участвовал в организации и жизни антифашистского и анархического движений в Москве. Был организатором многих уличных антифашистских акций протеста, различных культурных мероприятий. Участвовал в создании антифашистского центра «V project», где антифашисты и анархисты проводили концерты, встречи, готовили акции. Полиция и ФСБ не раз угрожали Дмитрию физической расправой за его политическую работу и борьбу. В 2015 году неизвестные, возможно полиция или сотрудники ФСБ, сильно избили Дмитрия, он получил сотрясение мозга, был весь в крови и не смог вспомнить как произошло нападение.

В начале 2016 года Дмитрий Бученков планировал организовать всероссийский антифашистский и анархический форум «Самоуправление и либертарный коммунизм». Но полиция тоталитарного путинского режима арестовала его.

2 декабря 2015 года рано утром начинаются обыски по обоим адресам, где мог находиться Дмитрий: в Москве на квартире, где он жил со своей подругой Аней и ее ребенком, и в Нижнем Новгороде, у его родителей.

Родителям не сказали, что его задержали и у него обыск. У родителей никаких его вещей и документов не нашлось. О том, что Диму задержали, родители узнали из СМИ. По словам подруги, Бученкову не дали никому позвонить, не сообщили фамилию следователя.

После обыска сразу доставили в Главное Следственное Управление Следственного Комитета, в 20:00 задержанному предъявили обвинение: участие в массовых беспорядках (статья 212 Уголовного Кодекса России) и применение насилия к представителям власти (статья 318 УК) во время столкновений на Болотной площади 6 мая 2012 года.

3 декабря Бученкова отвезли в суд, который избрал ему меру пресечения в виде заключения под стражу в СИЗО. И при следственных действиях, и на заседании, в ходе которого новый фигурант «болотного дела» оказался арестован, присутствовал адвокат по назначению Олег Тельпяков — бывший сотрудник прокуратуры из Красноярска, получивший адвокатский статус только в мае 2015 года. Сейчас родственники Дмитрия Бученкова требуют привлечь к дисциплинарной ответственности этого адвоката, который в первые сутки после задержания представлял его интересы по назначению, так как он фактически не защищал его и, скорее всего, много сделал для того, чтобы Дмитрия арестовали. 3 декабря же Бученкова поместили в изолятор временного содержания (ИВС) МВД.

14 декабря, не сообщив об этом никому, в том числе и адвокату Светлане Сидоркиной, Бученкова перевели в СИЗО «Водник 5» из ИВС МВД, хотя сам Бученков писал заявление о том, чтобы уведомили адвоката. Сидоркина звонила в ИВС, но там ей не сказали, где находится ее подзащитный, и о его местонахождении она узнала только после того, как Бученкова в СИЗО посетили члены Общественной наблюдательной комиссии.

С 7 по 14 декабря друзья Дмитрия, антифашисты, анархисты и социальные активисты провели неделю единых действий в поддержку политзаключенных анархистов и антифашистов. В более чем 10 городах России, Беларуси и Швеции прошли различные акции и мероприятия. В Москве, Петербурге и Нижнем Новгороде активисты организовали пикеты солидарности, которые собрали в общей сложности несколько сотен человек. В Беларуси в  Минске и Бресте, в Швеции в городе Лунд активисты провели граффити-акции.

Дмитрий был очень активен в левом движении Москвы, некоторые активисты связывают его арест с его опытом и хорошими организаторскими способностями. В ситуации обострения кризиса социальной стабильности, накануне очередного усиления протестных выступлений населения страны, власти пытаются развязать репрессии против левых, запугать и деморализовать социальных активистов, антифашистов.

В конце января 2016 года арестованному Дмитрию Бученкову продлили срок содержания в СИЗО до июня 2016 года.

Группы солидарности с Дмитрием Бученковым

Если у вас есть какие-либо вопросы как сделать денежный перевод или другие пожелания, пожалуйста, пишите на контакт группы солидарности Дмитрия — avtonom46@gmail.com

Paypal-аккаунт группы солидарности с антифашистом Дмитрием Бученковым: avtonom46@gmail.com

Кошелек Яндекс Деньги: 410013793240192

++++

Для ведения кампании солидарности и поддержки Дмитрия Бученкова в тюрьме вы также можете, если у вас есть возможность, перечислить любую сумму в фонд Анархического Черного Креста Москва.

Яндекс.Деньги — 410011258065987 О том, как пополнить кошелек на Яндекс.Деньги вы можете прочесть по ссылке http://money.yandex.ru/prepaid.xml

Вы можете перевести деньги для поддержки АЧК-Москва на счет в «Альфа-банке». Номер счета получателя зависит от валюты:

  • 40817810704230017583 (российские рубли),
  • 40817840204230006802 (доллары),
  • 40817978004230006660 (евро).

Счет можно пополнить через банкоматы, работающие на прием денег и расположенные в отделениях банка в разных городах РФ (см.сайт банка). В этом случае деньги зачисляются мгновенно, а проценты не взимаются. Или сделать перевод с другой банковской карты.

В поле «назначение платежа» укажите «пожертвование на Дмитрия Бученкова», «пожертвование для Дмитрия».

Также можно воспользоваться системой Paypal: наш адрес abc-msk@riseup.net

Политзаключенному анархисту Дмитрию Бученкову предъявлено окончательное обвинение по «болотному делу»

 

Метки: , , , ,

Политическая психиатрия в России

Политическая психиатрия в России

Политическая психиатрия

Дамир Гайнутдинов, Павел Чиков

 

Во вторник ЕСПЧ вынес решение в пользу алтайского журналиста Руслана Макарова, который был принудительно госпитализирован после того, как глава региона Александр Бердников публично назвал его душевнобольным. «Медиазона» публикует доклад Международной правозащитной группы «Агора» о практиках карательной психиатрии в современной России.

В июне 2012 года глава Республики Алтай Александр Бердников, выступая на сессии республиканского Государственного совета, прокомментировал расследовательскую деятельность журналиста изданий «Листок» и «Холодный белок» Руслана Макарова, который обвинял Бердникова и его окружение в коррупции, а также освещал в прессе протесты жителей против строительства Мультинской ГЭС и захвата сотен гектаров ценной земли близ Мультинских озер: «Есть там такой Макаров, журналист газеты «Листок», психически больной человек, наблюдается у психиатра, это он все подогревает, пишет».

«…отсутствие должного законодательного регулирования психиатрической помощи может быть одной из причин использования ее в немедицинских целях, наносить ущерб здоровью, человеческому достоинству и правам граждан, а также международному престижу государства…»
Закон N 3185-1 (редакция от 3 июля 2016) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

У Макарова действительно имелось психическое расстройство. С февраля 2007 до мая 2008 года он действительно проходил принудительное лечение в психиатрическом стационаре с диагнозом «шизотипическое расстройство личности», после чего врачи констатировали улучшение и стабилизацию его состояния, подтвердили ремиссию, и он был переведен на амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра по месту жительства. Тем не менее эти сведения безусловно составляют врачебную тайну, а их получение и разглашение являются серьезным вмешательством в частную жизнь гражданина.

