RSS

Архив метки: рабочий класс

Реакционный рабочий класс?

Реакционный рабочий класс?

Похоже, что многих представителей западного рабочего класса сейчас привлекают идеи правых популистов, демагогов и расистов. Они голосуют за реакционные и фашистские политические партии.
Для продолжения чтения щёлкни эту ссылку

 

Красная Пенза! Сайт коммунистов Пензенской области.

 

Метки: ,

КАПИТАЛИСТ — САМЫЙ ГЕНИАЛЬНЫЙ МОШЕННИК


Все известные мошенники, которые своими подвигами заставили людей обомлеть и крайне удивиться от их непревзойдённости и изощрённости воровского интеллекта. Так вот, все эти мошенники просто отдыхают перед хитростью капиталистов.

Рано или поздно, но у обворованного человека наступает прозрение: человек лишился или денег или имущества и всегда человек сразу же начинает предпринимать действия, направленные на возврат похищенного. В основном, пытаются вернуть украденное, обратившись в полицию, но бывают случаи, когда стараются вернуть своими силами или силами своих друзей. Но речь в этом изложении идёт не об уголовниках, речь идёт о тех, кто за свои экономические махинации не несёт уголовную или административную ответственность. Речь идёт о тех, кто пользуется покровительством государства. Ради них была создана экономическая наука, которая помогает этим комбинаторам завуалировать любое экономическое преступление против человека.

Экономисты всех времён и народов создавали и постоянно модернизировали «завесу», скрывающую экономическое преступление капиталиста. Экономическая наука все усилия направила на сокрытие и оболванивание сознания человека. До сегодняшнего дня у экономической науки это успешно получалось. За свои услуги бизнесу экономисты получали и продолжают получать учёные степени, положение в обществе, всевозможные награды, включая Нобелевскую премию и, конечно же, деньги.

Скажу честно, были и честные люди, которые пытались разобраться в хитросплетениях махинаций буржуазии, но, к сожалению, их работы не увенчались успехом. Ближе всех к разгадке капиталистической тайны подошёл К. Маркс. Научный труд «Капитал» раскрыл глаза на «подвиги» капиталиста многим людям, но, к сожалению, Маркс допустил несколько стратегических ошибок, которые позволили оппонентам извернуться и снова набросить «завесу» на глаза человека. Сейчас «экономический рупор» по оболваниванию человека работает на всех парах.

Все мы знаем, что существует такое экономическое явление, которое называется: «Частная собственность на средства производства». Скажите откровенно, кто-нибудь, когда-нибудь из вас задумывался, а почему, собственно говоря, капиталист имеет право быть собственником средств производства? Почему это положение закрепили не только экономическими, но и юридическими законами?

Ни капельки не сомневаюсь, что все люди на этот вопрос, в едином порыве, мгновенно и крайне возмущённо удивятся в ответ: капиталист заплатил свои деньги, за эти самые, за средства производства! Он имеет на них самое полное право – право собственника! Право частного собственника!!!

Согласен, полностью с Вами согласен, на все сто процентов согласен, что если заплатил, и не просто заплатил, а свои деньги заплатил, то капиталист имеет полное право на средства производства. Только, к сожалению, есть маленькая неувязка, есть маленькая нестыковка во всей этой непростой и очень запутанной истории.

Наша жизнь устроена так, что если нам за нашу какую-либо собственность заплатили деньги, а мы эти деньги приняли, то мы теряем право владения этой собственностью.

Допускаю, что основная масса населения не знает законов и принципов формирования стоимости товара, но экономисты и бухгалтеры знают, как формируется стоимость товара и К. Маркс тоже знал, как формируется стоимость товара, но почему-то ещё никто не сказал правду, а именно, что покупатель выкупает у капиталиста средства производства.

А теперь конкретика:

Стоимость товара состоит из следующих факторов:

стоимость рабочей силы,
стоимость оборотных средств, которая полностью присоединяет свою стоимость к стоимости товара,
стоимость основных средств производства, которая присоединяет свою стоимость по мере изнашивания. Бухгалтерия это называет амортизацией.

Дополнительно хочу особо обратить внимание на представителей «теории полезности», которые заявляют, что стоимость товара формируется, благодаря спросу и предложению. Поэтому официально сообщаю: спрос и предложение не участвуют в формировании стоимости товара, спрос и предложение может только влиять, при нарушении баланса, на величину стоимости рабочей силы или в сторону уменьшения, или в сторону увеличения. Стоимость товара формируется на производстве, а не в сфере обращения. Спрос и предложение проявляется, когда речь идёт о памятниках древности, о художественных произведениях определённых мастеров и т. д., когда товар становится объектом монопольного права, а не объектом массового производства.

Ещё один немаловажный момент – это рыночная стоимость. Почему-то люди считают, что рыночная стоимость это какая-то конкретная цифра или конкретная точка на ценовом графике. Рыночная стоимость – это диапазон, где есть нижняя граница цены, ниже которой наступает убыток и верхняя граница цены, когда товар уже ни кто не купит.

Продолжим. Покупатель, совершая покупку, платит деньги и этим действием отчуждает у капиталиста не только товар, но и основные средства производства. Покупатель своими деньгами выкупает у капиталиста основные средства производства.

А теперь давайте проследим, как капиталист надувает нас:

В самом начале своей предпринимательской деятельности капиталист приобретает средства производства и начинает пользоваться услугами наёмного работника. Наёмный работник является для капиталиста источником получения прибавочной стоимости.

Присваивая прибавочную стоимость в течение определённого времени, капиталист возвращает себе потраченные деньги за приобретённые средства производства.

Даже сами капиталисты в этом случае говорят: предприятие окупилось.

А теперь давайте посмотрим трезвым взглядом на существующую ситуацию: капиталист вернул себе деньги за основные средства производства из фонда накопления; источником, которого является прибавочная стоимость, но этого ему оказалось мало и поэтому стоимость основных средств производства капиталист включил в стоимость товара. Капиталист получил и получает двойную плату за свои, вернее, уже за чужие средства производства, мало того капиталист продолжает владеть на праве частной собственности чужими средствами производства.

Чтобы буржуазные апологеты зря не размазывали сопли от обиды за «напраслину» на их любимчиков, предлагаю рассмотреть картину в конкретных цифрах и в конкретных фактах нашей жизни. Пример: капиталист купил станок за 100 рублей, срок эксплуатации станка 10 лет, чтобы вернуть эти деньги, капиталист должен ежегодно в течение 10-и лет присоединять сумму 10 рублей к годовому продукту, произведённому на этом станке.

Что он и начинает делать. За 10 лет научно-технический прогресс делает очередной шаг, прежних станков уже нет и в помине, но зато есть современная технологическая линия с производительностью в десять раз выше устаревшего станка, но с ценою 500 рублей. По истечению 10-и лет капиталист с неимоверной лёгкостью выкладывает на приобретение технологической линии 500 рублей!

