RSS

Архив метки: Примаков

Юрий Скуратов: шантаж Путина, Ельцина и Примакова

Юрий Скуратов: шантаж Путина, Ельцина и Примакова

С одной стороны, я надеюсь, что те потоки грязи, которые выливались на меня, все же меня не испачкали.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

Реклама
 

Метки: , , , , ,

Откуда взялась команда «питерских реформаторов» во главе с Чубайсом


Горбатый и питерские

Горбатый и питерские

В 1980 году умер Косыгин, но его зять Джермен Гвишиани (на сестре Гвишиани был женат Примаков), пользуясь поддержкой КГБ,  руководил, созданным им  ВНИИСИ, и в 1980 году в этот филиал Международного института прикладного системного анализа при Римском клубе был принят на работу будущий «молодой реформатор» Егор Гайдар.

В том же 1980 году в Ленинград был направлен Олег Калугин, который вместе с Александром Яковлевым стажировался в Колумбийском университете под руководством «бывшего» сотрудника УСС-ЦРУ Эдварда Баррета.

Калугин начал «стажировку» в Колумбийском университете ещё при Серове, когда тайные каналы связи с Америкой для КГБ были второстепенными, уступая английскому направлению, но после прихода в КГБ Андропова, ориентировавшегося на тайные контакты с США, Олег Калугин делает головокружительную карьеру.

В 1971 году, вернувшись из США, где он был заместителем резидента в Вашингтоне, Олег Данилович Калугин стал заместителем начальника Второй службы ПГУ, что означало повышение сразу на две ступени в иерархии центрального аппарата разведки, в 1973 году стал начальником Управления внешней контрразведки Первого главного управления КГБ СССР, сделавшись самым молодым из руководителей КГБ соответствующего уровня, а в 1974 году 40-летний Калугин получил звание генерал-майора, став самым молодым генералом в КГБ.

Такие карьерные скачки были обусловлены прежде всего покровительством со стороны лично Юрия Владимировича Андропова. В своей книге «Первое главное управление» О.Д. Калугин называет Ю.В. Андропова своим «ангелом-хранителем», и пишет, что между ними складывались «отношения отца и сына».

Бывший сослуживец О.Д. Калугина Александр Александрович Соколов в своей книге «Суперкрот ЦРУ в КГБ. 35 лет шпионажа генерала Олега Калугина» сообщает, что «ведущим» (то есть куратором агента) Калугина был сам директор ЦРУ Уильям Колби (1973-1976).

Если учесть, что в реальности действия Калугина не были шпионажем, а заключались в поддержании тайного канала связи между руководством КГБ и ЦРУ, то можно сделать вывод, что Калугин был «связным» между Андроповым и Колби, за что на него и посыпался золотой дождь из должностей, званий и наград.

По крайней мере, иных причин для столь существенных к нему милостей со стороны Андропова не просматривается — ничего выдающегося по части своих официальных служебных обязанностей Калугин не совершил.

Однако в ноябре 1979 года было принято решение о переводе генерала Калугина в Управление КГБ по городу Ленинграду и Ленинградской области на должность первого заместителя начальника Управления. К своим новым обязанностям Калугин приступил 2 января 1980 года.

Так называемая «ссылка» генерала Калугина в Ленинградское управление КГБ по явно надуманным поводам очень сильно напоминает аналогичную «ссылку» в Канаду его коллеги по Колумбийскому университету Александра Яковлева, которого в действительности послали для особо важного спецзадания — устанавливать тайные каналы связи с американцами и англичанами лично для Суслова и Брежнева, и никто, кроме этих двоих советских лидеров, не знал тогда об истинной роли Яковлева.

Генерала Калугина послали в Ленинград именно для выполнения какого-то особо важного задания, о котором не знал никто, кроме Андропова? Учитывая, что директор ЦРУ Уильям Колби, с которым поддерживал связь Калугин, в 1976 году ушёл в отставку, и со следующими директорами ЦРУ «связными» были уже другие сотрудники, Олегу Даниловичу можно было теперь поручить новое, очень ответственное дело деликатного свойства.

Очень похоже на то, что его задание было связано с подготовкой «перестройки» в СССР.

По крайней мере, имеются крайне любопытные и многозначительные совпадения между приездом в Ленинград Олега Даниловича Калугина и становлением ленинградской группы «молодых реформаторов» во главе с Анатолием Борисовичем Чубайсом.

А.Б. Чубайс считается одним из организаторов рыночных реформ и главным организатором процесса приватизации 1990-х годов (в 1992-1994 годах Чубайс являлся заместителем председателя Правительства и председателем Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом (Госкомимущество), в 1994-1996 и 1997-1998 годах — первым заместителем председателя Правительства РФ, в 1996-1997 годах — руководителем Администрации Президента РФ).

Откуда взялась команда «питерских реформаторов» во главе с Чубайсом?

В том, что КГБ мог узнать про вольнодумные разговоры молодого экономиста Чубайса и его друзей о необходимости экономических реформ, сомневаться не приходится. В каждом советском вузе был «первый отдел», где трудились товарищи из КГБ, и помимо первого отдела были специально прикомандированные товарищи из действующего резерва КГБ для наблюдения за состоянием умов преподавателей и студентов (пример: подполковник КГБ из действующего резерва Владимир Владимирович Путин, прикомандированный в 1990 году к Ленинградскому государственному университету).

Плотность агентуры среди студенческо-преподавательского состава позволяла своевременно выявлять антисоветские настроения и реагировать на них надлежащим образом. Анатолий Чубайс и его приятели обязательно «огребли» бы по полной программе, если бы КГБ не был заинтересован в их деятельности.

Следует учитывать, что в 1979 году КГБ уже вовсю готовился к «перестройке», с 1976 года в Москве уже действовал центр подготовки будущих экономистов-реформаторов (ВНИИСИ), поэтому ленинградским экономистам за антисоветские разговоры ничего не было.

А дальше начались такие странности, которые наводят на мысль, что КГБ не просто «закрыл глаза» на деятельность ленинградских молодых экономистов, но и начал опекать их, всячески помогать им в реформаторских изысканиях. Ведь советская экономика — это очень сложная система, и реформаторов требуется много, одного ВНИИСИ для их подготовки не хватит, а тут как раз в Ленинграде подходящие кадры сами объявились. Им надо только помочь.

В октябре 1979 в Ленинграде группа молодых экономистов во главе с Анатолием Чубайсом начинает заниматься обсуждением реформирования советской экономики, а в ноябре 1979 года принимается решение о переводе в Ленинград особо доверенного человека Андропова — генерала Олега Калугина. Для чего? Для организации работы по воспитанию будущих реформаторов?