Журналист обратился в Следственный комитет с заявлением о преступлении и в суд с иском о защите чести и достоинства. Однако в итоге суд отказал в удовлетворении иска, а СК не нашел оснований для возбуждения уголовного дела в отношении главы республики. В это же время в отношении самого Макарова возбуждается уголовное дело об угрозе убийством. Поводом для этого стало признание, сделанное журналистом своему врачу-психиатру, что разглашение главой региона его диагноза сильно расстроило, и «…что на Кавказе, где он прожил много лет, за такие вещи, вообще-то, убивают», а также следующая фраза в исковом заявлении, которое журналист писал самостоятельно: «…истец вынужден был справляться с нахлынувшими мыслями, чувствами и эмоциями сам. Через некоторое время истец пришел к решению убить ответчика [Бердникова], так как только его кровь могла смыть позор обесчещивания, и начал подготовку к этому, но могучим усилием воли взял себя в руки и решил попробовать для начала добиться справедливости законным путем».

Заявление Макаров подал в суд в июле, а спустя два месяца его квартиру штурмом взяли бойцы СОБР, предъявившие справку сельского фельдшера, из которой следовало, что у него установлено обострение психического расстройства, и он должен быть госпитализирован в недобровольном порядке. Под конвоем Макарова доставили в Горно-Алтайскую психиатрическую больницу, где он прошел освидетельствование комиссией врачей-психиатров.

Примечательно: утверждение о том, что психическое состояние Макарова ухудшилось, комиссия обосновывала тем, что он протестовал против лечения, а также отказался с врачами обсуждать свое состояние и считал их пособниками Бердникова. Из этого врачи сделали вывод о том, что Макарова необходимо недобровольно госпитализировать в психиатрический стационар, так как, оставаясь без лечения, он будет представлять общественную опасность как для себя, так и для окружающих, а дальнейшее прогрессирование заболевания может нанести существенный вред его здоровью.

Рассмотрение дела о помещении Макарова в стационар проходило в стенах психиатрической клиники в закрытом режиме под предлогом защиты врачебной тайны. Той самой, которая была разглашена главой региона с трибуны Госсовета, после чего уже сам Макаров настаивал на проведении открытого судебного разбирательства. Сразу после госпитализации и еще до вступления в силу соответствующего судебного решения Макарову начали принудительно вводить неизвестные препараты.

11 октября 2016 года Европейский суд опубликовал постановление по жалобе Макарова на нарушение в отношении него права на свободу и личную неприкосновенность. Суд подчеркнул, что лица, страдающие психическим заболеванием, являются особенно уязвимой группой и, следовательно, любое вмешательство в их права должно быть предметом тщательной проверки, и только «очень веские причины» могут оправдать ограничение их прав. ЕСПЧ обязал правительство России выплатить Макарову 1 500 евро компенсации морального вреда и судебных издержек.

Случай Макарова, несмотря на краткость его пребывания в стенах стационара, в очередной раз позволил заговорить о возвращении в Россию практики карательной психиатрии.

Ранее о незаконном помещении в психиатрический стационар заявляла мурманская активистка Объединенного гражданского фронта Лариса Арап. Летом 2007 года она обратилась в североморскую поликлинику за справкой, необходимой для получения водительского удостоверения. По ее словам, принимавшая врач-психиатр Ольга Решет поинтересовалась, не она ли автор статьи «Дурдом», в которой описывались издевательства над детьми в апатитском психоневрологическом интернате. После утвердительного ответа Арап Решет вызвала милицию и санитаров, которые доставили активистку в стационар Мурманского областного ПНД, где она оставалась в течение 46 дней и была освобождена только после широкого освещения истории в СМИ.

Недобровольная госпитализация — только один из вариантов. Уже после дел Макарова и Арап в отношении «болотника» Михаила Косенко и уральского активиста Алексея Морошкина по постановлениям судов применялись принудительные меры медицинского характера.

Косенко после полученной в армии контузии в течение нескольких лет состоял на учете в психоневрологическом диспансере с диагнозом «вялотекущая неврозоподобная шизофрения». После разгона протестной демонстрации 6 мая 2012 года на Болотной площади Москвы он был обвинен в применении опасного для жизни и здоровья насилия в отношении представителей власти, а именно в том, что нанес один удар рукой и один удар ногой сотруднику полиции. В ходе предварительного расследования специалистами Центра им. Сербского была проведена судебная психолого-психиатрическая экспертиза, «утяжелившая» диагноз до «параноидальной шизофрении с эпизодическими обострениями психопатологических расстройств». Именно это дало основания Замоскворецкому районному суду Москвы в октябре 2013 года признать Косенко невменяемым и направить на принудительное лечение в психиатрический стационар общего типа. Спустя полтора года после перевода в психиатрическую больницу Косенко был отпущен на амбулаторное лечение.

Активист из Челябинска Алексей Морошкин в 2015 году опубликовал в социальных сетях несколько постов с призывом создать Уральскую Народную Республику и критикой политики российских властей в отношении Украины, после чего стал одним из первых обвиняемых по новой статье 280.1 УК (призывы к нарушению территориальной целостности Российской Федерации). Как следует из постановления суда, Морошкин «неоднократно высказывал свое мнение о необходимости больших политических преобразований в России, в частности изменения территориальной целостности, а именно: создание независимого Уральского государства» на основе опыта Украины. Поскольку судебные психиатры дали заключение о наличии у Морошкина психического расстройства в форме параноидной шизофрении, суд сделал вывод о невменяемости и назначил ему принудительные меры медицинского характера в психиатрическом стационаре общего типа.

В отличие от Макарова, Морошкин ранее на диспансерном учете у психиатра не состоял, однако, по словам его матери, пятиминутной беседы и изучения материалов дела психиатрам оказалось достаточно для того, чтобы поставить диагноз и сделать вывод о том, что психическим расстройством Морошкин страдает с детства. Причем, как утверждала Татьяна Морошкина, после отказа признавать результаты заключения ей угрожали, что найдут еще много других заболеваний, а, возможно, сын вообще не выйдет из стационара.

В апреле 2016 года в Екатеринбурге суд вынес постановление о применении принудительных мер медицинского характера к «магу вуду и экстрасенсу» Антону Симакову, который обвинялся по части 1 статьи 148 УК в оскорблении чувств верующих после того, как он «публично, в присутствии заранее приглашенных представителей средств массовой информации, осуществил обряд жертвоприношения, для чего обезглавил живого петуха и окропил его кровью православный покров».

По словам Симакова, его акция была направлена «на уничтожение» украинского президента Петра Порошенко и его команды.

Морошкин, Косенко, Симаков. Вот, пожалуй, и все известные публике случаи применения принудительных мер медицинского характера в отношении гражданских активистов. Гораздо чаще вопрос о применении психиатрии в карательных целях обсуждался в связи с назначением судебных экспертиз, в особенности стационарных.

В октябре 2011 года члена политсовета калининградского отделения «Солидарности» Евгения Лабудина задержали сотрудники Центра «Э» и доставили в психиатрическую больницу для проведения стационарной экспертизы еще до вступления в силу соответствующего постановления суда, вынесенного в рамках возбужденного в отношении Лабудина уголовного дела о мошенничестве. Калининградские активисты считали преследование Лабудина политически мотивированным, в частности, незадолго до этого он обращался в прокуратуру с требованием проверить подлинность диплома о высшем образовании губернатора Николая Цуканова.

В 2012 году реальная перспектива помещения в психиатрический стационар для проведения экспертизы вынудила бежать из России руководителя Карельской молодежной правозащитный группы Максима Ефимова. После публикации в онлайн-газете «Час Ноль» заметки «Карелия устала от попов» он был обвинен в возбуждении вражды в отношении православных верующих.