Откуда дровишки?

Действительно, откуда? Капиталисту вернулось в виде амортизации только 100 рублей, откуда он взял 400 рублей? Ответ очень и очень прост: 400 рублей появились из прибавочной стоимости, появились из личных денег наёмного работника. Далее: делаю временное отступление для буржуазных апологетов, пускай 100 рублей – это деньги капиталиста, но 400 рублей, извлечённые из фонда накопления – это личные деньги наёмного работника, но жульнически присвоенные капиталистом. Так вот, в новой технологической линии капиталисту принадлежит только 20%, всё остальное – это собственность наёмного работника.

Из-за отсутствия, вернее, из-за неприменения открытого закона экономики, который подробно расписан в Новом теории, экономическое преступление против человека стали совершать государства. Главная причина участия государства в экономическом преступлении против народа – это некомпетентность и дешевый популизм главы государства.

Началось это в начале семидесятых годов прошлого века, когда арабские страны Персидского залива подняли отпускную цену на нефть, то есть, в стоимость товара включили расходы на покрытие дефицита государственного бюджета. Но арабы, хотя бы, эти расходы переложили на плечи иностранных компаний.

В России всё наоборот, расплачивается каждый гражданин РФ. Для примера: в стоимости бензина около 70% выручки — это доля государства, которая идёт на выплаты миллионных зарплат российским чиновникам и дорогостоящее, за счёт государства, личное обслуживание каждого высокопоставленного чиновника, народного депутата и государственного топ-менеджера, а хилые остатки народных денег идут бюджетникам: врачам, учителям, пенсионерам. Дорогой бензин – это очень дорогие условия нашего проживания, вернее, выживания для всего населения России с мизерной зарплатой.

На основе вышеперечисленного делаем логический вывод: оснований для существования «частной собственности на средства производства» нет. Оснований для перекладывания материальной ответственности на плечи населения за некомпетентность руководства государством нет.

Капиталистическая хитрость, представленная в этой статье, честно сказать, просто детский лепет, детская шалость, за которую можно поставить в угол. Самый главный механизм капиталистической махинации раскрыт простой, вернее, простейшей экономической формулой, и, она же выработала противоядие от капиталистического преступления против трудящихся. Ознакомиться с формулой можно в серьёзном произведении под названием: «Экономическая поэма». http://econf.rae.ru/article/7871

Удилов Владимир Георгиевич

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Культмассовый сектор



Эпоха меняется и меняется наш словарный запас. Некоторые слова и выражения остались в том времени, и всегда будут напоминать нам о советском союзе. Одно из таких забытых словосочетаний – культмассовый сектор. В переводе с любимого в СССР сокращения – культурно-массовый. Несколько человек из коллектива – класса, группы в вузе, бригады или цеха объединялись ради такого важного дела – объединить коллектив с помощью различного рода мероприятий вне рабочего времени.

Тематические молодежные вечера, конкурсы, мероприятия на базах отдыха и концертно-игровые мероприятия — КВН, «А, ну-ка, парни!», «А, ну-ка, девушки!», «Молодая семья», «Осенний бал» (весенний, зимний, летний) — все это было актуально не только в школах и институтах. На комсомольско-молодежных стройках, заводах, и фабриках работало много молодежи. В фильме 1980 г. «Узнай меня» проводится конкурс «Ситцевый бал», в котором девушки состязаются в модных показах – нужно было пошить самый модный наряд. Поскольку большинство бригад пошило наряды по одной французкой выкройке, победила девушка в обычной рабочей одежде – комбинезон и рубашка. Да, в то время это было актуально – популяризация рабочего класса. Конкурсы были направлены не только на демонстрацию красоты, но их целью было также определение качеств настоящей хозяйки – приготовить, пошить, придумать, сочинить, и, если это касалось мужчин – смелость, ловкость, сила, «рукастость».

Забота о свободном времени, которое было бы отдано и дальнейшей учебе, и духовному обогащению, и полноценному отдыху – один из основных лозунгов многих предприятий. Корпоративные мероприятия сейчас это всевозможные пьянки по праздникам, редкие выезды на природу. В Советском Союзе бОльшее внимание уделялось именно культуре — культпоход в театр, музей или экскурсии.

Ключ к пониманию кадровой политики на «Кургaнприборе» — в словах его генерального директора, кандидата психологических наук Eвreния Васильевича Таранова: «Смысл нашей жизни — нести людям радость!», а это значит – не только работа ради работы, но и организация досуга, понимание проблем каждого работника. Например, на территории Курганприбора было около 20 киосков (где продают газеты и журналы, книги и билеты в театр, в кино, на поезд или самолет). С театром, филармонией, кинотеатрами у данного предприятия были установлены особые отношения. В День театра 600 приборостроителей посещают спектакли или концерты. Летом открытую сценическую площадку на территории завода не минует ни один гастрольный коллектив или солист. Об одной форме посещения кино (не считая коллективных) следует сказать особо. Она связана с подведением итогов социалистического соревнования (проводилось каждые две недели). Среди прочих наград для победителей — билеты в кинотеатр «Россия» на всю семью. Перед началом сеанса на авансцену выходит директор кинотеатра и во всеуслышание объявляет, что на таких-то местах сидит такой-то (такая-то) — победитель очередного этапа соцсоревнования с «Курганприбора» вместе со своей семьей …

На предприятии всегда знали, когда у работника день рождения, а тем более — юбилей. Заслуженных работников поздравляли на почетном собрании или на концерте, при всем коллективе и вручали подарки — сервизы, памятные сувениры и обязательно грамоты.

Каждый завод мог похвастаться своим хором или танцевальным коллективом, которые ездили на слеты художественной самодеятельности и участвовали в конкурсах и смотрах.

Через заботу о досуге проявлялась и забота о том, чтобы труд стал творческой необходимостью и приносил радость.

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

Как труд воюет с капиталом в России


От редакции. Статья на либеральном сайте наглядно свидетельствует о том, что буржуазия имеет хорошее классовое чутьё. Они прекрасно понимают, какую силу представляет организованный рабочий класс. Понимают, что именно боевые профсоюзы могут явиться такой организованной силой. Бьют тревогу, что буржуазные СМИ не трубят об этом. Вот только тезис профорганайзера в последнем абзаце статьи — спорный. Да, забастовка бьёт по финансовому состоянию предприятия. Но для частного предприятия это прежде всего означает ущерб финансовому состоянию его владельца. Именно поэтому забастовка является не только эффектным, но и наиболее эффективным средством для того, чтобы побудить собственника поскорее пойти на уступки. Естественно, она должна быть хорошо подготовлена во всех отношениях.

