RSS

Архив метки: психиатрия

В Санкт-Петербурге открылась выставка «Психиатрия: индустрия смерти»


Гражданская комиссия по правам человека (ГКПЧ) 8 октября открыла в Санкт-Петербурге в Арт-центре «Перинные ряды» выставку «Психиатрия: индустрия смерти».

Выставка состоит из 14 секций, отображающих нарушения прав человека в психиатрии и представляющих высказывания профессиональных медиков, академиков, экспертов в области юриспруденции и прав человека, а также жертв психиатрических жестокостей. На экспозиции общей длиной 56 метров также представлена современная психиатрия как индустрия, движимая стремлением к наживе.

Вот некоторые из фактов, отображенные на панелях выставки: — Около 20 миллионов детей во всем мире принимают психотропные препараты, которые могут вызвать самоубийство, враждебность, насилие, манию, паралич, сердечные приступы, диабет и даже смерть.

— Во всем мире более 100 тысяч пациентов умирают каждый год в психиатрических учреждениях.

— В международном масштабе около 10 тысяч человек каждый год умирает от использования электрошока, когда используется напряжение в 460 вольт для прижигания участков мозга. Три четверти жертв электрошока — женщины.

Татьяна Мальчикова, президент Гражданской комиссии по правам человека, сказала на открытии экспозиции: «Мы призываем каждого посетителя лично разобраться со всеми шокирующими фактами, представленными на выставке, чтобы принять собственное решение. Психиатрия может коснуться жизни любого, независимо от возраста, социального статуса и вероисповедания.

Каждый должен быть вооружен данными о том, как их права могут быть нарушены в психиатрии, чтобы не стало слишком поздно».

Ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталья Евдокимова отметила, что особенно возмущают случаи помещения сирот в психбольницы в воспитательных целях, лишь потому, что они плохо себя ведут.

Нина Леванькова, кандидат педагогических наук, доцент кафедры социальной психологии СПБ гуманитарного университета говорила, что крайне поражена масштабом нарушений прав человека в психиатрии в настоящее время, что назначение психотропных препаратов, особенно детям, губительно, что надо использовать более гуманные способы коррекции психического состояния или нежелательного поведения, тем более что их существует довольно много.

ГКПЧ обращает внимание общественности на факты о злоупотреблениях в сфере душевного здоровья, которые замалчиваются.

Граждане имеют право знать, какую опасность может таить в себе психиатрическое вмешательство в их жизнь, что ежедневно в этих заведениях происходят нарушения прав человека, и что система психиатрии требует полной реорганизации.

Отметим, что около 70% граждан России помещаются в психиатрические заведения недобровольно (без их согласия).

Реклама
 

Метки: , , ,

Политзаключенный-националист Александр Белов о жизни в бывшем оплоте карательной психиатрии


Сотрудникам тут запрещено назвать свою фамилию. Некоторые из них работают с тех времен, когда карательная психиатрия была поставлена на поток. Чтобы решить бытовой вопрос, здесь надо дойти до главврача, а колючей проволокой затянут даже глухой внутренний двор. Политзаключенный-националист Александр Белов (Поткин) описал свой опыт пребывания в Институте судебной психиатрии им. Сербского в дневнике, отрывки которого в двух частях публикует Каспаров.Ru.

Утром 12 марта мне сообщили: «Поткин, по сезону с вещами». Нет, я не обрадовался и даже не подумал, что это свобода. Меня вызвали на этапирование для стационарной судебной психиатрической экспертизы, которою назначили в Институте судебной психиатрии им. Сербского.

Учреждение было основано более 100 лет назад. Наиболее мрачную известность оно приобрело в Советское время. Именно эта организация ставила диагнозы антисоциальным элементам, которых требовалось изолировать от общества. В те годы через «Сербского» прошли многие известные диссиденты.

До сих пор это место сохранило черты сразу нескольких эпох. Основное здание, в котором находятся направленные на экспертизу, представляет из себя классическую дореволюционную постройку с высокими потолками, широкими дверями и окнами, сводчатыми подвалами и сохранившимися коваными перилами с дубовыми поручнями. Позже к нему были сделаны дополнительные пристройки и возведены новые здания Института. Вся территория обнесена забором и колючей проволокой. На окнах, выходящих на улицу, установлены решетки.