В 1980 году Чубайс и его друзья вступили в Совет молодых учёных Ленинградского инженерно-экономического института, а в 1981 году Чубайс этот Совет возглавил, и стал подыскивать молодых экономистов из других ленинградских вузов для участия в обсуждении экономических проблем. Под крышей Совета молодых учёных образовался своеобразный «экономический кружок», стали совершенно открыто проводиться семинары, на которых обсуждалось «как улучшить хозяйственный механизм социализма».

Однако слово «социализм» в данном случае было чисто ритуальным — ни о каком социализме ленинградские молодые экономисты в реальности не говорили (несмотря на то, что Чубайс в 1980 году стал членом партии). Как сообщил в интервью журналу «Континент» (2007, №134) один из участников чубайсовского кружка Андрей Илларионов, «Это был круг людей, говоривших не на жаргоне марксистско-ленинских политэкономов, а на профессиональном экономическом языке».

Во главе Ленинграда стоял Григорий Васильевич Романов, не признававший никакого инакомыслия, и уделявший особое внимание борьбе с диссидентами, лично занимаясь соответствующими вопросами.

И вот в таких условиях при одном из ленинградских вузов совершенно открыто функционирует диссидентский кружок с экономическим уклоном!

Никаких логических объяснений этому феномену нет, кроме одного — кружок Чубайса был неприкосновенным по той причине, что его «крышевал» и защищал кто-то из руководителей ленинградского КГБ. Например, первый зам. начальника Ленинградского Управления КГБ Олег Данилович Калугин — в годы «перестройки» он прославился как «первый демократ из КГБ».

И наконец, самое главное: когда Андропов стал Генеральным секретарём ЦК КПСС, в самом конце его правления Чубайса совместно с Гайдаром включили в группу экономистов, которые в составе специальной комиссии Политбюро (Комиссия Тихонова-Рыжкова) готовили проект реформирования советской экономики!

Вот так! Чудеса не только в сказках бывают, но и в реальной советской действительности. Несколько лет Чубайс диссидентствовал, а потом вдруг этого экономического диссидента не кто-нибудь, а целая Комиссия Политбюро привлекла для разработки планов экономической «перестройки».

Самый интересный вопрос, который в связи с этим возникает: откуда вообще Политбюро узнало про молодого Чубайса, который был всего лишь рядовым членом КПСС?

Возможно, товарищ Андропов получал хорошие отзывы о ленинградских «молодых экономистах» от своего доверенного лица товарища Калугина. Что бы там в постсоветское время ни говорили Гайдар и Чубайс о своём якобы случайном знакомстве, попасть в секретную Комиссию Политбюро в обход КГБ было абсолютно невозможно.

Об этой Комиссии, в которой по заданию Андропова «молодые реформаторы» Гайдар и Чубайс готовили конкретные меры для перестройки экономики СССР, расскажем более подробно через одну главу. А пока несколько важных дополнений по теме КГБ и будущих реформ.

Во второй половине 1980-х годов куратором от КГБ у команды «молодых реформаторов», возглавляемой Гайдаром и Чубайсом, был молодой офицер КГБ Сергей Владиславович Кугушев. Именно он свёл эту команду «молодых реформаторов» с Борисом Николаевичем Ельциным, о чём подробнее будет рассказано в дальнейшем.

В книге «Третий проект», написанной в соавторстве с Максимом Калашниковым, Сергей Кугушев сообщает, что «В конце 1970-х годов Андропов из особо приближенных лиц создал замкнутую, своего рода тайную организацию внутри КГБ СССР по образцу то ли оруэлловского Братства, то ли на манер народовольческого подполья, то ли в духе масонской ложи. Сам он общался всего с несколькими избранными, ближайшими соратниками. Они, в свою очередь, имели по пяти-семи «завербованных» каждый. Те же, в свою очередь, становились главами своих пятерок. И так далее. Получалась пирамидальная иерархическая структура, разбитая на пятерки, незнакомые между собой. Взаимодействие шло только через руководителей некоей «ложи» внутри уже аморфной компартии и постепенно костенеющего Комитета госбезопасности».

Андропов создал нечто вроде мафиозной структуры или тайного общества внутри КГБ. Цель Андропова, по словам Кугушева, заключалась в том, чтобы «провести конвергенцию, интегрировать Россию в Запад на выгодных нам условиях». Это — одно из многих подтверждений того, что горбачёвская «перестройка» была задумана в недрах КГБ, а Михаил Сергеевич Горбачёв был простым исполнителем этих замыслов.

Сергей Кугушев — не единственный известный контакт Чубайса в КГБ.

В 1992-1996 годах Анатолий Борисович Чубайс в качестве председателя Госкомимущества, заместителя и первого заместителя председателя Правительства РФ осуществлял только общее руководство процессом приватизации государственной собственности.

А вот непосредственным управлением сделками по продаже приватизируемой госсобственности занималось специализированное государственное учреждение — Российский фонд федерального имущества (РФФИ). Значимость этой конторы мало кем осознаётся, а ведь важно не только решить, какой объект продать, но и кому его продать. РФФИ мог проводить приватизационные сделки таким образом, чтобы собственность досталась не всяким посторонним, а именно нужным людям.

В 1992-2008 годах советником председателя РФФИ, заместителем начальника, начальником управления экономической безопасности РФФИ работал бывший сотрудник Первого главного управления (внешней разведки) КГБ СССР Игорь Васильевич Корнеев. Но занимался он там не безопасностью, а совсем другими делами.

Бывший советский разведчик И.В. Корнеев в 1990-х — 2000-х годах постоянно делегировался как представитель РФФИ в советы директоров множества приватизируемых предприятий, и непосредственно рулил процессом их приватизации (от этого, между прочим, зависело, кому конкретно достанется собственность). Как только приватизация данного предприятия полностью завершалась, Корнеев переходил как представитель Российского фонда федерального имущества в совет директоров другого предприятия, и обеспечивал приватизацию там, и так в течение полутора десятилетий.

В справке Службы безопасности Президента РФ на Анатолия Борисовича Чубайса, составленной в 1994 году, Игорь Васильевич Корнеев назван как «представитель Чубайса». Но в реальности не Корнеев был представителем Чубайса, а скорее Чубайс был представителем Корнеева. Как видно по датам, Корнеев работал и при Чубайсе, и после его ухода, при всех многочисленных председателях РФФИ, председателях Госкомимущества, зампредах Правительства РФ по приватизации, которые уходили и приходили, сменяя друг друга в 1990-е — 2000-е годы. Они уходили и приходили, а Корнеев оставался. Так кто же там были марионетки, а кто — кукловод?