СТАЧКА МЕНЕДЖМЕНТ
Об этом молчат Росстат и федеральные телеканалы — страну захлестывает вал трудовых протестов: митингов, пикетов, забастовок. Бастуют кондукторы, шахтеры, программисты, учителя, летчики. Протестную активность подстегивают профсоюзы нового типа. это эффективные «боевые» единицы, организующие кампании против работодателей с той же тщательностью, с какой Procter & Gamble планирует акции по продвижению стиральных порошков.
Текст: Юлиана Петрова
— Раздал анкеты? — энергичный светловолосый парень в брюках цвета хаки и джинсовой куртке пожимает руку худощавому молодому человеку, выходящему после смены из проходной калужского завода «Пежо-Ситроен».
— Двое сегодня согласились заполнить,— отвечает тот.
— Мало. Подойди к людям в курилке. Завяжи разговор, пока стоишь в очереди в столовой или едешь в автобусе,— инструктирует парень. Затем он подходит к другому знакомому, выходящему со смены. Диалог повторяется.
Парень в джинсовой куртке — координатор межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА) в Калужской области Дмитрий Кожнев. Профсоюз проводит анкетирование рабочих для выявления проблем на «Пежо-Ситроене», которыми больше всего недоволен трудовой коллектив. По словам Кожнева, уже роздана тысяча анкет.
— Результаты есть? — интересуюсь я.
— Предварительные. Люди хотят, чтобы премия была включена в оклад. Сейчас они получают фиксированный оклад и большую премию (примерно 20% ежемесячного заработка), которой работодатель может лишить их по своему усмотрению, не нарушая при этом законов. Проблема номер два — срочные трудовые договоры. На «Пежо-Ситроене» уже больше года нельзя устроиться на постоянную работу. С работниками сейчас заключается трудовой договор на три или шесть месяцев, эти договоры постоянно пролонгируются. Работники находятся в постоянной зависимости от администрации.
Из окна проходной за Кожневым наблюдает, но не вмеши-вается охранник.
— Знают меня в лицо, но боятся связываться,— кивает на охранника Кожнев.— Они нас как-то поколотили на проходной, так мы на следующий день со сварщиками с «Фольксвагена» и «Бентелера» сюда приехали. Охрана разбежалась.
К столкновениям активистам МПРА не привыкать. Этот профсоюз зародился в 2007 году на заводе «Форд» во Всеволожске. Сегодня его ячейки есть на «Фольксвагене», «Форде», «Ниссане», «Пежо-Ситроене», GM и «АвтоВАЗе». А самой большой является «первичка» на «Фольксвагене» — там в МПРА состоят 1,7 тыс. человек, половина производственного персонала. «В городе все знают, что МПРА — это тот профсоюз, благодаря которому рабочие «Фольксвагена» имеют хорошие условия труда»,— уверяет Кожнев. Профсоюз провел на заводе серию пикетов, митингов, итальянскую забастовку и в мае 2013-го создал предзабастовочную ситуацию. В результате МПРА добился значительного повышения зарплаты рабочих (в 2008-м на «Фольксвагене» она составляла в среднем 8,6 тыс. руб., а в 2014-м — 33 тыс. руб.), пятидневной 38-часовой рабочей недели вместо прежней шестидневки и множества бытовых улучшений, от бесплатной питьевой воды до теплой курилки. Возглавлял эту кампанию нынешний председатель МПРА в Калуге Дмитрий Трудовой. А вот на огромном и социально не слишком благополучном «АвтоВАЗе» у МПРА всего 200 членов. Как объясняет Кожнев, руководство «АвтоВАЗа» старается выдворять с предприятия чрезмерно активных товарищей из МПРА. Широкой поддержки сотрудников они добиться не смогли: предприятие старое, коллектив завода привык относиться к профсоюзам по-советски, как к распределителям материальной помощи и путевок
Профессия — органайзер
Головной офис МПРА в Петербурге разместился в штаб-квартире коммунистической рабочей партии на Очаковской улице. Под плакатом «Не пей метилового спирта!» и портретом Карла Маркса сидит человек в спортивном костюме — строитель-отделочник Абдулло Файзуллоев. Его бригаде не заплатили зарплату за два месяца (820 тыс. руб. на 20 человек), а работодатель, ООО «ПСК-Мир», оказался фирмой-однодневкой. Но Файзуллоев не вернулся на родину, в Таджикистан, как остальные члены его бригады, а написал заявление в прокуратуру. Прокуратура, правда, розысками заниматься не стала. Тогда Файзуллоев обратился в консульство Таджикистана, его работники привели строителя в МПРА. Профактивисты выяснили, что бенефициаром «ПСК-Мир» является некий Сергей Парасовченко, но до сих пор не могут его найти.
В аппарате МПРА мало людей: в Калуге двое, в Санкт-Петербурге пятеро. Но они невероятно эффективны. Например, МПРА в Санкт-Петербурге в 2013 году организовал около 120 мероприятий: митинги и пикеты на «Антолине» (поставщике автокомпонентов) и «Ниссане», шествие в поддержку рабочих и забастовку на «Антолине», акции протеста работников на двух комбинатах ЖБИ группы ЛСР, пикеты на GM. Они же издают газету «Профсоюзный навигатор». И работают с трудовыми мигрантами: дворниками, подсобными рабочими из кейтеринговых компаний и строителями. «Права дворников отстаивать проще всего, потому что грязные улицы — отличная возможность давить на администрацию»,— объясняет Петр Принев, руководитель орготдела МПРА в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Трудовой, Кожнев, Принев считают себя представителями новой профсоюзной профессии — органайзеров. Они находят инициативных сотрудников на предприятии, помогают им создать «первичку» и планируют кампании по защите прав работников, сочиняют и распространяют листовки. Эти люди должны обладать смелостью, общительностью, знанием психологии и быть своими в рабочей среде. Например, тот же Трудовой начинал на «Фольксвагене» в 2008-м слесарем в цеху крупноузловой сборки, Кожнев работал токарем-карусельщиком на «Центрсвармаше» в Твери, Принев — бывший слесарь-ремонтник.