Первоначально Ефимов был подвергнут амбулаторному психиатрическому обследованию, в результате которого эксперты пришли к выводу об отсутствии у него патологических психических расстройств, однако указали, что «для уточнения актуального состояния и степени выраженности личностных девиаций Ефимов М.М. нуждается в назначении и проведении ему стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы с предоставлением комиссии дополнительных сведений в виде характеристик с мест работы и учебы (в т.ч. аспирантуры), допросов родных и друзей об особенностях характера и поведения подэкспертного». Такой подход безусловно дает основание предполагать, что помещение в психиатрическую клинику (в которой подэкспертный может находиться до 30 дней, а по дополнительному постановлению суда — до 60 дней) использовалось как способ давления на Ефимова, поскольку очевидно, что для сбора характеристик и опроса родных нет необходимости помещать его в стационар.

В том же 2012 году судебной психолого-психиатрической экспертизе были подвергнуты участницы панк-группы Pussy Riot. Эксперты диагностировали у Толоконниковой и Самуцевич расстройства личности, выражающиеся в «активной жизненной позиции, стремлении к самореализации» и «упорстве и категоричном отстаивании своего мнения».

Обливший в сентябре 2012 года чернилами две иконы в Храме Христа Спасителя Юрий Пиотровский, состоявший ранее на учете у психиатра, также был подвергнут стационарной психиатрической экспертизе, был признан вменяемым и осужден к году ограничения свободы с запретом заходить в церковь в течение двух лет.

В 2015 году месяц в психиатрическом стационаре провел житель Ставрополя Виктор Краснов, обвиненный в оскорблении чувств верующих после активной дискуссии «ВКонтакте», в которой он заявил, что бога не существует и назвал Библию «сборником еврейских сказок».

Как видно, в четырех самых известных уголовных делах, в которых обвиняемые выступали против РПЦ, их направляли или пытались направить на психиатрическую экспертизу, что уже позволяет говорить об определенном тренде. Однако и православные активисты не застрахованы от подобного. В 2015 году стационарную психолого-психиатрическую экспертизу прошла обвиняемая по делу о погроме на выставке Вадима Сидура в Манеже Людмила Есипенко.

О неоднократных случаях направления гражданских активистов в психиатрические стационары для проведения экспертиз упоминали марийские правозащитники. Так, обвинявшийся в призывах к массовым беспорядкам и клевете на главу Марий Эл Леонида Маркелова студент и активист «Левого фронта» Павел Толмачев в феврале 2013 года был задержан и доставлен в психиатрическую больницу сотрудниками Центра «Э». Житель Йошкар-Олы Евгений Пирогов, пожелавший побеседовать на улице с главой республики, был обвинен в оскорблении представителя власти и также направлен на стационарную психиатрическую экспертизу. Признан здоровым.

В сентябре 2014 года постановлением Тверского районного суда Москвы на стационарную психиатрическую экспертизу в Центре им. Сербского был направлен постоянный участник протестных акций Сергей Мохнаткин. В жалобе на незаконное лишение свободы, направленной в Европейский Суд по правам человека адвокатом Москаленко, так описываются условия содержания в Центре: «Адвокаты допускаются в это учреждение лишь по пятницам, а родственники только в выходные дни; встреча адвокатов с подзащитными разрешена только в присутствии санитаров и не может длиться более 20 минут. Пациент без сопровождения не может покидать палату, в которой его содержат, а звонки по телефону разрешены только в течение получаса — с 18 часов 30 минут до 19 часов. Прогулки на свежем воздухе – короткие и не ежедневные».

В мае 2015 года Ленинский районный суд Барнаула по ходатайству прокуратуры направил на амбулаторную психолого-психиатрическую экспертизу активиста Антона Подчасова, обвинявшегося в призывах к экстремистской деятельности и возбуждении вражды в отношении русских из-за репоста текста известного как «Русофобии пост». Поводом послужило то, что Подчасов спорил с выводами представленной обвинением психолого-лингвистической экспертизы.

Амбулаторная психиатрическая экспертиза была назначена кубанской активисте Дарье Полюдовой, обвинявшейся в призывах к нарушению территориальной целостности за попытку организации «Марша за федерализацию Кубани».

В 2015 году в психиатрический стационар по инициативе следствия едва не попал ЛГБТ-активист из Тольятти Константин Голава, обвинявшийся в публикации в социальных сетях постов, возбуждающих ненависть к «русским гражданам России». После широкой огласки следователь отозвал свое ходатайство и направил активиста на амбулаторное обследование, согласившись и на присутствие адвоката.

В октябре 2015 года сотрудники Центра «Э» задержали и доставили в психиатрическую больницу лидера рязанского отделения ПАРНАС Юрия Богомолова, обвинявшегося в оскорблении судьи.

Осенью 2015 года после отказа беседовать с психиатром на стационарную экспертизу был направлен художник-акционист Петр Павленский, ожидавший суда по делу о поджоге двери здания ФСБ на Лубянке. Кстати, дело Павленского послужило катализатором очередного всплеска дискуссии в профессиональном сообществе, результатом чего стала статья профессора Менделевича «Казус художника-акциониста Петра Павленского: психопатология или современное искусство?».

В октябре 2016 года стало известно о том, что эксперты Центра им. Сербского признали невменяемым еще одного «болотника» — Максима Панфилова. При этом адвокат страдающего синдромом Туретта (неизлечимым заболеванием центральной нервной системы, требующим постоянного поддерживающего лечения и психологической помощи) Панфилова Сергей Панченко ранее заявлял, что его подзащитный, находящийся в СИЗО, не получает необходимого лечения.

Практически во всех перечисленных случаях у защиты и родственников обвиняемых, направленных на экспертизу, возникали претензии к законности назначения экспертиз и обоснованности диагнозов. По резонансным делам, как правило, разворачивались серьезные дискуссии и в научном сообществе.

К примеру, независимые психиатры резко критиковали результаты экспертизы по делу Косенко, проведенной Центром им. Сербского. Так, президент Независимой психиатрической ассоциации России к.м.н. Юрий Савенко отмечал: «Эксперты на основании однократной беседы в судебной, т.е. стрессовой для подэкспертного ситуации меняют диагноз подэкспертному, который ставил ему психоневрологический диспансер на основании многолетнего регулярного наблюдения и лечения… Это изменение диагноза не разъясняется суду… Заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов от 24 июля 2012 г. № 690/а амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы К., 1975 г. рожд. нельзя признать ни объективным, ни всесторонним, ни полным. Оно отличается большим количеством внутренних противоречий и явной тенденциозностью».

Против помещения Максима Ефимова в психиатрический стационар для проведения дополнительной экспертизы выступили сразу три специалиста. Профессор Казанского государственного медицинского университета д.м.н. Владимир Менделевич, изучив Заключение судебно-психиатрической экспертной комиссии Карельского республиканского ПНД, отметил, что его «нельзя признать аргументированным, обоснованным и убедительным, как в части расхождения между результирующей и описательной частью заключения экспертов, так и в части рекомендации проведения повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы». К аналогичным выводам пришли экс-начальник психологической службы Уголовно-исполнительной системы Татарстана Владимир Рубашный и врач-психиатр нижегородской Клинической психиатрической больницы №1 Виктор Гурский.