В 1992-1995 годах советником и пресс-секретарём Чубайса являлся Аркадий Вячеславович Евстафьев, окончивший в 1986 году Высшую школу КГБ СССР им. Ф.Э. Дзержинского, с 1990 года он находился в действующем резерве и был прикомандирован к Министерству иностранных дел СССР.

Итак, в 1992-1995 годах Аркадий Евстафьев формально числился советником и пресс-секретарём Анатолия Чубайса. Но это формально. А реальный его статус был гораздо выше, о чём свидетельствует следующий случай:

В 1996 году Аркадий Евстафьев являлся членом предвыборного штаба Б.Н. Ельцина, и 19 июня 1996 года он был задержан сотрудниками Службы безопасности Президента (СБП) при выносе из «Белого дома» коробки из-под ксерокса, в которой лежали 538 тысяч долларов. 20 июня 1996 года приказавший задержать Евстафьева начальник СБП А.В. Коржаков был уволен.

Это заставляет предположить, что реальный статус Аркадия Евстафьева в неформальной иерархии бывших сотрудников КГБ был в то время никак не ниже, чем у Коржакова, и задержания этого бывшего офицера КГБ начальнику ельцинской охраны не простили.

Когда говорят о деятельности А.Б. Чубайса в 1990-е годы, о проведении им «грабительской приватизации» и т.д., следует учитывать, что он действовал по советам выпускника Высшей школы КГБ СССР А.В. Евстафьева, который был настолько значительным человеком, что из-за него Президенту России пришлось отказаться от своего самого верного соратника.

Скорее всего, Аркадий Евстафьев был столь значителен не сам по себе (всё-таки он был в ту пору ещё довольно молодым человеком — 1960 года рождения). Интересно, что в тот период начальником одного из управлений Службы внешней разведки России (созданной на основе Первого главного управления КГБ СССР, где раньше работал «представитель Чубайса» в Российском фонде федерального имущества Игорь Корнеев) был генерал-лейтенант Геннадий Михайлович Евстафьев. Не был ли Аркадий Вячеславович Евстафьев племянником или дальним родственником Геннадия Михайловича Евстафьева?

Кроме того, Аркадий Евстафьев мог быть «связным» с той организацией, о которой сообщил Сергей Кугушев — тайной организацией, созданной Андроповым внутри КГБ. Андропов умер, но эта структура ведь никуда не делась, и существует до сих пор.

Сам Кугушев в книге «Третий проект» делает только намёки на дальнейшую судьбу тайной организации Андропова:

Тайная сеть Андропова по причинам, известным только ей, пришла к выводу о том, что в Текущей реальности заключить сделку с реальными хозяевами мира на достойных для Советского Союза условиях не удастся. Поэтому главные усилия должны быть направлены не на сохранение, не на спасение страны, а на сохранение сети, на перекачку в нее наиболее важных ресурсов, на выведение ее из под возможных ударов и рисков.

На скорейшее распространение ее на наиболее перспективные и значимые центры единого победившего Западного мира. Для этого допускалось разграбление собственной страны. С этого момента спасение Империи и ее обломка, РФ, перестало быть целью для тайной андроповской структуры. Более того, контролируемый «сверху» распад СССР и демонтаж основных институтов стали питательной основой для закачки ресурсов в сеть. Вы вспомните, как крупные чины КГБ СССР стали уходить в олигархические структуры ельцинской России. Вспомните знаменитого Филиппа Бобкова в «Мосте» Владимира Гусинского, например.

Кризис и последующая катастрофа скрыли от общества масштабы и эффективность этой работы, позволили провести ее незаметно, предотвратили возможное организованное сопротивление уводу из общества и народного хозяйства огромных финансов и инвестиционных ресурсов…

Еще один вопрос мучает нас: какова была первоначальная идеология андроповской сети, и что с ней стало с течением времени?

Ради чего была осуществлена одна из крупнейших в истории операций по переброске крупномасштабных государственных средств сначала за рубеж, а потом и в избранные центры «олигархов» – финансово-промышленной власти внутри страны?

От ответа на этот вопрос зависит многое – и наше ближайшее будущее, и перспективы конкретных политиков, и очертания тех сил, которые выйдут на политическую сцену России в ближайшие годы.

Входил ли генерал Калугин в эту андроповскую «сеть»?
Олег Калугин в 1973-1979 годах был начальником управления внешней контрразведки ПГУ КГБ, а после 1979 года — главным куратором над Чубайсом и его «экономическим кружком».

И в тот же период, когда внешней контрразведкой руководил Калугин, по линии внешней контрразведки в ПГУ КГБ работал и Геннадий Евстафьев, будущий генерал и предполагаемый родственник советника Чубайса, выпускника Высшей школы КГБ СССР Аркадия Евстафьева. Такие вот совпадения. Сначала главным кукловодом Чубайса фактически был Калугин, а затем — бывший подчинённый Калугина.
Из книги О.Д. Калугина «Прощай, Лубянка!» встречаются такие фразы: «я не скрывал своих симпатий … к Ф. Бобкову», «Вечером позвонил Филиппу Бобкову, назначенному первым заместителем Председателя КГБ, и попросился на прием. Он принял меня на следующий день. В длительной дружеской беседе…». Учитывая, что Ф.Д. Бобков, являясь начальником 5-го Управления, был одним из фактических создателей диссидентского движения в СССР, его приятельские отношения с О.Д. Калугиным наводят на размышления (вспомним поход Калугина в сауну с неким диссидентом).

Похоже на то, что андроповская «тайная сеть» состояла в основном из сотрудников ПГУ (внешней разведки) и 5-го Управления — именно эти структуры в КГБ и стали движущими силами в подготовке «перестройки».
Кроме того, Олег Калугин в указанной книге также пишет о своих дружеских отношениях с востоковедом Евгением Примаковым, который в 1991 году стал первым заместителем председателя КГБ и начальником Первого главного управления КГБ СССР, в 1991-1996 годах был директором Службы внешней разведки РФ (то есть, непосредственным начальником Г.М. Евстафьева в тот период). Вряд ли востоковеда назначили начальником разведки просто так, ни с того ни с сего. В разведку посторонних не берут.
В 1956-1970 годах Евгений Максимович Примаков официально работал журналистом, сначала в Гостелерадио, затем в газете «Правда», и очень много ездил по странам Ближнего Востока.

 

Олег Калугин в 1960-1964 годах работал в США под видом журналиста — корреспондента Московского радио. Другой известный разведчик, генерал-майор Юрий Георгиевич Кобаладзе, в 1977-1984 годах находился в Великобритании под видом корреспондента Гостелерадио. Будущий директор Службы внешней разведки России (1996-2000) генерал армии Вячеслав Иванович Трубников в 1971-1977 годах занимался разведывательной деятельностью в Индии и Бангладеш под видом корреспондента Агентства печати «Новости».