Бастуют все

Судя по данным Росстата, между работодателями и трудящимися в нашей стране царит полная гармония. В 2013 году ведомство зафиксировало всего три забастовки. Эксперты объясняют столь малое количество тем, что Росстат учитывает только забастовки, которые признал законными суд и о которых сообщают работодатели, а они не слишком-то стремятся выносить сор из избы.
Забастовки становятся нормой жизни не только в Калуге, а во всей стране. По данным Центра социально-трудовых прав (ЦСТП), который отслеживает все сообщения о трудовых конфликтах в интернете, 2013 год по количеству протестов догнал кризисный 2009-й. В прошлом году в стране произошло 277 акций протеста (272 в 2009-м), причем около 40% пришлось на самые радикальные формы — забастовки, голодовки, перекрытие подъездных путей. Протестуют металлурги, работники автопрома и пищепрома, а также бюджетники, которым не платят зарплату: водители автобусов и маршруток, коммунальщики, учителя и врачи. А в этом году уровень народного недовольства может быть еще выше — экономическая ситуация ухудшилась.
По идее, выступления масс должны возглавлять профсоюзы. И в нашей стране в них вроде бы нет недостатка: в профсоюзах сегодня состоят 25 млн граждан, примерно треть работоспособного населения страны. Но из них 22 млн человек входят в структуры Федерации независимых профсоюзов (ФНПР), преемницы советского ВЦСПС.
ФНПР многочисленна, но не слишком эффективна как защитник трудящихся. В ее составе есть боеспособные структуры, отмечает ведущий специалист Центра социально-трудовых прав Петр Бизюков, например горно-металлургический профсоюз (ГМПР) с миллионом членов, который регулярно поднимает горняков и металлургов на забастовки. Но все же, по оценкам экспертов, 80-90% численности ФНПР, то есть 18-20 млн человек, приходится на пассивные профсоюзы. Они в лучшем случае занимаются распределением материальной помощи, в худшем — защищают интересы не рабочих, а корпораций, это так называемые «желтые» профсоюзы. Корпорации загоняют людей в «желтый» профсоюз (каждый устраивающийся на работу одновременно с трудовым договором в отделе кадров подписывает заявление о вступлении в профсоюз). Профсоюз, в свою очередь, информирует администрацию о появлении на предприятии «вредных» активистов и идет на уступки работодателю при подписании коллективных трудовых договоров. Не удивительно, что численность ФНПР неуклонно сокращается — федерация ежегодно теряет по миллиону человек. Секретарь ФНПР Александр Шершуков факт признает, но объясняет его проблемами отраслей, в частности лесной и металлургической. В прошлом году несколько производств, например, закрыли «Русал» и «Евраз». Из-за этого, в свою очередь, страдают и профсоюзы.
Но более молодые и активные структуры, наоборот, развиваются — например, профсоюзное объединение КТР, второе по размеру профобъединение в России численностью 2 млн человек. В него, в частности, входит МПРА. В КТР три четверти профсоюзов — боевые, уверяют руководители МПРА. «Если вы хотите получать путевки или писать жалобы — это не к нам. К нам приходят те, кто готов сражаться за свои права»,— говорит Кожнев.
Задача профсоюза — создавать на предприятиях как можно больше «первичек» и вовлечь туда как можно больше членов. Предприятия старой экономики менее перспективны, там обосновались умеренные профсоюзы ФНПР, которые умело гасят низовой протест, объясняет Принев. К тому же коллективы там часто люмпенизированы, рабочие злоупотребляют алкоголем, а потому сильно зависят от доброй воли администрации. Лучше всего новые предприятия с иностранными акционерами, они привыкли общаться с профсоюзами на Западе. Исключение, по словам Принева,— заводы, принадлежащие китайским или корейским корпорациям. Они очень жестко искореняют на своих предприятиях «первички», попросту увольняя активистов.
Но куда бы ни пошел боевой профсоюз, он везде натолкнется на сопротивление работодателя. Ведь для менеджмента предприятий любая забастовка — зло, прекращение отгрузки готовой продукции приводит к огромным убыткам. В 2012-м на заводе «Бентелер Аутомотив» в Калуге, поставщике подвесок для «Фольксвагена», забастовщики — члены МПРА остановили конвейер на три дня. «Бентелер» не смог поставить подвески на «Фольксваген» и заплатил неустойку 8 млн евро (это 7% годовой выручки «Бентелера»).
Реакция нейтрализации
В шкафу в петербургском офисе МПРА стоят полдюжины толстых конторских папок с надписями Ford, Nissan, GM, «Металлопродукция», «Антолин». В них, говорит Принев, находятся документы по действующим «первичкам». Папки заводятся на каждую ячейку с числом членов более десяти. А ниже полка, где папок гораздо больше,— это «первички», ликвидированные работодателем. Читаю названия на пыльных корешках: Toyota, «Комацу», «Перекресток», «Тиккурила», «Нокиан Тайрс», «Йура корпорейшн» (поставщик «Хендэ мотор») и другие компании.
Как рассказали в профсоюзе, в ППО на «Перекрестке» состояли около 150 водителей фур. Они получали фиксированный оклад 10 тыс. руб. и еще по 40 тыс. руб. в виде премии. Узнав о появлении ячейки, администрация сети лишила водителей премий, и люди вышли из профсоюза, часть уволилась.
Менеджмент «Йура корпорейшн» «выдавил» недовольных и нанял на свой завод в Ивангороде гастарбайтеров-узбеков из Кингисеппа. На ярославском заводе «Комацу» ячейка самораспустилась после того, как работодатель договорился с ее лидером (тот потом пошел на повышение). СФ обратился за разъяснениями в вышеназванные компании, но все они воздержались от комментариев.
К борьбе с забастовками администрация должна применять тот же комплексный подход, что и органайзеры к планированию акций. СФ составил инструкцию для работодателей по нейтрализации забастовок и прочих протестов. Если условия труда плохие, администрации придется постоянно контролировать уровень социальной напряженности в компании. Как только рабочие всерьез задумываются о создании профсоюза, работодатель может пригласить на завод лояльный профсоюз из ФНПР. Так произошло, например, на заводе «Пежо-Ситроен», где в проф-союзе АСМ состояли около тысячи человек. «Как только мы появлялись у проходной и начинали раздавать листовки, так нам в противодействие работодатель создавал АСМ или «Роспрофмаш»»,— вспоминает Дмитрий Трудовой. И волки сыты, и овцы целы.
На предприятии все-таки появились «первички» боевых профсоюзов? Проще всего прихлопнуть ячейку в зародыше. Кто-то увольняет активистов, но самые мудрые платят им хорошие отступные или отправляют на повышение. Если руководство прозевало революционную ситуацию и рабочие начали забастовку, всегда можно воспользоваться богатыми возможностями для запрета забастовок, которые предоставляют Трудовой кодекс и суды. Но лучше всего сыграть на опережение и частично выполнить требования забастовщиков. Например, вспоминает Трудовой, когда в 2012-м МПРА на «Фольксвагене» вел переговоры о 10-процентной индексации зарплат и назревала забастовка, администрация сыграла на опережение и повысила жалованье на 5,2%. Инцидент был исчерпан.
Самым модным трендом, говорит председатель «Новых проф-союзов» (входят в КТР) Иван Милых, является затягивание переговоров. Например, осенью 2013 года работницы той же Омской фабрики мороженого в очередной раз потребовали повышения зарплат. «Юнилевер Русь» вступила с ними в переговоры. Ежемесячно собиралась контактная группа, рассказывает Милых. Администрация предложила повысить зарплаты на несколько процентов. Представители профсоюза возражали: мы сейчас получаем по 13 тыс. руб. в месяц, а хотим 30 тыс. руб. Какие несколько процентов? Им отвечали: спасибо, мы вас услышали, обдумаем, а теперь давайте обсудим создание велосипедной стоянки на территории фабрики. Переговоры продолжались почти год. Но способ все-таки рискованный. К концу лета 2014-го терпение работниц истощилось, они опять вышли с пикетами.