Владимир Менделевич в одном из своих выступлений приводил слова бывшего многолетнего главврача Центра им. Сербского Татьяны Дмитриевой: «Если психиатрия не займется политикой, политика займется психиатрией». В действительности, психиатрия уже как минимум десять лет испытывает давление со стороны государства, пытающегося использовать науку для облегчения преследования политических оппонентов. Когда психиатрия начинает заниматься политикой, она становится карательной. Однако, пока внутри психиатрического сообщества продолжается борьба и значительная часть психиатров активно сопротивляется втягиванию науки в политику, можно говорить о том, что угрозы карательной психиатрии в России нет. Ярким примером противоречий в научном сообществе стало дело полковника Буданова, по которому было проведено шесть судебно-психиатрических экспертиз с привлечением десятков экспертов, делавших вывод о том, что Буданов вменяем, невменяем или ограниченно вменяем.

С другой стороны, видно, что случаев направления на принудительное лечение гражданских активистов при явных сомнениях в обоснованности диагноза и необходимости помещения именно в стационар, пока очень мало. Но при этом следственные органы и суды систематически пытаются эту ситуацию раскачивать, использовать угрозу помещения в психиатрический стационар как способ давления на обвиняемых. Причем, число проводимых экспертиз стабильно растет с 2004 года, а в 2014 году был зафиксирован резкий (до 11,5%) скачок.

Кроме того, данные сильно различаются по регионам. К примеру, по данным Центра им. Сербского, в 2014 году в среднем по России из лиц, подвергнутых судебно-психиатрической экспертизе в итоге было признано невменяемым 6,6%. При этом, во Владимирской области — 16%, в Свердловской области — 16,6%, а в Дагестане — 22,6%. Столь значительный разброс может свидетельствовать о разных подходах и разных уровнях взаимодействия следствия и суда с одной стороны и психиатров — с другой.

Первые заинтересованы в признании подсудимых невменяемыми. Списать дело на принудительные меры медицинского характера равнозначно вынесению обвинительного приговора и не является минусом в послужном списке ни следователя, ни судьи. При этом усилий по доказыванию обстоятельств дела и поддержанию обвинения значительно меньше. По сути дела, назначение экспертизы при таких обстоятельствах — удобный способ делегировать решение вопроса о виновности психиатрам. В политически мотивированных уголовных делах нельзя исключать и намерения властей представить критиков государства, церкви и их отдельных представителей сумасшедшими.

Разумеется, шансы на такой исход резко повышаются, если обвиняемый имеет в анамнезе психическое расстройство, неважно какое. Это обстоятельство заставляет бояться любого обращения за психиатрической помощью, поскольку резко повышает будущие риски и стигматизирует обратившегося. Причем опасаться приходится даже амбулаторных экспертиз, поскольку, к примеру, в упоминавшемся деле Максима Ефимова именно по результатам амбулаторной экспертизы психиатры сказали, что не могут сделать выводов, поэтому его надо поместить на стационар. Несмотря на то, что простое желание поместить человека на стационар для более тщательного обследования никак не может служить основанием для судебного решения о назначении стационарной экспертизы, в практике такое случается. Недавно об угрозах поместить в стационар, «где ни один адвокат не достанет», сообщал блогер-ловец покемонов Соколовский.

Другой серьезной проблемой (и сами психиатры это подтверждают) является то, что без четких правовых критериев определения срока принудительного лечения в стационаре даже при внутреннем убеждении, что пациент в нем более не нуждается, его как правило удерживают там не менее половины срока, который он бы получил в виде лишения свободы, если был бы признан вменяемым. А чаще всего — полный срок. Продление пребывания в стационаре каждые шесть месяцев при этом является абсолютной формальностью. Суд будет продлевать его ровно до тех пор, пока лечащий врач в суде не скажет, что пациент в лечении не нуждается. То есть в этом процесс напрочь отсутствует состязательность.

Важную роль в создании этой системы взаимодействия правоохранителей и психиатров играет Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского. Единственная система экспертных учреждений в стране, встроенная в абсолютную вертикаль — это психиатрические учреждения. Так было в советское время, так дело обстоит и сейчас благодаря бессменному главному врачу Татьяне Дмитриевой, пролоббировавшей соответствующую поправку в ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» — в негосударственных учреждениях не может проводиться судебно-психиатрическая экспертиза, что фактически означает запрет экспертной деятельности любых независимых психиатров. Фактически за Центром им. Сербского остается последнее слово в любых вопросах, связанных с психиатрией, и вопреки положению УПК о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, его заключение практически невозможно оспорить. Кстати, это означает, что и вся ответственность за политически мотивированные помещения в стационар в конечном итоге будет лежать на Центре им. Сербского, который контролирует всю психиатрическую вертикаль.

Именно против такого положения дел была направлена акция Петра Павленского «Отделение», когда он, сидя на заборе Центра, отрезал себе ножом мочку уха: «Нож отделяет мочку уха от тела. Бетонная стена психиатрии отделяет общество разумных от безумных больных. Возвращая использование психиатрии в политических целях — полицейский аппарат возвращает себе власть определять порог между разумом и безумием. Вооружаясь психиатрическими диагнозами, бюрократ в белом халате отрезает от общества те куски, которые мешают ему установить монолитный диктат единой для всех и обязательной для каждого нормы», — заявил тогда Павленский, тоже, кстати, впоследствии подвергнутый стационарной психиатрической экспертизе именно в Центре им. Сербского, показавшей, что он здоров.

Таким образом, в настоящее время ключевая проблемная точка, в которой права человека подвергаются угрозе, — это именно момент назначения и проведения судебно-психиатрической экспертизы по политически мотивированным уголовным делам. Следователи по поводу и без назначают экспертизы (им это выгодно и удобно), суды безвольно подчиняются, традиционно уклоняясь от возложения на себя ответственности (хотя именно они и должны судить и оценивать), и при таких обстоятельствах отсутствие единого мнения внутри психиатрического сообщества, по сути, является единственной гарантией отсутствия карательной психиатрии.

У российской психиатрии сохраняется масса проблем. У нее тяжелая советская наследственность, и, между прочим, один из авторов скандально известного диагноза «вялотекущая шизофрения», которым на самом деле является шизоидное расстройство личности (вообще не являющееся заболеванием в мире и по классификации ВОЗ), до сих пор ставит этот диагноз своим пациентам. Существует гигантский разброс в практике и стандартах диагностики и лечения от региона к региону — и этот разброс до сих пор не объяснили даже сами психиатры. Имеется явный и очевидный провал в назначаемых препаратах, отечественная психиатрия сильно запаздывает в поколениях препаратов, пациентам часто назначаются устаревшие с сильными побочными эффектами.

Российская психиатрия абсолютно непрозрачна, вертикально интегрирована, пациент, как правило, не имеет возможности лечиться у своего врача, а если находится на стационаре, то часто не имеет возможности даже с ним консультироваться. В стране полностью отсутствует негосударственная психиатрическая экспертиза, а судебная практика крайне дискриминационна в отношении пациентов. Однако текущую ситуацию даже близко нельзя сравнивать с советской практикой, в которой карательная психиатрия очевидно присутствовала. В современной России ее образ, скорее, используется силовиками как средство устрашения, чему способствуют все перечисленные выше проблемы в виде непрозрачности, вертикальной интегрированности и отсутствия состязательности.

Растущее давление следственных и судебных органов на сегодняшний день преодолевается сопротивлением психиатрического сообщества. И все же риски перехода от единичных случаев применения принудительной психиатрии по политическим делам к системному явлению сохраняются.

Дамир Гайнутдинов — кандидат юридических наук, правовой аналитик Международной правозащитной группы (МПГ) «Агора»; Павел Чиков — кандидат юридических наук, руководитель МПГ «Агора».