В Центре забирают все личные вещи. Когда меня привезли туда, при регистрации с собой разрешили взять только две пары носок. Выдали резиновые тапочки, «семейные» трусы, футболку и нечто среднее между пижамой и спортивным костюмом синего цвета. Однако примерить все это предложили чуть позже, так как необходимо было пройти санитарную обработку. Она происходит в довольно просторной проходной комнате, у двери находится стол, за которым сидит охранник, вдоль стены расположен ряд стульев. Напротив них открытая ванна с душем. Не знаю, является ли это обычной практикой, но

следить за моей санитарной обработкой собрались четверо сотрудниц учреждения бальзаковского возраста, которые удобно разместились на стульях и сообщили мне, чтобы я снял трусы и залез в ванну.

Я возразил, что проведение обысков, а также личный осмотр по нормам европейского права должны проводить лица одного пола с осматриваемым. На удивление это сработало — сотрудницы удалились. Я с удовольствием принял душ, ведь здесь впервые за 4 месяца была горячая вода с нормальным напором. В СИЗО-1 вода всегда чуть теплая и течет так неторопливо, как будто для этого не используют московский водопровод, а выжимают березовый сок.

После санитарной обработки я облачился в свою новую форменную одежду и некоторое время под пристальным наблюдением охраны ожидал распределения.

Однако меня проводили не в палату, а в кабинет, где уже заседала комиссия, которая сразу же принялась допрашивать меня.

— Фамилия. Имя. Отчество. Год рождения. Вы страдаете головными болями? У Вас кружится голова?

— Я считаю, что Постановление о назначении стационарной экспертизы вынесено необоснованно, мои адвокаты обжалуют его, в этой связи я заявляю о своем нежелании в настоящее время участвовать в каких-либо обследованиях.

— Это очень глупая позиция. Для Вас, как для человека с мировой известностью. Вот Евгений Викторович. Он будет Вашим лечащим врачом.

Мне указали на мужчину интеллигентного вида, в очках, на вид около 50-55 лет. С достаточно добродушным лицом, но уже вошедшей в привычку искусственной улыбкой, которая, в русском исполнении, всегда больше похожа на оскал, чем на выражение приветливости у американцев.

— Вы сможете запомнить, как его зовут?

— Не знаю.

— Все понятно. Можете уводить…

Позволю себе небольшое лирическое отступление. Я отношусь к категории людей, которые на вопрос «Какова вероятность, что, выходя на улицу, Вы встретите динозавра?», скорее ответят 50/50. Почему? Потому что или встречу, или нет. Хотя в голове я, конечно, буду понимать, что вероятность крайне мала. Но как-то выработалась привычка отвечать за слова. Поэтому на такой простой вопрос, как звали того доктора, которого Вам вчера или позавчера показывали, я, вполне возможно, могу ответить, что не запоминал.

К моему удивлению меня определили в особую палату, напоминающую камеры для пожизненно осужденных. В помещении размером 2,5 на 4 метра не было ничего, кроме трех железных кроватей. Стены окрашены в бледно-салатовый цвет, все освещение — две лампочки, расположенные за стеклом в стене над входной дверью. Сама дверь обита железным листом. В ней два обзорных окошка размером 15 на 20 см, расположенных на уровне лица и паха человека среднего роста.

Приблизительно на высоте двух метров в торце комнаты расположено окно, выходящее во внутренний двор, где сотрудники паркуют свои и служебные авто.

Заметно, что когда-то окно имело больший размер, но в последствии было заложено изнутри таким образом, чтобы в него нельзя было смотреть.

Внешняя деревянная рама застеклена непрозрачным, плохо проводящим дневной свет стеклом с тонкой железной сеткой. В случае удара оно не разобьется на куски, а потрескается, распадаясь на безопасные мелкие квадратики. Внутренняя железная рама с современным триплексным остеклением с такими же свойствами. Между рамами ещё одна железная решётка.

Только на одной из трех кроватей лежал матрац. Из этого я понял, что соседей у меня не будет. Это одиночка… В коридоре на 4 камеры постоянно находились дежурный охранник, медсестра и сестра-хозяйка.

Меня особенно удивило отсутствие в помещении санузла. Справить нужду или просто помыть руки возможно, только попросив об этом охранника. Хочется поблагодарить администрацию учреждения: то ли из особого расположения ко мне, то ли чтобы не допустить моих контактов с другими арестантами, мне была предоставлена возможность пользоваться туалетом для персонала. Он выгодно отличается от уборной для арестантов отсутствием прокуренности и наличием нормального унитаза. В арестантском вместо унитаза пресловутая чаша «Генуя», точнее две чаши без перегородки.

Ужасное наследие Совдепа, унижающее человеческое достоинство, вынуждающее справлять нужду на обозрении перекуривающих.