«Не встречал случаев, когда требования рабочих были необоснованны»,— говорит Милых. Например, ижевские троллейбусники ГУП ИжГЭТ -потребовали повысить зарплату на 40%. Кажется, что это много, но кондукторы получают по 7 тыс. руб., и даже после 40-процентного повышения их заработки все равно будут ниже прожиточного минимума. Или на Камской кондитерской фабрике в Перми (ныне филиале «Нестле») коллектив в 2008 году потребовал 21,5-процентной надбавки и переговоров по индексации зарплат. Администрация очень возмущалась чрезмерными аппетитами активистов. Но на тот момент сотрудники, занятые на производстве, получали в среднем меньше 8 тыс. руб. в месяц. Поэтому наилучшая защита от забастовок — достойная зарплата. Например, как рассказал представитель нефтехимического холдинга «Сибур», зарплата рабочих на предприятиях объединения выше средней по отрасли и составляет 49,9 тыс. руб. в месяц, поэтому никому и в голову не приходит бастовать.
Веер Лесика
«За все 20 лет, что я занимаюсь темой трудовых конфликтов, в РФ не было и десяти забастовок, которые бы суд признал законными»,— говорит Елена Герасимова, директор Центра социально-трудовых прав. Дело в том, что забастовочные процедуры, если следовать Трудовому кодексу, запутанны и трудновыполнимы. Нарушение закона на любом этапе является основанием для признания забастовки незаконной. Петр Бизюков приводит в пример опыт профкома морпорта Санкт-Петербург, который несколько лет назад организовал забастовку по всем требованиям закона. Но вся эта гигантская работа оказалась бесполезной. За 40 дней, которые ушли на все процедуры, работодатель подготовился, остановил причалы на профилактические ремонтные работы и никаких убытков не понес. Докеры бастовали две недели, а потом признали свое поражение.
Поэтому-то профсоюзы планируют сразу целые забастовочные кампании. Что-то наверняка сработает. Например, в 2013-м на «Фольксвагене» шла борьба за выходные. Дело в том, что по правилам «Фольксвагена» можно было двигать выходные, лишь бы суммарное рабочее время соответствовало 1960 часам за год (49 недель по 40 часов). В мае-июне, когда спрос на машины был максимальным, завод работал без выходных. И администрация объявила о планах собрать неиспользованные выходные в дополнительную неделю отпуска в августе. Это вызвало всеобщее возмущение: все знали, что в эту неделю конвейер будет остановлен на плановую перенастройку. И вместо того чтобы оплатить рабочим простой (по закону в размере 2/3 заработка), он собирается «заткнуть» законными выходными этот простой и заставить людей работать все лето без выходных. Рабочие потребовали вернуть выходные, а простой оплачивать как полагается.
Переговоры ни к чему ни привели, тогда профактивисты во главе с Дмитрием Трудовым собрали 400 человек и организовали митинг с мегафонами и плакатами «Мы не крепостные! Верните выходные!». Митингующие заняли всю площадку перед заводоуправлением. Стены сотрясались, вспоминает Трудовой. Менеджмент попрятался, охрану «внесли» в здание заводоуправления, но работодатель остался непреклонен. МПРА решил провести полномасштабную забастовку. Как полагается по закону, он уведомил работодателя о забастовке за пять дней, но администрация обратились в суд и добилась обеспечительных мер в виде запрета забастовки до рассмотрения дела. Впоследствии суд все же разрешил забастовку, но страсти уже утихли.
Тогда профактивисты заявили, что из-за трудового конфликта на «Фольксвагене» обеспечить качество сборки машин невозможно, и призвали потребителей воздержаться от покупки машин «Фольксваген», собранных с такого-то числа. Менеджмент был взбешен. «Мы начали пикетировать дилерские центры в разных городах, от Калининграда до Барнаула. Кое-где активисты закидывали представительства «Фольксвагена» файерами, в ход пошли дымовые шашки»,— вспоминает Дмитрий Кожнев.
И тут Трудовой придумал запустить «веер Лесика» — изобретение Владимира Лесика, одного из главных активистов завода «Форд» во Всеволожске. Рабочие «Форда» пробовали бастовать по закону, но не получилось, забастовку работодатель опротестовал. И тогда Лесик предложил запустить серию забастовок. Уведомить работодателя о забастовке после семи часов вечера, когда суд и офис уже закрыты. Работодателю понадобятся один-два дня, чтобы получить постановление суда о прекращении забастовки. Как только суд вынес постановление — забастовка прекращается. Через день начинается новая забастовка, с новыми требованиями. На «Форде» таким образом бастовали 24 дня. На «Фолькс-вагене» активисты выдвинули 10 требований заранее — для 10 забастовок. Администрация поняла, что вот-вот начнется «веер Лесика», и выполнила требования.
«При выдвижении требований всегда должен быть план В. Для начала митинг, итальянская забастовка, далее пикетирование дилерских центров, потом полноценная забастовка, вплоть до перекрытия выездов для автовозов с собранными машинами. Работодатель должен понимать, что каждый новый удар будет сильнее предыдущего»,— говорит Кожнев.
Записки из подполья
«Мы пробивались на «Пежо-Ситроен» с боями с 2011 года. Устроили на завод своего человека, чтобы собрать информацию о тамошних порядках»,— вспоминает Дмитрий Кожнев. Общий набор проблем определился быстро: невысокие зарплаты, нет аттестации рабочих мест, без которой невозможно получать добавки за вредность, срочные трудовые договоры и сильная дифференциация зарплат. Но дальше дело застопорилось. «Мы раздали тонны листовок»,— вспоминает Кожнев. Инициативные группы с «Пежо-Ситроена», желающие вступить в МПРА, приходили и уходили. Потому что им объясняли, что если они хотят чего-то добиться, надо проводить забастовки и поставить крест на своей карьере, что работодатель поначалу будет их прессовать и придется соблюдать конспирацию. «Прививку от работодателя» не выдерживал никто. Дело сдвинулось с мертвой точки лишь в 2014 году, когда на «Пежо» нашелся решительный и независимый человек, готовый возглавить профсоюз,— оператор сборки Владимир Сорокин, потомственный рабочий. Официально профсоюз МПРА на «Пежо-Ситроене» объявил о своем существовании в июле этого года, когда набрал сотню членов и почувствовал себя достаточно сильным.
Проблема в том, что как только работники создают «первичку» на предприятии (ППО), любой рабочий, написавший заявление о вступлении в профсоюз, сразу же становится известен работодателю, потому что перечисление взносов идет через бухгалтерию предприятия. Двух-трех человек работодатель уволит, четверым вынесет выговоры. Суд потом эти приказы отменит, но у остальных сотрудников пропадает охота вступать в проф-союз. «90% «первичек», открывшихся на ранней стадии, умирают через неделю после того, как о них узнает работодатель»,— утверждает Иван Милых. «Новые профсоюзы» насчитывают 1200 членов в основном на предприятиях пищепрома и сферы услуг.
Идеально, говорит Милых, когда «первичка» легализуется, если в ней уже состоят 50% работников. Так произошло, в частности, на Омской фабрике мороженого Unilever (бывшей «Инмарко»). В 2012-м там начался стихийный протест из-за низких зарплат. В мае 2012-го укладчицы-упаковщицы, женщины от 20 до 60 лет, остановили завод на три дня, лозунг был «Косарь за смену!». Дело в том, что за год до забастовки «Юнилевер Русь» начал выводить персонал за штат, в частное агентство занятости «Коулмэн». Оно, в свою очередь, «сдавало» работников в аренду «Юнилеверу». При переводе «потерялись» часть зарплаты и надбавки за вредность. Средний заработок на фабрике снизился с 15-18 тыс. руб. в месяц до 8-11 тыс. руб. К тому же в любой момент сотрудники могли оказаться на улице без всяких социальных гарантий. В первый же день забастовки была официально создана «первичка» «Новых профсоюзов», куда сразу написали заявления 180 работниц. Профсоюз потребовал, чтобы со всеми работниками «Юнилевер Русь» заключила прямые договоры, и все члены профсоюза получили прямые контракты. «Мы первыми в России победили «заемный» труд»,— радуется Милых. Сейчас «первичка» на фабрике мороженого по-прежнему существует и насчитывает около 200 человек.
Сергей Вострецов, председатель объединения профсоюзов России «Соцпроф»:
— Любая силовая акция со стороны профсоюзов наносит ущерб как ее участникам, так и самому предприятию. Если предприятие в результате забастовки сорвет поставки, его финансовые потери обязательно скажутся на рабочем коллективе. Поэтому решения о забастовке надо принимать осторожно, на основе оценки всех рисков. Поэтому мы стараемся решать вопросы через Трудовую инспекцию и суды, которые выигрываем в 78-80% случаях. Такая деятельность менее эффектна, зато эффективна.