Политическая психиатрия в России

 

Метки: , , , , , , , , , , ,

ЕСПЧ ПРИСУДИЛ ПОМЕЩЕННОМУ В ПСИХБОЛЬНИЦУ ЖУРНАЛИСТУ 1,5 ТЫСЯЧИ ЕВРО

ЕСПЧ ПРИСУДИЛ ПОМЕЩЕННОМУ В ПСИХБОЛЬНИЦУ ЖУРНАЛИСТУ 1,5 ТЫСЯЧИ ЕВРО

Руслан Макаров психиатрия ЕСПЧЕвропейский суд по правам человека (ЕСПЧ) 11 октября обязал Россию выплатить журналисту Руслану Макарову компенсацию по делу о его принудительном помещении в психбольницу.

Суд признал нарушение права на свободу и личную неприкосновенность (ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод). Макарову присудили €500 компенсации морального вреда и €1 тыс. евро судебных издержек.
В своей жалобе в ЕСПЧ Макаров утверждал, что его двухнедельное принудительное пребывание в психбольнице в сентябре 2012 г. было связано исключительно с его критикой главы Республики Алтай Александра Бердникова. Также Макаров настаивал,что сыграло роль и то, что он подал к чиновнику иск в связи с разглашением врачебной тайны и вмешательством в частную жизнь, а также в суд с иском о защите чести и достоинства в отношении главы региона. Причиной стало то, что Бердников публично заявил о диагнозе журналиста. Однако после этого Макаров сам стал обвиняемым в угрозе убийством Александру Бердникову (часть 2 статьи 119 УК РФ), а позднее заключен под стражу. Его приговорили к году лишения свободы условно и принудительным мерам медицинского характера.
Это не первая судимость Макарова. До этого в отношении Макарова было возбуждено уголовное дело по обвинению в организации в 2004 г. серии взрывов в Москве с целью вымогательства у банка 13 млн руб. Суд приговорил его к 10-месячному лечению в психиатрической клинике.
История Макарова упоминается в последнем отчете правозащитной ассоциации «Агора» о карательной психиатрии. В докладе сказано, что У Макарова действительно имелось психическое расстройство. С февраля 2007 до мая 2008 г. он проходил принудительное лечение с диагнозом «шизотипическое расстройство личности», после чего врачи констатировали ремиссию, и он был переведен на амбулаторное наблюдение. Как указывает «Агора», эти сведения безусловно составляют врачебную тайну, а их получение и разглашение являются серьезным вмешательством в частную жизнь гражданина.

ЕСПЧ ПРИСУДИЛ ПОМЕЩЕННОМУ В ПСИХБОЛЬНИЦУ ЖУРНАЛИСТУ 1,5 ТЫСЯЧИ ЕВРО

 

Метки: , , , , ,

Обвинявшемуся в призывах к сепаратизму ухудшили условия содержания в психбольнице


Жителя Челябинска Алексея Морошкина, обвинявшегося в призывах к сепаратизму и отправленного на принудительное лечение в психиатрическую больницу, перевели в другое отделение, ухудшив условия содержания. Лечащего врача, которая ранее заявляла в суде о том, что Морошкин не нуждается в стационарном лечении, отстранили от ухода за ним. Об этом ОВД-Инфо рассказала мать Алексея Морошкина. По ее словам, в отделении, куда его неожиданно для нее перевели, находятся тяжело больные, возможность общения сведена на нет.

28 сентября в больнице было проведено медицинское освидетельствование Морошкина. По словам Татьяны Морошкиной, оно проходило в форме критики текста на сайте Правозащитного центра «Мемориал», в котором Морошкин признан политзаключенным.

Как рассказала Морошкина, врачи требуют, чтобы ее сын не признавал себя политзаключенным, а вместо этого признал себя тяжело больным и оформил группу инвалидности. Убежденность Морошкина в том, что он является политзаключенным, и отказ от группы инвалидности врачи объявляют симптомом заболевания — по их мнение, в этом проявляется отсутствие критического отношения к своему болезненному состоянию и представление опасности для окружающих.

Врачи просили Морошкина довести до правозащитников и матери информацию о том, что они не считаю его политическим деятелем и политзаключенным.

15 сентября Челябинский областной суд, выслушав лечащего врача, которая сказала, что Морошкин в стационарном лечении не нуждается, назначил повторное освидетельствование. На 12 октября назначено заседание в областном суде по жалобе на решение о продлении Морошкину срока принудительного лечения на полгода. По всей видимости, суд должен ознакомиться с результатами освидетельствования, проведенного 28 сентября, суть которого изложена выше со слов Татьяны Морошкиной.

Ранее главврач больницы, в которой находится Морошкин, был оштрафован за отказ в предоставлении адвокату информации о Морошкине.

Морошкин обвинялся в призывах к сепаратизму на основе постов в соцсети «ВКонтакте» о необходимости создания Уральской народной республики. После решения о принудительной психиатрической госпитализации дело было прекращено. Но на Морошкина было также заведено дело о вандализме в связи с обвинениями в покраске бюста Ленина в Челябинске в цвета украинского флага. В настоящее время дело находится на доследовании.

Обвинявшемуся в призывах к сепаратизму ухудшили условия содержания в психбольнице

 

Метки: , , , ,

Дело Алферьева. Как следователи разоблачают власть!


Алферьева увезли в Ульяновск, свитера и бинокли в неизвестном направлении.

Мы уже писали об уголовном преследовании корреспондента «Рабочей Демократии», левого активиста Данилы Алферьева. Напоминаем, Алферьев был обвинен по статье 282 ч. 1 (экстремизм, до 2-х лет лишения свободы). По версии следствия, Алферьев, выступив в 2014-году на митинге в Ульяновске, разжег ненависть к социальной
группе «власть».

Напоминаем, 22 августа 2016 года неизвестные похитили Данилу Алферьева из его московской квартиры.

Связь с Алферьевым была прервана, телефон не отвечал. Увезён Алферьев был на частной машине, без всяких опознавательных знаков. ОВД Зюзино, на территории которого проводилось задержание, Следственные комитеты
(и московский и ульяновский) отрицали присутствие у них задержанного.

Нашелся Данила Алферьев только на следующий день в СК Ульяновска. Следует отметить, что нашёлся не по доброй воле СК вообще или следователя Сергуниной в частности, а исключительно благодаря пронырливости корреспондентской группы «Рабочей Демократии», методично обегавшей все уголовные учреждения Ульяновска, и наконец, обнаружившей Алферьева под конвоем в коридоре СК.

Из СК Алферьев и был доставлен в суд. Следователь попросил заключить Алферьева под домашний арест, основание — он находился в розыске! Алферьев и его защитник заявили, что Алферьев уехал в Москву из Ульяновска ещё до возбуждения уголовного дела (кстати, дело было возбужденно далеко не сразу после выступления) и о следственных мероприятиях и о розыске просто не знал. Суд согласился с аргументами Алферьева, констатировав, что доказательств
о том, что Алферьев сознательно уклонялся от следствия, представлено не было.

К настоящему времени (14 сентября) стали известны еще некоторые странности данного дела, а именно:

После визита группы захвата на квартиру Алферьева пропали в неизвестном направлении не только Алферьев (на день), но и большая часть его туристического инвентаря (навсегда). Зимние свитера, бинокль и т.д. — всё это также исчезло в неизвестном направлении. Наверно, в оных свитерах и бинокле тоже ищут экстремизм. Интересно, что люди, «изъявшие» оные свитера и прочий инвентарь не затруднили себя оформлением соответствующей документацией. Впрочем, автор ещё ни разу не слышал о поисках экстремизма в туристическом оборудовании. Возможно, этот поиск и должен выглядеть именно так.
Впрочем, это еще не всё. В деле имеются и другие странности. А именно — как удалось выяснить адвокату, Алферьев был объявлен в розыск 14 июня. При этом следователь Сергунина ушла в отпуск тоже 14 июня. Как понимать? Сергунина так жаждала увидеть Алферьева, что занималась его поисками даже из отпуска? А может быть всё проще? — оформлением бумаг на розыск Алферьева занимались задним числом и малость «накосячили».