Полотенце брать с собой в туалет нельзя. Воспользоваться им можно, пройдя по коридору, где оно висит в определённом месте в шкафчике над книгами общего пользования. Видимо, там оно быстрее сохнет, ведь книги отлично впитывают влагу.

Для утоления жажды также требуется вызвать дежурного и выйти в коридор, где на столе находятся четыре пронумерованных пластиковых стакана и пластиковый кувшин с кипячёной водой. Тут я бы хотел обратить ваше внимание на количество стаканов. Каждый из них пронумерован в соответствии с номером камеры. Я находился во второй. Ещё были первая, третья и четвёртая. Но в них было по два и по три человека.

Получается, что обитатели других камер вынуждены были пользоваться одним стаканом на двоих или на троих человек.

Первая ночь в моём новом обиталище выдалась весьма прохладная. Видимо, при закладке проема окна остались щели и сквозило через отверстия железного листа, закрывающего радиатор отопления. Трубы отопления были чуть тёплыми. Но недостатки камеры славно компенсировались удовольствием спать на ровной поверхности с нормальным матрацем. Это очень, очень приятное чувство, когда конечности не затекают во время сна. В СИЗО все шконки сделаны в виде сетки из сваренных металлических лент. Матрацы, на которых до вас спали несколько лет другие арестанты «отощали», наполнитель скомкан, так что по центру образуются пустоты. Если не подкладывать журналы между шконкой и матрацем (а это запрещено), то сон превращается в изощрённую пытку. Через несколько минут под тяжестью вашего тела матрац вдавливается в широкие, до 10-15 см, отверстия между полосками и вы начинаете чувствовать все их углы и неровности.

Через некоторое время вы просыпаетесь от жуткого онемения какой-нибудь части тела, пытаетесь вытащить то, что называется матрацем из отверстий кровати, чтобы как-нибудь сбить его. Все это повторяете несколько раз за ночь.

На следующий день я выпросил для себя еще одно одеяло. Вместе с одеялом мне принесли и более теплую кофту. Я был весьма тронут такой заботой со стороны сестры-хозяйки.

Пятничный день определен для свидания с адвокатами. Это означает, что в иные дни недели вопреки закону адвокаты не могут оказать вам юридическую помощь. Защитники имеют право присутствовать и оказывать юридическую помощь своим подзащитным при проведении психиатрической экспертизы, включая беседы с психологом, врачами, заседания комиссии и прочее. На практике этого не происходит, и сотрудники экспертных организаций выражают крайнее недоумение, если Вы просите пригласить адвоката для участия в экспертных мероприятиях.

На самом деле это не злой умысел, а элементарное незнание и нежелание узнать, какими правами и обязанностями наделен или обременен подэкспертный. Это связано с особой консервативностью системы судебной психиатрии и сложно подчиненной организацией ее работы.

Формально это медицинское учреждение, но в то же время — режимный объект МВД, выполняющий поручения различных следственных органов.

Когда я узнал, что в пятницу, в связи со свиданиями с адвокатами, прогулки не предусмотрены, мне стало любопытно, какие еще права арестованных отменены в этом учреждении. На просьбу ознакомить меня с правилами внутреннего распорядка мне продемонстрировали висящий в коридоре листочек «Расписание дня». В расписании о прогулках не было ни слова. На мой вопрос сестра сообщила, что прогулки также не предусмотрены в субботу, воскресенье и понедельник. Суббота — день свидания с родственниками. В воскресенье — прием передач. В понедельник — комиссия и банный день.

— Но я не встречаюсь с родственниками в субботу.

— Ну и что, весь персонал занят.

— Чем?

— Обеспечивает свидания и прием передач.

Когда пришел лечащий врач Евгений Викторович, вопрос о правилах внутреннего распорядка я задал и ему. Но начался наш разговор не с этого. Оказалось, я действительно не запомнил, как его зовут, поэтому переспросил. На самом деле это обычно для большинства людей — мало кто может запомнить имя и отчество нового знакомого с первого раза, если не придает знакомству серьезного значения.

Он назвал имя-отчество.

— А фамилия?

— А у нас фамилии запрещено сообщать.

— Почему?

— Вдруг Ваши адвокаты попытаются со мной связаться и договориться о чем-либо, или кто-нибудь попытается оказать давление.

Позже я понял, что запрет на самоидентификацию действует для всего персонала, включая сестер и охранников, причем последним запрещено даже называть свое имя.

— Евгений Викторович, я уверен, что специалистов, делающих экспертные заключения по уголовным делам, работающих в Институте имени Сербского и имеющих инициалы, схожие с Вашими, в интернете найдётся целых… один. И он будет носить Вашу фамилию.