 

Евгений Примаков был таким же «журналистом», как Олег Калугин, Юрий Кобаладзе, Вячеслав Трубников, Станислав Левченко, и другие их коллеги. И поэтому со временем возглавил сначала советскую, а затем и российскую разведку. А затем Б.Н. Ельцин, который, как будет подробнее рассказано в дальнейшем, сам был выдвиженцем Ю.В. Андропова, назначил Е.М. Примакова министром иностранных дел (1996-1998), а затем и председателем Правительства России (1998-1999).

Возвращаясь к Анатолию Чубайсу, надо сказать, что его образ как главного виновника «грабительской приватизации» очень сильно раздут средствами массовой информации, да и самим Ельциным — вспомните его знаменитую фразу «Во всём виноват Чубайс».

Просто Анатолий Борисович по своим внешним данным напоминал классический образ плохого мальчика из российского фольклора («рыжий-рыжий, конопатый, убил дедушку лопатой»), и его оказалось очень удобно представить как виноватого во всех бедах России. А в действительности он добросовестно выполнял указания настоящих организаторов «перестройки», и помимо Аркадия Евстафьева, могли быть и другие «связные», которых с коробкой из-под ксерокса никто не задерживал, и поэтому публике они до сих пор не известны.

Внутри ельцинского плана было некое неочевидное спецначинание, согласно которому главные издержки по осуществлению развала СССР и демонтажу советизма надо переложить на либерально-демократические круги. Что сначала эти круги надо дискредитировать, причем тотально, а потом на сцену должна выйти другая группа».

Так в итоге и произошло. Сначала в 1990-е годы «либералы» разваливали всё что можно, а в 2000-е пришли «державники», которым разваливать уже ничего не надо было — «всё развалено до нас». А если приглядеться, что у тех, что у этих, есть одна общая черта, одно общее происхождение — все они «питерские».
Помимо Анатолия Борисовича Чубайса, выдающимися деятелями в постсоветский период стали и некоторые другие «молодые экономисты» из чубайсовского кружка, образовавшегося после приезда в Ленинград Олега Даниловича Калугина:

— Кудрин Алексей Леонидович, в 1996-1997 годах — заместитель руководителя Администрации Президента РФ — начальник Главного контрольного управления Президента, в 2000-2011 годах — заместитель председателя Правительства и министр финансов РФ;

— Кох Альфред Рейнгольдович, в 1993-1996 годах — заместитель, первый заместитель председателя Государственного комитета по управлению имуществом, в 1996-1997 годах — председатель Госкомимущества, заместитель председателя Правительства РФ, в 2000-2001 годах — директор холдинга «Газпром-Медиа»;

— Игнатьев Сергей Михайлович, в 1991-1992 годах — заместитель министра экономики и финансов России, в 1992-1993 — заместитель председателя Центрального банка, в 1993-1996 — заместитель министра экономики, в 1996-1997 — помощник президента России по экономическим вопросам, в 1997-2002 — первый заместитель министра финансов, с 2002 года — председатель Центрального банка РФ и одновременно председатель наблюдательного совета Сбербанка России;

— Илларионов Андрей Николаевич, в 1993-1994 годах — руководитель группы анализа и планирования при председателе Правительства РФ, в 2000-2005 — советник Президента Российской Федерации;

— Дмитриева Оксана Генриховна, в 1998 году — министр труда и социального развития РФ, с 2007 года — первый заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Государственной Думе РФ;

— Мордашов Алексей Александрович, с 1996 года — генеральный директор ОАО «Северсталь».

Интересно, что под руководством генерала Калугина в 1980-1987 годах в системе органов КГБ по городу Ленинграду и Ленинградской области служили некоторые относительно молодые офицеры, ставшие впоследствии видными деятелями постсоветской демократической России:

— Бортников Александр Васильевич, с 2008 года — директор ФСБ России. В интервью газете «Совершенно секретно» (№ 5 (264), май 2011 года) Олег Калугин вспоминал о Бортникове: «это был очень способный, целеустремлённый сотрудник. Он всегда выделялся из общей массы офицеров госбезопасности своей работоспособностью. Его отличало умение нестандартно оценивать людей и события… Одним словом — человек на своём месте»;

— Голубев Валерий Александрович, с 2006 года — заместитель председателя правления ОАО «Газпром»;

— Иванов Виктор Петрович, в 2000-2004 годах — заместитель руководителя Администрации Президента РФ, в 2004-2008 годах — помощник Президента РФ, с 2008 года — директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков;

— Патрушев Николай Платонович, в 1998 году — заместитель руководителя Администрации Президента РФ — начальник Главного контрольного управления Президента, в 1999-2008 годах — директор ФСБ России, с 2008 года — секретарь Совета Безопасности РФ. В интервью журналу «Коммерсантъ Власть» (№12 (465), 02.04.2002) Олег Калугин вспоминал о Патрушеве: «первое повышение в своей жизни он получил от меня», «вместе на охоту ездили. Он и книжки любил читать, и музыкой интересовался. Современный такой парень по тем временам… И в общем, он мне нравился…»;

— Полтавченко Георгий Сергеевич, в 2000-2011 годах полномочный представитель Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе, с 2011 года — губернатор Санкт-Петербурга;

— Путин Владимир Владимирович (в Ленинградском УКГБ — до 1984 года), в 1997-1998 годах — заместитель руководителя Администрации Президента РФ — начальник Главного контрольного управления Президента, в мае-июле 1998 года — первый заместитель руководителя Администрации Президента, в 1998-1999 — директор ФСБ России, в 1999 и в 2008-2012 годах — председатель Правительства РФ, в 2000-2008 и с 2012 года — Президент Российской Федерации;

— Черкесов Виктор Васильевич, в 2003-2008 годах — директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

Что может означать служба вышеуказанных товарищей под руководством генерала Калугина? Может быть, и ничего не означает, просто совпадение, но очень интересное совпадение.

 

Метки: , , , , , , , , , ,

Обеление Примакова


Интересно послушать как ловко современные троцкисты обеляют (как всегда обгаживая Сталина-Берию 1-40) одну из главных фигур неотроцкистского перехвата власти и слива советского социализма в СССР 56-85 гг — ПРИМАКОВА.

Особо улыбнула заслуга Примакова перед ( внимание !!!!!) российским народным хозяйством в конце 90-х (вспомним тогдашний спектакль — «патриоты» примаков-маслюков разруливают дефолт либеральных киндеров).

Старый умный и хитрый андроповско-троцкистский бобер в тот момент тупо отыграл роль в успокаивающем горячие умы спектакле — «парламенские патриоты вот вот возьмут власть — зрителям не беспокоиться» . Последефолтное недовольство было слито. Уничтожение советских систем жизневоспроизводства и укрепление оккупационной матрицы рынка было продолжено.