Пародия на речь. Пародия на экспертизу.

И о самом замечательном в этом деле — о проведённой в Саратове экспертизе «экстремистского» выступления Алферьева. Следует отметить, что эксперт должен проводить экспертизу в пределах своей компетенции (в Уголовно-процессуальном кодексе так написано, в законе об экспертной деятельности тоже).

Экспертизу выступления Алферьева проводили лингвист и психолог. Социолог в экспертизе не участвовал, тем не менее, понятием социальная группа (относящемуся к сфере компетенции социологов) оные лингвист и психолог манипулируют вполне вольно, не имея соответствующей квалификации.

Кроме этого непонятно, знали ли эксперты о том, что речь Алферьева была не оригиналом, а пародией. Пародией на выступление на митинге НОДовца г. Коваленко (кстати, деятельность Коваленко проверялась Прокуратурой и экстремизм в оной замечен не был). И что все экстремистские слова и обороты в духе «Владимир Владимирович (в тексте Данилы — Геннадий Андреевич), только приказ! Мы ждём, не дождёмся вашего «фас!»» были дословно (только с изменением имени адресата) перенесены Алферьевым в свою речь из речи НОДовца. Автор материала, конечно, не эксперт, но ему представляется, что без учета данного факта, экспертиза является, мягко говоря, немножко не полной.

Следователь с переменной общительностью.

И, наконец, о переменной общительности следователя. А именно, сразу после суда следователь Сергунина очень хотела общаться с Алферьевым, требовала от него подписать целую кипу бумаг. Алферьев отказывался общаться без адвоката (во время суда Алферьева защищал назначенный государством адвокат, на суде он представлял Алферьева вполне адекватно, но в СК уже не поехал). После этого Сергунина начала угрожать, что задержит Алферьева (несмотря на то, что суд постановил отпустить Алферьева под подписку о невыезде). Отстала Сергунина от Алферьева только после того, как в СК начали звонить корреспонденты «Рабочей Демократии».

Теперь же, после того как у Алферьева появился свой адвокат, общительность следовательши резко сошла на нет. Алферьева она в упор не видит и общаться с ним в присутствии адвоката отказывается. Алферьев и его защитник даже ходатайство подали, чтобы Данила допросили – не помогло.

Социальная группа по имени власть.

И наконец, о власти. Точнее, о социальной группе «власть», в разжигании ненависти к которой обвинен Алферьев. Посмотрим определение социальной группы в любом учебнике социологии или даже в Википедии. Мы увидим, что характеристиками социальной группы являются:
«общая (групповая) цель деятельности»;
«отождествление индивидом себя с данной группой через противопоставление «мы — другие» с установлением социальных границ и фильтров на «входе—выходе», а также через механизм социального контроля (цензы, коды, символы, кодексы и т.д.)»;
«освоение индивидом данной социальной позиции и формирование у него установок, стереотипов, присущих данной группе (стиль жизни данной группы, коллективные привычки, повседневные обыкновения)».
И т.д.
Таким образом, видим, что причислив власть к социальным группам, следствие официально признает корпоративно-клановую природу системы власти, а также наличие у власти своих групповых интересов. Подчеркиваю своих внутренних (!) групповых интересов. А то, что по закону и Конституции людей избирают и назначают во власть немножко не за этим… что по закону представители власти должны следовать не своим групповым, а общенародным интересам, целям и задачам…
В общем, с такими следователями никаких оппозиционных журналистов уже не надо, сами всё и расскажут и напишут — и про себя, и про социальную группу «власть» и даже ненависть к оной группе разожгут…

РРП-инфо

Дополнительная информация:
8-906-558-54-18 – Александр

 

Метки: ,

Александр Гартман. Без прав на экспертизу


20 августа 2016 года Александру Гартману на дом привезли две повестки — на его имя и на имя жены, где они вызывались в ОМВД «Красный Камень» по городу Киселёвску в качестве свидетелей. Каково же было удивление Гартмана, когда повестка, вручённая ему 20 августа в 8 вечера, обязывала его прийти в отделение полиции в этот же самый день в 17:00! Т.е. встреча в полиции должна была состояться ещё три часа назад до вручения повестки. Хорошо, что сотрудники, доставившие повестки, не успели уехать и смогли засвидетельствовать этот казус, чтобы впоследствии не пришлось отвечать за неявку самому Гартману.

Следующие повестки семье Гартман были вручены уже по всем правилам, встреча в полиции в качестве свидетелей была назначена теперь на 29 августа. В 15:00.

Дознаватель, майор полиции Ю. Тагильцева, отказалась ознакомить Гартмана с результатами проведённой ранее экспертизы по поводу мартовского обыска в его доме, когда в изолированной от дома кладовке были обнаружены 3 комплектующие от минометной головки, капсюль от шахтовых детонаторов, 24 патрона от мелкокалиберной винтовки, 10 патронов от пистолетов Макарова.

Обыск проходил 22 июня 2016 года, отпечатки пальцев Гартмана были взяты 8 июля, но ни результаты экспертизы, ни протоколы обыска до сих пор Гартману не предоставлены. Более того, дознаватель ОМВД Тагильцева уже не в первый раз отказывает Гартману в возможности ознакомления с этими документами, но уже вменяет ему 222 ст. УК. РФ («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов», максимальный срок лишения свободы до 4-х лет).

Александр Гартман отказался продолжать беседу в полиции, пока не получит доступ к протоколам обыска и результатам экспертизы, и потребовал разыскать и привлечь к уголовной ответственности лиц, которые подбросили ему оружие.

Здесь следует отметить, что Александр Гартман преследуется городскими властями за свою профсоюзную деятельность уже несколько лет. Ещё в 2004 году, благодаря профсоюзной активности, после организованной массовой голодовки шахтёров Кузбасса, Воркуты, шахтёрам удалось добиться незаконных снятий групп инвалидности. Но после этого начались преследования активистов, клевета в СМИ, прослушка телефонов, задержания, вызовы на беседы. Особенно пытались добыть показания у шахтёров, что Александр Гартман занимался вымогательством, загонял людей в профсоюзную организацию «Регрессник» насильно. Зачастили с обысками.

В 2008-м Гартману был подброшен пакет с обрезами и патроном, и, несмотря на то, что не удалось обнаружить даже отпечатков пальцев Гартмана, он получил 9 месяцев колонии.
В 2012-м году обнаружили детскую пиротехнику. Снова завели уголовное дело. Дело не продержалось и трёх месяцев, было закрыто, но властям всё-таки удалось добраться до Гартмана.
В марте 2013 года в результате уголовных преследований у него произошёл инфаркт миокарда, в августе была проведена сложнейшая операция с остановкой сердца, с переливанием крови. Но добиться привлечения к ответственности лиц, виновных в его преследовании, так и не удалось.

Александр Гартман и сейчас продолжает добиваться их наказания. И продолжает свою правозащитную деятельность. Возможно, по этим причинам и возобновились столь результативные обыски, чтобы остановить профсоюзного шахтёрского лидера.