— Ну, такие правила.

— Я как раз хотел бы с ними ознакомиться.

— С чем?

— С правилами. Где я могу изучить правила внутреннего распорядка?

— Так вот же, висят.

— Это распорядок дня. А мне нужен документ, в котором регламентированы мои права и обязанности в данном учреждении.

— Хм. Я здесь уже 35 лет работаю, никогда не сталкивался, Вы первый, кто об этом спрашивает. Попробую узнать у руководства. Какие еще капризы, я буду это так называть, у Вас есть?

Я ответил, что хотел бы читать какое-нибудь периодическое издание, мне нужна Библия, ручка и бумага. Также я сказал, что хотел бы принимать душ или хотя бы мыть голову один раз в три дня. Евгений Викторович пообещал помочь с душем. Ручки, как выяснилось, в «Сербского» запрещены, но вместо нее он пообещал карандаш. Библия, по его мнению, могла оказаться в библиотеке. Забегая вперед скажу, что позже ее мне принесла любимая.

Выходные тянулись очень долго. Была отчетливо слышна тишина. Это на природе она звучит блаженством, а в камере — это звон угнетения. Свет ночью полностью не выключается. Для сна слишком ярко и спится плохо. А для чтения всё-таки тускло.

В «Сербского» мне подумалось, что ад может быть подобен такому месту, где твое сознание находится в пустоте, где ничего не происходит, ты не можешь ничего изменить, ни на что повлиять, самое большее, что возможно — погрузиться в свои воспоминания, но они настолько малы перед вечностью.

Александр Белов

 

Метки: ,

Сколько стоит оформление липовой справки о невменяемости и помещение неугодных родственников в психушку


Эксперты всероссийской антикоррупционной общественной приемной «Чистые руки» презентовали ежегодный доклад об уровне коррупции в органах государственной власти в России за последний год. Согласно исследованию, лидером по количеству жалоб на коррупцию стала судебная система, где активно используется «телефонное право». Неожиданностью этого года стало увеличение жалоб на получение взяток для оформления фальшивых справок по признанию человека недееспособным, чтобы впоследствии получить право распоряжаться его имуществом.

Специалисты антикоррупционной общественной приемной проводили мониторинг на основе более 10 тысяч обращений граждан, поступивших со всей страны. Эксперты проекта отметили почти двукратный рост заявлений на коррупцию в правоохранительных органах, начиная от жалоб на сотрудников ФСБ, использующих удостоверения для уклонения от административных штрафов, и заканчивая различными проблемами с рассмотрением дел в прокуратуре.

Как отмечается в докладе, в среднем сумма взятки, по данным экспертов, в стране выросла за последний год почти в три раза, достигнув отметки более чем в 600 тысяч рублей.

«Средний размер взятки в России на душу населения составил за отчетный период (с 1 сентября 2014 года по 31 августа 2015 года) 613,7 тысячи рублей, или 9440 долларов. За прошлый отчетный период эта сумма составляла 218,4 тысячи рублей, или 5600 долларов»,
— рассказала председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст.

Авторы доклада отмечают, что за указанный период лидером по количеству жалоб на коррупцию стала судебная система.

Как говорится в докладе, граждане жалуются на то, что коррупция в судах носит массовый характер, и ссылаются на невозможность защиты своих прав в судебной системе, если одной из сторон являются коммерческие структуры, тесно связанные с органами местного самоуправления. По данным Ассоциации адвокатов, количество жалоб составило более 61% по сравнению с другими обращениями.

«Увеличился средний размер взятки по уголовным делам — 50 000 долларов, по гражданским делам информации об изменении стоимости за вынесенные решения данных нет, по-прежнему сумма остается в пределах 650 000 рублей», — говорится в докладе.

При этом зачастую несправедливость судебного разбирательства обусловлена «телефонным правом».

Кроме того, увеличился рост жалоб на коррупцию в полиции. Участились сообщения о вымогательстве взяток у нелегальных мигрантов, при проверке документов, задержании лиц в нетрезвом состоянии, отмечено в докладе. Средний размер взяток за подобные нарушения составил 5000 рублей, за отказ в возбуждении уголовного дела — около 500 000 рублей (в зависимости от состава преступления).

Также значительно увеличилось число жалоб на прокуратуру. «При этом важно отметить, что подавляющее большинство обращений не имеет обоснованных подозрений на коррупцию, и отказы прокуратуры на заявления и жалобы граждан чаще всего связаны с тем, что предлагаемые к проверке и рассмотрению вопросы не относятся к компетенции прокуратуры», — пояснила адвокат.