Источник статьи

 

Метки: , , , , , , ,

Морозовская стачка: успех организованной борьбы


Сергей Корнеенко

Кабалой и рабством называли рабочие свое существование на одном из крупнейших предприятий России — текстильной фабрике Морозова в селе Никольское Владимирской губернии (ныне г. Орехово-Зуево Московской области).

Жили они в тесных и сырых казармах с общими нарами или в маленьких каморках, напоминающих тюремные камеры. Работали от зари до зари в темных и душных помещениях, иногда до 18 часов в сутки, а получали гроши, которых едва хватало на питание.

Особенно давили штрафы. Штрафовали за малейшие проступки и по любому поводу: «за грубость мастеру — 1 рубль», «за непослушание — 40 копеек» и т. д. Только в 1882—1884 гг. зарплата рабочих снижалась пять раз, а штрафы доходили до половины заработка.

В конце 1884 г. среди ткачей назревал стихийный бунт, но усилиями передовых рабочих, имевших опыт стачечной и революционной борьбы, его удалось перевести на рельсы организованной стачки всех рабочих мануфактуры.

Организация массовой стачки на Морозовской мануфактуре связана с именами талантливых русских рабочих-революционеров Петра Моисеенко и Василия Волкова. В начале января 1885 г. им удалось провести две политические сходки с наиболее активными рабочими, где был выработан план стачки и составлены требования к администрации.

Стачка началась 7 января (19 января по новому стилю) 1885 г. В этот день

Не потому ль ударил час расплаты И раскатился гулом за моря И стала самой памятною датой В истории победа Октября!

«8000 человек бросили работу, как один… мастера разбежались, фабрика встала»,— вспоминает один из участников стачки.

Рабочие вышли на улицу и направились к дому администрации для передачи ей своих требований. Но администрация в панике сбежала.

Вечером на фабрику прибыл губернатор из Владимира, представители губернских и местных властей в сопровождении солдат. К 11 января здесь уже было около 1500 вооруженных солдат, казаков и жандармов.

10 января стало известно, что Морозов отклонил требования рабочих. Руководители стачки призвали рабочих к спокойствию и стойкости. Стачечники выработали новые требования для предъявления их уже не фабриканту, а самому царскому правительству. Рабочие требовали общероссийского фабричного законодательства, регулирующего взаимоотношения фабрикантов и рабочих: государственного контроля над заработной платой, определения условий найма и расчета рабочих и т. д. В этих требованиях рабочие Морозовской мануфактуры выступали не только в защиту своих собственных интересов, но и интересов всего рабочего класса России.

11 января несколько тысяч рабочих с красным знаменем двинулись к главной конторе, чтобы передать эти новые требования губернатору. Вручал их Волков, возглавивший шествие стачечников. Его тут же арестовали. «Все идем! Берите всех!» — закричали рабочие и двинулись на казаков. В схватке с солдатами были ранены несколько рабочих, среди них — штыком в грудь — Петр Моисеенко. На следующий день начались аресты. Было арестовано несколько сот человек.

Путем жестоких репрессий властям удалось 17 января подавить стачку. 18 января арестовали Моисеенко. До 4 апреля фабрика оставалась на военном положении.

Больше года длилось следствие по делу о стачке. К суду были привлечены 50 активных ее участников. В феврале и мае 1886 г. во Владимире состоялись два судебных процесса, на которых раскрылась страшная картина произвола фабрикантов и каторжной жизни рабочих. Суд вынужден был оправдать всех обвиняемых.

«Этот приговор суда, — писал В. И. Ленин,— явился прямым осуждением не только Морозова и его администрации, но и всех вообще старых фабричных порядков».

Но царское правительство расправилось с участниками стачки иным путем. Около 800 рабочих были высланы по этапу на родину под надзор полиции, в ссылку отправлены руководители стачки: Моисеенко — на пять лет, Волков — на три года.

Непосредственным результатом этой стачки и значительной уступкой царизма рабочим явился закон о штрафах, изданный царским правительством 3 июня 1886 г. Он был отражением отдельных требований морозовских ткачей. Это был, по существу, один из первых законов Российской империи по рабочему вопросу, ограничивающий произвол буржуазии.