РРП-информ — http://www.rwp.ru

Дополнительная информация:
8-913-404-31-51 — Александр Гартман
8-909-695-00-72 — Елена Сидоренкова

8.09.2016

====================================================================

Красная Пенза. Сайт коммунистов пензенской области.

 

Метки: , , ,

В Москве задержали активиста из Липецка: его обвиняют в дезертирстве


В Москве задержали гражданского активиста из Липецка Александра Огнева. Его обвиняют в дезертирстве, сообщает ОВД-Инфо.

Как передает агентство со ссылкой на слова активистки Елены Безруковой, которая присутствовала при задержании, в московскую квартиру, где находились активисты из Липецка, ворвалась полиция.

На Александра Огнева надели наручники и сообщили ему, что он находится в федеральном розыске по делу о дезертирстве из воинской части.

Кроме того, сообщается, что в ходе предварительного осмотра полиция обнаружила «некие вещества».

Безрукова рассказала, что ранее Огнев организовывал протестные митинги в Липецке и его неоднократно пытались призвать в армию, в частности, присылая ему повестки с требованием явиться в военкомат в день проведения мероприятия. В конце 2012 года его попытались насильно отправить в армию. «Один раз его позвали в Следственный комитет как раз по вопросу воинской службы, и когда он вышел оттуда, на него напали трое или четверо человек», — рассказала Безрукова. Это задержание происходило на ее глазах. По ее словам, после этого Огнева насильственно удерживали трое суток на призывном пункте. При этом никаких документов он не подписывал.

Огнев все же добился, чтобы его повезли в военную прокуратуру, где с ним встретились правозащитники и сама Безрукова, которая увидела у него следы побоев. По словам Безруковой, правозащитники объяснили активистам, что удержание Огнева было незаконным, поскольку он не подписывал документов. Из военной прокуратуры Огнева увезли на скорой. С тех пор на него было заведено уголовное дело.

Отмечается, что Александра Огнева должны повезти в военное следственное управление.

 

Метки: , , , , ,

Запись выступления пожилого депутата в Карелии признали экстремистской


Петрозаводский городской суд признал экстремистским ролик с выступлением на митинге депутата из карельского города Суоярви Владимира Заваркина, обвиняемого в призывах к сепаратизму, передает ТАСС.

«Признать размещенную в сети интернет видеозапись с заголовком «Владимир Заваркин — депутат Суоярви» материалом экстримистского характера и конфисковать видеозапись в месте ее обнаружения», — передает агентство слова судьи Ольги Ильичевой.

Кроме этого, суд причислил ролик к информации, распространение которой запрещено на территории России.

По словам представителя городской прокуратуры Эситы Мустаевой, ролик содержит публичные призывы к нарушению территориальной целостности России.

Прокуратура проанализировала комментарии к видео и пришла к однозначному выводу, что высказывания Заваркина воспринимаются как призыв к действию, уточнила она.

Напомним, ранее Заваркина обвинили в призывах к сепаратизму. Ему грозит до четырех лет лишения свободы. На митинге в мае 2015 года в Петрозаводске депутат выступил с речью, предложив в качестве реакции на бездействие властей провести в Карелии референдум по отделению от России. Заваркину около 60 лет. Он был избран депутатом как самовыдвиженец два года назад в 9-тысячном городе Суоярви, который раньше был центром лесодобычи, а теперь постепенно вымирает.

 

Метки: , , , , ,

Школьные войны: почему дирекции образовательных учреждений выживают лидеров профсоюзов


Российские учительские профсоюзы практически бессильны в борьбе с администрациями учебных заведений. Такой вывод сделала команда Общественного расследования «Физиономия произвола. Кто, как, зачем дискредитирует профсоюзных лидеров учителей?».

Профсоюзная пощечина

Чуть больше года назад в одном из мировых судов Москвы состоялось уникальное судебное заседание.

«Мы просим привлечь к уголовной ответственности Филиппенко Марину Витальевну по статье 116 части 1 за причинение физической боли Ездову Александру Анатольевичу. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах: 14 октября 2013 года примерно в 19 часов после окончания педагогического совета Филиппенко, находясь в помещении ГБОУ ЦО „Технологии обучения“, по адресу , на почве личных неприязненных отношений умышленно нанесла Ездову удар рукой в область щеки, причинив своими действиями физическую боль».

Марина Филиппенко -это учительница французского языка в московской школе для детей с ограниченными возможностями. Александр Ездов — директор учреждения, который обвинил учительницу в «причинении физической боли».

Кто же она, Марина Филиппенко? Вот выдержки из характеристики, которую представила администрация школы в суд:

«Раздражительный, конфликтный, крайне самоуверенный человек. Ей свойственна безапелляционная категоричность суждений и поступков. Вступает в споры с коллегами и школьной администрацией, ищет поводы для придирок и ссор. На профессиональные темы не общается, с профессиональными предложениями на заседаниях методических объединений и педагогических советах не выступает.

Склонна к вспышкам гнева, вплоть до открытой агрессии в адрес сотрудников школы и администрации. В общественной жизни школы не участвует, в решении сложных рабочих ситуаций в помощи коллегам категорически отказывает. Для достижения личных целей использует сомнительные средства, нарушающие личное пространство других людей…»

А вот выдержки из другой характеристики, которую представил суду настоятель храма свв. Космы и Дамиана (в Шубине) протоиерей отец Александр (Борисов):

«Филипенко Марина Витальевна является прихожанкой храма свв. Космы и Дамиана с 1992 года. Человек активной жизненной позиции, она соединяет глубокую духовную жизнь с деятельным участием в церковной жизни. Марина Витальевна работала в Воскресной школе храма, пользуясь заслуженной любовью у детей и признательностью родителей. Творчески искала новые интерактивные методики преподавания и усвоения материала. Марина Витальевна интеллигентный образованный человек, открытый миру и людям. В незанятое работой и служением время она перевела с французского языка ряд работ христианских авторов, важных для духовного становления личности. С 2000 по 2013 гг. трудилась в группе милосердия, помогавшей бездомным и нуждающимся гражданам пищей, одеждой, предметами гигиены и медикаментами. . В непростых случаях с напористыми и требовательными просителями обнаружила выдержку и сострадание, способность конструктивно разрешать провокационные ситуации…»

Откуда взялись эти две диаметрально противоположные характеристики?

Дело в том, что Марина Филиппенко является председателем профсоюза «Учитель» в школе, в которой она работала. (Сейчас в организации всего три человека.) Профсоюз был создан после того, как в образовательном центре стали внедрять новую систему оплаты труда. Профсоюз посчитал, что она несправедлива и позволяет администрации распоряжаться зарплатным фондом по своему усмотрению. Например, в соответствующем «Положении», которое разработало руководство школы, говорится, что учитель может получить за урок от 300 до 1350 рублей, при этом критерии начисления суммы непонятны. Также администрация ввела для своих сотрудников ежемесячные надбавки к окладу до 200 процентов. Благодаря всему этому, по информации профсоюза, администрация школы стала начислять некоторым учителям гораздо большую зарплату, чем всем остальным (подробнее см. здесь).

Борьба учительского профсоюза за прозрачные критерии начисления обернулась чередой скандалов: попыток администрации уйти от ответов на вопросы профсоюза, представлением прокуратуры о том, что новая система оплаты не соответствует законодательству, незаконным увольнением, а затем восстановлением Марины Филиппенко на работе по решению суда. Финалом стала пощечина. Ее Александр Ездов получил после педсовета, на котором нервы профсоюзного лидера не выдержали из-за унижений и нежелания администрации реагировать на предложения профсоюза.