Между тем, по данным эксперта, заметно реже — на 4,45% — стали поступать жалобы на органы Следственного комитета. Как объясняют в докладе, такой показатель связан с тем, что СК РФ является наряду с прокуратурой еще одним из правоохранительных органов, куда поступают жалобы, дублирующие жалобы и заявления в полицию, независимо от характера вопроса.

Вместе с этим Следственным комитетом ведется кампания по привлечению рядовых чиновников к ответственности за коррупцию, отмечена тенденция, что уровень коррупции среди чиновников среднего звена видоизменился — они стали более осторожными, считают докладчики.

По мнению Марии Баст, Следственному комитету необходимо усилить работу по пресечению вывода капиталов из России, а также пресечению деятельности коррумпированных чиновников, которые осуществляют вывод капиталов, заработанных коррупционным путем.

На фоне введения экономических санкций многие коррумпированные чиновники усилили вывод собственных капиталов за рубеж, полагает адвокат.

Жалобы в общественную приемную поступают и на сотрудников спецслужб. Со своим заявлением обратился житель Белгородской области П., он рассказал, что на границе с Украиной проводится контрабанда под прикрытием сотрудников ФСБ. Провозятся изделия из меха, одежда, парфюмерия, отдельные лица занимаются контрабандой оружия и наркотиков. Есть неконтролируемые пограничниками места перехода границы, где для переправки небольших партий запрещенных веществ и оружия используются специальные мостки, по которым вывозится товар, мостки складываются и никаких следов пребывания автомобиля нет. По данным заявителя, все крупные местные бизнесмены работают вместе с сотрудниками ФСБ и в связке с представителями криминального мира. За отказ работать, сообщил П., можно поплатиться и бизнесом, и свободой, зачастую и жизнью — обычно жертвы таких отношений выдаются за несчастные случаи.

В прошлом году, по данным правозащитников, неожиданно увеличились обращения о коррупции среди психиатров.

«Впервые за много лет активизировались жалобы на экспертизу в сфере карательной психиатрии. Таких у нас 3,7% от общего числа жалоб.

В основном — по признанию человека недееспособным, чтобы впоследствии получить право распоряжаться его имуществом», — добавила Баст.

Согласно жалобам, изменения в закон о психиатрической помощи создали комфортную среду для коррупции и позволили отправлять на принудительное лечение здоровых людей, ни разу ранее не обращавшихся за помощью, живущих в полных семьях.

Так, в докладе приводится история женщины, которую положили в психиатрическую клинику в Москве после оговора ее брата. Заявительница вызывала скорую помощь в связи с высоким давлением, а после беседы с ее братом врачи вызвали вторую бригаду и передали женщину психиатрической скорой помощи. Муж заявительницы оказался бессильным против врачей. После того как женщину поместили в медицинское учереждение, ей активно начали делать уколы, после которых она утратила возможность говорить.

По словам женщины, вышедшей из клиники через месяц, поводом для действий брата стала спорная квартира, а взятка за ее помещение в клинику составила 50 тысяч рублей.

По данным экспертов, экономический кризис и обострение международных отношений повлияли на высокий уровень коррупции. Немаловажным фактором процветания коррупции стало «усиление забюрократизированности органов власти в связи с принятием ряда законов, направленных на контроль экономики, ограничение свободы слова и деятельности гражданских организаций». Докладчики отметили, что представленное исследование будет направлено руководству страны, депутатам Госдумы, а также в правоохранительные органы.

Андрей Карев

 

Метки: , , ,

ЕСПЧ заинтересовался принудительной судебной психиатрией в России


Европейский суд по правам человека в связи с рассмотрением четырех жалоб направил российскому правительству ряд вопросов о практике принудительной судебной психиатрии. Об этом пишет газета «Ведомости».

Как сообщили газете в аппарате российского уполномоченного в ЕСПЧ, ответить на них следует до 11 июля.

Суд интересуется о наличии убедительных оснований для лишения четырех заявителей свободы на время принудительной госпитализации, о возможности использовать «менее ограничительные» меры, о соблюдении необходимых процедур, а также о том, убедились ли российские власти в том, что заявители действительно представляли опасность для окружающих.

Вопросы были заданы в связи с рассмотрением четырех жалоб на лишение свободы путем принудительного помещения в психологический стационар. Одним из заявителей выступил алтайский оппозиционный журналист Руслан Макаров, госпитализированный после обращения в суд с иском против губернатора и возбуждения на него уголоного дела об угрозах в адрес чиновника.