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

Тушинский машиностроительный завод как зеркало российской экономики


Олег Комолов

Промышленность, как известно, является важнейшей отраслью народного хозяйства. Она оказывает ключевое воздействие на уровень развития производительных сил любой страны. Уровень промышленного производства напрямую влияет на объёмы и конкурентоспособность экспорта, что в свою очередь напрямую влияет на пополнение государственной казны.

Российская промышленность в течение последних 20 лет находится в состоянии перманентного кризиса. До сих пор объёмы промышленного производства России не дотягивают до уровня РСФСР 1990 года, когда советская экономика находилась в состоянии разложения. Тот прирост производства, который можно наблюдать последние годы, слишком мал и не позволит нашей стране кардинально улучшить своё положение даже в среднесрочной перспективе. По данным ЦРУ США, по уровню прироста объёмов промышленности Россия на 2011 год занимала 73 место в мире.

О качественном росте продукции отечественной промышленности также говорить не приходится. Индустриальный рост последних 10 лет был связан в первую очередь с загрузкой частично сохранённых советских мощностей, в первую очередь по добыче природных ресурсов.

Москва ещё 25 лет назад была одним из промышленных центров нашей Родины. На её территории работали крупнейшие автомобильные, станкостроительные, шарикоподшипниковые, электротехнические заводы. Они оснащали народное хозяйство страны передовой техникой. Активно развивалась химическая и пищевая отрасли промышленности. В Москве была создана мощная индустриальная база по производству строительных материалов и строительных деталей. Работа заводов и фабрик находилась в тесной связке с научно-исследовательскими центрами и лабораториями.

Сегодня столица утратила большую часть своего промышленного потенциала, и, по информации Росстата, он продолжает падать с 2000 года. По разным данным, нынешний объём производства в Москве составляет около 20% от былой мощности. На заводах и фабриках производство было свёрнуто, здания и земля — сданы в аренду по сверхзавышенным столичным ценам. Рынок, как водится, сделал выбор в пользу лёгких денег.

Многие из оставшихся заводов регулярно подвергаются рейдерским нападкам. Производства намеренно уничтожаются частными собственниками. Причина всё та же – желание сдавать в аренду недвижимость. О стратегическом развитии страны, конечно, никто не беспокоится. А потому «под нож» попадают и заводы, специализирующиеся на производстве высокотехнологичной продукции.

На одном из таких заводов, вернее на том, что от него осталось, нам удалось побывать во вторник, 25 декабря.

На Тушинский машиностроительный завод нас пригласил его трудовой коллектив. Рабочие не получают зарплату уже три месяца. ОАО «ТМЗ» уже было признано банкротом и находится в состоянии простоя полгода. Работники предприятия подготовили обращение в прокуратуру и в суд.

Сам завод находится в плачевном состоянии. Рабочий ТМЗ Игорь провёл нас по его территории. «Почувствуете себя сталкером», — сказал он. И действительно, состояние территории и зданий создавало впечатление если не последствий аварии на АЭС, то локального военного конфликта. Повсюду разбросан мусор – строительный и бытовой. Здания обшарпанные, окна на рамах гнилые, крыши ржавые. Асфальтовое покрытие – сплошные ямы и кочки.

Игорь поведал нам, что в середине 90-х, когда он устроился на завод, работа ещё была:

«Мы работали с югославами. Собирали автобусы марки «Икарус». Были заказы на «Московиты». Машины мы делали практически с нуля, начиная с производства рамы. Нам поставляли только двигатели. Качество нашей продукции было высокое. Мы не раз получали хвалебные отзывы от водителей из автобусных парков. Потом всё кончилось. Последние три года перебиваемся мелкими заказами.

Меняются директора, раздаются бесконечные обещания. Перед выборами к нам заехали чиновники. Наобещали с три короба и сказали голосовать за Путина. С тех пор всё изменилось только в худшую сторону. Мы теперь банкроты.

Посмотрите, кругом одни склады. Там таблетки импортные фасуют, там тракторы зарубежные продают. Где-то оборудовали выставочные залы, где-то — учебные центры, где-то — автосервисы.

А ведь раньше, в советское время, о нашем заводе знала вся страна. В уцелевшем пока цеху №23 собирали знаменитый «Буран». Из стен ТМС вышел самолёт Сталь-2. Завод выпускал турбины, гидроэлектрогенераторы, истребители, ракеты, которые до сих пор стоят на вооружении ПВО Москвы. На заводе работало 28 000 человек. На сегодняшний день осталось полторы тысячи.

Думаю, завод уничтожают намеренно. Поговаривают, что московская власть планирует снести все здания цехов, расчистить территорию и отдать её под строительство торгового центра гигантских размеров. Ну, а мы, рабочие, конечно, окажемся на улице. Наша работа, как сейчас принято говорить, не встраивается в рыночную экономику. Хотя я уверен, что дело в наплевательском отношении к народу и его судьбе. Особенно огорчает, что большинство населения всё понимает, но молчит…»

Источник статьи

 

Метки: , , , , ,

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА


Чем дальше идёт вперёд цивилизация, тем больше она вынуждена набрасывать покров любви на неизбежно порождаемые ею отрицательные явления, прикрашивать их или лживо отрицать, – одним словом, вводить в практику общепринятое лицемерие, которое не было известно ни более ранним формам общества, ни даже первым ступеням цивилизации и которое, наконец, достигает своей высшей точки в утверждении: эксплуатация угнетённого класса производится эксплуатирующим классом единственно и исключительно в интересах самого эксплуатируемого класса, и если последний этого не понимает и даже начинает восставать против этого, то это самая чёрная неблагодарность по отношению к благодетелям – эксплуататорам.

Фридрих Энгельс

Вряд ли надо говорить, что современное российское общество расколото на два противостоящих друг против друга класса: с одной стороны – капиталистов, монополизировавших, в форме частной собственности, землю и крупные средства производства, с другой стороны – трудящихся (рабочий класс), лишённых всякой собственности на средства производства, не обладающих ничем, кроме собственной рабочей силы. Это – факт, с которым не поспоришь. Точно также очевидно всем, что трудящиеся, лишённые средств производства, находятся в экономической зависимости от капиталистов, что делает возможной эксплуатацию первых последними. Частная собственность на землю и средства производства неизбежно связана с отношениями господства и подчинения, и поэтому никакое реформирование общества при сохранении этой частной собственности не может освободить трудящихся от эксплуатации. Отсюда ясно само собой, что интересы этих двух классов всегда непримиримо противоположны. Жизненный интерес капиталистов состоит в сохранении частной собственности на землю и средства производства, ибо она основа их паразитического существования. Жизненный же интерес рабочего класса состоит в ликвидации этой частной собственности, поскольку она служит базой его эксплуатации. Но если классовые интересы капиталистов и рабочего класса непримиримо противоположны, то, разумеется, и мнение об устройстве общественной жизни у них не совпадают. Возьмём вопрос о правах человека.