Т.о. имидж честного и порядочного интеллигента (как и у его покровителя — андропова) ни сколько не отменяет его реальную сущность антикоммуниста и убийцы советского социализма … или проще по русски — продажной девки империализма проститутки транснационала.
———————-
Роль Примакова в сливе красного революционного движения в Арабском мире , в частности в сливе рев-коммунистов Турции и Ирана, в исламской революции 79 года в Иране, в Ирано-Иракском конфликте и обратном маркетинговом эффекте от ввода Сов-Войск в Афганистан 79 — тема отдельного и большого исследования.

 

Метки: , ,

О Примакове


Многие, из причисляющих себя к «левым» восхищаются данным деятелем. Хотя коммунистам он ни в коей мере не «свой». Мало кто сейчас вспоминает, что данный деятель свою политическую карьеру начал в команде Горбачёва и даже состоял в Президентском совете. То есть в процессе реставрации капитализма, проводившемся «сверху», он принимал непосредственное участие. Он всегда был сторонником «рыночных отношений», то есть капитализма, и с Ельциным и Ко расходился разве что в методах построения капиталистической экономики. Да, он был противником так называемого «неолиберализма», да, он выступал за «увеличение роли государства в экономике», но все это ни в коей мере не сближало его с коммунистами – принципиальными противниками отношений частной собственности.

В общем, панегирики в адрес Примакова со стороны части «левых» есть лишь свидетельство их абсолютной теоретической безграмотности. Они готовы фапать на кого-угодно, лишь бы тот был против либералов и США…

Примаков – буржуазный политик, который на протяжении всей своей политической карьеры верно служил классу капиталистов, реализовывал интересы данного класса как внутри страны, так и во внешней политике.

Никита Быстров

 

Метки: , , , ,

Еще один видный антисоветчик-перестроечник, получивший в оккупационном театре амплуа «государственника», отвалил к плохишам


Отпевание Евгения Примакова совершит патриарх Кирилл.
Отпевание Евгения Примакова состоится 29 июня в Новодевичьем монастыре. Чин отпевания совершит лично патриарх Московский и всея Руси Кирилл, об этом сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-секретарь предстоятеля диакона Александра Волкова.

— Святейший патриарх соболезнует родным и близким Евгения Максимовича, — заявил диакон Волков, напомнив, что патриарх знал покойного на протяжении многих лет и «с глубоким уважением относился к его трудам на благо России».

http://rusplt.ru/news/otpevanie-evgeniya-primakova-sovershit-patriarh-kirill-380382.html

 

Метки: , ,

Владислав Жуковский, Выступление Примакова – ультиматум либералам


В конце декабря Евгений Примаков, экс-председатель правительства России, обеспечивший вывод России из тупика «рыночных реформ» и преодоление кризиса 1998г., дал весьма знаковое интервью «Российской газете. По большому счёту, ничего принципиально нового и уж тем более революционного экс-глава СВР и ТПП не сказал. Он в очередной раз напомнил обществу и властям о провале ультралиберальной доктрины «Вашингтонского консенсуса», неадекватности оккупировавших финансово-экономический блок правительства «либеральных микки-маусов» и несовместимость проводимой правительством политики «честной приватизации» и «дерегулирования экономики» с совершенно правильными и актуальными планами по модернизации и развитию инноваций.

Другое дело, что сказанные Примаковым слова по-прежнему остаются крайне актуальными для России даже спустя много лет после того, как они были озвучены им впервые. Он совершенно верно указывает на катастрофические последствия антинаучной и откровенно вредительской деятельности «младореформаторов» в 1990-е годы и хроническое нежелание их сегодняшних последователей отказаться от проводимой в стране макроэкономической политики.

Как и положены настоящим сектантам (или мафиозной структуре?) доморощенные либералы, наотрез отказываются воспринимать объективную реальность и учиться на ошибках. Причём не только на чужих, но даже на своих собственных. Они с редким энтузиазмом втягивают Россию на убийственную колею 90-х и заставляют страну наступать теперь уже двумя ногами на те же самые грабли, на которые уже однажды встали 15-20 лет назад.

Примаков объясняет свой возврат к проблематике современного российского либерализма, который в отличие от западного варианта превратился в инструмент разрушения своей собственной страны, демонтажа суверенитета, уничтожения производственного и научно-технического потенциала, а также целенаправленного геноцида коренного населения. Он говорит об этом следующим образом: «Может быть, не стоило останавливаться на уже пережитом Россией прошлом, если бы не одно «но»: правые в современной России за редким исключением не только не выступают с критикой так называемых либералов 90-х, но, напротив, превозносят их».

По его мнению, «политика псевдолибералов потерпела полный провал — им принадлежало авторство дефолта в 1998 году, переросшего в экономический кризис, чуть не обрушивший Россию в пропасть. Политическим провалом псевдолибералов можно считать расстрел танками российского парламента в 1993 году». И именно они продолжают уничтожать страну сегодня – разрушили единую энергосистему, приватизировали ЖКХ, урезают финансирование социальной сферы и экономики, втягивают экономику в долговую петлю внешних займов, купили России билет на тонущий «титаник» ВТО, разрушают систему доступного и качественного образования, отказываются поддерживать внутреннего производителя и т.д.

Примаков напоминает, что «в начале 90-х годов псевдолибералы призывали государство вообще уйти из экономической жизни. Это привело к тому, что появилась группа лиц, присвоивших при антинародной приватизации природные богатства страны, ее экономический потенциал и претендовавших на власть в России. В результате российская экономика потеряла за 90-е годы больше, чем за время Второй мировой войны».

Государственное вмешательство

Совершенно верно Примаков говорит о необходимости возврата государства к исполнению своих конституционных обязанностей, без которых невозможно обеспечить нормальное развитие общества, повышение уровня жизни населения, создание новых рабочих мест и структурную перестройку экономики на новой технологической основе. Он напоминает, что «государственное регулирование в США достаточно развито по сей день. С этой целью создано множество федеральных служб. Важная роль отводится борьбе с монополизмом, поддержке малого бизнеса, соблюдению трудового законодательства, охране окружающей среды. Осуществляются государственные меры по регулированию банковской сферы».

То есть даже в цитадели либерализма и главном «разносчике демократии» у финансово-политических элит есть чёткое понимание того, что государство является одним из ключевых субъектов экономики, которое призвано не просто отстранённо наблюдать за ходом экономических процессов, но активно участвовать в формировании приоритетов развития, создавать стимулы развития частной инициативы в перспективных отраслях промышленности, оказывать поддержку наукоёмким производствам, ограничивать произвол монополий и перекупщиков. Всего этого в России как не было 10-15 лет назад, так и по большому счёту нет.