История о том, как учительница школы дала пощечину директору, должна войти не только в историю российской судебной практики, но и в историю учительских профсоюзов. Стенограмма суда — это увлекательное и поучительное чтение. Суд оправдал Марину Филиппенко. Профсоюзная пощечина была в каком-то смысле узаконена. Однако учителю все же пришлось уйти из школы, но, при этом она остается председателем профкома.

Сомнительное взыскание

В этом же профсоюзе состоит другая учительница. Преподаватель истории, автор книг о прошлом Москвы Ирина Канторович, сестра Марины. Именно ее усилиями Драгомиловская прокуратура все же усмотрела признаки самоуправства в деятельности администрации. Материалы прокуратура направила в УВД района для решения по существу. Профсоюзу «Учитель» пришлось добиваться справедливости два года. Эта уникальная история свидетельствует, что ценой потерь и побед даже крохотный профсоюз может многое

Кроме того, Ирина Канторович пытается бороться с «присутственным» днем.

В последние пару лет во многих российских школах ввели обязательные присутственные часы — 36 часов в неделю для работающих на ставку, — рассказывает Ирина Канторович. — Работа учителя состоит из нормированной части — это уроки, и именно по количеству уроков, по «нагрузке» формируется заработная плата. И ненормированной — это участие в методических совещаниях, родительских собраниях, подготовка к урокам, проверка тетрадей и т. п. Так вот, во многих образовательных учреждения, из-за того, что современное законодательство не прописывает четко ненормируемую часть рабочего времени, администрация считает возможным обязывать учителя присутствовать в школе в тот день, когда у него нет уроков. Например, Ирине за отсутствие в школе в «методический день» руководство вынесло дисциплинарное взыскание.

Ирина активно занялась этой проблемой и обнаружила на тематических форумах, что в подобные ситуации попадают многие работники образования по всей стране. Оказалось, что некоторые активные учителя уже борются с этой системой. Так, преподаватели Лисинского лесного колледжа Ленинградской области обратились по этому поводу в Минобрнауки. В официальном ответе сказано: «Дни недели свободные для педагогических работников, ведущих преподавательскую работу, от проведения учебных занятий по расписанию, а также от выполнения иных обязанностей, регулируемых графиками и планами работы, преподаватель может использовать по своему усмотрению для повышения квалификации, самообразования, подготовки к занятиям и т. п., то есть не присутствовать в образовательной организации».

Узнав об этом письме, Ирина решила обжаловать свое дисциплинарное взыскание, обратилась в суд, но проиграла.

Несмотря на то, что в этой ситуации преподаватель потерпела поражение, ее история все равно воодушевляет. Оказывается, профсоюзы худо-бедно, но пытаются отстаивать права учителей в условиях жесткой конфронтации с руководством учебных заведений.

Но такие профсоюзы на грани исчезновения.

«Стимулирующие» для директора

В 2014 году в Бийском государственном колледже (Алтайский край) администрация начала гонения на независимый профсоюз. Сначала под увольнения были подведены ряд профсоюзных активистов из технического персонала. Затем мишенью администрации колледжа стал председатель профкома, преподаватель информатики Виктор Шляпин. Лидер профсоюзов, до того не имевший взысканий, стал систематическим нарушителем трудовой дисциплины. Причем методы, к которым прибегала администрация, иначе как мелочными, назвать нельзя. Рассказывает Виктор Шляпин:

«Проводил учебную практику. Ни в расписании, ни в замене к расписанию группа не была привязана к номеру пары — преподаватели сами назначают время начала практики. Главное, чтобы выдерживалась общая продолжительность занятия. Я назначил для группы время начала 8:30. Прихожу в 8:15. На вахте уже ждет замдиректора Гущина Л.Н. с претензией, что звонок был на пару в 8:00 и я опоздал на 15 минут».

Из-за этой истории учителю сняли все стимулирующие надбавки к зарплате: за классное руководство, за качество и результативность работы.

Чем же руководству школы так не угодил Шляпин? По словам учителя, незадолго до этих «гонений», он, как глава профсоюзной организации обратил внимание на финансовые злоупотребления со стороны директора и некоторых его подчиненных, которые выписывали себе премии из фонда, предназначенного исключительно на стимулирование преподавателей. Жалоба профсоюза в Управление образование Алтайского края последствий для директора не имела, но, видимо, этот случай стал основанием для мести.

Тем не менее, по обращению профсоюза провел проверку городской отдел по борьбе с экономическими преступлениями МВД. Сотрудники ОБЭП подтвердили, что в то время как работникам сократили почти половину зарплаты под видом перерасхода фонда оплаты труда, директор и его замы назначали себе «стимулирующие» выплаты, по размеру почти равные зарплате рядовых работников. Тем не менее, уголовного дела полиция по этому факту не возбудила.

Гонимый профсоюз

История Людмилы Новиковой из Подмосковья, председателя альтернативного профсоюза школы-интерната для детей с тяжелым нарушением речи, тоже как под копирку. Работает учителем истории с 2007 года. В 2009 была уволена, но в том же году решением суда восстановлена. В октябре 2013 года, чтобы противостоять действиям администрации школы, Людмила организовала альтернативный учительский профсоюз. Начались постоянные конфликты с руководством.

В январе 2014 года председателю профкома Людмиле Новиковой после обращений по ведению коллективных переговоров, в том числе, по поводу невыплаты положенных надбавок и распределения стимулирующих, была снижена педагогическая нагрузка без ее согласия в два раза. Другого члена профсоюза уволили. По словам Новиковой, профсоюз обратился в инспекцию по труду и с иском в суд. Оба суда выиграли. Уволенный учитель восстановлен в должности, а Новиковой вернули прежнюю нагрузку. Но администрация подала апелляцию, и областной суд, несмотря на определение инспекции по труду о нарушении трудовых прав и на решение суда, отменил это решение и вынес новое. Но профсоюз не намерен сдаваться, поскольку считает, что правда на их стороне.

Учительские профсоюзы малочисленны. Чтобы вступить даже в диалог с администрацией на финансовом поле, нужно мужество, время и умение разбираться в законодательстве. Как только профком начинает требовать финансовой прозрачности, руководство берется за административные рычаги. Используются все способы, которые доступны верхушке: выговоры, увольнения, обман в ситуациях с заключением коллективного договора… При этом судебные инстанции и правоохранительные органы не всегда встают на сторону профсоюзных лидеров даже при очевидной правоте профсоюзов.

Причины внутришкольной конфликтности лежат на поверхности. Это — непрозрачная оплата труда педагогов безо всяких критериев и оснований, рабочая нагрузка и нюансы трудовой дисциплины, в частности, вопрос — где «отрабатывать» методический день — в школе или библиотеке. А также финансовые злоупотребления руководства образовательных учреждений. Но — главная причина — заработки учителей. Практически во всех случаях, которые стали известны команде Общественного расследования, основой конфликтности служит непрозрачная и запутанная система распределения средств в образовательных учреждения. Кроме того, ее механизм осложняется субъективным фактором.

Вывод напрашивается сам собой. Вслед за содержанием образования (каким бы оно ни было) пора вносить поправки в механизм оплаты труда. И первое что нужно сделать, это представить образованию четкие и ясные для всех критерии, согласно которым должен быть оплачен труд преподавателя. Иначе администрации будут находиться в постоянном конфликте с профсоюзами.

Автор: Павел Гурский

 

Метки: , , ,