«Психиатрия в России имеет карательную функцию и является мерой государственного принуждения», — утверждает Макаров.

«Основная проблема, с которой мы столкнулись, имея дело с судебной психиатрией, — это абсолютная зависимость от людей в белых халатах, — отмечает его адвокат Ирина Хрунова. — Какое бы наказание ни назначил суд, это всегда будет конкретная дата, ты знаешь, когда выйдешь. В психиатрии такого срока нет — ты полностью во власти врачей, которые могут с тобой делать, что захотят».

 

Метки: , ,

Дело Никулина. Мосгорсуд изволит иметь чувство юмора


10 июня в Мосгорсуде должны были пройти слушанья по апелляционной жалобе Виталия Никулина. Как мы ранее писали, Никулин был приговорен судьей Солнцевского суда Королевым к лечению в психбольнице общего типа, за якобы совершенное им избиение ребенка. Что характерно, сам ребенок, так и его сестра категорически отрицали на суде, что оное избиение имело место.

Дело было перенесено на 17 июня (начало в 14:30) в связи с отсутствием Виталия Никулина. Напоминаем, 30 апреля Виталий Никулин ушел из дома и пропал без вести, родные и близкие не знают, где он. Следует отметить, что, прежде чем удовлетворить ходатайство о переносе дела, господа кассационные судьи изволили долго издеваться над матерью Никулина, Ириной Владимировной Никулиной, задавать ей вопросы издевательского содержания и даже открыто ржать (это не метафора, а констатация факта) над ней.

Как мы уже писали, семья Виталия Никулина и Галины Дмитриевой подвергалась ювенальной травле в связи с деятельностью Галины Дмитриевой, известной в РФ активисткой рабочего движения и движения в защиту прав жильцов общежитий.

Первый раз ювеналы наехали именно на Дмитриеву во время кампании солидарности с рабочими «АвтоВАЗа», причины для отобрания детей выдвигались самые разные, а именно:

«Дети: сын Никита, 2.5 лет (на тот момент) и дочь Александра, 6 лет — находятся в антисанитарных условиях, поскольку на полу разбросаны вытащенные детьми детские вещи» и «У детей нет детских вещей», «Дети лишены продуктов питания, даже хлеба в доме нет», «Дети находятся в антисанитарных условиях, на столе крошки и куски хлеба (на момент визита «детозащитников» дети только что поели), «Дети не имеют постельного белья» и «Дети находятся в антисанитарных условиях, простыня слишком застирана» и, наконец, «Дети не имеют сезонной одежды» и «Дети находятся в антисанитарных условиях, зимние куртки в шкафу не повешены аккуратно, а свернуты „комом“». Впрочем, были и более откровенные высказывания. Так, некоторые из правоохранителей говорили Галине: «Не сердитесь на нас, мы „солдаты“, люди подневольные!», а находящемуся в той же комнате Юрию Короткову (независимому журналисту, который вместе с Дмитриевой занимался проблемой «АвтоВАЗа») сотрудники милиции заявили прямо: «На „АвтоВАЗ“ не суйтесь!» Наезд вызвал сильный общественный резонанс — На следующий день дети были возвращены.

На некоторое время стало тихо, потом последовал новый наезд. Уже на Виталия Никулина.

Следователь обвинил его в избиении сына Вовы, несмотря на то, что сам Вова на суде заявлял, что синяк он получил сам, когда играл и упал в ящик с игрушками, но, по мнению прокурорши, данным показаниям верить нельзя, потому что они выглядят заученными.

При этом, по заключению экспертов ребенок получил тяжкий вред здоровью – чрезкапсульный разрыв почки (отметим, на одних страницах заключения было написано левой почки, на других правой!). Данный тяжкий вред здоровью у ребенка прошел сам, без всякого хирургического леченья, как пояснил Чоговадзе, врач из больницы номер 9: «ребенок соблюдал постельный режим с 9-го по 11-е сентября, и это способствовало активизации защитных сил детского организма». Защита ходатайствовала о повторной экспертизе состояния здоровья – судья Королев отказал.

И наконец мозговеды из Кащенко сочли Никулина психом, нуждающимся в принудлечении на основании того, что он: «Намерен доказать в суде свою невиновность. Критические и прогностические способности нарушены» (no coment)! Защита ходатайствовала о повторной психиатрической экспертизе – судья Королев опять же отказал.