Российские либералы, для которых смысл государственного управления сводится к продвижению интересов глобального бизнеса и крупного олигархического капитала (как квинтэссенции частной собственности), воспринимают любую (и, прежде всего, созидательную) попытку государственного вмешательства в экономику в качестве проявления «экономического сатанизма» и попрания всех антинаучных догм политики «невмешательства». Другое дело, что в тех же самых странах «победившего капитализма» (США и ЕС), за аналогичные действия властей, точнее даже за само озвучивании такого рода тезисов, любой чиновник независимо от занимаемой им должности сел бы в тюрьму по статье «измена родине» и «вредительская деятельность».

По этому поводу Примаков замечает следующее: «Либеральные идеи и неолиберальные представления в России — не идентичные понятия. Российские неолибералы — и в этом, пожалуй, их основная ошибка — исходят из универсальности западных экономических теорий, игнорируют их эволюцию и, главное, не считаются с особенностями и степенью развития рыночных отношений в нашей стране. Выдающемуся русскому философу Н.А. Бердяеву принадлежит высказывание, которое совершенно справедливо можно распространить на нашу современность: «То, что на Западе было научной теорией, подлежащей критике, гипотезой или, во всяком случае, истиной относительной, частичной, не претендующей на всеобщность, у русских интеллигентов превращалось в догматику, во что-то вроде религиозного откровения».

С эти тезисом Примакова крайне рудно поспорить – либерализм в России уже давно превратился в антинаучную и откровенно иррациональную веру, своего рода секту, приверженность которой хорошо вознаграждается со стороны её остальных участников. Тем более, что за их плечами стоит глобальный бизнес и транснациональный капитал, которые и являются одновременно основными лоббистами и бенефициарами политики либерализации внешнеэкономических отношений, сворачивания программ государственной поддержки отечественных производителей, приватизации наиболее лакомых и высокорентабельных объектов государственной собственности, поддержания инвестиционного кризиса в экономике, коррупции и т.д.

Другое дело, что складывается такое ощущение, что Примаков, искренне верящий в светлое будущее России и надеющийся на приведение в чувства правящих властей, пытается в определённой степени выгородить руководство страны. По этому поводу он говорит следующее: «Определенная акцентировка принципов либерализма стала более заметной, чем ранее в выступлениях и действиях российского руководства. Но это не должно свидетельствовать — хочу особо отметить — о переходе на позиции неолиберализма».

Судя по всему, ситуация обстоит гораздо хуже, чем это пытается себе представить Примаков – власти страны взяли уверенный курс на приватизацию бюджетной сферы, повышение платности социальных услуг при одновременном снижении их качества, сокращение финансирования науки. Образования, медицины и ЖКХ, а также урезание государственной поддержки и без того хронически недофинансированной экономики.

Борьба кланов

Помимо прочего Примаков высказал свою позицию по вопросу усиливающегося противостояния властных группировок в Кремле и аппарате правительства по вопросу установления контроля над наиболее лакомыми кусками государственной собственности и наиболее высоко рентабельными секторами экономики. Экс-премьер министр России напомнил, что на заседании правительства Медведев назвал «абсолютно неправильным, когда государство в лице контролируемой им структуры приобретает профильные и непрофильные активы».

По большому счёту, ничего экстраординарного Примаков не сказал – просто выразил точку зрения вменяемого и патриотично настроенного политика, который прекрасно отдаёт себе отчёт, что без сохранения контроля над стратегически значимыми секторами экономики (включая нефтегазовый сектор, естественные монополии, транспортную инфраструктуру, ВПК, финансовый сектор и т.д.) Россия со своей деиндустриализированной экономикой трубы, деградирующим научно-техническим потенциалом демонтированными механизмами от действия глобального бизнеса (привет валютной либерализации и втягиванию на «титаник» ВТО) просто не сможет противостоят напору глобального бизнеса и колонизации со стороны транснационального капитала. И практически наверняка закрепит за собой статус «сырьевой колонии» и рынка сбыта для международных корпораций и ТНК.

Как и следовало ожидать, Евгений Примаков выступает на стороне группы так называемых силовиков, которые имеют весьма слабое отношение к России и подавляющей части населения, но в отличие от либералов, превратившихся в штурмовую пехоту и передовой заградотряд глобального бизнеса, призванный расчищать внутренний рынков и подавлять отечественного производителя для дальнейшей финансово-экономической колонизации со стороны ТНК, не готовых сдать за бесценок наиболее лакомые куски госсобственности в руки транснационального капитала.

Складывается такое ощущение, что доморощенные либеральные фундаменталисты готовы отдать за дарма (либо даже не за дарма – не важно, так как Центробанки стратегических конкурентов России только за период с 2007г. эмитировали более 5 трлн. долларов и вопрос цены за стратегические активы их не сильно интересует) хоть всю экономику ради получения легитимности со стороны ТНК и интеграции в мировую элиту.

Пускай даже на правах лакеев и «мальчиков для битья». В отличие от них, окружающие Путина силовики нацелены не только на материальное потребление и набивание своих карманов в оффшорных банках, но также на статусное потребление. Судя по всему, они хотят общаться в глобальным бизнесом и американскими финансово-политическими элитами на равных — им важно чувствовать власть и наслаждаться ею.

Именно по этой причине Примаков как бы вскольз упоминает о разгоревшемся конфликте между Игорем Сечиным, ставшим «серым кардиналов» российского нефтегазового комплекса (т.е. ключевого сектора экономики), и вице-премьером Аркадием Дворковичем, несмотря на свой высокий статус превратившимся в мальчика для битья и издёвок со стороны силовиков.

Он открыто раскритиковал демарш Дворковича и его обращение к Путину с предложением отдать в федеральный бюджет 150 миллиардов рублей, которые «Роснефтегаз» получит от BP за продажу акций «Роснефти». По мнению Примакова, «это совпало с решением правительства обязать госкомпании отдавать в казну 25 процентов прибыли в виде дивидендов. Многими экспертами все это рассматривается как реальные ограничители для инвестиционной деятельности государственных компаний».

Другими словами, Евгений Максимович продолжает придерживаться неоднократно высказыванной им точки зрения, что государство обязано сохранять контроль над стратегически значимыми секторами экономики, позволяющими извлекать колоссальные сверхприбыли от эксплуатации ренты (природно-сырьевой, инфраструктурной, монополистической и т.д.). И направлять полученные сверхдоходы на финансирование масштабных и капиталоёмких инвестиционных проектов, направленных на модернизацию экономики, развитие научно-технического потенциала, и развитие инфраструктуры.