Точка зрения рабочего класса состоит в отчётливой классовой постановке вопроса о правах человека. А именно: в чём заключается главное право человека? Очевидно, в праве на жизнь. Что является главным условием всякой жизни? Земля. Что такое земля? Объективно данная неорганическая основа существования органической формы существования – жизни. Земля, в качестве необходимого условия существования жизни, существует независимо от неё, предшествует ей в качестве её объективной, природой данной предпосылки. Земля и жизнь есть естественное (природное) единство органической формы существования с её объективной неорганической (вещной) основой существования. С другой стороны, то, что земля является объективным первичным условием всякой жизни, – что очевидно само собой, – не означает, однако, что осуществление жизни как человеческой жизни происходит в силу автоматического действия внутренних биологических законов, как это происходит с животной жизнью. Человеческая жизнь существенно отличается от животной жизни. Животные находят средства существования в готовом виде. Люди же, в отличие животных, не просто находят средства существования в готовом виде, но производят их посредством орудий труда, которые, опять-таки, изготовляются самими людьми. Собственно жизнь людей только тогда становится человеческой жизнью, когда они начинают производить необходимые им средства существования посредством орудий труда. «Людей можно отличать от животных по сознанию, по религии – вообще по чему угодно. Сами они начинают отличать себя от животных, как только начинают производить необходимые им жизненные средства – шаг, который обусловлен их телесной организацией». (К. Маркс).

Итак, существование людей, первоначально выступающее как их единство с их объективными, природными условиями существования, при своём дальнейшем развитии с необходимостью опосредствуется по отношению к их природным условиям существования их же производственной деятельностью. И, начиная с известной стадии развития, существование людей выступает двояко. Во-первых, объективно, как данность земли (природы). Во-вторых, субъективно, как человеческая жизнь, обусловленная их собственной производственной деятельностью. Отсюда следует, что для того, чтобы человек мог реализовать своё естественное право на человеческую жизнь (права человека) в полной мере, необходимо, чтобы он имел абсолютно свободный доступ, во-первых, к земле; во-вторых, к средствам производства. В обществе, основанном на общественной собственности на землю и средства производства, например, в СССР, так и происходит. В СССР обеспечение прав человека в полной мере обусловливается, во-первых, тем, что земля предоставляется каждому члену общества безвозмездно, т.е. бесплатно, и в бессрочное пользование, т.е. навечно. Во-вторых, тем, что средства производства находятся в общественной собственности и поэтому все трудоспособные члены общества имеют абсолютно свободный доступ к этим средствам производства. Кроме того, при наличии общественной собственности на землю и средства производства, разумеется, господствует принцип всеобщности и обязательности труда. Так и только так обстоят дела с правами человека с точки зрения рабочего класса, и не только с точки рабочего класса, но и с общечеловеческой точки зрения вообще.

А как обстоят дела с правами человека с точки зрения капиталистов – частных собственников земли и средств производства? Капиталисты никогда не ставят вопрос о правах человека отчетливо. Они всегда оперируют некими «общечеловеческими понятиями», тщательно избегая классовых оценок, которых боятся как огня. Они ставят вопрос о правах права человека неопределённо, как-то: свобода слова, печати, собраний, митингов, труд свободен и т.д. Рабочий класс отвергает такую постановку вопроса о правах человека, ибо это есть хитроумная маскировка буржуазной концепции прав человека, утверждающая в качестве своей основы основ право частной собственности на землю и средства производства. В чём выражается частная собственность на землю? В том, что частный собственник земли требует плату за доступ к земле, за пользование землёй? Следовательно, при наличии частной собственности на землю, чтобы иметь свободный доступ к земле, т.е. просто жить, надо платить. А разве плата за то, что является главным (естественным) условием жизни, не нарушает права человека на жизнь? Конечно, нарушает. Частное собственно тем и отличается от общественного, что частное платное, в то время как общественное бесплатное. Отмена частной собственности на землю не означает, что землю отбирают. Нет. Отмена частной собственности на землю означает, что она перестаёт быть предметом купли-продажи, аренды, залога и т.д., одним словом – перестаёт быть средством для излечения нетрудовых, паразитических доходов. При отмене частной собственности на землю отменяется; во-первых, взиманием налога за пользование землёй государством; во-вторых, взимание платы за пользование землёй одним человеком с другого человека. Словом, отмена частной собственности на землю означает, что пользование землёй, доступ к ней становятся абсолютно свободными, т.е. бесплатными, как это было в СССР.

Таким же образом нарушаются права человека и при наличии частной собственности на средства производства. Как уже было сказано, в капиталистическом обществе рабочие лишены средств производства, и, силу этого, находятся в экономической зависимости от собственников средств производства – капиталистов. Эта экономическая зависимость выражается в том, что капиталисты разрешают рабочим работать для поддержания своего собственного существования, т.е. разрешают жить лишь постольку, поскольку они известное количество времени даром, т.е. без оплаты, работают на них. Иначе как можно было бы объяснить, что тот, кто трудится (рабочий), живёт в бедности, а тот, кто не трудится (капиталист), живёт в богатстве? Впрочём, известная часть капиталистов – промышленные капиталисты – ставит вопрос о национализации. Но при осуществлении национализации власть не передаётся трудовому народу, а остаётся в руках у капиталистов, равно как национализированные средства производства не превращаются в общественные средства производства, а просто становятся совокупной частной собственностью капиталистического государства, со всеми отсюда вытекающими прелестями капиталистического общества. Национализация – это чисто капиталистическая мера выхода из кризиса за счет трудового народа. Чаще всего капиталистическое государство национализирует те предприятия или отрасли, которые или убыточны или требуют срочной модернизации, а капиталисты не хотят брать на себя связанные с этим расходы. Они в таких случаях продают свои предприятия государству, которое взваливает на плечи трудящихся бремя расходов по их переоснащению. Бывшие же собственники спокойно кладут себе в карман кругленькую сумму, выплачиваемую им государством за счет налогоплательщиков и за счет прибыли, создаваемой рабочими национализированных предприятия и отраслей хозяйства. А после того, как эти национализированные предприятия и отрасли хозяйства модернизируются за счет государства, они снова попадают в руки капиталистов, которые покупают их у государства за гораздо меньшую сумму, чем они стоят в действительности.

Короче говоря, буржуазная концепция «прав человека», действует не в интересах человека труда, а в интересах капиталистов, эти «права» не освобождают их от грязной погони за наживой, а только предоставляют им свободу эксплуатации человека труда.

За рабочий класс!

Рафик Кулиев

12 декабря 2012 г.

Источник статьи

 

Метки: , , ,