Исходя из вышеприведенных неопровержимых доказательств 24 марта судья Солнцевского суда г. Королев вынес приговор по делу Виталия Никулина – отправить на лечение в больницу общего типа.

Дополнительная информация:
8-905-537-22-99 / 8-916-737-10-33

А. Зимбовский

 

Метки: , , ,

Прокурор усомнилась во вменяемости активиста из-за попыток устранить нарушения на выборах и крымского вопроса


На заседании Ленинского районного суда Барнаула 30 апреля прокурор ходатайствовала о проведении психиатрической экспертизы обвиняемого по делу о репосте «Русофобии поста» Антона Подчасова. Свои сомнения во вменяемости активиста она объяснила тем, что он рассуждает об истории и выражает несогласие с лингвистической экспертизой по делу. Прокурор считает, что люди с техническим образованием не имеют право на собственные оценки в этих областях, даже если предмет касается уголовного дела против них самих. Возмутило обвинителя и то, что Подчасов пытался недопустить нарушений на выборах, не будучи юристом. Не обошлось и без «патриотических» претензий за упоминание о роли военных в аннексии Крыма.

А началось все формально с комментария активиста на оглашенную в ходе заседания дополнительную лингвистическую экспертизу (однако готовое ходатайство в письменном виде прокурор принесла с собой с самого начала).

Исследовавшая анонимный «Русофобии пост» эксперт Светлана Доронина сочла, что ключевое для записи слово «русня» всегда означает этнических русских (одно из обвинений против Подчасова — разжигание ненависти по национальному признаку) и вне зависимости от контекста не может считаться синонимом граждан России вне зависимости от национальности. Активист с ней не согласился.

В ответ на просьбу судьи высказаться он отметил, что лингвист сама же сослалась на словарь Ожегова, где отмечено, что прилагательное «русский» может означать принадлежность не только к русскому народу, но и к России как стране. По его мнению, в записи слово «русня» имело именно такой оттенок.

«Из контекста также видно, что претензии идут не по национальному признаку, а по гражданскому, потому что там критикуется ввод российского спецназа на территорию республики Крым, когда был референдум.

И сведения об этом подтверждены, в том числе, нашим президентом Путиным, который давал соответствующие ответы на вопросы журналистов», — заметил Подчасов. Как напомнил активист, на момент репоста записи Крым еще входил в состав «суверенной республики Украина».

В ответ на пояснение о Путине судья сделала Подчасову замечание и предложила «вести свои пояснения более корректно», не комментируя действия других лиц. Однако поскольку для «лингвистического» дела крайне важен контекст, активисту пришлось еще раз прокомментировать упоминаемые в тексте события.

По мнению Дорониной, употребленное в «Русофобии посте» выражение «если победите — лишайте русню гражданства, как в Прибалтике»

имеет контекстуальный смысл «отнимайте у русских гражданство силой, как это было во вновь образованных прибалтийских республиках».

Подчасов понимает фразу иначе. По его мнению, автор, не призывал к лишению гражданства по национальному признаку, а говорил о недопустимости двойного гражданства и непредставлении гражданства тем, у кого уже есть российские паспорта. Этот вопрос не менее важен, чем первый, поскольку лингвист считает злополучные слова «призывом к украинцам действовать враждебно по отношению к русским». «Экстремистские призывы» — это еще одно инкриминируемое активисту обвинение.

«До 1940 года Прибалтийские страны были независимыми государствами. Те люди, у которых до входа Красной Армии, наших войск, было гражданство, независимо от того, какую национальность они имели, автоматически получили латвийское гражданство после распада Советского союза. Потому что граждане СССР оказались гражданами без страны, потому что страна распалась», — объяснил свою позицию Подчасов. Пояснил он также и то, что «неграждане» могут стать гражданами.

«У кого не было гражданства — пожалуйста, есть процедура так называемой «натурализации»: учите язык, проживаете в этой стране, устраиваетесь официально на работу, платите налоги, сдаете экзамены на знание истории и так далее и получаете гражданство. Но при этом вы должны отказаться от гражданства другой страны.

Например, если перед этим вы получили гражданство Российской Федерации, вы от него должны отказаться. Никакого насильственного призыва тут не было, и в реальности никто силой гражданство не отбирал»,

— считает активист.

Прокурор сочла, что это вопрос не для дискуссии, а для психиатрии, и попросила отправить активиста в Алтайский краевой психоневрологический диспансер.

«Заслушав показания свидетелей, в частности Пильниковой, заслушав его (Подчасова) показания, в том числе его комментарии по поводу проведения дополнительной лингвистической экспертизы, я полагаю, что необходимы специальные познания для решения вопроса о его психической полноценности», — внезапно заявила она.