Примаков прекрасно понимает, что есть сферы общественных отношений (так называемые «общественные блага»), на которые не распространяются рыночные отношения, но без которых в принципе невозможно нормальная жизнь граждан, развитие несырьевой промышленности, построение «экономики знаний» и прочие замечательные вещи. Либо издержки на финансирование такого рода проектов окажутся столь колоссальными, что попытки частного капитала окупить вложения сделают цены на их товары и услуги запретительно высокими (классический пример с частными дорогами в условиях отсутствия бесплатных аналогов приемлемого качества). Либо приход частного капитала в такого рода нерыночные сферы (зачастую отличающиеся высокой степенью монополизированности) рискует создать угрозу злоупотребления доминирующим положением (ЖКХ, энергетика, транспорт) или попытку нажиться на общественных бедах (ВПК и т.д.)

Усиление либералов

Более того, Примаков указал на произошедшее за последние годы усиление позиций либерального клана, сгруппировавшегося вокруг премьер-министра Дмитрия Медведева. Действительно, «с появлением бюджетного дефицита в годы кризиса неолибералы еще более ужесточили свои позиции по вопросам госинвестирования, государственного субсидирования также из средств, образующихся за счет высоких мировых цен на нефть и газ».

По его мнению, «большое значение имеет провозглашенная в Послании позиция Путина, корректирующая, по его словам, прежние договоренности. Констатировав, что уже сложилась подушка безопасности (около 9% ВВП), президент предложил начиная с 2013 года вкладывать часть Фонда национальной безопасности в российские ценные бумаги для реализации инфраструктурных проектов. Очевидно, это первый шаг навстречу призывам целого ряда российских экономистов. Хотелось бы надеяться, что последуют и другие шаги в этом направлении».

В принципе, идея здравая – и Примаков вполне резонно о ней напоминает. Другое дело, что совершенно непонятно, кто на самом деле управляет российской экономикой – президент? Или Минфин и Центральный Банк, которые, судя по проводимой ими политики изъятия денег из экономики и поддержания инвестиционного кризиса в наукоёмкой обрабатывающей промышленности, превратились в инструмент внешнего управления отечественной экономикой?

Возникает логичный вопрос – Чубайс, Кудрин, Игнатьев, Силуанов, Улюкаев, Сторчак, Моисеев и прочие «гайдаровцы» даны Путину сверху? Он не может от них избавиться? Кто-то более сильный и влиятельный не позволяет ему это сделать? Или президента всё устраивает и все последние заявления про модернизацию, инновации, возврат к суверенной финансово-экономической политике и необходимость финансирования структурных изменений являются лишь красивыми фигурами речи и предвыборным пиаром? Судя по тому, что никаких значимых изменений в проводимой в стране политике не происходит уже много лет, а коррумпированные чиновники продолжают сдавать финансово-экономический суверенитет и превращать страну в «сырьевую колонию» и финансовый придаток Запада, все попытки Примакова апеллировать к здравому смыслу президента окажутся пустой тратой времени.

Недопустимость приватизации бюджетной сферы

Совершенно верно Примаковым был подмечен тезис о недопустимости дальнейшей приватизации бюджетной сферы и повышения платности базовых социальных, образовательных и медицинских услуг, которые в результате людоедской монетизации льгот и приватизации бюджетной сферы, легитимизировавшей произвол жилищно-коммунальной мафии, стали непозволительной роскошью для 75% россиян, чьи душевые доходы не дотягивают до среднего показателя по России.

Он ссылается на недавнее интервью Генри Киссинджера издательству Handelsblatt, в котором серый кардинал американской политики, касаясь положения дел в Европейском союзе, сказал следующее: «Вот что меня беспокоит: я не уверен, что понимаю, как за счет жесточайшей экономии можно добиться экономического роста. И даже пусть в теории все правильно, но я боюсь, что если требования новых урезаний расходов возобладают, то политическая система может рухнуть еще до того, как весь процесс завершится». По мнению Примакова, этот «вывод весьма актуален и для России, которой крайне необходимо (это подчеркивается и в Послании) увеличение темпов, по сути удвоение, роста ВВП».

Примаков открыто заявляет: «Что касается России, то без государственного индикативного планирования (конечно, не директивного) вообще невозможно преодолеть отставание в жизненном уровне населения от развитых западных стран. А такое отставание, несомненно, существует. Имеет место и огромное неравенство в доходах. По данным, приведенным в октябре 2012 года в докладе Global Wealth Report, на долю 1% самых богатых россиян приходится 71% всех личных активов — в 2 раза больше, чем в США, Европе, Китае, в 4 раза больше, чем в Японии. 96 российских миллиардеров владеют 30% всех личных активов российских граждан. Этот показатель в 15 раз выше общемирового».

Это совершенно верное утверждение – эпоха ультралиберального загула и демонтаж государства в «кровавые 90-е» привели к чудовищной по своим масштабам имущественной поляризации общества. Они создали практически непреодолимую пропасть между 10% наиболее состоятельных россиян, сконцентрировавших в своих руках свыше 90% крупной собственности, 60% населения, относимых Институтом социологии РАН к бедным и нищим слоям общества.

Без решительного и, что самое главное, обдуманного и последовательного вмешательства государства в экономику и социальную сферу будет происходить дальнейшая концентрация капитала и, соответственно, власти в руках узкой группы лиц. Совершенно очевидно, что уже сегодня по масштабам и глубине имущественной пропасти Россия сопоставима с слаборазвитыми странами третьего мира и африканскими колониями транснационального капитала, застрявших в состоянии средневековой архаики и феодальной системы отношений.

Уже сегодня разрыв в уровне доходов 10% наиболее состоятельных и наименее социально защищённых россиян достигает 16,3 раз. Однако, по оценкам академиков С.Глазьева, О.Богомолова, Р.Гринберга и В.Ивантера, а также В.Катасонова и М.Делягина, с учётом скрытых доходов от капитала и предпринимательской деятельности, а также неучитываемых официальной статистикой коррупционных прибылей, криминальных доходов и оффшорных активов, пропасть между бедными и богатыми достигает 50-70 раз. А, возможно, и все 100 раз. Совершенно очевидно, что с такой катастрофической имущественной поляризацией общества долго не живут – предельно допустимая оценка ООН, после которой резко существенно повышаются риски социальной нестабильности и недовольства властями, составляет порядка 10 раз.

Хуже всего то, что ситуация имеет тенденцию к ухудшению – за период 2000-2011гг. разрыв в уровне доходов 10% самых богатых и социально обездоленных россиян не только не снизился, но даже подскочил с 13,9 до 16,1 раз. Тогда как ещё в конце 1980-х годов значение децельного коэффициента не превышало 3,5-4 раз, что соответствует уровню экономически развитых стран Скандинавии с развитой системой социальной поддержки населения.