Как выяснилось, обвинителя насторожили показания председателя участковой избирательной комиссии 137 города Барнаула Светланы Пильниковой. Подчасов — член той же УИК с правом решающего голоса. «Согласно показаниям свидетеля Пильниковой, Подчасов вел себя подчас достаточно неадекватно, просил ее о производстве определенных действий, которые не были необходимыми и нужными в силу исполнения ею и им самим тех обязанностей, которые были возложены, скажем, для работы в избирательной комиссии», — запутанно пояснила «странности» прокурор.

Отметим, что в ходе упомянутого допроса Пильникова жаловалась, что активист слишком придирчив. По ее словам, она никогда с таким на выборах не сталкивалась и поэтому он показался ей странным. «На прошлогодних губернаторских выборах мне удалось только с третьей попытки заставить ее показать список избирателей. Она не хотела этого делать, пока не вызвали представителя территориальной избирательной комиссии», — комментирует ее показания уверенный в законности своих действий Подчасов.

Странно и то, что Пильникова давала показания по делу, не имеющему отношения к выборам. По словам активиста, она попала в список свидетелей обвинения, поскольку разговаривала с ним по сотовому телефону за 4 дня до публикации записи.

В свою очередь, прокурор считает поведение Подчасова как члена УИК неправильным.

«С его показаний, достаточно прочитать «Закон о выборах» для того, чтобы разбираться в предвыборном законодательстве и выборном праве России»,

— с возмущением заметила она. Но к борьбе за честные выборы претензии обвинителя не свелись.

«Его последние утверждения в общем-то тоже вызывают определенные вопросы. Он утверждает, что у него высшее техническое образование, но полагает, что он может трактовать лингвистическую экспертизу, ее выводы, делать суждения о тех или иных обстоятельствах, которые не входят в его, так скажем, специальные познания, но тем не менее он уверен в своей правоте», — уверенным голосом продолжила прокурор. Рассуждать об истории люди без специального образования, по ее мнению, тоже не должны.

«Он полагает, что достаточно хорошо разбирается и в истории нашей страны для того, чтобы делать суждения относительно исторических фактов и событий. Ну и как выяснилось, он разбирается не только в праве и истории на уровне, близком к экспертному, но и также, в общем-то, и в журналистике разбирается на высшем уровне эксперта», — съязвила обвинитель. Эта фраза относилась, видимо, к вопросам, которыми она внезапно начала бомбардировать Подчасова после его краткой реплики.

«Скажите, с момента начала производства в суде и до настоящего времени продолжаете ли вы активную деятельность в средствах массовой информации по освещению данного процесса, своей политической позиции?

В частности, имело ли место с вашей стороны выступление на канале «Открытая Россия» с видеоматериалом?»

— с напором вела импровизированный допрос прокурор. Активист комментировать свои выступления в СМИ не стал. Тогда обвинитель захотела узнать, выезжал ли он за пределы Алтайского края «в связи с выступлением на канале «Открытая Россия». На это обвиняемый заметил, что с середины прошлого года не покидал территорию Барнаула.

Но возмутил прокурора не только интерес Подчасова к политике и истории. Нашелся и более «личный вопрос»

«А от себя хотелось бы добавить по поводу Крыма: «Там каждый квадратный сантиметр русской кровью на метр полит»?

А говорить, что Россия — агрессор, и основываться на этой позиции — это, конечно, я считаю кощунственным, в том числе и по отношению к истории нашей страны.

А что касается утверждения, что до 40-го года страны Прибалтики были свободны… да не были они свободны, они были частью Российской империи… [заминка] до 1918 года», — подытожила свое выступление обвинитель.

Вопрос о направлении активиста на психиатрическое обследование суд будет решать 7 мая. Если председательствующая согласится с доводами прокурора, Алтайский краевой психоневрологический диспансер должен будет установить, страдал ли Подчасов душевными заболеваниями на момент публикации «Русофобии поста», страдает ли ими сейчас, может ли «правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания».

Напомним, поводом для возбуждения дела стал репост на странице оппозиционера в социальной сети «ВКонтакте» анонимной записи под названием «Русофобии пост». Текст посвящен агрессивной реакции значительной части россиян на Майдан и «захватническим» настроениям. Анонимный автор крайне резко высказался о моральных качествах тех, кто поддержал разгон Майдана, и призвал украинцев в случае победы революции лишать «русню» гражданства, «как в Прибалтике».

Алексей Бачинский

 

Метки: , , , , ,