Неудивительно, что в последнее время наблюдается устойчивый рост недовольства населения проводимой социально-экономической политикой и властями, а 80% россиян считают себя обворованными в ходе фиктивных и противозаконных кредитно-залоговых аукционов середины 1990-х годов.

Не стоит приукрашивать либеральных сектантов

Примаков совершенно резонно замечает, что «один из начальных принципов неолиберализма заключается в том, что свободная игра экономических сил, а не государственное планирование обеспечивает социальную справедливость». И ещё верней подчёркивает, что «этот вывод не выдерживает столкновений с действительностью не только в России, но и в других странах».

Не желая сжигать мосты между либералами и силовиками, и те, и другие из которых работаю в интересах своего собственного кармана, оффшорных счетов и глобального бизнеса, он сохраняет политес и делает реверанс в сторону доморощенных «гайдаровцев». Примаков заявляет: «Наши неолибералы, конечно, не выступают против подъема жизненного уровня населения. Однако они не согласны с необходимостью широкого маневра в экономической политике, чтобы сделать больший упор на решение социальных задач».

Насколько можно судить, это была в чистом виде фигура речи, призванная не внести ещё больший раздор и в без того рассыпающееся на глазах правительства и расшатанную «властную вертикаль», скованную судорогой коррупции. Российские либералы, насколько можно судить, на полном серьёзе верят в то, что государство призвано служить не абстрактным национальным интересам и преумножать благосостояние населения, а вполне конкретным коммерческим интересам олигархического капитала и глобального бизнеса. И именно по этой причине российские «рыночные фундаменталисты» всеми силами стараются минимизировать расходы государства на социальные нужды и переложить бремя финансирования социальной сферы с государства и крупного бизнеса, захлёбывающихся от притока нефтедолларов, на плечи и без того бедного в своём подавляющем большинстве населения.

Либералы в силу своей веры в примат эффективности работают в интересах наиболее эффективной с коммерческой точки зрения части общества – бизнеса. А так как в условиях продвигаемой транснациональным капиталом финансовой глобализации наиболее рентабельной фракцией бизнеса является именно глобальный бизнес, то российские либералы служат именно ему – ТНК, международным банкам, ИТ-монополиям и т.д. И все свои усилия, в большинстве случае хорошо вознаграждаемые и осуществляемые на возмездной основе, направляют на максимизацию прибылей и минимизацию издержек транснационального капитала.

Было бы большой ошибкой считать, что российских «гайдаровцев», которые ради пополнения содержимого своего собственного кармана, продвижения интересов олигархов и выслуживания перед Западом в 1990-е годы целенаправленно реализовывали политику геноцида коренного населения и сдачи финансово-экономического суверенитета, интересуют проблемы имущественной дифференциации и нищеты. Насколько можно судить, они уже воспринимают Россию в качестве трофейного пространства, предназначенного для перекачивания природно-сырьевой ренты в оффшоры и перерабатывания населения в замки и яхты в фешенебельных странах, а государственную службу в качестве источника безнаказанного личного обогащения.

Те же самые либералы, которые сегодня стоят у руля финансово-экономическим блоком правительства и определяют вектор движения, ещё 15-20 лет назад занимались незаконной передачей государственных активов в руки приближенной к власти олигархии, разворовывали бюджет, выстраивали пирамиду ГКО-ОФЗ, разрушали промышленность и социальную сферу, сегодня либо сами руководят финансово-экономическим блоком (Игнатьев, Улюкаев и т.д.), либо формируют идеологию (Ясин, Чубайс и т.д.).

Также стоит упомянуть ссылку Примакова на недопустимость приватизации бюджетной сферы. «Не способствуют этому (сокращению имущественной пропасти) и распространение частнособственнической инициативы вширь — на здравоохранение, образовательные учреждения, на коммерциализацию науки с тем, чтобы она самофинансировалась. Разгосударствление во всех этих областях рассматривается неолибералами как магистральное направление развития России».

В настоящий момент практически у 70% россиян на долю расходов на ЖКХ, транспорт, продукты питания и медицинские услуги приходится от 60 до 80% расходной части бюджета. Взятый либеральными сектантами вектор на скрытую приватизацию бюджетной сферы и повышение платности социальных услуг выталкивает подавляющую часть россиян на обочину нормальной социальной жизни и оставляет без шансов на получение гарантированных Конституцией бесплатных и качественных услуг в сфере образования, здравоохранения и социальной поддержки.

Государство не ночной сторож, а регулятор экономики

Одновременно с этим экс-председатель правительства России, сумевший вывести Россию из кризиса 1998г. и дать стимул возрождению экономики после крушения пирамиды ГКО-ОФЗ, предупреждает правящие власти, что есть определённые границы, «красные линии», за которые ни при каких условиях нельзя выходить. «Переходить «красную линию» нельзя также по вопросам необходимости государственного, а не рыночного управления для изменения структуры экономики и перевода ее на инновационные рельсы. Уже сегодня ясно, что сам рынок в России здесь не преуспеет. Пока, однако, активного государственного вмешательства в этой сфере не наблюдается».

Более того, Примаков предлагает конкретное решение: «В России стало модным говорить о том, что нет национальной идеи, которая бы мобилизовала общество в его движении в будущее. Думаю, что такая идея есть — это объединение социально ориентированной политики и экономики с истинно либеральными ценностями, а не с неолиберальными представлениями и подходами».

По большому счёту, абстрагируясь от духовной составляющей вопроса и религиозной точки зрения, можно сказать, что предложенный Примаковым рецепт вывода России из «псевдолиберального» тупика и преодоления дефолта «экономики трубы» является вполне здравым и верным. Варианта ровно два – либо под руководством «либеральных сектантов» Россия продолжит скатываться в состояние феодальной раздробленности с примитивной структурой экономики и архаичным производством.

Либо стоящие у руля государством люди под страхом обвала России в системный кризис начнут исполнять свои служебные обязанности и откажутся от антинаучной либеральной риторики в пользу самостоятельной национально ориентированной социально-экономической политики возрождения финансово-экономического суверенитета, подъёма наукоёмких производств, структурной перестройки экономики, модернизации инфраструктуры и технологического перевооружения. Однако для этого необходимо чёткое понимание того, что в условия финансовой глобализации и обострения международной конкуренции (особенно по мере сползания мировой экономики в новую фазу кризиса) без активного вмешательства государства в экономику и оказания поддержки отечественным производителям Россия рискует окончательно превратиться в сырьевую колонию и рынок сбыта для транснациональных корпораций.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,